Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Путешествия Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Убежавшие в себя...

Автор - Валерий Бодряшкин,
фотокорреспондент газеты "Красноярский рабочий"

Фото автора


И нет в этой женщине никакой "смурности", таежной дремучести. Всем невзгодам она находит одно объяснение: "Так угодно Богу"
Века минули со времен великого раскола православной церкви, трижды кардинально менялось государственное устройство. Череда царей, императоров, Генеральных и просто секретарей и президентов сменилась у государственного кормила многострадальной России, а они по прежнему живут особняком, забираясь все дальше и дальше в глушь Сибирской, Забайкальской, Уральской тайги. Скоро исполнится век, как Россия отделила государство от церкви, позволила на своей территории в равных условиях существовать разным конфессиям, а старообрядцы, староверы уходят и уходят дальше в глушь, обживая все новые и новые уголки бескрайних таежных дебрей. Редко кто из молодых потомков старообрядцев вырывается из цепких бытовых традиций и религиозных канонов. Их решительные шаги по уходу в Мир никогда не находят понимания среди единоверцев общины, а в Так хозяйство  Агафьи выглядит сверху, с горы, от картофельного поляМиру вызывают непреодолимое любопытство, в особенности у нерелигиозно настроенных россиян.
История семьи Лыковых во многом типична для староверов: когда-то, на рубеже двадцатых годов прошлого столетия, не смирившись с, как им казалось, притеснениями своей веры, одной семьей они покинули общину и ушли вглубь Саянской тайги, прервав всяческие сношения с "Большой землей".
Закончились спички - научились добывать огонь с помощью трута и кресала, выращивали злаки, - и у них была мука, поизносилась одежда,- и они научились ткать подобие материи из крапивы.
Все, знавшие их, считали, что Лыковы погибли, сгинули навсегда. И было настоящей сенсацией конца семидесятых годов, когда геологи, искавшие железорудные месторождения на стыке Алтайских и Саянских гор, обнаружили с воздуха, в самой что ни на есть непроходимой тайге, возделанные картофельные поля. Сенсация привела к Лыковым журналистов, массы туристов, врачей, специалистов МЧС. Всех обуревало любопытство, интересовали подробности сурового быта таежных робинзонов! Многое удивляло. Одно то, что почти сорок лет таежники обходились без соли, повергало в шок не только обывателей, но и всю медицину, плотно занявшуюся обследованием отшельников.
И то ли от резкого изменения их бытового устройства, то ли от занесенных с "Большой земли" в их стерильную среду вирусов, но двое сыновей, а в последствии и глава семьи вскорости померли, оставив младшую из Лыковых - Агафью одну бедовать на этой грешной земле.
Объявившиеся родственники пытались вернуть Агафью в общество, пытались научить ее жить в Миру - куда одной-то в тайге!?.. Но она, родившаяся в таежной глуши, постигшая все житейские премудрости таежного отшельничества, не смогла найти в себе силы остаться с людьми. Ее не привлекают удобства цивилизации: обильный стол, теплое жилье, наличие медицинской помощи, социальные блага... (ее-то уж не оставили бы без внимания органы социальной защиты). И, как не странно, после возвращения Агафьи в свое "родовое имение", к ней потянулись люди. Ни одно лето в устье реки Еринат - притоке Большого Абакана,- а именно сюда после смерти братьев Агафья переселилась со своим отцом, здесь его и похоронила, не обходится без гостей. Доходят сюда охотники и рыбаки - речки здесь горные, чистые, не замутненные варварской хозяйственной деятельностью человека, богатые хариусом и тайменем. Тайга полна непуганного зверя, прибрежные отмели и косы сплошь истоптаны копытами маралов и когтистыми лапищами медведей. Туристы, что побогаче, прилетают на вертолетах. Этот шумный народец Агафья не очень-то жалует, хотя житейская смекалка позволяет использовать и эту "напасть" себе во благо: ну кто, скажите на милость, откажется помочь знаменитой отшельнице: попилить и поколоть дров, заготовить и принести с десяток тальниковых веников для немногочисленной козьей отары?
Этот лабаз Агафья соорудила в одиночку, своими руками. Без такого сооружения в тайге не сохранить никаких припасов: все растащат медведи и мелкие грызуныТак с одного - венички, с другого - охапка дров, как говорится - с миру по нитке, и пополняются у Агафьи запасы на зиму. Да и то, если посмотреть - где ей теперь самой справиться при ее-то возрасте, да с растраченным по многочисленным и длинным таежным переходам, здоровьем?
Рассказывает, что когда отец после смерти сыновей затеял уйти, переселиться на другое место, сам-то слег-надорвался в поисках этого чистого сухого склона на левом берегу Ерината, да на строительстве первого скромного полузасыпного жилья. И Агафья всю зиму перетаскивала на своем горбу их нехитрый, но, как при любом переезде, многочисленный скарб. В один конец около 15 километров сквозь непролазную тайгу! На огороде мы кое-как отыскали могилу отца АгафьиОна подсчитала - сделала 32 ходки за зиму. Нужно было бы еще сходить, да весна в тот раз помешала. А отец после "переезда" совсем недолго прожил. Здесь, на новом месте, посередь огорода она его и схоронила... И крест, как положено, поставила. И, как положено, больше к нему не прикасалась. Могила заросла тальником, таежной травой - так предписывают каноны "старой" веры.
Вокруг могилы отца Агафья, как и при нем живом, выращивает немудреные овощи: картофель, помидоры, редиску, редьку, брюкву, капусту - все то, что многие века выращивают и на других сибирских огородах. Злаки и горох, правда, теперь уже не сеет - за лето кто-нибудь привезет и овса и гороха, да и муки несколько кулей всегда есть в амбаре.
Тяжелее с животиной.Несколько коз, не то четыре, не то пять, остались нынче без козла. Захворал бородатый, пришлось забить. Теперь козы -"вдовые", а в таком качестве они в хозяйстве без надобности. Вот и в раздумье Агафья, что ей делать с козами: то ли забить на мясо, то ли подождать, авось кто из вертолетчиков исполнит обещание и привезет какого-нибудь, хоть замухрыжистого козлишку.
Большие проблемы у Агафьи с курицами. Для них она оборудовала загон покруче, чем для хищников и не потому, что куры у нее агрессивные, а как раз наоборот - трудно их уберечь от таежных и небесных любителей "диетического" мяса. Не спасает ни густая сетка, ни ружье, которым послушница Надежда частенько грозит ястребу-тетеревятнику, барражирующему над поселением, ни труп какой-то дикой птицы, подвешенный за ногу над курятником. Сберечь куринный табунок черезвычайно трудно.
Посмотришь на такое житье-бытье, позагибаешь пальцы на обеих руках, перечисляя лишь только самые главные проблемы и становится просто непонятно, как она еще до сих пор жива? Но она объясняет просто:
- На то воля Божья.
Говорит тихо, без ложного пафоса. А может оно и действительно так?
Иначе, чем объяснить, что вот уже пять лет, как к ее жилью прибились еще двое единоверцев?
Самым желанным для Ерофея были  газеты. Их он забрал у нас все - и старые  и не очень, и сухие и основательно подмоченные. "А тройничков у вас, ребята, нет?".А вот тройничков - то мы с собой не догадались захватить. Не на рыбалку же шли. А жаль...Ерофей - бывший геолог, буровой мастер. Работал в той экспедиции, что первой наткнулась на поселение Лыковых. Когда ушел на пенсию, перебрался в большой город, а там потерял ногу. Заболела она ни с того, ни с сего, и врачи ничего не смогли сделать - ампутировали выше колена, да еще предупредили, что ему не подходит городской климат, нужно менять - иначе рискует потерять и другую ногу. Вот таким мы увидели Ерофея. И вот так, на одной ноге он живет и управляется по хозяйству Вот и вспомнил он тогда об Агафье Лыковой. А чего - всю жизнь таежничал, да и веры они одной. Вот так он и поселился рядом с Агафьей, чуть ближе к реке, а навестивший его старший сын срубил отцу ладненькую избенку, наготовил сколько смог дров. Сам-то сын Ерофея и не подумывает пойти за отцом, без цивилизации уже не может, а на чудачества отца смотрит, как на неизбежную судьбу предначертанную отцу Богом, да и врачами...
Еще одну живую душу по имени Надежда прибило к Агафьиному поселению после долгих метаний от одной религии к другой. В 32 года, потеряв любимого человека, она долго не могла успокоиться в своем отчаянии и лишь познав постулаты старообрядческой церкви, поняла, что это единственное, что успокоит ее на грешной земле. Так она оказалась в избе, вплотную примыкающей к избе Агафьи.
А вот о возрасте этого молитвенника приходится только догадыватьсяВместе они часто молятся, вместе читают старообрядческую религиозную литературу, вместе управляются по хозяйству. Но, если в делах религиозных Надежа беспрекословна (а как иначе - взаимоотношения послушница-матушка не допускают никаких возражений), то в ведении хозяйства Агафье частенько приходится отступать перед напором бывшей горожанки, умеющей не в пример многим ловко управлятся и с мотыгой, и с топором, и с охотничьим ружьем.
Иконостас старообрядцев. Распятие старинного литья, а вот икона справа, по моему, новоделС посторонними Надежда немногословна, лишь кратко повествует о своей светской жизни: бывшая спортсменка федерального уровня, завсегдатай столичных тусовок... Но, глядя на рубище в которое она облачена, на заскорузлые, с плохо постриженными ногтями, руки, на серое, обветренное лицо, ее уже вряд ли узнают даже самые близкие люди, а свою фамилию она называть отказывается.
Да это и не главное. Главное в том, что старообрядцы, как ни одна из религий, не осуществляют миссионерской деятельности, не вовлекают в свои ряды новых верующих, как это делают другие религии и секты. Они довольствуются тем, что они сами веруют и смиренно принимают соседство со вновь пришедшими к старообрядческой церкви.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
 ЛИЧНОСАМ, 18.09.2007
Эти люди достойны уважения!У меня аж мурашки побежали при прочтении данной темы.
 jose, 13.04.2009
Hello,

I am writing from france.
is it possible to get pictures
from Agafia.tank you.
Best regards.
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.



Фотографии:


Любители порыбачить поднимались задолго до восхода солнца,чтобы с первыми лучами уже забросить снасть

Так начался непосредственный поход троих членов экспедиции к Агафье Лыковой. Нас повез лодочник из города Аскиза, который делает свой небольшой бизнес на перевозке туристов по реке Большой Абакан. Он не довез нас до Лыковой  25 километров. Река была непроходима даже для его лодки.

Так проходились последние пять километров на лодке

В таких местах уже не было даже звериных троп

Река становилась все уже и порожистее

Горные ручейки, красиво сбегающие с ледников километрах в десяти, при впадении в Большой Абакан, иногда становились серьезной преградой

Значительную часть пути пришлось пройти по воде - то с одного берега, то с другого к воде подходили скальные прижимы, которые не было возможности обойти, и тогда мы перебредали на противоположный берег. Мы "прошили" эту реку, как швейные иголки

Брести приходилось зачастую по пояс в воде и потому после каждого перехода из болотников выливались десятки литров воды. О просушке одежды вопрос не ставился - мы бы тогда не добрались до Агафьи и за месяц

Но отказать себе в горячей пище мы не могли ни при каких условиях

А это уже река Еринат и на противоположном берегу "усадьба" Агафьи Лыковой и ее соратников - единоверцев. Весь хлам на берегах принесло паводковыми водами

С первых же минут создался полный и самый доброжелательный контакт. Спиной стоит главный редактор "Красноярского рабочего" Владимир Павловский, далее собкорр. "Красноярского рабочего" по восточной зоне (край-то у нас большой) Виктор Решетень, хозяйка заимки Агафья Лыкова и ее сосед Ерофей, больше похожий на Сильвера. Мы предложили  ему завести ручную ворону и, что бы она непременно кричала "пиастры!"

А это бывший агафьин лабаз, стоявший километрах в пяти от теперешнего её жилья. Нынче он порушился, не то от старости, не то медведь помог

Эту старославянскую вязь без подготовки прочесть невозможно. Агафья же и читает, и пишет только на старославянском языке

Сколько же пережила на своем  веку эта религиозная книга!?

Наряду с современной посудой отшельники с успехом используют самодельную, изготовленную из подручного материала, как вот эти  туеса


Фотография на память и немножко в рекламных целях. Один флаг газеты
"Красноярский рабочий", а второй - "Ассоциации
региональной прессы". Его, правда, перевернули и надпись прочесть весьма трудно. Это был почти последний снимок. Весь день Агафья не особо препятствовала
съемке, а в этом случае наотрез отказалась фотографироваться и
даже отбежала в сторону, упала на колени, истово молилась, а потом уткнулась в траву лицом и так, задом к нам простояла несколько минут, пока мы не убедили ее хотя бы встать на ноги и не показывать нам свою задницу.
Именно последний аргумент подействовал



© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100