Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Поньгома - 2002. Второй карельский поход

Автор: Сергей Минченко

 

Есть песня две строчки, из которой знает практически каждый. Звучат они примерно так:

"Долго нам будет Карелия сниться".

Лично мне Карелия снилась ровно год. Со времени первого карельского выхода мы все были под впечатлением этого необычного северного края, а отдыхать на Севере - это я Вам признаюсь нечто необыкновенное. Целый год участники первого карельского похода свистели напропалую о красотах Карелии и о том, какие приключения нам удалось пережить в этом краю. С марта месяца мы всерьез начали подумывать о том, куда бы на этот раз направить свои стопы. Карелия и ещё раз Карелия!!!

Однозначно раз и навсегда.

Поначалу мы собирались пройти по Керети, но впоследствии общественное мнение проголосовало с моей подачи за Поньгому. Готовились мы надо сказать основательно. В прошлый раз у нас и карты толковой не было. Планчик нарисованный от руки, да непонятная страничка у детей обзываемая "раскрась-ка", потому что от руки было зарисовано все то, что на обычной карте раскрашивается машиной. В этот же раз мы основательно прошерстили Интернет и получили всю необходимую информацию вплоть до цветной карты местности в двухкилометровом масштабе. Тем кто не имеет карт Карелии рекомендую обратиться на http:www/afanas.ru., там найдете все что угодно. В общем мы уже доподлинно знали что ждет нас впереди и были готовы к этому. Коллектив подобрался то что надо. Помимо прошлогодних героев северного края к коим я скромно отношу свою собственную персону, нашего бессменного предводителя Юру Капралова, моего героического матроса Лидию Шошину и своего бесценного кума Валентина - на этот раз собрались идти жены покорителей Карелии - Зоя Капралова и Алла Сыромолотова, а также Боря Буданов со своей командой "сусликов" - это он так сыновей своих обзывает- Лёшу и Павлика 16-ти и 14-ти лет от роду. Мы с Капраловым пошли на немыслимые траты, но к концу мая обзавелись новыми лодками. Он приобрел "Свирь-К" (каркасную), а я наученный печальным опытом прошлогоднего купания в Энгозере купил "Свирь-Н" (каркасная с поддувными бортами). Два остальных экипажа довольствовались ветеранами нашего флота.

Сырки (так мы любовно обзываем семью Сыромолотововых) пошли на моей прошлогодней лодке "Таймень-2", а Боря с сусликами на "Надувашке". Все было обставлено крайне серьезно. В конце июня мы даже сделали пробный трехдневный выход по Северскому Донцу, а уж тряпок набрали намного больше, чем в прошлый раз. Опять много споров вызвал маршрут подъезда. Рассматривалось целых 4 варианта как нам добраться в Карелию - прямо из Харькова, через Киев, через Москву и наконец через Питер. По целому ряду причин победил именно 4-й вариант, которому, впрочем, я был особенно рад.

Первый вариант отпал по причине того, что мы должны были потерять целых два дня в ожидании поезда, второй - из-за того, что Киев не давал по компьютеру билеты на Харьков, третий - из-за того, что нам пришлось бы перетаскивать наши вещи с вокзала на вокзал, а четвертый был принят потому, что прибытие в Питер и отправка в Карелию должна была осуществляться с одного вокзала, да и билеты как не странно оказались в избытке.

Кстати за покупку билетов я был готов делать себе дырочку для ордена за собственную смекалку. Дело в том, что когда мы уже брали билеты я неожиданно вычитал объявление, что на группу из 10-ти человек на расстояние свыше 2000 км делается скидка 20%. Быстренько прикинув в уме я понял, что даже если мы возьмем на один билет больше, то заплатим все равно меньше. Записали в заявку ещё одну фамилию и взяли 10 билетов, забегая наперед скажу, что и этот 10-й билет лишним не оказался. Затем был июль - сумасшедший месяц надо признаться. Жара доходила до 40 градусов, а тут ещё на работе проверка за проверкой. Эти проверки едва не стоили мне отпуска и обиднее всего было то, что их легко можно было избежать, что я настоятельно и предлагал своему руководству. Наконец, в пятницу вечером 2 августа я вздохнул облегченно и настроился на мажорный лад. Все было готово за исключением собранного рюкзака, чем опять-таки все занимались в ночь перед отправкой. Так вот в пятницу вечером звонит мне наш ласковый предводитель и таким елейным вкрадчивым голосом заявляет мне: " Сережа, а ты не против, если с нами пойдет ещё один замечательный человек". И это все после того, как мы на общем собрании решили и постановили больше коллектив не расширять. Не против ли я? Конечно не против! Впоследствии я похвалил себя и весь коллектив за сообразительность и чуткость. Куда бы мы девали все свои шмотки и продукты питания, если бы ни Виталик с его баржой - ума не приложу!

4 августа 2002 года, воскресенье

Долгожданное 4 августа наступило. Как и год назад мы действовали как заведенные с той лишь разницей, что год назад у нас не было ни билетов, ни программы действия, а в этот раз было и то, и другое. Мы с Валиком разбили наш небольшой коллектив на две группы и с утра машинами вывезли основную часть барахла и людей. Ну а остальные добирался кто как может. Затем отогнали машины и прискакали к поезду, где наш предводитель нежно обхаживал нашу молодую проводницу - сучку редкостную, которая уже поднимала хай по поводу наших весьма объемных баулов.

Проводница весьма упорно пыталась отослать нас в багажное отделение на взвешивание вещей.

Ха! И ещё раз ха! Не на тех напала. В бой вступила тяжелая артиллерия в моем лице и лице моего верного собутыльника и по совместительству кума Валентина и общими усилиями мы затолкали вещи в вагон. Проводница все же сбегала и привела начальника поезда - пожилую, видно много повидавшую женщину, которой наш предводитель с ходу отвесил какой-то старорежимный комплимент и та посоветовала молодой нахалке оставить нас в покое, а уже выходя из вагона шепнула нашей проводнице, что туристское снаряжение в багаж не входит. Мы это подслушали и намотали на ус. Поездка до Питера прошла обыденно - за карточным столом и приятным бездельем. По сравнению с прошлым годом стало обидно за свою державу. Ехали российским поездом - чистота отменная, а наша доблестная проводница из Харькова лишь раз за сутки удосужилась веником махнуть или это просто только нам с ней "повезло".

5 августа 2002 года, понедельник

Питер встретил прохладной погодой и Невским проспектом сплошь завешанным сетками. Идет грандиозная реконструкция фасадов зданий к 300-летию города, которое будет отмечаться в будущем году. Ощущение такое, как будто попал на огромную строительную площадку. Времени между поездами у нас было примерно 7 часов и мы ринулись хоть что-то повидать в С-Пб.

Успели прокатиться по каналам и речкам города и даже побывать в Исакиевском Соборе, ну а после двинулись на вокзал. По дороге решили перекусить и тут кулинарные пристрастия коллектива разделились. Одна половина рванула в "МакДональдс", вторая, втайне презиравшая все ненашенское, решила ограничиться пирожками с пивом. Ну и гадюшники эти питерские "МакДональдсы" я Вам скажу. Это просто ужас какой-то. Народу тьма, а помещения, доставшиеся им, весьма скромны по своим размерам. И вообще я сделал вывод, что в Питере по "МакДональдсам" ходят только иностранцы, да такие сумасшедшие туристы как мы. Кстати в "МакДональдсе" я в очередной раз поблагодарил Бога, что он смешал Х иY хромосомы моих родителей в пропорции, сделавшей меня мужчиной, а не женщиной, ибо стоять в очередь в туалет по 20 минут только наши дамы могут. То, что произошло после посещения "МакДональдса" иначе как забегом с препятствиями, да ещё и на стайерскую дистанцию - не назовешь. Выйдя на Невский, я предложил верным соратникам сесть на троллейбус и подъехать до вокзала на нём, но ничто так не притупляет бдительность, как полный желудок. Разомлев от Биг-Маков коллектив не спеша, направился на вокзал. Между прочим, встреча в камере хранения назначалась на 16.30, а поезд отходил в 17.50. Так вот в 16.30 мы только вырулили из харчевни. Сначала шли не выделяясь из потока, но когда время начало поджимать понеслись как угорелые нещадно толкая питерских бомжей и пугая своим решительным видом всю остальную добропорядочную публику. В камеру хранения влетели за 45 минут до отправления поезда и придя столь поздно рассчитывали на братскую помощь остальной половинки коллектива во главе с предводителем. Но не тут-то было. На наш истерический вопль - " Где наши! Наши то где?!" служитель камеры хранения развел руками - наших не было. Впрочем, скулить по данному поводу было некогда. Посадка на наш поезд уже шла полным ходом. Едва нам открыли наше хранилище раздался дружный топот и ворвалась остальная часть команды отставшая от нас минуты на три, что дало мне повод позлорадствовать на тему о соблюдении обязательств всеми членами нашего коллектива, хотя, естественно, и у самих рыльце было в пушку, но все-таки мы появились раньше.

Тот, кто бегал на длинные дистанции знает, что труднее всего даются последние метры дистанции. Взвалив на себя по рюкзаку, мы рванули к поезду. У нас был вагон под номером 15 и я молил всех святых, чтобы нумерация была с хвоста поезда. По видимому я чем -то разгневал небеса, ибо подбежав к составу мы увидели на крайнем вагоне горделивую единичку. Проклиная судьбу и обливаясь потом, полетели по перрону в нужный нам вагон. Вторая ходка, хоть и была также в темпе вальса, но уже в облегченном варианте, так что свою задницу я плюхнул на сиденье в поезде минут за 5 до отправки поезда. После таких забегов мог не уснуть только раненый. Сном младенца я проспал практически до места назначения и только выйдя на перрон в Кеми почувствовал, что то к чему стремился весь прошедший год начинает приобретать реальные очертания.

6 августа, вторник

Кемская волость за прошедший период практически не изменилась и ощущение было такое, что будто мы и не покидали здешние места.

Через час мы уже были в Куземе. Разгрузка происходила в ускоренном темпе и было трогательно видеть как почти все проводники нашего поезда, выкинув красные флажки не отпускали наш поезд до тех пор пока последний тюк с нашими вещами не грохнулся на карельскую землю.

Поезд пошел, мы остались и немедленно приступили к поиску машины способной доставить наши бренные тела на вожделенное озеро Левицкое. Кузема представляет собой ровно семь двухэтажных домиков, да ещё с полтора десятка старых деревянных домов несколько в стороне. Едва мы сошли, нас тут же просветили, что доставкой таких самозванцев карельской земли как мы практически в любую её точку занимается некто Степанов, на поиски которого мы засобирались тот час.

В свое время целые племена аборигенов продавались за яркие бусы. Переняв этот ценный исторический опыт и наш предводитель приготовил для местных туземцев своеобразную наживку, хотя по моим наблюдениям лучше всего они клюют пестрые бумажки, горделиво именуемые денежными знаками. Так вот предводитель взял, как у нас на Украине говорят "чималенький шмат сала", красивую дыньку и мы двинули в поселок. На наше несчастье Степанова дома не оказалось, но местная женщина узнав чего мы хотим, заявила, что чудо российской техники, которое мы имели удовольствие лицезреть у ближайшего сарая принадлежит её мужу и что возможно он согласится отвезти нас на Поньгому. Уазик "буханка" был весь ржавый и на первый взгляд был пригоден лишь на то, чтобы при посторонней помощи занять достойное место на свалке металлолома, однако деваться было некуда и мы принялись ждать хозяина. Впрочем, тот не соизволил долго задерживаться и уже через пять минут мы приступили к торгу. Юра, приятельски улыбаясь и заглядывая в глаза мужичку, раскрыл сумку и дал взглянуть на бесценные дары Украины. Тот нюхнул прекрасный запах нашего сала и сказал, что деньги пахнут ещё лучше. Цифра, которую назвал Николай, наш водитель, приятно нас удивила, так как в бюджет закладывалась сумма в два раза большая (сказался неприятный прошлогодний опыт общения с местными перевозчиками).

Николай запросил с нас 1500 рублей, что для обеих сторон оказалось приемлемой суммой. Ударили по рукам и мы двинули на станцию, чтобы обрадовать наших сотоварищей. Поскольку нам не чуждо стремление поиграть на нежных струнах души нашего коллектива, то по пути мы договорились немного разыграть наших людишек. Скорчив постные физиономии мы заявили, что в поселке извозом занимается только Степанов, что он неизвестно где, и что для нас существует только два варианта: первый - возвращаться в Кемь и пробовать уехать оттуда и второй - ждать Степанова, который шляется неизвестно где и неизвестно когда обрадует наши души своим прибытием. Народ сразу же заметно приуныл и начал пускать пузыри о том, что надо было раньше думать, чем переться в такую даль практически наобум. Мы решили долго не травить душу и сознались в подлом обмане. Бить нас не стали, но пригрозили при повторном проявлении нашего надувательства просто содрать шкуру. Подъехал Николай на своей "буханке" с прицепом и мы стали грузиться. Для тех кто рискнет, так же как и мы забрасываться на речку из Куземы - сообщаю, что в ней Газик с будкой у товарища Степанова, две "буханки" и бортовой УАЗ-452, бортовой ЗИЛ-131 и все - более ехать не чем (информация принадлежит нашему водителю Николаю, так что приписывать себе авторство в этом вопросе мы благоразумно отказываемся - не верите, проверьте сами). Поскольку я самый "маленький" член нашего коллектива, то мне досталось место рядом с водителем - остальные расположились в машине кто как мог. Грибы стали попадаться практически сразу за поселком и я подумал, что и в этом году оторваться по части грибов можно будет по полной программе. От Куземы до озера Левицкое 78 километров по дороге, которая обозначена даже в Атласе автомобильных дорог. На самом деле относительно неплохая дорога существует только от Куземы до автотрассы Москва-Мурманск, а дальше дорогой её назвать можно только условно. Больше всего запомнились отрезки дороги по бревенчатым настилам, которые достигали значительной длины - до нескольких километров подряд. Водитель наш беспрерывно курил, а окурки бросал себе под ноги. "Чтобы не было лесного пожара" - охотно пояснил он - "Привычка такая ". Долго ли, коротко ли, но часа через два споловиной мы добрались до места назначения. По пути дважды пробивали колеса на прицепе и если первый раз наш водила соизволил поставит запаску, то на второй раз сказал - "Ерунда! Осталось каких-то два километра. Дотянем и так". Непостижимая широта российской души - торговаться за копейки, а потом вот так широким жестом плюнуть на убытки в рубли. А вообще водитель нам понравился. Про таких говорят уважительно - "Мужик!". Только сунулись к озеру, как были поражены присутствием целых двух групп живописно расположившихся на месте нашей разгрузки. Алла Сыромолотова мгновенно прокоментировала данное обстоятельство - "Ну вот- глушь обещали, а на самом деле сунуться некуда - везде люди."

После разгрузки решили остановиться здесь на ночь и собрать лодки. Здесь подстерегал первый сюрприз, виновником которого выступил наш бессменный руководитель. Облазив все свои вещи наш предводитель заявил, что забыл дома палатку, чем вызвал безудержный хохот всего коллектива. Ну бывало ложки-кружки забывали, но чтобы забыть палатку!!! - для этого особый талант нужен и благо он присутствует в нашем коллективе. Дальше была целая эпопея со сборкой байдарок, а точнее только с теми, которые именуються "Свирь". Намучились мы с ними до нельзя. Несмотря на весь житейский опыт и усилия всей мужской части нашей группы собрать в полном объеме их удалось лишь на следующий день, а у меня родилось законное желание написать целый рассказ и озаглавить его так "Плюсы и минусы байдарки "Свирь".

7 августа 2002 года, среда

Утром следующего дня Юра притащил зайчонка угодившего в силки, поставленные не так далеко от места нашей стоянки. Зайчонок был маленький и совсем обессилевший. Группа произвела контрольное фотографирование на фоне трофея, он был накормлен и отпущен восвояси. Кровожадной мысли о том, чтобы употребить его в пищу не возникло ни у кого из нашей кампании, тем более что вид нашего найденыша ничего кроме умиления и природной жалости не вызывал. В первый день похода было очень холодно. Темные тучи стояли низко над землей и не предвещали ничего хорошего, впрочем, это не мешало нам любоваться изумительными видами Поньгома озера. Попадалось очень много прекрасных стоянок, а на один песчаный пляж был настолько приятен во всех отношениях, что мы сделали небольшой привал и в темпе вальса поблуждали по окресностям. Мы с Юрой тут же схватили по удочке и устремились на рыбалку. Увы, кроме разочарований наша рыбалка ничего нам не принесла. Погребли дальше и в один момент нашему предводителю показалось, что он лучше других знаком с топографией и ориентированием на местности и несмотря на мои и Бори Буданова возражения задавил нас авторитетом и в прямом смысле заставил следовать его примеру и грести дальше в тупик - дескать выход из озера по его мнению находиться там. Ничего кроме потери времени данный демарш не принес и мы вынуждены были возвращаться в ту протоку, которую мы с Борей рекомендовали ранее и с которой собственно и начинаеться река Поньгома. Наверстывая упущенное гребли резво и вскоре Борина "надувашка" отстала от основной группы, а мы подошли к первому порогу, а точнее к порожку, который преодолели сходу. За порогом нашли просто обалденную стоянку на высоком гранитном выступе с прекрасным обзором местности и глядя на речку сверху я впервые испытал приступ счастья в этом походе. Мой кум Валентин, которому было не до моих сантиментов быстро схватил удочку и отправился на рыбалку. Я тут же пристроился рядом и к моему счастью и, соответственно, к разочарованию моего кума на моем месте рыбка ловилась больше и лучше. Прошло некоторое время и следовавшая за нами московская группа, сообщила, что Боря с сусликами остановился перед порогом. Делать нечего и Юра, прихватив для ускорения движения Валика двинулся за порог. Я остался удить рыбу сам, поскольку Виталик хлопотал по хозяйству. Надергав килограмма 2-3 рыбы я потащился на берег, тем более что сильно замерз в давшем течь моем корабле. Неизвестно где, но мы умудрились получить первую пробоину в днище своей "Свири", если бы я тогда знал, что всё это цветочки по сравнению с тем, что ждет нас впереди!

Вечер прошел вяло - без должного энтузиазма. Набили брюхо и улеглись спать.

8 августа 2002 года, четверг

С утра коллектив рыбаков -Юра, Валик и Лида рванули на рыбалку, но практически ничего не поймали, чему особенно огорчилась Лидия, которая заявила прямо, что более на утреннюю рыбалку она не ходок. Я же пользуясь случаем проспал почти до 10 утра и пока меня не растолкали пересмотрел не один десяток дивных снов. Только встали на воду подошли к порогам. Юра обозвал нас с Виталиком "чайниками" и приказал держаться сзади всех. Меня, второй раз преодолевающего пороги Карелии, обозвать чайником - ну это уже слишком! Я решил позлорадствовать и на мое благо случай не заставил себя ждать. Буквально на первом пороге, который мы с Л.А. умудрились пройти чисто Валик крепенько застрял и ему пришлось лезть в воду. Душа ликовала - "чайник" все-таки он. Вообще-то сразу же сказались преимущества "Свири" при прохождении порогов. Управляемость и её верткость выше всяких похвал, что впрочем не относиться к её обитаемости и легкости в сборке.

День был солнечный и в спину припекало так, что предводитель даже снял свою футболку, не говоря уже о куртке. Виталик, которому все водные преграды приходилось преодолевать одному, в одном из порогов подломал весло, а в остальном все было довольно гладко. К концу дня выскочили на озеро Кокорино и Зоя с Лидией стали бурно восхищаться зеркальной гладью этого озера, благо погода позволяла. На стоянку опять встали поздно. И вообще поздняя постановка на стоянку - это какой-то наш рок. За весь поход мы ни разу не причалили к берегу ранее 9 часов вечера. В этот раз на стоянку пришлось становиться в тупике озера. На озере Кокорина практически нет хороших мест для стоянки - берега либо болотистые- слева , либо довольно крутые- справа. так что выбирать ососбенно было не из чего. Правда почти посередине озеро делиться на две части глубоко выступающим мысом и в правой его половине виднелось пара хибарок, но мы не рискнули идти в правую затоку, так как по карте выход в речку обозначен именно в левой затоке. Переночевали неплохо, но этот день был омрачен первым появлением мошки, что вряд ли могло нас обрадовать.

9 августа 2002 года, пятница

На следущее утро я решил поддуть борта своей "Свири" и таким образом увеличить её проходимость по порогам. Лучше бы я этого не делал! Из-за врожденной лени я не стал ставить стягивающие хомуты и как результат к концу дня продрал лодку достаточно сильно сразу в нескольких местах из-за того что упоры из ПВХ сместились с алюминиевых дуг и кое-где я продирался по камням непосредственно тонкой оболочкой шкуры лодки. А вообще день ничем существенным не запомнился. Было достаточно холодно. Сильный ветер, моросящий дождик - в общем погдка не фонтан, зато рыбка стала ловиться большая и маленькая. Больше всех отличился Виталик порадовавший нашу кампанию первой щучкой. Да и у меня впервые попался окунь на "дорожку", так что я отчасти убедился в неполной бесполезности этого рыболовного средства. Впрочем, ловле на "дорожку" больше всех была рада Лидия и все это по тому, что леску приходилось держать в зубах, так что словотрепом не сильно позанимаешься (это камень в свой собственный огород). За одним из поросших травой и очеретом поворотов реки открылся вид на Вокшаозеро. Гранитные выступы и песчаные пляжи - все по полной программе, вот только с погодой не повезло. К вечеру начал накрапывать дождик, да и ветерок был неслабый, а ночью влупил настоящий ливень, так что для любителей экстрима - кайф неописуемый (жаль, что мы экстремалы не в полной мере). Моя боевая лодка была в тот день основательно издырявлена, а о просушке не моглобыть и речи.

10 августа 2002 года, суббота

На следующий день кое-как проклеившись двинулись в путь. Видно погода смилостивилась над нами. Светило яркое солнышко и кое-кто из нашей команды разделся до пояса, чего ранее не наблюдалось. В тот день мы подходили к автодорожному мосту на трассе Моска-Мурманск. Ну и шкуродер там братцы я Вам скажу. Врагу не пожелаю шкябаться по камням Поньгомы. Вообще-то если почитать описание Поньгомы,то эти пороги именуються проходимыми и по категории сложности не превышают II б. На самом деле эти пороги беспорядочно разбросанные камни на очень мелкой, местами по щиколотку, воде. Не знаю, как их проходят по большой воде, но у нас воды не было даже малой - так, ручейки между камнями, поэтому значительную часть пути мы пихали свои лодки нагнувшись буквой Zю. Насчет этих порогов можно было в описании сказать что они именно проходиые в смысле пешком проходимые. На одном из таких порожков Валик умудрился пропороть байду о что-то острое вплоть до своей сижы и у него намокли все тряпки, впрочем, дырок хватало и у всех остальных. В общем не пороги , а одно мучение. Наше долготерпение было вознаграждено во второй половине дня когда мы подошли к первому порогу "тройке" - Падуну Верхнему. Красивый порог- ничего не скажешь. Возле порога уже копошилась одна московская семья в виде средних лет мужчины и женщины. Не рискнув проходить этот порог они обносили лодку и вещи. Наши стратеги Юра с Борей посовещались и решили слегка облегчив лодки пройти этот порог на лодках. Первой пошла "надувашка" с нашими асами и пролетела Падун "на ура". К моему стыду я с Юрой сел на этом пороге, правда, сидели мы недолго и при помощи весла, мышечной силы и какой-то матери сдернули лодку с камней. Более или менее благополучно прошли и остальные экипажи. Буквально через пять минут перед нами открылся Стол-порог. Там уже происходила весьма курьезная картина. Стол-порог характерен тем, что в самом его начале довольно большая обливная плита, а за ней резкий спад воды примерно на метр-полтора. Так вот московская семейка, насмотревшись на наши героические рейды, решила тоже блеснуть мастерством и пройти этот порог на лодке. Женщина, впрочем, обошла порог по берегу, а мужчина отважно ринулся на штурм порога. Ринуться то ринулся, да вот центр тяжести не рассчитал и получилось так, что лодка легкой передней частью проскочила плиту, а задней, где собственно и располагался капитан судна села на мель. И, как говориться, и ни туды, и ни сюды. Долго дергался мужичонка, пытаясь спихнуть лодку, приподнимаясь на веслах, но все тщетно. В конце концов он плюнул на свои потуги, вылез в воду и на заднице съехал в бурлящий поток, спихивая одновременно и лодку. У нас же все прошло по отработанной схеме - лодки слегка разгрузили и пошли на штурм Стол-порога. Ощущения - выше крыши. В этот раз мы очень удачно вошли по струе и на ходу проскочили отмель, соскользнули вниз и на оттабанке отошли в стоячую воду, ну а затем преодолели и второй слив. Замечательные порог, который в общем-то несложен в прохождении, зато позволяет почувствовать себя эдаким мастером водного слалома. Сразу же за порогом по настоятельному требованию Зойки мы встали на ночевку, так как опять попали во временной цейтнот.

11 августа 2002 года, воскресенье

11 августа запомнился как самый трудный день похода. Гребли мы целый день - с 11.30 утра и до 22.00 вечера. От Стол-порога целая куча порогов и порожков шкуродерной консистенции. В этот день на мою незаживающую рану пролился исцеляющий бальзам. Дело вот в чем. Изрядно продрав за предыдущие дни свою лодку я с затаенной завистью поглядывал на предводителя, который умудрился за всё время похода отделаться только одной небольшой дыркой. И вот на одном из безымянных порожков он с Зойкой вдруг неожиданно резво начал работать веслами. "Зойка к берегу!" - раздался его вопль, а следом за ним и мой радостный вопль огласил тихие берега реки - "Акела промахнулся!". Ну наконец-то - видно моя черная зависть подействовала таки на Юру и он проделал в борту своей байды огромную рваную дыру. Каюсь - грешен! Возжелал другу проблем, это с одной стороны, ну а с другой стороны - ну нескромно это идти в таком походе без дырок, не по-товарищески как-то. В тот день мне ещё раз удалось отличиться. На довольно крутом порожке мы последовали за Юрой в надежде на то, что он как всегда пройдет его мастерски без сучка и задоринки. Но Юра сел, а следом на него налетел и я, и налетел не как-нибудь, а качественно - с чувством, с толком, с расстановкой, кормой вперед. Позже Юра признался что попадал в разные передряги, но вот чтобы так беспардонно да ещё и полкорпуса лодки сверху его байды - такого не бывало никогда. Как бы там ни было, но мы разошлись с миром, известив, правда, тамошние окрестности, что помимо русского, украинского и английского со словарем мы знаем в совершенстве ещё один язык - матерный.

Были в то день и маленькие радости, которые не затерялись на фоне внутрисемейных передряг. Это был щучий день. Виталик сподобился вытащить 4 щучки, Валик - 3, Юра -1, ну а Ваш покорный слуга - автор этих строк только тешил себя надеждой поймать щучку, на деле не удавалось никак.

Погода за день менялась как в сказке утром солнышко и тепло, днем ветер и холодина, под вечер опять солнце и теплынь. После выхода из Малого Рогозера приличных стоянок практически нет. Одна стоянка была уже занята и с восьми вечера мы гребли без остановки, чтобы сойти на берег хоть где-нибудь. Река болотистая, берега - никакие, рыбы - море, вот так коротко и ясно! Под конец когда все уже замучились латать свои дырки (Боря - четырежды, Юра - дважды, остальные даже не считали) и вымокли до нитки стали усиленно искать место для ночевки. Юра не выдержал и причалил к какому-то упавшему в воду дереву. Я попросил подождать меня 10 минут и если не найду ничего приличного чалиться к берегу. На мое счастье за ближайшим поворотом реки обнаружилась прекрасная стоянка с небольшим местом для причаливания, но, вернувшись обратно, мы увидели, что други моя, не утерпев, уже таскают вещи на берег. При помощи верного соратника Валентина, которому в облом, как и мне, было таскать вещи по бревну и после небольших препирательств, мы вернули таки народ на воду и догребли до более удобной стоянки. Выгружаясь из лодки я ступил на берег и провалился по самые бакенбарды в ледяную воду. Пляжик оказался обманчивым и сразу за мелью был глубокий обрыв. Быстренько натянули веревки и вскоре наш лагерь напоминал сушильню. То да сё - спать ложились в два часа ночи. Впервые пришлось использовать фонарь, до этого момента он был явно ни к чему. Хотелось бы особо отметить Лидию. Только ей удалось сохранить остатки воли и в темноте с трудом отбиваясь от мошек закончить чистку рыбы, которой как уже сообщалось мы в тот день натягали килограмм 15, а может быть и больше, кто её там считал. Подвиг её остался незамеченным коллективом, но я честно пообещал ей, что в обмен за мое неучастие в чистке рыбы я освещу еённые старания в очередном опусе, что с удовольствием и делаю.

12 августа 2002 года, понедельник

На следующее утро был затеян большой ремонт, поскольку Борькина "надувшака" расползалась буквально на глазах, а наши "Свири" и "Таймени" после вчерашней передряги были похожи на решето. Валик, у которого в наличии был "Таймень" с 30-летним стажем водных походов, наскоро залепил дырки и премного повеселил толпу своим "мастерством" спиннингиста. За полчаса он успел одну блесну отправить на другой берег, а вторую запутать в ветках стоящего у воды дерева. После этого он плюнул на рыбалку и занялся спасением собственных блесен. В то утро наш предводитель потерял голос и компас, а Виталик перестал стесняться на непродолжительное время. Юра впоследствии компас нашел, а вот голос - нет, так до конца похода и общался с нами призывным свистом. Причем свист был художественный, если ему что-то надо, то и свист был мелодичным и заискивающим, а если он выражал свое недовольство, то и свист, соответственно, был громким и выразительным. История со стеснением Виталика требует отдельного описания. Поскольку я к людям стеснительным не отношусь, поэтому и на перекусах стараюсь взять кусок побольше и спрятать его подальше. Виталик же всегда брал свою пайку в числе последних, при этом неизменно добавляя: "Я стесняюсь!". На этот раз, наверное, вняв нашим многочисленным советам, о том, что "Кто смел, тот и съел!" с теми же словами "Я стесняюсь!" схватил самый большой кусок чего-то вкусного и был таков. Вырастили в коллективе стеснительного - нечего сказать. С тех пор стало хорошим тоном облапошить друзей на раздаче, а количество "стеснительных" в группе резко возросло и достигло отметки 100%. На воду встали в 16.15 дня и чисто на воде были от силы полчаса, так как лодка у Бори расползлась окончательно. Клеился он больше часа, а мы в это время развлекались - тянули дорожки туда сюда и ловили рыбу. Дошли до Роман-порога и встали на стоянку. На берегу была сооружена предшественниками банька сверху и по бокам накрытая лапником и помня прошлогодний восторг от проведения подобного мероприятия мы решили провести банно-прачечный день. Стоянка возле Роман-порога довольно противоречивая. с одной стороны довольно большая стоянка, тарзанка над водой, банька на берегу речки, а с другой стороны мусорные ямы под боком, относительное отсутствие дров для костра, да и грибов-ягод не так уж и много. Так или иначе, но мы встали там на стоянку и моментально мужская часть нашей группы отправилась на поиски дров. Нашли пару сухих деревьев, свалили их и предварительно распилив на части понесли к стоянке. Тут мой кум Валентин, которому видно в облом было таскать дрова, по дороге уронил себе одно из бревнышек на голову и прикинувшись больным смотался ловить рыбу. Шланг, одним словом ещё тот. Остальным шланговать не пришлось. Растопили топку и принялись шуровать её как следует. Часам к 10 вечера камни разогрелись что надо. В этот раз мы не стали изобретать велосипед и воспользовались тем, что было, даже лапник с крыши баньки и с боков убирать не стали. Стало темнеть когда мы стали обтягивать каркас бани полиэтиленом и кусками брезента. Поскольку под напором горячего воздуха внутри бани полиэтилен стал надуваться бугром - решили придавить его чем-нибудь сверху. Благоразумное предложение придавить палками отпало само по себе и победило неблагоразумное придавить полиэтилен на крыше веслами. Подоткнули полиэтилен по бокам, соорудили полог и в принципе все было готово к проведению вожделенного мероприятия по помывке тел и тут случилось непоправимое. Как всегда, в эпицентре событий оказался я. Народ уже засобирался в баню и первыми было решено отправить женщин. В то время когда они занялись предбанными хлопотами, я решил изнутри проверить готовность нашей баньки. Зашел неё, огляделся, сухой горячий воздух приятно обжег тело и легкие и тут я обратил внимание на разогретые докрасна кирпичи. Всё дальнейшее заняло секунды 2-3 не больше, но они навсегда врезались в мою память. В одном месте, провисший от жары кусок полиэтилена, чуть придавил ветку лапника к раскаленному камню. Сначала была небольшая искорка, затем небольшой огонек. Я чуть подвинулся чтобы рассмотреть что там происходит и в этот момент огонёк ярко вспыхнул и огонь в мгновенье ока охватил наше сооружение. Я заорал благим матом -"Воды!", но более предпринять ничего не успел. Небольшой экскурс в историю. Во время героической службы на Дальнем Востоке мне приходилось дважды оказываться в горящем доме, поэтому когда загорелась банька скорее всего автоматически сработал рефлекс - скорее наружу. Пулей вылетев из бани я увидел, что друзья даром времени не теряют и пытаются загасить пожар водой, но не тут то было. Огонь за несколько секунд охватил все строение и полыхал высотой метров на 10-12, так что затушить его практически было невозможно. Через несколько мгновений, поняв, что тушение пожара сизифов труд, мы кинулись спасать остатки имущества. Сдернули брезентовые шкуры и попытались спасти весла. Увы, удалось спасти далеко не все. Пламя гудело как в топке и Боря закричал, что может загореться лес. Дело прошлое и сейчас это вспоминается с улыбкой, а тогда, поверьте, нам было не до шуток. Тушили кто как мог и чем могли. На наше счастье лес не загорелся, да и пожар мы притушили довольно быстро. Через пару минут от нашей баньки остался обгоревший остов и куча пепла, который ещё долго летал в воздухе. Почти полностью сгорело весло, сильно пострадали две упаковочные шкуры с "Тайменей" и приказал долго жить наш противодождевой полиэтилен - таковы были наши потери, которые в принципе могли быть значительно больше, не прояви мы сущий героизм при тушении пожара. "Кина не будет" - решило большинство и пошло спать, но мне так хотелось отогреть свои кости, что вместе с Виталиком и Юрой мы на скорую руку сварганили на обгоревшем остове некое замкнутое пространство и все же отправились мыться. К нам присоединилась Лидия, которая ни за что не хотела пропускать это мероприятие. Толпились мы как слоны в посудной лавке, поскольку помещение под помывку наших тел было сокращено до минимума и с оной стороны мы всеми силами пытались не примостить свой зад на раскаленные камни, а с другой стороны измазаться об обуглившиеся стойки. Но пар был, радостных воплей хватало и несмотря ни на что напротив слова - БАНЯ- мы поставили жирную галочку. Как следует нагрев наши тела мы с Виталиком кинулись в воды Поньгомы, Юра с Лидой так и не решили присоединиться к нам, а зря - игра на контрастах - это просто замечательно. После помывки, напялив на себя сухую одежду, мы чинно сели за стол и выпили грамм по 100 за это великолепное мероприятие и пусть наши сотоварищи уже дрыхли беспробудным сном - нам это нисколько не помешало.

13 августа 2002 года, вторник

С утра мы были поражены видом нашего предводителя. Его седая голова была сплошь укрыта пеплом. "Голову по вечерам надо мыть с мылом" - посоветовали мы ему, на что наш немой предводитель (голос к нему пока не вернулся) звонким свистом послал нас подальше. Роман-порог меня не впечатлил. В него я пошел один, так как Лидия решила поберечь себя и мою лодку и пошла по берегу. Одному быть на байде - это я Вам признаюсь честно -не фонтан. Все ошибки в управлении лодкой - это только твои ошибки, покричать не на кого, если сел на камни, то вылазить из лодки и пихать её меж камней тоже приходиться одному. Треть Роман-порога я прошел удачно, а ещё две трети, честно признаюсь, кое-как. Не обошлось и без дырок, но я уже не обращал на них серьезного внимания. Погода - прелесть. Солнце шпарит вовсю, почти жарко. Мы разделись до пояса и почапали дальше. Чем ближе к населёнке тем больше стало попадаться местных. Мы прошли две или три сети поперек реки. До Корней-порога прошли очень много небольших шивер и порожков. У слияния Поньгомы с Егутом нам повстречалась московская пара и мужик, которого мы уже знали по имени - Олег - спросил нас -"Ну как баня!". Лидия в ответ только протянула:

"О-О-О!". Наш специалист по щукам - Виталик - опять был в ударе и натягал их штук эдак несколько. Большое количество шивер и порогов не позволяло постоянно тянуть дорожку, однако это не помешало ему вновь побаловать коллектив щурятинкой. На стоянку встали посреди шиверы, так как за Большим Рогозером хорошие стоянки редкость.

14 августа 2002 года, среда

Встали на воду и почти сразу же начались довольно приятные пороги с хорошей водой и довольно бурными сливами, прохождение которых радовало всех без исключения. Дальше - хуже. Камней больше, воды - меньше. Пройдя один из таких порожков я решил немного заработать денег.

"А спорим Валик сейчас сядет на мель и вылезет из лодки" - с таким предложением я пристал к Виталику. Поспорили и Валик вылез из лодки. Посмеялись, а когда подплыл Валентин и узнал в чем дело немедленно затребовал половину проспоренных денег за свои намоченные ноги. Денег мы ему конечно не дали, но пиво после похода решили выпить все вместе. По карте до ж/д моста оставалось совсем немного и уже явственно был слышен гул поездов. Я всем объявил, что до него 15 минут ходу и коллектив налег на весла. Наивные - нашли кому верить, я даже в Крыму умудряюсь ошибаться, не то что в Карелии. Короче гребли мы до этого моста ещё часа два. За одним из поворотов, вырвавшись немного вперед, я радостно заорал: "Бурнаши мост подожгли!". Мост действительно был, но не железнодорожный, а деревянный автодорожный, снесенный к тому же мощным потоком со своего законного места лет 20 назад. Толпа об этом не знала и вновь налегла на весла. Подплыли и хотели уже меня побить, но гул очередного поезда заставил всех убедиться в том, что железная дорога совсем рядом. Последний километр пути, именуемый порогом "Железнодорожный", мы продирались почти час. Отвратительнейший порог. Сплошной хаос из камней. Кое-где лодку пришлось переносить на руках. Ни о какой рулежке не могло быть и речи. Мы тупо тыкались от одного камня к другому и на выходе из этого каменного лабиринта все порядком подустали, да и без дырок не обошлось. Ещё раз скажу более откровенно - если все пороги на Поньгоме это задница, то порог "Железнодорожный" представляет самое крутое место этой задницы, ну я так думаю, Вы догадались, какое место я имею в виду. Врагу не пожелаю продираться там между камней. Забегая вперед скажу, что на следующий день по проливному дождю там шкябались две московские группы - зрелище не для слабонервных! Выбрались на бережок перед мостом, а там уже собиралась семейка Игорь и Таня опять-таки из под Москвы. Вообще-то надо признаться, что в карельских дебрях прямо-таки засилье москвичей и группа из любого другого города воспринимается как нечто необычное. Так вот с Игорем и Татьяной мы и провели остаток дня и большую половину ночи. Ребята замечательные, к тому же соскучившиеся по человеческому общению, так как они таскались по карельским дебрям уже почти два месяца к ряду (О, ужас!). Вечер прошел за дружеским выпиванием спирта и бесконечными разговорами о жизни. Игорь оказался мастером-оружейником, мастерившим для себя и на продажу довольно дорогостоящую пневматику начиная от арбалетов и заканчивая пневморужьями. Вещи, надо признаться, ранее нами не виданные и поэтому вызвавшие неподдельный интерес. Особенно рад был Виталик, который трудиться на Харьковском авиазаводе каким-то очень специфическим специалистом и нашедший с Игорем общую тему для разговоров. Весь вечер досаждала мошка и комары, такого их количества не было весь поход. По опыту мы должны были догадаться, что это неспроста, но укладываясь спать решили идти на следующий день до Белого моря, как говорится, после дождичка в четверг, тем более, что до этого самого моря оставалось километров 10-12.

15 августа 2002 года, четверг

Под утро пошел сильный дождь. Небо заволокло низкими темными тучами. По молчаливому согласию встали только в 10 утра, да и то только я и Юра. Остальным хоть из пушки стреляй.

Кое- как натянули из остатков полиэтилена навес и разожгли костер. Идти некуда - холодно и сыро.

Посовещались и решили никуда не идти, тем более, что до моста, где останавливалась электричка до Кеми, рукой подать. Вспоминать в тот день особенно нечего. Немного развлекли нас две группы москвичей по проливному дождю преодолевавшие порог, а так скукота смертная. Второй раз нам не удалось выйти к Беломорью, и если первый раз мы сами вроде бы не очень стремились туда дойти, то во второй раз нам явно не повезло с погодой. Время убивали картами, больше заниматься было не чем.

16 августа 2002 года, пятница

Сегодня все начали вспоминать про то, что в понедельник большинству из нас уже надо идти на работу и мысли потихоньку стали перестраиваться на иной лад. Дождь по-прежнему, то утихнет, то вновь припустится со всей силой. Настроения никакого, сборы в дорогу проходили как-то скучно и вяло. Напоследок облазили все местные кусты и подсобрали ещё немного грибов. Таких походов у нас ещё не было - осталась куча продуктов и целых три литра неразведенного спирта. С тоской вспоминаю прошлый год, когда мы с вожделением поглядывали на последнюю пачку макарон, а за тушенку последнюю неделю похода никто и не вспоминал. Зато тогда я в походе лишился 6-ти законных килограмм собственного веса и приобрел некую стройность своей оплывшей фигуры, чего категорически не наблюдалось в этот раз. В два часа дня собрали свой прощальный обед и порулили к электричке. В отличие от прошлого года на кемских маршрутах действительно стала ходить настоящая электричка, новенькая, с иголочки, просто прелесть, даже в вагонах не успели ещё ободрать сиденья и исписать стены тамбуров известными словами из трёх букв. Погрузка прошла в ускоренном темпе, хотя машинист, высунувшись по пояс, терпеливо ждал, пока мы закидаем свои вещи в вагон. На прощанье я оставил у моста свои кроссовки, которые пересушились у костра и годились только для очень обездоленных людей, в простонаречии именуемых бомжами. В Кеми перед нами опять встала дилемма - как добираться в Харьков и опять победил вариант через Санкт-Петербург в виду того, что питерский поезд шел через полтора часа после нашего прибытия в Кемь. В Кеми мы сразу же взяли билеты от СПб до Харькова и совершили тем самым ошибку, стоившую нам по 300 рублей с носа. Дело в том, что мы понадеялись на то, что все поезда на Харьков идут с Московского вокзала и надо же такому случиться, что из четырех поездов в направлении Харькова - три отходят действительно с Московского вокзала, а один все-таки с Витебского и именно на него нам и достались билеты. Ошибка эта выяснилась позднее, а пока мы забрались в вагон скорого Мурманск-Санкт-Петербург и улеглись спать.

17 августа 2002 года, суббота

Санкт-Петербург за ту неделю, которую мы провели вне этого прекрасного города, практически не изменился. Стоял прекрасный летний день и воздух благоухал ароматами отцветающего лета, городской пылью большого города и устоявшимся запахом мочи из подворотен. Что поделаешь - такова "се ля ви". Расписывать, собственно говоря, нечего. Побегали в темпе вальса по окрестностям Московского вокзала, на котором удачно заменили билеты на севастопольский поезд. Посетили близлежащие магазинчики и отправились на вокзал, где, мужественно отказавшись от беготни, на куче сваленных в одном месте рюкзаков и лодок, нас дожидалась Зоя.

Поход, о котором мы мечтали целый год был близок к завершению. Впереди нас наверняка ждут новые дороги, но тогда на вокзале было грустно осознавать, что всё уже позади.

Короткое резюме

В жизни больше не пойду на Поньгому и Вам не советую. Четыре прекрасных порога - Падун, Стол, Роман и Корней в целом оставили в душе довольно приятный след, но ни в коей мере не повлияли на общее впечатление о прохождении реки. Целая куча гадких и очень гадких порогов и порожков оставили царапины и на ногах, и в душе. Речка рыбная, тут ничего не скажешь, а впрочем, это же можно сказать о любой другой речке Карелии. Прекрасные озера в первой половине похода мы пролетели бегом, о чем я искренне и глубоко сожалею. Категорически нельзя привязывать снятие с маршрута к определённой дате. Мы всю дорогу летели как угорелые и как результат - потеря ощущений на маршруте. Некогда любоваться красотами природы, если знаешь, что сегодня мы кровь из носу должны быть в точке "Х". Это была наша пожалуй самая большая проблема. Понятное дело у всех были свои заморочки насчет сроков нахождения на маршруте, но это только обеднило и без того скудный эмоциональный порыв, которого все ждали после прошлогоднего всплеска эмоций на Воньге.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100