Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Книги Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS




По горным лесам Восточного Крыма. В верховьях рек Танасу и Кучук-Карасу. Путеводитель

Автор: И. Н. Лезина

Издательство "Таврия", Симферополь, 1977

Содержание

В бассейне Танасу:
    От устья до Красноселовки;
    Красноселовка;
    Видовая площадка Хузгонской поляны;
    Гора Кара-Тепе;
    Алексеевка;
    Дары леса;
    Приветненское шоссе;
    Ущелье Тырхалу;
    Каллистон;
В верховьях Кучук-Карасу:
    Долина садов;
    Гора Кокташ;
    Партизанский Берлюк;
    От Кучук-Карасу до Танасу

Автор этой книжки приглашает вас в путь по живописной горно-лесной местности южнее Белогорска. Немало интересного узнаете вы о прекрасной природе этого замечательного уголка Восточного Крыма, о работе садоводов и лесников, о героических подвигах партизан, боровшихся здесь с врагом в годы Великой Отечественной войны. Путешествие по этим мало-хоженым тропам доставит вам радость и, несомненно, запомнится надолго.

Машина мчит вас по автомагистрали из Симферополя в Феодосию. Вдоль шоссе долго тянется слегка всхолмленная равнина с ее нивами, плантациями табака и лаванды, а далеко на юге встает у горизонта нечто невесомое, почти сливающееся с небом, лишь немного гуще его насыщенное синевой, — Главная гряда Крымских гор. Подъезжая к Белогорску, заметите, как ее плавная линия внезапно ломается, легко и смело очерчивая контуры отдельно стоящих гор. Прикидываете, что за ними должно находиться шоссе Алушта — Судак и приморские села Рыбачье и Приветное. А сами горы — что там? Что таит в себе эта загадочная даль, затянутая голубой дымкой?

Сравнительно немногим знакома эта часть Восточного Крыма: великолепные буковые леса, причудливые очертания скалистых вершин, солнечные поляны на хребтах, устланные коврами цветов, живописные долины с богатейшими садами, голубыми зеркалами водохранилищ, прозрачными горными речками. Пейзажи этих мест не встретишь в путеводителях и буклетах, здесь редко бывают даже вездесущие самодеятельные туристы, и тот, кто примет наше приглашение к путешествию, будет чувствовать себя отчасти первооткрывателем.

Вы пройдете по красивейшим горным дорогам, познакомитесь с замечательными людьми, которые делают свой край еще прекраснее: любовно холят лес и оберегают его обитателей, сажают рощи на облысевших склонах, строят водохранилища, выращивают в садах чудесные плоды, известные далеко за пределами Крыма. А лес поведает вам героические и скорбные были партизанских лет.

В путешествие может отправиться каждый: и опытный турист, которого привлекают малохоженые лесные тропы и восхождения на тысячеметровые вершины, и те, кто просто захочет посидеть с удочкой у голубого Хмелевского озера или окунуться на день-другой в лесную прохладу и привезти домой, в зависимости от сезона, букетик фиалок, корзинку земляники, кизила, грибов.

Маршруты пролегают по территории Белогорского района, в верхнем течении Танасу и Кучук-Карасу. Эти горные речки впадают в более полноводную Биюк-Карасу, приток Салгира, и относятся к группе рек северного и северо-восточного склонов Крымских гор. Верховья Танасу и Кучук-Карасу находятся к востоку от нагорья Караби; местность отличается большим разнообразием рельефа, горные склоны покрыты густыми лесами. Населенные пункты расположены сравнительно далеко друг от друга, главным образом в речных долинах, где основной отраслью сельского хозяйства является садоводство.

Пешеходные маршруты начинаются в Красноселовке и Поворотном. Первое из этих сел лежит у одной из живописнейших дорог Крыма, соединяющей город Джанкой с селом Приветным. Оба села связаны с Белогорском автобусным сообщением: до Красноселовки — 17 км (в южном направлении); до Поворотного, расположенного к юго-востоку от города, 20 км. Если собираетесь в дальний поход, в вашем распоряжении должно быть не менее полутора дней; придется заночевать в селе.

Имейте в виду, что лесные дороги, уходящие из Красноселовки и Поворотного в горы, для пассажирского автотранспорта недоступны. Исключение составляет шоссе Джанкой — Приветное, по которому можно проехать на легковой машине до самого моря; автобусы же южнее перевала Кокасан-Богаз обычно не ходят из-за крутизны поворотов и недостаточной ширины дороги на данном участке.

С собой надо взять запас продуктов, флягу для воды, палатку и спальный мешок, водонепроницаемый легкий плащ, свитер (в горах возможны внезапные понижения температуры, ночи же почти всегда холодные). Не следует забывать о беспощадном горном солнце: обязателен головной убор с полями или козырьком, а если вы не успели еще загореть в этом сезоне, то наденьте рубашку с длинными рукавами и брюки. На ноги удобнее всего горные ботинки, но можно и кеды — на размер или полтора больше в расчете на войлочную стельку и шерстяной носок: тогда не сотрете ноги и не набьете их о каменистую дорогу. Совершенно обязательно иметь с собой компас: без него вы не сможете пройти большинство маршрутов. Захватите также записную книжку.

Перед отъездом оформите в профсоюзном комитете (по месту работы) маршрутный лист с перечнем фамилий участников похода. Укажите в нем старшего группы, а также исходный, промежуточные и конечный пункты маршрута. Лист должен быть подписан председателем месткома и скреплен печатью профсоюзной организации. Работники леса обязаны знать, кто находится на их территории, с кого спрашивать в случае нарушения правил поведения в лесу. С этим документом вы будете путешествовать на законном основании.

В бассейне Танасу
От устья до Красноселовки

Долина Танасу хорошо видна и с феодосийского шоссе, и из Белогорска. Две характерные остроконечные вершины в ее верховьях, разделенные клиновидным просветом, можно различить в ясную погоду даже с далеких равнин северной части Крыма. Это подметили еще К. Габлиц и П. Паллас, первые исследователи, приехавшие в Крым в конце XVIII века. Упоминает о верховьях Танасу и П. Кеппен в книге "О древностях южного берега Крыма и гор Таврических", вышедшей в 1837 году. Через 60 лет после него здесь проезжал верхом гидрогеолог Н. Головкинский, который в своем путеводителе горячо рекомендовал данный маршрут любителям путешествий.

Острый клин неба между вершинами-пирамидами Шуври и Хриколем — это горный проход Каллистон, что в переводе с греческого языка означает "прекраснейший". В его поэтическом названии отражено очарование верховьев Танасу, глубокой лесистой котловины, окруженной скалами.

Туда и лежит ваш путь. Начало его — в Белогорске (расстояние до него от Симферополя — 43, от Феодосии — 69, от Судака — 55 км). Первый автобус в Красноселовку идет в 8 часов утра, второй — около 15 часов. Если не успеете на эти рейсы, можно ехать в Головановку или в направлении Алексеевки (до остановки "Речка"), а оставшиеся 6 или 7 км проехать на попутной машине, а то и пройти пешком. Приветненское шоссе поведет дальше на юг; на полпути оно войдет в лес, до самой Красноселовки вас будут сопровождать тень и прохлада, веселое пение птиц и журчание Танасу. Если же вы путешествуете на своем транспорте, то близ Белогорска между километровыми столбами 43 и 44 (расстояние от Симферополя) поверните с феодосийского шоссе на приветненское, уходящее к юго-западу. В этом месте растет много тополей и расположены рядом два моста через Танасу. До Приветного 34, до Красноселовки 15 км; дорога в дальнейшем все время будет идти в южном направлении.

Возможен и другой вариант: по шоссе Алушта — Судак в Приветное, а оттуда на север. Однако рейсовые автобусы в сторону Красноселовки не ходят, попутные машины редки, и рекомендовать этот маршрут можно лишь тем, у кого есть свой транспорт (только не велосипед: предстоит длинный и крутой подъем).

Прежде чем покинуть шоссе Симферополь — Феодосия, познакомьтесь с речкой Танасу, которая в дальнейшем будет вашей путеводной нитью. Пройдя под мостами, она сворачивает к западу и метров через сто впадает в более полноводную Биюк-Карасу1. Тонасу, Тенасу, Тынасу, Тонас, Тыназ, Танас — как только не варьируется название этой речки. В краеведческой литературе до последнего десятилетия ее в основном именовали Тунасом, теперь — Танасу. В переводе это означает "телячья вода" (от тюркского "тана" — телка и "су" — вода), т. е. речка, которую и теленку не составляет труда перейти,— вспомним "телячьи броды" в России. А название Тунас скорее всего происходит от древнегреческого "тюннос" — "маленький, скудный". Ведь и горному проходу Каллистон, расположенному в верховьях речки, дали имя греки.

Однако Танасу не всегда бывает такой смиренной, После дождей и во время таяния снегов речка превращается в бешеный поток, который с грозным ревом перекатывает валуны, подмывает деревья и способен натворить немало бед. В 1912 году сель на Танасу уничтожил много садов и огородов, разрушил дома в Красноселовке. Во время наводнения в марте 1940 года по руслу речки протекало воды в 54 раза больше средней нормы. Восстановление лесных площадей, которое широко проводится в бассейне Танасу, как и во всем Крыму, имеет большое значение и для борьбы с селями — лес на горных склонах делает сток более равномерным.

Несколько цифр: длина речки — 28 км, площадь водосбора — 184 кв. км, средний расход воды у устья — 0,54 куб. м в секунду. Танасу принимает пять притоков, не считая сухих балок, наполняющихся водой только после обильных осадков.

Проехав с километр по приветненскому шоссе, увидите в саду двуэхтажный дом; в 20—25 м от него вправо от шоссе отходит тропинка к памятнику. На этом месте в январе 1942 года фашисты произвели кровавую расправу над жителями Белогорска: 486 человек удушили в душегубках и зарыли во рву. Рядом памятник партизанской семье Лихомановых, расстрелянной карателями. В школьном музее боевой славы села Головановки есть фотография учительницы П. И. Климовой, жены Лихоманова: молодая женщина с необыкновенно милым, проникновенно счастливым лицом и трое детей — двое в возрасте четырех-пяти лет, а младшему, в белом нарядном чепчике, около года. Все они лежат в этой могиле.

Вскоре въезжаете в Криничное, одно из новых, подлинно социалистических крымских сел, где в благоустроенных многоквартирных домах живет около тысячи человек. Здесь построены школа-десятилетка, Дом культуры, Дом быта, библиотека, детский комбинат; проведен водопровод, заасфальтированы улицы. Во время Великой Отечественной войны в селе действовала подпольная группа, которая помогала партизанам и занималась диверсионной работой.

Приветненское шоссе

В Криничном находится центральная усадьба совхоза "Предгорье", вдоль садов которого вы ехали от самого Белогорска. Это хозяйство известно не только в Крыму, но даже и за пределами нашей страны благодаря своим замечательным яблокам: они обладают тонким вкусом, ароматом, сочностью, хорошо сохраняются и выдерживают длительную транспортировку в отдаленные области. В числе других ценных сортов здесь выращивают Ренет шампанский, Ренет Симиренко, Розмарин белый, Джонатан, Банан зимний. На международной выставке в Эрфурте совхозу были присуждены две золотые и одна серебряная медаль; в июне 1974 года "Предгорье" снова было отмечено на международной выставке СЭВ "АГРА-74" за высокое качество яблок. Совхоз был создан в 1921 году по декрету Ленина об организации государственных хозяйств. Базой для него послужили бывшие помещичьи имения в богатых водой долинах Биюк-Карасу и Танасу. Уже с первых лет основания совхоз сделался школой сельскохозяйственных кадров района и области. Нашествие фашистских варваров нанесло "Предгорью" огромный ущерб, и после освобождения Крыма почти все пришлось начинать заново.

А.Н. Гусельникова

Теперь это передовая фабрика плодов с высокой культурой земледелия. Основной курс, которого придерживаются садоводы "Предгорья", выполняя решения XXV съезда КПСС,— создание интенсивных садов. Суть этого многогранного понятия сводится в основном к следующему: с помощью комплекса мероприятий, разработанных учеными и садоводами-практиками, добиться резкого повышения производительности труда, наиболее эффективного использования каждого гектара земли, снижения себестоимости плодов.

Один из важнейших путей интенсификации — заставить деревья плодоносить как можно раньше. Низкорослые, коренастые яблоньки в садах "Предгорья", которые вы видите вдоль шоссе, дают урожай уже на четвертый-пятый год. Такой сад быстрее окупает капиталовложения, чем обычные деревья, которые родят в полную силу только на 25-м году. Повышение продуктивности садов дости­гается и увеличением количества деревьев, высаженных на гектаре.

П.А. Мишкин

Многие работники совхоза за трудовую доблесть отмечены высокими правительственными наградами. Среди них — П. А. Мишкин, удостоенный звания Героя Социалистического Труда и ордена Октябрьской Революции; кавалеры ордена Ленина А. Н. Гусельникова, Г. И. Качалин, А. В. Головченко, ордена Октябрьской Революции — А. С. Чижов, ордена Трудового Красного Знамени — П. В. Овсепьян. В 1974 году орденами и медалями было награждено 13 человек.

Целую книгу можно было бы написать о замечательном человеке — коммунисте П. В. Овсепьяне, который прошел в совхозе путь от рабочего до главного агронома. На каждом шагу, каждой, казалось бы, мелочью П. В. Овсепьян воспитывает в людях высокую устремленность, внутреннюю потребность трудиться с полной отдачей, культуру человеческих отношений.

Из года в год множатся в "Предгорье" кадры искусных мастеров-садоводов, влюбленных в свой труд.

После Криничного минуете Головановку, расположенную на землях того же совхоза. Село это перспективное, план его генеральной застройки в значительной мере уже осуществлен.

За Головановкой лесостепь постепенно сменяется поясом горных лесов. Впереди, слева, видна лесистая гора Кара-Тепе; хребет ее — как две волны: одна уже переломилась и, готовая разлиться, косо устремилась вниз; за ней синим горбом вздымается вторая. Подходите ближе, и все явственнее прорисовываются сквозь дымку, словно на проявляемом негативе, контуры исполинских деревьев на склонах гор.

Порой можно слышать пренебрежительное: "Какие там в Крыму леса!". Людям, которые знают только пляжи да парки, трудно представить, что за выжженными южными склонами высятся буки в два обхвата, а под сумрачным навесом их крон, как медвежьи туши, лежат поверженные ураганом обомшелые стволы.

Крымские леса занимают примерно десятую часть территории полуострова; их сравнительно неширокая полоса — это пояс жизни. Здесь задерживается и сберегается влага, рождаются речки и подземные воды, благодаря которым существуют сады и виноградники, роскошные парки на побережье, села и города. Даже у далекого Джанкоя артезианские скважины "сосут" воду, поступающую из горных лесов. Влияние леса — один из факторов, из которых слагается целебный крымский климат.

Еще до Октября передовые русские ученые доказывали необходимость бережного отношения к крымским лесам, но их усилия не могли быть достаточно эффективными в условиях частной собственности на землю, хищнической эксплуатации лесных богатств. В ноябре 1920 года, уже через два дня после освобождения полуострова от белогвардейцев, Крымревком издал декрет о том, что леса отныне являются собственностью государства, пользование ими определяется специальным законом, а нарушители подлежат суду Ревтрибунала. 28 ноября 1921 года Совнаркомом был издан другой знаменательный документ: "Ввиду того, что леса Крыма, как расположенные по горным склонам, имеют защитное значение и не допускают никаких расчисток для обращения в другой вид угодий, Совет Народных Комиссаров постановил:

Все лесные участки в Крыму, раскорчеванные без надлежащего разрешения с 1917 года, изъять из пользования, у кого бы они ни находились, и передать в распоряжение Крымского Земельного Отдела для восстановления лесного насаждения"2. Это постановление подписано В. И. Лениным.

В настоящее время крымские леса отнесены к первой группе, где допускаются только рубки ухода — своего рода "прополки", обеспечивающие лесу нормальное развитие. Территории, находящиеся в ведении лесничеств, неприкосновенны и не могут быть обращены в сельскохозяйственные угодья. Не случайно русло Танасу, которое тянется вдоль шоссе, напоминает здесь канал: чтобы получить дополнительную площадь для садов, растущих в узкой долине среди леса, пришлось спрямить излучины речки, перевернув тысячи кубометров земли. (Проходя мимо садов, имейте в виду: они периодически опрыскиваются ядохимикатами, и подобранное яблоко может стать причиной отравления; воду из речки можно пить только выше Красноселовки.)

Лесоводы путем умелого ухода улучшают состояние леса, тщательно охраняют его от порубок и хищений, от выпаса скота, от пожаров и, надо добавить, от бескультурья некоторых туристов. Не обижайтесь, если покажутся вам жесткими требования лесников, подчиняйтесь этим требованиям, иначе вас попросят покинуть лес — такова суровая необходимость.

Запомните: разжигать костры в лесу категорически воспрещается. Около многих населенных пунктов и лесных кордонов для привалов оборудованы специальные площадки, но и там можно разводить огонь только на старом кострище, вдали от Деревьев и травы. Да и вообще романтики в походах и без костров хватает, пора отказаться от этой традиции, которая обходится подчас слишком дорого. Не бросайте незагашенных окурков и спичек: в сухое время года трава и лесная подстилка легко воспламеняются. Ваша неосторожность может принести лесу невосполнимые убытки, а для вас чревата тяжелой ответственностью.

1 Ее называют иногда и Большой Карасевкой. "Карасу" в тюркских что означает и "черная вода", и "река, вытекающая из-под земли", что в дано случае подходит больше: "Биюк" - "большая".

2 Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства. Издание Народного Комиссариата Юстиции, 1921 г., вып. 77, №650, с. 796.

Красноселовка

Долина Танасу, в одном месте сильно сузившаяся, опять расширяется. Десятка два белых домиков под черепичными крышами, потемневшими от времени, рассыпались по зеленым склонам холмов. Перед вами Красноселовка.

Местоположение ее очень живописно. Вокруг столпились горы, и каждая имеет свои характерные очертания. Лес на их крутых склонах как бы нависает над селом и весь виден и слышен: кукует, перелетая с дерева на дерево, кукушка, поют соловьи, веет бодрым и сильным запахом дубрав. Непосредственная близость гор и леса — одно из главных очарований Красноселовки. Уже с первых минут вас охватывает удивительное чувство покоя и какой-то особой близости к природе; оно не забудется долго.

Само по себе село примечательно разве только тем, что в послевоенные годы не отстраивалось заново, как другие, Оно предназначено к сносу, и жители постепенно перебираются в соседние населенные пункты. Тем не менее сельсовет проявляет постоянную заботу об оставшихся немногочисленных жителях: Красноселовка электрифицирована и радиофицирована, есть магазин, открыто автобусное сообщение.

Познакомьтесь с окрестными горами. С восточной стороны возвышается уже знакомая вам Кара-Тепе ("кара" — черная, так в Крыму иногда называли горы, поросшие старым буковым лесом, который издали кажется коричневатым; "тепе" — "холм, отдельно стоящая вершина"). Из села эта гора представляется конусом, увенчанным скальной короной, и местные жители называют ее "Голый шпиль".

Уголок Красноселовки. С этюда И.Н. Лезиной

Разнобой в названиях географических объектов — обычное явление для этих отдаленных мест. Непонятные тюркские топонимы3 нередко искажаются или заменяются самодеятельными, что иногда отражается и в официальной документации, в результате создается путаница (пример — обилие названий речки Танасу). Топонимия горной части Восточного Крыма явно нуждается в регламентации.

Под Кара-Тепе расположены фрагменты речной террасы, разделенные оврагом. Правее — сплошь лесистая вершина Папака, действительно похожая на папаху. Дальше идет Тахья, из-за которой на заднем плане выглядывают Шуври и Хриколь, две остроконечные пирамиды, разделенные проходом Каллистон. Правее и ближе к селу — отроги нагорья Караби, спускающиеся уступами в ущелье Танасу; еще западнее лысая дуга самого нагорья с цепочкой старых буков, четко вырисовывающихся на фоне неба (Караби называют здесь "Джеляв", искаженное "джейляу" — пастбище, яйла). С северо-запада над Красноселовкой тянется длинная Кабарга (в тюркских наречиях — "гора, похожая на стену"). Кольцо гор замыкает на северо-востоке Сартановский бугор (за ним находится село Алексеевка, бывшая Сартана).

Все упомянутые вершины относятся к Главной горной гряде, которая начинается близ Балаклавы и тянется дугой до Феодосии (Крымские горы делятся на три гряды: Главная, самая высокая и расположенная к югу от остальных, Внутренняя и Внешняя). Для западной части Главной гряды характерны мощные пласты верхнеюрских известняков, отлагавшихся на дне моря, в потом поднявшихся на поверхность; гряда в том районе представляет нагорное плато, круто обрывающееся к югу. Восточнее Белогорска ландшафт резко меняется. Исчезают нагорья с их незначительно всхолмленной поверхностью, и хребет состоит из гребней, пиков, кряжей, обладающих подчас весьма причудливыми очертаниями. Эту особенность гор Восточного Крыма геологи объясняют частой сменой пород и крутым падением пластов. Такова природа живописных скалистых пиков Шуври, Хриколя, Кара-Тепе и многочисленных утесов, которые то там, то здесь вспарывают толщу леса, словно клыки диковинных чудовищ, и придают такое своеобразие пейзажам долины Танасу.

Помимо размывов и выветривания, горные массивы могли расчленяться и сбросами. В результате некоторые вершины (например, Кара-Тепе) оказались сравнительно далеко от водо­раздельной линии Главной гряды.

Если вы рассчитываете заночевать в Красноселовке, место для бивака укажет один из лесников, живущих в селе. Недалеко от автопавильона находится магазин, около него колодец с питьевой водой.

Перед началом первого похода — несколько слов о путевом режиме. У тех, кто не новичок в горах, он уже выработался в соответствии с собственными возможностями, и наши рекомендации — в основном для начинающих туристов. В путь лучше отправляться на рассвете, чтобы преодолеть подъем до наступления жары. Наиболее рациональный темп ходьбы — три с половиной километра в час: умеренная скорость позволит равномерно распределить силы, а главное, вы будете иметь возможность любоваться пейзажами и замечать то, чего не увидите, "пробегая" маршрут. Исходя из такого темпа указывается время ходьбы от одного ориентира до другого. На крутых подъемах не ждите, пока сердце начнет "выскакивать" из груди; установите ритм: "шаг — секунда", и сможете подниматься без остановок, не проигрывая в конечном счете во времени.

Напомним основные правила пользования компасом.

1. Держите компас на уровне груди; вертикальная плоскость, мысленно проведенная между глазами, должна проходить через его центр.

2. Поворачивайте компас до тех пор, пока конец стрелки, покрытый светящимся составом, не совпадет с буквой С (север) на шкале; проверьте при этом, свободно ли ходит стрелка и не влияет ли на нее близость стальных предметов.

3. Компас сориентирован. Теперь ищите указанный в маршруте азимут (угол, образованный направлением на север и заданным). Например, в маршруте указано, что на развилке дорог надо идти по азимуту 120°. Станьте в том месте, где пересекаются оси дорог, проведите мысленно линию через центр сориентированного компаса и цифру 120 на шкале и, продолжив е дальше на местности, получите нужное направление. После небольшой тренировки это будет занимать считанные секунды.

Идя к какому-либо объекту, определяйте его азимут и записывайте: пригодится на обратном пути, особенно в случае тумана.

Местность может выглядеть совсем иначе, когда идете по ней в обратном направлении. Поэтому на развилках дорог и при выходе на поляны, где колеи обычно исчезают в траве, оглядывайтесь, запоминая "задний фасад" ориентиров, отмечайте такие места камнем или воткнутой палкой. Если же вы потеряли ориентировку, имейте в виду: любая балка, любое русло ведут к Танасу, а Танасу — в Красноселовку.

3 Топоним — название географического объекта; топонимия — совокупность географических названии данной местности. Топонимика — наука о географических названиях.

Видовая площадка Хузгонской поляны

Скалы над южным обрывом Хузгунской поляны представляют собой видовую площадку, откуда, словно с высоты птичьего полета, видны роскошные леса в верховьях Танасу, древние горные проходы, ущелья и хребты, по которым пролегают дальнейшие маршруты. До поляны немногим более двух часов ходьбы; высота ее над уровнем моря примерно 850 м (свыше 400 м над отметкой Красноселовки). Дорога идет лесом; после сильных дождей ходить по ней не рекомендуется. Отправляясь из села, воду берите с собой.

По пути вам предстоит ознакомиться с некоторыми историческими памятниками, совершить своего рода экскурсию в прошлое долины Танасу. Человеку эти места были известны очень давно. Археологическими экспедициями еще в 1935 году найдены в окрестностях Головановки и Красноселовки многочисленные кремневые изделия: отщепы, обломки ножевидных пластинок и т. п., свидетельствующие о том, что здесь находились стоянки человека эпохи палеолита. К более поздней эпохе раннего железа относятся таврские погребения — "каменные ящики" в Красноселовке (ранние таврские памятники датируются первой четвертью первого тысячелетия до нашей эры).

Таврская гробница

От автопавильона пройдите по шоссе на юг метров 500-600 (на развилке около ручья, впадающего в Танасу, сверните влево; вправо уходит старая дорога на Караби). Миновав последний домик за селом, увидите новую дорогу на яйлу, поднимающуюся вправо по глинистому откосу. Она удобнее старой: и расстояние короче, и в случае сырой погоды вязкие места можно обойти по лесу. Поднимитесь по ней около ста метров, затем опять сверните вправо и, пересекая террасы с посадками сосен, выйдете на вершину бугра. Вдоль нее, над самым восточным склоном, тянется полянка — идите к ее северному краю и здесь у самой тропы увидите четыре таврских "каменных ящика", вросших в землю и полузакрытых кустами.

Каждая гробница представляет собой вертикально поставленные плиты, выступающие над уровнем земли на 30—40 см (у некоторых ящиков четвертая стенка разрушена, и они напоминают пещерку). Сверху лежит массивная покровная плита размером примерно два на два с половиной метра. Обычно их откалывали от скалы с помощью клиньев из твердого дерева, а в более позднюю эпоху — металлическими орудиями. Загляните в таинственную жутковатую темноту — увидите на внутренней поверхности верхней плиты следы отколов камня. Можете потрогать эти бороздки; невольный холодок пробежит по спине, когда представите, что их касалась рука человека более двух тысяч лет тому назад.

Тавры — один из наиболее загадочных народов, несмотря на то, что в течение более чем тысячелетней жизни в Крыму они оставили многочисленные памятники: погребальные ящики, поселения, святилища. Данные раскопок позволили установить, что большинство тавров жило оседло, семейными общинами. Занимались скотоводством, отгоняя на лето стада на яйлу; позже появилось и земледелие. Тавры не оставили нам изображений своих соплеменников, однако по найденным черепам антропологи определили их принадлежность к европеоидной расе: сравнительно небольшая голова, неширокое лицо.

Самобытность культуры этого народа теряется в первые века нашей эры когда он ассимилировался с другими племенами. Неподалеку от Красноселовки археологами обнаружены два поселения тавров: Белогорское и близ села Свободного (Молбай).

От таврских погребений возвращайтесь на дорогу к Караби и продолжайте подниматься к югу и юго-востоку. Через полчаса встретится развилка; сохраняя это направление, пойдете влево. Еще через 25—30 минут, пройдя немного вдоль хребта к западу, встретите старую дорогу из Красноселовки на Караби; сворачивайте по ней к югу. Спустя три минуты — снова разветвление: вам идти влево, спускаясь в ущелье. Через 20 минут дорога опишет крутую петлю, поворачивая на юго-запад (на юго-восток, по более слабым колеям, не идти!); еще пять минут подъема, и откроется просторная Хузгунская поляна, по которой рассыпались небольшие сосновые рощицы. Влажный грибной дух леса сменится легким и сухим ароматом чабреца и нагретой солнцем хвои.

Идите поляной минут пять-семь, пока справа и слева не придвинутся вплотную сосны. Здесь дорога круто сворачивав вправо, на Караби, а вы, расставшись с ней, подниметесь в юг восточном направлении метров 25—30 по глинистому откосу, выйдете на длинный бугор и увидите две знакомые остроконечные вершины у Каллистона, выглядывающие из-за следующего бугра со скалой; там видовая площадка. Чтобы не карабкаться по балкам, заросшим кустарником, лучше в обход их пройти сначала в течение трех минут влево, к востоку, затем, держа курс на пролысинку, виднеющуюся правее и выше вас, свернуть к ней полянками. От пролысинки новым ориентиром будет служить группа сосен (азимут 135°); оставляя их слева, подниметесь еще метров на 25 и окажетесь на скале у обрыва.

Даже если вы избалованы красотами Крыма, все равно застынете в изумлении и восхищении. Могучие буковые леса выстилают глубокую котловину под вами, взбираются к подножиям скал, представая во всем своем великолепии. Вырубка лучших лесов в прошлом привела к сокращению многих ценных пород, в том числе бука, и теперь в Крыму остались лишь отдельные, "островные" массивы буковых насаждений, один из которых перед вами. Лесоводы особенно бережно относятся к ним, всячески способствуя сохранению и возобновлению этих лесов: их почвозащитную и водоохранную роль трудно переоценить.

Буки даже издали не спутаешь ни с какими другими деревьями. Их кроны яйцеобразно вытянуты кверху, и поэтому различаешь, глядя сверху, каждое дерево в отдельности. Создается впечатление, что они растут, не касаясь друг друга, словно соблюдают определенный этикет. Однако это не так: нижние ярусы ветвей сомкнуты очень плотно, и в буковый лес почти не проникает солнце, в нем царит полумрак. Здесь прохладнее, чем в дубраве или сосновом бору, и выше влажность воздуха. Когда берешь в руки плотный глянцевитый лист бука, он кажется просто зеленым, но — удивительно! — издали этот лес дымчато-коричневатый, словно соболиный мех.

А на висящей над лесом площадке, где вы находитесь, совсем другая, типичная скальная растительность. На камнях — Ржавые разводы лишайников; рассыпаны золотые и розовые звездочки очитка на мясистых стеблях; растет железница крымская с беловатыми, в войлочном опушении, листьями и светло желтыми жесткими цветками, напоминающими колос. Даже засушенные, они долго сохраняют нежный запах лимона.

От скал и поляны поднимаются токи нагретого воздуха, и в них подолгу парят орлы, описывая широкие круги. Когда птицам приходится снова набирать высоту, слышно, как далеко вверху их крылья мощно рассекают воздух. Чета воронов, больших, иссиня-черных (не путать с прозаической серой вороной!), прилетела полюбопытствовать, кто проник в их владения. Ведь название поляны, Хузгун, означает "ворон".

Зеленая глубокая чаша, лежащая у ваших ног, — верховья речки Танасу. По этой котловине, а затем через один из горных проходов можно выйти к живописным полянам и скалам у водораздела Главной гряды. Внизу откроется безбрежное море, покажутся вдали судакские горы; тропа поведет дальше, вниз, на побережье (см. главы "Тырхалу" и "Каллистон").

Восточные склоны котловины принадлежат длинной горе Хургуч. Справа от нее — проход Алакат; с другой стороны к Алакату примыкает остроконечная Шуври, самая эффектная из трех вершин, виднеющихся напротив: она вся состоит из острых углов, вздыбленных пластов. Правее Шуври — Хриколь, узкий промежуток между ними — Каллистон. Противоположный склон Хриколя, встречаясь со склоном горы Кутур-Кая, образует ущелье Тырхалу. В его верховьях расположены Малые и Большие ворота — горные проходы, окруженные красивейшими скалами, в которых есть пещеры. На западе Кутур-Кая сливается с нагорьем Караби — оно скалистыми уступами обрывается в котловину. Еще правее, рядом с видовой площадкой, высится утес, который местные жители называют "Хрюшка" (действительно, похоже: вон два уха, а ниже пятачок). Под Хрюшкой, скрытая кронами буков, проходит тропа 182-го туристского маршрута, спускающаяся с Караби к приветненскому шоссе.

Через Алакат, Каллистон. Тырхалу некогда проходили вьючные тропы; в некоторых местах там видны прорубленные в скалах карнизы. Кто и когда это сделал, теперь вряд ли можно установить. В средние века проходы могли связывать принадлежавшую генуэзцам деревню Скути (Ускут, Приветное) с торговым центром Карасубазаром (Белогорск) и с другими генуэзскими владениями в верховьях Биюк-Карасу; в числ их была и Санкти Эригни (Сартана, ныне Алексеевна). До строительства шоссе через Кокасан-Богаз в 30-е годы прошлого века эти горные проходы были, видимо, основными путями сообщения с побережьем. О дороге из Ускута в Карасубазар через Каллистон ("отверстие", обеим сторонам которого "стоят превысокие две каменные сопки, почт коническую форму имеющие") писал в 1785 году в своем "Физическом описании Таврической области" географ-натуралист К. Габлиц.

У Больших ворот

С каких пор существует Ени-Сала (в переводе с тюркского "новая деревня", теперешняя Красноселовка) — неизвестно. Название это впервые встречается в 1778 году в ведомости А. В. Суворова, где он перечисляет населенные пункты, жители которых были вывезены в Приазовье4. А по статистическим данным 1783 года, в Ени-Сале осталось после выселения греков 85 пустых домов и большая церковь Федора Тирона и Стратилата. В 1794 году в этой деревне побывал П. Паллас, а в 1833 году — П. Кеппен; оба они упоминают в своих книгах о живших здесь ранее греках и о красивой церкви. В 1898 году ее здание еще стояло и было описано и зарисовано известным крымским ученым Арсением Маркевичем. Однако, по его мнению, го был тип постройки не греческий, а явно армянский. Незадолго до приезда Маркевича со стены церкви исчез камень с надписью, которая, наверное, могла бы рассказать о ее строителях и времени постройки. Возможно, и сейчас лежит он в фундаменте одного из красноселовских домов, храня свою тайну.

От видовой площадки возвращайтесь в Красноселовку тем же путем, через Хузгунскую поляну, придерживаясь северо-восточного направления.

Если у вас пробудился интерес к прошлому этих мест, можете осмотреть руины поселения верховьях речки Вайсу. В глухом лесу встретятся развалы обомшелых камней, бывших когда-то стенами или заборами; их дуги ограничивают площадки, несомненно, выровненные когда-то руками человека. Далее увидите фундаменты домов, примыкающие к скалам, подпорные стены, источник, каптированный старинными гончарными трубами. Все это заросло травой, засыпано листьями и буреломом. Деревня под названием Вайсу тоже значится в суворовской ведомости; из нее было переселено 107 человек. В 1783 году она уже не существовала: по приказу хана дома были разобраны. А остатки церкви святого Кирияки еще видели старожилы.

Предания, которые сохранились здесь, тоже говорят о греках и о зарытых кладах — что же за руины без легенд?

Попасть в этот лес проще всего по склонам Кабарги. Южнее автопавильона, немного не. доходя до речки Байсу и старой дороги на Караби, за последним огородом сверните вправо, на бугор, там увидите дорогу вверх, в лес. Через 20 минут будет развилка; идти надо влево, к западу и юго-западу. Спустя еще 40—45 минут дорога разделится на три, держитесь опять левого направления, а через 5 минут на третьей развилке тоже сворачивайте влево. Вскоре выйдете на поляну Байсу, теперь почти сплошь засаженную соснами. Идите на восток до конца посадок и еще метров 20—25, затем сверните по тропе вправо, на юг, к лесу. Тропа, вернее старая дорога, поведет в глубь него, а по обе стороны будут видны руины. Потом она исчезнет, и указать какие-либо ориентиры трудно. Надо идти по компасу к югу около километра до источника и ручья, берущего от него начало: (там, где ручей раздваивается, держитесь левой ветви). Идя "челноком" по склону в поисках древностей, не поднимайтесь и не спускайтесь более чем на сто метров; при этом условии, : когда повернете обратно, к северу, непременно выйдете на поляну. Если же все-таки заблудитесь, спускайтесь на восток, к речке Байсу, и, следуя вниз по течению, попадете в Красноселовку (это в крайнем случае: в русле много камней, и идти тяжело).

Возвращаясь прежней дорогой, не забывайте, что теперь на всех развилках надо сворачивать вправо.

4 Переселяя из Крыма жителей-христиан, Екатерина II рассчитывала подорвать этим экономику Крымского ханства.

Гора Кара-Тепе

Подъем на Кара-Тепе. занимает около полутора часов. Высота горы - примерно 800 метров над уровнем моря. У вершимы видна треугольная пролысинка - на нее надо выйти. Вода встретится по пути. С Кара-Тепе можно спуститься в Алексеевку, откуда несколько раз в день ходят автобусы в Белогорск.

В поход отправляйтесь пораньше: и не жарко подниматься, и грозовые дожди, которые часты здесь летом, начинаются обычно во второй половине дня. С утра ничто не предвещает непогоду: безоблачно небо, блестит роса на траве; встречая солнце, доверчиво распахнулись прелестные голубые цветки цикория, прилепившиеся на голых корявых стеблях. К полудню на небосклоне появляются розоватые комочки, они растут, множатся… И либо весь день будут гулять над вами легкие серо-голубые облака, набегая порой на солнце и принося желанную прохладу, либо начнут они громоздиться друг на друга, воздвигая башню грозовой тучи. Не успеете опомниться, как над головой загремит и хлынет ливень.

В верховьях Танасу и Кучук-Карасу по сравнению с равнинной частью полуострова летом прохладнее; играет роль северная ориентация склонов и высота над уровнем моря (при подъеме в горы температура снижается на 0,65 ? на каждые 100 м по вертикали). Смягчает жару и близость леса. Так, под навесом буковых крон солнечная радиация в 20—25 раз меньше, чем на поляне. Вы сами убедитесь, насколько в Красноголовке прохладнее по сравнению с Головановкой, не говоря уже о Белогорске.

Количество осадков достигает по данным Белогорского лесхоззага, 650—700 мм (в степной части района 400—450 мм). Зимой в горах много снега, особенно по ущельям.

Вид на гору Кара-Тепе

Летом крымское солнце поднимается над горизонтом на 68°, к тому же сила ультрафиолетового излучения в горах возрастает, и, не замечая этого, можно "сжечься" так, что несколько дней будет не до походов .

К Кара-Тепе надо вначале подниматься по дороге, которая проходит у самого верхнего домика на северо-восточной окраине Красноселовки и через 15 минут приводит к подножию горы. После крутого поворота встретится каптированный источник. Наберите в нем воды и сворачивайте влево на тропу, ведущую к вершине. Вскоре она пересечет лесную дорогу; продолжайте идти по тропе в том же направлении, а там, где она видна плохо, поднимайтесь по азимуту 105—120°. Перед концом подъема тропа вновь обозначится четко и выведет на ту самую треугольную пролысинку.

Здесь растет ясенец, довольно высокое травянистое растение с метелкой крупных розовато-сиреневых цветков, лепестки которых покрыты прожилками более темного тона. Листья у этого растения, как у ясеня, лепятся попарно по сторонам длинного черенка, а на конце торчит еще один. Не прикасайтесь к ясенцу, он причиняет сильные ожоги, которые ощущаются лишь спустя некоторое время. Перечислять и описывать здесь все ядовитые растения Крыма нет возможности (с ними подробно знакомит книжка "Растительный мир" из серии "Природа Крыма"), посоветуем только: не собирайте незнакомых вам грибов и ягод и не пробуйте их на вкус.

С пролысинки можно подняться непосредственно на вершину, однако интереснее пройти вправо, к зубцам, и взобраться между ними. Выше скальной короны — скова участок горного луга, характерная особенность многих крымских гор, словно специально "запланированная" природой для того, чтобы дать возможность любоваться окружающим ландшафтом. Свежий ветер овеет разгоряченное лицо, сразу забудутся трудности подъема, станет легко и радостно: ведь покорить вершину — значит одержать победу и над собой, над своей пассивностью, а порой и ленью, над "а зачем?" и "стоит ли?"...

Внизу видите Красноселовку, окруженную мощными лесными массивами, — словно бросил кто-то небрежно скомканный, мохнатый ковер; темно-зеленый вблизи, он чем дальше, тем больше впадает в синеву, а затем — в прозрачную, теплую голубизну. Гамма этих акварельных мазков — чем удаленнее, тем светлее и прозрачнее,— создает многоплановую перспективу горных хребтов, неудержимо манящую к себе, в неведомое и неизведанное.

Севернее видны Белогорск и белая стена горы Ак-Кая, чуть подсиненная разделяющей вас толщей воздуха. Ак-Кая относится уже к Внутренней гряде и состоит из верхнемеловых отложений. Повернитесь к востоку: на вершине одной из лесистых гор торчит, словно упавшая с неба, голубовато-белая остроконечная скала. Это гора Кокташ над долиной Кучук-Карасу, где вам тоже предстоит побывать. Правее видны мощные складки северного склона Главной гряды, там находится известное в истории партизанской борьбы Берлюкское ущелье. На западной оконечности хребта выступает из леса рыжий конус горы Сори, или Сахарной головки, где в годы Великой Отечественной войны был партизанский наблюдательный пункт (подробнее о нем — в последней главе второго раздела).

Партизанская борьба в Крыму проходила в трудных условиях. На территории полуострова была большая концентрация вражеских войск, которым помогали татарские буржуазные националисты; отсутствовала регулярная связь, с командованием Красной Армии; крымские леса не были достаточно надежным укрытием. Партизаны не могли, как в Белоруссии, отойти в глубину лесных чащ: глубины по сути нет. С вершины Кара-Тепе хорошо видны и обнаженные холмы севернее Головановки, и близкий хребет на юге, за которым вскоре начинаются склоны, почти лишенные растительности. Выручали партизан лишь прекрасное знание местности да постоянная подвижность и маневренность: они стремились произвести диверсию и, пока врага спохватятся, быстро переменить местоположение.

С вершины спускайтесь на дорогу тем же путем.

Алексеевка

Расстояние до нее от Красноселовки — 5 км. Тропа отходит от дороги, ведущей к подножию Кара-Тепе (см. предыдущий маршрут), метров на 200 не доходя источника, на самой петле поворота. Поднявшись в северном направлении на бугор с посадками сосен, увидите близ его вершины столбик, а чуть дальше в траве — большой камень, увитый плющом. Оставив камень слева, спускайтесь еще метров пять к северу, на развилку тропинок. Станьте лицом к опушке леса на склоне Кара-Тепе; в том направлении идет более четкая тропа, но это не та, что вам нужна. Ваша — менее заметная, левая, она спустится немного на север, повернет на 30° и некоторое время будет плохо видна среди кустов затем, все больше отклоняясь к востоку, поднимется к группе высоких сосен среди леса (если вы придете к ним через 3—4 минуты после развилки, значит, все в порядке). Тут тропа становится лесной дорогой, которая идет в основном на север, без подъемов и спусков, и очень привлекательна: тенистая, но не мрачная, с солнечными зайчиками в лесу, с травами и цветами по обочинам, с запахом хвои и грибов (здесь встречаются маслята, дубовики и белые).

Через 20 минут влево, вниз, ответвляется хорошо наезженная дорога. Не сворачивайте на нее, иначе окажетесь опять в Красноселовке. Еще через две минуты пересечете ручей; около него запруда и нечто напоминающее круглый бетонированный колодец — это остатки оросительной системы, построенной когда-то помещиком Кугушевым. Обогнув затем балку с другим ручьем, пройдете через сосновые посадки, еще довоенные. В 20 минутах ходьбы от колодца увидите прямой отрезок дорого среди высоких стройных сосен, напоминающий аллею; пройдя по нему, свернете затем на развилке влево. Как только внизу покажется Алексеевка, оставляйте дорогу м спускайтесь к ней по тропинке.

Немного о прошлом села. Впервые его название (Сартана, Санкти, Эригни) упоминается в итальянских документах конца XIV века, когда деревня в числе 18 других вошла в состав владений генуэзского Солдайского консульства. В 1778 году жители ее, греки, в количестве 743 человек, выехали в Приазовье и основанную там деревню тоже назвали Сартаной. А крымская Сартана вместе с окрестными землями и лесной дачей была подарена подполковнику Дашкову, однако долго пустовала и лишь значительно позже была заселена выходцами из Сибири (и сейчас многие жителя Алексеевки носят фамилия тех переселенцев). Последним владельцем поместья был князь Кугущев. Ему принадлежало около двух тысяч десятин земли, в то время как на триста с лишним жителей приходилось всего 257 десятин.

Во время гражданской войны в лесах близ Сарганы находился партизанский штаб. Здесь А. В. Мокроусов и его товарищи, которые в 1920 году, были посланы в тыл Врангеля, чтобы возглавить партизанское движение, встретились с крымскими партизанами. В сентябре года партизаны атаковали белогвардейский отряд в Саргане, Врангелевцы превратили помещичий дом, огражденный тогда каменной стеной настоящую крепость; вскоре к ним подошло подкрепление. После двух с лишним часов боя Красвые партизаны вынуждены выли отойти. В этом бою погиб боевой соратник Мокроусова Александр Васильев, человек редкого мужества и хладнокровия. Похоронили его на горке за лесничеством (двухэтажный дом с колоннами, бывший кугушевский); над могилой стоит обелиск.

В ближайшие дни Л. В. Мокроусову стало известно, что белые готовят наступление на партизанские отряды в лесах у Сарганы, для чего стягивают части из других гарнизонов, в том числе из Судака. Партизанское командование решило воспользоваться этим и 12 сентября захватило Судак. Предполагая, что это красный десант, Врангель направил туда дивизию, сняв ее с фронта, но партизаны успели уйти.

В период Великой Отечественной войны многие жители Сартаны вступили в ряды народных мстителей; оставшиеся в селе активно помогали партизанам и неоднократно подвергались репрессиям со стороны карателей. В конце концов фашисты решили сжечь Сартану и полностью уничтожить ее население. Узнавшие об этом партизаны успели вывести людей в лес.

До сих пор с гордостью называют жители Алексеевки свое село партизанским. И сегодня не зажили в сердцах людей раны, нанесенные войной. Часто ездит в лес на могилку шестимесячной дочери бывшая подпольщица и партизанка Н. Ф. Пояркова. Через неделю после родов (шел 1942 год) она возобновила работу в подполье. ("И вы не боялись?" — спросила я у нее. — "Если дать волю страху, кто бы тогда боролся? Почти у каждого была семья, дети", — ответила она). Вскоре пришлось уйти с мужем и ребенком в лес, там девочка и погибла.

Поговорите в Алексеевке с пожилыми людьми, и вам расскажут, как жили в лесу под открытым небом и негде было обсушиться, обогреться. ("Только выроешь к ночи яму, устелешь ее ветками, уложишь детишек — снова тревога. Поднимут их матери, ноги тряпками обмотают — обувка давно сносилась — и тащат сонных подальше от обстрела, а мужчины принимают бой".) Расскажут, как, бывало, получали в виде суточного пайка по два десятка зерен кукурузы и грызли ее сырой: разжечь костер чаше всего не имели возможности. Но борьба продолжалась, и в отряды вливались новые силы…

В Алексеевке находится одна из бригад совхоза "Предгорье". Здешнее лесничество носит название Ущельненского; в его ведении — леса в бассейне Танасу общей площадью 8500 гектаров (среди них много буковых и дубовых). Площади крымских лесов неуклонно расширяются за счет новых насаждений. Большую работу в этом направлении проводят и работники Ущельненского лесничества, у них уже почти не осталось свободных площадей; даже на самых крутых и каменистых склонах нарезаны террасы и посажены деревья.

Гордостью лесничества является лесопитомник северо-западнее Красноселовки площадью свыше четырех гектаров. Из тщательно распушенной земли торчат ряды маленьких зеленых "щеточек": это годовалые ростки сосны крымской, ценного, засухоустойчивого вида. Его не только используют для местных посадок, но и отправляют в специальных холодильниках в Среднюю Азию. Крымская гостья великолепно приживается и в условиях полупустыни. Этот вид сосны легко распознать по золотистому оттенку коры.

Хорошо заботится о своем участке леса и лесопитомнике лесник А. И. Борович; много лет добросовестно проработал ветеран труда А. Я. Дейников, живущий в Красноселовке. Лесоруб ДА. П. Резниченко, ударник коммунистического труда, за многолетнюю хорошую работу награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Если вам нужно вернуться в Красноселовку, перейдя Глубокий яр ниже лесничества, держите курс на юг, в направлении группы сосен, которые "чубом" торчат на вершине ближней горки. Поднявшись по ее склону на дорогу, идите по ней влево вверх. Теперь главное — не сбиться через 5—7 минут на развилке перед первой сосновой рощей: идти надо вправо, на юго-запад по уже знакомому вам отрезку дороги, похожему на аллею. Пройдя ручей в лесу близ колодца, сверните вправо, вниз, по широкой наезженной дороге и через полчаса выйдете в долину Танасу немного севернее Красноселовки.

Дары леса

Леса бассейнов Танасу и Кучук-Карасу привлекают многих обилием грибов, кизила, шиповника и прочих лесных даров. Грибы появляются в разные сроки — в зависимости от выпадения дождей, температуры воздуха и других причин (для городских жителей "сигналом" может служить появление грибов на рынке). Король грибов — белый — встречается по дороге в Алексеевну, а также на склонах горы Хургуч, которая тянется над приветненским шоссе в районе 114—116-го километра (надо идти параллельно шоссе по лесу, немного выше). В сосновых посадках близ Красноселовский и Алексеевки много маслят. В Крыму они растут не на песке, а лезут из щебня, отважно расталкивая камни покореженными от усилий шляпками. Их бывает так много, что порой даже исчезает спортивный интерес: садись и наполняй корзину, словно это помидоры или картошка (да и садиться надо с оглядкой, иначе под тобой окажутся грибы). На опушках под дубами в июле-августе встречаются дубовики. Их светло-серые шляпки порой превышают размер тарелки — увидишь подобного великана и оторопеешь: не может такого быть! Поверхность трубчатого слоя у дубовиков красного или кирпичного цвета, мякоть на изломе синеет (у некоторых разновидностей краснеет); гриб съедобен, употребляется в жареном виде.

Грузди, белые и желтые солят, предварительно вымачивая двое суток и меняя воду, чтобы избавиться от горечи.

На поляне вдруг заметите среди травы круглые белые камни, подойдете — оказывается, это шампиньоны. Запомните: у молодых пластинки розовые, у старых — коричневые. В этом отличие съедобного шампиньона от "гриба смерти", ядовитой бледной поганки, у которой пластинки белые или зеленоватые, а ножка имеет у основания утолщение в виде луковицы. Отравление ею настолько страшно, что некоторые во избежание роковой ошибки вообще обходят грибы с белыми пластинками.

Собирая грибы, обязательно подрезайте ножку — "срывая" их, вы неизбежно повредите грибницу, и она долго будет бесплодной.

Из ягод первой, обычно в середине июня, появляется земляника. Различают землянику лесную, с мелкими ярко-красными плодами удлиненной формы, легко отделяющимися от стебелька, и землянику зеленую, иначе полунину, полуницу. Последняя встречается значительно чаще; ягоды у нее более плотны, округлы, с зеленым бочком, диаметр их достигает 20 мм. Растет полуника на склонах холмов, полянах; высоко в горах созревание запаздывает на месяц и больше. Встретишь такую полянку, то ли ягоды растут среди травы, то ли трава среди ягод — и надолго "сойдешь с маршрута". В окрестностях Красноселовки полуника растет на террасированных склонах севернее и южнее села. Много ее у вершины Берлюка (в верховьях Кучук-Карасу) и на южных склонах Сахарной головки.

Много в этих местах кизила. Цветет он в феврале: среди неприветливого, еще серого леса то тут, то там виднеются кусты, словно окутанные золотистой пеленой. Это растение взбирается на высоту до 1200 м, живет 250—300 лет. Сроки созревания плодов растянуты с половины августа до конца октября; при этом на разных кустах они отличаются друг от Друга величиной, формой, цветом — от рубиново-красното до темно-вишневого. Благодаря тонкому, неповторимому вкусу и аромату плодов кизила из них готовят джемы и мармелад, начинку для конфет, различного вида напитки. В народной медицине издавна применяют кизил при лечении цинги, желудочных и простудных заболеваний; витамина С в нем больше, чем в черной смородине. Многие готовят из кизила долго хранящееся витаминное пюре. Для этого ягоды (немытые) рассылают тонким слоем и выдерживают в помещении 7—10 дней, пока они не станут совсем мягкими. Затем моют холодной кипяченой водой, протирают и смешивают с сахаром, которого должно быть по весу в два раза больше.

Растет кизил в подлеске, на опушках, полянах. В Красноселовке ищите его на склонах балки, идущей от села к Кара-Тепе. Пройдите также километра два вверх по руслу Танасу, поднимитесь на бугор с тверскими погребениями. Не рвите розовых, недозрелых ягод: полежав, они покраснеют, но их вкус и аромат будут не те (на Востоке говорят: "Собирай кизил тогда, когда он черный, как очи красавицы, и сладкий, как ее поцелуй"). Пыльца с кизиловых листьев, особенно если погода сухая, может вызвать сильное раздражение и зуд, поэтому после сбора ягод ее надо смыть с кожи.

Собирать кизил — большое удовольствие. Не спеша бродишь: по холмам, задерживаясь около лучших кустов; легкое движение — и горсть полна: плоды лепятся густо, как ягоды в виноградной грозди. Еще тепло и ясно. На склонах гор тельная желтизна кленов, среди которых пламенеют алые кроны дикой груши и кусты сумаха. Словно для того, чтобы оттенить эти горячие тона, долго остается зеленым дуб.

Кругом осенний ласковый покой.
Лесистых гор пестреющие склоны.
И день течет лазурно-золотой
Так медленно, как будто утомленный.
Уйти в леса, с утра покинув дом.
В просторы яйл, к скалистым их обрывам,
И лишь в прозрачном сумраке ночном
Прийти назад, усталым и счастливым.5

Среди даров щедрой осени наиболее ценен, пожалуй, лесной орех, или лещина. Работники Ущельненского лесничества уделяют большое внимание уходу за лещинниками: их осветляют, прореживают, омолаживают, удаляют кустарники других пород, потому что орешник любит расти в одиночестве. В результате повышается урожай и качество плодов. Лесной орех содержит до 70% высококачественного масла, которое используется в кондитерском производстве и в парфюмерии. Жмых идет на изготовление шоколада, халвы, конфет. В период созревания, в сентябре, лещинники охраняются, вплоть до того, что прекращается доступ людей в лес. И не только потому, что нужно выполнить план заготовок: к сожалению, встречаются люди, которые варварски обращаются с кустами — ломают ветки, сбивают орехи камнями и палками, губя молодые побеги и почки. Самовольный сбор орехов запрещен особым постановлением.

Вокруг Красноселовки собирают также терн, кислицы, лесные груши, целебные плоды шиповника. Шиповник обладает лекарственными свойствами лишь в том случае, если он краснеет на кусте, а не в сорванном виде. Сушить его на солнце нельзя: теряется витамин С. Заготовители собирают в окрестностях сел Красноселовки и Поворотного по 30-40 кг плодов шиповника за день.

5 Из стихотворения Н. В. Лезина "Кругом осенней ласковый покой". Публикуется впервые.

Приветненское шоссе

Пеший переход из Красноселовки в Приветное (19 км) занимает около пяти часов. Если представится возможность, вторую половину пути (после "Подковки") лучше проехать на попутной машине, так как дальше дорога менее интересна.

В литературе упоминания о приветненском шоссе немногочисленны, но красноречивы: "В этой части дороги открывается поразительный по своей красоте и оригинальности вид… ряд самых причудливых утесов и скал, напоминающих башни, замки и пики из обвалившихся и осевших глыб"6. "Дорога чрезвычайно живописна, все время, вьется вдоль ущелья, покрытого лесами с дикими и суровыми скалами. Характер ее не крымский и очень напоминает своими пейзажами кавказские горные дороги"7. "Этот маршрут один из красивейших в горном Крыму"8.

За Красноселовкой петлю шоссе на подъеме можно срезать, немного сократив путь. Утром шоссе затенено, и идти по нему, дыша лесной свежестью, любуясь пейзажами, очень приятно. Долина Танасу, постепенно сужаясь, превращается в глубокое ущелье, в котором клубятся кроны исполинов-деревьев. Расталкивая их, возносятся ввысь скалы. В полутора километрах от Красноселовки, напротив скальной стены, к которой прижимается шоссе, увидите внизу величественные скалы-башни высотой до 50 м, красноватые, с сизой окалиной. Это Чёртовы ворота, описанные еще академиком Палласом в 1794 году. Спуска с шоссе к ним нет — идти надо из села вдоль русла речки. Две башни стоят на правом склоне ущелья, две — на левом; когда-то это был сплошной скальный пласт, "распиленный" затем потоками с гор. Этот ландшафтный памятник пользуется большой популярностью среди окрестных жителей и туристов. Выше и немного южнее видны три обрывистых скальных уступа, похожих на развалины крепости. Здесь во время Великой Отечественной войны находился наблюдательный пункт Ичкинского партизанского отряда, командиром которого был М. И. Чуб.

Фашисты усиленно охраняли эту дорогу, имевшую для них важное значение: вдоль нее полосой до 150 м вырубался лес, стояли заставы, разъезжали патрули; в окрестных селах, в том числе и в Красноселовке, находились вражеские гарнизоны. Однако фактически контролировали ее партизаны, и она стала для оккупантов дорогой смерти. Народные мстители дважды захватывали Красноселовку (Ени-Салу); особенно успешно была проведена операция 3 января 1942 года. Командование приказало М. И. Чубу занять село и оседлать шоссе, по которому с побережья шли немецкие резервы, фашисты построили в Ени-Сале дзоты, установили пулеметные гнезда. В ночь на 3 января Ичкинский отряд, огибая Кара-Тепе, двинулся к селу. Командир, прибегнув к военной хитрости, разделил отряд на несколько групп. Одна, вызвав на себя огонь, инсценировала бегство, а остальные ударили по врагу. Среди гитлеровцев началась паника; опасаясь окружения, они бежали, и Ени-Сала была занята партизанами.

Метрах в 400—500 от Чертовых ворот вправо ответвляется дорога в ущелье — по ней вы отправитесь в следующий поход. На одном из поворотов оглянитесь: увидите пик Чертов зуб, торчащий справа над шоссе. Отсюда фашисты наблюдали за передвижением партизан. Слева, у вершины, очертания скалы напоминают профиль человека, который, запрокинув голову, смотрит в небо. Вскоре шоссе пересечет речка Кок, правый приток Танасу. У дороги — мемориальная плита: "Нижний Кокасан. Здесь 3-XI 1941 г. Ичкинский партизанский отряд провел первый бой с немецко-фашистскими захватчиками".

Участница партизанского движения Е. Н. Шамко рассказывает об этом бое: "Со стороны Белогорска на Приветное отходил батальон пограничников, на него обрушились два батальона немецкой пехоты и румынский эскадрон. Силы были слишком неравны, пограничникам пришлось оставлять рубеж за рубежом. В районе Нижнего Кокасана в бой с врагом вступил Ичкинский отряд. Фашисты отчаянно рвались в лес, вновь и вновь атакуя партизан, но каждый раз отходили к дороге. Так впервые столкнулся противник с партизанской стойкостью, сделавшей лес неприступным для регулярных, отлично вооруженных частей"9. Гитлеровцы потеряли более ста солдат.

Туристкая стоянка "Нижний Кокасан"

До поляны Нижний Кокасан полкилометра пути: на ней (вправо от шоссе) расположена туристская стоянка маршрутов № 25 ("По партизанским местам Восточного Крыма") и № 182 ("По Восточному Крыму"). Группы 182-го приходят сюда с Караби-яйлы, 25-го — из зуйских лесов; далее идет общий отрезок маршрута через Верхний Кокасан и Сахарную головку, за которой их пути опять расходятся. Кстати, вот как оценивает молодежь эти маршруты: "Я никогда не думала, что в Крыму может быть еще что-то интересное, кроме моря. Буковые леса, например, — они запомнятся навсегда. А вид с Чатыр-Дага, а пещеры! Пожалуй, это мои самые удачные каникулы", — сообщила одна туристка, "Наиболее сильное впечатление все-таки, я думаю, от рассказов о партизанской борьбе, от мест, где проходили бои", — сказал другой.

Среди инструкторов много студентов географических факультетов; большинство энтузиасты своего дела, хорошо знают Крым. Как-то я поинтересовалась, какой участок 25-го маршрута больше всего нравится туристам. "Пожалуй, от этой стоянки дальше на восток, — ответили мне. — Как-то все тут собрано вместе: знаменитая Сахарная головка, партизанские леса с высоты птичьего полета, а по другую сторону — море. Трава по колено, цветы, земляника — девушек не оторвешь. Вообще очень интересные маршруты, и тот, и другой".

На краю поляны стоит памятник героям-партизанам, сражавшимся в этом районе и погибшим в 1941—1944 годах.

Подготовка партизанского движения началась еще до оккупации Крыма гитлеровцами. Были сформированы 29 отрядов; позже они пополнились за счет бойцов и офицеров Красной Армии, которые, прикрывая отход наших войск, оказались в окружении. Осенью 1941 года руководство деятельностью крымских партизан было возложено на полковника А. В. Мокроусова, участника борьбы с врангелевцами в 1920 году. Командиром второго района (зуйские и белогорские леса) был назначен И. Г. Генов. Народные мстители предпринимали дерзкие налеты на вражеские гарнизоны, осуществляли диверсии на дорогах. О событиях того времени рассказывает книга И. Г. Генова "Дневник партизана"10. День за днем вел командир хронику партизанской борьбы, рассказывал о людях исключительного мужества, стойкости, душевной красоты. Прочитайте эту книгу, и оживут имена, начертанные на плите у памятника. После того как вы пройдете по местам, описанным в "Дневнике партизана", ощущение достоверности и какой-то особой причастности к тому, о чем рассказывает автор, будет особенно сильно.

Памятник крымским партизанам на поляне Нижний Кокасан

Ваш маршрут по этим местам (последний в путеводителе) построен в направлении с востока на запад, из бассейна Кучук-Карасу, но если захотите подняться на Сахарную головку отсюда, с приветненского шоссе, укажем основные вехи пути. Метров через 40 после памятника от шоссе на восток ответвляется туристская тропа и сразу же выходит на параллельную ему лесную дорогу. По ней надо идти минуты три назад, на север; на развилке свернуть вправо. После первого перехода через речку Кок тоже идите по правой тропе. Затем еще несколько раз пересечете русло и спустя 40—45 минут подниметесь на хорошо наезженную поперечную дорогу. Следуйте по ней вверх, на северо-восток. Через 10 минут лес кончится; пройдите к востоку метров 25 и сверните по тропе влево на невысокий бугор, за которым открывается поляна Верхний Кокасан; на ней тоже стоит памятник партизанам, возвратившись затем на дорогу, продолжайте идти по ней к юго-востоку и югу до источники (минут 10). За ним перейдете на тропу, которая уходит влево, вверх, к вершине Сахарной головки.

А пока что продолжайте, путь в Приветное. Между километровыми отметками 115 и 116 на повороте есть тропинка впра­во, к роднику; здесь запаситесь водой. Еще полкилометра, и подъем закончится, вы на перевале Кокасан-Богаз. Вправо дорога на Хургуч, влево — на Верхний Кокасам, а ваша — средняя. Здесь линия водораздела Главной гряды; спустившись немного, увидите ущелье речки Ускут, текущей в направлении, противоположном Танасу, к югу. Справа мощный хребет Хургуча, покрытый лесами; левый склон, по которому петляет-мечется дорога, весь в скальных пластах и высоких утесах, громоздящихся друг на друга. В зеленую раму ущелья словно вставлена картина другого мире: голые рыжие холмы и высокая серо-голубая стена моря.

Вот как описывал 50 лет назад эти места геолог A. A. Kpyбер: "Дорога, делая многочисленные петли, лепится по карнизу обрывистого ущелья, и необходимо все умение возницы, чтобы тяжелая мажара на повороте не свалилась в бездну. С замиранием сердца смотришь, как она несется прямо к пропасти, и невольно спрашиваешь: куда же дальше? Внезапный поворот, и перед глазами открывается новая петля дороги". Теперь шоссе в значительно лучшем состоянии, на нем периодически проводятся ремонтные работы, однако повороты те же самые. Современные "возницы", учтите и будьте готовы к сложностям езды на этом участке.

Слева на переднем плане видна Кыз-Кая (Дева-гора): близ ее вершины выступы скальных пластов образуют четкие очерта­ния лица. Об этой горе сложена легенда.

Давным-давно приехал в Тавриду некий грек со своей семьей. Была у него красавица дочь, которую родители, уезжая, разлучили с любимым. Поселились они в горах. Однажды собирая хворост, девушка нашла в расщелине скалы старинный сосуд с монетами, и у нее возник смелый план. Через горный проход часто шли к морю торговые караваны, - может быть, за золото согласятся взять ее на корабль, идущий в Грецию? Она обратилась к купцу с красивым, мужественным лицом. Глянул он на ее синие очи и черные косы и ответил: "Хорошо. Только не нужно мне другой награды, кроме твоей любви". Щеки девушки гневно вспыхнули, и она убежала. А купец разыскал ее и опять заговорил о своей страсти. И вновь гречанка оттолкнула его. Не простил он обиды, но затаил ее в сказал: "Что ж, давай деньги, чтобы я показал их капитану, и приходи завтра к полудню в Ускут". — "А как я узнаю ваш корабль?" - "Он большой, с тремя мачтами, другого такого нет в порту". Всю ночь шла девушка, а утром увидела внизу море я большой трехмачтовый корабль, удалявшийся от берега. Вспомнила красавица недобрую усмешку купца и поняла, что обманута. Корабль уходил все дальше, скрываясь за горизонтом, а, сердце девушки холодело и холодело с горя, пока не превратилось в камень; потом и вся она окаменела…

Пусть не смущает вас, что теперь скала похожа скорее на старуху, чем на юную деву: горы тоже старятся, как и люди.

Кыз-Кая сложена конгломератами, сцементированным галечником, который образовался на дне древнего моря. В процессе выветривания эта порода сравнительно легко разрушается, создавая порой подобие скульптур. На обрывах видно, что слои конгломерата перемежаются с песчаником и сланцами — настоящий вафельный торт. На склонах россыпи гальки, то зеленоватой с фиолетовым отливом, то почти черной. Продукты эрозии уносятся потоками воды вниз по крутым склонам; здесь часты оползни и разрушение отдельных участков дороги. Близ столба с отметкой 117 шоссе, пересекая склон бокового ущелья, изгибается крутой петлей —это место известно под названием "Подковка". Еще в 1919 году партизаны устроили здесь ловушку белогвардейцам. И. Г. Генов, участник этой операции посоветовал М.И. Чубу присмотреться к "Подковке", и в январе , 1942 года тот устроил со своим отрядом засаду у поворота, поджидая фашистскую колонну, которая двигалась из Ускута. Командир так точно рассчитал направление огневого удара, что враг оказался запертым в ловушке и понес большие потери.

Спускаетесь ниже, и все новые красоты открывает шоссе. Скалы, поворачиваясь к идущему разными гранями, меняют, свой облик, представая то средневековыми крепостями, то застывшими стоячими волнами, то циклопическими лестницами. Кыз-Кая обрывается к шоссе полукруглыми башнями, которые отливают всевозможными оттенками — золотистым, розовым, кирпично-красным, а выше все так же четко вырисовывается профиль Девы.

Гора Кыз-Кая

Пустыннее становится местность, исчезают на склонах леса, уходит под землю речка, рожденная в их недрах, но зеленая полоса садов и виноградников в долине Приветного ясно очерчивает зону ее благотворного воздействия.

Из Приветного в направлении Алушты и Судака ходят рейсовые автобусы. Можно уехать и попутной машиной, если выйти на шоссе, которое проходит южнее села.

6 А.А. Крубер. Географический очерк Судакско-Ускутского района горного Крыма, "Землеведение", 1925, т.27, в 1-2, с. 76.

7А.И. Полканов. Пешком по Крыму. Крымгиз, 1930, с.146.

8И.М. Саркизов-Серазини. По Восточному Крыму. М., 1958, с. 26.

9 Е. Н. Шамко, Партизанскими тропами, "Крым", 1969, с. 95.

10 Выпущена Крымиздом в 1963 году. Переиздана в 1969 году Воениздатом под названием "Четыре времени года".

Ущелье Тырхалу

Ущелье Тырхалу, как и Каллистон, чрезвычайно привлекательно благодаря девственной нетронутости природы и живописности ландшафта. Протяженность маршрута (в оба конца) — около 30 км. Если выйти из Красноселовки рано утром, можно не возвращаться прежним путем, а спуститься к морю, на шоссе Алушта — Судак (расстояние примерно одинаково). Вода будет по пути.

Пройдите по приветненскому шоссе на юг минут 30 и на первой развилке сверните вправо, в ущелье. Вскоре покажется поляна со следами биваков (обозначим ее для удобства ориентировки как Бивачная; к ней можно также выйти, поднимаясь из Красноселовки вверх по руслу Танасу, мимо Чертовых ворот). Дорога поворачивает на юг и с полчаса идет вдоль речки, перепрыгивая по белым, шершавым от известковой накипи камням с одного берега на другой. Танасу здесь течет по тщательно промытому каменистому руслу, и вода ее прозрачна как стекло. К ней склоняются огромные лопухи, похожие на слоновьи уши; временами попадается на бережку полянка, окрапленная алыми ягодами земляники. Сильно и приятно пахнет ломонос. Его гибкие плети с множеством изящных белых соцветий опутывают деревья сверху донизу, и кажется, что не бересты и ивы стоят вдоль речки, а вишни в цвету.

Через 25—30 минут после Бивачной поляны дорога поднимается влево, на восточный склон ущелья, продолжая идти параллельно речке, обходя скалы и срезая излучины русла. Спустившись опять к Танасу, она превратится в тропу и уведет на противоположный склон — это еще один обход.

Уже в районе Бивачной поляны попадались отдельные буки (их легко узнать по светло-серому стройному стволу, и плотным, глянцевитым листьям); теперь они встречаются все чаще, как бы напоминая, что скоро начнется их самодержавное царство. На северных склонах гор растительность образует три пояса: самый нижний — лесостепной, выше — дубовые леса (300—700 м над уровнем моря) и, наконец, пояс буковых и грабовых лесов. По мере того как будете подниматься, сможете наблюдать эту смену древесных пород.

Через час — час десять минут после Бивачной поляны тропа окончательно покидает Танасу; здесь начинается отрезок пути, на котором можно сбиться, поэтому достаньте компас, следите за ориентирами. Минуете приток, впадающий в речку с запада (если нет дождей, это сухое русло, заваленное камнями). Пройдете вдоль Танасу еще метров сто, пересечете русло, похожее на узкую канаву, и тропа, оставляя речку справа, углубится в лес. Наберите воды: дальше ее может не быть.

Здесь можно прервать подъем и пройти к истоку Танасу, что займет туда и обратно около часа. Отметив место, где сошли с тропы, следуйте вверх по руслу; вода в нем временами уходит под наносы. Минут через 20 путь преградит высокая скала. В пещерке под мощными наклонными пластами позванивает невидимая капель, с обрывов свисают завесы плюща. Вода проточила в камне желоб; по нему беззвучно скользит тонкая струйка, причесывая зеленые космы мха. Это начало Танасу. Среди скал "ванна" с высокими отполированными краями; ниже ее бук, на котором вырезан номер родника. Теперь сможете говорить с чистой совестью, что .прошли Танасу от устья до истока.

Вернувшись к отмеченному месту, продолжайте прерванный путь. Сразу за речкой будет ответвление тропы на восток, но надо идти правее, в южном и юго-восточном направлении. У сухого русла тропинка видна плохо, но когда перейдете его рядом с приметным кустом лещины, очень старым; развесистым и многоствольным, то сразу попадете на ее продолжение. Поднимитесь по крутому откосу (азимут 218, затем через одну-две минуты выйдете на ровную площадку лесу, где до революции стояла лесопилка предпринимателя Адаменко, которому принадлежали окрестные леса. Пересеките площадку по азимуту 150°, но у сухого русла тропа снова потеряется. Чтобы отыскать ее, надо пройти по руслу 10-15 метров, поглядывая направо (а можно подниматься и без тропы по дну: этого оврага четыре-пять минут). Выйдя на вторую относительно ровную площадку, остановитесь, чтобы отдышаться, и увидите вокруг удивительной красоты лес.

Вас окружает колоннада старых буков. Кроны так высоко, что листва не видна, и внизу преобладают два тона, приглушённые полумраком; старое серебро стволов и тусклая желтизна прошлогодней листвы, которая вспыхнет вдруг золотом в прорвавшемся случайно солнечном луче. Некоторые буки-великаны уже доживают свой век, другие повержены ураганом. А среди жухлой листвы, покрывающей землю, пробиваются маленькие, в несколько листиков ростки — будущее этого леса.

Среди буков просторна и видно далеко вглубь, словно в корабельной роще. Нет-нет, да и покосишься боязливо: не промелькнет ли между стволами тень какого-нибудь зверя, бесшумно скользящего по мягкой листве. Однако крупных хищных животных в Крыму нет. Некоторую опасность может представлять только неожиданная встреча с диким кабаном в период гона и опороса этих животных, в декабре и апреле. Вообще же они избегают попадаться на глаза человеку, уходя с наступлением дня в самые глухие чащобы. А ночью, видимо, они здесь пировали: еще влажна взрытая земля — кабаны искали буковые орешки. Любит эти орешки и белка. Вверху слышится пощелкивание, и летят на вас скорлупки...

Иногда в лесу можно услышать звуки, очень отрывистый хриплый лай, — их издает грациозная, косуля. Если идти тихо, порой посчастливится ее увидеть. На скалах у Каллистона встречаются муфлоны. Кабаны, белки, муфлоны не исконные обитатели Крыма, их завезли с целью обогащения фауны полуострова. Дикие свиньи, выпущенные в 1957 году в количестве 35 штук, теперь распространились по всем лесам Крыма.

Хотя в буковом лесу высокая влажность воздуха, лесная подстилка может воспламениться от незагашенной спички или окурка. И еще надо помнить о необходимости соблюдения тишины, особенно в мае—июне, когда птицы выводят птенцов. Спугнутая с гнезда птица — это зачастую гибель всего выводка.

Когда-то в этих местах была лесная сторожка, где вырос Г. Д. Назаренко, который в 1941 году стал проводником второго партизанского района. Его высоко ценили А. В. Мокроусов и И.Г. Генов; не раз он спасал жизнь многих людей, выводя отряды из-под удара одному ему известными тропами. Немцы схватили в Сартане жену и детей Назаренко и велели женщине передать мужу: если не вернется в деревню, семья погибнет. "Как быть, Иван Гаврилович?" — спросил у Генова проводник. "Поступай так, как подскажет совесть",— ответил командир, "Жену и детей я люблю, но предателем не стану, товарищам и родине не изменю", — сказал патриот. Ирина Назаренко была расстреляна вместе со старшей дочерью.

Григорию Дмитриевичу сейчас уже за семьдесят, но стоит спросить его о любой тропинке в белогорских лесах, и он, задумчиво устремив вдаль глаза, начинает объяснять так, словно был там только вчера.

После отдыха пройдите немного на юг руслом, по которому поднимались. Вскоре оно станет дорогой, поворачивающей к юго-западу. Обходя завалы бурелома, не теряйте ее ни в коем случае. Обогнете несколько боковых балок и обнаружите, что идете уже по тропе, которая, вскарабкавшись на скалистый гребень, переваливает на противоположный склон Хриколя (на гребне — ориентир, невысокая липа). После пяти минут ходьбы по лысому косогору (азимут 150°) тропа ныряет в лес и дальше идет по дну ущелья Тырхалу. Вскоре, у столбика с номерами лесных кварталов, оно раздваивается. Вам вправо (левое ответвление ведет на поляну у вершины Хриколя).

Гора Кутур-Кая

Дойдя до источника, поверните вправо, вверх, где сквозь деревья виднеется, длинная поляна, (для удобства обозначения так и назовем ее — "Длинная"), расположенная на склоне скалистой горы Кутур-Кая. В некоторых источниках она именуется и Кутюр-Хаул, и Тырхалу — очевидно, это искаженные варианты одного и того же названия. И переводится "кутур" по-разному в одном из тюркских языков это слово означает "бешеный", в другом — "перевал", в третьем, турецком, — "бок, край". Скальные стены горы увенчаны зубцами и разделены широким карнизом на ярусы. На карнизе кудрявятся кроны старых буков. Замок со старинной гравюры да и только!

По другую сторону поляны — такие же скалистые отроги Хриколя. Среди этих острых скал в восточном направлении угадывается проход — это Малые ворота. Видна дорога, подходящая к ним справа, по лысому склону, однако проще подняться туда за несколько минут напрямик, через ущелье. Малые ворота откроют вам широчайший простор моря, долину Приветного на востоке, правее — село Рыбачье. Ближе простираются изрытые оврагами холмы, которые недавно были совершенно голыми. Над ними дрожало марево раскаленного воздуха, и казалось, что никогда здесь не может быть ничего иного: всего около 200 мм годовых осадков, отсутствие речек и родников, климат полупустыни. А теперь склоны расчерчены зелеными пунктирными линиями: на них нарезали террасы и высадили саженцы сосны и других деревьев. Поиски, эксперименты, поистине титанический труд — и лесоводы победили, молодой лес растет. Пройдет немного времени, кроны сомкнутся, и зеленый цвет, цвет жизни, полностью вытеснит рыжий. Хранимые лесной сенью, забьют родники, все дольше будет задерживаться вода в руслах. У этой местности, богатой прекрасными пляжами и солнцем, большое будущее. Уже ведется курортное строительство в Кайенской балке, появляются лагеря отдыха и пансионаты в Рыбачьем, Приветном, Морском и других селах и поселках юго-восточного Крыма.

Слева виден Хриколь; его склон, обращенный к вам, лишен скал и безлесен. С этой стороны возможен подъем на вершину.

От Малых ворот до Приветного два с лишним часа ходьбы, однако не торопитесь: самое интересное в Тырхалу еще впереди. Спускайтесь на Длинную поляну, теперь следуйте по дороге, которая войдет в лес и поведет вверх. В лесу местами она видна плохо, но направление угадывается по дну ущелья, которое все время метрах в 50 ниже вас. Через 20 минут выйдете на небольшую пролысинку; ниже ее Тырхалу опять раздваивается. Левая (от вас) ветвь — лысая лощина, уходящая вверх между двумя скалистыми гребнями горы Хаплузея. Особенно живописен восточный: иссеченный силами выветривания, он словно составлен из гигантских сросшихся кристаллов. Проносясь между бесчисленными пиками, ветер поет на разные голоса.

Поднимитесь по лощине; все шире будет разворачиваться панорама гор, которые, выдвигаясь одна из-за другой, становятся видны от подножия до вершины. Впечатляющее зрелище представляет Хриколь: буйство скал, величавое спокойствие леса, среди которого светлеют поляны. Справа выглядывают пики горбатой горы Верблюд, слева вершина Шуври, сложенная косыми скальными пластами.

К верхнему краю лощины можно не идти. Сверните вправо, поднимитесь к западному гребню и идите вдоль него обратно. У северной его оконечности перейдите на противоположный склон и увидите обрывы нагорья Караби. Трудно передать впечатлений о этой мощной толщи известняков похожей на окаменевший водопад. Ближе, над дорогой, спускающейся в Рыбачье, тянется Эффектный кряж — цепь отдельных утесов, поминается верхний; в его очертаниях — устремленность в так и кажется, что скала вот-вот, как ракета, взлетит в грохоте и пламени.

Проход западнее горы Хаплузея отделяет Караби-яйлу от других хребтов Восточного Крыма, местное его название — Большие ворота. У Кеппена он Таш-Дувар (каменная стена)11, у Головкинского — Хаплузея-Богаз12 ("богаз" — проход; "хаплу, хапу, капу" в тюркских языках означает "дверь, ворота"). В более поздних источниках проход остается безымянным или ошибочно называется Алакатом (Алакат расположен в 6—7 км к востоку, между Шуври и Хургучем). К северу от Больших ворот лежит котловина, частично поросшая лесом. Во время дождей и паводков здесь начинается Танасу.

Спускайтесь в западном направлении к дороге, виднеющейся под утесами. Она пересекает длинный развал камней, который ровной линией тянется по склону. Это остатки древней системы оборонительных сооружений, "длинных стен", которыми запирались горное проходы в районе Караби-яйлы и дальше на запад. Изучением их занимался специальный отряд украинских археологов в 1955—1958 годах и в последующие годы. В статье "О локализации страны Дорн" Э. И. Соломник и О. И. Домбровский пишут: "Высота этих стен, по-видимому, не превышала человеческого роста. Они могли явиться неодолимым препятствием для кибитки кочевника, могли служить укрытием для защищавших перевалы пеших воинов-пращников и лучников"13. Воздвигаемые в тесных проходах стены сочетались с естественными преградами. По свидетельству византийского писателя Прокопия, римский император Юстиниан I в VI веке построил "длинные стены" для защиты страны Дори с севера.

Длинная поляна и гора Хриколь

Неподалеку от остатков укреплений дорога раздваивается; оба эти направления — вверх, на Караби. В своеобразный мир этого нагорья вас может повести путеводитель Б. П. Чупикова "Нагорье Караби", выпущенный издательством "Таврия" в 1975г.

Через Большие ворота за два с половиной часа можете спуститься в Рыбачье, к шоссе Алушта — Судак.

Если хотите вернуться в Красноселовку, спуститесь на север, в котловину. Через 7—10 минут в месте ее наибольшего понижения отделится дорога вправо, ни восток, и вскоре приведет на знакомую уже пролысинку над разветвлением Тырхалу. Выше — утес с двумя пещерами. В нижнюю (ее местное название — "Церковь") легко проникнуть. Длина пещеры около 15 метров; в глубине верхнего этажа есть отверстие, как будто непроходимое, однако порой спелеологи, расширив подобные щели, открывают новые ходы и залы. Вторая пещера, верхняя, труднодоступна, данных о ней пока нет.

Обратный путь займет около четырех часов. Спускайтесь на Длинную поляну и следуйте мимо источника, затем мимо столбика — указателя лесных кварталов (он остается справа). Через 4—5 минут старайтесь не пропустить место, где тропа оставляет дно ущелья и поднимается вправо, на лысый откос. Надо идти по азимуту 330°, иначе можете перебраться на противоположный склон Хриколя не там, где нужно, и не попасть на дорогу. Если все же это произойдет, идите на северо-запад, не спускаясь на дно ущелья, которое здесь загромождено ска­лами. Через полчаса будете у Танасу и разыщете на левом берегу тропу, ведущую вниз к Бивачной поляне.

11 П. Кеппен. О древностях Южного берега Крыма и гор таврических. Спб. 1837, с. 140, 141.

12 Н. Головановский. Путеводитель по Крыму, изд. 6, Симферополь, 1894, с. 475 и далее

13 Сб:: Археологические исследования средневекового Крыма. Киев, 1968, с. 36.

Каллистон

До горного прохода Каллистон от Красноселовки три часа ходьбы. Оттуда можно подняться на вершины Шуври и Хриколя (1030 и 1011 м), после чего вернуться в село или спуститься к морю. Питьевая вода встретится по пути.

Вначале опять идите по приветненскому шоссе до первой развилки вправо. Как и в предыдущем маршруте, спускайтесь здесь в ущелье и поднимайтесь по течению Танасу. Дорога пе­рейдет через речку и через пять минут разделится на две, которые, обогнув с разных сторон группу кустов, сойдутся снова. Теперь внимательно смотрите влево, чтобы не пропустить ответвление вверх, на восток. Сворачивайте туда и минут 40-50 поднимайтесь в восточном и юго-восточном направлении. Там встретится отходящая влево, к Нижнему Кокасану, дорога, но вы идите вправо. Через пять минут будет поворот на юго-запад (вы переходите со склонов Хургуча на Шуври). Еще через пять, минут слева увидите родник, вода из которого пропущена по трубе под дорогой; здесь нужно наполнить флягу. Поднимаетесь еще 20-25 минут до "пятачка" — так лесники называют небольшую, поросшую мелколесьем площадку, откуда отходит несколько дорог и троп, начало которых не сразу отыщешь в зарослях. Левая, южная дорога ведет к проходу Алакат; ваше направление — юго-западное. Засеките его на шкале компаса, пройдите между двумя старыми кизиловыми кустами (ветки их, сплетаясь, образуют подобие арки), и через несколько метров обозначится тропа, которая, огибая Шуври, сворачивает к югу. Если собьётесь с нее на другую и через пять минут придете к источнику, поднимитесь от него немного и вновь попадете на вашу тропу, которая продолжает идти к югу поперек склона, не поднимаясь и не спускаясь. В десяти минутах ходьбы от "пятачка" встретится справа пролысинка — видовая площадка, - особенно привлекательная после долгой "слепой" дороги в лесу. Откроется котловина в верховьях Танасу, которой вы любовались с Хузгунских обрывов (их можно увидеть вместе со скалой Хрюшка на северо-западе). На западе видна полукорона скалистых вершин Караби; левее в просвете ущелья проглядывают места, где вы были во время предыдущего похода: Кутур-Кая и вдали гребень Хаплузеи, ощетинившийся пиками выветривания. Еще южнее — Каллистон, теперь уже совсем близкий. Навстречу друг другу к острому углу седловины стремительно сбегают склоны Шуври и Хриколя.

Продолжайте спуск по тропе. Через несколько десятков шагов слева увидите отверстие в земле, уходящее, по-видимому, глубоко. Восточнее нагорья Караби горы сложены в основном некарстующимися известняками, однако карстовый колодец, хорошо известный лесникам, есть на Хургуче, а эта щель, возможно, является началом подземной полости.

Вокруг такой же дремучий сказочный лес, по которому вы шли к Тырхалу. Среди старых буков разбросаны "куски Шуври" — глыбы, отколовшиеся когда-то от ее вершины и скатившиеся по склону. Из-под обрывов этой неистовой горы веером расходится несколько балок, загроможденные осыпями, которые начинают "стекать" при малейшем неосторожном шаге; с этой стороны подъем на вершину опасен. От пролысинки надо идти 10 минут до дна ущелья, разделяющего Шуври и Хриколь. Тропа опишет крутую петлю; на самом ее перегибе сверните по ущелью. Метров сто идите его склоном параллельно ручья (оно должно быть правее и не дальше 10—15 путь не преградят скалы. Большой обломок лежит в самом русле; сразу за этим камнем повернете вправо, перейдете ручей и окажетесь на склоне Хриколя. Крутой, но короткий подъем по скале; спустя несколько минут выйдете на по которому в древности проходила вьючная тропа, мому, он вырублен в скале искусственным путем.

Напротив отвесными стенами обрывается в ущелье Шуври. На скалах непостижимым образом прилепились деревья в этих местах сосны красноствольной крючковатой. Одно из них, растущее на макушке утеса, похоже на орла с крыльями. Если бы эти места чаще посещались туристами, наверное, многие из причудливых зубцов над обрывами получили бы свое имя. А возможно, были у них имена, да теперь забыты, как забыто название Каллистон, сохранившееся лишь на страницах немногих книг.

Следуя дальше на юг, к высшей точке прохода, держитесь правого, юго-западного ответвления русла, которое вскоре выведет на горный луг. Плавным изгибом он поднимается ну Шуври к грозным бастионам ее скал. А ниже ширь моря, мягкие очертания холмов цвета терракоты – таким предстает здесь Прекраснейший. После трудного подъема хорошо полежать в высокой траве: склоняются над головой алые смолистые гвоздички и стебельки с ягодами земляники; плывут в синеве белоснежные облака, задевая порой вершину Шуври.

Глядя на нее, прикиньте, с кокой стороны склон более доступен. Перед подъемом определите и запомните азимут вершины: бывает, что налетит внезапно туча, окажетесь в сплошном тумане и не будете знать, куда спускаться. Выше, травянистого склона начнутся скальные глыбы, разделенные расщелинами; подъем по ним несложен. Недалеко от вершины встретится исполинское обгоревшее дерево, поваленное, очевидно, грозой. На самой макушке водружена мачта.

Горный проход Каллистон

Вид с горы — великолепный. На северо-востоке, отделенный от вас проходом Алакат, лежит длинный Хургуч; за ним находится приветненское шоссе, а еще дальше на восток — Сахарная головка и цепь вершин Главной гряды. В ясную погоду, когда особенно прозрачен воздух, что обычно бывает при западном и северном ветре, отчетливо видны суданские горы и даже Кара-Даг над Планерским. Спускаясь с вершины, сверяйте направление по компасу, чтобы не прийти к обрыву.

Если захотите подняться на Хриколь, откуда видны ущелье Тырхалу и нагорье Караби, надо вернуться немного к северу и идти к вершине напрямик по лесу.

Тропа, которая проходит через Каллистон, продолжается дальше на юг и правым склоном ущелья приводит на поляну Алекса, виднеющуюся ниже ("алексо" по-гречески означает "оборонять, защищать". Возможно, здесь был сторожевой пост для охраны прохода). Путь к морю через Алексу долог, и на поляну спускаться не стоит. Пройдите лучше с полкилометра не восток, к седловине между Шуври и ее лысым отрогом, а оттуда спуститесь ущельем к источнику с тремя трубами на левом склоне; там запаситесь водой. Вскоре тропа выведет на поперечную дорогу, которая спускается от Алаката. В Приветное, вниз, к югу, два с лишним часа ходьбы.

Если будете возвращаться в Красноселовку, может случиться, что за видовой площадкой потеряете тропу к "пятачку" — спускайтесь тогда вдоль любого русла к Танасу, скал и обрывов здесь нет.

Под вечер приветненское шоссе приведет вас в Красноселовку. Солнце уже опустилось за Кабаргу. Горы наливаются густой синевой, мгла заполняет ущелья, и только над Каллистоном светятся розовые глыбы облаков. И вы вдруг поймете, что не сможете навсегда расстаться с этими местами, с открывшейся здесь красотой. Вас будет тянуть к ним снова и снова.

В верховьях Кучук-Карасу
Долина садов

Как уже упоминалось, речка Кучук-Карасу — восточная соседка Танасу. В районе Верхнего Кокасана, где находится их водораздел, можно наблюдать, как из одного источника струйка бежит на запад, к Танасу, из другого — на северо-восток, в Кучук-Карасу.

Исходный пункт маршрутов — село Поворотное, туда идут рейсовые автобусы из Белогорска около 9 утра и в 16 часов. Если добираться своим транспортом, надо свернуть с феодосийского шоссе западнее Богатого, между километровыми столбами 54 и 55 (расстояние от Симферополя). Здесь рядом с указателем "Черемисовка" ответвляется дорога на юг. До Поворотного, все время в южном направлении, 9 км.

После небольшого подъема за желтыми глинистыми буграми откроется край синих гор. Ближе других — Кокташ, похожий отсюда на улетающую птицу: скала на вершине — ее голова, два отрога — крылья. Правее видна громада Караул-Тепе.

Кучук-Карасу подойдет к дороге у села Красная Слобода (5 км от шоссе). Длина речки — 80 км, площадь водосбора — 225 кв. км, средний расход воды в районе Красной Слободы — 3.2 куб. м в секунду, т. е. в два раза меньше, чем у Танасу. Она владеет в Биюк-Карасу севернее Белогорска, в Нижнегорском районе, однако достигает устья только в период паводков. Наибольший расход воды, в 170 раз превосходящий средний, наблюдался в марте 1940 года, во время весеннего паводка.

Выше Поворотного речка прорезала в склонах Главной гряды узкое, глубокое ущелье. Там, где встречаются твердые породы, образовался небольшой каньон с красивыми каскадами и круглыми "котлами", наполненными водой, дымчато-зеленой, мерцающей изнутри, словно полудрагоценной камень. Во время паводков бурные потоки вращают в углублениях скал принесенные камни и со временем выбивают такие резервуары. Диаметр некоторых из них достигает трех метров. Для тренированных туристов, идущих налегке подъем по дну этого каньона несложен.

Красная Слобода уютно расположилось среди кудрявых дубрав и светлых лужаек; чистенькие домики, утопающие в садах, высокие старые тополя. Село это — перспективное; планом генеральной застройки предусмотрено расширение жилого фонда, строительство нового магазина и клуба, детского комбината, бани; водопровода. Сейчас здесь около 200 жителей, большей частью колхозников, среди них много молодежи. И Красная Слобода, и Поворотное находятся на землях колхоза "Горный", правление которого в Богатом. Это крупное многоотраслевое хозяйство, угодья его в долине Кучук-Карасу.

Долина обитаема с давних времен. В нескольких километрах севернее Красной Слободы, близ села Богатого, найдены остатки поселений эпохи неолита и эпохи меди. Исследован в этом районе и курган эпохи бронзы, давший богатые находки. В средние века в числе 18 деревень Солдайского генуэзского консульства упоминается Безалега (Беш-Эв-Эли, или Бешуй, т. е. "пять-дворов"), находившаяся в километре от Поворотного, бывшей Айлянмы. По ту сторону Главной гряды лежала Тасили (Шелен, теперь Громовка), резиденция феодалов братьев Гуаско. Сообщение между этими селениями могло поддерживаться по наиболее короткому пути через Шеленский горный проход, расположенный восточное Караул-Тепе (в переводе с тюркского "сторожевой холм"). С лысой макушки горы широкий обзор, и не исключено, что там действительно был сторожевой пункт.

Третьей деревней в верховьях долины был Чермалык14; в 1778 году из него переселили в Приазовье 358 греков и грузин, после которых осталась старая церковь, превратившаяся в руины уже в начале XIX века. В конце XVIII века дачу Чермалык Потемкин подарил надворному советнику Юговичу. Богатейшие леса в бассейне Кучук-Карасу и благоприятные условия для садоводства сулили помещикам высокие прибыли.

В долине Кучук-Карасу

Выше Красной Слободы долина сильно сужается, затем расширяется вновь. Здесь в речку впадает несколько ручьев; русла их разделены холмами, которые возвышаются среди садов и полей как лесистые острова. На заднем плане широким амфитеатром встают горы; в отличие от долины Танасу очертания зеленых хребтов спокойны и мягки, на склонах не видно скал, только Кокташ представляет исключение.

Вся долина в молодых садах, реконструированных в последние годы, хорошо ухоженных. У деревьев умело сформированные кроны, стволы выбелены известью. Даже не верится, что после войны здесь царило запустение: деревья были старые, малопродуктивные, с низкосортными плодами, сады позарастали кустарником. В 1953 году во главе бригады поставили коммуниста А. П. Фалина, который умело организовал работу по реконструкции садов. Проводили ее постепенно: старые деревья выкорчевывали по мере того, как молодые яблони, посаженные между ними, начинали плодоносить. Освоили новые земли, спрямив русло речки; создали поливную систему. (Бригадир не может сдержать улыбку, вспоминая, как это было. Пока рыли отводной канал, рабочие-садоводы только крутили головами: напрасный труд, не пойдет в эти сады вода — вон насколько они выше речки. Но расчет был точным. Работают эти маловеры, а вода по канаве подошла им под самые пятки, то-то было смеха и радости!)

Однако в Кучук-Карасу воды для полива хватает обычно до мая—июня, поэтому пришлось в подмогу речке строить Хмелевское водохранилище (на месте деревушки Хмели, бывшего Чермалыка). Теперь вопрос с поливом решен. Идя по долине, увидите, как в сады поступает по трубам вода и щедро поит землю. Почвы здесь не очень плодородные, но, получая вдосталь влаги, благодаря хорошей агротехнике деревья нормально развиваются и плодоносят. Бригада производит до 600 тонн плодов в год, выращивая главным образом семечковые, в том числе яблоки сортов Ренет Симиренко, Банан зимний, Сары-синап. Яблоки этих садов отличного качества и пользуются заслуженной известностью.

Есть здесь и пальметтные сады (у яблони-пальметты крона сформирована в одной плоскости и растянута на шпалере), однако А. П. Фалин считает весьма перспективными и сады на сильнорослых подвоях, с объемными кронами. По его мнению, надо пробовать, экспериментировать, а практика покажет, что выгоднее. Садоводство — постоянный поиск.

Если собираетесь ночевать в Поворотном, место для привала укажут на лесном кордоне (от автопавильона надо пройти 500—600 м вверх по течению Кучук-Карасу).

14 Чермалык, как и и Бешуй, теперь не существует.

Гора Кокташ

Подъем на Кокташ (его здесь называют просто "Скала") от Хмелевского водохранилища занимает примерно час. За такое же время можно спуститься с вершины в село Синекаменку; оттуда всего два километра до феодосийского шоссе, и вы в любое время уедете на попутной машине.

От автопавильона в Поворотном до водохранилища около полутора километров (если воды в речке немного, туда можно проехать и на машине). Надо пройти назад по дороге, в сторону Красной Слободы, 200—250 м до ответвления вправо, на восток. Пересекаете речку, затем поливную канаву и на развилке за ней придерживаетесь левого направления. Вдоль дороги тянутся зеленые лужайки, на одной красуется мощный раскидистый дуб, напоминая пейзаж Шишкина "Среди долины ровныя". Встретив поперечную дорогу, идите по ней вправо, к юго-востоку; через несколько минут покажется плотина водохранилища.

Темно-зеленым куполом опрокинулся в зеркало этого искусственного озера Кокташ; поближе дрожат в голубой воде несколько светлых бликов — отражение скалы на его вершине. Хмелевское водохранилище пользуется большой популярностью, сюда приезжают в выходные дни отдохнуть от жары, подышать свежим лесным воздухом, искупаться (вода очень чистая), половить карпов. Ловля рыбы разрешена за небольшую плату и без применения сетей; есть здесь и раки. На восточном берегу возвышается лесистый холм с уютными зелеными полянками: хочешь — загорай на травке, хочешь — отдыхай в тени. Под холмом проходит дорога на Кокташ.

Пожалуй, нет в Крыму похожей на него горы. Из шапки темного леса, вырисовываясь на фоне синего неба, подобно белому айсбергу, торчит остроконечная скала. Грани утеса так отвесны, что захватывает дух, даже когда смотришь снизу. Название горы означает "синий камень", наверное, потому синий, что настоящая белоснежность всегда подразумевает легкую голубизну (для того ведь и синька существует). Высота скалы — 80 м; площадь, занимаемая ею, составляет 1,8 гектара. Это известняковый риф (биогерм); подстилает его глинисто-карбонатная толща. Высота Кокташа над уровнем моря свыше 700 м.

Хмелевское водохранилище и гра Кокташ. С этюда И.Н. Лезиной

При всей своей живописности гора эта коварна: среди ее отрогов, сплошь поросших лесом, и оврагов, которые изрезали склоны в разных направлениях, немудрено заблудиться, тем более, что вершинная скала на протяжении подъема не видна. Не пытайтесь поэтому подниматься наугад, следите за описанием маршрута. Сначала в течение трех-четырех минут идите восточным берегом водохранилища (оно остается правее) до первой развилки влево, в направлении скалы. Переваливаете через небольшой бугор, входите в лес; дорога постепенно отменяется к северу. Спустя 15 минут ходьбы от озера справа увидите столб — "квартал 30", от него продолжаете идти на север еще четыре пять минут. Пересечете речку, приток Кучук-Карасу, за ней дорога раздваивается, и надо идти влево (правое, юго-восточное направление — через Шеленскую седловину в Громовку); Перейдя тут же еще один ручей, наберите в нем воды. Через две-три минуты дорога выведет на поляну с молодыми посадками сосен; ее местное название — "Курбетка" (курбетками называли а Крыму цыган, торговавших лошадьми; действительно, по статистическим данным, еще в 1805 году в Чермалыке значилось цыганское население}. Дойдете до опушки и снова окажетесь на распутье. Повернете вправо, огибая поляну поверху, затем дорога будет сохранять в основном юго-восточное направление.

Через 20 минут после "Курбетки" выйдете на небольшую площадку в лесу, где проводилась санитарная рубка. Не обращая внимания на наезженную дорогу, уходящую к югу, поднимитесь в восточном направлении по более слабым колеям (две каменные глыбы остаются слева). Когда колеи потеряются, продолжайте подниматься в том же направлении, придерживаясь небольшой ложбинки, которая через пять минут приведет на поперечную дорогу (не выйти на нее нельзя, даже если отклонитесь слегка от курса). Разыщите на обочине столб с номерами лесных кварталов (31—35), от него начинается еще "одна дорога, которая, петляя, взбирается вверх. Повороты заросли травой, и лучше, срезая их, минуты три подниматься напрямик, пока не выйдете на прямой и четкий отрезок. Отметьте это место, если собираетесь возвращаться прежним путем. Дальше дорога поведет в северном и северо-восточном направлении (скала сейчас правее, вы ее обходите). Когда выйдете на петлю другой, более широкой и наезженной дороги сверните вправо, и сразу же лес сменится обширной поляной, примыкающей к вершине. Подъем на скалу очень легок: северная ее грань полога (поэтому со стороны шоссе Кокташ ничем не приметен, и знают о нем немногие). На вершине горы — маленькая площадка, с которой открывается великолепная панорама. На западе голубеют два зубца у Каллистона, видна скалистая вершина Кара-Тепе над Красноселовкой, ближе – долина Кучук-Карасу с -голубым озером. Это всегда захватывает рассматривать сверху, словно на рельефной карте, знакомые места, узнавать покоренные вами вершины, мысленно прокладывать по зеленому раздолью трассы дорог, и уже пройденных и тех, которые впереди. В восточном направлении видны большое село Земляничное и знаменитая Партизанская гора (Сугут-Оба). На севере, за феодосийским шоссе, тянется длинный хребет Кубалач с белыми, мергелевыми обрывами (он относится к Внутренней гряде). Под северным склоном Кокташа приютилась Синекаменка, обязанная своим названием этой горе; новые домики похожи, на выложенные в ряд кубики рафинада.

Можно спуститься к подножию утеса по тропинке вдоль восточного обрыва; выше видна небольшая пещерка с родником. На поляне севернее вершины иногда ночуют туристы, чтобы встретить на скале восход солнца. Надо, однако, иметь в виду, что разжигать здесь костры строго воспрещается.

Спускаясь, в Синекаменку, пройдите метров сто от скалы на север, после чего поверните вправо по азимуту 60°, к тому месту, где поляна "языком" вдается в лес (держа курс на Земляничное). На опушке разыщете тропу, которая через 5—6 минут спустится на поперечную дорогу; по ней надо идти влево на запад, затем свернуть на первую дорогу вниз, к северу и в дальнейшем придерживаться правых, близких к северному направлений.

На склонах, па которым вы спускаетесь, много диких яблонь и груш. Когда они цветут, это незабываемое зрелище: среди прозрачно-серого, с легкой прозеленью леса попадаются снежно-белые "облака" грушевых крон и розовые – яблонь. Воздух насыщен ароматом, лес звенит от птичьих, голосов. Приезжайте сюда ранней весной! Побродите лесными дорогами, подниметесь на скалу, и этот апрель навсегда останется у вас в памяти.

Спустившись в Синекаменку: идите мимо большого водохранилища к центру села. Около 14 часов отсюда уходит автобус в Белогорск; если не успеете — невдалеке феодосийское шоссе.

Партизанский Берлюк

Гора Берлюк и Берлюкское ущелье — славный партизанский край. В годы Великой Отечественной войны народные мстители вели здесь ожесточенные бои с немецко-фашистскими захватчиками. В ущелье, где базировался Джанкойский отряд, сохранились остатки землянок. У вершин гор Караул-Тепе и Берлюк установлены памятники партизанам. Дорога в оба конца, осмотр ущелья и памятников займет около 7 часов; рассчитайте время так, чтобы успеть в Поворотное к 17 часам, на последний автобус (на попутные здесь надеяться нельзя). Если выйти в 6—7 утра, можно от памятников спуститься на юг, в село Морское, и уехать по шоссе Алушта — Судак. Высота горы Берлюк над уровнем моря примерно 850 м; питьевая вода встретится в ущелье.

Жители Поворотного так объясняют название села: "Поворачивай назад, дальше дороги нет". Оно лежит вдали от оживленных дорог, в тупике, окруженное горами. Мягкость их очертаний обманчива — там, в глубине, кручи Главной гряды, поросшие дремучим лесом, изрезанные множеством балок. Благодаря этим особенностям местности верховья Кучук-Карасу с осени 1941 года стали местом сосредоточения партизан.

Дорога в ущелье идет от автопавильона дальше к юго-западу (на первой развилке влево не сворачивать!). По пути дважды пересечете речку, затем выйдете на вторую развилку, где стоит охранный столб, вправо — к лесному кордону и дальше в каньон, влево, снова пересекая речку, — к Берлюку. Уходя в лес, партизаны завалили эту дорогу деревьями, создавая заслон для карателей.

Поднимаетесь почти все время в юго-восточном направлении; ошибиться можно только на двух развилках: первая будет через полчаса, около столба "Обход № 7" (идти влево), вторая — спустя 10 минут (здесь — вправо). Еще 30—35 минут подъема, и выйдете к небольшой поляне, от которой расходится несколько дорог; на ней скамейка и навес-грибок. Здесь была первая застава Джанкойского отряда.

Памятник на горе Караул-Тепе, где была партизанская застава

Если стать спиной к поляне, а лицом к грибку, дорога к землянкам в ущелье будет справа (юго-западное направление), левая ведет к памятникам. Спускаясь в ущелье, на многочисленных развилках каждый раз выбирайте левое направление (будьте внимательны, иначе зайдете в такие дебри, из которых нелегко выбраться). Через 10 минут от поляны — первый ориентир; старый домик лесорубов близ дороги. У домика родник, из которого вытекает ручей; спускайтесь по его течению правым берегом в течение 5 минут до поперечной дороги (обязательно отметьте место, где вышли на нее, чтобы на обратном пути не пройти мимо). По этой дороге, которая связывала боевые группы Джанкойского отряда, идите влево, на юг. Спустя некоторое время встретятся остатки бревенчатых мостов, перекинутых через боковые ущелья. Склоны настолько круты, что, поднимаясь по ним, приходится нагибаться: так и кажется, будто запрокидываешься назад. Когда эти кручи были покрыты снегом и льдом, Берлюк превращался в крепость.

В ущелье стоит старый сумрачный лес. Партизаны при обстреле перебегали от одного дерева к другому и, укрываясь за стволами, вели ответный огонь. Наверное, многие из этих мощных буков и дубов спасли чью-то жизнь и до сих пор хранят в себе пули и осколки.

Джанкойский отряд обосновался здесь осенью 1941 года. С первых месяцев борьбы партизаны проводили смелые боевые операции. Отряд держал под контролем шоссе Симферополь—Феодосия, имевшее важное стратегическое значение. В конце декабря на одном из его участков боевые группы Джанкойского и Красноармейского отрядов под командованием Г. Красовского и В. Шашлыкова напали на автомашины с гестаповцами. Свыше 60 гитлеровцев было убито. Вскоре, по словам И. Г. Генова, "партизаны согнали противника с этой важнейшей коммуникации и заставили… совершить переброску своих войск по проселочной, мало проезжей дороге. Это равносильно выигрышу большого сражения"15.

Озверевшие фашисты устраивали, кровавые расправы над мирным населением. Не раз они бомбили и поджигали Айлянму (Поворотное) и Чермалык. В декабре 1941 года в эти села нагрянули каратели и схватили 18 женщин, детей; стариков. Их загнали в Кучук-Карасу, продержали час в ледяной воде, затем с обрывистого берега ударили пулеметы. Близ места расстрела, недалеко от автопавильона в Поворотном, установлен в память о погибших белый обелиск.

Среди жертв гитлеровских извергов чудом осталась в живых Д. И. Посторонко. Десятимесячная девочка была убита у нее на руках, а сама она с перебитыми ногами упала в воду. Палачи посчитали ее мертвой.

Семья Посторонко — одна из множества семей советских патриотов, которые не покорились фашистам и заплатили за это горем, муками, всей жизнью. Глава семьи, Яков Емельянович, лесной объездчик, а с начала войны — председатель сельсовета., в ноябре 1941 года ушел в лес и стал проводником Джанкойского отряда. Водил партизан в боевые операции, ходил на связь с другими отрадами. Прекрасно зная местность, вывел однажды из окружения отряд полковника Городовнкова. Гитлеровцы во не раз допрашивали его жену, требуя указать местоположение партизан, грозили расстрелом, ставили при ней к стенке одного из сыновей, но не добились ничего.

Дарья Ивановна еще во время гражданской войны дралась с белыми бок о бок с мужем. Жила она тогда в Сибири. Однажды в их селе привели на допрос невысокого ладного красноармейца, который приглянулся девушке, - это был Я. Е. Посторонко. Вскоре он сумел бежать, завладев винтовкой конвоира. Вместе с ним ушла Даша.

В Отечественную войну они рисковали не только своими жизнями у них было семеро детей. Старший, Ваня, тоже сражался в Джанкойском отряде. О нем, партизанском проводнике и пулеметчике, не раз упоминает в своей книге И. Г. Генов.

Узнав о кровавой расправе в Айлянме, партизаны догнали карателей и разбили их наголову. Д. И. Посторонко перенесли в лес; она лежала в землянке в очень тяжелом состоянии. Дети тоже были в отряде. Двенадцатилетняя Таня помогала ухаживать за ранеными, с риском для жизни бегала в Чермалык за молоком для них, стирала окровавленные бинты в обжигающе холодной воде ручьев, через которые вы сейчас переходите. В марте 1942 года во время прочеса Верлюкского ущелья, когда карателям, удалось прорваться к землянкам, Дарья Ивановна была зверски убита ими.

В 1943 году в одном из боев погиб и Ваня Посторонко. Имя его — на памятнике Нижнего Кокасана.

Сейчас в Красной; Слободе живут его отец и сестра. За прилавком сельского магазина стоит худенькая женщина с голубыми строгими глазами — ударник коммунистического труда, прекрасный отзывчивый человек, которого знают и ценят не только в том селе, Татьяна Яковлевна Воронько (Посторонхо).

Наступление фашистов на Берлюк в марте 1942 года было вызвано активизацией деятельности партизан. С целью поддержки Керченского Десанта они начали действия по тылам и коммуникациям противника, освободили ряд сел. В районе Берлюка гитлеровцы бросили в бой горнострелковый полк. "Не одну вражескую атаку на высоте Берлюк отразили бойцы Джанкойского отряда под руководством своего командира И. П. Рюмшина и комиссара П. Н. Клеветова, Оба они героически погибли в том бою. Потеряв при штурме высот свыше 200 солдат и офицеров, гитлеровцы должны были отступить", — пишет Е, Н. Шамко в путеводителе "Партизанскими тропами".

Перейдя через третий ручей, за поворотом влево увидите у дороги металлический указатель "2-я группа"; его стрелка показывает вверх, на бугор. Короткий подъем без тропы, и перед вами оградка, установленная на небольшой площадке в лесу. Здесь захоронены Дарья Ивановна Посторонко и партизан Терентий Черняй. Чуть выше — яма прямоугольной формы, остатки той самой землянки.

Возвратившись к указателю, продолжаете идти дальше, к западу и юго-западу. Метрах в трехстах увидите остатки пар­тизанской автомашины, а напротив, через дорогу, можно отыс­кать следы еще двух землянок. Бережно относитесь к каждой реликвии тех лет, пусть даже это будет уголек от партизанского костра или позеленевший патрон. Берлюкское ущелье — своего рода музей боевой славы, у которого нет иного хранителя, кроме высокой сознательности тех, кто приходит сюда.

Уходя из ущелья, в одном из ручьев наберите воды.

Возвращаетесь на поляну, где была застава (за домиком сворачиваете влево, затем придерживаетесь только правого направления); с поляны идете на юг, по дороге между грибком и скамейкой. После 30—40 минут подъема увидите справа памятник партизанам второго района и второй бригады, поставленный учащимися автодорожного техникума Симферополя у вершины горы Берлюк. Рядом груда камней. Они принесены туристами, пастухами, лесниками, школьниками и лягут в основу Кургана Славы. Весной 1975 года, накануне тридцатилетия Победы, в окрестных Лесах побывали молодые машиностроители Джанкоя, города, где формировался Джанкойский партизанский отряд. Они произвели маркировку маршрута по местам, боев, поставили указатели, установили памятник на вершине Берлюка, в 250 метрах отсюда. К нему ведет тропа через молодую дубовую рощу (в юго-западном направлении).

Земля на Берлюке обильно полита партизанской кровью. В августе 1942 года здесь, на вершине горы, насмерть стояла группа партизан во главе с В. Л. Тимохиным. Кончались боеприпасы. Командир приказал бойцам отойти, а сам вместе с женой прикрывал их отход. Наступавшие гитлеровцы схватили десятилетнюю дочь Тимохмных. Видя безвыходность положения, оба партизана последние пули оставили себе.

Рядом с джанкойсмим памятником на вершине Берлюка стоит еще один, в виде алого пламени разрыва. Установлен он комсомольской группой школы №1 Белогорска; на нем два имени: Сергей Жигалов, Михаил Тереля.

Это, произошло в январе 1944 года. В районе Берлюка и соседних высот теперь базировались отряды которой бригады под командованием Н. К. Котельникова. Вскоре подошла и третья бригада во главе с В. С. Кузнецовым. Партизан было около 700 человек против 5000 гитлеровцев. Н. К. Котельников подбадривал бойцов: "Вы же знаете наш счет: один-десять" (т. е. один партизан против десяти врагов, за одного убитого бойца — десять фашистов). Летели на Берлюк вражеские мины, рвались снаряды, бомбы. Геройски сражались отряды Я. Кушнира, Н. Галича, Н. Косушко. Партизаны отдавали последние патроны Сергею Жигалову и Михаилу Тереле, чтобы не замолк их пулемет. Оба пулеметчика были тяжело ранены и, когда отряд получил приказ отходить, остались прикрывать товарищей. Кончились патроны, фашисты прорвались на вершину и приблизились к раненым партизанам. Жигалов и Тереля положили между собой гранату и выдернули чеку…

Немного выше памятников растут два мощных граба. Рядом виднеется небольшое углубление, заросшее травой, — окоп героев-пулеметчииков.

Тихо и спокойно сейчас на Берлюке. Пестреют, цветы на поляне, пряно пахнет чабрец, алеет земляника, кудрявится молодой дубовый лес, посаженный в послевоенные годы. Перед уходом бросьте взгляд на тот участок Главной гряды, по которому будет пролегать следующий маршрут. Поднявшись к западу, пойдете к виднеющейся вдали Сахарной головке, внизу все шире будет разворачиваться амфитеатр Берлюксковского ущелья.

Уже отсюда бросается в глаза разноцветность его склонов: внизу, где дубравы и смешанные леса, больше зеленого, а выше постепенно набирает силу дымчато-коричневатый оттенок – это мощной волной устремляются к вершине буки. С запада ущелья замыкается боковым хребтом, на котором выделяются две лесистые вершины: Скирда, действительно похожая на немного покосившуюся скирду, и Средняя. В районе этих высот были штабные землянки И. Г. Генова, а в 1943-1244 годах , - Н. К. Котельникова. С уважением и любовью отзываются о Николае Кузьмиче боевые соратники, рассказывая о его военном мастерстве, справедливости, заботе о партизанах.

В северо-восточном направлений видна вершина Караул-Тепе; под ней белеет еще один памятник. До него недалеко; надо спуститься на дорогу и пройти назад, к Берлюкскому ущелью, метров сто, под ней увидите справа тропинку, взбирающуюся по склону. Поднимаясь по ней, через 2—3 минуты на развилке, повернете влево, к северу, и очень скоро выйдете на поперечную тропу по гребню. Пройдете по ней немного на восток (вправо) и увидите белый памятник, исполненный в виде пионерского знамени; на нем алеют пламя костра и звездочка.

Во время январских боев 1944 года здесь насмерть стояла партизанская застава. В числе погибших героев был юный партизан Аскольд Гахович. Ученики Белогорской школы № 1, где до войны учился Аскольд, узнали о подвиге заставы от Н. К. Котельникова и Н. Д. Галича, которые часто приходят в гости к пионерам и комсомольцам, водят их по местам боевой славы. Ребята одного из четвертых классов (его отряду позже было присвоено имя Гаховича) соорудили памятник бойцам заставы; спустя четыре года она установили еще один, тот, что на Берлюке. История создания этих памятников отражена в рукописном журнале класса: как проводили конкурс эскизов, доставала у шефов материалы, машину, потом поднимали по крутой тропе камни, воду, цемент, тяжеленное пламя, вырезанное из стальной плиты. Вот одна из записей: "Каждый положил по камню, и к вечеру памятник был почти готов. Я пошел вниз, чтобы посмотреть оттуда. Мне показалось, что памятник должен быть виден с самого моря, и до того он был красив! Я радовался, что вложил в него свой труд". Потом было торжественное открытие с участием партизан, родственников погибших, ветеранов Отечественной войны. Залп салюта. Звучали слова пионерской клятвы. И еще запись в журнале: "Нам эти минуты запомнятся на всю жизнь". Помимо этих звездных минут, есть еще и другое. Классный руководитель, и вдохновитель ребят во всех начинаниях А. Е. Тирбах стремится., воспитывать в своих учениках не только высокие чувства патриотизма но и благодарности борцам старшего поколения. Участие в общем благородном деле укрепляет дружбу и товарищество, инициативу, умение преодолевать, трудности. Большое внимание военно-патриотическому воспитанию: молодежи уделяет завуч школы Л. В. Овсиенко, в прошлом партизанка второй бригады.

Чтобы спуститься в Морское, надо опять вернуться к памятнику у вершины Берлюка и напротив груды камней свернуть на восток по туристкой тропе 25-ого маршрута. Она идет среди сосновых посадок и веселых зеленых лужаек, с которых открывается широкая панорама моря и гор Восточного Крыма. Через 10 минут встретятся развалины сторожки, известной ранее под названием "домик Бобырева" Здесь место для привала, а ниже родник к которому ведет крутая тропа, ответвляющаяся от основной. Если у вас истощается запас воды, обязательно пополните его; дальше местность безводная и безлесная. На развилке недалеко, от домика держитесь юго-восточного направления (правого). Пройдите с километр, и внизу покажется Шеленская седловина (иначе Чатал-Кез), глубокая длинная впадина и лугами и рощицами. На противоположном склоне видно продолжение туристкой тропы, ведущей к стоянке "Воронский домик"; вам на дне седловины надо свернуть вправо, еще метров 200 и вы придете к началу спуска на юг.

Спускаются к Громовке обычно "сократительными" тропами, так как дорога описывает множество петель, которые удлиняют путь на 3-4 км. До Громовки приблизительно час ходьбы; оставшиеся до Морского 6 км можно проехать на автобусе или попутной машине.

15 И. Г. Генов. Дневник партизана. Крымиздат, 1963, с. 101—102.

От Кучук-Карасу до Танасу

Маршрут из Поворотного ведет по хребту Главной Гряды на запад к вершине Сахарная головка; от нее начинается спуск через Верхний Кокасан к приветненскому шоссе, в район Нижнего Кокасана. Если выйти в поход рано утром, успеете на автобус, уходящий из Красноселовки около 16 часов (от Поворотного до Нижнего Кокасана 8—9 часов ходьбы, до Красноселовки еще час с небольшим). Имея палатку, можно заночевать у охотничьего домика или на туристской стоянке. Высота Сахарной головки над уровнем моря — 1009 м. Воду возьмите с собой из Поворотного, ее должно хватить почти на весь путь.

Идете по маршруту, описанному в предыдущей главе, до поляны с грибком и скамейкой. Отсюда, не спускаясь в ущелье, продолжаете подниматься в южном направлении (левее грибка). За нижним памятником под горой Берлюк начнутся незнакомые вам места. Следуйте дальше по дороге на юг с небольшими отклонениями к западу или востоку. Через 10—12 минут, выйдя из леса, оставите дорогу и свернете вправо, на туристскую тропу. Она ведет на юго-запад; впереди, высоко на хребте, выделяется зубец скалы, к которому нужно выйти.

Тропинка вьется по мягко очерченным выпуклостям и впадинам горного массива, проходя то полянками с кустами шиповника, то сосновыми посадками, то лесом. Поднявшись к скале-ориентиру, обернитесь в сторону Берлюка. У его вершины виднеется алая крапинка — памятник "Пламя", знакомый вам, по предыдущему походу. А тропа продолжает карабкаться все выше и выше, местами на камнях видна маркировка. Еще полчаса подъема, и будет поворот влево, небольшой спуск среди скал, а потом снова надо держать курс на запад. И вот с облегчением обнаруживаете, что подъем закончился — выше, подниматься уже некуда. Вы на водораздельном гребне, что лежит на высоте около тысячи метров узкой полосой горного луга16. Местные жители называют все горные луга "джеляв" (яйла, пастбище), но в научной литературе о Крыме термин "яйла", применяется только в отношении нагорий, обладающих специфическим геологическим строением, о чем упоминалось выше. На данном участке Главной гряды мощные массивы верхнеюрских известняков отсутствуют, вы видите отдельные скальные гребни, и утесы, сложенные конгломератами и песчаниками юрского периода, среди которых встречаются рифы известняка.

До революции крымские яйлы сдавались в аренду для выпаса скота; на них перегоняли стада овец даже из Румынии и Австро-Венгрии. Теперь, учитывая исключительно важное значение крымских лесов, площади горных пастбищ постепенно сокращают. Кроме того, на луга активно наступают лесопосадки. Значит ли это, что со временем вообще перестанут существовать поляны, краса горных лесов? Нет, часть их непременно сохранят; и там смогут пастись дикие животные, селиться птицы, вьющие гнезда в траве.

Горные луга Крыма имеют и эстетическое значение. Дороги по ним неза6ываемы; Тугой, ровный ветер с моря несет прохладу. Запахи цветов, трав, леса сливаются в чудодейственный настой, который снимает усталость после трудного подъема. "Дыхание становится наслаждением", как говорил К. Г. Паустовский. Голубой безбрежный мир, по которому проплывают тени облаков, расстилается у ваших ног. И даже взрослого человека охватывает безудержный восторг — хочется бежать среди трав и цветов, раскинув руки, как крылья, петь, радоваться тому, "то мир так прекрасен и ты живешь в нем.

Куда ни кинешь взор, всюду стелется сплошной желто-фиолетовый ковер цветов; кое-где по нему брошены алые стежки луговых гвоздик и белые — ромашек. Если представить себе не совсем обычный букет, в котором будет по одному цветку каждого вида, то получится целый сноп; 918 видов растений известно в лугово-степном поясе яйл, из них 45 не встречаются в других местах. Будут в этом букете светло-желтые и белые метелки подмаренника со сладким медовым запахом, сиреневые "пуховки" короставника, голубые незабудки и горный лен, ало-фиолетовые чабрец и клевер, серебристые перья ковыля.

Как только сходит здесь снег, сквозь жухлую прошлогоднюю траву пробиваются бутоны крокусов; похожие на язычки голубого пламени. Тонким ароматом крокусы напоминают фиалку. А чуть позже начинается настоящее буйство красок: вспыхивают кострами пеоны и тюльпаны, местами будто разливаются синие озерца – цветет низкорослый ирис.

Рядом с этим лугом все время тянется лесная опушка, послушно повторяя изгибы хребта. Ландшафтные контрасты - одно из очарований этой тропы. Нырнет она в лес - и словно не было ни жары, ни слепящего солнца, только редкие его блики лежат на земле: благодаря какому-то оптическому эффекту они кажутся зловеще красными. С южной стороны предстает совеем другая картина: безлесные предгорья, покрытые пустынным загаром. Среди них обращает на себя внимание гора Верблюд с тремя острыми пиками (название местное). В расщелинах ее бурых, "верблюжьего" цвета скал залегли густые фиолетовые тени.

Более 50 лет назад ученый А. А. Крубер так описывал этот ландшафт: "Здесь можно убедиться в колоссальном эффекте эрозионной работы бурных потоков в глинистых сланцах... Это лабиринт промоин, то согласных общей покатости, то изрезывающих местность в разных направлениях и оставляющих между собой столь узкие перемычки, что по ним иногда с трудом можно перейти пешеходу".

Так способна истерзать землю вода, стекающая с крутых, безлесных склонов. Раньше здесь были леса, остатки их еще видели путешественники конца XVIII века.

В нашей стране проводится огромная работа по охране при­роды и восстановлению ее ресурсов. Будут возвращены к жиз­ни и эти земли. За Верблюдом, восточнее села Зеленогорье, виднеются лесопосадки, обещающие здешним местам благотворные перемены.

Подходите к вершине, несколько напоминающей Сахарную головку, огибаете ее с севера, по лесу. Минут через 20 покажется подлинная Сахарная головка. Высота горы — 1009 м, но над уровнем хребта она возвышается незначительно и представляется отсюда небольшим холмом или скорее курганом. До Великой Отечественной войны на картах и в литературе эта гора, за редкими исключениями, именовалась Сори (по мнению А. И. Маркевича, от греческого "сорос" — гора, куча, громада)17. Русское же население, например в Сартане, еще до революции именовало вершину Сахарной головкой (сахар-рафинад выпускался раньше в виде конусообразных отливок, "голов"). Было у нее и третье название, тюркское, — Аю-Кая (Медведь-скала). Странно: медведя она ничуть не напоминает, откуда ни смотреть. Не есть ли это искаженное Айя-Кая, т. е, "святая скала"? На ее склонах находится урочище Панагия, что по-гречески означает "пресвятая" (по мнению некоторых ученых, так назывались места, где прежде возводили часовни или храмы, посвященные деве Марии). Для партизан эта высота была Сахарной головкой, и данное название постепенно вытеснило другие.

Вид на гору Сахарная головка

Поднявшись на вершину, увидите тур, в который вмурована доска с надписью: "Сахарная головка. Здесь в 1941—1942 гг. находился наблюдательный и оборонительный пункт Ичкинского отряда". Рядом в ящике хранится тетрадь, оставленная красными следопытами заветненской школы Советского (бывш. Ичкинского) района. На первых страницах ребята рассказывают о героической борьбе Ичкинского отряда, далее следуют записи, оставленные участниками походов по местам боевой славы, туристами плановых маршрутов: "Склоняем головы перед памятью павших партизан и благодарим их за это чистое небо над головой. 8-XI 1974 г. Туристский клуб "Эльфа", Запорожье". "Мы, ленинградцы, преклоняемся перед подвигами крымских партизан, павших в борьбе за освобождение советского Крыма. 25-V 1975".

Сахарная головка не отпускает долго — стоите, раздумываете, смотрите. Это действительно идеальный наблюдательный пункт — обзор на все 360°. С макушки лысого конуса, который является самой высокой из гор к востоку от приветненского шоссе, великолепно просматриваются верховья Кучук-Карасу и Танасу, окрестности Приветного и Зеленогорья. К востоку темнеет глубокая впадина Берлюкского ущелья, о котором участники партизанской борьбы с гордостью говорят: "Оно так и оставалось нашей, советской, неоккупированной территорией". Под северо-западным склоном Сахарной головки виднеется светлое пятно поляны Верхний Кокасан; за ней петляет среди леса приветненское шоссе, еще дальше возвышается гора Кэра-Тепе, по ту сторону которой находится Красноселовка.

Господствуя над окружающей местностью, Сахарная головка имела и важное стратегическое значение. На протяжении всего периода партизанской борьбы в Крыму в районе этой высоты шли бои, особенно ожесточенные в марте и августе 1942-го и в январе 1944 года.

Спустившись на тропу, продолжайте идти на запад по склону горы, обращенному к морю. Он сложен скальными пластами, которые обрываются к югу 15—20-метровыми стенами. Верхняя грань каждого пласта "накрыта" плавно изогнутой зеленой лужайкой; ниже, под обрывом, полоса леса. Это повторяется несколько раз: лужайка, скала, кроны деревьев, как зеленая пена, — создается впечатление, что склон "стекает" каскадами. Прямо по курсу, ближе всего к вам, находится невысокий водораздельный хребет между бассейнами Кучук-Карасу и Танасу.

Вскоре начнется крутой спуск. Через 30—40 минут выйдете на поперечную дорогу и свернете вправо к источнику Павел-Чокрак. В переводе это значит "источник Павла": в Крыму нередко называли родники по имени людей, которые оборудовали их. После палящего солнца и долгой "безводной" дороги по хребту покажется, что ничего не может быть на свете вкуснее этой чистой, холодной воды (t 10,2°). Наберите ее в ладони, плесните на разгоряченное лицо, опустите в ручей натруженные ноги — и усталости как не бывало. Вспомните при этом добрым словом неизвестного вам Павла.

У истоков реки Кучук-Карасу. Вдали - гора Верблюд

Исток Кучук-Карасу находится примерно в километре к югу, в живописной местности, которую жители называют "Арпатский джеляв". Это слегка всхолмленные горные луга между "каскадами" Сахарной головки и горой Верблюд; от Павел-Чокрака туда полчаса ходьбы. Когда пересыхает ручей, текущий с "Арпатского джелява", исток Кучук-Карасу перемещается к Павел-Чокраку, в котором вода никогда не иссякает.

От источника идите к северу. Вскоре увидите ответвление дороги вправо, к охотничьему домику, около которого оборудовано место для привала. Отойдя от Павел-Чокрака с полкилометра, перед тем, как дорога углубится в лес, сверните вправо по тропинке на обширную поляну Верхний Кокасан. Невдалеке увидите памятник — трехгранный металлический обелиск; на плите — имена партизан, погибших в окрестных лесах в годы гражданской и Великой Отечественной войн. С поляны видны Сахарная головка и Скирда; на их склонах в глубине леса сохранились остатки партизанских землянок.

Верхний Кокасан. Памятник партизанам, погибшим в окресных лесах в годы гражданской и Великой Отечественной

Возвратившись на дорогу, входите в лес. Здесь увидите маленький родничок, из него течет струйка в речку Кок, приток Танасу: вы находитесь на водоразделе. Продолжайте идти на запад, влево. Спустя 10 минут важно не пропустить ответвления вправо, вниз (здесь на дереве маркировка туристского маршрута). По старой лесной дороге, которая станет затем тропой спускайтесь в течение 40-45 минут; по пути несколько раз будете переходить через речку Кок. После того как тропа уйдет от речки и вы пересечете впадающий в нее ручей, встретятся развилка и площадка для отдыха. Здесь повернете влево; тропа снова станет дорогой, которая пойдет в южном направлении параллельно приветненскому шоссе - оно справа, совсем близко. Метров через 200 увидите тропу, которая выведет вас к Нижнему Кокасану. В Приветное идти влево, на юг; в Красноселовку и Белогорск - вправо, мимо памятника. Метрах в ста от памятника находится туристская стоянка Нижний Кокасан.

Во время этого похода где-то между Берлюком и Сахарной головкой вы должны были встретиться с туристской группой, идущей в обратном направлении, с запада на восток.

Во главе их цепочки идет инструктор. Его ведомым не надо ни следить за маршрутной схемой и ориентирами, ни сверяться с компасом. Слушай пояснения, задавай вопросы, любуйся пейзажами — насколько проще и приятнее, не правда ли? А может быть, не стоит им завидовать? Может быть, в этом и заключается прелесть самостоятельных походов: в поисках и узнавании примет, в спорах до хрипоты, та дорога или не та, в холодке тревоги (а вдруг заблудишься, и ночь застанет в лесу), в торжествующем ликовании, когда в конце концов окажешься там, куда и должен был прийти. И даже в том, что заплутаешь порой, попадешь в места, не упоминаемые в путеводителе, однако сможешь выбраться по дороге, "открытой" тобой самим.

Чем дальше, тем неотрывнее будете прирастать сердцем к горам, и все большую радость они будут дарить вам. Им же от вас нужно немного: чтобы вы, как говорят на Востоке, "не оставили после себя черного следа". Очарование большинства мест, о которых рассказано в этой книжке,— в девственной нетронутости их природы. Пройдите же по ним так, чтобы после вас не осталось других следов, кроме отпечатков кедов на влажной земле, чтобы не запестрели уродливые надписи на скалах, не появились черные ожоги на лужайках, не засыхали сломанные ветки орешника.

Приходилось ли вам слышать выражение "человеческая эрозия среды"? Палки, вырезанные для палатки; след кострища на зеленой поляне; сломанная даже нечаянно ветка или молодое деревце; вытоптанная трава в том месте, где играли в мяч; спугнутая с гнезда птица — помножьте это на сто, на тысячу, и тогда сможете представить весь тот урон природе, который способны нанести за один сезон даже, казалось бы, "благонамеренные" туристы.

Всегда помните об этой печальной арифметике и будьте чутки и внимательны в общении с природой — так же, как с самым дорогим для вас человеком.

Схема маршрутов в верховьях рек Танасу и Кучук-Карасу

16 Для краткости включаем в это понятие и луговые степи.

17 А. И. Маркевич. Географическая номенклатура Крыма как исторический материал. Известия Таврического об-ва истории, археологии и этнографии (бывш. ИТУДК), т. 2 (59), 1928, с. 23.

Сканирование и обработка книги - Глеб Голубев (Санкт-Петербург).

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100