Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Крым (Утомленный солнцем 1)

Автор: Николай Белых (Новокузнецк)

 

1

Что в жизни вызывает самую мощную досаду? Лично у меня это то, что не сумел пока побывать ни там, ни сям, ни где-то ещё. Великое множество уголков нашей планеты ждут с нетерпением моего прибытия, чтобы отразиться в моем сознании, напитать своей силой мою кровь, выпотрошить из меня литры пота и тем самым натурализоваться в недрах моего организма. И тогда я смогу честно сказать: "Да, есть такая штука - Америка или, например, Киргизия".

Дожив до приличных лет, я не был в таком тривиальном для многих советских людей месте, как Крым. А идея объехать его весь на велосипеде, сидела во мне лет двадцать пять. И снова повторение прошлогоднего сценария. Свалившийся, очень кстати, незапланированный отпуск, вернее пол отпуска, и отсутствие верных друзей попутчиков. Прошлогодний позитивный опыт научил меня многому. Признаюсь, я даже с нетерпением жду этого состояния - одиночества, свободы, непредсказуемости. Сажусь в поезд, велосипед - на третью полку, и до Симферополя.

Чуть позже я догадался, что к своему стыду, я обладал минимальной информацией о Крыме. Знал, что там есть море, ну и горы. Маршрут особо не продумывал, поехал так, как мне казалось логичным. Короче говоря, 22 июня 2007 в 19.30. по Крымскому времени я очутился в толкотне Симферопольского вокзала. За полторы минуты поставил велосипед на колеса и без разведки взял курс на Евпаторию. Я наслышан, что темнеет здесь рано, стремительно и темнота высокого качества, то есть, хоть глаз выколи. Поэтому надо успеть, на свету сообразить, насчет кустов для ночлега.

Отдалился от стольного града Симферополя всего на 13 километров. Проезжая сквозь поселок Укромное, соблазнился надписью на одном из домиков: "Самса тандырная". Дай, думаю, попробую, что за самсу татары крымские готовят. Хозяйка, необыкновенно красивая, хрупкая татарка с большими грустными глазами достает из тандыра последнюю самсу. Видимо, и я последний клиент. Хозяин - татарин средних лет предлагает кофе. Спрашиваю: "сколько стоит"? "Э, дорогой, велосипедистам - бесплатно". Грех отказываться. Сижу под навесом, пью качественный, натуральный кофе, смотрю вместе с хозяевами турецкий канал, нахваливаю самсу. Замечаю, что такую самсу я ел в советские времена в Ташкенте. Хозяин оживает, он родом из Ташкента, мать его и сейчас там живет. Слово за слово, знакомимся. Шамиль Хусаинов и жена его восточная красавица Диляра мечут на стол лепешки, лагман. Неожиданно возникает пиво в неограниченном количестве, и Диляра исчезает, не досмотрев турецкий сериал - таков восточный этикет. Шамиль настаивает, чтоб я оставался ночевать тут же на диване под навесом. Чего ломаться? Мне с ними интересно. А им со мной. Шамиль мне жизнь свою повествует. Писатель мог бы роман написать.

2

Рано утром прощаюсь с гостеприимными гражданами крымско-татарской национальности и двигаюсь восвояси. Неожиданно быстро на горизонте показалась Евпатория. Западный берег Крыма равнинный, поэтому пока особых красот не наблюдается. Но я это оценю позже. А сейчас я на довольно пустынном пляже, на подъезде к Евпатории качаюсь на волнах в бурном море. Освеженный морем, объезжаю всю Евпаторию вдоль и поперек. Что сказать? Красота, а для меня даже экзотика. Долго здесь задерживаться не собираюсь, еду на юг, к Севастополю. Сильный ветер обдувал меня всю дорогу, никакого зноя не наблюдалось. Очень удивился, когда к вечеру почувствовал, что сгорел, оплавился, у меня озноб и зубовный скрежет. А уже и с ночевкой надо определяться. На трассе обозначился поселок Николаевка, типичный курортный поселок. На каждом доме реклама о сдаче жилья. Решаю не мудрить, наобум стучусь в первый попавшийся дом, и всего за 25 гривен (это около 130 рублей) устраиваюсь в апартаментах с чистой постелью, газом и душем. Хоть и знобит, бегу в сумерках искупаться в здешнем море. Оно представляется мне не таким, какое было днем в Евпатории.

3

Светает очень рано. В 06.00. все население на ногах. А я уже в седле подставляюсь беспощадным солнечным лучам. Изучаю, купленную вчера карту, и понимаю, что надо ехать не в Севастополь, а в Бахчисарай - так логичней. В 11.30. я очутился в восточной сказке Шехерезады - ханском дворце. И экскурсовод, сама красота, мисс Крымская Татария по имени Севиля, рассказывает историю династии Гиреев. Далее, все культурные люди бывали, видели, мужской православный Успенский монастырь, вырубленный в скале. Древний караимский пещерный город Чуфут-Кале. Старинное пустынное караимское кладбище. Вот и я чуть-чуть окультурился, но от впечатлений и пекла слегка устал. И главное! Это сами горы! Совершенно не похожие на классические горные хребты, скажем, Алтая или Саян. Хребты здесь плоские, называются яйла. Буйная зелень, скальные стены - какая-то в этом иная сила. На обратном пути, в сплошных торговых рядах скупаю коллекцию тюбетеек. Тюбетейки - это моя тема.

Эх, был бы я не один, мы бы с другом здесь задержались. Среди этих гор, дворцов, красавиц, базаров, мечетей, пещер, тюбетеек, под знойным, фиолетовым, древним небом. А так, то шило, которое всегда во мне сидит, обязывает меня покинуть эту красоту и рвануть навстречу новым красотам, ждущим меня впереди.

Какой я молодец, что еду из Бахчисарая в Севастополь, а не наоборот, как планировал первоначально. Я качусь вниз, вниз, вниз и докатываюсь до Инкермана. От Инкермана небольшой перевал. По серпантину забираюсь вверх. Мне бы дураку заночевать на перевале, но я беспечно (шибко разогнался) проскакиваю Малахов курган и в сгущающихся сумерках вкатываюсь в город-герой Севастополь. Расслабили меня ночевки под крышей. На железнодорожном вокзале агенты по жилью ломят по 65 гривен. Активно торгуюсь и за 40 гривен иду ночевать в хибару камерного типа.

Чуть свет, выползаю на свет и еду с целью изъездить славный город вдоль и поперек. На улицах пока немноголюдно и немногоавтомобильно. Случайно наткнулся на панораму обороны Севастополя 1854 года. Неспешно катаюсь по набережным, купаюсь вместе с компанией пенсионеров, занимающихся китайской гимнастикой цигун. Севастополь, самый сложный в мире город, в смысле ориентирования. Никакой упорядоченности, никакой логики. Город разбросан на тысяче холмов, даже не холмов, а полноценных гор. В памяти остались одни сплошные подъемы от уровня моря до Сапун-горы и ни одного спуска. Побродил по Херсонесу Таврическому среди древнегреческих древностей. Море, солнце, волны, чайки. Голова кругом. Посидеть в теньке, отдохнуть мое шило мне не позволяет. Остальные достопримечательности Севастополя мне уже не потянуть. Слишком их много в единицу времени на мою непоседливую задницу.

Решил посетить Балаклаву. До Балаклавы всего-то-ничего. Уютный, тихий, а главное тенистый городок. На Балаклавской набережной, расположенной на берегу Балаклавской же бухты загружаюсь вместе с велосипедом на экскурсионный теплоходик. Пока набирались пассажиры, пока то да сё, разговорился с пожилой курящей дамой о том, о сём. Она будет вести экскурсию, то есть читать текст. И лекция, и экскурсия в целом, оказались очень интересные. А дама - экскурсовод оказалась почетный гражданин города Балаклавы, заслуженная художница и поэтесса Любовь Матвеева. После экскурсии она подошла ко мне и предложила, если мне негде остановиться, то койко-место на ночь у нее найдется. А ещё с утра я зарекался ночевать не в палатке. Поистине в велопутешествии концовка дня всегда непредсказуема. Конечно, я иду к ней в гости вместе с компанией ее друзей из Днепропетровска. Все гостят у неё бесплатно. Квартира её - настоящая картинная галерея. Бегу за вином. Крымское вино (настоящее крымское вино!!!) - это сила. Все съедается и выпивается мгновенно, и я убегаю на прогулку к развалинам генуэзской крепости. Быстро поднимаюсь вверх и ухожу от крепости все дальше и выше. Опьяневший, обалдевший от моря и гор, брожу, снимаю, сижу, смотрю на горизонт, где белеет парус одинокий. Возвращаюсь в темноте, и стол опять полон вина.

Да-а. Кто-то копит тугрики, а я коплю встречи с такими людьми, как Любовь Матвеева и остальные присутствующие. Такой тост получился. Незабываемый вечер и полночи.

4

Ещё вчера, в Севастополе, когда менял валюту, парень из обменника посоветовал ехать из Балаклавы не по ЮБК (южный берег Крыма), а двигать в горы, и показал мне на карте маршрут с выездом на вершину Ай-Петри. У Любови Матвеевой уточняю детали и с рассветом еду в горы. Не в словах описать мои впечатления от горного Крыма. Встретил трех девушек велотуристок из Москвы. На допотопных велосипедах без передач, перегруженные кучей всякого барахла, корзинки, картинки, картонки и даже маленькая собачонка у них в одной из корзинок сидит, тявкает. Все у них валится, бутылочки какие-то висят на веревочках. Темп их движения неправдоподобно низкий. Непонятно вообще, как они с горными дорогами справляются. Героические девки. А я докатываю до заповедника "Большой каньон Крыма" оставляю велосипед под присмотром торговцев, армян и бегу по гранд-каньону. Купаюсь в "ванне молодости", стою под водопадом "Серебряные струи". Вот тот Крым, который я совсем не ожидал увидеть.

Опять встречаю москвичек. Они зовут меня с собой, свернуть на какие-то горные тропинки, где другая, настоящая красота. Конечно, очень соблазнительно произвести впечатление своей бывалостью, проявить джентльменство, да и вообще, - девушки симпатичные. Но я вчера соловьем заливался. Хватит. Самые большие опасения внушает мне их темп передвижения. Я физиологически не могу так плестись. Борюсь с искушением, в сомнениях подхожу к своему велосипеду. Заднее колесо на ободах. Разбортовываю, бегу к реке искать прокол. Прокола нет. Накачиваю колесо, и все нормально, не спускает. Армяне пожимают плечами, говорят, что к велосипеду не притрагивались. Оснований им не верить, у меня нет. В походах всегда становишься суеверным и чутким ко всяким случайностям. И я истолковываю эту задержку, как прямое указание, двигаться своим курсом.

Качусь по серпантину вверх. Не менее сотни зигзагов. Дорога - чудо. Я на ней один. Такие непривычные ландшафты. Крымский лес, ну очень отличается от нашей тайги. День знойный, но зноя не ощущаешь, потому что катишься под крышей из крон гигантских южных деревьев. А ведь не встреть я случайно того человека, кто меня сюда отправил, ничего бы этого я не увидел и не пережил. Вот и думай - случайность ли это? Выехал на плато Ай-Петри. С обзорной площадки полюбовался вечерней Ялтой. Съездил к канатной дороге на Мисхор. Она начнет работать завтра только в 11.00. Это для меня поздно. Ночую на плато в одной из расселин. Здесь большие перепады дневных и ночных температур, ночью очень холодно. Все местные это отмечают и удивляются. Пятый день в Крыму - впервые ставлю палатку.

5

Уже выработалась вредная привычка, вставать в 06.00, собираться за три минуты и начинать движение, не имея четкого плана. Качусь вниз к морю. Останавливаюсь только, что бы посмотреть самый большой крымский водопад Учан-Су. Весной высота падения воды 98 метров, а сейчас, после двухмесячной засухи, он совсем не впечатляет. С высоты 1234 метра я, пролетев ровно 29 километров, приземляюсь на ялтинском пляжу на отметку 5 сантиметров над уровнем моря. Ялта - шикарный городок, такое мое впечатление. Дальше Гурзуф, Артек, Алушта. Я немного утомлен одинаковостью курортных городков, сутолокой отдыхающих и конечно пеклом. Нет желания и сил специально ехать смотреть какие-то достопримечательности. А достопримечательностей здесь столько, что можно в них заблудиться. Надо принимать решение, в какой стороне искать ночлег. Вспомнил, что девушки москвички советовали ехать из Алушты на Ангарский перевал, а оттуда, спрятав велосипед в лесу подниматься на вершину Чатыр-Даг. Заезжаю на Ангарский перевал, пытаюсь узнать у людей, где тропа на Чатыр-Даг. Увы, никто не знает. Да у меня и нет даже маломальского рюкзачка, чтоб шмотки необходимые на восхождение прихватить. Зато посоветовали мне посетить вторую по величине пещеру в Европе - Кизил-Кобе. Скатываюсь с перевала 12 километров до села Перевального и по указателю сворачиваю к пещере. Опять начинаются скальные красоты. Недалеко от входа в пещеру на специальной гостевой поляне на берегу чистого горного ручья ставлю палатку. Концовочка дня удалась. Я полностью удовлетворен своим местоположением. Один, в райском месте. Снова размышляю о том, как стремительно меняются обстоятельства места, времени и действия в велопоходе. Меня часто спрашивают, мол, не скучно ли одному. Отвечаю. Ни секунды мне не было скучно или тоскливо. Во-первых, со мной верный велосипед, который меня слушается беспрекословно. Не спорит, не возражает, не укоряет. Наоборот - читает мои мысли и угождает. За пять лет беспощадной эксплуатации ни разу слова плохого я от него не слышал. Во-вторых, я все время ощущаю присутствие кого-то, кто курирует, направляет, поправляет, оберегает, короче, держит под колпаком. С этим кем-то мы иногда толкуем о смысле всего сущего, даже подшучиваем друг над другом. "Ну, что", говорю - "брат, ангел, али, кто. Какой сурприз мне сегодня будет?" Он тут же ответит дождиком, ветром в фас, проколом, встречей неожиданно-приятной. Так и мыкаюсь с ними двумя, с велосипедом и с управителем вселенной.

6

Утром, до открытия пещеры сбегал на водопад Су-Учхан. Что сказать? Су-Учхан, поинтересней будет, чем Учан-Су. Посещение пещеры тоже произвело впечатление. Сталактиты, сталагмиты, сталагнаты. (Освоил терминологию). Возле пещеры торгует сувенирами инвалид с костылями и с хлюпаньем в груди. Вступаю с ним в беседу и вдруг понимаю, что видел я его лицо в фильмах о нём. Спрашиваю: "Вы не Юрий Лишаёв?" Как он обрадовался, что его узнали. Знаменитый скалолаз, лазающий соло, без страховки, человек-паук, взбунтовавшийся против советской системы, исключавшей одиночный альпинизм, и тем более скалолазание без страховки. Покоритель многих знаменитых стен во многих уголках мира. И вот. Разбился, сломал все, что можно сломать, три года лежал неподвижно. Но поднялся и даже лазает по скалам с костылями на поясе. "Правда уже со страховкой" - сказал он с сожалением, показывая мне фотографию, где он на веревках висит на скале с костылями. Неукротимого духа человек.

Еду назад. Возле Перевального на большой поляне народу с тысячу, все татары. Милиции - батальон. Спрашиваю: "Что за шум"?

-Да, отвечают, - Нам татарам в море не дают купаться.

Сегодня день конституции Украины. "Будь она неладна", - говорят татары, а позже и русские. Общаюсь с веселыми татарами, выражаю солидарность с их требованиями. Они смеются: "Да, ты сам типа татарин, вот, отстоим свои права, можешь приезжать, селиться рядом с нами. Самую лучшую красотку тебе отдадим, только Коран вызубри". Я говорю: "Да я и так, правоверный дзен - буддист". Татары ржут.

А я беру азимут на Судак. Длиннющие загогулистые спуски, такие же, но немножко более изматывающие подъемы. Проезжая село Приветное, подумал, а не заехать ли мне на какую-нибудь яйлу. Время позволяет. А после Судака горы начнут стремительно понижаться, и к Феодосии превратятся в равнину. Жалко мне расставаться с Крымскими горами. Показанная на карте, как асфальтовая, дорога на самом деле - щебень. На крутых подъемах переднее колесо пробуксовывает. Ветер начинает дуть все настойчивее. Лезу в кусты ставить палатку. Ночью ураган. Палатка пыталась взлететь, но я не позволил. К тому же мне пришлось побороться с местным духом. Придавил он меня. Так как маловероятно, что в палатке может быть домовой, я решил, что это местный дух. Поскольку утром я оказался жив, то я его победил, то есть он меня отпустил, то есть я его победил. Из палатки я вылез с твердым убеждением, что дальше в горы ехать не надо. Да и ветер встречный такой, что велосипед опрокидывает, как букашку. Все же быть мне сегодня в Судаке. В поселке Морском купаюсь. Что-то уже и купаться наскучило. Сижу на пляжу, сдираю с себя пластами и клочьями шкуру. Освежеванный, но не освеженный, прикатываю в Судак. Оставляю велосипед в одном из домов рядом с генуэзской крепостью и иду гулять по крепости. Грандиозно. Что вытворяли древние человеки 700 лет назад без всякой техники. Судак, пожалуй, произвел на меня самое мощное впечатление среди всех крымских городов. Вернее, не сам Судак, а крепость и окрестности. Скалолазы упражняются на скалах прямо среди города. А с прогулочного катера эти отрицательные скальные стены, эти пики, эти гроты, эти бухты, этот Новый Свет - не сила, силища. Знали цари, где дворцы строить.

Спешить мне некуда, я развил такой темп, пропустив массу достопримечательностей (их в Крыму на каждом шагу), что при желании могу быть завтра в Керчи. Планировал заночевать в Коктебеле. Но фигу. Встать там негде. Приходится ехать дальше до поселка Орджоникидзе. Издалека присмотрел себе кусты, в которых заночую. Очень устал от гор. В башке все время крутится на мотив Гарика Сукачева: "Горные дороги, горные дороги - Искрутили мои ноги все горные дороги". Я знаю, это временная усталость. День, два передышки от гор, и ресурс организма подскочит, и гор будет не хватать для душевного комфорта.

7

Вот и до Феодосии рукой подать. Последние километры по Крымским горам. Дальше будет ровная степь. В Феодосии по традиции еду смотреть генуэзскую крепость, затем прогулка на катере с купанием. Вода здесь намного теплее, чем вчера в Судаке. Сходил в галерею Айвазовского. Волошин и Богаевский - это сильно. Точнее будет сказать - это жирно. Такой я придумал хвалебный термин.

А сейчас я изложу бред, который записал лежа на песчаном пляже, на выезде из Феодосии под влиянием какого-то отдельного солнечного луча, намеренно просверлившего большую дыру в моем лысом черепе: Впервые за все эти дни я еду по ровной дороге. И у меня складывается такая галлюцинация, что и велосипед на ровной дороге ведет себя иначе, и время течет по-другому. Вот говорят: "Время - деньги". А для меня сейчас время - это километры, впечатления, внезапные изменения событий. В бездонной черной дыре моего мозга возникает гипотеза: "Может быть, не только свет, но и время имеет квантово-волновую природу?" Вот слопал в кафе порцию шашлыка - минус строго определенную порцию (квант) времени. Так оно и вычитается событие, за событием. И никогда не прибавляется, не умножается. Или может иногда прибавляется? Да наверняка прибавляется. Только мы так устроены, что замечаем только его убытие. Во всяком случае, сжимать и растягивать время, я знаю точно, - можно. Например, на затяжных подъемах временем можно успешно управлять. Психотехнически можно его ускорить, и, не заметив своих физических сверхусилий и давления жгучих солнечных лучей, быстренько оказаться на верху. А вот на спусках, которые достигают нескольких километров, замедлить время и продлить удовольствие, не получается. Время накатывает волной, захлестывает тебя вместе с несущимся велосипедом, и через мгновение ты уже лезешь в новый затяжно-муторный подъем, и знай себе, опять сжимаешь эту неуловимую субстанцию.

А вот дни так мелькают, что никакого сжатия не требуют. Я постоянно сбиваюсь, который сегодня день? За чередой событий забываешь и путаешься, что же было вчера или позавчера. А собственно все события - это одна сплошная езда, езда и езда. Отчего же я переполнен эмоциями, напичкан эндорфинами? Ответ: Оттого, что само велопутешествие - суть, событиище, меняющее, обновляющее и обостряющее сознание путешественника на клеточно-молекулярно-электронном уровне. Мне вот иногда кажется, что на долгих крутых подъемах велосипед страдает и мучается. Я-то, просто тупо упершись, делаю свою работу. А он мучается. И, в отличие от меня, не освежиться ему глотком холодной минералки. Только доброе слово от меня, если и не слышит, то мысли мои все же, я верю, чувствует.

Который день наблюдаю за отдыхающей публикой. Все голые и полуголые. Куда на отдыхе деваются комплексы. Такие разные тела. Жирные, тощие, корявые и атлетичные, двугорбые и одногорбые, плоские и двояковыпуклые, а сколько стройнющих девушек, потенциальных фотомоделей. Для них для всех время тоже изменило свою природу, но они этого, наверное, не осознают. Их состояние - добродушная расслабленность. Вообще Крым расслабляюще гостеприимен. Мне никто не отказывал в охране велосипеда. Люди сами, первые охотно идут на контакт со мной. Многие признавались, что завидуют мне. Потому, что все хотят испытать такую свободу. Сегодня здесь, а завтра в другом месте, где захотел, и без финансовых затрат. Только крутить так педали, могут далеко не все. (Подумал я хвастливо).

Еду по степям Керченского полуострова. Так круто и резко изменился пейзаж. Это совсем другой, спокойный, плавный мир. За поселком Батальное свернул направо на проселок и по пшеничной степи, через десять километров выехал к морю у поселка Южное. Встал на ночь на стоянке рыбацкой артели. Рыбаки напоили чаем, накормили жареным пеленгасом (такая рыба). Разговоры о политике. Крымцы хвалят Путина, и на чем свет стоит, ругают своих деятелей. Я им живописую, какая у нас распрекрасная пошла жизнь. Из моря вылезла гигантская красная луна.

8

По совету рыбаков еду к Азовскому морю. А именно, к мысу Казантип и Казантипскому заливу. На дороге, с какой-то стати, сидит заяц. Подпустил меня метров на 25 и нырнул в колосья пшеничные. Через полкилометра еще один - такая же история. Затем ещё. Так с пяток зайцев дорогу на зоны поделили. Или может, это один заяц меня обгонял и на дорогу передо мной выскакивал? Что за чертовщина?

Проезжая деревню Калиновка, видел смерч, который, по-моему, возник из большой черной тучи. Сразу и не понял, что это смерч. Все машины на дороге встали, народ повылезал, все глазеют. Говорят, явление для Крыма совсем не типичное. А смерч скоро рассыпался и растаял.

Еду вдоль Казантипского залива. Практически по берегу моря. Народу здесь совсем мало, это очень мне нравится. Встречаются кучки нудистов. Но места так много, что никто никому не мешает. Почти на всей территории, прилегающей к заливу, расположен заказник "Астанинские плавни". Сразу за пляжем тростниковые заросли (собственно плавни), за зарослями - красивый сосновый лес вдоль всего залива. Птахи поют, пеликаны крякают, фазаны вспархивают, лягушки, размером с крокодила, за стрекозами охотятся - рай. Очень мне по душе эти места. Опять думаю: "А ведь мог бы и не завернуть сюда. Ангел, слышишь? Салом аллейкум, рахмат и Аллах Акбар".

Ночевать остаюсь здесь. Вечером пляж совсем опустел. Я одиноко нудирую вокруг своей палатки. Что началось ближе к ночи. "То ли выпь захохотала, то ли филин заикал". Птицы орут, ругаются, визжат, хрюкают, смеются. Я думал, меня вражеская армия в окружение взяла. Жуть.

9

И вот, последний день на территории Крыма. Впервые меня посетило, что-то наподобие тоски. Еду в Керчь. Не дорога, а кладбище ёжиков. В Крыму вообще на дорогах много ежей, но сегодня дорога практически вымощена трупиками животных, мужественно перебегающих дорогу. Или греются они на шоссе ночью? (Внимание, ГРИНПИС, автомобилисты в Крыму истребляют ёжиков!!!) В Керчи заехал на гору Митридат, посмотрел на город с высоты и двинул в порт. Прощай, Крым. Сажусь на паром и через полчаса я в России. Родная страна встречает неласково. Пограничники агрессивные, хамоватые, обшмонали меня насквозь. Рожа моя им не понравилась. К их сожалению, оружия и наркотиков у меня не оказалось.

Дорога пустая. Пилю потихоньку к Анапе. Не доехав до Анапы 40 километров, разбиваю лагерь в придорожной снегозащитной полосе. Дятел в метре от меня прямо над велосипедом скачет и крякает. Ночью птицы опять устроили базар. Ухали, хлопали, хлюпали.

Очень мне было любопытно сравнить Крымские курорты и Российские. В Крыму чувствуется особая мощь, харизма гор, скал, древностей, всего в целом и по отдельности. А здесь - хилая равнина, море грязное. На въезде в Анапу пробки, в самом городе пробки. Нет, клянусь беседкой своего велосипеда, Анапа, по сравнению с Крымом - АЦТОЙ.

Еду в Новороссийск. Нормально. Начались горные серпантины. Новороссийск намного интереснее Анапы. Большой порт, большие корабли, красивая набережная, красивые люди на велосипедах катаются. А я еду дальше, к Геленджику. Ночую на морском берегу возле поселка Кабардинка. Опять сравниваю. Здесь - сплошные кучи мусора, среди них отдыхает народ. Там - этого не было.

Рано утром вкатываюсь в Геленджик. Полдня торчу, вернее, активно отдыхаю, колесю, катаюсь на яхте под парусом, гидромассажные морские процедуры принимаю. Геленджик по моим меркам превосходит Анапу во всех отношениях, но до Крыма все равно не дотягивает. Пробую кубанские вина, и опять счет не в их пользу. Кубанские вина крымским в подмётки не годятся. Или я уже предубежден? А вот шаурма местная, точно не идет ни в какое сравнение с крымской. Здесь ее делают зеленые студенты тяп-ляп, а там матерые, крупногабаритные националы ритуал устраивают, колдуют, пританцовывают.

Спешить мне совсем, совсем некуда. Вырабатываю в себе способность пить кофе не менее 30 минут, валяться на пляже не менее 45 минут и смотреть на горизонт не менее 5 минут. Пока результаты плохие, в нормативы не укладываюсь. Пересидеть пик жары не получается. Пресловутое шило уже тычет, куда надо. Срываюсь и еду назад, к Анапе.

За станицей Верхнебаканской сворачиваю в горы поля и леса. Это ландшафтное разнообразие находится в семистах метрах от трассы. Место тихое, я надеюсь отдохнуть, расслабиться, отоспаться. Как только садится солнце, вокруг палатки закипает жизнь. Какие-то ёжики-ни-головы-ни-ножики, мышки-норушки, лягушки-попрыгушки, птички-невилички снуют по своим делам. Такой шум, треск, гвалт, хоть ставь камеру ночной съёмки. Интересный бы получился фильм: "Ночная жизнь в придорожных кустах". Уже после полуночи какой-то большой копытный хищник нагло цокает прямо на палатку. Я на него ухнул, гикнул, свистнул. Он ломанулся по кустам, а у меня у самого шерсть дыбом от страха.

10

Остается пережить один день и одну ночь. Тяну резину, насколько я вообще способен это делать. Отмываю велосипед, стираю тряпки, сам чищусь. Стараюсь, как можно медленнее ехать до Анапы. Опять поражаюсь тонкой нервной организации своего велосипеда. Еще вчера на долгих извилистых подъемах, изнемогая от жары, он жалобно скрипел, а на последующих спусках бунтовал, не хотел пробивать стену воздуха, еле катился. Как будто не существовало для него всемирного тяготения. А сегодня на равнине, вдруг капризно раскатился, шурует и по ветру, и против. Я уже педали перестал крутить, он все равно тридцатник держит - вот самодур. Привез меня в эту Анапу против моей воли, на три часа раньше, чем я хотел. Опять пляж. Хорошо еще, что возле пляжа море какое-никакое есть.

Завтра утром увезет нас с ним отсюда поезд в сибирские морозы. Находим за городом алычовый сад, забираемся в его дебри и без, ставших привычными, эксцессов с местной фауной, спокойненько отсыпаемся. Утром вокзал, поезд и четыре тягостных, гиподинамичных дня в душном вагоне. Вот все и кончилось. Путешествие, я оцениваю, как роскошное. Вся роскошь уложилась в 13 ходовых дней и всего в 1270 километров. Я проехал почти оптимально, использовав отпущенное мне время, почти максимально. Но это не моя заслуга, а того типа, что на верху. А раз он мне все это устроил, значит это моя заслуга. Так выпьем за благотворное сотрудничество человека и того, в кого он верит.

22.06.07. - 06.07.07.

Симферополь - Евпатория - Бахчисарай - Севастополь - Ялта - Судак - Керчь - Анапа - Геленджик - Анапа.

P.S. Еду в поезде, от скуки пытаюсь причесать мысли и эмоции. Ибо уже всё смешалось в моей дырявой кастрюле. Как быстро ускользают чувства, исчезает адреналин, рассеиваются эндорфины. Но где-то же они в организме консервируются, а иначе, было ли все это со мной?

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100