Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Белая голова. Адыгейская сказка

Автор: Григорий Григорьев

Источник: allfirst.narod.ru

 

Морозная зимняя ночь. Тёмно-синее небо усыпано звёздами, от горизонта до горизонта тянется заснеженная серебристая цепочка гор. В долине реки Белой, между Армянским и Белореченским перевалом царит полный штиль. Не слышно ни скрипа снега под ногами, ни шороха штормовой куртки; пар от дыхания мгновенно растворяется в кристально прозрачном воздухе. На западе возвышается исполинский скальный бастион горы Фишт. Открывающаяся взору картина завораживает, заставляя впасть в немое оцепенение. Сознание свободы от суеты человеческого мира, сознание собственной ничтожности перед природой - то, ради чего я здесь, в нескольких десятках километров от ближайшего жилья. Лишь тоненькая цепочка следов напоминает о существовании другого мира, кажущегося теперь таким неестественным.

Зима на Западном Кавказе - это удивительное сочетание мягкого юга и сурового севера. Это трёхметровые слои бархатного снега и разгуливающие лихие ветры, это вековые леса и жёсткая пожелтевшая трава, это стройные ели, грациозно сбрасывающие снежные шубы, и причудливые цирки вокруг валунов, это пение птиц и грохот лавин. Палящее солнце и щиплющий мороз, пустыня, в которой кипит своя жизнь - так можно сказать об этом уголке.

За свою только начавшуюся альпинистскую карьеру я ещё не успел узнать, что такое характер горы. В той спешке, в которой совершались восхождения "по плану", была видна лишь конечная цель - "обязательные" четыре вершины и отметка в учебной части. "Чего думать, валить надо", - эта фраза стала девизом летнего сезона. Конечно, бывали разные ситуации, как на Виатау и Тютю, но до сих пор при анализе на первый план выходила спортивная, а не моральная составляющая альпинизма. Даже имя горы я часто узнавал в последний момент. Иное дело Фишт: к этой цели я шёл полтора года, коренным образом изменив свой образ жизни, своё мировоззрение и свой имидж. Кто бы мог подумать, что юноша, побывавший в этих местах летом с обычной экскурсией, вернётся сюда, но уже в совершенно ином качестве?

Своё восхождение на Фишт я планировал совершить летом - погодные условия и транспортная доступность тому способствовали. Но за короткий перерыв между вынужденным тепличным санаторным отдыхом в Ессентуках и сборами в Приэльбрусье вряд ли можно было успеть. К тому же любителей матрасного отдыха раскачать на такое мероприятие практически невозможно. Так что зимнее приглашение от краснодарского альпиниста Сергея Баранова стало для меня огромной удачей.

Зимний альпинизм считается специфическим занятием. Под определение "отдых" он никак не попадает, но именно ради такого отдыха я готов был на неделю бросить Москву, привычную обстановку и броситься на встречу неизвестности. Так я и поступил, устав отвечать на недоумевающие расспросы ни разу не бывавших в горах людей, устав слушать многословные нотации, смыслом которых были лишь три слова: куда тебя несёт? Да, я отдавал себе отчёт, куда меня несёт, с чем я могу столкнуться и на что себя обрекаю. И всем, кто в ужасе от моих "безумств", заявляю: инстинкт самосохранения у меня есть. А вот без гор я жить не могу.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается - эта истина оказалась под сомнением, если проследить ход моей подготовки. Рассказывать про Западный Кавказ, про историю зимних восхождений, про коварство Фишт-Оштеновской погоды можно долго, а вот время, которое я затратил на окончательную упаковку рюкзака, равнялось двум дням. Причём по давно заведённой семейной традиции, самое необходимое закупалось в последний момент - речь идёт о семи килограммах продуктов. Из снаряжения я разорился только на четыре метра репшнура для смены хлипких и ненадёжных шнурков на ботинках ВЦСПС. По причине простоты маршрута в список не попало "железо", полная система и самостраховка, каска. Кошки я взял просто по привычке, но самой сложной задачей оказалось впихивание в рюкзак дополнительного объёма одежды. Ватному спальнику, с которым я ходил летом, там просто нечего было делать, поэтому огромное спасибо ребятам, что взяли для меня подходящий - с наполнителем из синтепона, капюшоном для головы, компрессионным мешком и укороченной молнией типа "жлоб". В том смысле, что его нельзя полностью расстегнуть и расстелить, как одеяло, а также состегнуть с другим и сделать двухместным. Форма одежды у меня была та же, что и летом, но к ней прилагалась ещё пуховка, шерстяная водолазка и стратегический запас носков.

Последовательность событий читатель сможет найти в рассказе-отчёте "Зимний Фишт: попытка номер раз", цель этой версии - добавить краски, рассказать больше о впечатлениях. Отдельное произведение будет посвящено поезду: сюжет родился и развивался буквально у меня на глазах. Но я отвлёкся.

Кубанская столица встретила непривычной прохладой. Толпа выходящих пассажиров и встречающих мгновенно расползлась по ещё сонным улицам города. Лишь площадь перед вокзалом да зал ожидания автостанции бурлили, регулярно оглашая окрестности не всегда достоверной информацией о рейсах. Часа полтора я провёл в ожиданиях, с интересом наблюдая за взаимоотношениями людей и автомата по продаже кофе. Так же, как и везде, возникали трения между пассажирами и кассирами по поводу льгот, новые лица возникали и исчезали. Но вот мои новые напарники - людей из племени туристов я узнаю за версту. Общие увлечения, общий образ жизни, и как результат - через три часа мы были друг другу уже "своими". Так что неправда, что "столица" и "провинция" не могут ужиться вместе. Справедливости ради стоит заметить, что с некоторой натяжкой меня можно считать местным, краснодарским.

В команде мне было отведено место "женщин и детей". Да, я был самым младшим участником, но, несмотря на это готов был тянуть свою лямку. Ещё в Приэльбрусье я зарекомендовал себя как человек упрямый.

Вечером состоялся мой "тест-драйв" от Гузерипля до нашей вынужденной остановки. Серьёзно подорвал силы и боевой настрой участок по бульдозерной колее, где грязи было по колено. Идти в подъём с тридцатикилограммовым рюкзаком по такой дороге было тяжелее психологически, чем физически, а когда выяснилось, что мы промахнулись, меня подкосило окончательно. И только коллектив не дал мне замёрзнуть. Может быть, по туристическим канонам мы поступили и неправильно, рванув так сразу, но это задало тот уровень, к которому необходимо было адаптироваться.

Приют "Партизанский" - это островок цивилизации среди снега и лабиринта лесовозных дорог. Источник тепла - синтез печки-буржуйки и каменной русской печи, половина дыма от которой валит тут же в комнату. Свет - толстая восковая свеча и керосиновая лампа. Вода - топлёный снег. Изнеженный городской житель сказал бы "фи", однако мне эти условия показались комфортными. И правда: есть где приклонить голову, есть где нормально и полноценно пообедать, есть где просушиться. Можете считать это рекламой.

Не стану повторять уже сказанное про лес. Лучше выберитесь из своих нор на недельку, да пройдитесь по этим местам. Не представляете, как ходить по трёхметровому снегу? Ногами! Снегоступы или лыжи существуют для представителей туризма, а альпинисты - народ принципиальный.

Переход через перевалы. На снегу свежие следы. Сергей поясняет:

- Это зайчик бежал. А это тот, - указание на отпечатки когтистых волчьих лап, - кто за зайчиком гнался.

Приют "Фишт" встретил нас пустотой, относительной чистотой, хотя на нижних этажах были залежи разного рода вещей. Сохранился даже новогодний "джентльменский набор": воздушные шарики, бенгальские огни, петарды, свечи. В одной из ниш была обнаружена недопитая бутылка водки. В углу аккуратно стояли коробки для мусора. После мест массового "паломничества" туристов, где принято оставлять о себе память в виде надписи типа "здесь был Вася", приятно удивляет нетронутость здешних стен, обшитых светлой вагонкой.

В скупые строки по восхождение мне нечего добавить. Мне показалось лишь, что гора играет с нами, задерживая хорошую погоду, но подкидывая задачки в виде непредсказуемого рельефа и надвигающегося мощного циклона. После нашего отступления мало что изменилось. Только вершина от подножия казалась более манящей.

Перед последней ночёвкой проснулось доселе глубоко дремавшее волнение возможного опоздания на поезд. За девять лет автотуризма дух железных дорог из меня выветрился начисто. Эх, почему было отведено только шесть дней? Только-только я начал входить во вкус от ежедневных нагрузок. Приятно было просто идти, поддерживая темп группы, падать на рюкзак во время привалов, разжёвывать снег для обмана организма. Да, это было не очень легко, но всё же уходить не хотелось.

Из-под Армянского перевала я сделал панорамный снимок Фишта. Его юго-восточный бастион и циклон, послуживший дополнительным стимулом нашего возвращения, так и не поместились в объектив. Этот кадр я могу рассматривать часами. Вершина, которая заставила меня повернуть.

2005 г.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100