Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Тройной узел

Автор: Александр Корытов

 

ГЛАВА 1. ПРЕДИСЛОВИЕ

Этот рассказ лишь частично основан на реальных прообразах, и доля художественности весьма существенна. Однако реальное и выдуманное тесно переплетаются, и объективную долю того или другого я бы вынес на вкус читателя, надеясь не на слишком жёсткий суд.

Если бы умирало случившееся, не рождалось бы выдуманное (надпись на камне в горах у перекрёстка дорог).

P.S. Рассказ написан по просьбе туриста и просто хорошего человека Александра Матвеева, внепланово и за считанные дни…

ГЛАВА 2. НИГЕРЫ

Однажды.… Однажды… однажды. Год 2007. В поисках бриза приключений, четвёрка смелых афроамериканцев из Нью-Йоркского захолустья, пересекла океан и, ахнув от вида фрески Евразии сверху, оказалась в её центре, то есть у подножия Урала, то есть в Печоре. Взгляд снизу в этом месте упирается в вожделенные древние кряжи, но, прежде всего, в череду обшарпанных низкорослых строений по имени "дома", где, ютясь по квартиркам не готовым к размену в "их" штате Юта, смотрят заокеанскые блокбастеры печорцы и печорки.

На перроне, испив пива Старопрамен, они попрощались на время с нашим авансогостеприимным городом, и навсегда - с началом Августа, так как опавшие желтые листья назад к веткам не приклеишь.

Словно став на тропу удачи, они вышли на полустанке 52км и уже скоро - река Сывью охладила пыл горячих чернокожих друзей. Ах да! Совсем забыл: в их отряде был пятый член - мисс Мэгги, холодная американка, надувная и резиновая, но она им очень помогала переплывать не одну кипящую бурную реку, и эту, первую ласточку, тоже. И не беда, что зачастую - во сне.

Карта вывела группу на хребет, относящийся к категории современных культов - Обеиз, с его загадочным плато каменных скульптур. О количестве посещений Стоунхенджа, с малой буквы, говорит число консервных банок, оставленных неподалёку в книге ямы.

Однако узнаем, что сказал Майк, а он был лидером группы: " Тудэй - из э спешиал дэй! Клянусь своим папой - уви арэ хиероу! Разрази меня гром, если я не покорил этот Урал!". - Йе, йе! - Поддержал его Дэйв и другие. - Давайте немного выпьем русской водки, Майки, налей красотке Мэгги! - Ту дринк, ха ха ха, ха ха ха. Бух!!! Первый раскат грома заставил их искать убежище, но не найдя спасения от ледяных струй, они, мокрые дотла, вспехе юркнули в палатки. Вот и повеселились…

По их расчётам, отсюда до Манараги порядка пяти дней, и в пути, конечно, ждёт не один сыр бор, а так же - лиственничное редколесье. Упаковав Мэгги на дно рюкзака, они тронулись дальше. День второй.

Тэрра инкогнито уступала под тяжестью атаки негроидов: сминались травы, шарахались медведи. По данным специалистов, плотность Мишек в этом регионе составляет: на 5 км. - одну морду. Правда, говорят, они добрые - один мужик по пьяни пнул косолапого, спутав с собакой. А, протрезвев, поставил не одну свечу, что всё закончилось хэппи-эндом.

Если собрать весь пот туристов с архива сих широт в одно место, то можно не ездить на мёртвое море - будет своё под боком, солёное и глубокое. - Перьекур, перекур! - Достав сигары, Кэмэлы и "Страйки", удобно расположившись подле Малдыиза, группа на ломаном русском затянула тему: " Ой, мороз, мороз" и им, конечно ж, было не досуг, что пара романтиков сойдя с поезда, села им на хвост.

Ужинали они на берегу дурацкой реки "Дурная". Позволю сказать себе, как автор, что просто НЕНАВИЖУ джунгли широких, залесенных долин. Мне больше по душе компактный рай высокогорных "балбаньюшек" и поэтому, любой человек на берегу Дурноёли: или - псих, или, дурак, но явно не рыбак, так как рыбы, похоже, тут отродясь не было. Сон был крепким.

На третий день, умывшись и поглядев в зеркало воды, наши заокеанские соседи, по вездеходке стали осуществлять набор высоты. - Увау! Йе, йе!! - Их развеселила надпись " ВСЕ ТУРИСТЫ ПСИХИ" на полуразрушен - ном балке, у крыльца, которого они встретили "Рабочий полдень".

Больше всех смеялся Стив, наверное, потому, что был по профессии клоун. - Не смешно! Это и к нам относится… - Молвил кто-то из толпы.

- Инспектор идёт! Прячься!

- А что, я такой страшный? Просто проверю вашу визу! - Югыдюрити появился незаметно в поношенном камуфляже. Зелёные мы, поймите, охраняем зелёные лёгкие и водные артерии.

- Гринпис, простьите?

- Что- то вроде того! Так, так, всё в порядке, можете идти. Да, кстати, на завтра объявлено штормовое предупреждение, так что прошу, будьте осторожнее.

Так как в русском наши герои были не очень сильны, последняя фраза была понята как что-то вроде - "Идите с миром!". А зря.

Чист и лечебен горный воздух, клёкот орлов, хрустальные озёра.… Вот и они вошли в эти врата, вот и экскурсия по горному ансамблю идёт третьи cутки, вот и достигли они полпроспекта на Манарагу и, респект уже близок, но… монах уже высадился из поезда.

Ночь в августе пестрит звездами, иван- чаем и лазер-шоу полярных сияний. У костра, кидавшего искры в бездонное небо, они убили бутылочку абсента литровой ёмкости и всем стало хорошо. Еле в палатки заползли.

Капли дождя не сразу разбудили крепко спящие палатки - вчера они использовали " одеколон" больше нормы. Но когда стены палаток стало клонить, как рожь в поле, они кинулись к балку, запримеченному намедни, неподалёку. Ветер усиливался - день четвёртый приоткрыл свой интерфейс, заявив о себе, настойчиво и беспощадно.

Из окна они видели деревья и сучья, проносящиеся как в замедленном кино: покадрово и красиво, пока по крыше не шарахнуло чем-то тяжёлым, типа камня. Тут все в панике повыскакивали из балка, но это был не метеоритный поток - чуть поодаль лежала…

Сэскуальная…

ГЛАВА 3. РОМАНТИКИ

Никто, никогда не поймёт романтиков, а жаль! Они в противовес многим хотя бы проживут жизнь не зря. Им будет, потом что вспомнить, их сны озаряют падающие звёзды и море надежд. Ветер странствий! Ой, по-моему, я уже слышу его радостный гимн!
Романтики вышли на старт в том же месте, что и нигеры, но только на следующий день. Эти - благополучно миновали маленький провинциальный городишко Печорушку, скорый поезд из Кишинёва домчал их с комфортом.

Она встретилась с ним в Тирасполе, на закрытии пионерского лагеря и с тех пор их судьбы связаны. В тот вечер он долго любовался ослепительным лунным оком. Сквозь сапфирное веко облаков, весёлый глаз загадочно подмигивал нашему романтику, словно шептал: "Ты не пожалеешь, что завтра утром поедешь с ней в горы. На Сейшелах вы бывали уже не раз".

По следам американских гостей они благополучно дошли до коварной реки Ссывью. Но она- хрупкий и нежный цветок. Мечта его грёз так боится промочить кроссовки! Наверное, придётся переносить её на руках?! (Лишь бы он её не обронил в бурные воды (от авт.)

Тут на помощь озадаченному Виталию пришла сама судьба - послышался лязг цилиндров мотоцикла. И вот уже вчетвером, на УРАЛЕ, они успешно пересекают водную дилемму. Романтики, обречены, всегда быть вдвоём - даже в одной коляске. Тем кстати, что кожимцы такие весёлые ребята: с каждой остановкой наливают - закусывают всё больше, и гостей угощают, и - едут быстрей и безупречней, словно следуя давней русской традиции: чем больше выпьешь, тем лучше едешь! Интересно, что бы сказал гаишник, глядя вслед пьяному мотоциклу, на полном газу, пролетающему опасный вираж!

- Остановитесь! - Остановитесь же! Камера упала! - Крик Светланы не сразу остановил вошедших в азарт рыбаков. - Фуу, целая. Слава богу! - Cпасибо, дальше мы уж, наверное, сами дойдём. - Ну, давайте мы уж хоть вещи довезём. На перевале оставим, а сами дальше поедем?!

В любом городе, зайдя наверх, они бы вещичек не обнаружили, а тут - красиво сложены... сигарет пачка, откуда то взялась. О, Небо! Они обнялись и пошли дальше.

Разрази меня гром, если мы пришли сюда зря! Виталий стоял, в позе Архимеда, на одной из скульптур Обеиза и позировал Светику. После жаркого дня они наслаждались неповторимым закатом, уплетая тортик и запиваяя его лимонным Джин-тоником. - А ведь вчера был сильный дождь! - Насторожилась Света. - Смотри, на плоских камнях сплошные лужи! - Ничего, - застёгивая молнию шатровой палатки, улыбнулся Виталик.

- Этой ночью стихии нам не помешают.

На третий Нигер-день (не обижайтесь, просто красивое слово) наши влюблённые отправились, без карт и наобум, на северо-юг, вообщем, куда глаза глядят. Ведь так и начинался проект: Веталь ткнул пальцем в небо, как Буратино, и в просверленной карте облаков он прочёл то, что осветил на миг лунный глаз: "Манарага. Урал приполярный".

Их взор привлекли, какие то сооружения и лязг техники. Вскоре, гостеприимный сторож Алексей, стерегущий арендованную на 50 лет фирмой Комиссар, гору, напоив чаем, указал рукой кратчайший путь к цели их снов. До сна им ещё было далеко, и Светлана, заскучав, сказала (впрочем, вообще, она была меланхоличкой): " Милый, включи мне Дидьё Маруани, ведь "Спейс"- это так романтично!" Виталий откуда-то извлёк эм пэ три плеер и, подойдя сзади, ласково одел ей на голову мягкие наушники. И они пошагали дальше, по вершине хребта - до ручья Весёлого. "Вежливое похищение" беззаботно звучало в "ушах".

Миновав к концу дня громадину Малдыиза, они встали на ночлег на каком- то перевале, рассчитывая завтра выйти поплескаться к межгорным озёрам хребтины Салед. Примерно на одной широте в одно время горели костры первой и второй групп, вылизывая небо колкими языками, когда монах стоял, как лист Стоунхенджа, на плато, соединяя всех искателей в треугольник. - Я чувствую, что- то таинственное, как будто незваная печаль на душе. - Поделилась Светик своей внезапной тревогой.

- Не бери в голову, - застёгивая ширинку, успокоил Виталик.

- Сегодняшняя ночь тебя развеселит ещё не раз!

Четвёртый день преподнёс сюрпризы не только ньюйоркцам. Монаха было трудно, чем- либо удивить, а вот Светлане пришлось несладко.

Утром, перевернувшись на другой бок, она провалилась в непривычную пустоту, и, вскочив, услышала над палаткой странный звук удаляющегося крика. Ну что же же там! Уже позже она найдёт на земле конические вмятины - следы посадки НЛО в выжженном кругу, а пока - нечто меняющее формы, но в тоже время шаровидное, языком луча поглощало её любовника…

Всё кончено! Как мне быть дальше? Что скажет муж, узнав что, куда-то исчез его друг?! Она находилась в прострации, когда первые капли дождя, смешиваясь со слезами, образовали ручейки. Она механически собирала палатку, когда буря проносила мимо вырванные с корнями деревья.

Но когда смерч показал из-за скалы свой хвост - она сопротивляться уже не могла!

В её жизни в одночасье всё перевернулось и, вращаясь как в калейдоскопическом колесе, она легко и приятно заснула…

ГЛАВА 4. МОНАХ

Монаха было бы трудно отличить в толпе, ведь он предпочитал обычную одежду, китайского производства, порой не из первых рук. В "респект" - он тоже не слишком баловал вниманием скопления народа. Возможно потому, что был на голову выше всех массовок, а может, просто знал цену одиночеству. Или даже так - знал себе цену!

В отличие от романтиков и негеров он не искал приключений на свою шею, он просто делал их. Много парадоксального, сказочного и необычного можно сказать о нём, наверное, в детстве он чересчур увлекался сказками и это не моголо не отразиться на выборе профессии. Ни для кого не секрет, что в горах монахи чувствуют себя - в своей тарелке, особливо, если там хватает пещер. Достаточно вспомнить житие Милареспы в пещере на склоне горы Джомолунгма (Эверест). Так и наш монах, влекомый неясной гравитацией, практически ежегодно пребывал в горах. Загадочны горы, соседствующие с Интой. Много тайн хранят они в себе. Древнейшие куль - товые стоянки тянутся вдоль Балбанью и Кожима. Языческие храмовые комплексы, возрастом до 6 тысяч лет, ныне скрытые от посторонних взоров культурным слоем и песками могил золотодобытчиков, порой обнажаются под лупой археологов немногими трофеями: черепками сосудов, фарфором и обрядовыми обломками.

Несмотря на то, что последний гвоздь вбила рекультивация, в горных долинах и поныне можно услышать эхо былых эпох, встретить странных мутных персон, порой с татуировкой на шее 666, испытать непонятные метаморфозы в полнолуние, да и просто… испытать себя.

Монах всегда шёл туда, где есть сражение, тем паче он культивировал внутреннюю школу китайского бокса и посему был спокоен.

Как и все предыдущие люди (кто - турист, кто - романтик знает только ветер) он вышел на станции 52 км и, надев лапти, пошагал на юго-восток, неспеша и с флейтой. На третий день после нигеров, на следующий - после романтиков. Он предчувствовал встречи в пути, он знал все пружины и механизмы.

Когда ноги вывели его к Сывье, он заметил на том берегу странного полуголого человека, по виду- йога. Это заинтересовало монаха, и он, телепортировавшись до середины реки, перебрёл ее, сполоснув лапти и приблизившись к путнику. Сказал: " Привет, незнакомец!" - И тебе того же, коль не шутишь! - Молвил йогин, измеряя монаха взглядом. - Послушай, земляк, мою историю: "Три месяца я тут нахожусь, совершенствуясь в левитационном способе перехода реки и только сегодня, наконец, я сделал огромный шаг в этом направлении: по воде как по асфальту".

- Бедняга, ведь паромщик не взял бы с тебя больше рюмки "Средства для ванн", на худой конец не за горами ледостав: по льду, словно по линолеуму.

Они ещё долго о чём- то беседовали за чаем у костра, пока сушились помытые лапти и сновали взад-вперёд, чартерные мотоциклы.

Отказавшись от бесплатных услуг навязчивого сервиса местных рикш, как- то незаметно монашествующий оказался на вершине, извес - тного читателям из первых двух историй, хребта и, в лучших традициях рассказа, ска-а-зал: Разрази меня гром, если я не достиг нирваны!

- Рази меня гром, если это не так - отразилось как эхо в междугорье…

Но на небе, как назло, не было даже тени облачка, и читатели помнят, прекрасный, закат третьего дня. Вдруг, средь белой ночи, но уже запачканной первыми звёздами, появилось лёгкое облачко и, приблизившись к монаху, показавшийся на нём ангел молвил, не открывая рта: " Неподалёку, за той сопкой, похоже, крупно встряли шестеро человек и один кусок резины. Завтра с утра поспеши и помоги им!" И растворился, оставив на земле, тлеющий бычок.

И тогда он встал у скульптуры сфинкса и, воздев руки к небу, соединил всех в треугольник. А, помолившись, начал увеличиваться в размерах, при этом материя тела стала терять плотность, подобно радуге. Когда он поставил другой лапоть на соседний кряж Саледы, рост прекратился и начал уменьшаться в обратном порядке, переместив тело на полдня пути.

В это время разные романтики могли наблюдать сполохи северного сияния.

Следующий отрезок пути монах проскакал на олене, благо они не перевелись ещё в долине Хамбалью, а, попив у водопада и отпустив оленя, он стал ждать, в дремотной медитации, рассвет, ибо утро уже было не за горами. До нигеров отсюда - рукой подать. Можно расслабиться.

Всё погрузилось в сон…

Утренний дождь монах списал - на халявный душ, так как кроме лаптей - нестиранными оставались и другие части туалета.

Быстрым шагом Лунгомпа, инкогнито он спустился к балку, наблюдая, как, непривычные для здешних краёв чернокожие вспехе сматывают удочки и, спотыкаясь, спешат к заветному приюту. Спрятавшись за камнем и пригибаясь от пролетающих мимо деревьев, монах стал терпеливо ждать развязки.

Вскоре он заметил мерзкий смерч, ползущий с долины Нидысея, а дальше Вы уже знаете - выпавшая из него женщина, больно ударившись о крышу, балка, упала без сознания на террасу, неподалёку. На шум к ней подбежали, изрядно струхнувшие, угольные парни и…наступила кульминация - они и не заметили, как со спины к ним приблизился монах.

ГЛАВА 5. ТРОЙНОЙ УЗЕЛ

Монах не крался, просто походка была не тяжелей ветра, просто он спешил оказать помощь, думая, что и как. Склонившись над телом, он подержал над ней ладонь и, спустя пару минут, дама начала подавать признаки жизни. Нигеры удивлённо посмотрели на монаха, но ещё более удивлённой была Света: " Где я? Кто вы? Как я тут очутилась?".

- Пойдёмте отсюда! - Монах показал рукой на северо-восток.

- Я знаю, где выход. Надев рюкзаки и поддерживая женщину, группа безропотно последовала за адептом.

Долго ли коротко ли шли они, пока мимо проносились деревья в попутном им направлении, помогая идти, и вскоре вышли к избе, где было много дров - у озера Форельное. Пока они шли, каждый рассказал о себе всё, только монах был немногословен, как и подобает сану. Больше всего, всех, потрясла история Светланы и непростая ситуация с её компаньоном, таинственно похищенным НЛО. На всеобщем совете в жаркой избе, было принято решение: а) не форсировать события, тянуть время, б) сообщить по спутниковому в МЧС (благо спутниковый есть у всех иностранцев) и в) во что бы то ни стало продолжить, все вместе, поход к Манараге!

За ночь каждый член пришёл в форму и даже Светусик, реальная дама и подружка нереальной Мэгги, шёл без посторонней помощи, встав на маршрут.

Они пошли на юго-восток, внемля инструкциям монаха. Ближе к озеру Падежа - ты из кустов вышли три медведя, но им дали хлеба и они удалились. Но, как оказалось - ненадолго: они привели своих товарищей, что вызвало неистовый крик дамы с рюкзаком.

- Тише, тише, не пугайте медведей! - Монах вышел вперёд и вытянул руку. - Они вас не тронут, просто предлагают свои услуги в качестве лошадей. Толпа переглянулась: а что, неплохой вариант. Мы согласны. Пока все скакали на косолапых:

1) Майку позвонили с МЧС и сказали, что ищут НЛО в поле.

2) Светлана всю дорогу блевала от качки и плакала о друге Виталии.

3) В тряске и скачке из рюкзака Джимми выпала резиновая женщина, так как он плохо её упаковал на предыдущей стоянке.

На перевале Олений группа тепло попрощалась с шерстяным сообществом. Светуська даже поцеловала мишку в нос, такой пластмассовый и горячий. Хищник проводил её сочувственным взглядом и отвернулся: на секунду показалось, что из глаз его покатилась слеза.

Уже ближе к полуночи отряд, наконец, достиг салона красоты, где ежедневно накручивает бигуди облаков, но не меняет причёску, мадам Манарага. В очередном "коттедже" все уютно расположились на полках, "отбиваясь" ко сну, и лишь всхлипывания Светланы мешали войти в царство снов, поэтому кто-то включил приёмник. Монах куда-то вышел, возможно, отлить.

Пока все мирно дрыхнули, монах, улыбаясь, молился, ведь медведи - было его рук дело. А точнее - Всевышнего.

Никто не помнит, который это день? По-моему, шестой. Какой прекрасный рассвет, как хорошо всем спалось. В этот день решили покорить Медвежью лапу, поздороваться с ней, так ска-ать, но не обошлось без накладок: монах сказал, что постережёт вещи, Света - что, пойдёт назад, к "Мишке", Джимми - хотел вернуться на поиски Мэгги, но его вовремя одёрнули, да и Светку, в итоге, отговорили идти в берлогу.

В результате на Манарагу пошли только штатовцы - Светка предпочла ошиваться по окрестностям. Видимо её настроение ещё не совсем стабилизировалось, а быть может, она была озабочена: что скажет муж? Монах, напротив, всегда был примером стабильности и мудрости. На то он, впрочем, и монах. Он извлёк из под полы флейту и сказал даме: "Садись, не маячь, послушай... - Мелодий, виноделие рубиновое. Любимое вино монахов - струны дивные". - А станцуй-ка ты! Коль считаешь меня певцом поэтов, симфонистом сказочников, ветром настурции… Я играю для Вас!

Танцевали вдвоём: странник и ветер, позабыв обо всём, что на белом свете.

Там не лист, ладонь, как мечта кружится, ты её не тронь, и проснёшься птицей.

Никто не знает, сколько времени длилось веселие, однако когда показалась на горизонте небелая компания - шаманский танец внезапно оборвался.

Неловким жестом монах сунул под полы барабанный бубен и со счастливой Светланой они двинулись навстречу манараговцам.

Вытащив из заначки остатки абсента, все выпили за успехи канувшего дня! Каждый получил своё: кому - панораму Приполярья с вершины 1662, кому - экстатические фантазии. Все были довольны - литр абсента, это не рюмка Кагора. Да, кстати, звонили с МЧС - им ответили, что они не туда попали.

День седьмой. Солнечный. Знаковый. Судьбоносный. Правда, об этом пока ещё никто не знал, кроме меня. Ведь писатели, как правило, пишут котлеты, пропущенные через мясорубку своего реального опыта. Поэтому, из плёвел вырастают зёрна. Ясно, что нашим героям пора рулить домой.

Понятно, что база Желанная - их единственный спасительный маяк в этом море скал и рифов. Так что, группа: "Отдать швартов", "Свистать всех наверх"! Вы в одном морском узле - тройном!!!

А-а-а, а-а-а - как чёрт из табакерки из-за куста выскочила Света.

Оказывается - на утренних туалетах наша, не в меру впечатлительная особа, имела неосторожность, встать во что-то пластичное. Или попросту - встать в дерьмо.

- Хау арэ ю? Оу, щет! ЕС! Хахаха!

- Я по уши в дерьме, а вы - ржёте! Лучше сходите за водой, нигеры несчастные.

- Это тебе последний привет от "Миши": мохнатые хари, переглянувшись в кустах, также рассмеялись и пошли восвояси.

Ночью выпал первый снег, похожий на иней и, белое и чёрное, стало более ясно различимо. Пока Джимми ходил за водой - снег уже стаял под беспрецедентным прессингом солнца, все тронулись в путь.

Идти было весело: клоун Стив - веселил публику, "мисс" Светлана - безудержно хохотала всю дорогу, монах - казался странным; весь путь: то - шёл, спиной вперёд, то - внезапно срывался с места и куда-то убегал, то - внезапно исчезал и так же внезапно появлялся, но уже в другом месте, и это тоже стимулировало приподнятое настроение. Уже никто и не вспоминал, про бесславно погибшую красотку Мэгги и красавчика Виталия.

Всё! Монах сел. Сели и все остальные. Устали. Озеро круглое. Хочется пить и есть. Солнце палит. Рюкзаки, как назло, полупусты. Пора демонстрировать чудо, похоже. Но это - епархия монаха, а он не казался чем-либо недовольным. Едва они открыли рот, чтоб попросить его о пище, тот внезапно встал и сказал: " Дайте корку хлеба". Кто- то порылся в рюкзаках и еле нашёл краюшку. - Бу бу бу… - Что-то шептал у озера жрец иночества. - У у у. Что-то пытались бубнить, распластавшись, остальные.

Вдруг! Из рук его, державших чёрствый ломоть, словно рыбная радуга, в озеро полетел косяк стай кумже-хариусов. Монах улыбался - мёртвое озеро было насыщено рыбой. - А мы? - Робко взмолились " ученики". Мы тоже хотим… есть. - Ааа, выы…Посмотрите в рюкзаки. Все кинулись к рюкзакам и повытаскивали оттуда, кто что хотел. Хотевший пиццы - вытащил пиццу, а колбасы - сервелат. Света извлекла мороженое, а монах ограничился молоком с чёрным хлебом. Дэйв хотел абсента, поэтому монах удовлетворил и его заказ, но разбавил пойло лимонадом, так как им вскоре предстояло восхождение.

Быть в этом секторе Урала и не залезть на Народную - это всё равно, что взять с собой мисс Мэгги, но не воспользоваться её услугами! - Вуко вуко! То есть я хотел сказать "Ура!" - Майки, похоже, взболтнул лишнего.

- Ладно! Взойдём же, - (монах вызвался быть проводником) - рюкзаки берём с собой. - Давайте оставим тут, кто здесь возьмёт! - Предложила Светлана. - Ни в коем случае! Я проводник, мне виднее! - Монах, закинув котомку, поднимался в лучезарную синеву.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Семь потов сошло с участников восхождения, но одолели они только полгоры. И тут ,покуривая травку на плато Народа, нигеры вдруг поняли, что Россия - страна чудес и невозможное - зачастую стучится в дверь возможным гостем. И вообще, как тут люди живут на пенсию в 600 рублей, при квартплате 1,5 тысячи в месяц? Страна под Богом? Одним - влачить нищету, на пенсию, не дотягивающую до корзины продовольственного минимума, другим (пенсионерам)- не знать, куда потратить "справедливость", разве что купюрами стены в туалете оклеивать. При этом все довольны и счастливы - темпы "реформ", что хроника из города черепах. Самое интересное, что всем всё до лампочки - зажиточные чиновники мерно шуршат бумажками, пока дохнет в деревне очередная старушенция или завершает кому спившийся бич. Нет, никогда в России не будет справед - ливости, да она и не нужна. Скоро должников выселят из квартир, отняв собственность, и стадо грязных, оборванных людей удалится назад, в леса и горы, благо есть ещё земли не купленные. Как далёкие свои предки они повяжутся шкурами и, поддерживая костёр, займутся собирательством и скотоводством. - Экопоселение! - Приводя иностранцев на экскурсии, похвастаются аппаратчики. Вход платный. Апогей справедливости.

Так рассуждали нигеры, докуривая косяк, как вдруг послышался странный непонятный шум и все, кроме америкэн-боев, сразу метнули свой взгляд на небо - из ноосферы к ним стремительно приближалось что-то ужасное. Лиловый шар, меняя форму, угрожающе навис над группой, и тут - протрезвели даже обдолбаные. Раздался скрежет механизмов. Сноп искр в пульсирующем конусе. Брызнул луч.

- НЛО! - Истошно заорала Светка. - То, что украло моего мальчика!

- Светлана, Светлана, милая ты моя! - По спускающемуся лучу, изо всех сил, рвался, сбегая к ней навстречу, Виталий. Они жарко обнялись и долго стояли так, молча и наслаждаясь. Все вокруг прилипли взглядом к происходящему. Даже "тарелочники", глядя из гламурных иллюминаторов, понимающе задернули шторы. А может, им стало стыдно за то, что они сотворили с Виталием?

- Извините, что мы сотворили с ним! Клянёмся, этого больше никогда не повторится. Нам дали задание, и мы не могли ослушаться вышестоящее руководство. У нас такие фишки не проходят, сами ляжем на плаху. Простите, если сможете, земляне…

- Ничего, ничего… - Ответил за всех Виталий. - Просто я не смогу больше иметь детей, то есть стать отцом. Эти ваши пробы, анализы и соскобы - сущий ад! - Скажите честно, зачем вам столько спермы?

- Ах! - Это упала в обморок Светусик.

Ничтоже сумняшеся, командир корабля, мерзкий и мутный, тип достал из-за спины (если у этого проходимца она, конечно, была) нечто резиновое и эластичное…

- Резиновая женщина! - В один голос воскликнули нигеры.

- Это… ваше? - Хитро улыбнулся пришелец. - Нашли у озера.

- Мэгги, моя Мэгги, любимая! - Аш подпрыгнул от восторга Джимми.

- Заберите её себе. Эта в постели слишком холодна. И он швырнул её в Майкла.

- Зачем она мне! Майки швырнул её в Виталия.

- А я то тут причём? - Кинув шлюху в Джимми, обнял Светлану, Веталь.

- Ну что, поехали! Владелец межпланетного такси, жестом пригласил в просвет фиолетового шара. - Я развезу вас по домам, и в штаты тоже.

- А что, нашару? Ну, типа, нахаляву? - Загорелась Светка.

- Ну, конечно, тем более за нами есть косяк, в лице Виталия, так что - добро пожаловать на борт! Чолом дона гостьяс.

- А я - останусь! В суматохе все как-то забыли о монахе, а он независимо стоял поодаль и фотографировал птиц, горы и ветер. - Мне ещё надо посетить вершину: смотрите, как прекрасна Народная, да и ко кресту

надо приложиться. Летите без меня, у каждого свой выбор.

- Ну, чтож, воля твоя, монах - пробурчал "дальнобойщик". - Ребята, встречайте гостей! Все дружно и весело стали взбегать по лучу и скоро, помахав монаху на прощание рукой, в проёме клоаки исчезла последняя, Света. Дверь, если это можно было назвать дверью, со скрипом захлопнулась.

Монах, ещё немного поглядев вслед стартовавшему "такси", достал флейту и, повертев её в руках, засунул назад, за пазуху. Присев ненадолго на камень он окинул взором панораму гор и каскад облаков. Улыбнулся. Бодро и энергично встал. Насвистывая мелодию, неспешно, но уверенно он стал подниматься к залитой солнцем вершине.

P.S. Ежегодно список пропавших без вести растёт. Мало кто знал, что он пополнился ещё на шесть человек... И одно резиновое изделие.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
 Ya, 01.01.2009
"Мокрые дотла вспехе..."
На этом великолепном обороте не выдержал и завершил прочтение.
Аффтар, учи буквы.
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100