Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Карпаты 2008. Новогоднее путешествие

Авторы: Елена Кармаш, Елена Волчок (Белоруссия)

Источник: ГТК "Цитадель"

 

Вырваться из безснежного слякотного города и ощутить настоящую зиму, рассекая на лыжах по снежным карпатским склонам - по-моему совсем неплохая альтернатива банальным посиделкам за праздничным столом.

Участники:

  1. Лотыш Вадим - руководитель, фотограф
  2. Юрага Александр - реммастер
  3. Волчок Елена - крохобор
  4. Тарасевич Егор - эколог
  5. Кармаш Елена - медик
  6. Альгерд - летописец
  7. Антон Тарануха
  8. Стас Пунегов

Пройденный маршрут: пос.Паляница - пер.Столы - г.Плоская - г.Черная клева - г.Русская - г.Братковская - г.Дурня - пер. Пантирец - пос.Быстрица

Хроника событий: Кармаш Елена, Волчок Елена, Альгерд

Игра похода: "крокодил" (он же "корова").

Фразы похода:

- "очки, очки!" (предусматривает одновременное тыканье в грудь, где предположительно на дужке висят очки);

- деталь от бетономешалки (так и не была взята с собой из-за запрета Вадика);

- неучтёнка (приобрела особую популярность в основном благодаря Антону).

День первый (29.12.2007)

Так начался поход для Лены:

"..Выйдя из дома с рюкзаком и лыжами наперевес, минут через 10 я почувствовала некоторый дискомфорт при ходьбе, создаваемый уже многократно проверенными в боевых условиях ботинками. Новые носочки сползли, остановившись и подтянув их, зашагала дальше, хотя по-прежнему что-то там мешало. Ладно, на вокзале разберемся, некогда мне сейчас, все равно за 20 минут ходьбы ноги серьезно натереть не успею".

Но разобраться получилось уже в самом вагоне. Воспользовавшись затишьем в общении и возможностью принять сидячее положение, снимаю ботинки. Оё-о-о…й!!! Кусочка кожи на пятке моей любимой левой ноги нет и в помине, а чудный новый носочек пропитался кровью! Аааа! На не менее любимой правой ноге ситуация похожая, но в облегченном варианте. Врача, врача мне! Лена, будучи нашим медиком, расчехляет свою аптечку, я свою, и совместными усилиями мы засыпаем это безобразие стрептоцидом и заклеиваем пластырем.

После сего важного мероприятия исследую виновников - ботинки, и выясняю, что сии изменщики деформировались и затвердели на задниках. Обращаю свой молящий взор на реммастера, и он достает свой заветный молоток, дабы настучать этим негодяем как следует. К слову, ботинки потом весь поход нигде не натирали, да и что там, дело-то уже было сделано! Кроме того, они отомстили мне по-другому, но об этом я расскажу позже…"

А так собирался в поход Альгерд:

"Большой, на 80 л ярко-красны рюкзак лежал у входа в одну из комнат одного цивильного минского офиса. Он сразу бросался в глаза и вызывал удивление на лицах сотрудников.

- В горы собрался? - то тут, то там раздавались вопросы. - Правда что ли?.. Там же холодно…

Вся последняя неделя проходила в постоянной беготне и судорожных сборах. Всё-таки нехорошая привычка - оставлять всё на последний момент. Но теперь всё позади и отступать некуда. Начинается дорога…

На поезд опоздал. Неплохое начало. Следующая электричка до Бреста через 5 часов - есть время дошить бахил, чтобы не делать этого в трясущемся поезде…

В Брест приехал на рассвете. Там, после недолгого ожидания, пересадка на другой поезд. На перроне замечаю группу рюкзачных людей. Прыгаю в 3 вагон занять места, каким-то чудесным образом сюда же стекается и весь остальной рюкзачный народ. Вот и гитара промелькнула - значит скучать явно не придётся. "Собака" трогается, и тут является Саня. Долго здоровается со всей неизвестной пока мне рюкзачной толпой. Меня замечает с каким-то даже удивлением, типа, откуда это я тут взялся. Скинув рюкзак, сразу же достаёт молоток, плоскогубцы и ещё что-то из ремнабора - сразу понятно, кто будет ремастером в походе. На следующей остановке заходят все остальные: Егор, Вадя, Ленка, вторая Ленка, названная впоследствии Алёнкой".

А вот и мои мысли на вокзале:

"Наконец-то предпоходные сборы позади и я успела на поезд, хотя утреннее метание по квартире говорило об обратном! Вот что значит опыт (отправляясь в свой первый поход, я на минуту опоздала на поезд, и догнать его удалось только в Маларите).

В ожидании поезда вспоминаем, кто что забыл дома, и не слишком ли важна позабытая вещь. Снега в Бресте, кстати, нет, и две пары лыж, стоящие рядом с нашими рюкзаками, вызывали недоумение у прохожих и закономерный интерес к нашим скромным персонам. "Куда же это они собрались?" - читался m` их лицах немой вопрос.

Вскоре прибыл нужный поезд. Загружаемся в третий вагон, и … ба, знакомые все лица!!! Дружественная группа туристов из "Берестья", в составе 14 человек, и ещё одна часть нашей группы - Альгерд и Саня.

Все верхние полки загружены рюкзаками, в вагоне уже царит веселье, С первых же минут начинаешь чувствовать себя непринуждённо. Красота, прямо как-то уютно даже стало! "Берестейцы" также направлялись в Карпаты, но на более короткий срок и прихватили с собой даже видеокамеру. Ещё у них была гитара, И было видно, что ребята как следует подготовились отметить Новый год с песнями и плясками, так сказать. Я, на тот момент, даже завидовала им, хотелось оказаться в их группе, отдохнуть как следует. "Я ж не самоходный человек, зачем я так надолго еду в Карпаты?" Но скоро эти предательские мысли покинули меня, и я рада, что попала в группу к Вадику, а не к "берестейцам". Ведь их счастливое пребывание в Карпатах закончилось так быстро…

Теперь следует сказать о нашей группе. Состав группы очень неординарный: четверо выходцы из Бреста, двое - из Минска и ещё два человека из Харькова. Кстати: в нашей команде две девчонки, и обе Лены, а вот у Берестья 4 представительницы прекрасного пола, и все - Юли. Оригинальный принцип отбора, ничего не скажешь!

В вагоне знакомимся с Альгердом. Это оказался активный и непоседливый молодой человек. Как только по вагону начали разноситься звуки гитары, он, не долго думая, расчехлил гармошку и флейту и присоединился к музицирующим. А пошёл он к "берестейцам". Выглядело это так, как бод-то он увидел старых своих знакомых и решил присоединиться к ним. Это его бесстрашие наблюдалось и в походе.

Мы также спустя время присоединились к весёлой компании.

Так незаметно подобрались к границе. Между делом с радостью восприняли новость об отмене эмиграционных карт, но умы наши уже были заняты иным. Все, кто бывал на приграничной украинской станции Заболотье, наверняка знают главную местную достопримечательность - бабушки из года в год на одном и том же месте торгуют изумительными домашними пирожками.

Поделюсь своими воспоминаниями о том, как я перешла границу:

"Таможенный контроль я прошла последней. Отправление поезда уже задерживалось. Проводники поезда, завидев меня, начали меня торопить. "Давай, беги!" - слышала я в свой адрес. "Неужели им не понятно, что моё неторопливое на их взгляд перемещение в пространстве и есть бег! Быстрее уже не куда!" - думала я. С таким весом за спиной я не могла двигаться быстрее. Хотя многим мой рюкзак мог показаться лёгким, но они забывали проецировать этот рюкзак на мой рост и вес (плюс ещё и физические данные, вернее их отсутствие)".

И вот пограничные формальности пройдены, все пирожки скуплены, все кто успел, попрыгали в вагоны дизеля. Погранец даёт отмашку машинисту, и дизель трогается. А за окном - снежные поля, освещённые солнцем! Сколько дней уже мы не видели солнца! Вот как приветливо встретила нас земля Украинская.

Откушав "заболотских" пирожков с чаем, мы пребывали в наипрекраснейшем настроении. К "берестейцам" больше не ходили, сидели своей компанией. Строили планы проведения Нового года. Потом приступили к распределению должностей. Как это происходило расскажет Альгерт:

"Изначально были назначены: руководитель, он же фотограф - Вадя, крохабор (это тот, кто отнимает последние крохи у помирающих с голода чуваков, ответственный за пайку в общем) - Лена, Саня, как обычно - ремонтные работы, Алёнку сделали лекарем. Нам с Егором объявили, что ненужных и бесполезных в поход не берут. И тут же начали выдумывать должности. А вакансию эколога сразу клюнул Егор.

- А Альгерд будет летописцем! - на том быстренько и порешили".

Десантировались в Ковеле и почти сразу ринулись на местный базар - продуктами на НГ закупаться, где произошла забавная история. Подошёл Егор к одной тётке спросить, сколько стельки стоят. "2 гривны" - цена по белорусским меркам небольшая. Но тут Егор начал придираться к этим стелькам, что, мол, какие-то они не такие, не правильные, не хватает того и того, и всё естественно на русском языке. В конце-концов, решил их купить, а тётка ему - "3 гривны". Вот такое там отношение к придирчивым "москалям".

Двухчасовое ожидание на вокзале было скрашено хождением по рынку и вылазкой в город. Погода была чудесной. Грело солнышко, мы долго стояли у памятника даме с книжкой, обсуждая несоответствие её пропорций. А ещё приметили Новогоднего Санту, который пытался забраться на чей-то балкон.

Приехав в Ковель, наша группа уже имела при себе билеты на проезд, купленные заранее. Ещё у нас были билеты группы Штыка. Они должны были в количестве трех человек подъехать на автобусе. Так вот, до отправления поезда из Ковеля оставалось всего 35 минут, а Игоря все не было, в то время как последний возможный рейсовый автобус из Бреста прибыл уже полчаса назад. Было решили отправить смс-ку, но по несчастной случайности отправили участнику который в последний момент передумал ехать, о чем нам конечно известно не было. В ответ на вопрос едет ли группа пришло сообщение: "Я не еду". А поскольку до последнего момента участники долго не могли определится поедут ли они в карпаты вообще, мы все подумали, что они уже точно не приедут и сдали билеты, дабы вернуть хотя бы часть стоимости проезда. Буквально через минуту появились Игорь и Тима (их осталось всего двое), которых привезли на машине. И пришлось им покупать свои билеты заново, в итоге значительно переплатив.

В поезд загрузились всё той же шумной толпой. Собрались в одном вагоне. Время ужинать. Ужин плавно перетек в культурно-развлекательное мероприятие, с обилие тостов под хорошее местное вино. К нам присоединились Штык с Тимой. Потом отправились в гости к берестейской команде, которые ещё на вокзале звали нас в гости. Когда мы к ним пришли, у них оказалось на редкость всё тихо и спокойно. Негромкий звук гитары указал нам путь к их местам. Многие из них уже укладывались спать.

Пришедшие весьма не вовремя на свои места пассажиры вынудили нас вернуться в свой вагон. Но мы вернулись не одни, а с желающими погостить у нас "берестейцами". Продолжилось веселье, но уже с песнями под гитару и тостами за дружбу между двумя братскими клубами "Цитадель" и "Берестье".

Но всему хорошему когда-нибудь приходит конец. Мы за день успели устать, и всех клонило ко сну. Пришло время укладываться спать.

День второй (30.12.2007)

Подъём был неожиданным и экстренным. Времени хватило только на то, что запихать все свои вещи в рюкзак, умыться и раздобыть кипяточку для чая у проводницы.

Славный город Ивано-Франковс встретил нас жёстким сочетанием туманной сырости и 15-ти градусного мороза, от которого мы спешно укрылись в тёплом здании вокзала.

На вокзале, не смотря на раннее время (около 4 утра, насколько мне помниться) - полно людей. Не долго думая, мы разложили прямо на полу коврики и сели завтракать: нарезали хлеб, почистили мандарины, поделили последнее яблоко и разлили по кружкам горячий чай. Нас совершенно не волновало то, что мы кушаем на полу и на нас смотрит десяток любопытных глаз.

Наоборот, эта обстановка придавала нашему завтраку особые незабываемы впечатления.

Пришло время переодеваться в походную одежду, то бишь в комбезы, калоши, бахилы. Это тоже непередаваемое зрелище. Жаль, что я не обращала внимания на лица "простых смертных", наверно в их выражалось неподдельное удивление, любопытство кто же мы такие и куда мы направляемся и зависть, что они не могут быть такими же свободными и счастливыми, такими как мы.

На этапе всеобщих сборов подошли ещё два участника нашей команды - Стас и Антон. Они присоединились к общей суматохе.

Антон постоянно насвистывал одну и ту же мелодию, что привело меня к небольшому нервному расстройству и я попросила немного разнообразить его репертуар. Затем он ходил и хвастался своими блестящими калошами и цветными бахилами. Стас же характеризовался человеком спокойным и мало говорящим. Ещё меня удивило в этих людях то, что они говорили по-русски без характерного для жителей Украины украинского говора.

Совершенно неожиданно быстро Вадик нашёл маршрутку, в 7 утра то. Мы еле туда втиснулись, закрыв все пути отхода людям, сидевшим на последних местах.

И вот мы уже мчимся в маршрутке по ночной трассе в направлении с. Полоница. Вот уже в темноте просматриваются силуэты гор. Ещё сутки назад в это время мы нежились в тёплых постелях и досматривали утренний сон, а уже сегодня перед нашими глазами заснеженные вершины гор.

В Буковель мы приехали около 8 утра, но не все - Вадик с Егором поехали за лыжами. Пока мы их ждали, успели 10 раз замёрзнуть (мороз в горах) неслабый и согреться. А для того, чтобы согреться, чем мы только не занимались: играли в футбол пластмассовой бутылкой; переправлялись на другой берег по замёрзшей речке; мальчишки боролись; наблюдали за прибывающими туристами, комментируя увиденное.

И наконец-то дождались Вадики и Егора с лыжами. Но тут оказалось, что к одним лыжам не взяты палки. Вадику вновь пришлось отправиться за ними, Егор остался его ждать. А мы, не в силах больше оставаться на одном месте, выдвинулись в путь по направлению к перевалу Столы.

Когда мы утром проходили через Буковель, он был пуст и только редкий человек попадался нам на пути. Но зато теперь здесь яблоку негде было упасть, кругом люди, машины, лошади все в мыле. Они были настолько мокрые, что от них пар шёл. Зрелище не самое радостное. Бедные лошадки, надеюсь, что после работы им намного лучше живётся. Но скоро мы вышли на более безлюдные участки.

Поначалу было холодно идти и снимать куртку совершенно не хотелось, но с каждым шагом становилось всё теплее, а под конец пути даже жарко. Всем резко захотелось пить. Вот когда пригодилась бутылка пива, которая раньше не пользовалась спросом, как бы её не рекламировал Антон. На этот раз каждый тянул ручонки в её направлении, чтобы хоть как-то утолить жажду.

Пройдя километра 2, было принято решение остановиться и перекусить. Во время перекуса нас чуть не разъехал местный трактор, ездивший туда сюда. Мы в последнюю секунду мы успевали убрать с его пути наши пожитки.

Наступило время облачаться в лыжи и идти уже в них. Ремастеру попались самые капризные и ломкие лыжи. Но и с другими пришлось повозиться.

Дойдя до замёрзшей речки, мы сняли лыжи и шли уже без них до самых Столов. Сколько же снега я засыпала себе за шиворот, пока дошла до конечной точки, спина была мокрой вплоть до самой майки. Как я их ненавидела в тот момент. Но ещё больше меня расстраивал подъём, который всё никак не заканчивался. Хотя потом были подъёмы похуже, но этот первый я запомнила надолго. Уже последних 500 метров я двигалась со скорость 1 км/ч. Спасибо Антону, который спустился и помог мне дотащить рюкзак до Столов.

Добрались до колыбы ещё засветло, около 17.00. Активно принялись пилить дрова, разжигать печку, поставили водичку для чая. Вместе с теплом комната наполнилась дымом. Дым стоял такой, что дальней стены видно уже не было. Ещё около часа приходилось жмуриться и дышать через одежду, пока едкий дым не рассеялся.

Не прошло и пол года, как закипел чай. Попили чайку, согрелись, на дворе уже стемнело, а Вадика с Егором всё не было. Но не долго мы волновались, так как вскоре в дверь постучали, она открылась и мы увидели Вадика, а за ним, через какое-то время, появился Егор.

К чаю были вафли - 9 штук на восьмерых. Тоха на правах дежурного предложил отдать её тому, кто расскажет самый забавный случай из своей жизни. Разумеется, он тут же её рассказал. История была про кота, который зацепился когтём задней лапы за язык, когда чесался. Выигранной вафлей он поделился с Леной. Больше в конкурс на лучший рассказ мы не играли.

Дальше играли в "крокодила". Каждый извращался, как мог. Кто-то показывал "гравитацию" через "гравий" "крендель", через "крен", а "геостационарную орбиту" и "синхрофазатрон" решили не загадывать. Удивительную сложность вызвало слово "мультимедия".

Когда все улеглись спать, была попытка поиграть в "Ассоциации". Игра не очень понравилась, и последующие попытки в неё играть заканчивались неудачно.

День третий (31.12.2007)

Ночь была жаркой в прямом смысле этого слова. Печка и сама комната сделаны на удивление грамотно, и мы по привычке кочегарь во всю, похоже перестарались.

Утро запомнилось чаем с различными вкусовыми добавками, в качестве которых был имбирь и лимон, да и сам чай был ароматным. Потом были водные процедуры, парни как следует обтирались снегом и поливали себя из ведра kedmni водой. Бр-р.

Попрощались с гостеприимным домиком и в путь. А дальше был подъём на вершину. Минут 30 вверх, волоча на себе лыжи. Но мы были совсем ещё не уставшими, к тому же, наверх вела протоптанная тропа, потому поднялись мы довольно легко и быстро. Все, не считая Алёны, и взявшегося её сопровождать Егора. Они ковыляли где-то внизу.

Мы уже почти поднялись, когда сверху увидели одинокую девочку.

- Привет, я Оля!..

Отступление. Рассказ Альгерда о девочке Оле

Как-то зимним солнечным днём (или скорее пасмурным, но так не звучит) сижу я на работе, пытаюсь сосредоточиться на написании кода, а мысли при этом где-то уже по горам шляются. И вот стучится мне в аську существо под ником Stix, в котором я вспоминаю старую знакомую из Питера - Ольгу.

Stix: Привет! Как жизнь молодая? Куда на НГ собираешься?

Halgerd: В Карпаты. НГ в колыбе встретим, а потом - в небольшой походик.

Оказалось, Ольга тоже едет в Карпаты к каким-то своим друзьям и на НГ с удовольствием бы к нам присоединилась.

Stix: Я 28-го выезжаю стопом из Питера, по пути хочу в Витебск заехать и в Киев в гости. В Буковеле 30-31-го буду, как вас найти?

Тут оказалось, что найти нас не так-то просто. 30-го в обед мы выходим из Буковель и начинаем подъём. Ориентиры наши известны лишь приблизительно, связи нет. Я представил, как безуспешно она пытается разыскать нас посреди гор в дикую пургу. Предположил, что увидимся как- нибудь в другой раз. Но от Ольги пришло лишь уверенное "До встречи!", после чего она выключила компьютер.

Выйдя из Буковели и поднявшись на Столы, я на 90% был уверен, что Ольга не найдёт нас здесь, да и не станет этого делать.

И вот она, как призрак среди гор, появляется почти из ниоткуда…

А в это время чуть ниже медленно но верно вверх двигались Алёна и Егор:

"Как же я медленно поднимаюсь! Не могу больше пять шагов пройти без передыха. Все остальные давно уже взобрались на верх. Если бы не Егор сзади, я бы вообще через каждые два шага останавливалась и отдыхала бы подольше. А то как-то неудобно заставлять человека подолгу стоять. Когда же кто-нибудь спасёт меня от этого рюкзака?" И вскоре эта помощь спустилась сверху в виде Альгерда.

Когда мы поднялись, я не сразу заметила среди нас нового человека. И тут пришла моя очередь удивляться. А историю её появления на этом хребте я узнала только в процессе написания летописи. Поэтому на тот момент Оля представлялась мне странствующим человеком, случайно повстречавшим нас.

Неожиданно, лес остался внизу, а перед нами открылись чудесные виды! Заснеженные Карпаты, да ещё и в ясную солнечную погоду - это супер!

Солнце ещё пригрело и мы с Тохой, позабывав, как замерзали сутки назад в Буковель, разделись до пояса и стали загорать.

Первая вершина - и первая шоколадка. А потом - всем кататься! И Саня первый летит вниз со склона. Падает, встаёт и несётся дальше. Уже снизу еле слышно: "Падай там, где я упал, иначе лыжи сломаешь!" И вот уже ветер свистит в ушах, и через пару минут я догоняю Саню. Все остальные наверху тоже похватали лыжи и разъехались кто куда.

Накатавшись, народ раскатав коврики, пристроился позагорать на солнышке. Потом и все остальные присоединились. Мокрые, но довольные.

Как же хорошо, когда есть термос. В походе всегда мучает жажда (как потом оказалось - не всех), и спасительной влагой являлся горячий чай. Какой же он был желанный. Я всегда с нетерпением ждала своей очереди, чтобы глотнуть утоляющей жажду жидкости. Ничего сильнее питья мне не хотелось в походе.

Через час или полтора берём вещи и спускаемся к колыбам - готовиться к НГ нужно. После долгих поисков, находим подходящую колыбу с печкой. Она была очень грязной и неуютной, но мы буквально за пол часа убрали её и даже украсили принесёнными с собой гирляндами. А ещё Егор расставил все лыжи вдоль дома и выглядело это очень цивильно, как на лучших горно-лыжных курортах.

Потом занялись обедом. Достали всё для этого нужное. Когда Оля извлекла из рюкзака бутылку шампанского и пол кочана капусты я потеряла d`p речи. Вынутые продукты, на мой взгляд, представляли собой неподъёмные вещи. Я вот мечтала избавиться от единственной банки сгущёнки, чтоб хоть на пару грамм уменьшить вес своего рюкзака, а Олька одна взобралась на вершину, да ещё с такой поклажей. Она представляла собой что-то нереалистичное, до селе не виданное, как герой из книжки. Мне так хотелось быть на неё похожей, быть такой же сильно и бесстрашной.

К моменту окончания обеда можно было преспокойно начинать готовить ужин, так как закипание воды в котелках происходило неспешно.

А мы тем временем ни сколечки не скучали и не мёрзли от холода. Зажгли свечи и решали, в какую же игру сыграть? Начали с игры "Ложка - не ложка". Она оказалась для некоторых очень утомительной. Поэтому они с удовольствием перешли к другой игре под названием "Шнякалки". Вот эта игра нас всех здорово повеселила, особенно первые пол часа, когда вопросы: "А где ты шнякаешься?" или "А ты можешь один шнякаться или для этого нужны люди?", вызывали нездоровый смех и нехорошие ассоциации. А ещё развели Егора с Альгердом на придуманную ими же самими историю, но они про это в тот момент не знал и ломали голову над тем, подарили они палатку той девушки или всё же шефу. Первым расколол фишку игры Егор и спас Альгерда от тягостных дум о том, по какому же шоссе им пришлось добираться до девицы.

Подходит время НГ. Все заняты приготовлением новогоднего угощения, хотя, честно говоря, на еду смотреть уже никто не может. Поздний обед сменил ранний ужин. Вскрылись огромные запасы неучтёнки, которые надо было съесть, что б не таскать по горам.

Можно бесконечно долго смотреть на огонь, сидеть на вершине холма ранним утром, а ещё крошить печенье в холодной продырявленной(?) колыбе под весёлые беседы друзей. Каждый кусочек всегда можно растолочь ещё мельче. Пальцы сами находят куски покрупнее, дробят, потом снова находят. И так спокойно и умиротворённо чувствуешь себя в этот момент.

Тут вдруг беседа перетекла в некое философское русло. Начали обсуждать фундаментальные тайны мироздания, пути и смыслы человеческой жизни…

- А до НГ 20 мин. осталось! - крикнул кто-то.

За разговорами мы чуть не пропустили наступление НГ!

Все зашевелились, засобирались на улицу.

Вот и куранты двенадцать бьют! Мы открыли шампанское, зажгли пиротехнику, и в ответ откуда-то снизу начался салют из разноцветных огней. Ура, господа! Это случилось! Новый год в горах, что может быть этого круче! Так выпьем же за исполнение желаний!

Изрядно подмёрзнув, поспешили в тёплую колыбу, где быстро согрелись, употребив горячего глинтвейна.

Мы даже не забыли про Деда Мороза. Как же Новый год без него! Кричали, кричали, авось услышит. И таки услышал! Не успели мы доесть приготовленные яства, как к нам в гости пришёл он самый, Дедушка Мороз! Подарил нам всем подарки! Мы уговаривали его остаться переночевать с нами, но он исчез так же внезапно, как и появился. Прощай Дед Мороз, красный нос борода из ели…

Так мы встретили новый 2008 год! По своему, незабываемо и неповторимо.

Начало нового 2008 года

32.12.2007 (по старому стилю - 1.01.2008)

Сегодня у нас ещё одна днёвка, и подниматься никто не спешит. Но не Альгерд, конечно:

"Чтоб никого не будить, решаю пойти погулять. Дверь закрываю снаружи. Позже, Тоха долго "благодарил" меня и рассказывал, как поутру потянуло его избавиться от излишков жидкости в организме и какой крепкой оказалась цепь с наружной стороны двери…

Но это было потом, а сейчас я наслаждался утром в горах. Забравшись на вершину, с которой мы вчера катались, я обозревал окрестности. Тихо кругом. Казалось, вся природа отдыхает от НГ гуляний. Всё хорошо, но пора и возвращаться. С удивлением замечаю, что дверь кто-то открывал…"

Остальные поднялись значительно позже. Неспешно оделись, умылись, позавтракали. На этот день мы запланировали кататься, но торопиться в новогоднее утро никто не хотел, потому собрались ближе к вечеру. Перед выходом поиграли в "крокодила". Оля загадала очень почётное слово "нюанс". Много людей полегло, прежде чем удалось раскусить этот орешек.

Но пора и на выход. Все похватали лыжи и поползли наверх. Воодушевлённые предыдущими успехами Саша, Альгерд, Егор и Вадик поехали покорять новые спуски и подъёмы. Нашли какую-то новую необъезженную трассу. Довольно длинную и относительно крутую. Проехать не упав посередине ни у кого не получается. Егор летит кувырком через голову, а потом долго смеётся над согнутой в дугу палкой. Саня же каким-то образом умудряется сломать лыжу. На этом особо радостном моменте решаем спускаться в колыбу, в наше маленькое убежище. Да и потемнело уже, погода резко ухудшилась: набежали тучи, подул ледяной ветер.

В колыбе Саня сразу принялся за ремонт. Весь вечер (с перерывом на еду) он провёл с отвёрткой, молотком и лыжей. За вечер он отремонтировал свою лыжу до состояния почти новой, в этом ему пригодилась вчерашняя банка персиков. И ещё ко многим лыжам в тот вечер пришлось приложить руку мастера.

Обед. Снова куча неучтёнки. После обеда каждый занялся своим делом, ожидая ужин. Вот и ужин готов, а одного члены группы до сих пор нет. А время позднее. Парни вышли из колыбы покричать, авось где-то поблизости заблудился. А в это время Альгерд, наша пропажа, совершил следующее путешествие:

"…темно и холодно, но меня что-то тянет погулять. Забираюсь на вершину. Оттуда вниз. Выхожу на тропу до пер. Столы. Почему бы и нет? Минут за 20 спускаюсь к домику. Жарко, но ведро у колодца оборвано. Одиноко стоит и курит какой-то человек у двери. Здороваюсь, заходим внутрь. При свече Стас оказывается растаманской внешности пареньком из Запорожья. На нарах спят уже изрядно пьяные его товарищи. Тут из под кровати с громким лаем выскакивает пёс. Таксы в горах я её не видел! Пёс явно молодой и сразу же начинает играться и хватать меня за штаны. Появляется мужик сверху. Тот самый, что обогнал нас на подъёме от Буковели. Зовёт нас наверх и как бы случайно упоминает про барабан. Барабан оказался простеньким (?) кожа-дерево. Но это с виду, звук у него был на удивление приятным, с множеством оттенков. Я, соскучившись по своему любимому музыкальному инструменту, не останавливался минут 15. когда вновь вернулся в окружающий мир вспомнил, что никому не сказал, что уйду надолго. Попрощался с обитателями колыбы и через пол часа уже выслушивал выговоры от своих товарищей. Которые успели за это время поволноваться за меня…"

Когда он вернулся, то получил от нас нагоняя за то, что ушёл, не предупредив.

А вечером снова "крокодил". Слова начинали загадывать всё более изощрённые: чепуха, традиция, концепция, бетономешалка. Теперь любой из нас в секунду может отгадать слово "бетономешалка". Это слово можно назвать символом нашего похода, с ним мы вышли в поход, с ним же и завершили свой путь.

Тут стоит сделать ещё одно небольшое отступление.

Уже за месяц Вадя начал нам рассылать письма, морально подготавливая и давая наставления. И вот отрывок из одного из них: "…не берите ничего лишнего, чтобы в вашем рюкзаке не оказалось случайно детали от бетономешалки".

Не знал тогда Вадя, что его фраза станет крылатой. А образ бетономешалки так полюбится нам.

После ужина, наконец-то, начали играть в любимую игру похода, а именно в "Крокодил".

Если бы не позднее время, мы бы ещё долго играли. Но завтра надо встать пораньше, ведь наш путь продолжится.

33.12.2007 (по старому стилю - 2.01.2008)

Мы боялись, что утро следующего дня будет пасмурным и хмурым из-за испорченной погоды накануне, но наши опасения не оправдались. Всё так же жизнерадостно светило солнышко и горы не выглядели устрашающе.

Хватит матрасничать - сегодня наш первый ходовой день. Покидать обжитую колыбу не хотелось, поэтому собирались как-то нереально долго.

Поднявшись на вершину, попрощались с Ольгой, которая отправилась за порывом попутного ветра. Удачи ей!

А наш дальнейший путь лежит по хребту на г. Плоская, которая сейчас cde-то виднеется на горизонте. А затем, спустившись в долину, поднимемся на хр. Свидовец, в районе г. Близница. Погода просто супер! "Мороз и солнце - день чудесный…"

Спускаемся, проезжаем то место, где вчера Саня сломал лыжу. Часа 2 движемся по чудесному зимнему лесу и вот он - подъём на Плоскую. На верху - традиционная шоколадка и групповое фото. Тут выясняется сразу много фактов: это не главная вершина Плоской; внизу видны колыбы; неплохо было бы найти укрытие от ветра и попить чаю. Потому обеденный перерыв решили устроить в увиденных колыбах. Но когда мы увидели в первом же домике огромную буржуйку, то решили остаться в этой колыбе навсегда! "Да тут если прогреть хорошо, Майами будет!" - оптимистично заметил Антон. Но Майами не получилось, и мы передумали оставаться навсегда, но переночевать были совершенно не против.

А в это время Альгерд с Сашей, как типичны авантюристы, не смогли оставить вершину непокорённой. "Покидали рюкзаки и налегке начали подниматься траверсом - так показалось быстрее и проще. Неожиданно на склоне оказался очень твёрдый наст. Кант от бескидов его еле пробивал, и раз я чуть не покатился вниз. Но со склоном мы всё же справились. Вот она вершина! Обворожительные пейзажи вокруг. Внизу - навес для сена. Наверное летом тут покосы. Ветер и мороз усиливались, теперь уже не побегаешь без майки, как несколько дней назад.

А в калыбе внизу уже полыхала буржуйка. Я с удивлением узнал, что тут мы и заночуем. Как же так? Ведь мы не больше 3 часов прошли, но оглядевшись понял, откуда появилось такое решение. Колыба была просторной, светлой, уютной и выглядела самой ухоженной из всех предыдущих".

После обеда ещё оставалось время, чтобы покататься на лыжах. Энтузиасты отправились на вершину "Плоская", и вернулись с незабываемыми впечатлениями. О них то нам и расскажет Альгерд:

"Выйдя значительно позже остальных я заметил, что разыгравшийся ветер занёс вершину облаками. Впереди идущих видно уже не было. Впереди крик "Осторожно!" и что-то проносится мимо. Забираюсь на вершину, когда все уже начинают спускаться. Из-за облаков нашу колыбу не видно, зато противоположная сторона видна отлично. Уже темнеет и где-то вдалеке светятся огни. Деревня, наверное. Я понимаю, что это очень далеко, но любопытство сильнее, к тому же туда ведут следы. Уже в темноте дохожу до границы леса. Все-таки пора уже и возвращаться. На обратном пути решаю разведать якобы короткий путь колыбам, который, как это обычно бывает, оказался совсем не коротким. Да и вообще не туда".

Колыба стояла на открытой местности и ветер там гуляет такой, что кажется, что сейчас улетим мы вместе с этой колыбой прямо в изумрудный город.

А внутри все сгрудились вокруг печки. Грела буржуйка в радиусе метра полтора от себя, отойдя на 2 метра от неё, ты оказывался всё равно что на улице. Поэтому далеко отходить от буржуйки никому не хотелось.

Пришедший Альгерд спросил:

- Это тут теплее стало или мне кажется после покатушек? - спрашиваю я.

- Вот ты 10 минут посиди, и увидишь, - изрёк Вадя.

Вадя оказался прав. Причём подморозило нехило. Стоило только зазеваться, и обжигающе горячий чай в кружках можно было уже грызть.

- В палатке было бы теплее, - констатировал Саня.

А всё дело было в том, что печка - модифицированная конструкция буржуйки - имела прямую трубу без заслонки, поэтому большая часть тепла уходила через трубу наружу и обогревала улицу.

Наверное поэтому, когда я покатался на лыжах мне было даже жарковато.

Оцепив плотным кольцом буржуйку, мы играли в игру "есть контакт" и ждали готовящийся ужин. За ужином отметили 33 декабря. Долго засиживаться после ужина мы не стали, уж очень морозно было.

Безуспешно пытаясь выдавить зубную пасту, мы так и легли с нечищеными зубами, напялив всё имеющуюся одежду в наличии. Заснули незаметно в процессе игры "есть контакт".

Не могу не рассказать о том, как я спала в ту ночь:

"Чтобы не замёрзнуть ночью, я, как и большинство, напялила на себя всё, что только можно. Уже минут через 10, когда все улеглись, я пожалела об этом, так как чуть не умерла от жары. Для того, чтобы снять лишнее, пришлось бы тревожить уже дремавших соседей. Поэтому предложила Альгерду onlemr|q местами. С краю было значительно прохладней.

Ночью завывал ветер, было даже страшно. Под утро через щели в колыбе мне не лицо начал падать снег, пришлось залечь поглубже в спальник".

34.12.2007 (по старому стилю - 3.01.2008)

Рассвет в этом домике был особенно не повторим. В следствии того, что избушка была приподнята над землёй, а щели в полу имелись внушительные (при желании, туда можно было просунуть 2 пальца), то солнечные лучи пробивались под полом и создавалось эффект огня под ногами. Казалось ещё чуть-чуть и пол загорится. Очень неповторимое зрелище.

Дежурили Саня и Алёнка. Пока Саня не растопил печку, а снег в котелке не превратился в воду, Алёнка ни в какую не хотела подниматься. Потихоньку поднялись и все остальные. С большим трудом влезли в замёрзшие ботинки, предварительно разогрев их у печки. Перед завтраком Антон достал очередной шмат сала, в очередной раз оправдав своё название. Потом изрёк старую уже, но актуальную шутку, мол какие же мы белорусы, раз без бульбы приехали? Свою ж нацию он не опозорил.

Быстро покидаем колыбу, чтобы хоть по пути согреться. Вот и очередная (последняя в этом походе) колыба позади. Мы снова на маршруте с его подъёмами и спусками. С этого дня началось всё по серьёзному.

Ничего особо запоминающегося не могу рассказать о нашем переходе. Помню, как обедали. Пили долгожданный и так быстро кончающийся чай из термоса. Антон всем раздал неповторимого вкуса зефир. В этот день мы вдоволь нападались на спусках. Уже к вечеру я двигалась на автомате. Надо идти - идём, остановка - пр-р, стоять.

А вот Альгерд совсем не устал. Он и продолжит повествование:

"Вскоре вошли в зону леса и спустились в долину. Лес тут был преимущественно буковый. Снова подъём и вот мы подходим к Свидовецкому хребту. Проваливаемся в снег по колено, но про лыжи не может быть и речи. Кое-как продираемся меж кустов елового стланика и неожиданно выходим на дорогу, что идёт вдоль хребта траверсом.

На очередном привале Вадя сказал, что уже 17.00 и скоро будет темнеть, а тут как раз неплохое место для ночёвки и нет ветра. Я подумал, как же мало мы сегодня прошли, хотя и вышли не поздно. Ещё совсем светло, даже слишком светло для 17.00, но я тогда не сильно обратил на это внимание. Предложил Вадику пройти ещё немного, аргументируя тем, что мы с такими темпами не вложимся в маршрут. Вадя успокоил, сказав что в деревню мы сможем спуститься в любое время. Остальные же были только рады стоянке. Пришлось сдаться".

Наконец-то лагерь! И настоящий костёр! И палатки. Ещё свежа была память о вчерашних морозах и потому все кинулись заготавливать дрова с невиданным энтузиазмом.

Костёр - это конечно романтика. Но иногда он бывает просо невыносим. Так в этот вечер он почти никому не давал покоя. Приходилось постоянно производить какие-то манёвры, чтобы хоть как-то спастись куму-то от дыма, а кому-то от обжигающего пламени огня.

В этот вечер ни во что не играли. Мы говорили о том, кто где побывал и какие забавные или не очень забавные истории с ним приключались. А параллельно строились планы, куда бы кто хотел ещё съездить.

Между делом по привычке проводили за чашкой чая 34 декабря. После ужина все активно стали отогревать пасту на костре. Некоторым это даже удалось.

35.12.2007 (по старому стилю - 4.01.2008)

(повествование ведётся от лица Лены)

Дежурные встали в 7 утра, а мы продолжали дрыхнуть. Выбрались из палатки, только услышав их клич "Пайка в опасности!", и потюшили не торопясь к костру в незавязанных ботинках, прихватив с собой позванивающие мешочки с шайками. Взгляд на небо добавил оптимизма: будет ясно, хотя пока солнца ещё не видно.

Завтрак завершился чисткой зубов, т.к. всем желающим хватило еще не до конца остывшего и недооприходованного чая. Те, у кого зубная паста g`lepgk`, с успехом стрельнули ее у тех, у кого она оказалась более стойкой к карпатским морозам.

Покидали место стоянки по мере готовности, т.к. руководитель уже начинал нервничать и поторапливать.

Сразу на выходе из лагеря начинался подъём. На этом подъёме снег был очень противным, сыпучим и совершенно не фиксировал твои шаги. Вроде идёшь вверх, а на самом деле топчешься на одном месте. Потом были поваленные деревья, между которыми приходилось лавировать. Лыжи в таких местах больше мешают, чем помогают. На первом же привале мы их сняли.

После непродолжительной, относительно горизонтальной ходьбы, начался крутой подъём, да ещё и с преградой в виде стланика. Мягкий и весьма глубокий снег позволял проваливаться по колено, а местами и почти по пояс, к тому же предоставлялась отличная возможность застрять в гибких сосновых ветках. Если учесть к тому же необходимость лезть по довольно крутому склону вверх, то становится понятно, почему мы в тот день прошли всего пару километров, и если бы параллельно нам двигалась улитка, то неизвестно, кто из нас поднялся бы до гребня быстрее.

Не сладко пришлось Вадику, который шёл первым и протаптывал путь для всех остальных.

В небольшом ручейке набрали в термос воды, живительной влаги. Желание пить не отступало на протяжении всего похода. Поэтому фляга с холодной водой была ценнейшим приобретением. Какие оды сложены всякой жидкости в нашем походе!

На последних метрах подъема нас осветило солнце, которое все это время пряталось за хребтом, а теперь, часам к трем пополудни, мы до него все- таки добрались, и теперь уже с ним бодрее рванули вперед.

Наконец - о счастье!!! - гребень и долгожданный привал. В честь сего подвига руководителем было выдвинуто предложение о съедении внеочередной шоколадки, это предложение было с энтузиазмом поддержанное всеми участниками движения, и мы принялись к его исполнению.

Снова обулись в лыжи и заскользили по хребту - вначале траверс пупыря, а затем небольшой спуск. Здесь тоже было куда уехать, а еще больше - где упасть, но в целом катиться на лыжах гораздо приятнее, чем продираться сквозь стланик.

Было решено не обедать, чтобы успеть ещё засветло добраться до места, подходящего для ночёвки. Такое место было найдено на хребте на высоте 1300 м. Вид оттуда открывался просто сказочный, как впрочем, и с остальных возвышенностей.

Лагерь решили ставить возможно и рановато, по мнению Альгерда, который рвался вперёд и только вперёд, но дальше подобного удобного и затишного места может и не быть, потому не снимая рюкзаков и лыж начинаем утаптывать плацдармы под палатки. А снега здесь столько, что лыжи лучше и вовсе не снимать! Потом правда появились магистральные тропинки по основным направлениям, но даже на них, ступив на уже многократно проверенный след, можно было уйти в снег по колено. Я уже не говорю о том, чтобы сойти с тропы, пытаясь пробраться поближе к деревьям! Даже обходя вокруг нашей палатки без лыж, возле елки я провалилась по самую развилку и еле потом выбралась на поверхность! Интересно, в туалет на лыжах идти придется, что ли? К счастью, данный вопрос разрешился сам собой с появлением новых троп и наступлением темноты.

Проводив прекрасный закат над вершинами Петроса и Говерлы, развели костер, и первым делом пообедали в сгущающихся сумерках, а потом уже начали готовить ужин. На обед Антон (он же дежурный) решил порадовать всех поджаренным на огне ароматным салом, которое вкупе с хлебом и луком, превратившимся к этому времени в хрупающие льдинки, пошли просто на ура.

После вкусного обеда решили оборудовать посадочные места из снега, а то возле костра было совершенно не уютное и не удобно. Для этого мы с Саней вначале взялись за лопатку Егора, но от неё было мало толку и мы вооружились шайками. Снег летел во все стороны, и уже через десяток-другой минут был готов прекрасный белый полукруглый диван , свободно вмещающий человек пять. С комфортом разместились на сем произведении искусства, а также на более прозаичном бревне напротив и сразу стало уютно и тепло. Мы дождались ужина, попутно просушив ноги и носки. Поужинав начали играть в да-нетки. Мы удивительно быстро их отгадывали. В особенности Стас, который akhqr`kh просто умом и сообразительностью.

Повосхищавшись горным небом, сверкающим тысячами вымытых морозом звезд, и долинами, уснувшими в бело-голубом сиянии зимней ночи, стали расходиться по палаткам.

36.12.2007 (по старому стилю - 5.01.2008)

"Будильник сработал. Саня тут же начал подпевать на знакомую мелодию песни ДДТ "Осенняя". Алёна сначала вежливо ворчала, но потом ей стало интересно, что же это за песня. Мы с Саней очень удивились этому вопросу, и он пообещал исправить ситуацию по приезде на большую землю. В завершении нашей хулиганской выходки, мы с Саней начали кричать Егору, чтобы он поднимался. Не мало важен тот факт, что палатка, в которой спал Егор находилась в 10-15 метрах от нашей, и, как потом выяснилось, Егор не услышал нас.

…Предрассветное утро высоко в горах. Ещё совсем темно, но ты знаешь, что вот-вот это необычайно звёздное небо, такое небо бывает только в горах, начнёт светлеть, звёзды начнут гаснуть и вскоре пропадут, уступив место ослепительному диску солнца. В такое время кажется, что там внизу, прямо сейчас рождается Земля. Рождается тот Мир, в котором мы родились и выросли, тот самый на заново родившийся, и потому чуть-чуть другой.

И как никогда ясно, ты ощущаешь своё единство с этим миром и своё рождение прямо сейчас вмсте с ним. Что ты снова белый лист бумаги, что ты можешь рисовать на нём что угодно, меняя себя, а вместе с тем и весь мир, что простирается сейчас у твоих ног. А мороз и прочие трудности пути были лишь испытаниями, готовившими тебя к этой встрече…

Странное совпадение, что мне выпало дежурить именно в это утро. Ведь стоило встать чуть позже, и всего этого уже бы не было.

А сегодняшний день я бы назвал кульминационным в нашем походе. Всё остальное было лишь подготовкой к одному такому дню. Сегодня было самое большое количество вершин, самые большие и высокие горы, самые красивые пейзажи, самый большой пройденный путь, самая лучшая для езды на лыжах дорога и много ещё чего самого…

И вдруг замечаю как дико я замёрз. Бегом по протоптанной стёжке к костровой яме, по дороге безжалостно вырывая из сладкого предутреннего сна Егорыча. В такой мороз сырых дров не бывает и огонь разгорается мгновенно, не дожидаясь полной готовности завтрака, трубим общий подъём".

Таким запомнилось зимнее карпатское утро Альгерду.

А вот для Лены это утро было не столь радостным:

"Еще ночью, в темноте, с тревогой ощупывала большие пальцы на ногах - что-то какие-то ощущения странные… Интересно, это волдыри такие здоровые вздулись, или припухлость просто? Стас вчера вечером говорил, что как будто бы ноги подморозил, так может и я тоже?

Утром, когда прозвучала команда подъема, я включила фонарик и обнаружила, что на упомянутых пальцах и в самом деле налились волдыри нешуточных размеров, особенно на моей столь многострадальной левой ноге. Пришлось провести срочную операцию по протыканию пузырей, предварительно все продезинфицировав.

Ну, ботинки, отомстили, так отомстили! А ведь могли бы и уберечь, и согреть…

Как потом выяснилось за завтраком, Стас и в самом деле тоже подморозил себе пальцы, особенно на левой ноге. Да мы с ним почти близнецы! Волдырь по крайней мере совсем такой же".

После завтрака на безоблачное небо выплыло солнце, раскрасив вершины в легкомысленный розовый цвет. Мы, побросав миски и забыв про холод, кинули на ближайшую возвышенность, чтобы увидеть солнце во всей красе. Всю эту красоту нам удалось заснять. Так начался новый день.

Собрались в этот раз довольно технично. Сегодня предстоял трудный и насыщенный день. Нереально далеко выглядят вершины, на которые нам нужно дойти и нереально быстро скользят лыжи. Спуск, подъём, спуск.

На подходе к вершине Русская солнце прогрело кусочек склона чуть сильнее, растопив там снег. И вот там, на проталине мы с радостным удивлением обнаружили плантацию брусники. О, витаминчики!!! И покидав лыжи, все кинулись пастись. А как вкусно! Некоторые ягодки расползались в psj`u, а некоторые превратились в хрустящие льдинки, но и те и другие весьма приятно ложились на язык. Через какое-то время оторваться от этого занятия заставил нас лишь сильный ветер, да веское слово руководителя.

(Рассказ пойдёт от лица Лены)

Найдя на вершине безветренное местечко - небольшую яму, залезли туда делить победный шоколад, а Антон порадовал нас сладеньким - выдал лукум. Пора двигаться дальше, и от руководителя поступила команда обуть средства ускоренного передвижения. Начинаю снимать их с рюкзака, и … оп… крепление остается у меня в руке, легко отсоединившись от левой лыжи! Пока Саня приводит лыжи в боевую готовность, пытаюсь согреться, размахивая руками и ногами, а наши постепенно уходят все дальше. Ну скорей же, скорей!!!

Погода постепенно портилась, небо затягивало облаками и солнечные лучи всё реже и реже баловали нас. Ветер заметно усилился и казалось, что если бы не тяжесть рюкзак, он мог бы сдуть тебя в один момент.

В тот день нам всем пришлось раз 20, наверно, снять и одеть лыжи. Даже сложно сказать, как было легче идти: с ними или без них. Не останавливаясь на привалы, с силой вбивая край лыж в жесткий фирн, одолели вершину Братковскую, с ее макушки полюбовавшись на облачную страну на горизонте. Посидели за крупными камнями, создающими преграду холодному ветру, пока не закончился чай из термоса и шоколад, и снова зашагали по хребту.

Было такой участок пути (метров 10), где всем пришлось двигаться, увязая по пояс в снегу. Совершенно было непонятно, как лучше передвигаться в этом месте: сидя, ползком, может боком. Куда бы ты не ступал, всё равно проваливался глубже некуда. Мы были похожи на мурашек, завязших в варенье.

Вершину Гропа мы обогнули - что нам, вершин сегодня мало, что ли?! Рванули сразу на Дурня, и перед самой вершиной поняли, что назван он так не зря. Нас снова встретил стланик, засыпанный снегом, а лыжи одевать неохота - вроде немного осталось, да и снег уж очень неровный, сплошные надувы. Каждый пытался выбрать свой путь, думая, что именно ему повезёт и он не провалиться. И тут же проваливался.

Пройдя вершину, выбрали место для привала. Склон открытый, немного ветреный, но начало проглядывать солнце и стало как-то веселей. По инициативе наших оголодавших парней решено сделать холодный перекус и заточить сюрприз Лены - гематоген. Прочитав на этикетке, что он полезен при нервной и физической нагрузке, умяла свою порцию зараз - нам еще сегодня шагать и шагать.

Спуск вниз был очень стремительным. Почти весь день мы поднимались, а вниз спустились за часа полтора, если не меньше. Процесс спускания более приятен, как ни крути. Повезло, что вышли на тропинку. По тропе, выбитой в глубоком снегу, шлось легко. Уже начало смеркаться, а руководитель все молчал, как партизан, и не командовал ставить лагерь. Я уже подумывала о необходимости достать фонарик, но тут мы выбрались на ровную площадку с сидухами и кострищем. Снега здесь, кстати, было непривычно мало, по сравнению с предыдущими ночевками. Казалось, что его и вовсе нет.

Обустраивались на ночевку уже в полной темноте. Ну и денек был! Ноги гудят и жалуются, но, наконец, можно сесть у костра, расслабиться и подставить лицо живому теплу огня…

Сегодня наше с Вадиком дежурство, но Антон предложил приготовить пшеничную кашу с бычками в томатном соусе (опять неучтенка!), и отказавшихся не было. Наверное, сегодня вечером мы съели бы все что угодно…

Это был наш последний вечер в дали от людей.

За день мы прошли неплохое расстояние, и ощущали приятную усталость. Раскрутить народ на какую-нибудь игру так и не получилось. Поэтому после ужина, почти все и сразу разошлись по палаткам. Завтра был запланирован ранний подъём. Нужно было пройти ещё приличный кусок пути и не опоздать на маршрутку.

Жаль, за деревьями здесь не было видно звезд.

37.12.2007 (по старому стилю - 6.01.2008)

"Альгерд вчера сказал, что хочет встать утром пораньше: ему понравилось дежурить на хребте и наблюдать, как все вокруг просыпается. Он и в самом деле прав: дежуря утром и вставая раньше всех, иногда удается ona{r| наедине с хрупкой тишиной гор и увидеть гораздо больше, чем соням, оставшимся в палатках… Но на этот раз, после вчерашней гонки, я весьма благодарна Альгерду за возможность подремать чуточку дольше. ", - с такой рокировки началось утро этого дня для Лены и Альгерда.

Проснулись рано, ещё было темно. Пока готовился завтрак, собрали вещи. Сели кушать. За завтраком всех волновал вопрос, почему все еще не рассвело, хотя мы встали примерно как обычно, т.е. дежурные - около 6 утра, остальные - к 7? Вопрос был разрешен следующим образом: во-первых, сегодня пасмурно, во-вторых - мы в лесу под кронами деревьев, а в-третьих, мы все это время жили по летнему времени!

Сброс высоты продолжился. Спускались опять же быстро, пока не наткнулись на относительно замёрзшую речку. По ней не пойдёшь, потому что скользко и не понятно, что тебя ждёт впереди. Стали искать тропинку вдоль речки. Три раза карабкались наверх, а потом спускаться вниз в поисках дороги. На карте есть, а мы в помине не наблюдали эту тропку. И всё бы ничего, если бы подъёмы не были столь крутыми, деревья столь густо растущими. В тот день нам пришлись бы кстати ледорубы и бензопилы "Дружба".

Погода совсем испортилась. Еще вчера вечером явственно потеплело, а сегодня, кажется, температура и вовсе близка к нулю, и серое небо, утяжеленное облаками, нависло совсем низко над вершинами елей. Все вымокли. Хотелось пить. И выйти наконец-то из этого леса. Что вскоре и произошло.

Вышли на полноценную дорогу, протоптанную и выезженную местными жителями. Теперь не нужно было плутать и сверяться с картой. Нужно было быстро идти по дороге.

Прошли мимо д. Клымпуши. Я здоровски отстала от всей группы, а вместе со мной и Стас. Дойдя до д. Быстрица, увидели ждущего нас Егора. Уже думали, не случилось ли что, но оказалось, что Егор тоже отстал и ожидал нас.

Шли мы так шли по каменистой дороге, как вдруг возле Стаса остановилась газелька, желавшая нас подвести. Стас же показал жестами, что не стоит беспокоиться, типа сами дойдём. А я так надеялась прокатиться. И она поехала дальше, но Егор всё же её застопил. Так мы благополучно проехали может километр пути, сократив тем самым разрыв со всей группой.

Дойти оставалось до конца деревни, где и предполагалась остановка маршрутки.

Поход закончен. Дальше только длинная дорога домой...

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
 Александр, 10.03.2011
Статья понравилась! Предлагаю повторить сей подвиг в Буковинских Карпатах.
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.

Фотографии




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100