Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Жизнь продолжалась

Автор - Надежда Крошкина (Рязань)

1

В этот вечер должна была состояться встреча всех участников путешествия. Однако в означенное время на месте оказались только капитан и штурман, первый помощник задерживался. Капитан был невозмутим, видимо он привык к подобным опозданиям, что нельзя сказать о штурмане, который время от времени нервничал. Наконец, все собрались.
Сразу выяснилось, насколько серьёзно команда относится к предстоящему походу. Капитан долго искал карту маршрута, но так её и не нашёл. Что касается съестных припасов, то здесь всё выглядело значительно лучше, за исключением небольшого недостатка в подсолнечном масле, компенсированного тут же тремя литрами превосходного, как утверждал первый помощник, вина. Но в чём друзья были абсолютно уверены, так это в исправности и готовности корабля, на котором предполагалось пройти по одной из живописнейших рек центральной России.
Больше всех уверовал штурман, потому что ему об этом сказал капитан, хотя ни тот, ни другой на упомянутом судне не плавали. Первый помощник пока отмалчивался, видно осознавал свою историческую роль (как известно, комиссаров вешали первыми).
В общем, всё обещало быть путешествию интересным и весёлым, и только погода ничего не обещала...

2

Выезд из города не был чем-то особенно привлекательным, если не считать поломку лифта в доме первого помощника, что вынудило команду нести вещи с девятого этажа пешком. И всё же красивая Владимирская трасса с её многочисленными изгибами и поворотами, окружённая мещёрскими лесами и деревеньками, позади. Путешественники подошли к той самой речке, по которой им предстоял долгий и нелёгкий путь на юг.
В каких-нибудь пять минут вещи команды, так тщательно упакованные по рюкзакам, оказались в одной большой куче. В другой куче было то, что называется кораблём. Вообще это - двухместная лодка-байдарка, довольно быстро собранная капитаном и первым помощником, несмотря на все попытки штурмана им помешать.
Здесь автор хотел бы сделать несколько поучительных замечаний, касаемо понятий "мешать" и "помогать". В хирургии, в оперирующей бригаде всегда выделяют хирурга и помощников, его ассистентов. Так вот, главная задача ассистента - какая, вы думаете? Не мешать. А помогать - как получится. И иногда помощник, усердно работающий с хирургом, просто затягивает время операции, сам того не осознавая. Вот и попробуй найти в жизни золотую середину, когда ты одновременно и помогаешь, и не мешаешь. Однако вернёмся к нашим друзьям.
Итак, штурман помогал собирать байдарку, и в каких-нибудь тридцать минут она стояла на воде. Несколько традиционных тостов за погоду, за природу, за дорогу, скреплённых отличным вином первого помощника, чем-то напоминающим сладкий самогон, и в путь.
Речка, по которой сейчас плывут наши герои, очень небольшая, как и её название - Пра. Начало своё она берёт с Великих озёр под городом Спаск-Клепики и тянется на юг до впадения в Оку. Врезаясь в мещёрские леса, Пра напоминает узкую Владимирскую дорогу, как уже упоминалось с многочисленными изгибами и поворотами.
На носу лодки расположился первый помощник, на корме - капитан. Неопределённее всех и выше восседал штурман. Работали вёслами те, кто располагался, тот, кто восседал вёл штурманскую работу, а попросту говоря, озирался по сторонам и иногда лениво поглядывал на карту и компас, удивляясь весьма, что красный конец стрелки прибора показывал на север, а не на юг.
Итак, Пра. Можно очень долго рассуждать о происхождении этого названия, ведь здесь раньше жили и финские племена, и мордва, здесь бесчинствовали монголо-татары. Но ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что на Пре отсутствует какой-либо фарватер, а количество мелей и коряг просто не поддается учёту. И, конечно, здесь нужно быть великим лоцманом, чтобы провести корабль точно по водной дороге. Как выяснилось, уже в первые минуты плавания, среди наших путешественников таковых специалистов не оказалось, и приходилось иногда вставать и снимать лодку с мели.
Описать окружающий природный мир просто невозможно, насколько волшебным и сказочным, после городской пыли, кажется этот мещёрский край, исхоженный некогда Паустовским и обрисованный писателем в своих произведениях. Такого разнообразия лесных пейзажей, пожалуй, не встретишь в других местах; порой не знаешь, что ждёт тебя за следующим поворотом реки: то это берёза, подернутая осенней листвой среди огромных мачт корабельных сосен, то молодая дубрава, скрывающая в своей зелени расположившихся лагерем туристов, а то прямо-таки тропические лианы, густо оплетающие деревья и кустарники.
Вот что увидели и чем восхищались наши мореплаватели. На пути встречались небольшие селения, какие-то дачные постройки и, конечно же, множество прекрасно оформленных стоянок на берегу, с сооружёнными столиками и кострищами. Многие из них были заняты туристами, лениво созерцающими манёвры проплывающих путешественников среди бесконечных отмелей, поваленных деревьев и коряг.
Путь капитана, первого помощника и штурмана лежал на Желтовскую заводь, где предполагалось сделать первую стоянку и днёвку, обследовать берег, набрать грибов, половить рыбу. Таков должен был бы быть первый день похода. И он, можно сказать, удался, по крайней мере байдарка осталась цела, а друзья мирно ужинали за прекрасно срубленным столом, на одной из стоянок близ Желтовской заводи, вдалеке белела палатка, а небольшой костерок поедал дрова и весело потрескивал, сливаясь со звуками грядущей ночи.

3

Трудно себе представить более несчастного человека, чем капитан наутро следующего дня путешествия.
Дело в том, что накануне перед выездом на реку у него был последний перед отпуском рабочий день. И, наверное, тот контраст, возникший между обыденностью жизни и сказочным походом, вызвал у него своеобразный психологический стресс. Последней каплей, переполнившей чашу, стало небольшое количество спиртного, выпитого друзьями за славное начало большого пути. Так что после ужина в конце первого дня плавания он буквально свалился с ног, а наутро страдал похмельной болезнью. И если бы не познания штурмана в области медицины (в данном случае - народной), трудно сказать насколько удачной была бы дальнейшая жизнь наших героев. Но, к счастью, к обеду второго дня капитан был здоров, а уже вечером свободно мог поднимать тосты за погоду, за природу, за дорогу.
Этот день для путешественников был свободным от речных переходов, и они решили погулять по лесу, зайти в Желтовскую заводь, набрать родниковой воды на 273-м кордоне, который описывал почти сорок лет назад Константин Паустовский, и где некогда жил егерь Желтков. Однако прогулка оказалась ещё более удачной. Друзья нашли два живописнейших озера, обозначенных в планшете штурмана маленькими кружками. Подход к одному из них под названием Ороз оказался невозможным из-за примыкавшей вокруг трясины, что придавало озеру ещё большее великолепие. Что бы лучше его рассмотреть и сфотографировать, путешественники взобрались на три высокие сосны. Озеро имело довольно большой размер и выглядело почти идеально круглым.
Название второго озера на карте не было обозначено, и поэтому друзья уже решили его как-то окрестить, но вскоре увидели столб с табличкой: "Озеро Шуя" - то самое, которое посещал некогда Паустовский. Оно было значительно меньше первого и имело продолговатую форму.
И хотя грибов в этот день найдено не было, если не считать двух старых " белых ", добытых где-то штурманом, то прогулкой мореплаватели остались весьма довольны. Что касается рыбы, она, по крайней мере, ещё утром плескалась в реке, оберегая сон капитана (известного рыбака), и пока не радовала желудки наших путешественников, но, как говорится, всё ещё впереди.

4

К вечеру на соседнюю стоянку приплыли три байдарки, гружёные туристами. Нашим героям суждено было встретиться с ними после сытного ужина, познакомиться, попеть песни под гитару. И, как впоследствии оказалось, эта встреча для них была не последней и даже не предпоследней, но впрочем, всё по порядку.
Переход по реке на следующий день был более организованным и совсем не долгим. Короткий завтрак и штурман пометил в своём дневнике: "9 час. 30 мин. - ушли со стоянки № 1".
Возможно, автор и ошибается, но всё же наши путешественники, наверное, хотели бы ещё раз (а может, и больше) встретиться со вчерашними гостями Желтовской заводи, и уж верно, это желание было взаимным, кто знает?
А пока друзья плыли в лодке, выискивая фарватер и изредка поднимая в небо серых цапель. Прибрежный лес был по-прежнему густой и величавый. По берегам иногда встречались странные изваяния из старых пней и стволов деревьев. Это были какие-то языческие божества, искусно вырубленные руками неизвестных скульпторов, видимо, проплывавших когда-то по этим местам. Некоторые фигуры расположились на стоянках, как бы предупреждая гостивших рядом туристов о святости этих мест и необходимости соблюдать порядок и чистоту.
Спустя чуть больше полутора часов плавания, слева появилась стоянка, видимо, с точки зрения капитана не очень удачная, поэтому на ней высадили штурмана, а оставшаяся двойка поплыла дальше в поисках более удобного места. Однако вскоре неполная команда лодочников вернулась, не найдя ничего подходящего, и друзья расположились на высоком утёсе под огромными соснами, разбив свой лагерь. Занимались кто чем, и только вместе готовили пишу. Штурман упорно искал грибы, капитан ловил рыбу, первый помощник, кажется, спал.
Настало время лирического отступления. И это будут не стихи, а суровая проза жизни.
Поговорим о вкусной и здоровой пище, что везут в своих рюкзаках наши герои. Например, подсолнечного масла у них, приблизительно 5 л, а соли где-то 3 - 4 кг. Всё это можно понять, ведь как хорошо пожарить рыбу на масле или испечь блины из 2 кг муки, что лежит вместе с крупами в какой-то полиэтиленовой ёмкости. Или можно, скажем, посолить рыбу, которую просто некуда будет больше деть. Однако что точно усвоили друзья, так это всю бесполезность на третий день плавания 3-х кг колбасы и 3-х кг колбасного сыра, покоящихся теперь на дне прекрасно оборудованной помойной ямы на стоянке, отмеченной в дневнике штурмана, как № 2. Но разве в этом дело?
К вечеру появилась группа вчерашних знакомых. Места на откосе хватило всем. Ужинали вместе, пели песни у костра. Ребята оказались славными и весёлыми.

5

События этого вечера и следующего утра четвёртого дня путешествия, пожалуй, стоит упустить.
День проходил тихо. Многие отсыпались после наполненной песнями и романтики ночи. Первый помощник как-то вскользь заметил штурману, что одна из девушек наших гостей несколько грустна, как будто даже нездорова. Но всё это было так естественно после бессонной ночи. Вечером она снова обратила на себя внимание, пытаясь выпить аспирин, однако на вопросы штурмана уклончиво отвечала, что болит голова, таблетку она, кстати, так и не выпила. После ловили рыбу - капитан спиннингом, штурман удочкой. Первый помощник, кажется, спал.
Кстати этот самый помощник, в этот самый вечер приготовил прекрасный ужин для всех жителей утёса.
Затем был праздничный стол, вновь песни у костра, и вдруг наша теперь уже героиня почувствовала себя значительно хуже и ушла в палатку, куда пригласили штурмана.
Здесь настало время открыть доселе тёмную профессию этого человека. Штурман - достаточно квалифицированный хирург, по крайней мере достаточно для того, чтобы тут же у девушки был поставлен диагноз: "Острый аппендицит", и определена необходимость оперативного вмешательства.
Лагерь на высоком утёсе находился приблизительно в 30 км от ближайшей больницы с хирургическим отделением. Единственной более-менее известной дорогой была река, по которой плыли наши путешественники, другие дороги на карте обозначались, как местного значения, среди леса и болот, но про них никто не знал.
Как сказал кто-то из великих: "В жизни нельзя быть в чём-то абсолютно уверенным, разве что в рождении и смерти человека". Видимо, автор этих строк не был Русским, ибо можно быть абсолютно уверенным ещё и в том, что в России созданы все условия для жизни только Русского человека. И люди другого происхождения (не в обиду им это будет сказано) просто не умеют жить в столь удивительной и неповторимой стране. Однако вернёмся к жизни.
Плыть по реке против течения тёмной ночью меж коряг и отмелей просто невозможно. И здесь к известной уже всем компании присоединяется ещё одно лицо, безусловно, героическое, потому что без этого человека трудно было бы представить дальнейшую судьбу заболевшей девушки. Назовём его, ну скажем, Марком Иосифовичем.
Накануне он приехал на машине и расположился на той же стоянке что и наши друзья. Поставил палатку, создал необходимый быт для жизни, в общем, с виду показался человеком интеллигентным и аккуратным. И конечно, путешественники обратились к нему с просьбой отвести заболевшую девушку в больницу. Однако Марк Иосифович героем стал не сразу, пришлось достаточно долго его уговаривать, потом он тратил драгоценное время на изучение и переписывание документов двух курсантов, что были в компании гостей Желтовской заводи, а когда все вопросы были решены, минут сорок разгружал свой старенький " Москвич" от какого-то груза и ужинал. И всё же девушку повезли.
С ней поехал штурман, капитан и один из тех курсантов, что поплатились информацией из своих военных билетов. Дорога показалась бесконечно длинной, с многочисленными объездами и лужами, через которые водитель "Москвича" ехать отказывался, несмотря на наличие трёх достаточно сильных парней в экипаже. Приходилось долго искать обходные пути. И снова дорога, и вновь какие-то деревни за окном. Больше всех разговаривал Марк Иосифович. Он долго рассказывал, как ему вырезали желчный пузырь и ещё что-то, сопровождая свой рассказ красочными определениями и какими-то жуткими сравнениями. Сокрушаясь по поводу выпитой часа два назад рюмки водки, Марк Иосифович всё опасался государственной автомобильной инспекции, которая вот-вот должна была появиться среди непролазного леса со своим вездесущим жезлом.
Девушке становилось всё хуже. Временами она бредила, стонала, её лихорадило.
Наконец "карета скорой помощи" въехала в город Спас-Клепики, откуда наши путешественники четыре дня назад начали свой путь по реке. Нашли больницу. Затем операция. Штурман помогал хирургу за операционным столом, капитан остался ждать. Наш герой, Марк Иосифович, весьма недовольный, что ему оставили в попутчики только курсанта, не пожелавший подождать часа полтора двух других путешественников, уехал восвояси.
Часов в шесть утра операция закончилась. Глотнув водки, капитан и штурман повторили путь, пройденный по реке на лодке, только теперь пешком. День занимался солнечный и жаркий...
На этом пятом дне путешествия капитана, первого помощника и штурмана, пожалуй, стоит закончить повествование. Все последующие дни были как-то похожи друг на друга. Компания, расположившаяся на высоком утёсе, больше не расставалась. Вместе совершали переходы, вместе устраивали стоянки и как прежде сидели у костра, с той лишь разницей, что не было с ними одной девушки, и первый тост всегда поднимали за здоровье. Капитан, наконец, наловил рыбы, и вместе с первым помощником готовил уху. Штурман всё искал грибы. Вот только Марк Иосифович уединённо наслаждался природой и "дымком", устраивал свой быт, и грелся на солнышке.
На 7 день пути штурман вместе с гостями Желтовской заводи сошёл с прекрасной речной трассы в селе Деулино и уехал домой. Капитан и первый помощник продолжили путь вдвоём по реке до самого её конца. Внезапно заболевшая девушка лежала в районной больнице и мучилась от уколов и капельниц. Жизнь продолжалась.

19 августа 1997 г.

Послесловие
Сейчас девушка вылечилась и вышла замуж за первого помощника. У них родился прекрасный сынишка, с которым они вместе ходят в походы, в том числе и на памятную речушку Пру.
Этот рассказ был написан Штурманом и подарен всем его участникам, в том числе и мне, той самой заболевшей девушке.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100