Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Can't connect to sql server. Reason: Can't create a new thread (errno 35); if you are not out of available memory, you can consult the manual for a possible OS-dependent bug
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

С пургой наперегонки

Автор: Анна Логинова (Москва)

28.02.2003. День первый, ещё московский

Как всегда, мы с Лёшей опаздывали на поезд. И чем больше становится наш туристический опыт, тем выше степень нашего разгильдяйства. На этот раз нам опять повезло, и мы успели. Более того, поезд отправился позже положенного минут на 15, и за это время нам в тамбур успели передать пиво, еду, части ремнабора и кучу напутствий. Проводник оказался наш человек, и происходящему не препятствовал, а только веселился вместе с нами.

Естественно, когда мы, наконец, тронулись, все насущные дела были отложены на завтра ради наиглавнейшего - пить пиво. Автор, измученный бессонными ночами подготовки к походу, заснул одним из первых, посему перейдем ко дню второму.

01.03.2003. День второй, посвящённый рукоделию

Весь первый день весны мы шили, шили, шили… Оказалось, что разгильдяи не только мы с Лёшей, а все, за исключением Кати. Количество недошитой снаряги поражало. К вечеру нашими бедами проникся весь вагон, а одна сердобольная женщина приняла непосредственное (и очень уместное) участие в пошиве Надюхиного имущества. Почему-то (наверное, в силу нашей трезвости) тот факт, что мы своими санями перегородили весь проход, не слишком возмущал пассажиров. Все только живо интересовались, что это, для чего это, и зачем нам вообще всё это надо. В дорогу проникшийся к нам проводник предложил угля, и перед халявой не устоял даже Петя.

К полуночи все угомонились, я же шила до утра. Собрав рюкзак, когда уже рассвело, успела поспать ещё минут 40 до прибытия поезда на ст. Инта.

02.03.2003. День третий, или заброска 3Б категории сложности

Выгрузились на ст. Инта, на улице морозно и ясно. Здравствуй, Приполярный Урал! Вышли на привокзальную площадь, и сразу подъехал "Урал", с которым договаривались ещё по телефону из Москвы. Бортовой, крытый брезентом. Н-да, при морозе около -20 С ехать так порядка 10 часов… Но, как говорится, лучше плохо ехать, чем хорошо сидеть (лежать, стоять, идти).

Пока не исчезли с наших глаз последние признаки цивилизации, Петя предпринял безуспешную попытку отправить телеграмму о выходе группы на маршрут. Шофер тем временем сказал нам, что рядом есть магазин, но мы по наивности намёка не поняли.

По словам водителя, последнее время часто пуржило, снега много, и ехать мы будем долго. Петя сел в кабину с шофёром, а мы загрузились со всем барахлом в кузов. Содержимое кузова было представлено 200-литровой бочкой с соляркой, лавкой на 4-х человек и ящиком с канистрами. В процессе езды этот ящик перемещался по кузову во всех возможных направлениях.

Через первые полчаса езды стало ясно, что сидеть на лавочке и рюкзаках неудобно и холодно, поэтому мы настелили все рюкзаки сплошным слоем и легли на них, разместившись в спальниках.

Ещё часа через 1,5 от холода и тряски захотелось на минутку отлучиться на обочину. Стали обсуждать различные варианты осуществления этой процедуры. Мужикам, конечно, проще - можно и с борта на ходу, хотя на таких ухабах это требовало немалого артистизма и ловкости, а вот нам… Предложения подержать нас за ноги и руки, свесив за задний борт, мы отвергли. Когда машина, наконец, остановилась, и мы радостно прогулялись до соседних кустиков, то смогли оценить, что вокруг-то красотища!

Ещё через полчаса езды снаружи начало дуть. Хорошо дуть. Метёт снег, дорогу не видно. Машина периодически садится пузом, несмотря на то, что дорожный просвет у "Урала" немаленький, и выбирается обратно на дорогу с трудом. Судя по звукам извне, Петя пытается искать дорогу, идя впереди машины.

Вскоре мы развернулись и поехали обратно. Как объяснил нам позже Петя, было решено вернуться из тундры, где началась пурга, в зону леса и переждать до ночи, а по темноте в свете фар попытаться проехать.

Несколько часов спали, насколько позволяли расползающиеся из-под спин рюкзаки и холодная бочка с соляркой под ногами. Как только стало смеркаться - поехали, медленно и с трудом. Рывок -отвоевали метр, полметра назад, рывок - ещё метр. Периодически буксуем надёжно, тогда Петя с водилой начинают откапывать. Нам, наверное, даже стыдно, но уж больно не хочется выползать им на помощь из спальников, пока они сами не зовут… Откопав, шофёр отдает Пете лопаты, чтобы тот сложил их к нам в кузов со словами: "Скажи там своим, чтобы лопаты не сломали!". Мы живо представляем, как в неуёмной агрессии мы ломаем лопаты, и нам смешно. Петя же, положив вышеозначенные лопаты, заикаясь, просит выдать спирт. Выдали.

Сквозь шум мотора слышен мат водителя: "Ты …! Тебе поставлена чёткая задача - искать дорогу!". И Петин гордый, хоть и заикающийся голос: "Я не …!". Вскоре стали слышны ещё голоса - это на дороге встретились 4 машины, застрявшие в пурге. Кроме нашего шофёра, никто не рискует ездить здесь в одиночку.

Петя, сильно заикаясь, сообщил нам, что горючее кончилось, и нужен ещё спирт, а то "дальше трактористы не поедут". Мы заключили, что горючее кончилось не в машине, а у трактористов, но спирт выдали.

Через некоторое время прекратили попытки проехать дальше. Найденные поездные остатки печенья и мармелада были съедены, и мы заснули до утра. В голове крутилась песня Высоцкого "Вперёд 500, назад 500".

03.03.2003. День четвёртый, а мы ещё не доехали

Утром проснулись всё так же в кузове. Петя сказал, что до геологической базы "Желанной" осталось ещё километров 25-30, и мы выгружаемся, пойдём дальше своим ходом. Вскипятили чай, перекусили, и в процессе этого куда-то подевалась моя кружка. Хорошее начало! Распрощавшись с водителем, встали на лыжи. Погода ясная, морозная, но солнце уже по-весеннему греет, и я устроила на радость мужской части группы небольшой стриптиз, переодеваясь в футболку после первого перехода. Сани за спиной с непривычки меня раздражают, я перекладываю часть их содержимого обратно в рюкзак, чтобы меньше тянуло назад.

Злобный руководитель дал команду идти без обеда. А мы идти уже почти не можем, т.к. не ели (кроме чая) двое суток. Наконец, через несколько переходов встаём на первую ночёвку в палатке. Ужинаем из поездных остатков. Выяснилось, что Рустам не успел в Москве сделать сушёный мясной фарш к кашам, и взял с собой фарш свежий. Три килограмма. Повеселились, отрубили часть фарша топором, кинули в кашу. Таким образом, наше раскладочное мясо пока остаётся в резерве, едим в первую очередь Рустамов фарш. Так у Рустама появилась первая негласная должность - рубщик фарша. На улице изрядный минус, но наше снаряжение ещё пока сухое, поэтому спим с комфортом.

04.03.2003. День пятый, но запланированная часть маршрута всё никак не начинается

Грустно позавтракали поездными остатками, т.к. уже сейчас понятно, что надо экономить раскладку на дополнительные дни, мы явно не укладываемся в график.

Пройдя 1,5 перехода, дошли почти до границы зоны леса, и здесь опять подул приличный ветер. Дима с Петей сходили вперёд и выяснили, что дальше в тундре снова пуржит. Было решено вставать на ночёвку - значит, мы и сегодня не дойдём до базы "Желанной".

Но нет худа без добра, весь вечер шили палатку и личные вещи. Спрос на нитки, иголки и ножницы явно превышает предложение. Так, глядишь, ниток до конца похода не хватит. Периодически раздаются вопросительные реплики о местонахождении сих дефицитных предметов, и не всегда на них следуют своевременные ответы. Часа через 1,5 мы поняли, что если нитки или ножницы долго не находятся, то надо спросить Рустама - они наверняка в кармане его анорака.

Внутри палатки кажется, что вокруг уже не дует, но стоит выйти "до ветру", как этим ветром сдувает.

05.03.2003. День шестой, желанный

Солнечно, ясно и морозно. Двумя долгими и выматывающими переходами нам сегодня, наконец, удалось дойти до желанной "Желанной". Хотели узнать у геологов температуру и сверить с нашим градусником, вызывающим большие подозрения, но передумали. Полюбовались на людей издалека, и пошли прочь от последнего оплота человеческой жизни на нашем пути.

Поднимаемся выше по долине реки Балбанью. Через два перехода дошли до места, выгодного с точки зрения организации обеда. Озеро с открытым льдом, а рядом чахлые кустики. Таких кустиков вполне достаточно для нашей печки, а лёд топится быстрее снега. На радостях делаем два кана чая - у всех жажда. На ярком весеннем солнышке, пока суд да дело, развесили посушиться спальники.

После обеда уходим по долине направо. Один, второй, третий переход… Сколько ещё? По-хорошему, надо сегодня подойти под ребро г. Народы, по которому завтра на неё восходить, если погода позволит. Но вот уже темнеет, а нам ещё идти и идти. У меня одна лыжа на озере подлипла и не двигается, надо бы остановиться и почистить, но вдруг вот уже сейчас мы встанем на ночёвку? В малодушной надежде на это ползу дальше, отставая от всех.

Наконец, уже в полной темноте и на изрядном морозе с ветром, ставим палатку. Точнее, пытаемся поставить, т.к. не втыкаются не то, что лыжи - даже ножовка не берёт фирн в этом месте. Растянули палатку на ледобурах, швеллерах и титановых крючьях. А вы когда-нибудь ставили так "Зиму"?

Градусник, который днём врал явно сильно в плюс, показывает -38 С. Сколько на самом деле, можно только догадываться. Пока строили снежную стенку вокруг палатки, видели помимо северного сияния и очень звездявого неба странное явление: большая чёрная палка в полнеба, которая стояла сначала вертикально, а потом наклонилась и упала. К чему бы это?

Лёшка, видимо, заболел основательно - похоже на повышенную температуру. Если завтра пойдём на восхождение, он останется отлёживаться в палатке.

Зато желающим выпить сегодня представилось много поводов: от начала продвижения по собственно маршруту до дня рождения Сталина.

06.03.2003. День седьмой, ясный и прекрасный

С утра Рустам изъявил желание покататься на лыжах, и пока мы собирались, с удовольствием провёл время. Погода облачная, но видимость неплохая. Выходим налегке (в рюкзаках только кошки и тёплые вещи) на восхождение. Лёшка остаётся в палатке в качестве чумохозяина.

Пока мы в течение часа подходили на лыжах под ребро, распогодилось окончательно. Солнце не только светит, но и греет, небо голубое, ветра практически нет. В таких курортных условиях поднимаемся по ребру отрога. Только как-то не по курортному хочется есть.

На выполаживании перед самой вершиной установлен громадный деревянный православный крест "Во славу Господню". Да, мощь сего религиозного порыва поражает воображение: заход сюда, конечно, ногами, но притащить несколько брусьев сечением 15х15 см - это сильно. Все надписи на кресте красиво вырезаны старославянским шрифтом.

А вот и знакомая панорама - отсюда хорошо и узнаваемо просматривается перевал Карпинского и озеро Голубое, я здесь ходила летом года 4 назад.

На вершину зашли легко, так и не надев кошек. Люди постарались в украшении высшей точки Урала: здесь и деревянный тур, и несколько табличек, и деревянная "табуретка" с массой вбитых в неё монеток. Не видела в прошлое посещение металлической башенки с не менее металлическим шаром на верхушке. К чему бы это сваяли? Непонятно.

Благодаря восхитительной погоде, видно на многие километры вокруг. Любуемся на легко узнаваемую Манарагу с особым чувством - она нам ещё предстоит.

Глазастый Рустам говорит, что видит в долине нашу палатку и даже вышедшего из неё Лёху. Некую точку, похожую на нашу палатку, я вроде бы вижу, но вот насчет Лёхи сильно сомневаюсь.

Спуск по пути подъема был ничем особенно не примечателен. Встав на лыжи, под предводительством Кати быстро покатились вниз, домой, к палатке.

07.03.2003. День восьмой, излишне лыжный, на мой вкус

С утра по уже троплёной лыжне, но теперь с полным рюкзаком, идём мимо вчерашнего подъема на Народу к перевалу Кар-Кар. Интересно, откуда родилось столь странное название? Минуло два перехода, и вот мы начинаем собственно подъём. Оказывается, под самим перевальным взлётом имеется ледник, и даже с трещинами. В одну из них (шириной около 15 см) неожиданно провалился задник моей лыжи, и я позорно брякаюсь на ровном месте. Вот и первый раз в жизни "провалилась в трещину"!

Поднимались прямо в лыжах, крутым серпантином, изрядно сдобренным "лесенкой". Как же мешают эти доски! Ещё не пришедший толком в себя Лёша с тяжеленными санями ползёт долго, и мы с Рустамом выходим его встречать.

На седловине, как и положено, дует. Пасмурно, но видимость идти пока позволяет. Привязали сани и лыжи к рюкзаку, и одевать теперь этого паразита стало намного труднее. Большое количество камней, попадающееся нам на пути, делает спуск непростым. Метров через 100 одеваем кошки и идём увереннее. Сильный ветер эту уверенность пытается поколебать, поскольку лыжи на рюкзаке сильно парусят.

Первая часть спуска позади, далее полого. Надели лыжи и поехали, но чем дальше, тем сложнее было на них спускаться. Белая пелена впереди не позволяла оценить уклон. Меня грызли сомнения, смогу ли я в случае падения самостоятельно встать с таким рюкзаком. Мечтаю не упасть. Кошечки, милые, ну почему на ногах не вы, а эти скользкие деревяшки!

Путём долгих серпантинов и лесенок мы, наконец, спустились в долину и пообедали. Дима снабжал нас пищей телесной совместно с пищей духовной: сало было завёрнуто в газету с интересными статьями. Особенно дежурному удался фундук в шоколаде.

Вот мы и в долине реки Манарага. Через 2-3 перехода дошли от просто кустиков до почти приличного леса, и руководитель предлагает вставать, но - это нонсенс! - группа требует ещё переход! Под давлением общественности Петя сдаётся, и мы идём до 17.00. Найдя подходящие кустики, встаём, обрадованные тем, что не надо ставить снежную стенку. Здесь родились подозрения в устойчивости морального облика Пети - завёл, понимаешь, девушек в кусты, и доволен! Одно плохо - на улице тепло, а в палатке, следовательно, мокро.

08.03.2003. День девятый, праздничный

Всё так же тепло и мокро, спальник можно отжимать. Сегодня должны дойти до балка, есть шанс там просушиться. А пока тропим вниз, где по руслу, а где берегом. От мокрого снега ноги отсыревают быстро, но солнышко светит, и нам хорошо. Речка местами вскрыта, журчание воды на переходах раздражает жаждущих напиться. Но вот на втором привале Рустам добыл желанной жидкости, и с тех пор это стало его второй обязанностью.

К обеду (пройдя 3 перехода) мы увидели долгожданный балок. На поверку он оказался просто шикарным: практически без дыр, с нарами на 7-рых, большой печкой и некоторым запасом дров. Обед - это святое, ну а затем - заготовка дров, сушка спальников, и вот мы готовы к отмечанию праздника 8 марта.

Вышеозначенное мероприятие было проведено с размахом, чувством и вдохновением. Петя достал припасённую из Москвы "конфету" - бутылочку коньяка и мармелад, Дима - банку печени трески. Пете по поводу 8 марта был преподнесён подарок: журнал "Дон Жуан" весьма скабрезного содержания.

На радостях натопили балок так, что начался стриптиз. За праздничным столом сидели уже в нижнем белье, но как-то никого это не смущало. Потом и отсутствие одежды перестало нас спасать - пот лил, как в бане. Решение было найдено как раз вполне банное - пошли валяться в снегу нагишом. Из одежды оставили только самую интимную деталь - налобный фонарик "Petzl" Сначала решилась на это женская часть группы, потом мужская, а потом уже и все вместе. Выстроившись в шеренгу, дружно выбегали (дабы лишний раз балок не студить), после сугробов так же дружно забегали, и стоя у печки, обтекали от снега. Сбегав так раз шесть (естественно, перемежая сию процедуру питием коньяка и спирта), в красках представили себе сцену: подходит сейчас к балку замученная и замёрзшая группа туристов, а тут людям настолько жарко, понимаешь… Могут ведь и не понять!

Ночью спалось плохо от жары. Неугомонный Рустам, одев перед этим "с устатку" Лёшкины трусы вместо своих, в ночи растопил печь ещё раз, и я работала швейцаром - 8 раз вставала открывать дверь обогреть тундру, чтобы нам было чем дышать.

09.03.2003. День десятый, разлагающий

Сегодня планировалось наше радиальное восхождение на Манарагу, но видимо погода была шокирована нашим вчерашним поведением, и зарядила метель. В результате мы спим, едим, разговариваем, опять спим. Прочитали весь журнал посетителей балка. Потом дружно обсуждали достоинства красоток из журнала "Дон Жуан". С Катиной подачи вспомнили различные игры: "крокодил", "контакт", "мы возьмём с собой на север" и т.п. Под вечер дело дошло до мемуаров: все поочереди рассказывали, как мы смогли докатиться до жизни такой, то бишь как мы пришли в туризм. Таким образом, разлёгшись на нарах, мы сутки разлагаемся в тепле и неге.

10.03.2003. День одиннадцатый, деятельный, и переходящий в не менее деятельную ночь

С утра облачно, но по долине видимость хорошая. Правда, зубастая Манарага скрыта в облаках. Тем не менее, в 9.00 мы выдвигаемся на восхождение.

В течение первых 1,5 часов мы возвращались назад по своей лыжне, ближе к перевалу Студенческому. Ну, "по лыжне" - это, конечно, преувеличение: местами её не было видно вовсе, местами она угадывалась по лёгкой неровности снежной целины. Правда, в русле реки её было видно отчётливо. Потом по азимуту 320 повернули в сторону отрога, находящегося слева от перевала Студенческий.

Идя к отрогу, при пересечении очередного ручья я провалила задниками лыж снежный мост, по которому спокойно прошли все остальные. Ну тяжёлая я, что же поделаешь. А точнее, слишком уж лыжи у меня короткие - 160 см. Отставшему Лёшке пришлось переходить ручей вдвойне осторожно.

Лес, лес, лес, и вот наконец виден отрог. Идём к нему, и параллельно нам, только вниз, несётся заяц. Да, нам бы так бегать!

Подниматься вверх по отрогу на лыжах тяжело. С завистью смотрю на Лёшку, который снял лыжи и идёт пешком. На очередном привале Рустам раздал сюрприз от Олега Назарова - по небольшой шоколадке. Приятно сознавать, что где-то дома нас ждут друзья, думают, как мы тут сейчас…

Наконец, мы выбрались на гребень выше седловины пер. Студенческий. Пройдя по нему до начала самой стены Манараги, оставили лыжи, обвязались и надели кошки.

Распогодилось, и гора открыта вся. В то же время, ветер весьма сильный, и снежные флаги со склона периодически закрывают от нас вершину и подходы к ней. Тропим по снежному склону вверх. Временами приходится тропить не только ногами, но и всем телом. А у нас, хрупких девушек, не всегда достаточная для такого упражнения длина ног. Вот Надежду и нарекли по этому поводу "маленький зелёный трактор". При особо сильных порывах приседаем в протропленной нами траншее - и дальше вверх.

Когда поднялись под вершинную башню, местами пришлось заниматься лазанием по камням. На выходе на саму вершину повесили две веревки для страховки.

Вид с вершины открылся шикарный. Облачности нет, и отлично виден весь район Приполярного Урала. Соседние зубцы Манараги в снегу и льду смотрятся сурово и благородно. Время уже 16.00, и небо окрашено закатными красноватыми отсветами.

Быстро фотографируемся наверху и спускаемся, через час солнце сядет. Верёвки успели пройти засветло, а вот на дальнейшем спуске "на 3 такта" стемнело. Наши следы давно уже замело, и мы тропим снова, толком не видя куда. Ветер очень сильный, погода заметно портится. Порыв - приседаем в траншее, т.к. трудно стоять, нечем дышать, и не видно ничего дальше 3-4 метров.

Через некоторое время вышли, наконец, на широкий горизонтальный гребень, ведущий к перевалу, но лыж не видим. Оказалось, что мы спустились ниже, чем было надо, за перегиб гребня. Минут через 20 поиска лыжи были найдены.

Небо ясное, звёздное. Луна светит ярко, и помимо прочего, мы видим северное сияние. В сочетании с очень сильным ветром пейзаж совершенно космический. Нам надо спуститься с отрога в зону леса, а для этого сначала найти сам отрог. Он предположительно угадывается, но после поиска лыж мы уже боимся что-либо утверждать уверенно.

На лыжах рискнули спускаться только Дима и Петя, мы же идём в кошках, и то осторожно. Ветер настолько силён, что мы идём заметно под углом, ложась на ветер. Интересный момент: когда Лёшка обогнал меня на спуске с наветренной стороны, заслонив тем самым от меня ветер на пару секунд, я чуть не упала, неожиданно потеряв опору.

Склон, который при подъёме был полностью заснежен, оголился до земли - весь снег сдуло. Наши отчаянные лыжники на таком грунте и под порывами ветра падали, вставали и снова падали. Мы же шли в кошках до почти полного выполаживания и глубокого снега.

Зато, надев лыжи, мы быстро скатились с отрога и нашли нашу лыжню. Началось сплошное удовольствие: ветра здесь уже нет, лыжи под еле заметную горку едут сами, луна великолепно освещает наш путь. А самое главное, мы благополучно спустились, и идём в тёплый и родной балок ужинать.

На радостях остановились в лесу перекусить и глотнуть водички. Тут Дима и обнаружил, что рюкзак развязан, и кошек в нём нет - видимо, выпали при многочисленных падениях на склоне. Это более чем неприятно, т.к. кошки трудно чем-либо заменить, а наиболее технически сложные участки ещё впереди. По дороге до балка родилась идея, как сделать подобие кошек из имеющейся в ремнаборе фанеры и шурупов.

В балок вернулись в 22.00, потратив на восхождение 13 часов. В ночи Манарага выглядит сурово, и не верится, что ещё несколько часов назад мы там были.

Пока готовился ужин, Дима мастерил кошки. Ну что ж, посмотрим, насколько это реальная идея.

11.03.2003. День двенадцатый, халявный

С утра встали поздно, отсыпались после ночного возвращения с восхождения. Собирались тоже долго и не торопясь. Погода настолько солнечная, что без солнцезащитных очков не выйти из балка, снег слепит.

Отправились в путь только около часа дня. Я неудачно упаковала сани (слишком широко), и они не помещаются в лыжню, тропят траншею шире. Из-за этого иду тяжело, и на первом же привале перепаковываюсь.

Пройдя два перехода, пообедали. За трапезой Петя наконец-то посмотрел в карту и выяснил, что мы ушли не туда. Благо, вроде бы недалеко та развилка, где мы ошиблись. Вернулись полперехода назад, нашли нужный распадок, двигаемся далее. В кустах, совсем близко, нисколько нас не боясь, шурудит заяц.

А вот и граница зоны леса - не более одного перехода от злополучной развилки. Тут решено вставать на ночёвку. Практически в русле реки есть замечательный наддув, и стенку мы строим только с трёх сторон. Вечером тепло, но временами дует сильный ветер. Ночью им уронило печную трубу.

12.03.2003. День тринадцатый, когда очередной раз выяснилось, что мы все, кроме Кати, раздолбаи

"Подъем, каша готова!" Покорно просыпаемся под эту команду дежурного. Покорно едим кашу и пьём чай. Тут выясняется, что времени ещё только 3.30 ночи - наш будильник сильно убежал вперед. Радостно засыпаем, и просыпаемся через 1,5 часа. Вот теперь, так и быть, можно и встать.

Сегодня с утра сильно дует, и видимость не очень. Идём дальше вверх по долине, в сторону пер. Неприступный, ведущего на плато Парнук.

По мере нашего продвижения погода улучшается. В конце второго перехода на озере спугнули большое стадо диких северных оленей. Судя по скопившейся воде в следах от оленьих копыт, они приходили сюда пить.

На привале мы спросили Петю, на каком он курсе института и сколько лет ему на это потребовалось. Потом подобной информацией поделились остальные. Выяснилось, что Катя, хоть и младше нас всех по возрасту, но на самом старшем курсе, а вот мы все - раздолбаи.

Ещё чуть-чуть, и вот наш перевал уже виден. Он категорируется как 2А: в нижней части снежный кулуар, в верхней части - скальный участок, где, судя по всему, вешается верёвка. Дано указание варить суп, а командир тем временем думает, идти ли на перевал сегодня.

Катя с Надей готовили обед, и использовали в качестве топлива собираемый нами в течение всего пути мусор. Тут наши бомжовские замашки стали проявляться во всей красе. Оказалось, что если порыться в мусоре, то на дне пакетиков можно найти множество вкусных крошек, съесть их и лишь потом сжигать пакетики. Вообще, весь процесс приготовления данного обеда был своеобразен. Видимо, для улучшения вкусовых качеств блюда Катя совершала странные телодвижения. Стоя перед печкой в коленопреклонённой позе, она поочерёдно вытягивала то правую, то левую ногу назад и вверх, старательно оттягивая носочек. Мужчины заинтересовались, началась съемка на видеокамеру.

В промежутке между супом и чаем Петя сказал, что встаём здесь. Поставили палатку и сели ждать чая. Неугомонный Рустам не мог бездействовать, и пошёл пилить кирпичи для стенки. Изготовленные стройматериалы он складывал рядом с "карьером", где шла их разработка, в загадочные фигуры. Родилось предположение, что это нецензурные слова.

После чая построили снежную стенку, постелили спальники, а так как день был ещё далёк от завершения, то наиболее активные пошли играть в чехарду.

Вечером сильно задуло, а яркая луна сквозь стенку палатки светила, как фонарь.

13.03.2003. День четырнадцатый, горизонтальный

На ночь пришлось вытащить трубу, т.к. ветер был очень сильный, и её всё равно роняло. Дыру от трубы заткнули стеклотканью, а пурга пыталась выдуть её наружу.

К утру ветер стих, но идёт снег, и видимость не превышает 100 метров. Это последствия северного сияния - по приметам, после сияния через день-два жди пурги. Сидим (т.е. лежим) в палатке. Моё чтение любовного романа дало начало литературному диспуту, перешедшему сначала в спор об искусстве вообще, а потом практически в драку между Петей и Рустамом.

Далее в развлекательной программе пошли игры в города (победил, как и положено, Петя), потасовки внутри и между спальниками.

К вечеру, помимо отсутствия видимости, подул хороший ветер, похолодало. В качестве топлива достали весь имеющийся мусор и принесённые с собой дрова.

14.03.2003. День пятнадцатый, орбитальная станция "Мир"

Всю ночь от сильного ветра просыпались с мыслью: пора или не пора класть ЦК (центральный кол). С утра же всё, как вчера: видимость ноль, только ветер гораздо сильнее. Задувает так, что выйти в туалет становится проблемой. К тому же, внешняя стенка входной улитки от ветра завалилась внутрь, и выходим исключительно бочком.

На завтрак в качестве топлива начали жечь Надины сани. Следующие на очереди будут мои, они мне так надоели! Первый раз попробовали использовать "напалм" - полиэтилен, переплавленный с парафином. Дима говорит - страшная вещь, горит на совесть.

Опять весь день лежим. Из-за отсутствия нагрузки не потеем, и, как следствие, мочевой пузырь напоминает о себе чаще. Можно решить эту проблему старым, дедовским способом - выйти и справить нужду на улице, но нами изобретено два "научных" метода: "в пакетик" (автор - Рыкалов П.В.) и "в бутылку" (автор - Обухова Н.). Теперь мы полностью автономны, и во внешнюю среду можем не выходить.

Дырку от трубы заткнули помимо стеклоткани ещё и кружкой. А злобный руководитель оставляет нас без обеда. С тоской дождавшись ужина, легли спать.

15.03.2003. День шестнадцатый, богатый на приключения

С утра, наконец, хорошая видимость, правда ветер довольно сильный. Но после 2-х дней безделья мы хватаемся за любую возможность выдвинуться на перевал. Прямо возле палатки одели обвязки, кошки и вышли на Неприступный.

Было решено подниматься не на сам перевал (он лавиноопасен, тем более после 2-х дней снегопада), а правее, по гребню. На первый взгляд, там вроде бы всё просто.

Часа 1,5-2 лезем в кошках. Погода начинает портиться: пасмурно. Вылезли куда-то не туда и для спуска оттуда по пути подъёма бросили верёвку. Дима вынужден из-за отсутствия нормальных кошек идти 5-м - 6-м по готовым ступеням. Спустились, обошли траверсом сложный участок. Склон местами достигает 50-55 градусов, идём часто на передних зубьях кошек. Через некоторое время Петя провесил ещё верёвку вверх по гребню, в сторону вершины. Есть мысль попробовать траверсировать с вершины на плато по гребню. Видимость очень плохая, ветер и снег. Надо бы вставать лагерем и пережидать, но возвращаться вниз уже очень далеко, да и не видно, куда.

Петя спрашивает, нельзя ли поставить палатку прямо здесь на снежном гребне выше верёвки, но мы такой возможности не видим. Пытаемся дойти до вершины. Через некоторое время нам это удаётся, и мы видим, что гребень, ведущий в сторону плато, весьма острый. Если идти по нему, то ближайшие несколько метров надо вешать, что дальше - не видно. Сваливать на ту сторону гребня в соседнюю долину так же сомнительно: всё, что видно - надо вешать, а как далеко вешать - непонятно. А время поджимает, уже 16.00.

Командир принимает решение сваливать назад до того снежного гребня, где вешали вторую верёвку. Будем пытаться там отрыть площадку под палатку или снежную пещеру. Во второй вариант верится гораздо больше - склон нигде не выполаживался менее 30 градусов. Проблема только в том, что следов совсем не видно - заметает в момент, и теперь найти бы ещё этот гребень...

Спускаемся примерно по пути подъёма, но уже навесив верёвку. Мы с утра не снимали рюкзаков, все устали, замёрзли и офигели, с координацией могут возникнуть проблемы. Про то, что мы с утра не ели, никто и не вспоминает.

Забавно смотреть, как человек, уходя по верёвке на 30 метров, исчезает в мареве пурги, нижней станции не видно. Пройдя таким образом две верёвки по 50 м на 40-градусном склоне, мы начинаем тут же от конца верёвки рыть площадку под палатку. У всех подспудное подозрение, что это нереальная затея, всё-таки палатка "Зима" весьма габаритна. Но, по крайней мере, работа согревает, по горизонтальной площадке куда приятней ходить, да и рюкзак не омрачает существования - висит на склоне, пристрахованный к воткнутой на всю длину лыжной палке. К нашему удивлению, площадка ширится, и нам удалось невозможное: мы полностью поставили палатку "Зима" на 40-градусном склоне. Конечно, в других условиях мы бы растянули её качественнее, но и на том спасибо - вероятность схватить холодную сидячую ночёвку была зримой.

В палатке радостно забились в спальники, был роздан перекус. Приготовить полноценный ужин не удалось, т.к. порывы ветра трепали палатку и выдёргивали трубу из патрубка печки. В борьбе за трубу ветер разорвал шире дырку для трубы в скате палатки. Удалось только вскипятить воду и заварить чай. Аварийное задраивание пробоины (разорванной дырки от трубы) героически производили Лёша с Рустамом. Но кусок стеклоткани, даже затыкаемый вместе с кружкой, держаться в отверстии не хотел.

В довершении всего зазор между палаткой и вертикальной отрытой стенкой склона очень быстро засыпался снегом, палатка прогибалась внутрь, и снег отбирал наше спальное пространство, наваливая стенку палатки на ноги.

16.03.2003. День семнадцатый, мы его, наконец, сделали!

Всю ночь через дыру от трубы в палатку мело снег. В результате все предметы, бесхозно брошенные на полу палатки, пришлось с утра откапывать. Да и сами мы были похожи на лаек, которые спят в сугробе - на наших капюшонах, спальниках и прочих открытых частях намело слой снега около 1 см. Поднимаешь голову, смахиваешь с выбившейся чёлки небольшой сугробчик, и оглядываешь окружающую действительность. А действительность была такова: на градуснике в палатке -25 градусов, через дыру видно чистое небо.

Подъем произошёл сегодня в 5.00 утра. Увидев, что небо ясное, Петя даёт команду срочно выходить. Позавтракали, если это можно назвать столь громким словом, "Сникерсом" и таблеткой Трентала. Обвязываемся и одеваем кошки прямо в палатке. Да, если выйти наружу, то наша палатка, притулившаяся бочком на склоне, навевает мысли о ласточкиных гнёздах.

Одежда после вчерашнего заледенела. Чтобы вдеть руки в синтепоновые варежки, сначала обминаю их (варежки) ударами об коленку. Брезент снаружи варежек замёрз совершенно и не гнётся.

При свете дня видно, что мы вчера вылезли на склон сильно правее и выше плато. Соответственно, спускаемся вниз и траверсом уходим влево. Там, найдя удобный кулуар, поднимаемся, наконец, на плато. Итого, 2 часа раком на 3 такта, и мы на Неприступном!

Сам хребет Неприступный, открывшийся нам с плато во всей своей красе, вполне оправдывает своё название. Гребень острый на всём протяжении, местами образует серьёзные зубцы. Посмотрели на ту вершинку, на которую вылезли вчера в пурге. Как хорошо, что не пошли с неё по гребню и не стали вешать верёвку на другую сторону - вешали бы до утра.

На плато хорошо, но погода опять грозится неизвестно чем, и мы спешим свалить вниз. На склоне, по которому спускаемся, видим брошенную печку-буржуйку. Спуск идёт сначала по фирну, Димка в своих порнокошках дважды срывается, и зарубается не сразу. Из шурупов, имитирующих зубья кошек, у него в фанерках осталось меньше половины. Дальше снег более рыхлый, идём на три такта, а после - просто опираясь на палки, и оставляя за собой глубокую траншею.

Вскоре выполаживание, на нём следы жизнедеятельности оленей. Тут можно уже и расслабиться, мы снимаем кошки и обвязки, достаём лыжи. Не одевали мы их уже четверо суток.

У оленей здесь проложены мощные тропы. Пересекая их, спускаемся в долину реки Б. Парнук. По дороге опять видим небольшую семью оленей - 4 головы. Они бегут некоторое время параллельно нам, а потом уходят. Чем дальше, тем больше пейзаж напоминает Полярный Урал: широкая долина, чахлые кустики, холмообразные белые горы. Погода стабилизировалась, светит солнце. Вскоре сворачиваем в распадок направо и поднимаемся вверх по одному из притоков Парнука. Пока не кончился лес - обедаем. Морозно, около -20, может и холоднее.

У Пети идея фикс пройти сегодня ещё один перевал - Санный. Он, конечно, н/к, но время-то уже 15.00. Съеденный супчик придал сил почему-то в основном женской части команды, и мы втроём + Дима заходим на перевал. Через полчаса подтягиваются остальные. Стемнело, и с противоположной стороны перевала сильно дует и метёт.

Пытаемся спускаться на лыжах в темноте плотной группой. Так как уклона и грунта не видно, все неоднократно падают. Минут через 20 спуска у Пети из-под ног уходит снежная доска на склоне, не превышающем 7-10 градусов. Отползаем в сторону на широкую горизонтальную площадку и встаём прямо здесь, почти на перевале. По сравнению с предыдущей ночёвкой устроились роскошно: ровно, со снежной стенкой, т.е. ветра нет, а ужин есть… И спирт для желающих.

17.03.2003. День восемнадцатый, или глюки измождённой группы

Как сегодня комфортно спалось! И на ноги палатку снегом не приваливало, и на лицо сугроб не наметало. Тепло и уютно. К тому же с утра Петя, проснувшийся по будильнику дежурить, спросил у группы с надеждой в голосе: "Может, группа недостаточно выспалась?" "Да, да!" - радостно-сонно поддержала группа, и мы поспали ещё некоторое время.

Спуск с перевала Санный в долину реки Вангыр был лавиноопасен с боковых склонов, поэтому едем прямо вниз. Солнце пригревает, и через переход вся группа опять жалуется на жару. По долине идём с небольшой тропёжкой, но пока она нам кажется основательной - мы ещё не знали, какая бывает тут тропёжка!

Обед, Рустам добывает воду для готовки из имеющейся рядом промоины. Мы все поочереди пытаемся найти по карте, где мы находимся. Предположительно километров через 7 на карте обозначена изба.

Первый переход после обеда, и вдруг слева на берегу реки изба. Подходим, а рядом, ещё одна, за ней ещё… Так, по-моему галлюцинация! Нашли 4 избы, + туалет, + заброшенная шахта. Воспалённое воображение рисует целый посёлок на склонах окрестных гор. Оказалось, это приют "Вангыр". Долго мечемся между избами, решая, в какой встать. Как говорится, свобода выбора рождает язву желудка.

Наконец, обустроились в небольшой избушке - её легче протопить. Луна вышла, когда ещё светило солнце. Она очень яркая, светло почти как днём.

Пока делали дрова, готовили ужин, никто и не заметил, как похолодало. Градусник показывал уже -40, а к ночи температура опустилась до -47 градусов! Как удачно мы дошли до избы.

18.03.2003. День девятнадцатый, гора Сундук

С утра продолжали идти по Вангыру. Сначала шли по дороге, угадывающейся в лесу, потом опять движемся по руслу реки. Через пару переходов наткнулись на лыжню 2-3 - дневной давности. По ней тропить значительно легче. Вроде бы она ведёт на наш перевал Сундук Южный. Через некоторое время в этом возникают сомнения, и мы начинаем тропить сами. Долго и затейливо, но зато весело, ползём вверх по залесённому склону.

В начале шестого встаём на ночёвку в овражке на склоне, в зоне леса. В процессе утаптывания площадки под палатку испробовали различные танцы, от "Комаринского" до "Сиртаки". Апофеозом стало выступление Рустама в роли маленького лебедя из "Лебединого озера".

Вернувшийся с вечерней разведки командир предложил игру в ситуацию: "Он пошёл и офигел". Гадали недолго, оказалось, чужая лыжня вела, куда надо, и Петя её нашёл.

19.03.2003. День двадцатый, ёжики в тумане

С утра облачно, но по лыжне мы в течение полутора часов поднялись на седловину перевала Сундук Южный (н/к). Он поросший лесом, седловина выражена нечётко. Спуск в сторону базы Озёрной приятен: лес редкий, не мешает ехать в меру быстро. Сам ручей течёт по довольно узкому руслу, на противоположном берегу которого мы видим большой снежный карниз. Очень необычно видеть такой наддув в лесу!

Съеденные с утра мюсли давно растворились в желудке. Нет, пустые мюсли с утра - это в корне неверно! Погружённая в мысли о вожделенной еде я даже не заметила, как мы прошли мимо домиков базы Озёрной.

Чем ниже идём по реке, тем основательнее дует ветер. Видимость слабая, лыжню переметает очень быстро. Петя решил переваливать в долину реки Седью другим перевалом, тоже н/к. Планируемый ранее перевал выше, а значит, там сильнее ветер и хуже видимость.

Свернули с реки налево, и сразу стало непонятно, куда идти. Нет ни чётко выраженного направления долины, ни явного склона, ни русла… Где-то в ложбинке обедаем, и дальше идём по азимуту. Наконец, из просто леса в пурге выделилось какое-то русло реки. Идём по нему, ветер в рожу всё усиливается. В конце концов вынуждены одеть ветрозащитные маски и идти очень плотной группой.

Седловина перевала вообще никак не выражена: тундра и тундра. Через некоторое время заметно, что уклон тундры уже, пожалуй, вниз. Как и положено. вечереет, и мы на седловине перевала.

На спуске дуть стало немного поменьше. Долина никак не хочет кардинально загибаться вниз, и мы всё идём и идём мимо кустиков, нормального леса пока не видно. Говорят, тут где-то может быть балок, но мы его не видим, возможно, он ниже. Нашли кустики повыше, и встаём. Но, как ни крути, сегодня сделаны два перевала за день!

20.03.2003. День двадцать первый, люди пошли косяком

Всю ночь шел снег, и к утру нас засыпало почти до верха стенок палатки, т.е. выпало около 40 см. Печка с утра что-то очень уж дымит, но Катя мужественно дежурит наощупь. Мои дыхательные способности иссякли, и я высовываю голову из палатки. Вскоре данные способности иссякли у всех остальных, и мы развязали верхний тубус в крыше, а вход растянули пошире на палках. Приготовили кашу, чай, поели, стали собираться. Тут и обнаружилось, что ещё ночью, видимо от ветра, патрубок печки соскользнул вниз со своего законного места, и труба существовала отдельно от печки, дым не мог туда просочиться при всём желании.

Свежевыпавший снег очень рыхлый, и тропёжка тяжёлая: проваливаемся по колено и глубже. Скорость движения - 1,5 км/ч. Погода облачная, сквозь хмарь виднеется красноватое солнце. "Атомная зима", шутим мы, "Может, война началась, а мы не знаем?".

Ближе к обеду вдали увидели странную лыжню, которая пересекала долину почему-то поперек. При ближайшем рассмотрении это оказались следы оленей, которые прыжками пробивались через сугробы. Справа сквозь лёгкую пелену облаков становится видна Сабля. Да, достойная гора! Петя снимает, а мы идём дальше. Вдруг слышится странное жужжание, и навстречу нам выезжают на двух "Буранах" лесники. Упс! За "Буранами" бежит лайка; увидев нас, она радостно кинулась лизаться-гладиться по шею в сугробах.

Так как единая легенда для такой ситуации выработана не была, предоставляем складно врать Пете, а сами предпочитаем помалкивать. Но Петя остался за поворотом снимать появившуюся вдалеке Саблю, его пока не видно. "Старший сзади!" - говорит каждый из нас, и проходит дальше. Когда ту же фразу сказал последний, лесники озадачились.

- А путёвки у вас есть?

- Ну…не знаем…

- Понятно, значит нету. Доставайте паспорта!

Тут уже подошёл и Петя, на вопросы лесников честно сказал, что идём мы с Желанной. Нам было предложена альтернатива: либо составляем протоколы и деньги платим в Москве через суд, либо они выписывают нам путёвки из расчёта 30 рублей за день и мы оплачиваем прямо тут. "От Желанной вы шли минимум 8 дней, это по 240 рублей". О том, что мы идём уже 18 дней, мы скромно умолчали и радостно оплатили путёвки. Будем считать, что мы оплатили наличие буранки - по сравнению с тропёжкой по колено и выше мы теперь будем нестись с бешеной скоростью. Лесники сказали, что в избе "40 окладов", что под Саблей, группа туристов из Нижнего Новгорода в количестве 5 человек, и нам там в 12-ром будет тесно. Ничего, разберёмся, если дойдём. И главная новость: сегодня с утра начали бомбить Ирак. Наши утренние шутки про атомную зиму оказались вещими.

Выясняем про транспорт и инфраструктуру посёлков Аранец и Конецбор. Уехать проще из Конецбора, и магазин там получше, но туда чуть дальше идти. "В Аранце в магазине нечего покупать", говорят наивные лесники, "там только консервы, и те все перемороженные!". Мы дружно уверяем, что обожаем перемороженные консервы.

Пообедав в процессе оформления путёвок, бежим по буранке. Через несколько минут навстречу появился мужик с рюкзаком и видеокамерой. Оказалось - авангард Нижегородской группы. Сама группа метрах в 300-х дальше сидит на привале. Стало быть, изба свободна, да и лыжня до неё протроплена. Как всё удачно складывается! Правда, вышеозначенная группа отнеслась с большим скепсисом к нашей надежде дойти до избы сегодня. Нижегородцы рассказали, что сидели в избе 3 дня, ждали погоды на Саблю, но так и не дождались, решили идти дальше.

Свернули с буранки на лыжню к избе. Она идёт через Аранецкий перевал, н/к. Пока подъём по лесу, боевым зигзагом. Катя в падении умудрилась свернуть на одном креплении 3 шурупа из 4-х, Лёша остаётся чинить. Мы тем временем идём вперёд, и скоро выясняется, что дальше лыжня выходит на открытое пространство и переметена. Тропим глубоко и в гору, поэтому вскоре начинаем тропить челноком без рюкзака. Куда идти - не совсем понятно, чёткой седловины не видно, всё поросшее лесом. Вот вылезли на нечто, похожее на дорогу или просеку, ломимся по ней вверх. Как уже у нас принято, темнеет, и мы поднимаемся на перевал.

Сверху седловина перевала довольно узкая с боков, но широкая по ходу движения. Снег зафирнован застругами, и идти неудобно. Как-то холодает, к тому же.

Спуск с перевала крутоват. Делаем пару осторожных серпантинов, но становится понятно, что так ещё хуже - лавиноопасно. В итоге, набрав побольше воздуха от страха, еду за Димкой прямо вниз. Хорошо ещё, внизу есть куда выкатиться по пологому участку. Стемнело совсем, поэтому встаём в ближайших ёлках от нашего места спуска. Пока ставимся, приходится одеть всё тёплое. Петя говорит, что когда мы были на седловине перевала, было уже -35 градусов. Очередной раз лицезреем северное сияние.

21.03.2003. День двадцать второй, пронизанный оптимизмом

С утра кто-то, вышедший пописать, сообщает, что на градуснике -43 градуса. Зато ясно и солнечно. Пока завтракали и собирались, потеплело до -30 градусов. Жара!

Идём траверсом правого склона. Чуть спустившись, нашли полузаметённую лыжню Нижегородцев. По ней за 1,5 часа дошли до избы "40 окладов". Говорят, что столь странным названием она обязана леснику, повесившему там объявление о штрафе за что-то размером в 40 минимальных окладов. Погода стоит просто шикарная, вот бы такую на завтра на восхождение! Ещё потеплело, на градуснике -20.

В избе, как всегда, хорошо. С удовольствием подъели кем-то оставленные сухарики. Топим, готовим обед. Девушки решили запечатлеться на фоне гор, и тут началось…Три девицы в нижнем белье, в тёмных очках и бахилах принимали эротичные позы с лыжами в руках на фоне Саблинского хребта. Особенно хорошо смотрелись зашнурованные по колено бахилы. Слегка обалдевшие от такого падения нравов папарацци в лице Пети, Димы и Лёши активно снимали на всю имеющуюся видео и фотоаппаратуру. Но всё-таки температура -20 не способствует длительной фотосессии, да и обед уже готов, поэтому бежим бегом в балок одеваться и есть.

Только мы обрели приличный вид и сели за стол, как послышался звук "Бурана". Это наши старые знакомые, у них сломался второй буран и они едут в Аранец за запчастями, вот заскочили пообедать. Да, вот если бы они приехали минут на 10 пораньше…

У нас как раз готов чай. Лесники выложили на стол свой скромный обед: полбуханки белого хлеба, топлёное масло, сахар, кетчуп и майонез. Сидящий рядом с ними Рустам закрыл рукой глаза - он не мог на это смотреть. Увидев сей красноречивый жест, мужики предложили угощаться. Мы с радостью воспользовались предложением, а воспитанный Рустам порезал в миску свой законный "Сникерс" и с тоской в голосе предложил лесникам угощаться. Те отказались. Попили чайку, и поехали дальше, оставив нам топлёное масло и кетчуп.

После еды собираемся налегке идти тропить лыжню под Саблю, в избе остаётся Дима. Он творит следующую версию кошек: из щёчек лыжных креплений.

Тропим быстро и довольно легко, здесь неглубоко. За два часа утропили прилично, стемнело, пора возвращаться по лыжне. Мужики пошли тропить ещё минут пять, а женская часть команды уже отпущена в сторону избы. Судя по тому, что мы весьма шустро бежали до избы около часа, протропили километров 8-10. А в избе - ужин и чай. Минут через 10 и ребята подошли.

Сегодня сразу после ужина отбиваемся спать, на завтра назначен ранний подъём. Лесники подтвердили наше опасение, что завтра-послезавтра должна начаться пурга, раз вчера было северное сияние. Дежурный встаёт в 2.00, общий подъём в 3.00.

22.03.2003. День двадцать третий, финал технической части маршрута

С утра собирались долго, вышли только около четырёх. Уже совсем светло, можно было, конечно, и пораньше выходить. По лыжне за час с небольшим пробежали всё, протропленное вечером. Тропим вдоль склона ещё минут сорок, потом подходим к подножию самой горы. Лёша говорит, что он плохо себя чувствует, и дальше лучше не пойдёт, а вернётся в избу. Забираем у него верёвку и ремнабор.

Вот гребень, по которому логично подниматься. Идём пока в лыжах, но лесенкой-ёлочкой. Наконец под камнями решаем оставить лыжи и одевать кошки. Обвязки мы одели ещё в избе. Тут Рустам говорит, что он тоже себя плохо чувствует, и тоже пойдёт в избу. Забираем у него кошки для Димки. Итого нас осталось пятеро: три девушки и Петя с Димой. Пока Дима подгоняет под себя Рустамовы кошки, а Петя снимает окрестности на камеру, мы начинаем тропить по гребню вверх. Путь подъёма вполне очевиден: по гребню вдоль камней, затем под самой вершиной траверс влево и на вершину. Смущает только слишком простой, на первый взгляд, подъём: про Саблю я слышала много серьёзного, а тут вроде и верёвка не нужна…

Подъём по ребру некрутой, уклон не превышает 40 - 45 градусов. После Неприступного нам это кажется совсем пологим. Но снег от каждого нашего шага расходится трещинами, и норовят уйти вниз снежные доски. Небольшие, ну может порядка 5х5 метров, но тенденция настораживает. Это при том, что идём между крупных групп камней. До конца гребня, т.е. практически под вершину так и дотропили женским составом, сменяя друг друга. Тут наконец подошли Петя и Дима, и Дима двинулся траверсом к вершине. Тут уже не снег, а фирн с сосулькообразными застругами, и крутизна возросла местами до 50 - 55 градусов. Но идти осталось немного, и вот через два часа с момента одевания кошек мы вышли на вершину, так и не провесив ни одной верёвки. Как-то это очень странно.

С вершины, как всегда, красивый вид, особенно впечатляет гора южнее нас. Острый скальный плавник, не совсем понятно, с какой стороны к нему подступаться. Поднялся ветер и срывает со всего хребта снежные флаги. Быстро фотографируемся и ещё быстрее валим вниз: возможно, это грядёт ожидаемая пурга.

Уже метрами двадцатью ниже вершины наши следы успело замести. Идём где-то по еле угадываемым остаткам следов, где-то по памяти - благо, линия движения весьма однозначна. Вперёд ушли мы с Катей, и почему-то спускаться нам становится страшнее, чем было подниматься. Доски, хоть и небольшие, уходят из-под ног постоянно. Оступившись однажды, проехала вместе с сугробом метров пять. Но другого варианта нет: и так идём по максимуму по камням, а при невозможности этого - прямо вниз по линии падения воды.

Наконец-то наши лыжи! Отсюда склон явно положе, и посему не так страшно. Нас догоняют остальные, и Петя покаянно просит прощения, что с ним приключился топографический кретинизм: мы взошли на Саблю Северную, а собственно Саблю мы как раз и видели южнее нас. Вот это больше похоже на правду: увиденный нами с вершины плавник на юге выглядел как раз так, как я себе Саблю и представляла. Порадовались, что не попытались лезть на Саблю настоящую: мы уже сильно измотаны маршрутом и недоеданием, и таким составом (преимущественно женским), нам было бы, наверное, слабо.

Тем временем ветер всё усиливается. Нашу лыжню, ведущую к избе, давно замело, но это нестрашно: пока есть видимость, идём на холм, в основании которого стоит наш дом. Пройдя треть пути домой, Петя с Димой решают всё-таки подняться в цирк Сабли настоящей, посмотреть и пофотографировать на будущее. А женщины тем временем тропили, и продвигались медленно вперёд. Идём к заветному холму час, два… Тропим совсем не там, где шла наша старая лыжня, но это здесь не важно. Склон что выше, что ниже одинаково пологий и проходимый. Привалились посидеть и гадаем: а что, если Дима с Петей не увидели нашей новой лыжни и уже дошли до избы, а нас там нет? Как скоро они станут рвать на себе волосы и организовывать спасы? Похихикали и пошли дальше. Вот, наконец, и изба, но возле неё множество чужих рюкзаков и лыж. Из наших ребят там Лёша и Рустам, руководство с рекогонсцировки Саблинского цирка ещё не вернулось. А из не наших - группа туристов из Сыктывкара, тоже в количестве 7 человек и тоже в соотношении 3 девицы на 4-ро парней. Мы, как поселившиеся первыми, оставляем за собой нижние нары, и освобождаем пришедшим от шмотья верхние. Что там лесники говорили про то, что в 12-ром здесь тесно?

Часа через полтора вернулись вконец уходившиеся Дима и Петя. Говорят, что в цирк надо было набирать ещё метров 400 по высоте. Они упахались, пока туда залезли. К их приходу делаем чай, сыктывкарцы готовят ужин.

Оказалось, что ребята планировали пройти от Аранца до Охотпоста, но, пройдя пару перевалов, они накушались пурги, несколько участников поморозило запястья рук, и по времени они уже не успевали пройти намеченное. В силу этого группа решила сваливать обратно в Аранец раньше срока. Это значит, что завтра мы выдвигаемся к Аранцу вместе, и тропить будет легче. А ещё это значит, что у ребят остались излишки продуктов, при том, что у них и так была раскладка порядка 800-900 грамм против наших 500. Увидев на столе литровую бадейку майонеза и литровую же бутылку кетчупа, мы офигели. Ангелы небесные в лице уральцев накормили нас сухарями с майонезом, своей кашей, напоили КОМПОТОМ! И спирта тоже не пожалели… Ну мы же не могли не ответить тем же! Едой поделиться нам не позволяло её (еды) отсутствие, а вот спирта, пусть немного, оставалось. За обсуждением особенностей московского и уральского туризма был выпит весь наш спирт и изрядно сыктывкарского. Дима с Петей так и не дождались нашего ужина, т.к. оказались к тому моменту полностью недееспособны. Всё бы ничего, но их дееспособность через некоторое время проявилась в самом неподходящем для окружающих варианте: сначала начал фонтанировать Петя, а вскоре эстафету подхватил и Дима. Петя, как первый отличившийся, успел заблевать Диму, спальник, Лёшкин пуховик и кое-что по мелочи. Далее он был посажен в относительно вертикальное положение, и его попытки отклониться от оси ординат пресекались Надюхиным воплем: "Рыкалов, СИДЕТЬ!!!". Спасы проводились женским дуэтом Катя-Надя, т.к. им предстояло ещё с этими товарищами рядом спать. Спасение Димы началось со снимания с него грязной одежды (тренировочные штаны он не хотел отдавать даже в бессознательном состоянии), потом пациентам были выданы миски для последующего облегчения. Девчонки мужественно оттёрли спальник и часть одежды снегом, всё прочее выкинули в сени морозиться, чтобы утром отковырять. Я порадовалась, что Лёшка откололся спать от пьющей компании ещё раньше, и его (а, следовательно, и меня) минула сия участь.

Из сыктывкарцев изрядно набрался только один, и, не осилив с первого раза подъёма на верхние нары, он рухнул к нам рядом с девчонками. "Рустам, убери, пожалуйста, этого перца отсюда, мы не хотим с ним спать, мы хотим с тобой спать!" - так ответствовали наши верные женщины. "Это не перец, это Илья!" - ответил обиженный за товарища Рустам, но выдворил-таки гостя наверх.

23.03.2003. День двадцать четвёртый, где становится понятно, что выходить мы будем долго…

С утра, как и ожидалось, в бой (тропить) никто не рвался. Петя и Дима с тоской отчищали свои и чужие вещи, собирались неторопливо. Группа сыктывкарцев выдвинулась первой, через часок по их лыжне отправились и мы. Это уже начались отходы, техническая часть завершена. Но до посёлка по прямой 45 км, которые проходятся по описаниям в разных условиях от 2-х до 6 дней. Шести дней у нас никак нет ни по продуктам, ни по контрольным срокам. Предполагалось, что мы уже 25-го утром должны быть в Москве, но уж 26-го контрольный срок в МГЦТК.

Тепло, что-то около -2, валит снег и мало что видно. Хорошо, хоть ветра почти нет. Сначала тропёжка терпимая, по колено, но как только мы проходим основные массивы болот и начинаем двигаться через лес, проваливаемся до середины бедра. Я и не знала, что бывает ТАКАЯ тропёжка. Тропим, насколько возможно, быстро, меняемся часто. При том, что нас 14 человек, это наиболее эффективно. В особо глубоких местах сменяемся через 10-15 двойных шагов. На привале уральцы иной раз подкидывают нам то по конфетке, то по сухарю.

Сколько-то прошли, сколько именно - определить трудно, привязки к местности нет никакой. Просто идём по азимуту. Вот Сыктывкар встаёт на ночёвку: по нашим меркам рано, мы бы ещё часа два прошли, но сейчас лучше держаться вместе, поэтому тоже оседаем. Решено завтра в 6.30 выпустить налегке по представителю от них и от нас тропить, пока остальная группа собирается.

24.03.2003. День двадцать пятый, иждивенческий

С утра я в 6.30 вышла тропить, но оказалось, что от их группы двое бойцов уже убежали довольно далеко. Догнала их только через полчаса. Вскоре подтянулись и все остальные. Погода облачная, но без осадков, и видимость хорошая. Основные просторы болот уже позади, и в лесной зоне находим профиль, подходящий нам по направлению. Но тропёжка здесь…В нескольких местах доставало Лёше до середины бедра (при его росте 190), т.е. мне по пузо. Ползём медленно, т.к. даже часто меняясь, невозможно пробиваться быстрее. На привале сыктывкарцы задумчиво предлагают: "Москвичи, а вы любите горький шоколад? А то мы как-то не очень…" - и протягивают плитку. "Любим, любим!" - отвечаем мы.

Вышли на некую речку, и перед нами встала дилемма: идти по реке (точно знаем, куда, ровно, но сильно зигзагом) или поискать опять исчезнувший с глаз профиль (по пригоркам, не совсем понятно, куда, но по прямой). Решили сделать обед и поискать тем временем профиль.

У нас супы на обед уже давно кончились, да и вообще продуктов мало. Уральцы предлагают нам супы, и мы, понятно, не отказываемся. Выдали нам 4 пакетика супов (после двух по нашей раскладке), да ещё довесок макарон туда же, и буханку сухарей сверху. Так душевно мы не наедались ни разу за весь поход.

За время приготовления обеда соседи разведали местность и решили двигаться пока по реке. Срезая явные зигзаги, мы всё же петляли изрядно, и в положенное время остановились на ночёвку. По словам ребят, где-то здесь должна быть изба Кушник, но мы её не видим.

Вечером сердобольные кормильцы ещё и налили спирта измождённым москвичам. Надю это неожиданно подкосило, и она отлёживалась на рюкзаке, пока стелились пенки и спальники.

25.03.2003. День двадцать шестой, наполненный надеждами

Подъём, завтрак, и кормильцы не забывают нас: "Москвичи! Хотите каши и кофе?". Ещё бы! Соседский кан вмиг очищен, кофе выпит. Это наша счастливая звезда послала нам таких попутчиков! Тропят они, кстати, резвее нас, у них это десятый ходовой день, а у нас двадцать четвёртый…

С утра чуть более солнечно, мы таким же порядком выдвигаемся вперёд: кто раньше собрался - тропить, остальные потом догонять. Нашли подходящий профиль, и идём по нему. Тропёжка значительно легче вчерашней.

Через несколько переходов - о чудо! Мы видим подрезающий нас старый бураний след! Сыктывкарцы говорят, что они чётко узнают это место, и отсюда до посёлка 22 километра. Обедаем, и в головах рождается безумный план: если дальше всё время по буранке, то можно напрячься и пробежать до посёлка сегодня, ведь время ещё только час дня. На всякий случай прощаемся с Сыктывкаром, они никуда не торопятся, и убегаем вперёд. Не прошли и 500 метров, как буранка на очередном болоте затерялась. Порыскали, нашли. Но если так будет продолжаться, то сегодня не дойдём.

Вскоре нас догнали сыктывкарцы, и с большим энтузиазмом рванули вперед. Оказалось, они посидели, посидели, и решили, что попить сегодня пива - это круто, и они тоже так хотят. Убежали вперёд столь резво, что мы не можем за ними угнаться по лыжне. К тому же уральцы мажут лыжи каждый день, а мы - нет, и вот как раз сегодня под вечер смазка бы пригодилась. На реке остановились отчищать подлип и натираться свечкой. В свете закрепившейся аналогии про наши две группы как Вилариба и Вилабаджо, Катя выдаёт фразу: "Да, пока Вилариба тропят, Вилабаджо пи…расят лыжи!".

Оказалось, что зря мы так упорствовали: буквально за парой поворотов мы уральцев догнали, т.к. они потеряли из виду профиль. Порыскав туда-сюда, решили всё же вставать на ночёвку. Так наша призрачная надежда добраться сегодня до еды и пива погасла.

Вечером после ужина, когда уже полагалось спать, маёвцы стали смущать слух приличных соседей нецензурными панковскими песнями. На "Гражданской обороне" я к ним подключилась, потом мы органично перешли на Янку Дягилеву, далее последовали "Алиса", "ДДТ", "Ноль", "Чёрный Обелиск", "ЭСТ", "Ария"… Орали слаженно и громко, даже почти не врали. Что-то про нас после такого могли подумать кормильцы? Завтра узнаем.

26.03.2003. День двадцать седьмой, нашествие на магазин

С утра морозец, около -25 градусов. Зато солнышко, и уж сегодня мы наверняка должны дойти. По версии соседей, осталось что-то около 12 км. Я, Лёша и Петя удалились тропить по найденной вчера вечером буранке. Тропится легко, глубина не более 15 см. Часа через полтора мы нашли развилку бураньих следов. Вскоре сюда добежали остальные наши, кроме Рустама, потом все соседи. Спрашиваем у них, где там наш Рустам. Говорят, что по дороге подкормили его конфетами, должен дойти. Действительно, скоро дошёл и мужественно донёс до нас все те 4 сосательные конфеты, которыми его угостили. Поделили на всех, и подъели остатки сыктывкарских сухарей. Всё, из еды остались только две бутылочки пемикана. Мы просто обязаны добежать.

Уральцы тем временем с девизом: "Через пару километров - пиво!" унеслись вдаль. Следуем за ними, нас поджидает Илья с сообщением, что бураний след они потеряли, но это неважно. Если мы хотим идти в Аранец, то нам держать курс на тот лесочек, и там через пару километров будет посёлок, а они решили идти всё-таки на Конецбор. Мы уже слабо себе представляем перемещение без кормильцев, и памятуя слова лесников, что в Конецборе лучше магазин и проще с транспортом, идём по лыжне. Ещё часа три хождения по азимуту совершенно нас выматывают. Нет никаких сил угнаться за Сыктывкаром по готовой лыжне. На каждом следующем привале выясняется, что до Конецбора ещё 4 км, потом ещё 4…

Но уже видны следы человеческой жизни: то буранка, то охотничья лыжня. Пересекли накатанную грунтовую дорогу! Не верится, значит и правда посёлок совсем рядом. Да, вот и дома на окраине.

На автобусной остановке посреди посёлка куча рюкзаков и лыж - это Сыктывкар. Тут же падаем мы. Местные жители, особенно молодёжь, как бы невзначай, фланируют мимо нас вперёд - назад, любопытствуют. Уральские сотоварищи излагают данные разведки: позвонить теоретически можно, но надо хорошо попросить, магазин есть, но откроется через 2 часа, вахтовка пойдёт, но завтра, ночевать в клуб может и пустят, но сейчас пойдут узнают… В общем, Петя бегает и звонит в Москву, а мы ждём на морозе -20 около двух часов.

Петя позвонил, ему сказали, что все родственники участников уже на ушах.

МАГАЗИН ОТКРЫЛИ!!! Мы скупали всё подряд: "Сникерсы", компот из персиков, пельмени, рыбные консервы, кабачковую икру, хлеб, йогурты и т.д. и т.п. и пр. пр. Потом, по дороге от магазина до рюкзаков и далее на рюкзаках, всё это ели. Сыктывкарцы сказали: "Мы давно мечтали посмотреть на то, как москвичи доберутся до еды!". Видимо, зрелище было ужасным.

Потом к нам подошла женщина с ключами от клуба, и пригласила нас в тёплый зал, где разместила до утра совершенно бесплатно, то есть даром. В довершение всего, зашедшие полюбопытствовать на нас местные принесли нам плитку и кипятильник, чтобы мы по-человечески поужинали.

Когда мы сожрали всё купленное и прошло состояние аффекта от вида еды, мы пошли в магазин второй раз, но уже вдумчиво решив, что нам надо на ужин и на завтрак. Скупили практически всё оставшееся в магазине, в т.ч. пиво и вино. Сыктывкарцы ушли ночевать в частный дом - у одного из участников в посёлке живёт дальний родственник.

Вечером сходили полюбоваться на реку Печора. Она здесь уже впечатляет, местами до 1,5 километров шириной. На околице села очень удачно поставлена лавочка с видом на реку в закатном свете. Посидели, пытаясь прочувствовать то, что пафосно называется "российская глубинка". Здесь продолжается жизнь точно так, как она была устроена в 18, 19 веках. Лошади, дровни, жизнь охотой и натуральным хозяйством. Только "Бураны" во дворах придавали современности.

Вечером пировали от души. Когда желудок уже отказывался принимать очередную порцию пельменей, лежали на спине, дабы не тревожить утомившееся брюшко, и слушали чтение книги Пришвина "Краденое солнце" в Катином исполнении. Теперь главное - не проспать утреннюю вахтовку на Печору.

27.03.2003. День двадцать восьмой, цивилизованный

С утра встали загодя для завтрака, и вопреки опасениям вечно сытых Кати и Нади, с удовольствием доели все имеющиеся продукты. Вахтовка должна останавливаться на дороге на противоположном берегу Печоры в 9.20 утра, до туда около 2-х километров. Выходим загодя, т.к. лучше час ждать на дороге, чем сутки - в посёлке.

Довольно быстро перешли реку, но трассы на той стороне не видно. Народ в лёком замешательстве, но разведка за соседний пригорок принесла результаты: дорога найдена! На ней даже стоят дорожные знаки.

Через полчаса подошли и сыктывкарцы. Связав лыжи и прождав полчаса, начинаем искать развлечения. Массовик-затейник Катя, неиссякаемая на различные игры, подбила нас совместно с уральцами сыграть в путаницу. Играли активно и изобретательно, но конгломерат из Люды, Сергея, Ильи и Надюхи распадаться на составляющие не хотел.

Дальше - больше. Мальчики вспомнили игру в слона. Предоставив от каждой стороны команду из трёх человек (Петя, Лёша, Рустам против Ильи, ещё Ильи и Сергея), стали развлекаться. Рядом стояла телега с лошадью (местные тоже ждали вахтовку), и в условия игры входило слону с пассажирами пройти вдоль всей телеги. Когда первое шестиногое насекомое с кучей дополнительно свисающих конечностей поползло мимо лошади, видавшая всякое деревенская животинка пребывала в шоке. Бросив жевать столь занимавший её прежде снег, она вывернула шею с выпученными от ужаса глазами в сторону этакого кадавра и выжидала, чем это кончится.

Не прошло и полутора часов, как наконец появилась вахтовка: "Урал" с пассажирскими сиденьями в кузове. Как мы и предполагали, машина была уже полной, но для нас это ничего не меняло - уехать всё равно должны были все. Организованно сложили в проход на дно салона 14 пар лыж, на них - 14 рюкзаков. На рюкзаках уже на уровне спинок сидений сели все девочки, а сзади вбились все мальчики. И если бы нас было в два раза больше, мы бы всё равно поместились - у нас не было другого выхода.

До города Печоры два часа езды. Дорога оставляет желать лучшего, поэтому слабые желудком избавились от завтрака. Впечатлила организация зимней ледовой дороги через реку Печора перед самым городом Печорой. Установлены разделительные столбики посередине, и множество дорожных знаков по краям.

В Печоре добрались городским автобусом до вокзала, купили билеты. До нашего поезда ещё около 12 часов. Значит, можно гулять по городу, есть, есть, есть… Пока ещё это самая основная мысль. Сыктывкарцы же уезжают буквально через час. Мы посадили их на поезд "Печора - Сыктывкар" и сфотографировались на память. Без их моральной и физической поддержки мы бы выходили минимум на сутки дольше.

А потом - посещение столовой, всех подряд продуктовых магазинов, краеведческого музея. Потом ещё несколько часов сна урывками на рюкзаках, и, наконец, загрузка в поезд. Перед самой посадкой предприимчивый Дима умудрился реализовать свои бахилы за пиво группе туристов из Вологды, которые только выходили на маршрут.

28.03.2003. День двадцать девятый, проведённый в сонно-сытом состоянии

Сон основной массы группы прерывался только на крупных станциях для закупки пива и пирожков, последующего выпивания/съедания купленного и возобновления сна. Когда в районе обеда из нашего "купе" (вагон, естественно, плацкартный) высаживался пассажир и Катя собиралась пересесть на его место, ехидные проводники долго о чём-то разговаривали "с молодой и незамужней". Прошло минут двадцать, и мы стали волноваться. Выглядываем в коридор - нет, всё в порядке: Катя стоит в коридоре, разговаривает с проводниками, которые в купе. Ещё через некоторое время родилась мысль, не пора ли спасать проводников: воображение рисовало картины, как бедные проводники под бдительным Катиным оком вдвоём в тесном купе играют в путаницу.

29.03.2003. День тридцатый, заключительный

Вот не прошло и месяца, как мы уже и вернулись. На вокзале нас встречала Надина мама, вручившая каждому по "Суперсникерсу", и Катины друзья. Позже подошёл Серёга Романенков. Ну а потом мы разъехались по домам погрузиться в долгожданные ванны и вспомнить, что такое жизнь в цивилизации. Так закончился наш с Лёшей нетривиальный медовый (читай: ледовый) месяц.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100