Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

По следам проектов ФАР - Эльбрус, Безенги, Цей, Узункол или 10 дней из жизни функционера

Автор: Ирина Морозова (С-Петербург, Москва)

Источник: ullutau.ru

 

Ненавижу машины. Настолько, что для меня лучше хорошо идти, чем плохо ехать. Но целую неделю жизнь прошла буквально на колесах.

А началось все осенью с благой идеи, когда движимая благородными побуждениями, ради памяти Лены Наговицыной, я взялась довести до конца то, что не удалось ей. И в итоге эта дорожка привела к тому пути, который все клеймят новомодным сейчас словом функционерство.

Одни процессы влекут за собой другие. Все проекты наслаиваются и пересекаются.

И вот отправляемся в командировку с Овчинниковым. Планируем за неделю посетить и охватить все проекты ФАР, которые сейчас проводятся.

Эльбрус. 15 июня

15 числа стартуем из Нальчика и начинается наш недельный марафон.

Первое место назначения - Эльбрус, открытие забега RedFox. Тут я пожалуй ничего описывать не буду, т.к. там была масса профессиональных журналистов, которые великолепно с этой задачей справились.

Мое же собственное настроение упало в Терсколе ниже нулевой отметки. И только мысль о том, что нельзя смешивать личные эмоции и деловую поездку, не дала окончательно впасть в депрессию.

Я не была в Терсколе почти 14 лет, с тех самых пор, как не стало мужа. Лучше бы я не приезжала. Тогда бы я не увидела эту агонию такого близкого когда-то мне места, где я прожила почти 7 лет, где родилась и росла моя дочь. Когда мне рассказывали, что в Терсколе налаживается инфраструктура, что он развивается как туристический центр, то перед моими глазами всплывали курортные городки в Альпах. Но то, что я увидела в реальности, оказалось далеко от прекрасных иллюзий. Вырубленные деревья. Больной загаженный лес, которому уже не хватает сил излечить себя. Бесформенные безобразные строения, громоздящиеся друг на друга. Все похоже на одну большую городскую свалку, вместо бывшего когда-то обычного поселка. За этой помойкой я даже не увидела Эльбруса.

Уходя, уходи. Никогда не стоит возвращаться назад.

Это уже не мое место. Тот дом, который когда-то был моим семейным гнездом, уже не существует. Зато я наконец-то окончательно через 14 лет излечилась от ностальгии, наконец-то освободилась от этой части своего прошлого.

И если я когда-нибудь захочу еще подняться на Эльбрус, то вероятнее всего предпочту сделать это с Севера.

Безенги. 16 июня

В этот же день, в 12 часов ночи выезжаем в Безенги, где проходят очередные сборы ФАР с военными. Всю ночь на колесах. Смена машин. Мелькающая в свете фар дорога. Темные силуэты ущелий. Дождь. Снег.

В Безенги въезжаем в 5 утра. Благо по распоряжению заботливого Али нам уже заранее все приготовили. Какое блаженство рухнуть в мягкую, хоть и жутко холодную, постель. Зарываюсь поглубже в чистое белье и наконец-то погружаюсь в глубокий короткий сон. Короткий, потому что в 8 утра пришлось встать, т.к. время нас поджимает. В обед надо уже выехать в Цей.

У Овчинникова конференция с инструкторами. У меня небольшой круглый стол с руководством сборов в лице старшего тренера Душарина от ФАР и полковника Чабанова со стороны Мин.обороны. Цель этого круглого стола - рассказать подробно альпинистской общественности какие взаимоотношения сейчас связывают ФАР и Мин.обороны, направления и перспективы этого сотрудничества.

Затем небольшой экскурс по базе, в ходе которого мы посмотрели новые строящиеся коттеджи, отлично укомплектованный склад снаряжения, а так же экспонаты для планируемого музея истории культуры и быта балкарцев. Это немного развеяло мои упаднические мрачные впечатления, оставшиеся после Терскола.

Ведь можно же строить, не губя природу, не нарушая ее эстетики и гармони. Два новых построенных коттеджа так гармонично вписываются в общую архитектонику, как-будто всегда тут стояли. И нет вокруг грязи и остатков строительного мусора. И, несмотря на ужасную погоду - дождь со снегом, уезжаю из Безенгов с гармонией внутри и в гармонии с природой и горами.

Цей. 16-18 июня

За всю эту поездку больше всего я стремилась попасть в Цей. Еще перед отъездом из дома, стоя перед висящей на стене фотографией Монаха, я мысленно общалась с ним, дрожа от легкого духовного возбуждения в ожидании того момента, когда наконец-то я буду снова стоять под ним и ощущать на себе всю силу и власть этого мистического ущелья.

После короткого двухчасового сна в Безенгах, снова по машинам. Но мне и не хочется нигде ночевать. Хочется быстрее попасть в Цей.

Снова пересадки из машины в машину. Нальчик. Владикавказ.

- Мы машины меняем, как женщин, - шучу я.

- Ну что поделать, жизнь у функционеров такая, - отвечает Леха.

За двое суток без сна уже врубается автопилот.

- Я тоже вначале офигевал от таких переездов, а теперь привык. И ты привыкнешь, - подбадривает меня Леха, когда мы во Владикавказе пересаживаемся на очередную машину.

Съедаем с ним напополам священный осетинский пирог.

Проезжая в темноте мимо святилищ, мысленно возношу молитвы Святому Георгию.

Сегодня мне хочется только одного. Добраться до Цея. Сходить в душ после двух суток переездов. А потом взять каремат, спальник и уйти ночевать на свое любимое место для медитаций. Пообщаться с духами ущелья, с горами. Зарядиться от них энергией и силой. И отдохнуть. И оставить на завтра, когда будет новый день и новые силы, все светские дела, все встречи с теми, с кем хотелось встретиться и с тем, с кем не хотелось встречаться. А может быть в глубине души хотелось, и именно это желание вело, только мозг не хотел в этом себе признаваться.

Вот наконец уже финишная прямая, вернее финишная кривая. Такие крутые серпантины, как в горах Осетии мало где встречаются.

- Я уже много лет не был в Цее, - гооврит водитель, медленно и аккуратно поворачивая на поворотах над обрывами. - Поехал только потому, что Казбек попросил вас отвезти.

- Ну, по сравнению с дорогой в Верхний Згид, тут прсто гоночная трасса, - отвечаю я, вспоминая наши январские восхождения в Скалистом хребте. - Вот там точно хочется выйти из машины и пойти пешком.

- Ага, - пацан заметно оживляется, - а вы с местными водителями ездили? Они там так гоняют на этих поворотах.

И дальше мы с пониманием начинаем обсуждать зацепившую обоих тему.

А за стеклами машины хлещет ливень. Что-то начинает входить в привычку въезжать в очередное ущелье ночью под дождем и снегом.

Лирическое отступление. Цейская медитация

Похоже, что переночевать под открытым небом мне сегодня не удастся. Видимо духи ущелья пока не настроены со мной общаться. И приготовили мне совсем не теплый прием.

Но когда приходишь за силой и знанием не ожидай, что прием будет теплым, а путь легким.

Закаляют душу, дают ей силу - только пот, боль и кровь. А в тепле, сытости и благополучии душа и тело заплывают жиром. И дух слабеет, а внутренняя сила иссякает.

Монах - аскет. Монах получает духовное знание и силу, отказываясь от благ, мирских желаний и страстей. Хочешь получить многое - иди тем же нелегким путем.

Кому многое воздастся, с того много и спросится.

Я пришла за знанием, но оказалась не готова. Вместо вечности, поддалась человеческим эмоциям, чувствам и страстям.

И незнающие жалости Высшие силы, используя мои же человеческие слабости, застали меня в расплох, показав, как слабо и несовершенно человеческое тело, как легко и просто его сломать и покалечить в любой момент. И только дух обладает той силой, которую невозможно ударить, сломать или уничтожить.

И бросив лицом в грязь сжиматься от боли, опустошив душу от эмоций и страстей, они наконец-то открыли мне свои объятия.

Дождь закончился, и я смогла придти в свое любимое место, тучи разошлись и Монах открылся надо мной.

Я пришла к нему, прихрамывая, с палочкой, морщась от боли в сломанных ребрах и ушибленном позвоночнике. Слабая телом. Но с сильным духом. Духом, который не под силу ударить и уничтожить ни одному человеку на свете, ни одному мужчине, ни одной женщине.

И ни горы, ни судьба никогда не смогут его сломить. Каждый удар, каждое ненастье, каждая трудность в жизни - только сильнее и сильнее закаляют его.

- Где ты так умудрилась поломать ребра? - позже в Черкесске решатся спасатели в конце-концов задать этот вопрос, который сквозит у всех в глазах.

- Это секретная информация, - со смехом отвечу я. Женщине в отличие от мужчин, не к лицу хвастаться, где она получила свои боевые синяки и шрамы.

Альпинисты чаще всего ломаются не в горах. Там мозг контролирует ситуацию. А в реальной жизни ты расслабляешься. И бац. И ты к этому не готов.

В детстве, когда у меня случалась маленькая неприятность - долго не приходил автобус, я промокала под дождем и т.д., то я всегда успокаивала себя, что раз я откупилась от судьбы этими маленькими трудностями, то крупные неприятности со мной не произойдут.

Так и до сих пор. Хорошо, что свою долю шишек я получаю "на ровном месте".

Но вернемся наконец к нашему функционерству. Личная жизнь всегда идет под руку с общественной. И если ночь и раннее утро посвящены душе и молитвам, то днем и вечером ты отдаешь себя работе и обществу.

Начался новый день. Жетонисты сдали экзамены. Жизнь на сборах подходила к своему логичному завершению.

Тут всем процессом рулил Овчина. Моя роль сводилась в основном к тому, чтобы записывать, наблюдать, анализировать. Поэтому о жетоне и общественных спасателях потом уже отдельно в более серьезном материале.

Пока же было приятно увидеть Андрюху Морозова среди тренеров. Радует, что кроме того, что появились существенные изменения и доработки в программе обучения, помимо этого прибавилось в штате на одного хорошего инструктора. Прогресс потихоньку идет своим чередом.

Так же было приятно снова окунуться в эту атмосферу, эту ауру, ауру элитарности что ли и единства. Даже не объяснить на что похожа больше эта аура по ощущениям. Интересно, ведь другой сбор, другие люди, а ощущалась между ними такая же атмосфера, как и у нас в прошлом году на нашем первом сборе. Атмосфера духовной сплоченности.

Черкесск. 18-20 мая

На следующий день мы выдвигаемся к конечной и главной цели нашей поездки - в Черкесск.

- Где вы в Черкесске остановились? - когда Егорин задал мне этот свой традиционный вопрос, я машинально ответила:

- На хуторе.

- На каком хуторе?

- На черкесском, в МЧС.

Поймав себя на мысли, что уже настолько привычным стало для меня осетинское МЧС, и по их привычке называть свою базу под Владиком "хутором", то все МЧСовские базы я начала воспринимать, как еще один очередной привычный "хутор".

Они везде одни и те же - та же раскрасска, те же машины, те же пейзажи и строения, и та же простая атмосфера, так контрастирующая с "Белым домом" функционерства.

В молодости, когда я училась на режиссуре, и потом работала в театре, мне очень нравилось днем в обед сходить всей нашей богемной тусовкой в пивной бар. Пивбар - это не то, что сейчас современный паб. Это было место, где заплатив за вход по трешке, мы попадали в сальное помещение с висящей в нем дымовой завесой, нам выдавали по деревянной кружке пива и тарелку с сушками и креветками. И мы садились на деревянные лавки за засаленные деревянные столы в окружении суровых мужиков, молча сидящих над своими кружками с пивом.

Пиво я никогда не пила, терпеть его не могу. Но мне нравилась атмосфера. Ощущение простоты. Ощущение от того, что я знала, что вечером мы все, блистая светскимим манерами, окажемся в сверкающем лоском и изысканностью баре Дома актеров, куда закрытый вход только по пропускам и только для богемы. Окажемся в окружени самой элитарной в те времена верхушки общества. И этот контраст атмосферы, это мгновенное внутреннее преображение, когда, как хамелеон ты меняешь, в зависимости от обстановки, свое состояние, свои манеры, свой имидж и стиль, - это все действовало возбуждающе, это щекотало нервы и эмоциональную театральную душу.

И сейчас как и раньше я абсолютно не напрягаясь, легко перестраиваюсь с одной обстановки на другую. Вот только с тех пор приоритеты давно сместились. И кажущееся черным не всегда черное, как и кажущееся белым, не всегда белое. И то, что блестит светским лоском, уже не притягивает.

На следующий день поднимаемся на базу Узункол вместе с ее директором Энвером. (Подробный фотоотчет об этом можно посмотреть ТУТ). С Энвером оказывается легко и просто общаться. Так же естественно и безыскуссно, без светской фальши и игры, как и с любым простым человеком на Кавказе.

Дорога до базы меня не удивила. Несмотря на боль в поломанных ребрах во время тряски по ней, я не увидела ничего особенного из-за чего был весь шум на сайте. Точно такая же дорога, как и в Уллутау и в Безенги. Не лучше и не хуже.

А вот состояние базы удручило.

Проходим с Энвером по всем помещениям, начиная от столовой и корпусов, заканчивая душем и прочими санитарными сооружениями, и по кавказски горячо обсуждаем все, что нужно успеть до Фестиваля сделать.

Но бедность базы с лихвой компенсируется девственной нетронутостью природы вокруг. Каким-то чудом тут удалось сохранить всю природу в ее первозданной экологической чистоте.

И вот апофеоз "функционерства" - совещание в Черкесске, пресс-релиз которого я уже размещала.

Дошла до этого места и дальше не пишется. Сижу полчаса с тетрадкой, глядя в окно поезда на мелькающие пейзажи.

Что тут писать? Как только речь доходит до высоких сфер, язык сразу же переходит на официальные фразы. Ты укутываешься в них так же, как одеваешь на себя деловой костюм и непроницаемую маску лица, скрывающую твои мысли и чувства.

Потом была поездка в Москву на семинар судей и Правление. И снова возвращение в Черкесск, чтобы подняться с правительственным оргкомитетом в Узункол, как они планировали.

- Может, ты уже сменишь место проживания с Черкесска на Питер? - пишет мне мой программист, когда я жалуюсь ему, что у меня с местного компьютора проблемы с заливкой материала на сайт.

"Я бы сменила место жительства, - хочется ответить, - только не на Москву и не на Питер. Я бы сменила его с радостью на…" Но это секретная информация :) Мой дом в горах, но уже не в Терсколе.

Подъезжаем к вокзалу в Невинномысске. Водитель достает мой рюкзак из машины, чтобы помочь донести.

Сколько мужчин за последние дни помогают мне переносить мой маленький рюкзачок. И на старуху бывает проруха, вот и Морозовой пришлось смириться с необходимостью в мужской помощи.

- Ну… счастливо доехать, - молчаливый Василий пожимает мне руку, прощаясь традиционным дружеским объятием.

И вся напряженность последних дней наконец отпускает. Под простым искренним теплом едва знакомого мне человека. Просто человека с "хутора".

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100