Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Путешествие в страну закатов

Каждый новый день, лишь один из дней.
Под луной, под лампой, под потолком.
Слава богу он еще жив во мне
Человек с брезентовым рюкзаком…
А.Козловский

Маршрут: Грушинский фестиваль - река Уса от д. Переделкино, далее по Жигулевскому морю до п. Жигули

Участники:
Ириков Игорь
Константин Клементьев
Ольга
Криков Игорь
Вожатый Антоха
Криков Игорь

Судна:
1. "Таймень-3"
2. "Таймень-2" (из проката)

Предисловие от Антохи Вожатого:

Действующие лица и исполнители:
Игорь Ириков - он же Игорек, он же Гарри (чтобы подчеркнуть харизму), он же Гаррисон (чтобы подчернуть харизму с уважением). Воплощенный оптимизм и 85 килограммов обаяния!
Знаменит тем, что не знает слов ни одной песни, о нотах не просвящен, но умело маскирует это громким голосом и уверенной манерой исполнения.
Игорь (другой) - он же Игорь (чтобы отличать от Гарри), он же Ганс (чтобы подчеркнуть внешний вид), он же Зигмунд (чтобы подчеркнуть мудрость), он же Фриц (чтобы просто поиздеваться). Знаменит тем, что в центре охраняемого стратегического объекта (Волжской ГЭС) вышел на дорогу в камуфляжной куртке и наигрывал на губной гармошке бравурные мелодии неславянского происхождения.
Константин - он же Костя, он же Костик.
Единственный приличный человек в группе. Только его наличие дает мне надежду на то, что они не пойдут с концертами под парусом вдоль берегов Жигулевского моря.
Ольга - она же Олька, она же Олик. Очаровательная девушка, нет - ЖЕНЩИНА из города Волгограда, с железной волей, чистыми, большими глазами (особенно, когда видит змей) и душой, открытой миру.
(от Гарри) Антон - он же Антоха Самарский (чтобы подчеркнуть его авторитетское прошлое и наше уважение к нему), он же "Вожатый" (чтобы подчеркнуть его пионер-вожатское прошлое, прошлое учителя, соратника и брата) и просто замечательный Русский парень, с доброй душой и отзывчивым сердцем, теоретически грамотно подкованным в вопросах выживания в трудных погодных условиях.

Жизнь первая

Самара встретила гостей переменной облачностью, таксистами до Грушинского и красивым новым вокзалом. Байдарки и рюкзаки побросали в мою машину, а основная часть социума разместилась в такси. Первая часть экскурсионной программы - Царев курган с мощнейшим родником и вкусной водой. Душещипательный рассказ о его форме и истории не прошел незамеченным. Швейцарские виды вокруг манили остаться, но жажда новизны возобладала над оседлостью.
Далее путь лег на турбазу "Маяк", что рядом с Мастрюковскими озерами. 450 рублей, небольшие препирательства с охраной, и место на спортивной площадке рядом с турником на сутки наше. Предложение Игоря поставить палатку прямо тут все отвергли самым решительным образом.
Мы в этом месте не первые и даже не десятитысячные. Через несколько минут пути (уже пешком) оказываешься в чем-то пестром, шумном и веселом. Молодежь вдоль дороги самозабвенно орет ДДТ и Цоя. Винные пары благополучно выдуваются ветром и почти незаметны.
Весьма удачное место для стоянки нашлось быстро - сразу после Вонючей Чащи (ходить там нужно аккуратно) обнаружилась свободная полянка в лесу. Со всех сторон от нас стояла разношерстная молодежь. Снизу пацанский лагерь, обнесенный веревками, сверху смешанный коллектив палаток на шесть. Рядом палатка цвета хаки с ситмпатичными девичьими мордашками. Их худощавые парни около костра скрещивали руки на груди подпирая битепсы пальцами.
До центральной поляны отсюда минут десять пешком.
Мы с Игорем прощально глянули на непочатую бутыль пива и рванули в Переволоки отвозить байдарки. По дороге к машине огляделись вокруг. А вокруг бурлила жизнь. Где-то на небольшой эстраде играл джазовый аккустический ансамбль, где-то у костра пели под гитару... Многочисленные динамики разносили на всю округу и Визбора и Верку Сердючку. Тут же бродили негры (рядом с лагерем ЛДПР), тут же на ринге народ квасил друг другу носы. Воздух был полон воздушными шарами, и ожиданием праздника.
По пути через ГЭС нас затормозили. Проверка моих документов не произвела на ППСника никакого впечатления. А вот услышав про товарища-москвича, он просиял лицом и решил прикоснуться к прекрасному. Чем и занимался последующие 20 минут. Чтобы как-то скрыть свою страсть, обыскал еще и мою машину. "А вот еще у меня есть ящичек", - я был сама услужливость. Просмотрев три чемодана с гаечными ключами, гаишник отказался вскрывать пачку презервативов. Видимо понял, что тогда их придется нюхать и пробовать на вкус, чем они посыпаны.

Гори гора!

Вернулись мы уже часов в 9 и были восхищены стойкостью наших друзей, увидев около палатки все ту же непочатую бутылку! Впрочем, друзья тоже даром времени не теряли и нашли на поляне рынок, где сполна компенсировали свои моральные страдания. Вопреки обещаниям о запрете спиртного на фестивале, спиртное было в любых формах, количествах и видах. Активный парень из лагеря снизу настойчиво объяснял парню из лагеря сверху куда не надо ходить в туалет. Объяснил. Худощавые парни из лагеря сверху скрещивали руки на груди, подпирая битепсы пальцами.

Гарри с Костей мы так и не дождались. 30 минут они звонили на сотовый и говорили, что через 10 минут подойдут. Финальный звонок вещал нам о том, что они ждут нас уже около горы, так как концерт начался. Пробраться к ним через гору не представлялось возможным. Мы заняли место примерно посередине горы и внимали первым песням с гитары. Олик сбегала наверх к лестнице и вернулась с нашими загулявшими братьями. Гитара на воде озера сменяла исполнителей, мощные динамики разносили звуки, на парус стоящего рядом с гитарой яла проецировали изображение с камер. Я развалился на песке, как на диване, Гарри с энтузиазом подпевал избранные звуки песен, Костик махал фонариком, а Ольга обеспечивала раздачу продовольствия. Игорь проявил себя тем, что регулярно заразительно хихикал.
Концерт был приятный. Жанры были от походного шансона до эстрадной цыганщины (в лучшем смысле этого слова). Улыбчивый молодой баянист аккомпанировал каждому второму барду, в чем весьма преуспел. А после и вовсе выкатил на сцену свою банду! Все ожидали увидеть махом сразу 12 баянистов, но на сцену вынесли совершенно разнообразные инструменты и сыграли, надо заметить, очень бодро и профессионально! Мне понравилось.
Гарри отчаянно махал руками девушке одного из выступавших коллективов и говорил, что она симпатичная. Я с ним соглашался - во-первых, раньше он ее уже видел ближе чем со ста метров, во-вторых, я понял что если могу разглядеть девушку на сцене, значит у нее слишком объемная фигура, а эту я разглядеть не смог. Ну, а в-третьих, они так красиво пели Козловскую "Гори гора", что совершенно не хотелось вступать в спор..

Харе Рама

"Пойдемте кататься на пароме!" - сказала Ольга уже почти в 3 часа ночи. Мне эта идея показалась интересной, и мы двинули вниз.
Несколько молодых, в дрова пьяных милиционера отчаянно матерились и шарили по песку фонариком. Искали потерянный погон. Мы уже их благополучно миновали, как вдруг Ольга решила узнать у одного из них как пройти к парому. Ответчик был сдержан, эмоционален и непреклонен: "Никакого входа ни по пригласительным, ни без них! До утра ничего нет!". Слушать вопрос, очевидно, не входило в его правила. Но Олик просто так решила тоже не сдаваться. В определенный момент я почувствовал, что говорит-то с ним Ольга, а по морде получать буду я. Короче, бросив еще пару фраз, мы отыскали паром без их помощи в закрытой зоне около самой гитары. Ольга еще порывалась выжать из Иващенко автограф на пенделе, но я ее отговорил.
Идти в палатку было скучно, и мы двинули гулять по фестивалю. А жизнь на нем не прекращалась ни на секунду. Толпы веселого народа сновали во все стороны. На краю лагеря обнаружился огромный шатер кришнаитов. Трое веселых людей с гитарами и барабанами зажигали на сцене какой-то веселый мотивчик, и орали "Харе Кришна.." и еще пару слов в различных комбинациях. Общий текст песни на всякий случай был вывешен тут же на стене крупными буквами. Народ вокруг бесновался, орал и прыгал.
"Хочется жить здесь и сейчас" - сказала Ольга, сидя на земле около танцующей толпы. Песня со сцены на минуту затихла, а после началась новая, с более тянучим мотивом и тем же самым текстом. Мы пошли в обратный путь.
В попытке зажечь палочку с благовониями от костра по дороге нарвались на приглашение к костру и едва отделались одной песней. Понятие знакомства и незнакомства на фестивале размыто - тут знакомы все и со всеми. Главное - с милицией не знакомиться.
А в нашем лагере уже все сошлись и разобрались по интересам. Так, например, Костик спал. Гарри бодро подпевал соседнему снизу лагерю. Посидев немного у сложенного парнями костра, я тоже пошел спать.
"Помнят с горечью древляне, хоть прошло немало лет,
О романтике Демьяне, чей лежит в лесу скелет." Орали бойкие парни из лагеря снизу.
"Жаль, никто ему не верит, хоть захватывало дух
От его былин о фее - повелительнице мух." Гарри с Игорем пели не хуже.
Было уже около 6 часов утра.

Жизнь вторая

Проснулся я около 12. Костик спал. Олька еще лежала в спальнике у костра. Активный парень из лагеря снизу объяснял кому-то, что тот не пацан. Непацан был на все согласен, но активного парня это не убеждало.
Спустя пару часов, купив сувениры и послушав заводных барабанщиков на ярмарке, мы сидели в маленьком срубовом домике среди соснового бора, ожидая, когда милая девушка принесет нам заказанную еду. Это было кафе по дороге к ГЭС. Мы с Игорем улыбались официантке Лене. Гарри как всегда проявлял большую активность и тормошил ее с заказами. На самом деле никто не торопился. Контраст фестивальной жизни и жизни в тихом игрушечном кафе немного сбивал с толку.
После очаровательных щей в горшочке Гарри смог проявить к официантке интерес отличный от гастрономического. Та умело улыбалась.
Ночью в лес в багажнике - плохая примета.
Дальнейший наш маршрут лежал в серце Жигулей - поселок Ширяево. Вечерело. Весело свернули с трассы М5, понеслись по Жигулевским серпантинам. Лампочка бензина начала лукаво подмигивать, а вскоре и вовсе нагло загорелась во всю красу. Расход по серпантинам зашкаливал.
Остановились в какой-то деревне. "Тут бензина ни у кого нет", - молодой хозяин зеленого "запорожца" на минуту прервал протирку панели, и ехидно поглядел, как водитель тонированной рубероидом девятки на Мишленах с литыми дисками рыщет по деревне в поисках бензина. Но все же в дальнем углу деревни мне попался вдруг улыбчивый парень, который:
1. Предложил мне бензин из своей машины (95!!!)
2. Нашел для меня 5-литровую бутыль
3. Когда она закончилась, нашел еще 1,5-литровую
4. Когда и она закончилась, нашел еще одну
5. Прикрыл меня от внезапного дождя
6. Отвез меня к машине на дорогу
7. Отчаянно отбивался от денег
Скрытой камеры я нигде так и не увидел..

Жизнь третья

Спустя еще каких-то 20 минут мы въехали в Ширяево, ухнули на окружающую красоту и стали искать куда приткнуть машину. Место нашлось быстро - около одного из домов сидели две веселые старушки, которые согласились присмотреть за машиной пару часов. Деньги взяли со второй попытки.
"Здравствуйте, девушка!" Милое личико, светлая крепкая коса, доброжелательная улыбка... На этой местной девушке решили жениться все, кроме Ольги и Костика. Саму ее информировать не стали. Пусть мучается.
Идти нам нужно было до горы Верблюд (которую Гарри после текилы назвал "гора Винни-Пух"). Полчаса пешком и мы на месте. Начали с осмотра пещер. Огромные дыры в скалах вырубленные добытчиками извести поражают воображение. Высокие своды, влажные стены. Внутри пахнет сыростью, и тонут звуки голосов. Мы добросовестно пугали Олю, она старательно пугалась.
Ну, а после пещер - на свет, на волю, к звездам! И мы полезли на скалы. Нет, не напрямую. По хитрым тропкам с обратной стороны. Описывать то, что мы увидели наверху, бессмысленно. Это бессмысленно даже смотреть на фотографиях. Сложно описать то, что описанию не поддается.
На камне, высящемся над всей Волгой Игорь сообщил миру, что он его король и попыхтел в губную гармошку. Назовем его за это Гансом.
Забивая карточки фотоаппаратов великолепным закатом, мы вернулись в Ширяево. Бабулек у дома не было. К окну ближайшего дома было прикручено боковое зеркало заднего вида. Невольно пересчитал свои.

Доктор едет-едет, сквозь снежную равнину.
Дорога от Ширяево до Переволок была необычной - ни одного приключения. Совершенно спокойно, мурлыча хором каждый свою песню доехали до дачи, где живет сейчас моя жена и детишки. А там нас ждала баня, жареное мясо и опять другая жизнь. Четвертая за этот день. Там под текилку да под водочку обсудили еще раз маршрут дальнейшего сплава, поржали над прошедшими двумя днями и отправились в царство Морфея.

Основная часть от Гарри

Дорога с Груши

Построенный руками природы и временем скалдром, несколько невысоких, но веселых падений, протертые штаны, путешествие в мир пещер и катакомб, потрясающие своим масштабом панорамные виды волжских разливов; все это заставило каждого из нас погрузиться в свой собственный мир, мир размышлений и мечтаний.

Дорога на дачу, которая должна была стать для нас ночным приютом перед покорением большой воды, протекала в тишине, лишь только со стороны Антона доносилось не переводимое, непрерывное шептание каких то загадочных заклинаний (как оказалось потом, Антон - пел).

На дачу добрались часа в 23. Встречающие не спали, и стоило Антону открыть дверь машины, как из дому, с улыбками, и радостными криками: - Папка приехал, папка приехал! выскочили три замечательных малыша, три братика, три богатыря, а за ними следом на пороге показалась его добрая, гостеприимная и терпеливая супруга (имя). Наверное, это и есть - семейное счастье…
Вечер скоротали сидя за столом. Антон чертил нам схему маршрута и настойчиво, в духе пионер вожатого, повторял:
- В случае если на реке сильный ветер и на поверхности появляются барашки, путешествия не начинать, ждать штиля!
Мы, поглядывали друг на друга и, пожимая плечами, пытались успокоить Антона словами:
- Чем хуже, тем лучше, дружище…
Антона, это не успокаивало, и когда он понял, что для нашей команды знак "стоп" означает знак "ограничение скорости" и, видя его, мы лишь становимся более бдительными и осторожными, немного снижаем обороты, но все равно двигаемся вперед, то он предложил перейти к следующей фазе нашего пребывания на даче.
- А теперь…все в баню, а потом я спать, так как мне вставать в 6 утра!
Мы, с удовольствием согласились, так как понимали что это крайнее теплое мытье тел в нашем путешествии.
Ночь… Храп… Храп еще…
Утро было солнечным. Антон проспал и уехал на работу лишь только часов в 9. Мы, собрав вещи и погрузив байдарки на тележки, начали движение в сторону воды. Супруга и три богатыря были нашими проводниками и помощниками (за это им большое спасибо). 20 мин ходу через поле, 10 мин через ж\д. полотно и 10 мин через лес. И вот, мы у реки Уса. В этом месте ширина реки около 2 км. Сильный ветер, на воде исполняет свой ритмичный танец "Джаги-Джаги" белые, пенные барашки.

Сердечный ритм участился, глазки заблестели от предвкушения предстоящего перехода, настроение улучшилось от "невыспанного" к "ожидающему". Было принято решение - как можно скорее (пока не стих ветер и пока наш вожатый Антоха не вернулся с работы) собрать байдарки и спустить их на воду.

В тылу

Сборы продолжались 2 часа с учетом вынужденных, незапланированных проклеек шкур - и спускаем судна на воду.
Волны раскачивают наши судна, так что пенные барашки цепляются за борта, пытаясь нырнуть в лодку. Вдоль берега идти оказалось довольно скучным (вероятность переворота была очень не большой), решили идти через большую воду, в сторону противоположного берега, борясь с водной стихий не у линии фронта, а в её логове… в её тылу.
Минут через 40 мы уже посередине реки. Волны и ветер усиливаются.
- Отступать некуда! - Подбадривали мы друг друга.
- За нами - вода! Впрочем, и перед нами - тоже…
Встречный сильный ветер, волны с барашками, жаркое солнце и замечательное настроение. 1.5 часа ходу - и вот мы уже идем вдоль противоположного берега. По пути часто встречаются поставленные местными жителями "брако-рыбаками" сети. Приходиться лавировать между ними. Симпатичный высокий берег, сосновые и дубовые рощицы вдоль берега, удобные места для парковок. Обед двумя бутербродами и молоком на одной из подготовленных стоянок со всеми удобствами, которые пришли к нам из мира комфорта, а именно несколько рубленных столов и стульев, заставили возникнуть в наших головах идею:
- А может, тут и остановимся?
Несколько минут здравого смысла, поход по маленькой нужде - и грузимся в байдарки.
Доходим до разлива, солнце уже опустилось низко к горизонту и в нашем распоряжении, было часа полтора на то, чтобы найти место для стоянки. Поиски были веселыми, долгими и непростыми.

Целью движения было выбрано (путем осматривания берегов в радиусе 1-1.5 км), вероятно, удобное местечко для стоянки, направление движения выбиралось при помощи указательного пальца. Этот же палец после посещения кислотно-щелочного баланса и указав его (палец) в небо, работал индикатором направления ветра, и датчики показали, на то, что дул встречный, сильный ветер. Другие датчики говорили, что сил уже осталось немного. Четыреста метров движения к цели, пятиминутный отдых, и ветер сносил назад наши байдарки метров на 150, опять 400 вперед и 150 назад. Вот такими зигзагами медленно, но верно мы двигались вперед к поставленной цели. Подплыв поближе, нас ждало две новости:
1) хорошая (место и в самом деле было красивым и удобным)
2) не очень хорошая (место и в самом деле было красивым и удобным, но уже занятым "брако-рыбаками")
Далее, следуем правилам старой, проверенной схемы - выбираем новую цель, далее - указательный палец в небо, опять 400 вперед и опять 150 назад и еще несколько таких "не очень хороших новостей". Так в течение 40 минут, пока не добрались почти до самого края залива.

Опять Гори Гора

Отличное место для стоянки, хотя это было уже не так важно, наши красные от долгого купания в солнечных ваннах тела и Игорек, упрашивающий нас оставить его здесь навсегда, все это легло началом нашего пребывания на суше.
Широкая полянка, несколько дубков, красивые виды на залив, пейзажи соседних берегов которые расстилались на несколько десятков километров, задержали нас на этом месте еще на сутки. Спать легли под песню "Раз, Два, Три, Гора-Гори, до утра Гори-Гора!", а впрочем, проснулись тоже под неё, да и вообще настроение Грушинского фестиваля до сих пор живет в самых ярких воспоминаниях, а эта песня стала нашей "походно-строевой".
Следующий день протекал медленно. Мы получали удовольствие от того, что находимся вдали от города, от работы, от суеты… Вокруг лагеря летали какие то насекомые, очень похожие на летающего Винни-пуха, Оля спала, Костик и Игорь ловили рыбу. Я, поймав одну рыбешку на удочку, посчитал, что рыбалка состоялась и отправился осваивать технику хождения под парусом во время небольшого, но уже штормового ветра.
Рыбалка была довольно скучной. На спиннинг ничего не поймали. Ловилось на удочки, донки и телевизоры.

Вечер мы встретили ухой, а он нас встретил фантастически красивым закатом.
Оля опять спала. Костик напевал песни, принесенные им с Грушинского, я дымил Игорькову трубку, смотря в сторону заката, а Игорек наигрывал на гармошке разные звуки, отдаленно похожие на "бюргерские" напевы. Тела и души нашего коллектива сливались с природой и наслаждались каждой минутой этого времени (у кого-то во сне).

Переход второй

Устье реки Уса оказалось более песочным, чем места повыше. Ветер опять встречный. Чем ближе мы подходили к морю, тем волны становились все сильнее и сильнее.
Пошли, вдоль скального берега на расстоянии 3-4 метра от скалы. Ближе идти нельзя - побьет о скалы. Иногда попадались небольшие, длиной метров 10 лагуночки с песочными пляжиками вперемешку с галькой и чистейшей водой. Вспоминалась реклама "Баунти". В одном из таких мест Оля решила искупаться. Подплыв к берегу, спрыгиваем с Игорем с байдарок на глубине выше колена (что бы не побить судна о камни). Но… вместо нежных солнечных ванн и песочного гостеприимства нас поджидало семейство гадюк. Тут и мамка-гадюка, и папка-гадюк, и детишки-гадюшки. И так им было весело, так им было хорошо... Они то ныряли в воду, то всплывали вновь, то скручивались в комочки, то дерзко и устрашающе ползли в нашу сторону. Через мгновение мои 85 кг запрыгнули, точнее, залетели обратно в байдарку. Игоревы 100 кг - тоже. На наше предложение:
- Ты, Оленька купайся, а мы тебя в байдарках подождем! - получаем отказ и уговоры скорее покинуть это место (Оля панически боится змей).
Спеша покидаем лагуну "Змеиного яда" и идем дальше.
Мы в море.

О.... это море, о... эти волны
Волны на море оказались гораздо сильнее и опасней (веселее). Опять идем вдоль скал. Скалы настолько отвесные, что в случае "ВТП" (Водно-Транспортного Происшествия) вылезти на них невозможно и остается только плыть обратно, ища спасения на земле симпатичной, и в то же время жуткой, лагуны "Змеиного яда". У Ольги навсегда замерший в глазах панический страх, боязнь лагун и в то же время абсолютное внешнее спокойствие.

Волны иногда такие высокие, что барашки запрыгивают в лодку. Несколько капель адреналина заставляют грести в полную силу. Двадцать минут вдоль скалы - и мы у входа в великолепную бухту. Вхожу в залив с поднятым парусом. Это красиво. В заливе стоят два яла и небольшая яхта.
Разбиваем лагерь, прям у берега. Чистая полянка, оборудованные кострища. Как оказалось, позже на этом месте проводят похожий на Грушинский, но не такой масштабный фестиваль авторской песни. В пятидесяти метрах из кранов течет фильтрованная речная вода, в трехстах метрах, лес с огромным кол-вом поваленных сухих деревьев. Восемьсот метров до магазинчика и пионерского лагеря, в котором, видимо, Антоха провел свою молодость и два с половиной км до поселка Жигулев. Устраиваем дневку. Купаемся, загораем, поем песни, курим трубку, играем на гармошке, "кто-то" спит.
Вечером опять потрясающий, сказочный, красивый закат.

В погоню за ним, взбираюсь на холм и вижу, чудесную картину - солнце заходит за горизонт моря, и небо пылает алыми огнями.
Потом отмечаем крайний день нашего веселого путешествия. Решаем встретить рассвет.
Ложимся спать в 5 утра. В 7 - подъем. Собираем палатки и в 8.30 утра к лагерю за нами приезжает "газель".

 


Грузимся и едем в Самару

В Самаре, гуляя по городу, случайно натыкаемся на Антоху, который, как оказалось, в свой обеденный перерыв, искал нас (почему-то искал в кабаках, там и нашел). Грузимся в его великолепную машину, и она везет нас в замечательное место - Жигулевский пивоваренный завод. Вкуснейшее разливное пиво по цене 7.75 руб. за 0.5 л. Вяленая рыбка, обед в столовой драматического театра и все это на берегу великой Волги после недельного лесного жительства.

Потом вокзал... вагон… купе... поспали ночь, и мы - в Москве.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100