Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Чусрека, Илекса, Водлоозеро. Четвертый карельский поход

Автор: Сергей Минченко

 

Тяжела и неказиста
жизнь советского туриста.

Леонид - безвестный турист из Беларуси.

Глава первая - изначальная

"Скромное обаяние русского Севера" - фразу придумал не я, так что на авторство не претендую, но она как нельзя лучше подходит для начала моего очередного повествования про наши северные заплывы. Именно это скоромное обаяние влечет нас с неумолимой силой, заставляет лезть нас в непролазные чащобы и не жалея себя и своих плавсредств скакать по порогам северных рек.

Сказать о том, что нам тяжело было собраться в очередной раз - значит, ничего не сказать. Даже самые преданные и верные не нашли в себе кто сил, кто средств, кто времени, а кто и того, и другого. Поэтому в наш четвертый поход после долгих и прямо скажем мучительных сборов пошло два экипажа.

Всё те же на манеже - экипаж №1 - Минченко Сергей (называйте, как хотите, но у себя в коллективе я скромно откликаюсь на имя - Предводитель) и Шошина Лидия (на моего матроса не хватит подобрать высокопарных эпитетов, поэтому ограничимся только одним - Ум, честь и совесть нашего коллектива.)

Экипаж № 2 - просто "чайники" (да ещё какие!) - Коваленко Сергей и Приходько Инна.

Про наш второй экипаж можно сказать только одну фразу - они не знали во что вляпались, а мы до поры, до времени и не сильно пытались приоткрыть им глаза на суровую действительность походной жизни.

С билетами, как всегда - напряг, но опыт великое дело и, переплатив всего ничего, мы умудрились взять их на единственный прямой поезд, но из славного города Мелитополь, что южнее Харькова километров на 300-350.

Провожали нас шумно большой компанией, но сразу после того как качнулся наш вагон встала первая большая проблема. Вагон был забит до отказа, а нам достались только верхние места. Дама с юным прыщавым отпрыском сразу дала нам понять, что мы попутчики нежелательные и что пить водку и орать пьяные песни (утрирую, конечно) - они с нами не будут. Второму экипажу повезло больше. В их купе ехали две дамы, которые сходу проявили к нам благосклонность и мы не долго думая, потеснили их к окну и разложили свою нехитрую снедь.

Наш поезд ещё не успел выехать за пределы Украины, а мы уже были изрядна "подшофе" и даже не заметили, как наш поезд остановился в Белгороде и в вагон ввалились люди в зеленых фуражках. В свое время я пять лет служил на Дальнем Востоке в войсках ПВО на самой границе и с той поры трепетно отношусь к пограничникам, поскольку среди моих лучших друзей было немало таковых, но времена меняются - меняются и нравы. Современные пограничники (не могу судить обо всех, а только о тех, кто стережет свои кордоны на просторах бывшего СССР от своих братских республик) нацелены на одно - получение наживы в любом проявлении и использование своего положения в корыстных целях. Всё дело в том, что у Сергея Коваленко была просрочена фотография в паспорте. Не ахти какое нарушение, но раздуть из мухи слона - уж что-что, а это у нас умеют. Отдаю должное внимательности юного радетеля кордонов России, в полутемном вагоне он сумел разглядеть данную оплошность и вызвал Серегу на "откровенный разговор".

Лидия тут же потребовала от меня вмешаться в ход событий и недолго думая, я, зажав в руке двадцатку гривен, рванулся на помощь товарищу. Нагрузив пограничника своими проблемами и не дав тому даже высказаться я врулил открыто Сереге вышеуказанную двадцатку и повелев закрыть вопрос удалился из тамбура. Через несколько секунд вернулся и Серега с довольной физиономией и сказал, что он ради разрешения вопроса намеревался пожертвовать полтинником. Я обозвал его "салагой" и предложил ещё немного выпить за успех нашего безнадежного дела. Дальше все было без проблем и точно по расписанию мы выгрузились в Беломорске.

Выкинулись на платформу и увидели рядом группку таких же как и мы бродяг-туристов. Я поинтересовался кто, откуда и куда и оказалось, что белорусы из Минска и едут почти туда же куда и мы, и к тому же у них заказана машина на заброску на Лудозеро, что в принципе недалеко от заброски на Чусреку и что они, совершив круг по Подломке и Коже, также собираются пройти Чусреку. Прикинув, что от добра добра не ищут я попросил ребят объединить наши усилия на начальном этапе на что они без промедления согласились.

Первоначально мы планировали ждать поезд Мурманск-Вологда, который должен был идти только на следующий день в 9.30 утра. Ребята сидели на вокзале с самого утра и поэтому досконально изучили возможность заброски до Нименьги и выложили нам на блюдечке с голубой каёмочкой всю интересующую нас информацию. Оказывается в 18.50 идет пригородный поезд до Маленги, а оттуда через 15 минут отходит следующий пригородный поезд до Емцы через Малошуйку и Нименьгу. В Нименьгу мы попадаем около 4-х часов утра и там нас уже будет ждать машина. С новыми друзьями мы проделали этот путь и точно по расписанию выгрузились в Нименьге.

Глава вторая - Чусрека

Представьте себе раннее утро, ещё и не утро, а ночь и маленькая станция в два небольших домика - вокруг никого и стоит легковушка и ярко-оранжевый КАМАЗ-самосвал. Поначалу я и не сообразил, что это чудо строительной техники прибыло по нашу душу, но когда водитель широким жестом предложил устраиваться нам в железном кузове - все встало на свои места. Лидия успела смотаться к дежурной по станции и на наши миграционные карточки был прилеплен штампик - на сей раз чуть длиннее чем в прошлом году: " ст.Нименьга. Сев.ж.д ".

Обязательная регистрация иностранных граждан в России в принципе невозможна в тех далеких краях и для туристов вроде нас я сделал бы исключение, но никто об этом не думает, что впоследствии дало повод одному из российских пограничников повыкручивать нам руки и вволю побрызгать слюной, доказывая "ху из ху!" и даже поугрожать нам, что за не постановку на регистрацию нас снимут с поезда и подвергнут штрафу. Это отступление я сделал только лишь для того, чтобы в очередной раз напомнить, что мы поступили достаточно мудро, шлёпнув никому не нужные штампики и что ни в коем случае не стоит пренебрегать такими мелочами.

Быстренько погрузились в кузов и тут водила предложил дамам пройти в кабину.

Наши мамзели сильно не кочевряжились и в темпе закинули свои тела в благодатное тепло, а вот минчанки немного отстали и в результате одна из них оказалась с нами в кузове.

Дальнейшее путешествие можно описать только междометиями - "О-о-о-х! А-а-а-а-х! Ух!" и т.п.

В кузове мы себя ощущали кильками в банке, которых плотно насовали рядами и ни влево, ни вправо - только вверх и вниз.

Ребята из Минска просто молодцы, особенно их старшой, которому досталось место в самом конце кузова и который мало того, что бдил свое тело, как бы оно не выпало, но ещё и успевал наши упакованные лодки то и дело подталкивать в глубину кузова, так как они то и дело норовили вывалиться из кузова. Два часа безудержной гонки и вот наш водитель дает команду на выгрузку. Выкинули минчан, пожелали им удачи и погнали дальше - на Чусреку.

В шесть с копейками были уже возле моста через Чусреку. Место нашего стапеля чуть ли не брат близнец нашей прошлогодней сборке на Олове. Тот же полуразвалившийся мост, та же площадка с металлоломом, вот только на Олове всяких железяк было побольше.

Комары тут же дали о себе знать, хотя в этот раз их было не то чтобы очень много.

Собрались и часам к 12-ти встали на воду. Поскольку были наслышаны о рыбных богатствах Чусреки тут же расчехлили спиннинг и удочки. Солнце жарит как на юге, тишина - в общем первые впечатления были хорошие. Догреблись до шикарной заводиночки и я несмотря на бессонную ночь весь загорелся от возбуждения в предвкушении поймать "в-о-о-о-о-о-о-о-о-т такую щуку". Но с рыбалкой в тот день мне явно не везло. Получилось так, что на рыбалку мы потратили львиную часть времени - натягали кучу мелочи и ничего по-настоящему стоящего.

Дальше - хуже, хуже в смысле движения по реке. С точки старта Чусрека превращается в Чус-болото. Вода - практически стоячая, темно-коричневого цвета, речка местами сужается до полутора-двух метров. Стоянок ни теоретически, ни практически - нет. Берега сильно заросшие буйной растительностью - в основном высокой травой и зарослями смородины и малины.

В общем, устали мы как суслики и поэтому первое мало-мальски пригодное место тут же приспособили под стоянку. Траву вытоптали, кусты подрубили -организовали вполне пригодное место под стоянку. Лида пошла за водой и вдруг мы услышали её вскрик. Рванули на него и увидели резво уползающую под нашу лодку змею. Хозяйка этих мест была не сильно рада нашему присутствию и утром следующего дня вновь напомнила о своем присутствии едва не забравшись в корму моей лодки. В её честь мы назвали стоянку Змеиной и оставив маляву минчанам двинулись в путь.

На второй день пути уперлись в пороги и если первый день нашего похода можно смело было назвать "Болотный", то второй день с таким же успехом мог претендовать на название -"каменный". Пороги на Чусреке малопроходимы, а по той воде что шли мы - вообще непроходимы. Толкали лодки в узкие протоки воды, потели, ругались и упрямо пёрли вперед.

Наиболее серьезный - Каля-порог. В его окрестностях мы натолкнулись на лесную избушку и это немудреное жилище в общем-то и все что напоминало о присутствии людей в этих глухих краях.

За Каля-порогом еще парочка порогов менее серьезных, но не менее противных в смысле прохождения. Инна, которая в первый день крайне неохотно вылазила из лодки на бережок, теперь с такой же неохотой (но от судьбы никуда не уйдешь) лезла в воду. Ничего - притерпелась и впоследствии даже пыталась не обращать внимание на такие пустяки, а то поначалу все - "Не хочу и не буду".

В тот день появились первые щучки, а более мелкую рыбу мы и за рыбу то не считали. Где остановились на стоянку, я честно говоря и не помню, но место под стоянку искали долго и упорно. Берега Чусреки сильно поросшие высокой травой и заваленные буреломом и найти чистое место или хотя бы гранитный выступ как в северной Карелии, практически невозможно. В общем, устали опять как черти и опять приткнули палатки, а в них свои тела черт знает где. Так закончился второй день пути, который мы тут же окрестили "Каменным".

На третий день у реки начались новые "вибрикеньки"(укр.), по-русски - выкрутасы. Речка сильно обмелела, местами не то что по щиколотку, а гораздо мельче и начала выписывать такие виражи, что порой казалось, что мы крутимся на одном месте.

Пейзажи, в общем-то, радуют глаз - резкие виражи реки, а на виражах широкие и довольно симпатичные песчаные пляжи, но вот следы на этих пляжах заставляют организм держаться в напряжении. Дело в том, что на этих самых пляжах полным-полно медвежьих следов, причем некоторые из них настолько свежи, что, наверное, медведь был на берегу буквально за несколько минут до нашего прихода. А ещё на одном пляжике мы обнаружили обглоданные останки щуки и кучу медвежьих следов.

В дальнейшем следы стали попадаться не только медвежьи, но и кабаньи, лосиные, росомашьи и ещё кучи зверья. Лидия, сильно возбудившись от вида следов этих парно- и непарнокопытных и прочих даже спросила меня: "Сережа! А ты топор далеко положил?", на что я постарался невозмутимым голосом ответить: "Ты что мать с ума сбрендила?! С топором на медведя только идиоты ходят, а я себя к ним не причисляю". Ситуация обострялась ещё и тем, что Чусрека в тех местах очень мелкая и очень узкая - 2-3 метра максимум, так что если, не приведи господь, нам попался какой-нибудь ну очень любопытный мишка, то и бежать нам, собственно говоря, было некуда. Я посоветовал коллективу погромче разговаривать и производить как можно больше шума, справедливо полагая, что когда жратвы вокруг полно, то наше мясо не будет столь привлекательным для медведей и они обойдут нас стороной. Жара была очень сильная, временами казалось, что мы не на студеном Севере, а на знойном Юге. По этой самой причине спирт пили крайне неохотно, скорее отдавая дань традиции, нежели для "сугрева" собственного организма. Коллектив в принципе втянулся в походный ритм и не пищал, хотя я и позлорадствовал тогда слегка - "А куды ж Вы денетесь с подводной лодки!".

Часам к семи вечера уперлись в завал. Завалы попадались и ранее, но этот поразил своими размерами и пробежав вдоль него я прикинул, что для его обноса потребуется часа полтора-два, поэтому решили встать на стоянку, тем более, что ровное место под палатки и даже стол были в наличии. В соответствии с установившейся уже традицией этот день мы окрестили - "Песок. Песок. Песок".

С утра встали и начали обносится. В этот день и название в конце дня придумывать не надо было. Оно было готово ещё вечером и имя ему - "Завалы". По описанию их пять штук, а на деле гораздо больше. Правда с большими обносами их действительно пять, но там где деревья через всю реку - ещё раз пять надо вылазить и перетаскивать лодки. Народ уже не шипит и не чертыхается, а молча и упорно тащит лямку. Дороги назад все равно нет. Два последних дня половину пути прошли пешком по воде- очень мелко и почти везде приходилось покидать лодку и тянуть её через отмели. После последнего завала оторвались по части рыбы. Я поймал четыре щуки, а Серёга, у которого кроме куска лески и блесны ничего и не было, умудрился ещё парочку добавить. Лидия на одной из остановок подтвердила народную мудрость, что когда рыбы полно, то она и на пустой крючок ловится. Всё это действительно так. Своими глазами видел как она ничего не цепляя забрасывала удочку и поплавок тут же шел вниз. Чудеса, да и только.

Долго ли, коротко ли, но часам к семи вечера мы вышли на Илексу и я проникновенно сказал: "Ну, здравствуй речка Илекса! Со свиданьицем во второй раз". Для кого-то может быть это и в порядке вещей, но я уверен, что на всей Украине вряд ли найдется хоть один экипаж дважды подряд прошедший Илексу в последнее время и честно говоря я горд тем обстоятельством, что нам это удалось.

Чусрека оставила двойственной впечатление. С одной стороны - понравилась дикость и первородная красота тех мест, а с другой - достали завалы и мелкота. Мы попали в малую воду и практически все группы жаловались на отсутствие воды и в Калгачихинском озере, и на Олове (это альтернативные пути заброски на Илексу), но все равно, то, что половину реки мы прошли пешком, а не проплыли на лодках, оставило неприятный осадок на душе и синяки на теле. В целом считаю, что один раз Чусреку можно пройти, но не более того. Рыбы много, но не в верховьях, а ближе к впадению в Илексу. Упираться надо много и в целом это кусок пути настроил нас на то, что в этом году отдых получиться крайне утомительным.

Глава третья - Илекса

Участок до Тун-озера проскочили довольно быстро. Серёга и Инна сильно впечатлились проходом по куге через все озеро, ну а мы как старые морские волки снисходительно поглядывали на резвившуюся молодежь. Встали на выходе из Тун-озера и попали в стаи комаров. "К перемене погоды"- объявил я и оказался прав. Заканчивали чистить рыбу и ужинать мы уже под унылым дождем. Утречком подскочили и рванули дальше. Минут через десять подошли к Тун-кордону егерей и, как и в прошлом году никого там не обнаружили. Поцеловали замок, поклевали чуток малинки и двинулись вперед. Минут через тридцать за кордоном начинается очень затяжной плес - почти на час ходу по ровной как стрела реке, затем парочка вывертов и мы уткнулись в заветную стоянку на крутом берегу в сосняке. Встали на ней и обжились. Шутники перед нами оставили секс объявления из газеты и мы вдоволь поразвлеклись над объявлением о том, что две пышногрудые брюнетки проведут интим-массаж в любом указанном месте. Я немедленно "отэрогировал" на это предложение и мечтательно заявил, что секс-массаж мне не нужен, а вот от простого, да ещё на все тело я бы не отказался. На этой же стояночке мы обнаружили подсак для рыбы, которого нам так не хватало в предыдущие дни. Едва выплыли на следующий день как на всю реку разнесся собачий лай. Именно в этом месте нам в прошлом году повстречался мужчина на "Таймене" с двор-терьером (дворняжкой) на борту. Дежавю да и только! И на этот раз та же самая картина. Та же лодка, тот же мужчина и та же собака, как будто земной шарик не сделал один полный оборот вокруг солнца, а мы не уезжали с Севера на Юг. Поинтересовались у мужика - а не он ли был здесь в прошлом году, на что он ответил, что не только в прошлом году, но уже 15 лет подряд он ездит отдыхать именно сюда. Пожелали ему приятного отдыха и двинулись дальше.

И опять на переходе от Тун-озера до озера Монастырского попалось довольно приличное количество тургрупп. До этого дня мы вообще людей не видели, а тут прямо Невский проспект какой-то. День запомнился ещё и тем, что я чуть не лишился зубов. Дело было так. На дорожку я тянул блесну за собой, а леску соответственно держал в зубах, что очень нравиться моему матросу. Во-первых она просто счастлива всегда слышать команду - "Я сам!", что означает то, что я гребу, а она отдыхает, а во-вторых она в это время не слышит мой обычный трёп от которого по её же признанию пухнут уши. В одном, ничем ни примечательном месте, резким рывком леску вырвало из моих зубов, да так, что они чуть не повылетали вслед за ней. И опять я подумал, что мы зацепились за корягу, и опять оказался не прав. "Коряга" с большим трудом оторвалась от дна и через несколько секунд вынырнула с широко разинутой пастью. Щука оказалась вполне приличных размеров и с большим трудом мы сумели достать её из воды и переправить в лодку.

Долго ли, коротко ли, но мы добрались ко входу в Монастырское озеро и вновь встали на стояночке у входа в озеро - другой то рядом все равно нет. На этой стоянке и решили простоять оставшиеся полдня и весь следующий день. Едва поставили палатки и мужская часть рванула на рыбалку. На озере нас и застал егерь Николай, который уже успел пообщаться с нашими дамами и уверил нас, что квитанции на право пребывания в парке он выпишет нам на следующий день, а заодно и оповестил нас, что на кордоне готовиться баня и что мы можем поучаствовать в этом грандиозном событии. Мы от души поблагодарили, но все же решили перенести баню на следующий день. Остаток дня провели за чисткой рыбы, да разудалым застольем. Следующим утром поднялся приличный ветерок и о рыбалке на водной глади озера не могло быть и речи. Байдарку носило со стороны в сторону и ловить рыбу мы могли только в самых укромных заводях озера. После трёх часов мучений поймали по паре щук и язей и вернулись на стоянку.

Подъехал Николай и испросив у него разрешения мы решили переправиться на кордон и организовать себе баню.

Часам к четырем дня мы свернулись и через полчаса были уже на кордоне. В тот момент там был только наш новый знакомый Гена Цуканов с двумя ребятами, который и рассказал нам, где брать дрова и как топить баню. Кстати, я впервые в жизни топил баню "по-черному" и надо сказать, что остался не в восторге от этого мероприятия. Дыму в бане столько, что дрова в топку приходилось бросать только в положении лежа, иначе нельзя, потому что запросто можно было задохнуться в дыму. Глаза дым выедал качественно, у меня ещё дня два они слезились от перенесенного стресса. Каторга с топкой продолжалась часа три и наконец, температура в бане достигла нужного градуса. Затем мы все сделали правильно - топку выгребли, отдушину закрыли, но все равно оставался ещё неуловимый след дыма, который по-прежнему колол глаза. Дальше-лучше, восторгам не было предела, когда мы выскочили из бани и прыгнули в озеро. Просто лепота!!!!

Наконец-то издавна знакомые слова Высоцкого "Протопите мне баню по-черному!" реализовались в конкретные действия, а баня как всегда оставила самые наилучшие воспоминания.

После бани ветерок усилился, но все постоянное и временное население кордона было приглашено на совместное питие спирта и вечернюю трапезу одновременно. Засиделись мы не то что допоздна, а очень допоздна. Егерь Николай выставил на кон последнюю бутылку "Медовой с перцем" ("Nemiroff" конечно), что в очередной раз позволило нам завести разговор о

российско-украинской дружбе и помянуть "незлим тихим словом" (укр. Шевченко Т.Г.) всех политиков. Дружеские возлияния и теплый прием оставили наилучшие впечатления и я принял решение притормозиться на кордоне ещё на один день.

На следующее утро температура воздуха резко упала до + 6 градусов Цельсия, небо заполнилось темными тучами и вообще погода стала дрянь. День посвятили сбору малины, которой на кордоне просто немеряно, осмотру (хотел сказать развалин, но их мы не нашли) места где стоял монастырь и надежды на то, что вечером повторяться шикарные посиделки.

Увы, надеждам было суждено сбыться не в полной мере. Николая прихватил ревматизм и утром он выглядел весьма больным и мне было немного не по себе от того, что именно на мою драгоценную персону было потрачено время на холодном ветру и от этого проявились застарелые болячки. Вечером Гена Цуканов приготовил шашлык из щуки и поведал нам дивные истории о прохождении бурных грузинских рек и о работе в Ленинокане после землетрясения в 1988 году. Слушали мы раскрыв рты, целиком и полностью осознавая то, что в нашей жизни таких вот экстремальных воспоминаний наверняка уже не будет и от этого было немножко жаль себя.

На следующее утро провожать нас высыпало все население кордона, было жаль расставаться с приятными во всех отношениях людьми, но время поджимало и за день мы должны были пройти довольно приличное расстояние, махнули друзьям рукой, затем взмахнули веслами и в путь.

Монастырское и Ик-озеро прошли без проблем - ветер поутих, иногда появлялось солнышко, в общем погода благоволила нам. По пути решили заняться рыбалкой и поначалу везло не очень, а затем поперло!!! К концу перехода Лидия уже не могла воткнуть свои ноги в нос лодки, так как там штабелями лежали щуки вперемежку с окунями. Часам к девяти вечера мы прошли стоянку за Лузским озером, которую любезно предоставили ребятам из Котласа. Мы обогнали их на маршруте и они также стремились к этой стоянке, а мы прошли дальше. Последнюю щуку мы поймали метрах в двухстах от Охтом-порога и вошли в первую ступень имея, как говорят моряки, дифферент на нос. За первою ступенью порога была стоянка, на которой мы и бросили свои уставшие кости. Бросить то, бросили, но не совсем. За последний переход мы умудрились натягать только щук одиннадцать штук, а окуней мы вообще не считали. После торжественного фотографирования все дружно начали чистить рыбу. Занятие надо сказать малоприятное и утомительное во всех отношениях. Я как всегда принялся выражать свое недовольство и канючить о том, чтобы чистку рыбы перенесли на завтра, но Лида была непреклонна и в итоге мы завязали с этим грязным делом уже далеко за два часа ночи. В принципе все наши гуляния по Карелии утвердили нас в мысли, что рано ложиться спать - это нереально и поэтому никто сильно и не противился ночным работам. Спать завалились никакие!

За два оставшихся дня мы должны были добраться до устья Илексы и пройти Водлоозеро с севера на юг практически на всем его протяжении. Едва упаковали багаж и встали на воду пошел дождь. Вот так под шум дождя нам пришлось грести весь день часов до десяти вечера. Калакундинский порог в прошлом году на меня не произвел большого впечатления. Однако Лида напомнила, что нам тогда пришлось сильно попотеть, а наш друг Валик даже шпангоут умудрился погнуть. На этот раз мы лихо вошли в порог, однако прохождение уже первой ступени показало, что для наших юных друзей это будет серьезным испытанием и дабы не рисковать лишний раз мы решили, что им необходимо будет провести лодку по боковой струе. Мокрые и замерзшие ребята кое-как справились с этой задачей, но затем подобное прохождение им пришлось повторить ещё два раза. Мы с Лидой на "Свири" прошли и последующие две ступени не вылезая из лодки, однако на этот раз воды было меньше и в одном месте мы довольно крепко сели на камни и это стоило нам поломанной, а точнее порванной лопасти весла. В Калакунде, где мы планировали остановиться, обогреться и переодеться уже были наши знакомые ребята из Котласа и нам ничего не оставалось делать как нахально впереться в избушку, где они делали обед и устроить переодевание на глазах у изумленной публики (преувеличиваю, конечно). Немного отогрелись и в путь. Часа через полтора добрались до кордона Новгуда. По пути я вновь придумал новокарельское ругательное выражение. Когда Лидия о чем-то начала проклинать судьбу (не читать досконально) я ей в ответ выдал фразу опять-таки возгордиться своим сочинительским талантом - "Не Новгуди Калакунда!". Далее эта фразочка пользовалась повышенным спросом и я употреблял её к месту и не к месту, даже по прибытию в Харьков она закрепилась в моем лексиконе, чем вызывала удивленные взгляды моих собеседников. Они и слыхом не слыхивали про Калакунду, не говоря уже о Новгуде. Возле впадения Новгуды в Илексу нам повстречалась надувная лодка с мотором на борту которой была гордо нанесена маркировка "Бриг".

Знай наших! Все дело в том, что "Бриг" как раз производится в Харькове, из которого мы и пожаловали в далекие края.

Под нескончаемый дождь догреблись до кордона егерей, откуда на причал выскочил молоденький егерь и вместо "Здрастьте!" и "Не хотите ли Вы обогреться" сразу же потребовал от нас квитанцию об уплате о нахождении в парке. Получив оную долго и внимательно её изучал, а затем потерял к нам какой-либо интерес и на наше робкое: "А где у Вас можно остановиться?" отправил нас куда подальше, а именно снабдил нас информацией о том, что ближайшая стоянка километров за пять-шесть от кордона. В общем, после весьма общительного и приятного во всех отношениях Николая с кордона Монастырский этот молодой человек оставил о себе крайне негативное впечатление, а про себя мы решили, что мы для него не денежные клиенты и тратить свое драгоценное время на неперспективных клиентов он не намерен. А на кордоне в это время топилась банька и с пяток обнаженных мужиков то и дело светили своими задницами в дверном проеме. Как не хотелось бы нам присоединиться к ним, но не судьба. Мы опять замахали веслами и минут через 45 дошли до резкого поворота реки, где стояли две полуразвалившиеся рыбацкие избы. Я хотел было проигнорировать их и плыть дальше, но доселе покорная Лидия объявила бунт на корабле и я вынужден был причалить к берегу. Одна изба ни на что не годилась, поскольку на ней просто не было крыши, а во второй был такой затхлый воздух, что я решил идти до устья Илексы, но здесь взбунтовался весь коллектив и мне ничего другого не оставалось, как либо идти на конфликт с ним и давить всех своим предводительским правом, либо проявить чуткость и гибкость и прислушаться к мнению большинства. Не хочу сильно хвалить свою персону, но авторитарный стиль не для меня и поэтому было решено остаться на месте. Для одной палатки нашлось место под навесом перед входом в избу, а вторую пришлось ставить прямо на нарах в самой избе.

Так мы ещё никогда не ночевали! Можно, конечно, было и не ставить палатку, а разложиться на нарах, но воздух был настолько тяжел, что просто напросто мы хотели надышать в палатке и тем самым хоть как-то избавиться от неприятного запаха. В конце концов, перед ужином нам ничего не оставалось, как взбрызнуть антикомариного аэрозоля прямо в избе. По этому поводу Серега Коваленко пошутил, что он уже давно живет, но чтобы аэрозоль против комаров использовали в качестве освежителя - такого ещё никогда в практике не бывало, на что мы скромно заметили - толи ещё будет!!! Ой- ой- ой! Приняли спирта для сугрева организма и улеглись в тайной надежде на хорошую погоду спать.

Глава -четвертая. Водлоозеро - Куганаволок

Встали рано, но надеждам на безветренную и не дождливую погоду не суждено было сбыться. Ветерок был, правда, небольшой и большей частью, как ни странно, попутный, а вот с дождем нам не повезло, а если точнее - повезло и причем по полной программе. Завтрак готовили под дождем, грузились под дождем - погода просто плакала над нами и не хотела отпускать, не намочив нас изрядно. До Ильинского погоста дошли довольно быстро. На сам остров заходить не стали, поскольку мы с Лидой уже бывали там, а молодежь не горела желанием почтить остров своим присутствием. Вот так под шум дождя мы прогребли мимо острова, который оставил приятные воспоминания по прошлому году. Мы, кстати, побегав по острову в прошлом году, были в счастливом неведении того, что за пять дней до нашего прихода на этом клочке заброшенной земли разыгралась кровавая драма, о чем я узнал из одной телепередачи.

Оказывается, что там отшельником жил монах Нил, которого 8 августа 2003 года убили, как сказано в передаче, подстрекаемые дьяволом двое послушников. Мы были там 13 числа и ничто не напоминало нам о разыгравшейся трагедии.

Рванули на Киньгостров и прошли мимо, чуть не написал пионерского лагеря, лагеря отдыха юных строителей российского общества, которые не удостоили нас даже окриком. Сыро, холодно и мерзко на душе и так хотелось побыстрее пристать к берегу - отогреться и размять уставшие члены. Ан нет! В тихой прекрасной заводи этого островка было разбито целое поселение туристов, один из которых, стоя по колено в воде мирно удил рыбку.

Делать нечего, чертыхнулись и поплыли дальше, ибо старые туристы научили меня никогда не приставать к берегу, если стоянка уже занята. Встали мы на южной окраине острова и попытались разжечь костер. Под дождем это далось нам весьма непросто, но, как говориться, "Терпение и труд - все перетрут". Дым нещадно ел глаза, но мы все-таки умудрились вскипятить чаёк и разогреть пищу. Постояли в раскорячку над костром, кое-как подсушились - и в путь.

Прогребли от левого берега к правому и уперлись в каменную косу.

Очень хотелось сократить путь и несмотря на возражения Лидии я направил байду напрямик.

Как результат - сели на мель и мне пришлось вылезать из лодки. Все бы ничего, да вот только нога предательски провалилась в песок и я проклиная судьбу черпанул полный сапог воды.

А Куганаволок был уже так близко! Последние 40 минут гребли в ускоренном ритме и ближе к семи часам вечера пристали к берегу возле пристани. Было решено идти в поселок и уточнить о проезде к пристани Шала, а также о возможности ночевки в поселке. Мы намеревались даже о пристанище в бане просить местное население. Оставили женщин в лодках и потелепали в поселок. Довольно быстро дошли до местной площади с тремя магазинчиками и выяснили кто занимается перевозкой туристов до пристани. Получив информацию о перевозчике, рванули к нему и как оказалось достаточно своевременно, поскольку тот грузил в свой микроавтобус ящики с черникой и собирался отправляться в путь. Переговорили и оказалось, что он готов отвезти нас до пристани не утром как мы планировали, а в этот же вечер. Времени на сборку байдарок у нас оказалось в обрез и мы поспешили к месту причаливания. Прошло почти два часа с того момента как мы причалили к берегу. Подходим и видим такую картину - две байдарки уныло уткнулись носами в илисто-каменистый берег, а на них также уныло сидят две фигурки.

Инициативы никакой. Сидят наши матросы и ждут у моря погоды. Пришлось их взбодрить фразочкой типа: "Чего сидим? Мы уже насчет бани договорились, а они в лодках спят! Бездельницы!"

Взбодрили женщин, а затем огорошили их новостью - полтора часа на сборы и ночевать будем в устье Водлы. Сборка происходила в лихорадочном темпе и особенно тяжело было Сереге, так как у него и так был нулевой опыт сборки-разборки байдарки, а тут пришлось все делать самому да ещё и без права на ошибку. Я только и смог посоветовать ему: " Смотри, как делаю я и повторяй точно так же". В общем, к приезду нашего водителя мы с грехом пополам все-таки успели собрать байдарки и переодеться в сухую одежду. Путь к пристани прошел довольно комфортно в сладкой полудреме. Мозг едва успевал отмечать урывками какие-то факты, а мы вели с водителем беседу ни о чем. В Шале мы были около 12 часов ночи. В ближайшем редколесье расстелили полиэтилен и установили палатки. Наши дамы захотели было вскипятить водичку и попить чайку, но я сунув в руки каждому члену коллектива по "Сникерсу" приказал: "Всем спать!" и первый вперся в палатку. Коллектив недовольно побурчал, но схавал по "Сникерсу" и мирно засопел в две дырочки. Утро следующего дня ничем не напоминало серость и дождливость предыдущих дней. Было солнечно и достаточно тепло. В темпе вальса собрали палатки и кое-что попытались просушить, а Лидию к восьми утра командировали за билетами. Все вышло чудненько и ко времени прихода "Кометы" мы уже дружно толклись на берегу.

В этот раз нам даже не пришлось идти и уговаривать капитана, а лишь испросив разрешения у матроса на корме, мы перекинули вещички и как настоящие джентльмены и леди прошествовали с пустыми руками в салон.

Глава - пятая. Путь домой

"Комета" в три секунды доставила нас в Петрозаводск и догадайтесь с двух раз, кто нас там встретил - правильно - Дождь! Слегка подмокнув, мы решили не повторять прошлогодних погручно-разгрузочных подвигов, а нанять такси. Местные жлобы никак не хотели грузить нас в одну машину, так что пришлось брать две. И все равно управились мы достаточно быстро.

На вокзале встала дилемма, как ехать и в результате непродолжительных споров мы приняли решение добираться через Москву. Не люблю я этот город - хоть убей. Вечные давки в транспорте, уйма народу и сверхбдительные стражи порядка, которые так и норовят заглянуть к тебе в сумку (так террористов бы ловили!). Но делать нечего, маршрут через Москву оказался наиболее удобным и мы взяли билеты на Харьков через бывшую столицу нашей необъятной Родины (нынешнею столицу такой же необъятной, но, к сожалению, уже не нашей Родины).

В поезде ничего интересного не произошло и утречком мы выгрузились на Ленинградском вокзале. Шмыгнули в метро и через несколько минут вышмыгнули из него уже на Курском вокзале. Сверхбдительные милиционеры на выходе из метро лишь окинули нас профессиональным взглядом и мы втиснулись на Курский вокзал. Не то что места в зале ожидания нам не нашлось, но и в самом огромном зале яблоку негде упасть. Не долго думая мы свалили амуницию и расположились посреди зала. Шел очень сильный дождь и крыша вокзала безбожно текла во многих местах. Денег ещё чуть-чуть оставалось и я решил обменять эти бумажки на подарки для родных и близких благо совсем рядом с вокзалом соорудили нечто вроде торгово-развлекательного центра, где я без трепета в душе спустил почти всю имеющуюся наличность.

Напоследок решили воспользоваться междугородней связью в самом зале вокзала. Ну я Вам скажу - лохотрон ещё тот!

Миловидные бабёнки торгуют "фэйсами" налево и направо и попутно взувають (укр. - обувают) таких как мы по полной программе.

Происходило это так. Подходим и вежливо интересуемся - сколько будет стоить звонок в Харьков. Ответ: "Первые тридцать секунд - 20 рублей, а дальше оплата за каждые десять секунд разговора (она ещё назвала эти секунды то ли блоком, то ли ещё как-то).

Что думает обыкновенный добропорядочный гражданин, если ему говорят, что 30 секунд разговора стоят 20 рублей? Напрягли извилины и даем верный казалось бы, ответ, что каждые последующие тридцать секунд разговора будут стоить те же 20 рублей или чуть больше.

В Петрозаводске мы за три минуты разговора заплатили 68 рублей, а ведь Петрозаводск на тысячу километров дальше, а стоимость связи во все времена измерялась по дальности нахождения абонента. Мы, естественно, соглашаемся и якобы телефонистка схватила телефонную карточку и рванула в телефонную будку, заодно прихватив нас с собой.

Далее она сама набирает номер и всучивает нам трубку, пока мы не передумали. Весь разговор у нас занял не более полутора минут в течении которых местная оторва, которая так и не отошла от нас, дважды навязчиво советовала нам быстрее заканчивать разговор, каждый раз сопровождая свои реплики словами: "У нас дорого!".

Едва мы положили трубку она огорошила нас известием: "С Вас 250 рублей". Я протянул ей деньги и начал туго соображать, а сколько же стоит наш разговор и как не крути, а секунда разговора нам обошлась более чем в два с половиной рубля. Ничего себе услуги! Можно подумать мы в Америку позвонили или на острова Фиджи. Я потом специально продефилировал мимо их будки и внимательно изучил их прайс. Впрочем, никакого прайса нет! Ни в одном слове на этих телефонных будках ни сказано какой тариф на переговоры.

Прав был Юлиус Фучик, сказав в сое время: "Люди! Будьте бдительны!".

В конце похода наша бдительность притупилась и нас за это трахнули - беспардонно, жестоко и цинично. Вот так - даже имея два поверхностных образования, одно из которых - юридическое, мы иногда не можем защитить себя от того, когда мило улыбаясь к нам залезли в карман.

Ну да ладно, могли бы вообще не звонить, как говорится, за что боролись, на то и напоролись.

Под дождем сели в вагон и двинулись в путь.

В Харькове состоялась последняя часть марлезонского балета. Поезд пришел в Харьков рано утром в четыре тридцать утра. Несмотря на столь ранний час нас приехали встречать аж трое наших друзей. Причем приехали на машине моей жены маленькой, но уютной "Славуте".

Как на грех второго запланированного автомобиля не оказалось, а наши утренние звонки Виталию, который подвязался развести нас по домам, ничего не дали.

Подошли к машине и стали думать гадать, что делать дальше. Немного прикинув я сказал: "Ерунда! Прорвемся!" и решительно стал запихивать вещи в машину. Поглазеть на столь шикарное зрелище сбежалось полвокзала. Представьте себе, что в небольшой автомобиль мы сумели воткнуть две упакованные байдарки, четыре рюкзака, пару сумок, а затем в машину влезло пятеро (!!!) в общем-то немаленьких людей (один я со своими метр девяносто в шляпе чего стою).

На нас даже заключали пари и те кто поставил на то, что мы не влезем - проиграл.

В связи с этим вспоминаю один шикарный анекдот:

Гаишник останавливает горбатый "Запорожец" и оттуда вываливается семнадцать здоровенных в доску пьяных мужиков.

Мент говорит: "Я Вас штрафовать не буду и даже отпущу с миром, но только влезьте в "Запор" обратно".

Мужики говорят: "Никаких проблем" и лезут в автомобильчик.

Шестнадцать залазят, семнадцатый никак. Уже и пихали его и запихивали - все равно не влезает никак.

Наконец, устали все и спрашивают семнадцатого: " Микола, а может тебе з нами не було". (сейчас и далее укр.).

Тот удивился и говорит: " А як же це не було! А хто Вам там на гармошці грав!"

Надеюсь, смысл все поняли! Вот так примерно, выглядели и мы.

Не буду говорить, о том что нам ещё рано вешать коньки на крючок и искренне надеюсь, что не раз и не два мне придется осчастливливать всех окружающих и себя любимого в том числе незабываемыми воспоминаниями о пройденных маршрутах.

Ставлю точку и желаю удачи всем.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100