Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Карельские походы. Умба-2005

Автор: Сергей Минченко

 

Нет повести печальней на заводе
Чем повесть о нашем неоконченном походе.

Сложилась традиция описывать события каждого нашего похода и столь почетную миссию я всецело взял в свои руки. Творения эти может и не блещут слогом, но в них вся наша жизнь с момента погрузки в поезд и до момента, когда все остается позади и остается только ждать, надеяться и верить, то все лучшее ещё впереди и на отдаленных маршрутах оставим и мы свои следы на песке, а воды какой-нибудь знаменитой и не очень знаменитой речки почувствуют удары наших вёсел.

Пятый год подряд мы засобирались на Север. В то время как подавляющее большинство наших сограждан млеют от жары где-нибудь в Крыму или в районе Сочи, потеют и обгорают под лучами южного солнца нас неумолимо тянет на совершено в противоположную сторону и мы с радостью меняем Черное мое на море Белое, а стрекотанье цикад нам вполне адекватно заменяет жужжанье комаров.

На этот раз нашлось шестеро отважных, готовых вложить деньги, здоровье и время на сногсшибательную (в прямом смысле слова) поездку на Кольский полуостров, а точнее на речку с непонятным названием Умба.

Представляю экипажи:

Экипаж №1 "Свирь-Н"

Минченко Сергей - бессменный участник всех наших северных навигаций. Говорить о себе в третьем лице как-то необычно, поэтому хвалить себя особенно не буду, да и как показало время - и хвалить-то не за что.

Шошина Лидия - если у коллектива есть душа, то она, несомненно, поселилась в Лиде. Никто в коллективе не станет отрицать этого лежащего, в общем-то, на поверхности факта. Без неё наш коллектив и не коллектив вовсе, а сборище энтузиастов иногда тянущих каждый в свою сторону.

Не следует быть Шерлоком Холмсом, чтобы догадаться, что эти двое захватили всю полноту власти в коллективе поделив между собой места вождя и завхоза. Впрочем, мы с удовольствием отказались бы от этих мест, но власть, как и Восток - дело тонкое и однажды оказавшись у власти, очень не хочется от неё отказываться - Вы об этом у депутатов или министров спросите, гарантию даю, ответ получите точно такой же.

Экипаж № 2 "Таймень-2"

Сыромолотов Валентин - наиболее опытный и наиболее бесшабашный член нашего коллектива. Нет вопроса который мой товарищ не смог бы решить и в то же время не было похода, где он не вскочил бы "в якусь небудь халепу"(укр.)

Ляшко Таня - дама, появившаяся у нас буквально за несколько дней до выхода и которой нужно сказать спасибо только за то, что она появилась в нужный момент в нужном месте.

Представив членов второго экипажа можно отметить, что особых должностей у них в коллективе нет и тем не менее Таня посягнула на роль медсестры нашего коллектива, а Валик остался со своим опытом в вечных заместителях предводителя (Ещё бы! Ни один майор, пусть даже запаса, не позволит прапорщику командовать собой даже в походе).

Экипаж № 3 "Свирь-К"

Капралов Олег - наш юный друг моментально откликнулся на наше с Валентином предложение поехать в очередной раз на Север. Воспитанный туристами-родителями Олег прочно закрепился в коллективе в качестве "своего парня" и наконец-то осуществил мечту пойти капитаном в поход, а то место матроса ему надоело совершенно.

Назаров Костя - бредил походом с весны, с тех пор как увидел гордо развешенные фотографии наших предыдущих походов у меня в кабинете. Буквально до последнего момента его судьба висела на волоске, но все разрешилось для него положительно и он попал туда куда стремился, а ещё он просто "попал"!

Предварительно состав группы как впрочем и всегда был подвержен разброду и шатанию.

Только на Валентина я мог положиться целиком и полностью. Только от него я услышал слова, которые не могут не греть душу - "Ваня! Я вся твоя!" (мульт.). Все остальные долго и мучительно настраивались на поход, включая и моего бессменного и бесценного матроса Лидию. Первоначально мы уговорили Олега, а затем я принялся обрабатывать семью Гончаренко - Сашу, Леру и Димку. Особенно долго их уговаривать тоже не пришлось, но что бы все было "о`key" необходимо было сдвинуть график похода на одну неделю, что нам и пришлось сделать. За три недели до выхода коллектив собрался в полном составе и Саша Гончаренко взял слово.

- "А куда Вы, собственно, нас тянете!?. Там и речка - Ух-х-х!!!! И вообще страшновато будет." Надо отметить, что семья Гончаренко в принципе склонна к авантюрным путешествиям, но Умба показалась им "занадто"(укр), тем более что имея кое-какой опыт горных походов на воде они оказались бы в первый раз. Я не стал их сильно разубеждать, что речка проста в прохождении, но дал слово, что и сам в серьезные пороги не пойду, и их не пущу, что, в общем-то, возымело действие и первичные страхи улеглись.

Через неделю у того же Саши образовался небольшой авральчик на работе и как результат отказ всего семейства идти с нами. А мы уже и шкуру новую на старое "железо" купили, и билеты оформили и вообще уже сидели на чемоданах. За неделю до выхода Костя Назаров оказался без пары. И лодка есть, но садить в неё некого. Что только он не предпринимал в оставшиеся дни - и объявления в газету давал, и записки в турклубе развешивал… Есть сотни и тысячи людей желающих уйти от повседневной жизни и окунуться в мир водных приключений на Севере, но попробуй их найти, а если найдешь то обязательно возникнут временные, денежные или иные проблемы. С помощью друзей туристов мы все же отыскали такого человека, который оказался способен оторваться от проблем и решиться стартовать с нами буквально через пять дней.

Итак, за пять дней до старта все было готово к отъезду. Я не могу сказать, что меня терзали смутные сомнения, но определённая напряженность и чувство тяжести сознания не покидали меня ни на секунду. Впоследствии, практически все члены нашего коллектива вещали о некоем "шестом чувстве", но так или иначе, а ночью 5 августа 2005 года мы погрузили свои тела в дремоту плацкартного вагона и поезд понес нас точно на Норд.

Сколько буду ездить - столько и плеваться на людей в зелёных фуражках, то бишь пограничников и иже с ними - таможенников. Причем когда едем на Север - плюемся большей частью на российских радетелей границы, а обратно - на украинских. Мне кажется, что не в национальности и не в принадлежности к тому или иному государству дело. И там, и там - хамы, уроды и сволочи высшей категории. Поверьте - это наблюдение не одного года. На протяжении нескольких мы видим одну и ту же картину - малейший повод используется для обогащения собственного кармана и успевают это сделать буквально за считанные минуты стоянки поезда. Белгород мы проезжали часа в четыре утра и, естественно, приняв грамм по 100 на душу "за отрыв" улеглись спать. Погранцы на российской стороне не удосужились поднять нас и проверить "ху из ху" и все бы ничего если бы при возвращении обратно они не смотрели бы нас орлами и не клевали нас за то, что сами же не поставили отметки в наши миграционные карточки. Несмотря на все потуги Лидии задержать "погрантёлку" и получить заветный штампик - в миграционной карточке Валентина, он так и не появился, что впоследствии проявилось в проблему, которую мы взяли "на глотку", то есть когда пограничник на обратной дороге возмутился тем, что Валик незаконно въехал на территорию РФ, мы дружно заявили, что "мы, дескать, подавали все наши миграционные карточки в одни руки, а то, что пятерым поставили штампик, а одному нет, так это проблема российских пограничников". Пограничники, встретив дружный отпор, от нас отстали. Справедливости ради хочется пару "ласковых" сказать и об украинских пограничниках. Мало того, что мы в Харькове просидели в вагоне минут 30 после остановки поезда, так они прицепились ещё к двум парням ехавшим с нами в одном вагоне, вывели их с поезда, долго мусолили документы и вернули их только тогда, когда наш поезд отъехал от перрона. Вот такие зарисовки с натуры о деятельности пограничных органов. Для сравнения - мой товарищ летом отдыхал в Болгарии - тоже ведь славянская страна и тоже есть пограничники и таможенники. Культура общения на высоте, а вот только вернулся в Харьков - чуть ли не в трусы лазили, так что одно успокаивает, что где-то есть за что уважать людей на границе, а с другой стороны - не только мы с хамством на границе сталкиваемся.

Полудремотное поведение в поезде описывать дело неблагодарное, но пара моментов обращает на себя своей неординарностью. Прежде всего, нам достался весьма колоритный лохматый проводник - эдакий пудель со злобным оскалом, который всю дорогу только и делал, что портил нам настроение. Несмотря на все мои дипломатические потуги, он отцепился от нас только в конце пути. Совсем недавно я вычитал одну пословицу, которая очень уместна по отношению к нашему проводнику. Звучит она так:

- Не дай боже свинье рога, а холопу барства!". Самыми отъявленными горлопанами зарекомендовали себя охранники всяких мастей и проводники плацкартных вагонов.

При минимуме официальной власти данные субъекты ведут себя приблизительно так, как первые министры королевы. У нас, как всегда, оказались самые "козырные" места № 37-38 (кто не знает - у туалета), и мы, как никто другой, можем судить о качестве работы проводников. В нашем конкретном случае это качестве верно и неуклонно стремилось к нулю. Мало того, что в поезде неопрятно и грязно, так ещё радетели поездного порядка не забывали регулярно закрывать туалет часа за 2 до крупных станций, а таких станций на нашем пути больше, чем достаточно.

Второй супермомент нашего путешествия состоял в следующем. Таня Ляшко оказалась весьма общительной (это сказано весьма мягко) дамой и в пути следования сумела перезнакомиться практически со всем странствующим людом. Особенно ей приглянулась группа из Ялты, приблизительно равная нам по количественному составу и едущая примерно в те же края и за теми же ощущениями, что и мы. Предводитель "ихнего" коллектива по кличке "Боцман" неоднократно и небезуспешно потчевал нашу Татьяну дивным напитком на букву "Х", кто не догадался могу лишь посочувствовать, ибо данный напиток представляет собой знаменитый крымский "Херес". Хересом ребятки запаслись основательно и поэтому были весьма приветливы по части наполнения стаканов нашей даме. Боцман оказался не только прекрасным предводителем, но и галантным кавалером. Наполнив посудину до краев благоухающим коричневым напитком, он двинулся к нашей Лидии, скромно отдыхавшей, как было ранее сказано - у туалета.

Дальнейший диалог произошедшими между этими достойными представителями полов представляю во всей красе.

- Мадам! Позвольте преподнести Вам чудный напиток имя которому Херес!

- Даме Херес?! Что Вы - только чистый спирт!

Боцман онемел, растерялся и поплелся к себе в купе, где в полном ауте долго повторял одну и ту же фразу:

"Ах какая женщина! Какая женщина!!! Мне б такую!!!!!"

Вечером 6 августа мы уже катили по Северной Карелии, которая от Южной Карелии отличается разве что толщиной и высотой леса. Дальше пошли города Мурманской области, которые меня поразили обилием пятиэтажек и практически полным отсутствием частного сектора. Наконец в четыре часа утра 7 августа мы докатились до станции Апатиты.

Всю дорогу Лидия тщетно пыталась созвониться с дочкой, но на моем телефоне не был открыт международный роуминг и как результат полное отсутствие связи с Украиной.

Прибыв в Апатиты, Лида наотрез отказалась выезжать в тайгу не оповестив любимое чадо о своем местонахождении. Мы с Валиком рванули на станцию, но поскольку время было раннее, то междугородний телефон, хоть и имелся в наличии, но категорически отказывался работать по причине отсутствия телефонной карточки, которую по совету заспанной уборщицы можно было купить только в городе. Вышли на улицу обмозговать наше неудачное положение дел и тут к нам пристал молодой парень.

- А Вы не в 18-м вагоне ехали?

- Ну в 18-м, а что?

- А это не Вы из Ялты?

- Нет не мы.

- А не знаете, куда подевалась ялтинская группа?

- Чего ж не знать - знаем. Они в Кандалакше вышли.

- Трам-тарарам (непереводимый российский фольклор) - они заказывали заброску на Варзугу.

- Варзуга Варзугой, а на Умбу нас не закинете.

- Деваться некуда, повезу!.

На этом собственно и завершились поиски телефонного аппарата и машины для заброски на речку. Наш проводник быстро подогнал УАЗик, попутно за сдельную плату обеспечил мобильной связью и к шести часам утра забросил нас к мосту через Умбу откуда, собственно говоря, и стартуют все экспедиции. Финансовая сторона вопроса составила 1500 рублей, что для наших прошлых забросок оказалось весьма внушительной суммой, но все равно меньшей, нежели мы планировали на сей раз.

Дальше, как у всех, пошла сборка байдарок или по-научному - стапель. За все наши карельские выходы ни одна сборка байдарок не обходилась без могучего русского мата. Не обошлось и на этот раз. Пальцы, сбитые в кровь, в самом начале похода, слегка подпорченное настроение, как неудачной сборкой байдарок, так и нудной пасмурной и дождливой погодой - в общем, первые впечатления от Умбы были не очень. Часа за три мы все-же победили байдарки и тронулись в путь. Сразу же за мостом приятный порожек. По карельским меркам на хорошую "двоечку" тянет, а по местным лоциям даже не обозначен вовсе. Перед нашим приездом по словам местных три недели подряд шли дожди. Уровень реки поднялся прилично и она сразу же показала свой норов. Сразу же вспомнились слова из описания Умбы: "Умба - речка энергичная", в этом как раз нам и не приходилось сомневаться. Чуть прогребли веслами и попали в довольно широкую заводь, где тут же пристали к берегу и как ненормальные начали рыскать в поисках черники и грибов. И того, и другого оказалось в изобилии и вволю набегавшись, мы отправились дальше.

Пройдя совсем немного, подошли к порогу Падун. Там уже толпились две небольшие команды москвичей и киевлян. Порог Падун представляет собой шикарное зрелище и мы немедля бросились осматривать его красоты, а заодно и полюбоваться мощью водного потока. В это время москвичи и киевляне пошли на штурм Падуна на своих рафтах и ещё пару человек на каяках. Прошли вполне терпимо, однако из увиденного мы сделали вывод, что соваться в первую ступень Падуна на байдарках - дело гиблое. Решили обнести лодки и вещи к спокойной воде. Обнести лодки - легко сказать, да не легко сделать. Тропа узкая виляет между деревьев, как проститутка по бульвару, а ещё камешки острозубые везде понатыканы, ноги переломать - это раз плюнуть. Проваландались мы с переноской часа четыре, пока два дурдомовца, а именно Валик с Олегом не созрели пройти вторую и третью ступень Падуна на веслах. Я сильно не одобрял их поступка, но и не отговаривал, тем более, что все умаялись все с этой долбанной переноской до чёртиков. В случае достижения положительного результата в прохождении Падуна я и сам хотел пройти остаток порога в байдарке.

Историю прохождения Падуна было решено заснять во всей красоте, тем более, что я впервые взял в поход видеокамеру. Поначалу ребята шли уверенно, хотя мотало байду нещадно, но в третьей ступени пошли такие ухабы, что ребят подкидывало как на необъезженном мустанге и на одном из скачков лодку швырнуло на бок и наши друзья поскребли задницами по камням - ЧАКРЫ открывать. Забегая наперед, скажу, что лучше всего это получилось у Валентина. Его задница после прохождения порога представляла собой исключительно живописное зрелище в разводьях синяка, что он немедленно и с гордостью продемонстрировал коллективу. После этого я, естественно, не пожелал рисковать здоровьем, а с ЧАКРАМИ у меня и так все в порядке, поэтому мы с Костей ещё попыхтели, таская тяжеленные байды к месту стоянки. Такие нагрузки да ещё в первый день не всякому дано вытерпеть, но мы - ничего - сдюжили! За первый оверкиль было решено немедленно выпить, что с благодарностью было подержано всем коллективом. С раннего утра мы практически ничего не ели, поэтому поздний обед плавно перетек в ужин с непомерным возлиянием разведенного спирта, по которому мы так соскучились во внепоходной жизни. Во время принятия пищи к нам подкатило трое местных мужичков - по внешнему виду бомжи бомжами и предложили "чендж" - они нам два хвоста красной рыбы, а мы им огненной воды. Рыбешку решено было взять, за что местные страдальцы получили законные поллитра, правда они этим не удовлетворились и стали просить ещё на что получили наш твердый и решительный отказ - "Самим мало!". Наши возлияния продолжались до глубокой ночи, а двое самых решительных - а именно Костя с Олегом по личной инициативе, а также по причине перебора спиртного решили ночевать под открытым небом, сторожить, так сказать, лагерь от непрошенных гостей. Их могучий храп наверняка распугал всю дичь в округе, но если бы нас решили ограбить в ту ночь, то это столь могучее оружие оказалось бы, увы, совершенно бесполезно. Даже начавшийся ночью дождь не испугал наших ребят и они полезли в палатку лишь только тогда когда их спальники вымокли до последней нитки. Утром они рассказывали мне, что палатка ужасно неудобная и им пришлось спать скрючившись в три погибели. Ну конечно же, все было именно так, особенно если учесть, что по причине невменяемого состояния они спали не вдоль, а поперек палатки.

Ночью я, кстати, ведомый бессонницей рванул по округе и буквально метрах в трёхстах обнаружил стоянку наших рыболовов и они бодрствовали, но прогуляться в наши края так и не решились, так что ночь прошла спокойно.

Утро 8-го августа не предвещало ничего сверхъестественного. Шел мелкий противный дождь и было достаточно прохладно. Поели, собрали шмотки и двинулись в путь. Встретили несколько шиверок и зашли на водную гладь Верхнекапустного озера. Место ничем не примечательное. Низкие ёлки-сосёнки по берегам, да камни, а ещё веслами почти везде до дна можно достать - очень мелко - глубина от 30 до 50 сантиметров. В общем, ничего не предвещало беды. Дошли до порога в Среднекапустное озеро.

Огляделись - порог как порог, ничего суперсложного - несколько приличных валов, поворот градусов на 150-180 и все. До этого момента настораживало лишь одно все пороги, которые мы успели пройти на Умбе, как правило, имели категорийность на ступень выше, чем мы ожидали. Я связывал это с недавно прошедшими дождями, но большого значения этому не придавал, а зря, ведь Валик с Олегом уже поплававшие в водах Умбы в один голос заявили, что течение просто сумасшедшее и что задержаться даже на отмели представляет большую трудность. Вскоре и мне на практике предстояло проверить правдивость их слов.

Но обо всем по порядку. Первым, как всегда, пошел Валентин с Татьяной и на повороте прорезал вал воды своей байдаркой так, что Татьяну окатило волной. Дело то, в принципе, ерундовое, ну подмокли слегка, потом поработали веслами и согрелись. У меня тогда мелькнула мысль, что надо чуть левее взять. Взмахнули вёслами и пошли в порог, надолго же мне запомнятся эти несколько секунд. Метров тридцать до вала на повороте прошли без особых волнений, но вблизи я увидел, что вал не простой водный ухаб, а ухаб с подворотом наподобие морской волны. Вижу, не вписываемся мы, так как мне бы хотелось и заорал: "Правым! Правым!". Лида потом сказала мне, что слышала команду, но ничего поделать не смогла. Потоком воды её весло подвернуло под лодку, и мы вошли в вал не прямо и даже не боком, а наискосок. Удар! И лодку моментально опрокидывает набок. Я несколько мгновений нахожусь под водой хлебаю, как положено, водичку, а вынырнув на поверхность вижу перед глазами бешено мчащуюся лодку, бултыхающуюся и пытающуюся вцепиться в лодку Лиду и как бы со стороны - себя любимого - озаряемого только одной мыслью - не потерять весло и не отстать от лодки. В весло то я вцепился - не оторвешь, а вот от лодки отстал моментально. Вообще-то при "килянии" удержаться за лодку для капитана байдарки вещь почти нереальная, во всяком случае у нас в коллективе такого не удавалось никому. Не удалось и мне, поэтому я сначала опишу свои ощущения, а затем вернусь к тому, что произошло с Лидой.

Итак, я удачно схватил весло и в первое мгновение был горд собой за то, что выполнил первую заповедь байдарочника - "Сам погибай, но весло из рук не выпускай". Мне поначалу удалось схватиться за корму и я увидел, что лопасть весла Лиды торчит из под лодки, но не схватить его сам, ни подсказать что-то Лиде я был не в состоянии, так как раз за разом нас захлёстывало водой и через несколько секунд меня оторвало от лодки. Ну а дальше пошли сплошные сальто-мортале, несколько раз меня кувыркало по камням. Я летел то ногами вперед, то боком, то (извиняюсь) раком и не было никакой возможности как-то притормозить свой свободный полет. Пару раз проехался лицом по камням, но, в общем и целом всё было вполне сносно. Метров через 150-200 мне удалось с помощью весла упереться в камни, но только приподнялся, как вода вновь сбила меня с ног. Так повторялось несколько раз, но в конце концов опираясь на весло мне удалось выбраться из воды. Выбрался на берег и вижу, что лодку отнесло на плёс, Лида держится возле лодки, а к ней на всех парах летят Валик с Татьяной. Немного отлегло от сердца. Друзья, естественно, в беде не бросят. Поплёлся по берегу в направлении мыска, на который Валентин буксировал Лидию. Вижу Лида выбралась из воды присела на камень и как-то странно скукожилась. Добрался до неё и вижу, как она одной рукой сжимает кисть другой руки. На большом пальце рваная рана и из неё хлыщет кровь. Зрелище не для слабонервных, а я как раз оказался таким. В состоянии легкого шока, ещё не отошедший от прохладного купания, я помёлся на берег и стал орать Валику, чтобы тот немедленно доставил мне аптечку. Мой друг, занятый спасением моей байдарки быстро зачалиться не смог и я ещё минут 10 в состоянии легкой прострации метался между Лидой на одном краю полуостровка и другим краем где виднелись наши товарищи. При очередной пробежке я вдруг обратил внимание на то, что крови льется ну слишком уж много - из одного пальца даже при очень большой ране столько крови не пролилось бы и мой боевой товарищ, наконец-то разжав правую кисть, показала мне, что творится с её левой кистью.

А у неё, как говорится в одном известном фильме - "Не закрытый, а открытый перелом". Три средних пальца левой руки болтаются как зря, а та рана, которую я увидел на большом пальце её левой руки оказалась всего лишь цветочком, настоящими ягодками был глубокий порез через все пальцы практически до костей перерезавший сухожилия.

Шок - другими словами я свое состояние описать не могу. Напрочь оказалась пустой голова и никаких мыслей, просто тупое состояние. Лидия уверяла, что ей совсем не больно, что вот сейчас перевяжем руку и в путь, но нельзя даже найти хоть какие-либо слова, чтобы рассказать о том, что мне думалось в те минуты. Таня Ляшко приложила максимум усилий, чтобы остановить кровь и хоть как-то привести руку в порядок. Честно говоря, удалось ей это не очень, хотя с другой стороны, ни один из представителей мужского пола даже на эти действия не отважился. У меня самого дрожали руки и слегка мутилось сознание, короче говоря, не бойцы оказались все мужики нашего коллектива, не бойцы! Дальше сели в лодки и погребли по озеру. Юношеский задор присутствовал, но ощущение опасности не проходило. Через пару часов догребли до порога Разбойник и встали на ночевку. Вновь пришлось таскать лодки достаточно далеко от берега, а весь вечер нашей Лиде пришлось тысячу раз отвечать на один и тот же вопрос, задаваемый поочередно всеми членами коллектива: "Не болит?", - "Не болит!".

Утром Лида почувствовала себя лучше и было решено идти дальше. Задним числом могу выругать себя на чем свет стоит - глупец! Думать надо и принимать взвешенные решения, даже если они неприятны и предполагают немедленное прекращение похода. Порог Разбойник обозначен как порог ІІІ к.с., опять-таки на самом деле потянул на "четвёрку" да ещё и с плюсом. Пройти его с начала до конца не рискнули даже самые отъявленные наши водные отморозки - Валик с Олегом. Короче говоря, занялись проводкой байдарок вдоль берега - занятие и неблагодарное, и выматывающее до изнеможения. Вдобавок ко всему решили часть пути все же пройти на веслах. Валик с Олегом прошли нормально, а когда сунулся я с тем же Валиком, то "кильнулись" на первом же порожке - ну просто сплошное невезение, тем более, что там я утопил новехонькую юбку с байдарки, которую по совету Валика одевать не стал, а сунул себе под задницу в святой надежде на великое "Авось!". Авось пронесет! Не пронесло! Опять похлебали водички, матюгнулись естественно, вылезли и попёрли дальше.

Долго ли, коротко ли, но дошли до порога Семивёрстный. Совещались недолго и в прежнем порядке - Валик с Татьяной, за ними я с Лидой и наконец замыкающими Олег с Костей сунулись в порог. Поначалу, как всегда, небольшие перекаты, шиверки, пара несложных порожков, а дальше все круче и круче стала проявлять свой характер Умба-река. После очередного поворота открылся вид на один из самых сложных уже виденных нами на реке порогов. Валику отступать уже было поздно и он, как впоследствии сказал, дрожа от страха, а ещё для профилактики, покрыв Татьяну трёхэтажным матом, сунулся в это месиво из воды и пены. Фартовый парень он умудрился выбраться из самого сложного участка целым и невредимым. Настал наш черед и я со всей ясностью осознал, что мне пройти этот порог так же красиво и лихо ни в коей мере не удастся и что Валентину придется ловить наши мокрые тела внизу по течению.

Лида заорала: "К берегу!" и я по дуге под напором бешенной воды не погреб, а бешено заработал веслом к берегу. По причине своей инвалидности Лида ничем не могла мне помочь. А я понимал, что наше спасение находится исключительно в моих руках. Так как я тогда махал веслом я раньше нигде и никогда не работал. Честно говорю, испуг выбросил в кровь неимоверное количество адреналина и в спасительный берег мы уткнулись метрах в полутора от брызжущего пеной мощного слива. У Лидии рука была на перевязи и если бы мы не дай бог попали в круговерть ей пришлось бы ещё тяжелее чем раньше. Вылазим из лодки и видим такую картину. Лодка Валентина уже спокойно движется по плёсу, они что-то кричат, но из-за грохота воды абсолютно ничего не слышно. Оборачиваемся назад и видим, что метрах в тридцати от нас на камни сели Олег с Костей. Пока мы пытались провести лодку вдоль берега возле самого слива Костя вылез из лодки и столкнул её с камней. Течение было такое, что моментально потащило лодку в самую сложную часть порога. Костя не долго думая, прыгает в воду и хватается за корму ускользающей лодки. У Кости это был первый выход на речку и поэтому опыта ноль целых хрен десятых, а я как предводитель команды не проинструктировал его, как надо поступать в таких ситуациях, да, по правде говоря, и ситуаций таких у нас не было раньше никогда. Естественно, что Костю моментально оторвало от лодки и он со всей стремительностью водного слаломиста прорулил мимо нас то ногами, то головой вперед. За 3 дня похода столько "киляний" - это нечто!

Не повезло на сливе и Олегу. Как он не сопротивлялся, но в результате и ему пришлось принять водную ванну. На плесе его байду хорошенько проскребло по камням, а он сам лишился парочки свитеров и ещё кое-чего из обмундирования. После купания мы решили, что на сегодня с нас хватит и пристали к берегу, тем более что в наличии имелась прелестная полянка с домиком рыбаков вблизи.

Просушка вещей заняла остаток дня, а наутро Лидия, наконец-то вразумила нам, что она то хоть и героическая женщина, но преодолеть ещё 100 километров по таким водным ухабам она не сможет даже в качестве пассажира, тем более что первые внутренние и прямо скажем относительно безболезненные ощущения схлынули и встал вопрос спасения подвижности пальцев в частности и руки в целом.

Под вечер к нашей стоянки пристали двое мурманских ихтиологов- Максим с Сергеем и развернув палатку принялись считать местное рыбье поголовье. Делалось это довольно оригинальным способом. Максим закрепил на спине агрегат с моторчиком и полез в воду. Агрегат представлял собой минигенератор электрического тока с помощью которого он глушил мелкую рыбешку и затем сачком собирал и считал её. По их словам рыбы в Умбе очень мало, да мы и сами это почувствовали поскольку все наши снасти оказались невостребованными. Вечером мы ели украинское сало, пили разведенный спирт и вспоминали недобрым словом нынешних политиков и добрым словом старые времена, про колбасу по 2,20 и про путешествия без границ в пределах необъятного СССР. Застолье затянулось далеко за полночь и местные насекомые не очень-то мешали нашей дружественной и очень тёплой беседе.

Утром Лидия немножко запаниковала и засобиралась в цивилизацию. До Кировска от Детко Ламбины километров 80 с гаком и на полном серьезе обсуждался вопрос пешего перехода туда или хотя бы до трассы. Затем Татьяна с Костей пошли на поиски супружеской пары, которая оставила свой УАЗик возле домика рыбаков и подалась на рыбную ловлю. Тот день выдался не по-северному тёплым и даже жарким. Температура поднялась градусов под тридцать и нам ничего не оставалось делать, как ждать возвращения наших друзей и коротать время за сбором грибов, в чем мы, собственно говоря, и преуспели. Ближе ко второй половине дня притарахтел ещё один УАЗ и трое мужчин также отправились на рыбалку предварительно заявив, что в Кировск они поедут завтра и что постараются забрать нашу раненую с сопровождающим в город. Спустя некоторое время явились наши посланцы, но их вести были неутешительны. Женщина с сочувствием отнеслась к нашей просьбе, а еёный муж равнодушно отвернулся и сказал, что он год ждал этой рыбалки и никуда он не поедет. Про таких людей говорят, что их Бог накажет, но убей меня не понимаю как таких людей земля носит, ведь если попросили бы об этом меня я бы даже задумываться не стал о своём о личном, а не задумываясь помчался на выручку. Все это не для красного словца и не из-за того, что я такой хороший - просто я по-другому и не мыслю. Так или иначе, но ближе к вечеру компания со второго УАЗика потихоньку накушалась водки (по крайней мере двое из трёх) и один из них пристал к нашей компании и слово за слово мы узнали, что его зовут Юра и что он бывший ГАИшник. Дальше Юра уже не сильно стеснялся, а потихоньку лакал вместе с нами спирт и в сотый раз клялся, что вот завтра Лидию они обязательно вывезут в Кировск и что сам главврач кировской больницы будет дежурить у её постели. Так это или нет, но при альтернативе километров 50-60 по незнакомой тайге - приходилось только лишь надеяться на наших новых разбитных друзей.

Пару раз приходил товарищ Юры, но тот был в ударе и исполнял местный шлягер про ГАИшника, рассказывал про прелести местной рыбалки и периодически посылал на три эротические буквы своего товарища, который порывался избавить нашу компанию от такого незапланированного концерта. В конце концов у меня сдали нервы и я уполз спать в палатку. По рассказам очевидцев Юра выпил все что мог, мог, конечно же, и ещё, но больше было не с кем, тогда он произнес коронную фразу о том, что он не алкоголик и сам пить не будет - хлопнул остатки спирта и гордо удалился. Чуть свет он опять был в нашем бивуаке - понятное дело - трубы горят, но, выпив очередную дозу, опять затянул неисчислимые ГАИшные истории, о которых рассказывал едва-ли не с болью в душе. Нашего скромного труженика, пахаря асфальтных дорог совсем недавно по его словам (года два назад) спровадили на пенсию и теперь наш новоявленный ПИСЮНЕР, просто-напросто тоскует по тем временам когда он взмахом полосатого друга не то что Мерседесы - самолеты на взлёте останавливал. В промежутке между застольями мы исходили местные заросли - обнаружили неисчислимое количество грибов и совершенно не знали, что с ними делать.

К часу дня наши друзья наконец-то созрели на выезд, и мы не спеша, двинулись в путь. В дороге машину нещадно мотыляло со стороны в сторону, но наш бравый друг умудрился и в такой дикой тряске уснуть крепко, аки младенец. Пару раз наш младенец просыпался судорожно шарил рукой и, найдя заветную бутылку, блаженно прикладывался к горлышку. При всём этом он умудрился во время очередного пробуждения созвониться с кем-то из местной больницы и заверить нас, что нас ждет едва-ли не весь цвет больничных светил Мурманской области. Двое остальных наших спутников вели себя очень прилично и весь их интерес к нам простирался только до выяснения вопроса, а при каких собственно обстоятельствах Лида получила травму. По дороге нам попался северный олень с такими большими и ветвистыми рогами, что едва умещался на дороге. Сколько же раз изменяла ему олениха, чтобы он отрастил себе такое чудо, и как вообще он перемещается в тайге?! Долго ли, коротко ли, но через четыре часа мы уже были в Кировске.

Юра, несмотря на всю его безбашенность, полностью выполнил все те обязательства, которые вечером предыдущего дня вызывали лишь только надежду и лёгкое раздражение.

Кировск - городок не большой, но по местным меркам и не маленький. Тысяч на 25-30 жителей, относительно ухоженный и процветающий на добыче апатитов. Вся жизнь города вертится вокруг добычи этого минерала, которому слагаются стихи и устанавливаются монументы. Больница являла собой довольно современное здание, где нас встретили без особой радости, но с должным профессиональным вниманием. Лидию забрали на перевязку, а я остался ждать результатов. Они оказались неутешительны - перерезаны сухожилия на трёх пальцах, да вдобавок обширная рваная рана на большом пальце. Вердикт хирурга был таков лечение в течении 10-14 дней в больнице, а затем ещё долгий восстановительный период. При всём при этом, узнав, что мы с Украины лечить бесплатно нас могли только 3 дня, а дальше либо денежку плати, либо прощевайте люди добрые - живите и лечитесь, как хотите. Посовещавшись немного, мы приняли решение ехать домой, дома ведь и стены помогают. До вечера я несколько раз бегал из больницы в аптеку, затем ещё несколько раз на переговорный пункт и в конце концов часов в 9 вечера меня трогательно попросили освободить больничные покои и встал вопрос о ночевке. Имея палатку, спальник и пару банок консервов я уверенно зашагал на выход из города, но найти место под ночлег оказалось делом нешуточным. Кировск зажат в узком ущелье между довольно высоких Хибинских сопок и найти ровную и спрятанную от людских глаз площадку мне удалось лишь после получаса поисков за городом. Дальше все как обычно - поставил палатку, наелся концентратов и устроился на боковую. Перед этим я неосмотрительно пообещал Лидии, что в больнице я буду к 6.00 утра, но поскольку спалось мне хорошо, никто меня не удосужился побеспокоить, то и в больницу я попал часам к 9-ти утра. Навстречу выбежала заплаканная Лида, и я понял, что оказался в очередной раз неправ. Надо было либо не обещать быть так рано, либо выполнять обещанное и выбираться в больницу раньше. У нас оставалась визитка Виталия, того водителя, который забрасывал нас на Умбу, но как назло его мобильный второй день подряд был недоступен. Ничего другого не оставалось, как слоняться по городу и искать грузовой УАЗик с соглашательски настроенным водителем.

Кировск, хоть и небольшой, но все же город и мне пришлось целый день вдумчиво изучать его несколько улиц и настойчиво искать именно УАЗик-буханку (у нас в Украине их именуют "таблетками"). Не один раз я приставал с просьбами ко всем водителям УАЗиков попадавшихся мне на глаза, но ни один из них не согласился на авантюрное мероприятие, хотя и обещавшее материальную выгоду, но выглядевшее делом безусловно хлопотным во всех отношениях. Да не обидятся на меня жители славного города Кировск, но ко второй половине дня он показался мне эдаким городом ЗЕРО из которого просто нет выхода. До чёртиков надоело шляться по его улицам, но иного выхода у меня просто не было. Вдобавок ко всему пошел дождь и на душе стало совсем тоскливо. Один, совсем один в чужом городе, никому не нужный, да ещё и с кучей проблем. Взвыв от тоски, я зашел в местный магазинчик и, подкрепив ослабшее тело сосиской в тесте и хлебнув пивка, задумчиво почесал грудь и промолвив про себя: "А жизнь-то налаживается!", рванул дальше на поиски. Долго ли коротко ли, но в конце концов один из местных водителей посоветовал мне обратиться в спасательную службу МЧС, возле здания которой я неоднократно проходил мимо, а два её трёхосных экспериментальных ЗИЛа уже даже порядком поднадоели мне своим непрезентабельным видом.

Заглянувши к спасателям, я обнаружил лишь женщину-диспетчера, которая сообщила, что в отряде есть УАЗик, но сейчас машина где-то в Хибинах снимает тургруппу с маршрута и будет не ранее 3-х часов дня. На самом деле машина пришла к 5-ти часам и я грешным делом уже поставил крест на спасательной экспедиции именно сегодня и про себя решил, что хорошо бы хоть на завтра на утро договориться с ребятами, но спасатели - молодцы не отказали в моей настойчивой просьбе подкреплённой убедительными аргументами в виде нескольких ценных бумаг достоинством 1000 рублей. Вообще-то сумма, которую мне первоначально огласили, повергла меня в лёгкий шок, но ребята из МЧС "успокоили" меня, сказав, что наш предыдущий перевозчик взял бы с меня сумму раза в два большую.

Мужики подкрепили весьма положительное мое мнение о спасателях урезав свое вознаграждение ещё на несколько тысяч, из уважения к ним я даже не оглашу всей выплаченной суммы, скажу лишь одно - мужики и дело свое сделали, и не ободрали нас до липки и за это ещё раз им отдельное спасибо.

Прибыли мы на место уже в сумерках и застали нерадостную картину, ничего не собрано, трое пьяных друзей дрыхнут в палатке, а четвертая наша спутница вообще слиняла на сбор голубики. С помощью незатейливых слов (в основном из трёх-пяти букв) мне удалось расшевелить команду и все кинулись собирать вещи. Собирали примерно час и всё это время тщетно ждали прихода Татьяны. Наконец мое терпение не выдержало и я заорал благим матом на всю округу: "Таня!!!!! ….. твою мать! Где ты?!" На удивление она отозвалась, но потом ещё минут 15-20 добиралась до палаток и когда добралась, то, естественно, нарвалась на солидарный мужской гнев. Впрочем, особенно рассусоливать времени не было, да и спасатели, несмотря на всю их терпимость, стали проявлять небольшое раздражение, так что вкинули полусобранные вещи в машину и тронулись в путь. Обратная дорога была без особых приключений, вот только свою пятую точку я набил до невозможности. Все-таки 12 часов протрястись по условной дороге это нечто!

Часам к двум ночи попали обратно в Кировск, быстренько забрали из больницы Лидию и рванули на вокзал в Апатиты. Там без особых проблем взяли билеты на Москву и через час уже сидели в поезде. Далее все банально до безобразия - километровые знаки на железной дороге мелькали один за одним с каждой минутой сокращая путь к дому и оставалось мечтать лишь об одном, чтобы как можно скорее затянулись раны, ушло из души досадное ощущение того, что ты сделал что-то не так и чтобы мы вновь и вновь смогли испытать ни с чем несравнимое чувство единения с природой и радость новых открытий и приключений!

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100