Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Карельские походы. Олова, Илекса, Водлоозеро, Вама, Водла - 2003

Автор: Сергей Минченко

 

Дан человеку редкий дар
Все впечатления скитаний
Переработать, как нектар
В янтарный мед воспоминаний.

Б. Королев

Третий карельский поход

Если меня когда-нибудь спросят, что самое сложное в повествовании - я отвечу - начать.

Итак, я приступаю к изложению наших очередных, я очень надеюсь, что не последних, карельских впечатлений, которыми мы по уши набрались в северном краю.

Как всегда третий год подряд лично я места себе не находил от той мысли, что мы можем пролететь в этом году с Карелией как фанера над Парижем. Казалось бы все было против - и личные проблемы, и семейные, и служебные, ну всё ополчилось против того, чтобы мечта так и осталась мечтой.

Я искренне признателен моим верным "товарищам по партии", которых на этот раз оказалось не так уж и много - всего трое и которых я с удовольствием могу назвать поименно.

Экипаж № 1 - матерый карельский волк - Минченко Сергей (собственной персоной) и его бессменный матрос - просто волчица - Шошина Лидия.

Экипаж № 2 - неутомимый, драгоценный мой кум, верный соратник во всех авантюрах и вообще замечательный человек - Сыромолотов Валентин с молодым, но верным матросом, старой можно сказать закалки - Капраловым Олегом.

Коллектив, как видите небольшой, но тем оказалось лучше и приятнее во всех отношениях. Мы сознательно не расширяли круг "водоплавающих", так как задуманное было самым авантюрным из всех наших предприятий. Когда мы в прошлом году заканчивали свой маршрут на Поньгоме, нам попалась семья москвичей - Игорь и Таня, которые очень возбудили нас рассказами о баснословно рыбной реке Илексе и Водлоозерском Национальном парке. Мои соратники тогда ещё и не подозревали, что следующий раз я буду активно агитировать их поехать именно на Илексу.

Подготовка к походу проходила крайне нервозно. Кроме Олега, который помимо финансовых, никаких других проблем не испытывал все остальные члены нашего маленького коллектива погрязли в личных проблемах. До конца июня решительно ничего по подготовке к походу предпринято не было. Валентин, без которого вся наша одиссея была обречена на провал, сдавал самую серьезную проверку за время службы в Вооруженных Силах - проверку Контрольно - Ревизионным Управлением. История умалчивает сколько крови, пота и денежных знаков обошлась ему эта проверка, но выглядел он весьма скверно. С огромным трудом мне удалось уговорить его призадуматься в очередной раз о Карелии. Уж какие только блага я ему не сулил!

Конечно, половину своих обещаний я так и не выполнил, однако нами свято блюдется закон - "Обещать жениться - не значит жениться!". Короче говоря, я уговорил Валентина, он в свою очередь подбил Олега, и подготовка к походу скрепя всем, чем только можно скрипеть сдвинулась с места.

Великое дело опыт - проблему с билетами туда мы решили достаточно оперативно, правда, нам пришлось стыковать сразу три поезда и две пересадки. Маршрут подъезда был выбран с максимально сокращенными промежутками между поездами.

Харьков - Санкт-Петербург- Беломорск - Куша. После того, как мы получили на руки билеты, сразу стало ясно, что в них что-то не то. Билеты из Питера были помечены странным сокращением С-Пб - Лад. Я предположил, что это Санкт-Петербург Ладожский, но убей меня, я не припомнил вокзала с таким наименованием раньше. Впоследствии оказалось, что я не ошибся в своих предположениях и это стоило нам по 100 рублей с брата, которые первоначально не закладывались в смету.

Сборы опять происходили в бешеном темпе и накануне все участники похода трудились в обычном трудовом ритме, а заявление на отпуск мне было подписано в 17.10 1 августа, так что собирать байдарку и вещи я начал только в день отъезда, впрочем и у остальных картина была не лучше.

Олег, единственный из нас, кто 1 августа не работал, а был занят относительно приятным занятием - принятием присяги и присвоением воинского звания "лейтенант", ведь он у нас заканчивает Харьковский Политех - чуть ли не единственный ВУЗ на Харькове, где ещё сохранилась военная кафедра.

Утром, разделившись на две команды, мы прибыли на вокзал. На сей раз доставкой наших тел занимался мой кум Сан Саныч, для которого отправка нас в Карелию является ещё диковинкой, но который, мне так кажется, уже внутренне созрел для того, чтобы участвовать в наших авантюрах.

Вещей у нас, как всегда, оказалось превеликое множество и я с затаенной завистью поглядывал на соседнюю группку из четырех взрослых и двоих детей, у которых вещи были сложены довольно компактно и не были столь объемными как у нас.

Мы с Валентином подошли и навели мосты дружбы с собратьями и оказалось, что мало того, что мы едем в одном вагоне до Петербурга, так ещё и из него мы выезжаем на север одним поездом. Вскоре подошел поезд и повторилась в точь-точь та же картина, что и в прошлом году при посадке на этот же поезд. Проводница, увидев, что мы вдвоем прём упакованную байдарку, встала в позу и категорически отказалась нас запускать в вагон. Начались препирательства, а тут наш новый знакомый Андрей Брянцев, с таким точно же тюком подходит. В общем скандал был бы жуткий не ткни бы Андрей проводнице приказ МПС, в котором черным по белому сказано, что туристское снаряжение допускается к перевозке без ограничений. В принципе наша проводница впоследствии оказалась весьма приличной теткой, но поначалу мы о ней так не подумали.

В поезде, как всегда едва дернулся вагон, мы выпили по кружке водке с джин- тоником и провели весь путь в приятнейшем безделье.

Утром следующего дня прибыли в Питер и сразу встал вопрос, как перебраться на Ладожский вокзал. После недолгих блужданий договорились с водителем микроавтобуса и за 800 рублей на восьмерых добрались до вокзала. Надо отметить, что Санкт-Петербург -Ладожский - абсолютно новый весь с иголочки вокзал, где кое-где ещё видны строительные пятна. Прибыв на вокзал, мы поразились его абсолютной пустоте. На весь вокзал в то время было не более двух десятков человек и то в основном местного персонала. Запомнился такой штрих - на подходе к вокзалу стоит пятиэтажка на одной из балконов которой висит плакатик следующего содержания -

"Вокзал быстрее надо сдать, как людям рядом жить - плевать!".

С самого вокзала отправляется 6-7 поездов и столько же электричек на день, так что в основном он пустует. Архитектура вокзала - смесь бульдога с носорогом - некоторые удачные решения дисгармонируют с плохо прикрытой безвкусицей. В общем, нам вокзал не понравился, несмотря на то, что в нем достаточно чисто и постоянно снуют уборщики и уборщицы.

Сели в поезд без особых проблем - питерские проводники, в отличие от харьковских, люди попривыкшие к туристскому люду и нас пропустили в вагон без всяких осложнений и до Беломорска мы добрались без приключений и опозданий. Наши друзья, помахав нам руками, покатили дальше, а мы, выскочив на перрон Беломорска принялись ожидать наш очередной поезд. Поразила погода в Беломорске, впервые за три года наших наездов в Карелию, температура ранним утром была около 30 градусов - было жарко и сразу же появилась мошкара, которая в принципе не сильно нам надоедала, но дала понять, что в лесу нас ожидают к себе на ужин. Поезд Мурманск-Вологда прибыл с небольшим опозданием и стоянка была сокращена, да и с посадкой в вагон мы промазали, поэтому пришлось бегать лишних метров 100. Погрузились в вагон мокрые до кончиков ногтей. Что делает любой вспотевший человек? Правильно - идет мыться. Должно быть, мы сильно увлеклись этим занятием, потому что молодая проводница осмотрев результаты нашей помывки, выдала такой глагол, над которым я внутренне хохочу до сих пор.

Великий и могучий русский язык может стерпеть и "миллионопалую руку" Маяковского, и "консенсунс" Горбачева, стерпел он и глагол безвестной проводницы нашего вагона. Видимо сильно возбудившись от того, что мы немного посвинячили в туалете она подошла к нам и на весь вагон объявила, что до нас де туалет был чистым, а мы пришли и

- ВНИМАНИЕ!- "НАУПОЛИВАЛИ везде!". Убей меня, но такого глагола нельзя найти ни в одном из справочников толкового словаря, включая словарь Даля. До нас не сразу даже дошел смысл сказанного, а когда дошел, мы посмеялись вволю над литературными изысками нашей временной хозяйки и смиренно приняв от неё тряпку, я отправился и убрал в туалете следы нашего "науполиванивания".

От Беломорска до Кушы не более 120 км., но ехали мы их более 5 часов и при подъезде к Куше погода резко испортилась - небо затянуло тучами и пошел дождь, как позже выяснилось - первый дождь на протяжении последнего месяца, впрочем, нас это не порадовало.

Выгрузились в Куше и мы с Валиком сразу же отправились на поиски лесника, который по словам наших друзей осуществляет за определенную плату заброску групп на Олову - правый приток Илексы. Искать долго не пришлось. Сразу же за сгоревшей дизельной электростанцией мы увидели "уазик" лесника и тот согласился за "скромную" сумму в 1000 рублей доставить нас к вожделенному началу маршрута.

Сгоревшая дизельная электростанция напомнила мне пору моей военной молодости, когда на Дальнем Востоке сплошь и рядом были точно такие же сгоревшие дизельные, а на моем веку я пережил как минимум два пожара связанных с эксплуатацией подобных электростанций.

Украина и Россия - по образному определению поэта - близнецы- братья или сестры, если хотите, но усилиями политиканов, продажных ментов и не менее продажных таможенников в купе с пограничниками (как с одной, так и с другой стороны), нас усиленно делят на "своих" и "иностранцев". Поэтому, едва мы ступили на землю Куши, то сразу же попытались поставить штампик о своем пребывании в этих отдаленных краях, но поскольку сельсоветом Куша не располагает, то за неимением лучшего мы отправились в станционное здание "Куша", состоящее из нескольких соединенных между собой модулей, где на наши миграционные карточки и было прилеплено - "Куша. Северная ж.д." - вот так коротко и ясно.

1. Олова

Вскоре подъехал "уазик" и мы покатили навстречу мечте. Дорога длиной километров 70 была довольно приличной и только в некоторых местах наша машина переползала через небольшие препятствия. Лесник Василий оказался приятным собеседником и отличным водителем и уже через пару часов мы подкатили к живописной груде металлолома (остаткам ремонтной бригады) возле моста через Олову откуда нам и предстояло стартовать на следующий день. Крайне возбужденные мы бегали к реке и обратно и даже позабыли про то, что было бы неплохо угостить нашего водителя и дать ему передохнуть перед обратной дорогой. Пусть он простит наше нетерпение, авось мы когда-нибудь ещё попадем в те края и тогда воздадим ему должное. Оставшись одни мы первым установили палатки и сразу же принялись собирать байдарки.

За три дня до похода Валик мотался в Москву и купил там новенькую шкуру с фартуком для своего "Тайменя". Красивая шкура - сине-розовая и сколько же она выслушала матюков Валентина вместе с нами - уму непостижимо. С грехом пополам одолели сборку "Тайменя", а про мою многострадальную "Свирь" и говорить не хочется. С момента покупки я собирал её в четвертый раз и каждый раз сборка происходила с таким скрипом и нервными расстройствами, что и вспоминать не хочется.

"Свирь" крайне неудобна в сборке, а обилие пластмассовых деталей делает её весьма уязвимой для многократных сборок-разборок, да и на общую надежность лодки сильно влияет, хотя на воде, в сравнении с "Тайменем" "Свирь" на две головы выше, особенно при прохождении порогов. До позднего вечера мы так и не смогли втроем собрать мою лодку - плюнули и пошли пить водку, тем более что повод был (а кто ж его не найдет, когда выпить хочется!).

Я, как майор запаса, и Валентин, как вполне действующий прапорщик решили посвятить вновь испеченного лейтенанта - Олега - в офицеры. Все происходило по заранее отработанному сценарию - стакан водки до краев и две звезды на дне. Олег мужественно опорожнил стакан и на одного офицера в Вооруженных Силах стало больше. Кстати, мы сбились в теплую кучку в большой палатке Валентина, так как на стоянке нельзя было и нос высунуть - вся таежная гнусность слетелась к нам на пиршество. Столько комаров и мошки мы не видели ни в одном из своих предыдущих походов и охарактеризовать её можно было только одним словом - тьма!.

На следующее утро мы все-таки победили сборку моей байдарки и двинулись в путь. Мои первые впечатления были отнюдь не восторженными, и на листочке бумаги я написал тогда - "Олова речка никакая". Сильно петляет по болотам и только пару моментов можно выделить как заслуживающие внимания. Наш московский друг Игорь предупредил нас, что придется попетлять в ивняке, но тогда я даже не мог себе предположить, что это петляние будет весьма интересным. Представьте себе, что речка шириной метров 15-20 за одним из поворотов вдруг сужается до метра-полутора стремительно уходит в заросли ивняка и начинается самый, что ни на есть слалом в ограниченном пространстве. Берега речки очень близко и поэтому приходилось не столько грести, сколько отталкиваться чем придется - и веслами, и руками от свисающих прямо к воде ивовых веток. Движешься как в тоннеле и понятия не имеешь где ты находишься и что там наверху. Пробирались мы так минут 15-20, а нам казалось, что это длится гораздо дольше. И в первый день нашего пути это было наиболее впечатляющим моментом. Наш второй экипаж, едва став на воду, тут же развернул спининги и при первом удобном случае блеснил воды Оловы. При первом же забросе вытащили окуня и Олег тут же прокомментировал - "Детский сад!". Дальше мне пришлось подгонять наших азартных рыбаков, но не тут то было, каждый поворот реки они воспринимали как самое рыбное место в их жизни и старались изо всех сил поймать что-нибудь пожирнее.

В тот день я впервые самостоятельно в охотку искупался в северной речке - было жарко и вода была вполне прогретая и подходящая для купания.

Только к позднему вечеру мы догреблись до Олова-озера. Само Олова-озеро довольно широкое - до полутора-двух километров и мелкое, в любом месте мы доставали веслом до дна.

На самой Олове стоянок приличных почти нет - берега либо сильно заболочены, либо покрыты буйной растительностью с огромным количеством комаров. Вообще-то надо сказать, что первых три дня кровососущие достали нас крепко. Против них не помогал ни крем, ни дым и вообще ничего не помогало. Бывало сунешь морду лица прямо в дым костра, а оттуда стая мошки вперемежку с комарами - "З-з-з-з!"

Ужас какой-то и как на зло впервые мы не взяли шляп с противомоскитными сетками. Вся лодка передо мной была усеяна комариными трупами, но лично мне помогало это мало. Правый глаз сразу же опух и я стал похож на одноглазого Сильвера.

На выходе из Олова-озера нашли пару домиков, которые при ближайшем рассмотрении оказались банями, возле одной из которых и заночевали. Везде болотистая почва - очень сыро и сухого места практически не найти.

На следующее утро двинулись в путь и не успели пару раз взмахнуть веслами, как уперлись в камни. Наш друг Игорь говорил как-то вскользь, что на выходе из Олова-озера шиверка метров 800. На самом деле оказался каменный завал. Я поначалу попытался быть джельтменом и ссадил Лиду на берег, но уже через пару минут понял, что дело гиблое и призвал своего матроса на помощь. Дряпались мы по этому завалу больше часа.

Полный экстрим - воды то по щиколотку, то по пояс, байде деться некуда, тянули их по камням, сверху - дождь, снизу - осклизлые и острые камни, со всех сторон комары.

На украинском ТV есть программа - "Команда "Эквитас". Так вот представьте себе картину - Лидия - в трусах и в шляпе, по пояс воде отбивается от комаров и выдает фразу следующего содержания: " Команда "Эквитас"! Тоже мне экстремалы хреновы - сюда бы их, а то по магазинам пирамидки ищут!". И что самое главное я был полностью солидарен со своим товарищем по партии. Стоило действительно загнать на наше место и тогда бы они поняли "Ху из ху!" (Who is who!).

Дальше - проще и часа через три мы вышли на Илексу- в месте слияния она шириной

метров 30 и вообще впечатляет, но нам привыкшим к бурным речкам Карелии показалась слишком спокойной. Недалеко от слияния Оловы и Илексы очень приличная стоянка на изгибе реки. Мы с Лидой пристали к берегу и решили, что от добра добра не ищут решили остаться там на ночевку, а в это время наши доблестные рыболовы - Валик и Олег ни за что на свете не хотели выпускать из рук спинингов предоставив нам почетное (по нечетным тоже) право разжигать костер и варить ужин.

2. Илекса

Утром, пристыженный Валентин, быстренько сварганил нам по чашечке кофе и пока мы продирали спросонья глаза схватил спиннинг и смотался на рыбалку. Не прошло и двадцати минут, как реку огласил его могучий вопль.

- Кум!

- Шо?

- Спасай - тону!

Но как известно - спасение утопающих -дело рук самих утопающих и Валик самостоятельно добрался до берега. Оказалось, что он взобрался на деку и при очередной заброске спиннинга свалился в воду. Было бы это с кем-нибудь другим, я бы наверное удивился, а то что Валентин свалился в воду - это уже даже стало традицией, ибо случается практически каждый год. Мокрый с головы до пят Валик вылез на берег, где мы провели его контрольное фотографирование (для истории) и отправили переодеваться в сухие вещи. После этого Валик с Олегом занялись поиском и выуживанием Валикового спиннинга, который тот сбросил в воду и на мое удивление, таки вытащили на белый свет его из вод Илексы в целости и сохранности.

Рыбу пойманную накануне мы решили закоптить. Коптильню трепетно и нежно притащил в те далекие края Валентин, а вот опилки, которые непременно должны быть вишневыми досталась честь притащить мне. Строго по инструкции мы разложили рыбу, поставили коптильню на угли и ровно через тридцать минут вскрыли дрожащими руками сей аппарат. Результат превзошел все наши ожидания - рыбка получилась на зависть вкусная с коричневой корочкой и нежнейшим вкусом прикопченого рыбьего мяса. После этого мы неоднократно запускали коптильню в дело, но больше такой вкуснотищи у нас не получалось (или рыбка нам впоследствии уже приелась?). Целый день после этого мы не столько гребли, сколько блеснили рыбу. В прошлом году мне так и не удалось поймать свою щучку и я втайне надеялся, что моя щука ждет меня на Илексе. Так оно и произошло. Валик дал мне свой старый спиннинг, показал, как забрасывать блесну и отправил меня в свободное плавание. Надо признаться, что заядлым рыбаком я не являюсь, но крайне подвержен эмоциям и очень быстро возбуждаюсь от каких-либо приятных вещей. Поначалу мне не везло, но в одной из заводей после очередного броска я почувствовал резкий толчок, начал подтягивать блесну и воды Илексы огласил мой победный рев. На крючке сидела самая натуральная щука. Ура!!! Мечта сбылась!

Далее все было более обыденно. В тот день я вытащил ещё одну щуку и двух подъязков и в результате к вечеру у нас оказалось столько рыбы, что мы не смогли её съесть за два дня. К берегу приставать не хотелось - там комары!!! Но деваться некуда, помимо получения удовольствий от рыбалки и нахождения на воде - наши организмы настоятельно требовали ещё и поесть, и поспать. Злобство комаров в тот день достигло апогея и опираясь на предыдущий опыт, мы предположили, что это к изменению погоды. Утро следующего дня подтвердило наши догадки. Стало сыро, пасмурно, поднялся ветер, и как ни странно, это нас обрадовало. Комары, не то чтобы исчезли совсем, но более не донимали нас так, как в первые три дня.

Восьмое августа мы окрестили "грёбаным днем". С утра и до позднего вечера мы махали веслами как заведенные. Рыбу по общему согласию не ловили вообще. Во-первых вчерашнюю ещё надо было съесть, а во-вторых рыбная ловля очень сильно тормозит нас на маршруте. Илекса в тот день не особенно радовала нас разнообразием пейзажей, но через пару-тройку часов мы догреблись до Тун-озера.

Тун-озеро = Тун-болото.

Довольно широкое озеро полностью заросло камышом и из байдарки абсолютно не просматривается ни в какую сторону. Олег даже вставал в лодке в полный рост, но ничего путного так и не высмотрел. Гребли мы по нему минут 40-50 и все больше по наитию, да ещё по узкой, местами полностью перекрываемой камышами, протоке. Выгребли, как ни странно, точно на выход Илексы из озера и тут, впервые за пять дней похода, увидели людей. Группа москвичей прибыла на Илексу на два дня раньше нас и мы все это время буквально наступали им на пятки. Гребной рывок в этот день помог нам нагнать их и дальше мы пошли практически одним темпом, то они перегонят нас, то мы их.

На выходе из Тун-озера стоит кордон егерей и мы, предупрежденные о том, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а за пребывание в Водлоозерском парке необходимо платить ринулись осаждать этот кордон, чтобы обзавестись квитанцией и легализировать свое пребывание на Илексе. Ходили вокруг, стучали в окна, но не тут-то было, кордон был пуст. Посовещавшись, решили отгрести от кордона и встать на первой попавшейся стоянке. Время было довольно позднее, когда мы причалили к стоянке на высоком левом берегу и практически уже в темноте поставили палатки, за погоду не выпили и улеглись спать. Под утро я был разбужен громкими ударами по воде и поскольку место было довольно безлюдное, решил выползти из палатки и проверить, что же это мешает нам спать. Оказалось - выдра. Доплывая до зарослей речной травы и кувшинок она делала сальто и громко била хвостом по воде. Таким образом она пугала рыбу и добывала себе пропитание. После побудки мы обсудили её поведение и решили, что "тыдра" далеко не глупа. Кстати, "тыдрой" обозвал её я, припомнив бородатый анекдот.

"Стоит заяц на берегу и орёт.

- Тыдра!

- Тыдра!!! Твою мать я сказал!

Выныривает выдра и с достоинством говорит:

- Между прочим, не тыдра, а выдра!

Заяц усмехнулся и в ответ:

- Вот ещё, буду я всякую б… на "Вы" называть!"

Утро не радовало нас хорошей погодой, моросил мелкий дождь, было сыро и ветрено.

Прочитав описание небезызвестного Михаила Афанасенкова, мы определили, что невдалеке от нас находится, судя по описанию, "чудная стоянка на высоком правом берегу". Решили, что сегодняшний день посвящаем рыбалке и быстро собравшись отгребли к новому месту. Гребли недолго - минут 20-30 и на правом берегу действительно оказалась стоянка в высоком сосновом лесу, но вот особых изысков мы за ней не заметили - стоянка, как стоянка. Но тем не менее, жребий был брошен и мы на скорую руку установив палатки ринулись на рыбалку. Валик с Олегом оказались проворнее и опередили нас минут на пять, пока мы с Лидой вошкались на берегу.

Они быстренько догреблись к одному чудному изгибу реки и принялись усердно блеснить реку. Мы подплыли к ним и я задал что ни есть самый рыбацкий вопрос: "Ну что - клюет?". Увы, у ребят не клевало, тогда я ради выпендрежа сказал им, что сейчас я научу их как надо щук ловить и сделал первый заброс спиннинга. Уж я не знаю, то ли что-то свыше благоволило ко мне, то ли место я выбрал удачнее, чем мои приятели, но только в первый же заброс на мою блесну бросилась довольно приличная щука. Торжествуя, я подтащил её к лодке и Лида вытащила щуку в лодку. Пару слов о Лиде. После завершения похода она заявила, что это не я, а она словила всех щук и в этом есть огромная доля правды, так как всех до единой щук из воды вытаскивала она, а моя задача только заключалась в том, чтобы подтянуть добычу поближе к лодке. Я взвыл от восторга, мои приятели от зависти. Дальше -больше. Мы вытянули из воды ещё одну щуку, затем попытались вытянуть ещё одну (неудачно), а Валик с Олегом по-прежнему бросали блесны впустую. Наконец, они не выдержали и поплыли искать другое место, вслед за ними подались и мы. Потом мы ещё часа два безуспешно пытались хоть что-нибудь подцепить на крючок, но, наверное, у щук был обеденный сон. Когда мы уже совсем разуверились в том, что нам удастся что-либо поймать, как после очередного заброса леску резко повело. Судя по тому, как изогнулся спиннинг добыча попалась немалая и я стал осторожно подводить её к лодке. Лида изготовилась к вытаскиванию щуки из воды в лодку, как вдруг эта самая добыча вынырнула из мутной воды прямо перед носом лодки и широко разинула пасть.

Кит, а не щука!!!

Лида шарахнулась от неё, а сама щука, по-видимому, решив, что ей нечего церемониться с нами резко дернула хвостом и поднырнула под лодку. Спиннинг изогнулся донельзя и резко распрямился после этого. На его кончике сиротливо скукожилась леска - ни блесны, ни щуки. Во всем был виноват я сам, а точнее мой нулевой опыт рыбалки со спиннингом. Моя катушка не была отрегулирована должным образом и щуке не составило (при её то размерах!) оборвать блесну и убраться восвояси. Делать нечего прицепили другую блесну и продолжили бесполезное, но такое азартное занятие. Через некоторое время подгребли Валик с Олегом и мы наперебой стали рассказывать им, что чуть было не поймали "вот такую-ю-ю-ю" щуку.

На лице моих сотоварищей отразился неподдельный интерес и Валик деловито осведомился, а куда именно, я делал заброс. Естественно, я, не ожидая никакого подвоха и будучи твердо уверенный в том, что "снаряд дважды в одну воронку не падает", указал на то место, где притаилась подлая жительница водных глубин.

Надо же было такому случиться, что Валентин едва закинув блесну, вдруг заорал: "Есть!".

Дальше картину описать невозможно, нужно было только видеть, как Олег лихорадочно собирает подсак, а Валик от возбуждения прямо-таки горит. Короче говоря, вытащили они эту щуку и первым делом я поинтересовался, а нет ли в глотке у щуки моей драгоценной блесны.

Не напрягайся читатель!

Блесны не было, что впрочем, не сильно меня расстроило, так как я мог заявить, что наверняка моя щука была больше.

С некоторых пор в нашей компании стал действовать закон - кто ловит рыбку, тот её родимую и чистит. Делать нечего поскоблил я своих щук и стал посматривать, как с этим делом справится Валентин, а тот, как на грех, объявил, что неплохо было бы побаловаться рыбными котлетками.

- Нет проблем - сказала Лидия и вручила Валентину нож.

- Скобли!

И мой драгоценный кум принялся увечить щучье тело вдоль и поперек. Часа два возился, но наскоблил щучьего мяса штук на двадцать больших котлет. Я справедливо сосчитал, что на каждого прийдется штуки по 4-5 котлет, а дальше пошла такая пьянка под щучьи котлетки, что на утро Лидия заявила, что съела только две котлеты, а куда делись остальные непонятно.

Чего тут не понять! В тот вечер мы приговорили литра 3 разведенного спирта и понятное дело - к хорошей выпивке требовалась хорошая закуска, которая на тот момент у нас имелась в изобилии. Мы действительно славно посидели в тот вечерок и тихие воды Илексы оглашали наши надрывное вопли, которые мы гордо именовали песнями, на русском, украинском и иных языках, которые мы только смогли воспроизвести своими пьяненькими голосами.

Утром погребли дальше, но то и дело разматывали спиннинги и бросали блесны. Удивило то, что на довольно коротком отрезке реки нам попались на глаза несколько туристских групп из Питера, Минска, Москвы, чего ранее не наблюдалось вообще. Целый день мы гребли до Монастырского озера, но ничего путного в тот день так и не поймали.

По всем расчетам должно уже было быть это самое озеро, а его все нет и нет.

Устали - встали на перекус. Берега - никакие, за весь переход почти не было приличных стоянок, а если они и были, то соответственно, уже были заняты вышеуказанными группами. Только развели костерок и разогрели кипяток, услышали тарахтенье моторной лодки. Моя запоздалая команда тушить огонь способствовала только тому, что над углями поднялся столб дыма, который демоскировал нашу позицию и выдал с головой наше местонахождение. Все дело в том, что мы были предупреждены о том, что костры разводить вне оборудованных стоянок запрещается и что за это дело грозит штраф. Причаливший к нам егерь был сильно удивлен тем, что мы остановились не на стоянке, до которой оставалось метров 100 не больше. Так оно и было, но не зря говорят - знал бы прикуп, жил бы в Сочи.

Наш егерь оказался челорвеком словоохотливым и незлопамятным. Он простил нам пригрешение с костром и по-божески снял плату за посещение Водоозерского парка.

К сведению туристов из Украины, Белоруссии и и иных приближенных к России мест - следует учесть, что все мы ввместе называемся иностранцами и хоть круть, хоть верть обязаны платить значительно больше россиян, что и описано в расценках Водлоозерского парка. Одно радует, все те, кто зачли нас в иностранцы не учли человеческого фактора. Короче говоря, заплатили мы как простые российские обыватели и весьма удовлетворенный егерь убыл восвояси. Мы же, закончив трапезу и став на воду, буквально через минуту выгребли на просторы Монастырского озера.

Красота "неописюемая"! Впрочем, нам было не до красот и едва попав на озеро, мы тут же начали забрасывать блесны. Поначалу все было впустую, но вот при очередном забросе почувствовалось дрожание лески.

"Есть!" - думал щука, а вытащил красавца язя. Затем щуку, затем ещё щуку, затем ещё.

Наш второй экипаж изнывал от зависти, так как им в тот день решительно не везло.

Азарт рыбаков увлек нас настолько, что и глазом не успели моргнуть, как на часах перевалило за отметку "9". Поднялся ветерок и наши байды стало захлестывать волной. Надо было бы подумать и об отдыхе, тем более что в тот день мы собирались пройти и Монастырское, и Ик-озеро.

Под конец Валик с Олегом пристроились дергать из- под камышей довольно приличных окуней-горбачей, а я раз за разом впустую кидал блесну.

"Ну все - в последний раз и сматываем удочки" - сказал я и закинул блесну.

"Трам - тарарам" - ругнулся я и с горечью объявил - "Зацеп! Поплыли отцеплятся".

Блесна зацепилась за какую-то корягу и нам ничего не оставалось делать, как плыть и отцеплять её. Не было печали - так черти накачали. Волна била по носу лодки и мой матрос недовольно ворчала. Ещё-бы, ведь она предложила смотаться с озера ещё с час назад и все это время терпеливо сидела на выловленных ранее щуках, поскольку их более сложить было некуда как только под ноги Лидии.

Отцепимся и гребем к берегу. Проплыли мимо зацепа и я дернул леску в другую сторону и - "О, чудо!" коряга ожила и леска завибрировала от напряжения. Судя по нагрузке на спиннинг добыча оказалась нешуточной. Потихоньку подтягивая леску я понял, что такой добычи я ещё не ловил в своей сознательной жизни.

"Валик" - заорал я. - "Подсак готовь".

Далее все происходило, как в старом фильме, где все герои совешают действия в ускоренном темпе. Едва Валик с Олегом подгребли к нам, вынырнула и сама обитательница глубин. Как мне тогда показалось, огромная щука и неторопливо, как-бы чувствуя свое превосходство, поднырнула под лодку. Этот щучий маневр за два дня я встречал уже второй раз и первый раз это закончилось плачевно для нас и счастливо для щуки. Точно такую-же шутку, с нами собирались сотворить и в этот раз. После того, как щука поднырнула под лодку от её неторопливости не осталось и следа. Мощный рывок и спиннинг изогнулся дугой.

"Ну, все - кранты. Сейчас либо блесну оборвет, либо спиннинг сломает" - мелькнуло в голове, но на этот раз катушка спиннинга была отрегулирована должным образом, и в критический момент леска сошла без усилия, и щучий удар оказался в пустоту. После этого щука понервировала нас ещё минут пять.

Валик авторитетно заявил: "Ничего - пусть потаскает. Все-таки две лодки это киллограмм четыреста с гаком будет" - и уверенно добавил - "Никуда не денется - выдохнется!".

Так оно и произошло. Через некоторое время я осторожно подтащил щуку к лодке, щука дернулась ещё пару раз, но ребята подвели подсак и хотя он согнулся под тяжестью нашей добычи, но все же общими усилиями щука была вытащена из воды. Правда, положив её перед собой, Валентин впутал в сетку подсака несколько штук блесен, но это уже мелочи.

Посовещавшись, мы решили завязывать с рыбалкой и возвращаться на стоянку, которую порекомендовал нам егерь, тем более, что никаких других стоянок поблизости не было.

Щуку со всеми предосторожностями воткнули в нос к Лидии и на полпути злобная зараза впилась к ней в сапог всеми своими зубами. Лидия поорала благим матом, но щуку из под своей опеки не выпустила.

Стоянка располагалась как раз на входе в Монастырское озеро. Справа - река, слева - болото, впереди - озеро, а сзади - узкая тропинка петляющая по небольшой полоске суши. Правда, как и обещал егерь, дрова имелись в наличии и место под установку палаток было в достатке, поэтому мы моментально соорудили свои временные дома и уселись за чистку рыбы. Вновь, было решено делать рыбные котлеты, но на сей раз готовить фарш из рыбного филе пришлось мне и, увы, я не назову это мероприятие приятным. Так или иначе, но часам к двум ночи мы и котлетки приготовили, и наелись, и напились, и спать, соответственно, завалились.

Ни свет, ни заря Олег с Валиком, которым мечталось поймать по вот такой-же щуке помелись на озеро, в то время, как я почивая на лаврах спокойно дрых в палатке.

Мы с Лидией уже успели и завтрак сварганить, и личико светлое умыть, и зубки почистить, а наших рыболовов все нет и нет. Наконец-то покакзался яркий розово-синий профиль Валиковой байдарки, но, увы, фанфары не трубили и горны звонко не пели. Нельзя сказать, что наши рыболовы вернулись ни с чем. Наоборот! Таких замечательных окуней весом килограмма по полтора-два каждый я в жизни не видел, но вот щуки, заветной мечты каждого рыбака на их блесны не попалось.

Наскоро позавтракали и двинулись в путь. Монастырское озеро разительно отличается от Тун-озера. Весьма широкое и довольно красивое, хотя ему не хватет гранитных изысков, допустим Энгозера или красивых живописных островков Водлоозера. Без особых приключений прошли озера Монастырское и вслед за ним сразу же Ик-озеро и вновь вошли в Илексу. План был за день дойти до Лузского озера и мы налегли на весла.

Сразу на выходе из Ик-озера слева была отличнейшая стояночка в березовом лесочке, но она уже была занята московской группой, которая ранее вновь обогнала нас.

Запомнились длинные прямые плесы, которых на Илексе превеликое множество и которые как украшают данную речку, так и делают её несколько однообразной, особенно в верхнем течении. Поздно вечером догреблись до Лузского озера и уже на закате солнца опять зашли в Илексу. Там мне удалось сделать кадр, который украсит любую коллекцию любителей природы. Вообще закаты в Карелии вещь очень красивая и абсолютно не зря в первый поход мы высыпали все как один любоваться закатом и сменившей его лунной дорожкой на берегах Пай-озера, что на Воньге. В тот раз Илона попыталась заснять ту красотищу на фотопленку, но, к сожалению, оригинал и снимок с него получились явно разные по качеству. На этот раз, несмотря на довольно скудное освещение мой "Олимпус" (бесплатная реклама) вытянул этот кадр на "Ура". Почти в темноте дошли до стоянки на левом берегу, как и сказано в описании, за островком и принялись варганить нехитрый ужин. Поели и собрались уж было баиньки, как первозданную тайгу стал тревожить непонятный рев. Рев становился все ближе и ближе и наконец из-за поворота вынырнуло не абы какое судно, а СВП, то есть судно на воздушной подушке. Небольшая такая хреновина, но рев издает как несколько автотягачей работающих на максимальных оборотах. Сия посудина пронеслась мимо нас ослепив фарой и понеслась дальше ко входу в Лузское озеро. Там для любителей экстрима с тугими кошельками создано что-то вроде гостиницы может быть с песнями, плясками и девчонками в придачу (не знаю, не был - не верите, проверьте).

На следущее утро мы решили сделать дневку и заняться рыбалкой. Долго спорили как быть и решили, что один экипаж будет удить рыбу до обеда, а второй - после.

Кинули жребий и выпало идти первыми нам с Лидией. Хотелось, конечно, отдохнуть, но делать нечего взяли удочки и поплыли на озеро. Холодно и ветрено, рыбалка - никакая. За четыре часа выудили трех сигов (правда, неплохих) и вернулись обратно. Мимо опять пронеслась хреновина с моторчиком как у Карлсона и опять тишь да блаж.

Часа в два дня пошабашили с рыбалкой и вернулись на базу. Валентин с Олегом так и не сдвинулись с места, прекрасно осознавая, что здесь ловить нечего. Остаток дня провели за ужасно приятным времяпровождением - впервые за поход сели и раскинули на троих картишки.

Утром собрались и в путь. Через несколько минут гребли уткнулись в Охтомские пороги. Пожалуй самое серьезное препятствие на Илексе и где-то на середине порога сзади послышался рев - уже досконально известное нам привидение с моторчиком доганяло нас на всех парах. Мы с Лидой прижались к берегу, а СВП, обдав нас водной пылью, лихо пронеслось прямо по камням. Замечательное зрелище надо признаться. Кажется вот-вот СВП врежется в камни, ан нет, резиновая оболочка охватывает камень сверху и данное транспортное средство без особого труда прёт дальше. Проскочили пороги дальше проще.

На одном из поворотов реки открылось прекрасное зрелище - остатки заброшенной старообрядческое деревни Калакунда. С воды смотрится просто блеск. Пара полуразвалившихся изб, новенький приют для туристов и тоже весьма свежий поминальный крест, исписанный старославянской вязью. На помосте поминального креста множество монет разного достоинства - в основном рубли и копейки России, но и "Рідна УкраЇна" не оплошала и я увидел несколько пятаков со ставшим для нас уже привычным трезубом (кстати, персонально для россиян - гербом князя Киевского - Великого Владимира, того самого, что крестил Русь). Это уже потом трезуб стал символом, как в советское время называли, - бандеровцев, а сейчас - воинов Украинской Повстанческой Армии. Кто прав, кто виноват - пусть историки разбираются, а у меня в тот момент все-таки на душе потеплело от той мысли, что земляки побывали и здесь.

Облазили все местные достопримечательности и поплыли дальше. Недалеко уже от поста егерей наткнулись на прелестную стоянку на левом берегу. Она примечательно ещё и тем, что на ней висит довольно большой плакат на пластике, извещающий о том, что именно здесь берёт свое начало тропа под названием "Монастырка".

А вот дальше стало становиться совсем неинтересно - появились люди! За постом егерей и на правом, и на левом берегу реки стали попадаться рыбаки. Известное правило - где много людей - рыбы нет. Мы попытались его опровергнуть, но, увы, - людей много, сеток, которыми исполосовали и реку и озеро тоже много, а рыбы - нет. По обеим берегам реки рыболовы сушили и вялили мелкую рыбешку, которую мы ещё несколько дней назад и за приличную рыбу не считали и не брали таковую вовсе. Мы сделали несколько бесплодных попыток выловить хотя-бы что-нибудь, но все понапрасну. Почти дошли уже до места стоянки, как вновь появился призрак с моторчиком и остановился возле нас.

За стеклом, стоял молодой придурковатый парень, наверное из породы новорусских и целился на нас объективом видеокамеры. Подобной пакости не стерпел Олег и прветственно помахав рукой, послал всех кто находился в аппарате куда подальше. Там видно хорошо поняли куда именно их послали и взревев мотором СВП унесла своих обитателей прочь. Буквально через пять минут после вышеописанных событий перед нами открылась широкая гладь Водлоозера.

3. Водлоозеро

На правом берегу стояли почти заброшенные рыбацкие избы и какой-то деревянный сарай, на стене которого был прикреплен ну очень древний плакат-схема. На проржавевшей поверхности изображено Водлоозеро и способы его преодоления. Возле сарая рос прелестный малинник, ягодами которого мы насладились вдоволь. Вообще-то у меня и дома малины - пруд пруди, но как говорится, коленкор не тот. Психологическая атмосфера в нашем небольшом коллективе достигла точки кипения и за ужином первый тост, который я поднял, был за дружбу и за улыбки мира, и за сердечность встреч, соответственно.

На столе, за которым мы сидели, чья-то заботливая рука совсем недавно старательно вырезала "Запоріжжя", к чему я тут же, высунув язык, добавил "Харків".

Знай наших! Вообще-то я против таких автографов, но ничего не поделаешь - душа требует оставить память о своем прибывании, тем более, что на этом самом столе куча надписей с одним словом - "Москва". Засилье москвичей в карельских краях просто поразительно. Куда ни плюнь в москвича попадешь - это я не с обидой говорю, а с затаенной завистью. Просто хотелось бы в тех краях встречать как можно больше своих земляков. Вернемся к столу. За не простой, в общем-то, поход поднакопились мелкие обидки, небольшие трения, которые грозили вырваться из-под контроля и надо было решить эту проблему раз и навсегда. Мы её и решили, утопив все свои напасти в вине, а точнее в разведенном медицинском спирте, до которого мы во всех походах чрезмерно охочи. Бесплатно делюсь рецептом приготовления водки из спирта.

Полуторалитровая баклажка наполняется на 1/3 спиртом из соседней бутылки, затем добавляется две чайные ложки сахара, потом колпачок уксуса, затем берется водичка прямо из речки - все это тщательно перемешивается и натюр-продукт готов. Данная рецептура начисто отбивает спецефический спиртовой привкус и запах, легка и полезна в употреблении при больших физических нагрузках.

Ну и вылакали мы этого счастья! Ужас какой-то! Даже стыдно пером описать, хотя при всем при том, каждое утро выглядели свеженькими как огурчики и вообще спирт принимали не для упоения собственного организма, токмо приведения его в возвышенное состояние и поддержания его в прекрасной форме.

Едва забрезжил рассвет, наскоро перекусив, мы двинулись в путь. Все дело в том, что утро было довольно свежим и мы хотели проскочить хотя-бы первую половину пути по относительно спокойной воде. В описании Михаила Афанасенкова, которым руководствуются практически все без исключения, было сказано, что в безветренную погоду лучше всего сразу же идти на Ильинский погост, который по очертаниям похож на крейсер "Аврору". Эх, сказал бы я ему пару нежных и ласковых за этот крейсер. Все дело в том, что, считая себя великим знатоком в области кораблестроения, начал править не на тот остров и эта ошибка стоила нам потери минут тридцати ходового времени и наших промокших задов. Ну, обо всем по порядку. Выгребли на водную ширь и по карте определились, что грести нам по ней километров эдак 12-15. Вся беда втом, что карту скачивали из Интернета, а, соответственно, масштабной привязки никакой нет, только на глазок. В общем и целом гребли мы до Ильинского погоста часа два- два с половиной, включая крюк километра в полтора, сделанный исключительно по моей вине.

Пожалуй, первые за все время странствий по Карелии мы шли почти по центру озера на значительном отдалении от его берегов. Что до левого, что до правого берега было примерно по 4-5 километров, а может быть и больше того. Волна была небольшая, но все равно не скажу, что ощущения были приятными. Махаешь веслами до потери сил, а кажется, что стоишь на месте.

Очень много рыболовных сетей и вдоль, и поперек, и сикось, и накось. Как только рыбы на всех в Водлоозере хватает - ума не приложу. Очень часто тарахтят моторные лодки туда - сюда, но к нам они не приближались, так что первая часть маршрута прошла довольно спокойно. Купол Ильинского погоста видно издалека, хотя он немного теряется в скрывающих его деревьях. На самом острове сделан довольно мощный и длинный деревянный причал, но нам на своих утлых суденышках к нему пристать никак было нельзя. Приткнулись к берегу прямо на камни. Делать нечего подмочились и вылезли на берег. Наверное, сильно разговаривали между собой поскольку буквально после причаливания на нас сбежалось поглазеть все население острова в количестве четырех мужских особей человеческого рода. Самый вежливый из нас (только не я) - Валентин - осведомился о том, что можно ли почтить своим присутствием данный уголок земли и получив согласие, а ещё полупросьбу-полуприказ ничего не трогать, мы отправились на осмотр достопримечательностей. Безусловно, часовня и старинные ворота производят впечатление, ну а сам погост - кладбище, впрочем, довольно древнее и полузаброшенное. Четверо мужиков оказались реставраторами, так что надо полагать через пару лет данную достопримечательность задарма не осмотришь. Посадят на берегу какого-нибудь дяденьку или тетеньку в кошелек заглядывать и извлекать из оного рубли, гривны, доллары, тугрики и прочую, имеющую хождение по миру валюту. Возле часовни растет шикарный малинник, из которого мы никак не хотели вылазить. Рвали пригоршнями спелую пахучую малину и отправляли себе в рот. Перед самой часовней довольно обширный лужок непонятного назначения. Стоят похожие на гимнастические бревна, посредине торчит что-то наподобие флагштока, то ли собак там тренируют, то ли пионерские слеты с песнями вокруг костра устраивают - непонятно. Сели в лодки поплыли дальше.

Почти через час гребли дошли до Киньгострова и решили устроить перекус. Замечательный островок, как впрочем, и все острова на Водлоозере, коих насчитывается, как поясняет справочник более двухсот. Остров выгнут дугой и когда мы дошли до него то с одной стороны дул довольно сильный ветер, зато с другой было уютно и тепло. Хотели даже остаться на нем, но все же двинулись в путь. Только отошли от берега попали в сильный дождь. Не успели натянуть дождевики - дождь прекратился. И дальше на всем переходе то дождь, то солнце - никакого постоянства, одни погодные проблемы.

Берега Водлоозера сильно изрезаны и поэтому немудрено, что мы немного заблудились и не смогли завернуть в нужную нам протоку, чтобы дойти до Чуялы. Пришлось делать большой крюк и выгребли мы на Чуялинскую губу уже поздно вечером. Поднялся сильный ветер, который к тому же нагнал приличную волну прямо нам навстречу. Повторилась эпопея, которую мы прошли на Энгозере - "Ветер в харю, а я шпарю".

Ничего - выгреблись, хотя следует заметить, что удовольствие ниже среднего. Даже мой бывалый матрос и то искренне возмутилась моими действиями и потребовала немедленно пристать к берегу. С большим трудом мне удалось уговорить её догрести до какой-нибудь стоянки и как только обнаружилась подходящая парковка для нашей байды - мы немедленно пристали к берегу. Мокрые, холодные и ужасно голодные мы немедленно разожгли костер, поставили палатки и народ затребовал усиленную дозу спиртного, против чего я, естественно, возражать не стал. А на следующее утро светило солнышко и ничего не напоминало нам о том, что вчера этот край встретил нас достаточно неприветливо. Взяли в руки весла и минут через 15-20 были уже на Вамской плотине.

4. Вама

Вамская плотина представляет собой довольно старое, порядком обветшалое деревянное строение, которое, впрочем, вполне сносно выполняет свою основную функцию, а именно, обеспечивает нормальный сброс воды из Водлоозера через Ваму в Водлу.

Полюбовались плотиной, несмотря на проржавевшие предупреждения без опаски походили по самой плотине. Сфотографировались. Народу - никого, хотя на берегу приткнулось с десяток моторных лодок. Обнесли плотину и ради экономии времени не стали разгружать лодки. Стали на воду, а дальнейшие события пронеслись вихрем, да так что описать их просто не хватает слов. Выброс адреналина был ещё тот!

Сразу же плотиной начинается затяжной порог "двоечка", а дальше целая вереница порогов и порожков, перечисление которых займет добрых три строки. Ощущения, конечно же, - выше крыши!

После относительно спокойной Илексы Вама представляет собой полный контраст. Недлинная, всего то навсего 22 километра - эта речка почти целиком состоит из порогов. Задумываться некогда летишь по ним со скоростью ветра и едва успеваешь уворачиваться от камней. По всей реке довольно высокие валы воды и лодка идет по ним как на американских горках. Вверх - вниз - от восторга я даже орал во всю глотку, но мои восторги категорически не разделяла Лида, оно и понятно - матроса, сидящего впереди лодки часто - густо накрывало с головой. Мы и не заметили, как проскочили на "ура" первую "троечку". В заводинке остановились отдышаться, а заодно и рыбку половить. На Ваме водиться какой-то особенный Вамский хариус и мы непременно хотели попробовать поймать, ну а затем, естественно, съесть этой чудо рыбы. Сразу же замечу, что все наши рыболовные потуги были обречены на провал и ничего путного мы не поймали, зато после каждого порожка на Ваме обязательно стояло два-три рыбака, а каждый свободный кусочек реки обязательно был перегорожен сеткой, и куда только рыбнадзор смотрит!? Долго ли, коротко ли, но часа через полтора - два мы добрались до порога Островец, прохождение которого заслуживает особого описания.

Перед самим порогом остановились вроде бы как осмотреться, причалили к берегу и я уже созрел для того, чтобы выйти и осмотреть прохождение порога, но тут подоспели Валик с Олегом и поинтересовались, что за порог. По описанию Афанасенкова - "ничего сложного. Стоит только вписаться в левый поворот и обойти стоящий неудобно камень".

Валик с Олегом решили идти первыми и поскольку сразу же за спокойным плесом начинается стремительный спуск в порог мы с Лидой лишь увидели, как лихо скользнул в стремнину их розово-синий "Таймень". Мы, как всегда, выждали секунд 20-25 и пошли следом. Дальнейшие события навсегда записались на пленку моего головного мозга.

Вход в сам порог представляет собой довольно мощные водяные валы, к которым мы, собственно говоря, уже привыкли на Ваме. Подпрыгнули несколько раз и вдруг видим такую картину. Наш "Таймень" по самое никуда в воде, Олег бултыхается по носу лодки, а Валентин отчаянно пытается не оторваться от кормы, а тут мы с песнями и плясками летим на них. Злополучный камень находиться как раз в том месте, где речка делает поворот на 90 градусов и наш первый экипаж не сумел вписаться в этот поворот в результате чего "Таймень" навалило бортом на камень. Остальное дело техники. Две-три секунды и в лодке было уже литров двести воды. Затрещали шпангоуты и Валентин, который за годы странствий по Карелии уже в совершенстве овладел этой командой, выкрикнул - "За борт!".

Олег - это не я, который поразмышлял бы прыгать в холодную воду или нет, среагировал моментально и тем самым, собственно говоря, и спас лодку.

Валик потом рассказывал, что больше всего боялся, как бы мы голубчики на них сверху не навалились (благо прецедент был на Поньгоме), ну да ничего - обошлось.

Вернемся на наше судно. Мы, естественно, тоже не смогли обойти этот камень, но поступили как чайники и вскользь замечу - правильно поступили. Когда стало понятно, что ни влево, ни вправо нам от камня не уйти мы просто наскочили на него носом. За счет того, что моя "Свирь" была с поддувными бортами мы довольно легко на треть корпуса выскочили на камень и дальше началось самое интересное. Мощным потоком корму лодки развернуло по течению и мы оказались кормой по фарватеру. Лида уперлась веслом в камень и мы сошли задом по струе.

Впереди "Таймень" полузатопленный, два члена экипажа в воде захлебываются, а тут ещё мы задом наперед в пороге - картина хуже некуда и тут на Лидию нашло озарение, без команды мы вдвоем налегли на весла так, что казалось они вот - вот сломаются от перенапряжения, но все-таки успели за два гребка выскользнуть из фарватера (поверьте - это было непросто). Нос лодки попал в боковую струю, мы немного помогли и в результате во вторую ступень порога мы вошли как полагается носом вперед. На повороте застрял Валик - его то и дело захлестывала вода, но он только успел крикнуть - "Спасайте Олега!". Собственно говоря, мы и остановиться то там не смогли бы.

Так что Валентину Викторовичу второй раз за поход пришлось примерять на себя формулу - о том, что "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих".

Сразу же за поворотом, где остался Валик метров 15-20 относительно стоячей воды. На правом берегу расположилась очередная московская тургруппа, которая с болезненным любопытством наблюдала за происходящим, но не предпринимала абсолютно никаких действий по спасению нашего "Тайменя". Впрочем, задумываться над этим было некогда и мы полетели вдогонку за Олегом. Сам Олег то и дело пытался заползти на лодку, но всякий раз водой его сбрасывало в речку. Потом он рассказывал, что слышал, как я командовал - "Табань! Левым! Правым!" и т.д., а сам про себя думал - "Они хоть уворачиваться могут, а я своими коленками по камням как по Бродвею".

Впереди метров через сто был старый мост и нам кровь из носу необходимо было перехватить лодку с Олегом до него. С задачей мы справились, но не скажу, что спасение тонущего экипажа для нас было отработанной задачей. Обвязка оказалась только на носу нашей лодке, а на "Таймене" её не оказалось в нужный момент вообще, так что кинули веревку Олегу и на оттабанке притянули его к берегу. Только когда ткнулись носом в берег я почувствовал облегчение. Олег дрожал как осиновый лист, но был бодр и весел. Его хватило даже на то, чтобы дождаться пока я вытащу фотоаппарат и запечатлею это событие для истории. Через пару минут примёлся и Валентин. Оказывается, что на том повороте где мы его бросили, он ногой попал в расщелину и наглотался порядком воды, но старый вояка весла не бросил, о помощи не скулил, в общем, вел себя так, как и полагается старому морскому волку - "Сам погибай, а о товарище позаботься и весла не брось!"

Вылезли на берег и первым делом я пошел разводить костер, дабы согреть продрогшие души моих побратимов. Валентин, едва оклемавшись от пережитого, сказал, что порог оказался с изюминкой и погибнуть в нем, что два пальца…

В свою очередь Лида, которая шлялась по берегу, свистнула нас и аккурат на том месте, где мы причалили к сосне была прибита деревянная табличка, что на этом месте погиб (простите, забыл фамилию) один из предыдущих наших товарищей.

Нависла тишина, каждый осознал, что будь этот порог чуть построже с нами вполне вероятно могла добавиться ещё одна фамилия (не дай то Бог!).

Сварганили перекус, развесили на просушку вещи, а тут нас догнала та московская группа, что стояла чуть выше и наблюдала за нашим лихим прохождением порога.

Мальчики и девочки в касках, спасжилетах, на плече у каждого мальчика спасательной веревки метров по двадцать - в общем экипированы по всем правилам. А мы, как выразилась Лида - "В панамочках и футболочках", почти без страховки.

Тут же было решено, что это последний поход, где мы наплевательски относимся к своему снаряжению и что в следующий раз наша экипировка должна быть - от и до.

В принципе мы уже вплотную интересовались стоимостью экипировки, но пока на все просто не хватает средств. В три прыжка я сбегал осмотреть мост и потихоньку ужаснулся. Первых три пролета моста в заломах из топляка, проходной лишь третий пролет, а последние два все в камнях. Так что если бы мы вовремя не оттянули Олега с байдаркой, то финал был бы печален. Либо байдарку утопило бы, либо побило бы о камни и вновь-таки утопило, либо ….., впрочем, хватит фантазировать - обошлось, и слава богу.

Валик во всей этой катавасии умудрился даже свои очки спасти, а все благодаря моему чуткому сердцу! Весь поход Валик канючил у меня шнурок с авторучки и под занавес я сменил гнев на милость - отдал ему этот шнурок, который и спас очки на его глупой башке. Юбку с него все-таки сорвало водой и дальнейший путь он проделал, смастерив себе юбку из полиэтилена, что, впрочем, не помешало ему успешно завершить поход почти сухим.

Подсохли и пошли дальше. По пути было ещё несколько порогов от которых захватывало дух и которые потребовали от нас максимума стараний и умения, но к нашему счастью до экстрима дело не дошло (под экстримом я понимаю незапланированное купание в бурных водах Вамы).

Запомнилось ещё огромное количество утиных стай на Ваме. Почти на каждом плесе встречалось по утиной семейке - по 20-30 штук пернатых особей, охотится на которых у нас не было ни желания, ни возможности. Стоянок на Ваме в принципе хватает, но и людей немерянное количество. Очень много рыбаков, которые умудряются добираться через пороги или обходными маневрами на моторных лодках. Под вечер нашли сносную стояночку и едва успели установить палатки - пошел дождь. Вот так уныло закончился этот весьма наполненный событиями день. На утро опять ярко светило солнышко и мы отправились в путь. И опять, как и в предыдущий день, весьма приятные во всех отношениях пороги на Ваме, проходить которые было сплошное удовольствие. И вообще, Вама - разительнейший контраст по сравнению с Илексой- я об этом уже говорил, но не удержался и повторю вновь. У нас рассматривался вариант не идти по Ваме и завершить свой маршрут в Куганаволоке. Тем, кто собирается повторить наш путь - настоятельно рекомендую все-таки пройти Ваму - впечатления получите незабываемые. Через час после выхода мы подошли ко второму мосту через Ваму (автомобильному) за которым Вама впадает, как и говорилось в отчете Афанасенкова "в спокойную и широкую Водлу".

5. Водла

Почти сразу же за поворотом пристали к берегу, так как по описанию тут же начинается Верхневамский порог (III к.с.), который тут же переходит в порог Нижневамский (II к.с.).

Порог был описан, как достаточно серьезное препятствие и мы с Олегом побежали посмотреть так ли это на самом деле. С берега порог производит впечатление и мы решили пройти этот порог осмотрительно по одному экипажу. Правильно говорят, что обжегшись на горячем, дуют на холодное. Валик с Олегом прошли неплохо, правда в одном месте все-таки черканулись по одному из камней. Олег вылез и сказал, что ничего серьезного и пошел вместе со мной на прохождение порога во второй раз, так как Лидия Алексеевна "отказалась в пользу мальчиков" (по её же словам). Прошли порог примерно так же, как и в предыдущий раз, вот только Олег покритиковал меня за излишнюю суетливость. Оно и понятно - мальчик у нас со стажем - с четырех лет родители в лодке таскали, а я сиротинушка безземельная только далеко за тридцать первый раз сел в байдарку, впрочем, сел основательно, так, что теперь уже и не выдернуть из неё.

Дальше мы поняли, что доверять описаниям - гиблое дело. При всем уважении к описанию М. Афанасенкова, по которому ориентируется 90% всех водоплавающих того района, доверяться ему безоглядно нельзя. История связана с прохождением "Конского" порога. На самом деле порог именуется "Киньским", что весьма созвучно с украинским словом "Кінський", то есть, "Конский". По описанию, мы давным давно должны были пройти его и вроде бы как уже и прошли, но потом прошли ещё один "Киньский", потом ещё и в результате оказалось, что мы прошли аж четыре "Киньских" порога, о которых в описании не было ни слова. По всему было видно, что автор описания под конец немного устал и не стал описывать с его точки зрения незначительные пороги. Мы усиленно гребли к порогу Падун Верхний, где собирались провести дневку. Ошибочно, приняв за Падун Верхний, порог метрах в трехстах от него, мы остановились на привал. Остановились исключительно потому, что уж больно удобная стоянка в соснах, да ещё с большой ровной площадкой. Весь последующий день только и делали, что ничего не делали. Играли в карты, валяли дурака, пытались ловить рыбу (безрезультатно) и во второй половине дня, когда устав от трудов праведных я попытался поспать, Валентин вдруг обнаружил, что в лесу имеются грибы. Лучше бы он их не находил! Все ринулись на поиски грибов. Быстренько насобирали и весь остаток дня, а также часов до двух ночи чистили и варили грибы. На следующий день едва став на воду натолкнулись на порог Падун Верхний. И посмотреть есть на что, и адреналинчику хватить.

Очень красивый порог. Мощный слив метра полтора через всю реку. Рев воды и блаженное закипание крови в теле. Максимально облегчили "Таймень" и отправили Валика с Олегом в путь. В описании было сказано, что порог проходим практически везде. У нас сложилось такое впечатление, что идти нужно крайней правой струей, во всех остальных участках довольно опасно, по крайней мере на "Таймене".

Ребята вошли в струю скользнули вниз и на мгновение мы с Лидой потеряли лодку из виду - одни макушки наших ребят торчат из воды, потом рывок и лодка на полкорпуса выскакивает из воды - вот это был момент и надо признаться, что я законно гожусь этим кадром, который столь удачно выхватил из цепочки событий. За порогом ребята пристали к берегу и стали вычерпывать воду, которой за пару секунд набралось довольно много, а затем и мы с Олегом пошли на прохождение Падуна. Точно так же скользнули по струе, и точно так же нас практически с головой накрыло водой.

В самой нижней точке мы ударились о что-то днищем, но лодка выдержала, а уже через секунду мы выскочили из водяного плена. Несмотря на то, что оба были в юбках, воды тоже хватили с избытком - литров тридцать, так что, причалив к берегу, мне тоже пришлось отчерпываться несколько минут. Дальше была ещё одна "троечка", которую мы проскочили сходу и через несколько минут вышли на широкую длинную прямую в конце которой и находилась деревня Водла -конечная точка нашего водного маршрута.

Дошли до острова, который делит Водлу на два рукава и уточнили, что сразу за островом начинается порог "четверка", в который мне идти не очень-то хотелось.

Двое наших курильщиков, которые последнюю сигарету выкурили ещё вчера пристали к берегу и рванули в магазин за отравой. Я посеменил следом, а женщина, как всегда, осталась охранять лодки. Сразу же как причалили, я увидел в одном из дворов микроавтобус "Мерседес" и сразу же предположил что неспроста он тут стоит - нас голубчиков дожидается. Так оно и вышло - не успели мы отойти, как к Лидии подошел владелец заморского транспортного средства и предложил свои услуги.

Лида сказала, что сейчас вернуться мальчики, то есть мы и коллектив решит, что делать. Мальчики вернулись и на общем совете было принято решение не соваться в порог "четверку", а поберечь лодки и приступить к свертыванию наших посудин. Пошли к хозяину авто и хотя сумма, затребованная с нас, показалась нам большой - 1500 рублей - мы согласились, решив про себя, что от добра не ищут. Саша, владелец микроавтобуса, сказал, что вообще-то перевоз стоит 2000 рублей, но так как нас четверо, то нам предоставляется вроде бы как скидка. Попутно, рублей за 200, мы договорились и о бане, а также утрясли все проблемные моменты.

Собирать лодки было решено на противоположном берегу, чтобы не мешала местная шпана, которая время от времени прикатывала на бережок на всяких разных мотоциклах.

Саша вынес два весла и кинул в свою лодку казанок, назначение которого мы поняли чуть позднее. Переправились на другой берег и приступили к демонтажу наших, крепко пострадавших на Водло-Вамских порогах, посудин. Душа горела и требовала пива, за которым, недолго думая, снарядили меня и Олега. Сели в деревянную лодку и поначалу хотели грести вдвоем, но не тут то было. Чертова посудина крутилась на месте, вбирала в себя воду с быстротой "Титаника", но плыть в нужном направлении не хотела вовсе. Пришлось Олегу запрячься в весла, а мне схватить казанок и с похвальной быстротой отчерпывать воду из нашего, ну уж очень стремящегося пойти ко дну суденышка.

Подзаправившись пивом в местном магазинчике - вернулись обратно и попали на пир.

Мошка одолевала наших друзей со всех сторон, а тут ещё и на десерт мы с Олегом пожаловали. Такого буйства мерзопакостных кровососущих тварей мы не видали с самого начала нашего похода и поэтому в темпе вальса погрузили барахло в лодку и бросив Лиду с Валиком на произвол судьбы, и на съеденье мошки рванули к деревне.

Там я благоразумно решил остаться и подождать своих соплеменников в хорошо протопленной баньке, а Олегу опять не повезло и ему пришлось возвращаться назад дабы забрать Валика и Лиду из комариного плена.

Сказать, что в баньке было прелестно - значит не сказать ничего. Млея от жары, мы затем остужали себя холодным пивом и так повторялось бессчетное количество раз. После этого выскакивали на берег Водлы и с помостка прыгали в её холодные воды. Правда, Саша нас предупредил, что когда мы будем вылазить на берег, то необходимо беречь ноги, так как местная шелупонь людит пить горячительные напитки, затем бить бутылки и швырять их в воду. В подтверждение его слов на берег выползло два местных аборигена, ходивших в пионерах ещё в середине пятидесятых годов и раздавив поллитру швырнули её в воду.

После бани мы закатили пир на весь мир, благо комары не тревожили, так как мы сидели чинно и благородно во вполне приличном сарае, где хозяин хранит доски иную дребедень.

После баньки к нам на огонек заглянул и сам хозяин и хотя спирта у нас оставалось на донышке, мы закатили убойную вечеринку. Впоследствии Лидия, самая трезвая среди нас, рассказывала, что узюзькались мы как свиньи. Естественно, вся мужская часть нашей группы категорически отвергла злобные инсинуации нашей боевой подруги, но справедливости ради следует отметить, что все происходившее в тот вечер сохранилось в нашей памяти лишь урывками. Спать нам пришлось на втором этаже этого сарая, в довольно просторной и чистой комнате, единственным недостатком которой, являлся люк для лестницы. Вели мы себя надо сказать беспокойно, в смысле того, что ворочались с боку на бок и Лида не на шутку переживала, как бы мы не свалились кулем в вышеозначенный люк.

В шесть часов утра нас поднял хозяин и тут же принес нам кипяток в чайнике. Наскоро перекусив, мы забросали рюкзаки и лодки в микроавтобус и отправились в Шалу.

Весь путь, длиной километров в сто, мы провели в полудреме, впрочем, ничего заслуживающего внимания, на этой дороге и не было. К девяти утра были уже на пристани Шала. На наше благо прибыли мы туда одними из первых и взяли билеты без всяких проблем. Один нюанс. И в Интернете, и по рассказам знакомых и друзей нас предупреждали, что на "Кометы" очень не любят грузить туристов с упакованными байдарками и что при погрузке "Кометы" нам необходимо идти договариваться лично к капитану. Так оно и вышло. В кассе нам дали билеты только на людей, а на багаж, сказали, что нужно идти договариваться к капитану.

"Комета" пришла точно по расписанию и договариваться к капитану отправили меня, как негласного руководителя нашей команды, и Валентина, как самого обаятельного и привлекательного члена нашей команды.

Капитан, для пущей важности побухтел перед нами, но добро на нашу погрузку дал. Нам повезло, что в тот день "Комета" пошла не с полной загрузкой, хотя свободных мест было очень мало. Со слов команды нам стало известно, что буквально недели за две до нас капитан отказался взять тургруппу из 17-ти человек и те накатали на него филюгу в пароходство. Дало это эффект или нет, но к нам была проявлена большая благосклонность. Я был настроен решительно и в случае чего мой эпистолярный дар заклеймил бы позором капитана, но в том случае нам бы пришлось сидеть в Шале и ждать у моря погоды. Наш друг Андрей Брянцев рассказывал, что лет десять назад они так шесть "Комет" подряд пропустили, так что все были довольны и счастливы, умостившись в удобных креслах в преддверии приятного полета над водой Онежского озера.

Валик тут же смотался к стюардессе и за счет личного обаяния выцыганил у той кофе с молоком, которым щедро поделился с нами. После этого он ещё раз рванул к стюардессе, с целями, о которых можно только догадываться, но вернулся в расстроенных чувствах и заявил, что возле стюардессы уже трется какой-то местный тип. После этого мы вышли на верхнюю площадку "Кометы" полюбовались водной гладью озера и вернулись на свои места. Полтора часа пролетели незаметно и в 10.30 утра мы прибыли в Петрозаводск.

6. Петрозаводск

На протяжении трех лет подряд мы проезжали Петрозаводск и ни разу не были дальше ж/д вокзала. В этом году нам выпала замечательная возможность посмотреть этот город изнутри. Сразу же бросилось в глаза, что на водном вокзале полным полно туристов, но не таких замызганных как мы, а вальяжнее и одетых "а ля" Версачи или что-то в этом роде.

Сгрузили вещи и пошли к троллейбусу поскольку в такси наш багаж явно не влезет, а микроавтобусов по пути не наблюдалось. Первая остановка у памятника Петру Первому. Ради прикола не стали снимать снаряжения и получилось, что у всех вещей - выше крыши. Сзади лодка в упаковке, а спереди - рюкзак, все вместе тянет килограмм на 50-60.

Может быть для кого-то и немного, а у меня, честно говоря, ноги подкашивались.

Небольшая зарисовка - идем вверх к троллейбусу, а навстречу группка разнаряженных женщин. Одна идет и восхищается нами, а затем без всякого перехода обращается к нам:

"Мужики! И не жалко Вам себя!?". Честное слово, после этого Валентин даже перестал сутулиться и с ироничной улыбочкой отвечал: "Мадам! Я ещё и Вас понесу!", а Лидия скромно добавила: "Ну мы же турысты!".(читать как написано). Доплелись до остановки и стали ждать троллейбуса. Видел бы кто-нибудь нашу погрузку!

Отдельное спасибо всем пассажирам троллейбуса маршрута №1 г. Петрозаводска, имевшими несчастье передвигаться с нами в одном направлении, ничем нас не упрекнувшим и полностью вошедшим в наше нелегкое положение. На ж/д вокзале быстренько взяли билеты и у нас образовалось куча свободного времени. Хотелось пожадничать и не сдавать вещи в камеру хранения, а идти гулять двойками, но здравый смысл победил и мы, оставив вещи в камере хранения, заодно оставили там же энную сумму денег. После этого со спокойной душой отправились в город.

"И тут Остапа понесло" - эту коронную фразу можно целиком и полностью приписать моему бравому куму Валентину. Несгибаемый товарищ, которого не сломили жестокие испытания на Илексе и Ваме, попав в суету городской жизни, моментально поплыл.

Накачав свое бренное тело исключительно пивом, Валентин начал выкидывать фортеля.

Меня это сильно разозлило, но, собрав все мужество в кулак, я решил дождаться пока Валик адекватно начнет воспринимать окружающий мир.

От ж/д вокзала идет центральная улица Петрозаводска, как всегда в таких случаях, именуемая улицей Ленина.

Сам центр города оставил довольно приличное впечатление, но шаг вправо, влево от центральной улицы и все как везде - обшарпанные здания и ямы на дорогах.

Ещё один маленький штришок - убогонькое зданьице позапрошлого века постройки и на нем гордо прибита табличка - "Министерство здравоохранения республики Карелия".

Рядом ещё одно такое же строение деревянного зодчества и ещё одно министерство.

Складывается впечатление, что кто-то ради смеха нацепил эти таблички на дома развалюшки, хотя само правительство республики Карелия располагается в довольно опрятном и большом здании сталинских времен.

Весь город обойти было просто невозможно, да и подустали мы порядком, поэтому в первом попавшемся на глаза сквере устроились подремать прямо на скамейках.

Удивительное дело - за все время пребывания в парке в лежачем положении к нам не пристал ни один милиционер.

Эх, провинция! В Москве или в Питере уже давным- давно какой-нибудь Держиморда в форме с погонами начал бы регистрацию требовать и прозрачно намекать, как трудно ему живется в большом городе без денег.

Отдельное спасибо карельскому МВД за учтивость и ненавязчивость. По тому, как я рассыпался в благодарностях Вы, наверное, уже поняли, что Петрозаводск оставил самое приятное впечатление и покидали мы этот город с чувством благодарности к населяющим его людям.

Финал

Вечером сели в поезд и вперед без пересадок на Харьков. Если в прошлом году наше посещение Поньгомы оставило не очень хороший осадок, то нынешний поход навсегда запомнится своим разнообразием, своими эмоциональными всплесками и новизной чувств.

Спасибо тебе Карелия за это и до новых встреч!

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100