Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Народная масса

Автор: Александр Корытов

 

Масса горы Народной тяжела…

Массу народа притягивает к себе она.

Там ветер исполняет свои мессы…

Г. Народная - центр и кульминация Урала. Название высочайшая получила в 1927 году благодаря усилиям экспедиции Алешкова от слова народ, стяжав себе престижную миссию. А вот следы пребывания индусского бога Народа,вкупе с забытыми им на глубине 12 метров вольфрамовыми причиндалами, остались в памяти народной в слоге реки Нарота. Туда непросто попасть…

Боги в лице парка стерегут вход в горные комплексы. Их гнев и милость, а также прочих аморфных сил, зависят от церемонии подношений, а больше - от того, кого зависят все. Но я не об этом. В путевых заметках моего про - движения к Народной кто-то прочтёт новости, а кому-нибудь лучше и не читать.

* Для меня не было новостью, что на станциях Инта и Печора силовые структуры поигрывают мышцами, шмоная туристов и рыбаков - это все знали уже с июня. Рыбвод, парк, милиция, ФСБ сейгод делили подпорченный пирог недр не особо печалясь о том, что в их функции не входит попутно подпортить настроение тем, кто не имеет отношения к их проблемам.

Странные люди в униформах как роботы сидели в машинах, проносящихся мимо по трассе Инта- Сибирь. Я как зомби шёл по обочине, зная что пешком до Народной не дойти. Как мираж вдруг тормозит иномарка. Давай подвезу - предложил водитель. Бесплатно?- поинтересовался я. Ну конечно!

Прохлада кондиционера. Скорость. - Раньше под 70 тут гоняли! С каждымгодом до Желанной ехать дольше - дорога не поддерживается. 8 часов, 15 тысяч. Уже 2 часа минус, минус дождь, минус доехать с парковцами - встретив их вахтовку босс Интинской епархии Юрий Анатольевич не стал жертвовать комфортом салонных сановожцев и не взял автостопщика. Но и не был в гневе - и на том спасибо. Пеший век недолог. На холме Бэтью напросился в самосвал. Раньше тут стоял балок и шлагбаум. Теперь парковцы переехали в палатки у ручья. Водитель ехал тут впервые, и я не раз указывал путь. В Санавоже кого только нет. Они - московская фирма по вывозу металлолома. Меня уговорили заночевать в их избе, а утром за предложенной трапезой переваривал свежие новости: как то, что Рыбвод грозится посжигать избушки парка у реки - например, у скалы Каюкнырд. Сыктывкарские студенты - геологи сокрушались, куда исчез их навес (в тот год построили) у порога Манюку. Может сию конструкцию, смыл ледоход? Или чья-то рука?

Жаль, он был практическим украшением древнейшего культового места, надкоторым по полной надругались золотодобытчики.

* Весь день до Еркусея иду пешком - не столько отсутствие транспорта, сколько восхищение пейзажами и съемочная одержимость, в машине это невозможно. Эта скальная пирамида потрясает любого! Не случайно взоры древних остановились на ней. Гипноз Манараги явно слабее! После того как её освятили, вслед за соседкой - Народной, сыктывкарские паломники, великанша - гора, наконец, смыла с себя кровь тысяч невинных оленей, заколотых на её склонах в угоду неизвестным богам. Правда, жертвы итак уже не приносятся - на фоне сокращающегося поголовья лишнее мясо лучше продать, да и у народа появились другие боги: мобильники, Интернет…

Впрочем, нож на северном склоне, по слухам, ещё лежит.

* Вслед за бессмертной базой "Желанная" маячит оленье стадо. Громкие крики погонщиков раскатываются эхом по долине. В стане местных трагедия: медведь намедни загрыз их брата, оленевода. Чтобы я не разделил его участь, советуют идти другим берегом Балбанью. Миновав гигантские плантации морошки и экзотический чум - ночую в пригородах Народной.

* День четвертый. Набираю обороты; цель всё ближе, встречных туристов всё больше. Один со сломанной рукой - не повезло. За группой пенсионеров от 60 и выше еле плелась молодёжь, семья из трёх человек, одному из которых всего года 3 весело промчалась домой. Меня же на подступах нагнал проводник (как его окрестили поляки) и если бы не его таинственное появление - я бы не стоял на вершине Урала.

Анатолий. Человек чУма, сын той самой бабы Насти, что уже на небе, образца коммуникабельности и гостеприимства к турлюду. Его фразы убеждали в его правде: " Тут медведь не проходил?", " Я тоже на Народную", " Не жди у моря погоды", "Завтра будет поздно!", "Не прячь рюкзак, кто тут возьмёт"…За каких то несколько часов я познакомился с целой энциклопедией, что в корне перевернуло моё представление о "аборигенах"! Он лез по причине ностальгии (в детстве бегали с горы на гору), а так же убить медведя(кровь за кровь). Я - не помню, как лез.

Так как я почти не ел в этот день (а он - может быть и дольше) совместный перекус на плато НАрода шоколадом и печеньем пришёлся весьма кстати. Тут, вдруг, появились 2 молодых гражданина Польши, и мой проводник открыл им глаза на истинное расположение центрального колосса и путь восхождения. Так вчетвером и вышли на финишную кривую.

Какое-то чудо помогло залезть на Народную! Усталость страшная, сидишь через несколько шагов, весь сырой от пота, кислородный голод, в ушах закладывает. Проводник уже спускается с облаков, а нам еще предстоит нырнуть в их ледяной холод. Подъём на Саблю, бесспорно, более приятен, хотя, несомненно, более опасен.

Как сказали поляки - в каждой нации есть хорошие и плохие люди, поэтому я не очень долго думал: оставить дивиди диск своего лучшего фильма в сейфе на вершине или всучить им. Поснимавшись на память (а кроме матовой пелены декораций снимать вокруг было нечего) мы спустились ко кресту, у подножия которого ежегодно совершаются молебны.

Зажёгши свечи каждый подумал о своём. Прекрасный вид открывался отсюда почти во всех направлениях, и таким образом мечта сбылась!

* Всё остальное было уже неважно, и посещение перевала Кар-кар с великолепным видом на штат Манараги, лишь дополняло итак переполненную шкатулку впечатлений. Пришлось пересЫпать впечатления в более массивную ёмкость. Тем паче, что это ещё не финал приключений, а лишь манёвры в сказочной долине Балбанью вместе с группой москвичей.

Погода на следующий день после штурма Народной стала несовместима с восхождениями (как тогда и обещал проводник- солнце тут светит не всегда), а может и с жизнью, и, словно продрогшие тени, мы интуитивно тянулись к чуму, ускоряя шаг. Я посочувствовал встречной группе - им ещё сплавляться по Косью в условиях экстремальной погоды, но тут её не предсказать, так как данные Интернета по погоде в Инте противоположны реалиям в её горном районе. Гостей из парка сейгод в чуме не было, зато их порадовала экспедиция Сибирь - трофи, привёзшая гостинцы и сувениры.

Уазы на военных мостах, выстроившись вряд, в любой момент готовы были, подпрыгивая на камнях и вязнув в болоте, ринуться на Народную, как они и шли сюда из недр Сибири. Оказывается, наши желания похожи. Да поможет им лебёдка, но выше озера Бублик, думаю, им, вряд ли подняться, хотя, говорят, на Алтае уже были опыты таких подъёмов и повыше. Каждый рад посниматься с местными - небезосновательными хозяевами долины, а те - вполне рады каждой порции людей в этих закрытых местах. Узнав, что я тот самый, с кем Анатолий был на Народной - меня тут же пригласили в чум, хотя туда пускают любого, кто попросит. Я долго отогревался в тёплом, гигантском шалаше, шокированный подлинным гостеприимством, всё было как в сказке: очень разнообразный и вкусный ужин за столом в японском стиле, подлинно христианские, добрые хозяйки и их воспитанные дети.

Я понял, что не всё ещё потеряно на этой планете. Мне не хотелось далее их напрягать, и вслед за ушедшими москвичами я отправился искать ночлег.

* Почти рефлекторно на автопилоте, пока ветер терзал мою палатку, сквозь завесу дождя и тумана я шёл поглазеть каньон Сюразь. Так было запланировано изначально, поэтому, когда я увидел его издалека - сразу повернул назад, посчитав программу выполненной. И вовремя: ветер сравнял палатку с землёй.

У базы Желанной Печора и Москва встретились вновь. МГУ. Студенты и не только. Образцово показательная группа. Я видел многие и отовсюду: с надувными неиспользованными женщинами и с хорошим арсеналом средствконтрацепции от дождя. Интеллектуально холодные и дипломатично любознательные. Но этого рыжего с косой из Риги рваного и странного, мне не удалось увидеть. Теперь я точно знаю, что помойку на стоянке "Переправа" сделали не эти москвичи: аккуратно собрав весь мусор в пакет, они довезут его до Инты.

* Я знаю, что я всё равно добрался бы до города на перекладных, но грех не воспользоваться дружбой с москвичами, и я сказал руководителю Максу Милькову - "подбросишь?". " Мы то возьмём, а вот как водитель? Водитель вахтовки оказалс