Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Карельские походы. Усьва - 2007

Автор: Сергей Минченко

 

Эпиграф

Нога моя так лихо прошагала
В окрестностях Срединного Урала.

Пролог

Несмотря на всю суматошность дней я твердо решил вернуться к жизнеописанию наших походов по различным рекам и "очередной жертвой" моих литературных извращений стало жизнеописание нашего похода на Урал.

Дело в следующем: в прошлом 2006 году в очередной раз (третий по счету) сходив на берега славной речки Илексы я вдоволь пресытился еёными красотами и решил агитировать коллектив своих мокрожопых братьев резко сменить географию наших поездок. На протяжении последних шести лет нас неумолимо влекло на Север и слово Карелия уже не вызывало того дивного трепета души, который ранее был постоянным спутником нашего тела при упоминании этого прекрасного слова.

Ка-ре-ли-я - просто песня, а не слово, просто радость жизни, а не край. Петрозаводск, Беломорск, Кемь - всё это стало до боли родным и близким. Кстати, тут же вспомнился один крайне национально-патриотический украинский тост, за который пусть меня простят братья-россияне, ну в смысле те, кто не обладает известной долей юмора.

Звучит он так (мовою оригинала):

- За шалене та негайне, до нестями кохання з усiякими пестощами, рiзноманiтними барвами стосункiв, яке тi клятi москалi називають гидким та бридким словом - БЛИЗОСТЬ!!!

Так вот этой самой близости к карельским речкам, порогам и болотам у нас уже было в избытке, и я предложил друзьям покормить комаров где-нибудь на Урале. Предложение было встречено без восторга, но с известной долей понимания. В мае, как всегда, мы совершили дежурную вылазку в крымские горы и к концу июня стали усиленно соображать куда же нам кинуть свои кости в очередной раз. Претендентов на осчастливливание нашим присутствием было немного. Поначалу - вообще, только речка Чусовая и только. Знали мы о ней крайне немного разве, что только мне припомнилась забытая фотография из учебника по географии и наивное детское желание побывать на этой речке, хотя бы раз в жизни. Порыскав по Интернету, мы уяснили, что речка эта в настоящее время довольно грязная, воды там даже по колено не будет, а насчет рыбалки, то вообще можно и не мечтать. Стали подбирать иные варианты и наиболее частым упоминанием была речка Белая. И Чусовая, и Белая манили красотой своих берегов и пугали рассказами предыдущих туристов о кипучей жизнедеятельности человека и опять-таки об отсутствии рыбы как таковой. Так что Усьва, как вариант, нами начал рассматриваться в последнюю очередь и победил лишь только по двум критериям - первое, нам была обещана чудная рыбалка на прелестную рыбку хариуса и второе, на всем маршруте было лишь четыре поселка и то, три из них в последние дни похода. Это сыграло свою решающую роль, так как мы избалованные карельскими выходами, когда мы уходили от людей практически на всем маршруте, проголосовали за всем коллективом. Со временем выхода у нас больших проблем не было, поскольку конец июля- начало августа наше излюбленное время выхода из людей. Как всегда, была проблема с билетами, которую решил Валентин, заказав билеты в славном городе Симферополе через друзей. При этом мы, правда, переплатили энную сумму и в качестве дополнительной издевки получили от билетного кассира все верхние места да ещё и в разных купе плацкартного вагона, но разве нас этим испугаешь ?!

Остаток июля месяца и первых два дня августа мы провели в ежедневных хлопотах и для всех стало уже до боли привычным собирать шмотки в ночь перед отъездом. Случился ещё один казус, приблизивший нас к заветной цели, но внёсший некую сумятицу в наши ряды. Валентину было сказано, что поезд отправляется ночью 3-го августа, откуда он ничтоже не сумятивши сделал вывод, что в Харькове поезд будет 4-го в обед, а поскольку 4-е августа это суббота, то такой расклад устраивал нас всех. Каково же было мое удивление, когда получив билеты ( уже 30 июля) я вдруг обнаружил, что поезд действительно отходит 3-го августа ночью, но только в 01.00 ночи, а следовательно, в Харькове он будет не 4-го, а 3-го августа в обед. Мне потом долго пришлось перепроверять информацию и доказывать не только себе любимому, но и всем окружающим, что ночь третьего августа это не только с третьего на четвёртое, но ещё и со второго на третье. Пришлось переигрывать сроки нашей отправки, идти на поклон к начальству, облаять моего друга Валентина, за что тот слегка обиделся, но, в конечном счете, все разрешилось благополучно.

К Усьве

Утром третьего августа я затолкал в упаковку лодки практически все свои вещи и даже продукты положенные мне как члену коллектива, что само по себе является достижением, так как мне не пришлось брать рюкзак. К 11-ти часам утра я подкатил к зданию вокзала, где уже в полном составе (небывалый случай в истории!!!) моего появления дожидался уже весь коллектив отдыхающих. В темпе перетащили вещи на перрон и начали настраиваться на битву с проводником вагона и начальником поезда. Дело в том, что практически любая наша погрузка приводила к стычке между нами и проводниками вагонов, которые с пеной у рта доказывали нам, что мы должны доплачивать за перегруз, а мы, соответственно, прикрывшись бумажками, доказывали обратное, что байдарка является неделимым спортивным снаряжением, и что мы не обязаны ничего переплачивать. Как правило, данные стычки заканчивались нашей победой, потому, что восемь глоток это я Вам скажу великая сила, но в данном случае швыряться децибелами не пришлось. У дверей 11-го вагона поезда стояло юное создание в железнодорожной форме, которое практически без сопротивления запустило нас в вагон. Правда после этого Таня (так звали нашу проводницу) все-таки упорхнула куда-то и вернулась со строгой тёткой, которая не поленилась залезть на полку и перемерять упаковку наших байдарок. После длительных мерительных действий начальница поезда заявила, что все "о`кей" и удалилась. Так впервые практически без моральных потерь с нашей стороны мы двинулись в путь к Уралу. В этот раз мне даже обругать пограничников РФ и Украины было практически не за что. Обычно надменно хамоватые в этот раз они были образцом учтивости и добросердечия. Вот так мы и покатили, обливаясь потом и привычно лакая спирт с пивом.

Долго ли, коротко ли, но поезд докатил до Перми. Я впервые побывал в тех краях и первое, что бросилось в глаза, так это дым из банных труб (о банях на Урале я расскажу позднее) и многочисленные тюремные зоны вдоль железнодорожных путей, за день пути я насчитал их не менее трёх. Гулаговской наследие в России довольно сильно - таков мой вывод и вообще пенитенциарная система в России, похоже, процветает по-прежнему.

В Перми были в 3.50 ночи или утра, как кому угодно. Было уже довольно светло и разница в два часа с Москвой ввела нас в очередное заблуждение, так как весь народ в Перми живет по местному времени, а поезда идут по времени московскому. Мы решили не переводить часы, а жить по Москве, что в принципе никак не повлияло на наше продвижение по намеченному пути. Через пару часов подошла электричка, мы бодренько погрузились и двинулись в путь до города Чусового. Поразила речка Кама, как авторитетно заявила Лидия, что некоторые ученые небезосновательно считают не Каму притоком Волги, а как раз наоборот, Волгу притоком Камы и это утверждение имеет веские основания, так как Волга в районе Нижнего Новгорода уже и мельче Камы в районе Перми - это я видел собственными глазами! Пермь мы видели мельком в окно электрички и тем не менее город мне понравился, тем более что в этом городе когда он носил имя сталинского орла Молотова два года отработала моя мать. Лида, единственная из нас, которая могла считаться местной, так как в восьмидесятых годах успела два года отработать в Перми и даже родить в нем дочь заявила, что Пермь город неплохой, но она ничего не помнит и рассказать что-нибудь интересное про город не в состоянии. Так за игрой в карты и мирной полудремой мы докатили до города Чусового. Сам город мы практически не видели, зато смог от его металлургического комбината смогли пронаблюдать во всех его проявлениях. За те пару-тройку часов, которые мы провели на Чусовской земле мы успели выяснить, что при суперсовременном евроотремонтированном вокзале в наличии один женский туалет на улице и совершенно отсутствует мужской туалет. Проблема все-таки была решена традиционным совковым способом - спроси меня как!? Больше ничего интересного мы узнать не успели, разве что местное турье, узнав, что мы прёмся на Усьву, выразило нам искреннее соболезнование и посоветовало сменить маршрут. "Коней на переправе не меняют!" - таков был мой ответ и вскоре мы уже погрузились в электричку Чусовой-Нижний Тагил и двинулись в направлении станции Тёплая Гора - промежуточной точке нашего путешествия. Собственно говоря, от Чусового и начинаются непосредственно Уральские горы до этого момента выглядевшие небольшими холмами. Дорога до Тёплой Горы представляет собой сначала петляние в межгорных, относительно небольших узостях, а затем, по сути, выезд на ровное горное плато. Села встречались нечасто и отличались явной горнозаводской направленностью. Сельским хозяйством и близко не пахнет, зато пыли и грязи хватает. То тут, то там шныряли большегрузные грузовики, возившие то руду, то всякий хлам. Во второй половине дня выгрузились на станции Тёплая Гора и приступили к установлению контакта с местным населением на предмет доставки наших бренных тел на вожделенную реку. Довольно быстро на наш призыв откликнулась местная компашка и одна из дам тут же созвонилась со своим приятелем, который буквально пулей прилетел на станцию. Нам был предложен в качестве ездового средства довольно избитый жизнью и хозяином "УАЗик", в который мы при всем желании не смогли бы погрузиться со своими вещами.

"No problem!"- заявил его лихой водитель и отправился за прицепом. В это время - экзотика!!- вышли две местные девки с коромыслами и изумительно покачивая бедрами направились к водонапорной башне. На Украине днем с огнем не найдешь девиц с коромыслами. Прогресс дошел до того, что скоро и колодцы у нас станут редкостью, каждый норовит себе воду в дом провести, а уж сходить за водой, да ещё и с коромыслом - этого у нас я вообще лет двадцать точно не видел. В это время дама, сосватавшая нам водителя узнала, что мы из Харькова и долго удивлялась этому факту, впоследствии мы не раз сталкивались с искренним изумлением местного населения - "Это как же Вас в такую даль занесло!?" и чувствовали неподдельную гордость за свое путешествие и за свою бесшабашную удаль. Так как мы путешествовали в "УАЗике" мы больше не ездили нигде и никогда. Даже наш заезд на Чусреку в кузове самосвала меркнет перед теми неудобствами, которые мы испытали при поездке на Усьву. Нас восьмеро и водитель плюс пару рюкзаков и ящик с пивом, который мы ни за что не захотели ставить в прицеп - кильки в консервной банке чувствуют себя вольготнее. Если добавить к этому, что у нашей машины напрочь отсутствовал ручной тормоз, а аккумулятор был на последнем издыхании и автомобиль заводился только с толчка, так что Вы сразу почувствуете всю "прелесть нашего путешествия". Пару раз мы чуть не перевернулись, пару раз чуть было не вывалились из плохо закрывающейся машины, вдоволь наглотались пыли, зато были доставлены к речке за рекордно низкую для наших заплывов цену - всего-то на всего две тысячи рублей. Это при том, что исходя из карельских цен нами закладывалась сумма в три раза большая. Россию губят дураки и дороги - эту аксиому мы испытали собственной задницей. И дороги дерьмо, и водитель - ну сами понимаете… По пути нам попалось два села. В первом вдали от хороших дорог и цивилизации находился детдом то ли для умственно неполноценных, то ли для сирот, короче говоря, на меня он произвел тягостное впечатление, хотя и видел его только мельком. Село Средняя Усьва - второе на пути, о котором написано, что это крепкое село с почтой, столовой, магазинами и леспромхозом - это полный отстой, российская глубинка во всей её прелести - горы металлолома и во дворе леспромхоза по капот увязшие в грязи автомобили "КрАЗы", "МАЗы", "КамАЗы", чего там только не увидишь и все по уши в дерьме. К речке мы подъехали уже поздновастенько и, взглянув на место стапеля, я испытал синдром дежавю. Наш стапель - это один к одному речка Олова, тот же мост, тот же Иван-чай на обочине, да и лес мало чем отличается, хотя между этими географическими точками минимум полторы тысячи километров. Стоянку решили делать прямо у обочины, а к ужину приготовили наш знаменитый туристический борщ. Выпили за погоду и улеглись спать, так как в этот сумбурный день мы бодрствовали почти 24 часа.

Таежная речка Усьва - глава главная многострадальная

Утром проснулись от грохота проезжавших мимо лесовозов. Славно поклевали и принялись за сборку байдарок. Обычно это дело проходило с непрекращающимся трёхэтажным и простонародным языком, однако в этот раз собрались на удивление быстро и практически без потерь в виде содранной кожи и сбитых в кровь пальцев. Всеми одолела одна мысль, поскорее бы отойти от берега.

Взмахнули веслами, и, наконец, ну здравствуй полноценный, долгожданный, заслуженный, и, как всегда, утомительный отдых. В лихорадочном темпе разворачиваем спиннинги - ну где же ты вожделенная рыбка хариус, ловись скорей, ведь именно из-за тебя мы пёрлись в этот ранее неведомый край. Первый взмах спиннинга и мой лучший самый заслуженный воблер оборвав леску плюхнулся в воды Усьвы. Экая досада вот так на ровном месте лишиться такой снасти. На благо вышло солнышко и мы с Лидией без особой, впрочем, надежды принялись искать этот воблер, на благо речка была неглубока и дно просматривалось исключительно четко. В дальнейшем нам пришлось убедиться в том, что вся речка представляет собой крайне мелкую, но достаточно широкую полосу с довольно быстрым течением и если течение нам было во благо, то исключительно небольшой уровень воды был для нас неприятен. Не искупаться, и не половить рыбу в ямах, поскольку таковые практически первые десять дней пути не наблюдались. Все дно просматривается практически на всем протяжении реки и представляет собой довольно унылую картину из коричневых нагромождений камней. Только отошли, открылся вид на Северный Басег. Только в первый день пути мы могли кое-как наблюдать Уральские горы и надо сказать они произвели издалека приятное впечатление, а вот прогуляться по ним нам так и не пришлось. На второй день мы уперлись в так называемые Сухие Пороги или по-местному Усьвинские Тулумы. Нам исключительно повезло, так как в 2007 году шли довольно приличные дожди и девять километров этих самых Тулумов мы прошли "на ура" виляя байдами так, словно проститутка бёдрами по Бродвею. То та, то сям попадались местные рыбаки, пытавшиеся что-нибудь поймать в стремительных водах реки, большей частью они ловили на кораблик и поэтому Валентин на первой же стоянке соорудил свой кораблик и отправил его в плавание. Увы, и эта уловка оказалась бесполезной. Пробовали все и даже я, не утерпев, поводил кораблик по воде, усиленно подсовывая местной рыбешке искусственных мух, но результат у всех был один и тот же - ничего. Ну что ж отрицательный результат - тоже результат, тем более, что рыбный супчик мы все же сварганили ( из консервов разумеется). По пути мы нагнали смешанный соликамско-пермяцкий экипаж на катамаране в составе пяти человек, который нас поразил тем, что у них на пять человек оказалось три палатки. У нас как-то раз, а именно в 2002 году на Поньгоме, было всё с точностью до наоборот - на пять байдарок три палатки. В общем, пошли мы вниз по речке наперегонки. За счет быстроты спуска на байдарках мы значительно опережали их при движении по реке, но затем, когда мы становились на стоянку катамаранщики догоняли и обгоняли нас. Спору нет условия для путешествия у них более комфортные, но мы то можно сказать прирожденные байдарщики и менять свои плавсредства пока что не намерены. Так мы миновали стоянку с симпатичным названием "Компасики", которую Лидия Алексеевна тут же перекрестила в "Пампасики", а народ вдоволь поизголялся над этим названием рифмуя его и так, и эдак. На этих самых "Компасиках-Пампасиках" я преподал своему куму урок вежливости, который он, надеюсь, усвоил на всю жизнь. Утром, Валентин Викторович, не выспавшийся и крайне недовольный жизнью наорал на Олега за то, что тот, по его мнению, не положил ремкомплект на место. Слова при этом употреблял неординарные и иногда совсем неприличные. Пользуясь своей властью предводителя похода, я прервал его словесный понос и предложил ему сформулировать свои претензии к Олегу в исключительно вежливой форме. Получилось так:

" Многоуважаемый Олег! Не будете ли Вы так любезны сосредоточить максимум Вашего драгоценного внимания и пойти навстречу моим скромным пожеланиям вернуть мой ремнабор именно на то место, на котором Вы - мой любезный друг - имели честь забрать его некоторое время назад. При этом драгоценный мой товарищ, было бы просто замечательно, если бы Вы сложили все вещи на место и мы расстались бы с Вами исключительно довольные друг другом."

Урок вежливости имел потрясающий эффект и стало правилом хорошего тона обращаться друг к другу словами - "Мой любезный друг!" или "Не соблаговолите ли Вы уделить мне внимание!". Все хорошее в нашем коллективе приживается быстро, но также быстро и исчезает, не оставив и следа. Уже через некоторое время все быстренько позабылось и выражения типа "Куда гребёшь - пьяная морда!?" или "Ну-ка бегом схватил топор и притащил дров.". Правила вежливости 19 века не очень прижились в нашем бурном 21 веке и всё встало на свои места. Возле впадения речки Большой Басег в Усьву мы нашли прекрасную стоянку и Валентин воздал должное местным окрестностям, обрыскав их с неутомимостью ищейки. Грибов набрал ни много, и нее мало - как говорится, в самый раз. Утром нас разбудил рёв двигателя, по направлению к перекату тащился УАЗик и ни свет, ни заря поднял нас в немыслимую рань. Кстати, пользуясь правами вожака стаи я ввёл добровольно-принудительные дежурства и обеспечил приём личным составом утреннего кофе и завтрака в установленный срок. Кому-то эти дежурства покажутся обыкновеннейшим делом, но только не у нас в коллективе. Всё дело в том, что на заре наших походов мы боролись за отсутствие дежурных как таковых. Кто раньше встал, тот и взял на себя заботу о товарищах. В узком кругу последователей это правило действовало как нельзя лучше и каждый был готов подставить плечо друг другу, но с постепенным ростом коллектива крайне необходимым встал вопрос о быстрейшем подъеме, сборе и постановке на воду коллектива, именно поэтому дежурства стали необходимыми и вновь вошли в обязанности отдыхающих. Вкусили утреннюю кашку, встали на воду и тут нас поджидало самое неприятное и запоминающееся событие за весь поход. В нашей походной жизни по-всякому бывало - и тонули мы, и горели, и, к сожалению, без травм у нас не обошлось, так что можно считать мы ко всему привыкшие, Так вот в этот раз нас ожидало испытание дождем. Четыре часа подряд он полоскал наши тела и в тот момент, когда мы подошли к селу Безгодово, припустился с новой силой. Мечты о пиве, так и остались мечтами, а Безгодово Саня Гончаров чудненько переименовал в Беспогодово. Собратья по веслу наотрез отказались вылазить из лодок и поэтому пришлось плыть дальше. За поворотом показался вполне цивилизованный мост и кому-то из нас пришла в голову прекрасная идея обсушиться под его прикрытием. Это была ещё та картинка. Коллектив с остервенением стаскивал с себя мокрые вещи и с таким же остервенением требовал законные 100 грамм разведенного спирта. И то, и другое удалось, жизнь стала налаживаться, а после разведения нещадно дымящего костра и вообще показалась райской. Сверху с моста встала рыбачка и принялась в наглую таскать окуней. Такого не смогло вынести ни одно рыбацкое сердце и мы с Валентином размотав удочки и спиннинги принялись вовсю помогать нашему неожиданному соучастнику. Получалось это у нас из рук вон плохо и сначала Валик, а затем и я подтянулись к нашему рыбачку на деле оказавшейся премилой бабулькой, которая авторитетно представилась Васильевной. Васильевна знала наверняка все тонкости местной рыбалки и окуня у неё вылетали на крючке один за другим, а нам не везло хоть ты тресни. Наконец. Валик, сведя контакт с Васильевной поближе разжился у неё опарышами и начал тягать приличных верховодок или по-местному шуклею. Мне же ничего так и не выгорело и в сердцах я покинул место рыбалки. Напоследок Васильевна рассказала нам трогательную историю, что в ентом самом Безгодово остались в живых одни старухи и она понесёт свой улов в клювике, чтобы побаловать местных аборигенов. Окуни по словам Васильевны "беда какие вкусные, если их в микроволновочку, а хариусы надо только солить". Взяв слова Васильевны на веру я с Лидой и Гончаренками отплыл дальше, а неугомонный Валик остался с Васильевной по интимному поводу, ну это в смысле рыбку половить. На подмогу ему остался и Олег с Натальей. Договорились мы отойти немного и встать на стоянку, но получилось все в точности со словами Черномордина, пардон Черномырдина - "хотели как лучше, а получилось как всегда". Гребли мы гребли, пристали на одну стоянку загажено, на вторую - неровно и встать негде, а дальше, как назло, ни единой приличной стояночки. Наконец, по правому берегу показалось нечто заслуживающее внимания и мы быстренько пристали к берегу. Стоянка действительно оказалась большой, но исключительно грязной и после недавнего дождя мокрой и противной, ну да от добра добра не ищут, да и время уже поджимало, короче говоря встали и стали поджидать загулявших друзей. Они не преминули пристать к берегу минут через двадцать после нас и, как водится, не отказали себе в удовольствии вдоволь покритиковать нас за место стоянки. Критика критикой, а деваться некуда - встали лагерем, развели костер, поели и стали было уже собираться баиньки, как вдруг послышался натужный рёв дизельного движка. Не иначе, как трактор по Усьве прёт.

Все высыпали на берег и принялись делать ставки, где застрянет этот трактор. Рёв все ближе и ближе, и, наконец, мы рассмотрели, что это не трактор, а двухосный ГАЗончик с будкой карабкается по противоположному берегу по таким зарослям, что иной раз казалось что он вот-вот сядет на раму. Российская национальная забава ездячиться там, где Макар телят в жизни пасти не будет. Чудо российской техники посрамило нас своим бравым видом и протарахтело куда-то вниз по реке, а затем нырнуло в кусты, так мы его и видели. Вообще-то экстремальное вождение в большом почете у жителей Урала, в чем мы не раз убеждались за короткие дни похода по этим краям. Следующий день встретил нас приличным ветерком и всё теми же примелькавшимися местными пейзажами. Плыли-плыли, решили сделать перекус. Встали на высоком берегу и сварганили чаёк-кофеёк с бутербродами. Пара экипажей ушла вперёд, а мы с Гончаренками подзадержались и тут произошло событие, которое самым негативным образом повлияло на мою психику. Дело в том, что при отчаливании от берега я, как всегда, положил спиннинг на деку ничем его не закрепив, Не успели сделать пару взмахов вёслами, как я почувствовал что-то не то и обнаружил, что спиннинга под рукой нет. Тут же развернулись и я предпринял самые энергичные поиски по поиску утерянной вещи, но не тут то было. Вся речка Усьва до одноименного села представляет собой неглубокую водную ширь в лучшем случае по колено глубиной. Однако именно в том месте где я неосторожно утопил спиннинг речка как назло имела глубину примерно метр-метр двадцать и местные мужики, сплавлявшиеся на надувных лодках с удивлением созерцали как я по пояс и глубже в воде бороздил просторы Усьвы туда - сюда словно маятник. Мои прогулки по воде продолжались примерно с полчаса и завершились полным фиаско. Я пожелал счастливчику, который сподобится вытащить когда-то мой бывший спиннинг из воды удачной рыбалки и мы отплыли вниз по течению. После обеда пристали на самую лучшую стоянку за все время нашего похода. Широкая, поросшая невысокой травой поляна с оборудованной банькой и удобным широким столом. Короче мечта поэта. К вечеру ветер усилился, и мы были вынуждены предпринять дополнительные меры по укреплению своего лагеря из-за опасности быть сдутыми его порывами в реку. К утру ветер слегка утих и мы двинулись дальше. Прошли мимо достаточно убогого даже по местным меркам дачного поселка Громовой и подгоняемые мыслью о пиве на всех парах понеслись к поселку Усьва. Сам поселок представляет собой типичное поселение российской глубинки, в котором однако мы внезапно узрели несколько довольно современных и весьма навороченных коттеджей, которые почти наверняка принадлежат либо нижнетагильцам, либо пермякам, но никак не местному населению. Пристав к берегу мы поднялись на довольно крутую горку и ограбили местный магазин на "Пермское Губернское" пиво, кстати, довольно приятное на вкус и сделали кучу совсем необязательных покупок в виде мороженого и халвы - явного излишества в наших походах. Запомнилась такая картинка - берём пиво в местном магазинчике, а рядом местный бомонд - тройка-четвёрка конкретных пацанов с парой девиц тоже пивко хлебают и так на нас косятся, как будто мы у них их пиво отняли. Наша пестрая толпа галдя и на ходу прихлебывая пивко рванула обратно к берегу и там мы воздали должное всем вкусностям, которые мы нагребли в поселке. Сели в лодки - пошли дальше и на очередной вопрос откуда мы, дали ответ, что с Украины из Харькова и в ответ услышали традиционное -"Ни хрена себе!". Дальше прошли под железнодорожным мостом и наткнулись на довольно большую группу ребят на катамаранах, которые только встали на воду и собирались отчаливать. Визга и счастливых воплей с их стороны хватало и до конца дня мы шли в этой гурьбе, поскольку кавалькада из катамаранщиков растянулась по всей речке на несколько километров. К сожалению, по берегам появилось слишком много народу, чтобы мы беспрепятственно могли остановиться и заночевать где-нибудь у Усьвинских Столбов - это местная достопримечательность - прекрасные горные выступы метров по 100-150 высотой стеной стоящие вдоль реки. В результате именно я прошляпил возможность причалить к берегу и побродить по окрестностям. Дальше по пути нам еще несколько раз попадались радующие глаз горные гряды, спускающиеся к реке, но нигде мы так и не полазили по горам, о чем больше всех сожалела Лерия Гончаренко. Наши рыбаки, к коим после потери спиннинга я уже себя не относил, в который раз пытались поймать хоть что-нибудь в реке и это что-нибудь категорически не хотело цепляться на крючок. Обнаружив на карте поселок под дивным названием Мыс мы решили притормозиться там и устроить банно-помывочный процесс. Мало того, что мы гребли до этого долбанного Мыса в два раза дольше запланированного времени, так добравшись до него обнаружили, что местное население следует заповедям Чингисхана о том, что грязь с немытого тела сама отваливается пластами. Это всё я веду к тому, что бани в Мысе отсутствуют напрочь, ну по крайней мере в домах находящихся вдоль реки. Избалованные Карелией, где в самом захудалом домишке обязательно своя баня мы были уверены, что подобная манна небесная ждёт нас и в Мысе, но не тут-то было! В общем -" Прощай немытая Россия…", не солоно хлебавши и почесав свою немытую репу мы погребли дальше, сокрушаясь над тем как живет здесь местное население. Народу вдоль речки становилось все больше и больше, и, соответственно, река радовала нас всё меньше и меньше. На следующий день коллектив был близок к состоянию революционного взрыва - это когда "Верхи не могут править, а низы не хотят жить как раньше", в том смысле что либо проводим баню, либо смещаем предводителя , то есть меня, с насиженного места. Методом кнута и пряника мне удалось довести вверенный коллектив до следующего села - Бобровки, в котором мы в очередной раз попытали счастье на предмет помывки в бане. Само село Бобровка встречало нас самодельными объявлениями прибитыми к фанере, одно из них гласило "Музей - 1 км.", а второе - "Художественный промысел". Определённый интерес это уже вызвано было тем, что объявления эти стояли именно на берегу, то есть были рассчитаны исключительно на отдыхающих водоплавающих. Пристали к берегу мы возле чьих-то огородов и само село произвело на нас Богом забытой деревни с отдельными элементами новорусской жизни. К числу этих самых элементов можно отнести совершенно новый весьма симпатичный деревянный дом с резными оберегами вместо забора. Вся остальная деревня - это замызганная и заросшая буйными зарослями крапивы, абсолютно неустроенная жизнь. Вышли на центральную, она же едва ли не единственная, улицу и попытались завязать разговор с первой попавшейся на глаза старушкой. Та на контакт пошла весьма охотно и тут же поведала историю, что она де не местная и живет здесь у своей дочери, которая ушла за грибами и когда будет она не знает. Мы порулили дальше в поисках вожделенной бани и постучались в очередной двор. На нашу просьбу - "А не пустите ли Вы нас помыться в баньке?" хозяева отреагировали достаточно прохладно - и дров надо бы нарубить, и воды натаскать, и в баньке прибраться, и вообще приходите-ка Вы завтра гости дорогие. Долго ли, коротко ли, но попали мы все к той же старушенции, а точнее к её дочери, вернувшейся к тому времени из лесу. Та долго кочевряжиться не стала и на тех же условиях - вода, дрова, помои - пустила нас в баню. Мама дорогая, я в жизни не видел ещё такой грязной бани. Сгнившие доски на полу, полуразвалившаяся печка и слой сажи с грязью на полках произвели на меня удручающее впечатление и я вернулся к остаткам коллектива томившихся на берегу в подавленном настроении. На расспросы друзей я честно ответил, что баня не фонтан, но другую нам найти не удалось. Тем временем Костя смотался к мастеру народного промысла и принес весточку, что у него имеется в наличии свежая рыбка и деревянные поделки. Всей гурьбой мы повалили в указанную избу и нас встретила всё та же непролазная грязь и затхлый вонючий воздух и посреди всего этого "великолепия" мужик в резиновых калошах на босую ногу именующий себя Владимиром. Он и стал нам предлагать свои изделия, которые, впрочем, не нашли отклика в наших сердцах. Всё изумительно дорого и не достаточно эстетично. Владимир нахваливал свои творения и рассказывал, что всё самое лучшее уже продал заезжим туристам. Всё худшее из его коллекции нас не заинтересовало и тогда он выложил свой главный козырь - свежую рыбу. Хариуса - по 150 рублей за килограмм, а всю мелочь - окуней и плотву по восемьдесят. Торги ни к чему не привели и если бы мне в Карелии сказали, что через год я за окуней буду платить бешеные деньги, я бросил бы в наглеца камнем, а тут безропотно выложили требуемую сумму забрали рыбу и поперлись к лодкам. Саша Гончаренко кочегарил во всю баню и буквально через час она была готова к приему. За это время мы натаскали воды, убрались в бане, смотались за пивком (а то какая баня без пива!) и пустили первыми женщин париться. Несмотря на все недочеты пар и горячая вода сделали своё благое дело и наши дамы вернулись раскрасневшимися и вполне довольными собой и жизнью. Настал наш черед и мы рванули к райским наслаждениям практически галопом. В бане действительно было то чего мы так страстно хотели - горячая вода и пар. Мылись мы тщательно и хотелось сказать долго, но на самом деле минут 40-50 - не больше. Наши истопники перестарались и температура в баньке была нетерпимая. Бегали охлаждаться и в речку, помогало ненадолго. Я сдался в числе первых и пристыженный приплелся на берег дохлёбывать пивко. Через некоторое время подтянулись остальные - чистые и умиротворенные мы принялись за скромную трапезу. В это время к берегу пристала группа на двух катамаранах и надувашке из уральского города Лысьва. Они и раньше попадались нам на маршруте, поэтому мы были с ними практически на ты. Эта группа рванула к Владимиру, который не поленился прийти на берег и сблатовать их на просмотр своих незабываемых творений. Закончив осмотр вся эта братия вернулась на берег, где мы уже заканчивали трапезу и тут Владимир, узнав что мы с Украины тут же вставил шпильку - а-а-а, это Вы у нас газ воруете!!! Великое дело пропаганда, кланяюсь ей в ножки и трепетно снимаю шляпу перед российскими масс-медиа. Ну надо же так засрать головы российским обывателям, что везде где мы бы ни были нас встречали одним и тем же восклицанием - Вы у нас газ воруете!!!

Уважаемые кацапы (ну это те, для которых мы - хохлы) кладу руку на сердце и торжественно присягаю - ни я, ни мои друзья-туристы, ни мои родственники и знакомые газ у России не воруют! И хватит об этом, а то распространенноё мнение о том, что все русские много пьют….. No comment!

В итоге непродолжительного спора с Владимиром мы заверили его и всех собравшихся, что в нашем лице они имеют достопочтимых и верных друзей, короче говоря - мир, дружба, жвачка и мы отплыли восвояси. Плыли относительно недолго и на первой же приглянувшейся стоянке встали на постой. Валентин накинулся на разделку рыбы с невиданным до того желанием и охотой. Эта картина очень контрастировала с тем, что мне с коллективом приходилось видеть на той же речке Илексе или на других речках Карелии. Там желанием потрошить рыбу не горит ни один член коллектива, да собственно и есть рыбу большого желания там не наблюдалось. На Усьве мы не то, что косточки обгладывали, мы даже головы рыбьи съели - вот какой аппетит на здешнюю рыбку у нас проявился. Стартовав утром мы прошли мимо памятной Красной Горки, на самом деле красной из-за осыпающейся глины и подошли практически вплотную к городу Чусовому. Километрах в шести-семи от него решили остановиться на ночевку. Чем ближе к городу, тем меньше и меньше приличных мест для стоянки, да ещё по возможности и без людей. Наконец наткнулись на одну такую. Встали лагерем и последний вечер на реке едва ли не стал для нас действительно последним. Дело вот в чем. Когда начало темнеть к нам начала подступать гроза. Мы ребята не из пужливых - начали её ублажать прикладываясь к своим кружкам и каждый раз произнося традиционное -"Ну, за погоду!"

Пока звенели кружки и провозглашались тосты все было в порядке - гроза, как положено, гремела, но где-то там далеко и совсем не тревожила наше пиршество. Но только стоило залезть мне в палатку, а большей части коллектива затянуть бесконечные разговоры о жизни, как резко сверкнула очень яркая молния и тут раздался оглушительный грохот, Ощущение было такое, что молния влупила в землю аккурат между нашими палатками. Несколько секунд прошли в полной тишине пока, наконец, Лерия не спросила в пустоту - "Все живы"!? Перекличка подтвердила - все!!! Ну и слава богу, я было перевернулся в спальнике, чтобы дать храпака, как вдруг налетел такой сильнейший ливень, что все те кто был вне палаток так и не успели нырнуть в них сухими. Дождь не дал услышать все те матерные слова, которые были низвергнуты дружными глотками коллектива и все успокоилось под тот же шум дождя. Утром практически ничего не напоминало о вчерашнем испуге, хотя позже уже в поезде нам на глаза попалась статья о том, что нельзя делать и где нельзя находиться в грозу. Было изложено десять пунктов этих самых "Нельзя" и восстановив картинку мы обнаружили, что все десять пунктов нами были глубоко нарушены и в очередной раз нам всем было впору сказать - "Уф, пронесло".

По воде до Чусового оставалось совсем недалеко и, зная, что в четыре с копейками дня идет единственный поезд, который без пересадок довезет нас до любимого Харькова мы налегли на весла. Город Чусовой находиться на слиянии трёх рек Усьвы, Вильвы и самой большой - Чусовой. При подходе к городу начинаешь резко понимать, почему Урал называется "всероссийской кузницей". Перед городом прямо на берегах Усьвы громоздиться громадный отвал породы. На гору непосредственно перед городом непрерывно ползут грузовики, грохочут взрывы в карьерах и вся эта вакханалия называется просто - промышленная разработка руды и Чусовской металлургический комбинат. Копоти хватает и вся таёжная красота Урала уступает место промышленному напору урбанизированного края. В самом городе хаотично разбросанные, в своём большинстве - деревянные, домики умиляют взор и трепетно колышут душу, отвыкшую от эдакой пасторали. Но чем ближе к центру, тем все больше и больше грязи и копоти от меткомбината. Усьва вкатывает свои воды в Чусовую прямо на оконечности свалки отходов меткомбината и нам ничего не остается, как налечь на весла так как последние три-четыре километра пути нам приходиться грести против течения. Минут через двадцать упираемся в целый ряд проток между небольшими островками и, увы, надежда сохранить ноги сухими таёт после вынужденного выхода по колено в воду. Опять, запрягшись как бурлаки, мы тянем свои байдарки на большую воду. Выбравшись из зарослей ныряем в лодки и видим невдалеке автомобильный мост, а за ним примерно в километре и железнодорожный мост от которого да станции рукой подать. Последние метры дистанции пролетают незаметно и вот мы утыкаемся в берег. Быстренько сбегав на разведку мы понимаем, что место антистапеля выбрано удачно, хотя сами местные советовали нам разбирать байдарки чуть выше по течению примерно в полукилометре от нашей стоянки. Едва переодевшись, летим на станцию, но чуда не происходит - кассир говорит, что билетов на поезд Нижний Тагил- Симферополь в продаже нет. Мы не отчаиваемся и с надеждой утопленников идущих на дно с огромной каменюкой на шее заискивающе спрашиваем, а когда билеты будут, на что получаем вполне закономерный ответ - ребята, а не пошли бы Вы погулять минут сорок-пятьдесят, а там видно будет. Поняли - гуляем !!! Взяли пивка и мороженного и рванули на берег, там друзья вплотную занялись и уже заканчивают разборку лодок, а я к этой процедуре даже не приступал. Затарили своих друзей пивом по полной программе - отобрали у них остаток денег и опять рванули в кассу. Чудо иногда все-таки случается и добренькая тётенька из кассы вежливо сообщила нам, что на плацкарт мы можем не рассчитывать, а вот если у нас есть желание и возможности попутешествовать в купе, то мы можем рассчитывать на милость Российских Железных Дорог. Собравшись с силами, мы наскребли указанную сумму и через несколько минут отвалили от кассы осчастливленные билетами. Билеты были просто супер - два смежных купе посредине вагона - так здорово мы не путешествовали никогда. После непродолжительной, но весьма изнурительной операции по перетаскиванию вещей с берега Чусовой на станцию у нас образовался излишек времени в полтора-два часа, который мы хотели посвятить поездке в единственный в мире музей Ермака, которого россияне называют первопроходцем освоения Сибири. Мне вот только непонятно почему не завоевателем Сибири, ведь по сути хоть круть, хоть верть, а Ермак огнем и мечом отвоевывал просторы Урала и Сибири для государства Российского. Стеснительна становится наука история России когда речь идет о своих собственных завоевателях, а стесняться-то собственно нечего. В те времена, да, впрочем, и сейчас прав тот у кого больше прав. О единственном музее Ермака нам насвистели всё те же ребята из Лысьвы и соблазнённые их рассказами захотели непременно посетить уникальное место. Напрямую до музея четыре километра по железной дороге пешком. Это минут сорок туда да столько же обратно - итого час двадцать, а у нас их всего ничего - полтора в запасе итого на осмотр - десять минут. Маловато получается - пришлось обратиться к местным таксистам. Вокзальная мафия таксистов неистребима во всем мире. Цену ломят такую, что волосы дыбом встают. Отошли от них плюнули практически на свою поездку, но тут вмешалась Лерия и сказала, что мы не за тем пёрлись в такую даль, чтобы не поддержать материально этих уродов с шашечками во лбу. Короче говоря, оставив Лидию караулить вещи, остальная братия рванула на двух машинах на турбазу "Огонёк", где, собственно говоря, и находится вышеупомянутый объект. Ехали недолго - минут восемь-десять от силы и приехали в довольно симпатичное место. С одной стороны горы, на которых горнолыжные трассы и даже саночная трасса, на которой тренировалась даже первая олимпийская чемпионка СССР - Вера Зозуля, а с другой - музей под открытым небом. Этот самый музей оставил у меня довольно смешанные чувства. Несколько свезенных из окрестных деревень старых домиков, пара старинных церквей и столько же новых, пахнущих свежей древесиной и краской, несколько каруселей, пара домиков неизвестного предназначения, кучка чего-то совершенно непонятного - то пушка стоит, то кусок железа валяется, то могильная плита, то кресты солдатам-чусовлянам погибшим в Чечне. Есть такое выражение - "смесь бульдога с носорогом" - так вот это примерно подходит к этому музею под открытым небом. Музея Ермака там, кстати, нет. Фигня все это. Бабка, продавшая нам весьма занятные деревянные сувениры, за отдельную плату ( 30 рублей с человека) согласилась открыть нам самые старые помещения, но про то, что там находятся вещи связанные с Ермаком слышала похоже впервые. Мы беспрепятственно излазили всё это скопление Чусовской истории. Сочли его не слишком заслуживающим внимания и укатили на вокзал. Через полчаса по прибытию на вокзал мы уже грузились в чистенький поезд, который без проблем доставил наши тела в родной город. На этом и завершилось наше путешествие на Урал.

Эпилог

Возможно никогда более я не уговорю своих друзей попутешестволвать по Уралу, но тем не менее поездка эта имела свой шарм и навсегда в памяти останутся прекрасные виды уральских пейзажей. А выводы по факту путешествия напрашиваются сами собой. На Урале рыбы нет, по крайней мере той которую хотелось бы поймать, и по крайней мере в тех местах где нам довелось побывать, а для нас это было архиважно. Реки достаточно мелководны и каменисты, пороги как пороги, хотя если честно, то до карельских им далековато. Местное население не избаловано гостями издалека и практически всегда выражало искреннее удивление, узнавав, что мы припёрлись в их края из Украины. Места, даже в самых "диких" краях несут на себе печать человеческого присутствия, чего лично я терпеть не могу. И в конце концов - Урал мы посмотрели, не весь естественно, а определённую его часть. Отметились и можно уверенно сказать, что большим желанием увидеть его вновь - не горим - так что "И снова здравствуй Ка-ре-ли-я!!!" - слово как радость, как счастье, как песня!

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100