Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Спелеотуризм > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Туннель в небо

Об истинной цели спелеологии

Автор -
Валерий Георгиевич Иванченко (Новосибирск)

Фотографии Олега Доброва

"Этот подземный мрак был как бы отражением черного неба, какое видят аэронавты, подымаясь на удушливую высоту воздушных границ".
А.Грин. "Лошадиная голова".

"Если всмотреться в темную глубину колодца, можно увидеть звезды".
Суеверие.

Два тезиса намерен я обосновать в этих заметках.
Первый. Пещера крайне редко воспринимается как замкнутый каменный мешок. Обычно человек видит в пещере подземный путь, туннель, ведущий в неведомое. Куда ведет он?
Второй тезис. Этот путь ведет в небо.
С первым положением проще. Достаточно послушать рассказы местных жителей о потерявшихся под землей людях и собаках, которые проходили в своих блужданиях "сквозь гору" и оказывались на другой стороне хребта, об уходивших подземными ходами разбойниках и партизанах. Классический литературный пример - история Тома Сойера. Вспомните, что он спасся, не вернувшись к пещерному входу, а найдя новый выход (вещь на самом деле редчайшая, практически невозможная). В голове человека не укладывается тот грубый факт, что пещера - это всего лишь большая и разветвленная яма, все ходы которой рано или поздно закончатся тупиком.
"А теперь куда?" - спросила меня одна дама, спустившись по каскаду подземных колодцев на двухсотметровую глубину. "Теперь назад". "Обратно? - удивилась она. - Здесь нет выхода?"
Может быть виной тому легкий ветер, сквозняк, гуляющий в коридорах больших пещер. (Они служат естественными вентиляционными отдушинами, через которые, за счет разницы температур и давлений, идет воздухообмен между атмосферой и воздухом, содержащимся в щелях горного массива). Но это слишком простое и натуралистическое объяснение.
Других объяснений есть, по крайней мере, два. Во-первых, как бы ни мала была конкретная пещера, она все же есть часть другого, отличного от известного нам, мира. Подземный мир как бы един, так же, как един мир подлунный или мир небесный. И этот подземный мир имеет множество входов и выходов. Каждая пещера - такой вход или выход. Этот мир имеет своих легендарных обитателей, свои сокровища, географию и богов. Подземные жители населяют не одну пещеру, они населяют весь этот мир, свободно проходя из одного подземелья в другое. А значит любой тупик под землей - это мнимый тупик. Надо знать секрет, и тайный проход откроется.
Второе объяснение - соприродная человеку потребность в пути.
Христианство и европейская мысль оформили представление о судьбе человека как о поступательном движении. Рождение - приход в этот мир, жизнь - путь к смерти, смерть - переход к вечности. Это представление позволяет увидеть этап пути в каждом действии и поступке. Действие - путь к промежуточной цели. Последняя цель - обретение Царства Небесного.
Идея жизни как пути, имеющего цель, позволила человеку найти выход из круговорота бессмысленных событий своей судьбы, из колеса вечных перерождений и возвращений. Однако освоение этой идеи требовало значительных духовных усилий, и не всем было по зубам. Простой человек, замороченный тяготами жизни и вечно повторяющимися заботами, терял из виду цель и предназначение собственного существования, поскольку лежали они за пределами нашего мира, а проявлений другого мира он в жизни не видел. Небо над головой было недостижимо, а двери храма не напоминали об ином в силу своей привычности (и храм построен своими руками, и священник насквозь знаком). В то же время, вход в пещеру всегда напоминал об ином, был входом в другое измерение, где действуют другие законы.
Что интересно: несмотря на тьму и холод, пещера не связывалась с дьявольскими силами, она вела в священное пространство. Неисчислимые языческие культы, отправлявшиеся в пещерах веками, могли быть отнесены христианством к сатанизму. Но ведь и первые гонимые христиане устраивали храмы под землей, и поздние святые отшельники обитали там же.
Путь - это не просто дорога, это духовный термин, Путем именуется всякое духовное делание. Душа не принадлежит этому миру целиком, и ее работа происходит в других мирах. "Уйти в пещеру своего духа" - значит приступить к действию в ином измерении. Пещера - символ этого пути. Для тех же, чей дух не разбужен, путь через пещеру представляется наивно, но наглядно: как подземное (иномирное) путешествие в другую страну.
В.Н.Топоров выделял два вида мифологического пути: путь к сакральному центру, когда высшее благо обретается постепенным к нему приближением, и путь к чужой и страшной периферии, когда сакральные ценности достигаются сразу (дом - двор - поле - лес, болото, теснина - яма, дыра, колодец, пещера - иное царство).
Скандинавская космология разделяла Вселенную на девять миров, которые, за исключением срединного, Мидгарда, были недоступны человеку. Однако, в обрядах мистерий Одина посвящаемый, освобожденный силами жрецов от земной оболочки, скитался по всем этим сферам. Реально это осуществлялось в пещере, где инициируемый проходил последовательно девять залов. Пещера, не относясь полностью ни к одному плану Бытия, могла вместить любой из них.
В наше время пещеры используют исследователи "паранормальных явлений". Отрезанные толщей камня от обыденности, экстрасенсы и контактеры принимают во тьме и тишине некие сигналы. Их преследуют видения и посещают озарения. Они объясняют свой выбор вполне рационально: отсутствие внешних раздражителей, ионизированный воздух, аномальные зоны геологических разломов. Они пытаются объяснить иные планы реальности наукообразным языком и свежепридуманными терминами. Отринув традиции, они испытывают устройство мира заново, на свой страх и риск. Чего тут больше, смелости или невежества? Бог знает, чем они закончат.
Но куда ведет путь пещеры? Откуда и куда?
Путь нашей жизни ограничен двумя моментами перехода: рождением и смертью. Пещера связана и с тем, и с другим. В вифлеемской пещере родился Иисус, еще раньше из расколовшегося камня во мраке пещеры появился на свет Митра. Предшествовавшие им боги и герои, напротив, замуровывались под землей, находя в пещере успокоение.
Смерть, тьма, холод, могильный камень, подземный мир мертвых - это простой ряд ассоциаций. Обоснование родящей функции пещеры тоже не встречает сложностей. Земля и вода вообще родят растения, пищу, жизнь. Пещера же, помимо квинтессенции того и другого, прямо напоминает детородный орган своей расщелиной. Кстати, Землю в мифологии оплодотворяет Небо. Запомним это.
Генитальное толкование пещеры хорошо известно. Еще недавно хакассы пускали в глубь пещеры стрелу, чтобы оплодотворить Землю. Фрейдистское объяснение влечения к пещере (образ проникающего туда с мечом героя) - это тоже общее место. Но действительно - как похожа она на утробу!
Явно почувствовать это дано не каждому, поскольку внутриутробный период жизни нормальные люди не помнят. Однако те, кто расшатал свою психику специальными тренингами, могут заново и очень остро пережить в пещере момент своего рождения. Скользкие стены, покрытые причудливыми натеками самых разных "анатомических" форм, стены, которые то раздаются, то сжимаются, не пуская; необходимость проползать, протискиваться между ними, бороться за каждый сантиметр пути - все это делает движение в пещере очень похожим на пережитые некогда роды. Но особенно поучительно это для тех, кто не имел возможности родиться обычным способом. На выходе из пещеры мне приходилось наблюдать сильный шок, испытанный человеком, в свое время извлеченным из утробы кесаревым сечением. Несмотря на чрезвычайные затруднения, он яростно отказался от любой помощи и признался после, что этот опыт был ему необходим.
Известно, что пещеры были излюбленным местом инициации во многих древних культах. Между тем, инициация, посвящение есть ни что иное, как символическая смерть и символическое рождение. Насколько они символичны, а насколько психологически и мистически реальны, следует спросить у посвященных. Входя в пещеру, инициируемый умирал для этого мира. Затем, пройдя ряд посмертных испытаний, увидев иные миры и получив сокровенные знания, он рождался вновь, выходя из пещеры с новым статусом "дваждырожденного".
Что означает этот символизм для каждого человека, пусть и рожденного только один раз? При виде пещеры каждый вспоминает свое появление в этом мире. Что было до того - неважно. До того он пребывал в другом мире, и это дело прошлое. Но в наш мир он вошел через эти ворота. Вошел для некого пути. Пусть даже смысл пути не ясен, но точка его завершения перед глазами. Это та же пещера. Вход сюда и выход отсюда. Начало следующего пути. Куда?
Дальнейшее - вопрос мифологической космологии. Обычно вертикальная структура космоса трехчленна и состоит из верхнего мира (небо), среднего мира (земля) и нижнего мира (подземное царство, преисподняя). Пещера ни одному из этих миров не принадлежит. Казалось бы, внешняя аналогия должна трактовать ее как вход в подземное царство, но это не так. В мифе пещера противопоставлена подземному миру (см. статью В.Н.Топорова - "Мифы народов мира", 1982, т.2, с.311). Дело в том, что космос с его мирами - это целостная, упорядоченная, организованная в соответствии с определенным законом вселенная. Космос противостоит хаосу, по отношению к которому он вторичен. А пещера и есть воплощение хаоса, Как указывает Топоров, "в пещере темно, т.е. безвидно, как в хаосе. Внутреннему пространству пещеры присущи бесструктурность, аморфность, спутанность. В известном смысле пещера есть хранилище остатков хаотической стихии". Греческое chaos происходит от корня спа-, отсюда chaino, chasco, "зеваю", "разеваю". "Хаос" поэтому означает "зев", "зевание", "зияние", "разверстое пространство", "пустое протяжение". Это прямо относится к пещере. А,Ф.Лосев заметил, что у Овидия имеется образ хаоса в виде двуликого Януса. Когда все стихии распределились по своим местам, и образовался стройный космос, Янус получил свой определенный вид. Но и теперь у него имеется остаток прежнего состояния, а именно: способность видеть все вперед и назад. Кроме того, Янус собственной рукой все открывает и закрывает, являясь как бы мировой дверью. Этот образ также переносится на пещеру, отверстие которой одновременно является и входом, и выходом. Не принадлежа космосу, пещера воплощает возможность любого становления. Это место, открытое в любую космическую точку пространства и времени. Но в классической мифологии пещера обращена с земли или к небу, или к подземному царству. Поскольку нижний мир - это нисхождение и деградация, путь человека через пещеру направлен в небо. Это может быть и физическое небо звезд и светил (во многих мифах светила рождаются в пещере, там же скрываются ветры, дожди, облака), и духовное небо сверхчеловеческого плана.
Однако мифологическое просвещение читателя - не наша задача. Все это проще прочесть в энциклопедии. Наша цель - найти приметы происходящей в пещерном хаосе реализации мифа, символического воплощения мифа на нашем физическом плане. И такие приметы есть.
В рассказе американской писательницы Урсулы Ле Гуин человек, вынужденный скрываться в подземном лабиринте, находит каменную стену с рассыпанными по ней блестками - вкраплениями серебра. Эта плита чем-то привлекает его внимание, и он проводит долгое время за рассматриванием ее. А в какой-то момент понимает, что перед ним не стена, а окно в чужое небо с незнакомыми созвездиями. Мне приходилось переживать обратную ситуацию. Проблуждав по пещере и вернувшись к выходу, я долго не мог отыскать ведущее на поверхность отверстие в каменном завале. Была ночь. И, заглянув в очередную расщелину, я увидел ночное небо с яркими звездами. Ринулся наружу, но быстро понял, что передо мной тупик: звезды оказались сверкающими в луче фонаря каплями воды на камне.
В сущности, выход из любой пещеры обращен к небу, и именно лицезрение неба служит лучшей наградой после подземных тягот. Но еще не было случая, чтобы, выйдя на поверхность, человек увидел другое небо. "И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали..." Однако желание этого и надежда на это присутствуют в каждом посетителе пещер. Иначе не объяснить стремления под землю.
Спелеология, как массовое увлечение, сложилась целиком в нашем веке. Точнее, во второй его половине, в послевоенное время. И наиболее привлекательной и азартной стороной этого бурно расцветшего и втянувшего в свою орбиту тысячи людей движения стала гонка за глубиной. Протяженность любой крупной пещеры можно увеличивать чуть ли не до бесконечности за счет расширения узостей и открытия новых ходов. Сложнее с глубиной, предел которой определяется геологическими условиями. На определенной глубине подземная полость пересекает границу залегания подземных вод, и ее лежащие ниже объемы оказываются затопленными. Тем не менее, после открытия в Пиренеях пропасти Пьер-Сен-Мартен, объявленной глубочайшей пещерой планеты, любителей охватила лихорадка соревнования. За любым колодцем и провалом им чудилась небывалая глубина, и это повальное стремление как можно дальше удалиться от поверхности планеты было необъяснимо. Хотя каждый, безусловно, знал, что всякая пещера имеет конец и предел, иррациональная вера в потенциальную бездонность именно этой, здесь и сейчас разверзающейся под ногами пустоты действовала как наркотик. Когда же оказалось, что уровень подземных вод в горах - крайне непостоянная величина и пещера вполне может уходить глубже соседней реки и даже источника, стало практически невозможно доказать первооткрывателю, что он стоит именно на дне пещеры и спуститься ниже уже нельзя. В ход шла техника горной проходки, расширялись узости, разбирались завалы, фанатично искались обходы, и нередко это приносило плоды: глубины пещер росли. Километр, полтора километра... Конца до сих пор не предвидится. Конечно, можно рассчитать теоретический предел, исчисляемый мощностью растворимого водой горного массива. Но боюсь, что фанатиков этим не убедить.
Дело в том, что любой из них подсознательно верит, что пространство пещеры не подчиняется законам поверхностной метрики.
Когда по результатам топографической съемки был вычерчен план пещеры Дуэт, открытой на Алтае в конце 80-х годов, оказалось, что на бумаге полость тянется в направлении прямо противоположном тому, что представляется спелеологам при прохождении пещеры. Этот же эффект повторился при контрольной съемке. Ошибка была исключена, о магнитной аномалии не могло быть речи (стрелка компаса вела себя спокойно). Я и сам столкнулся с подобным феноменом, обработав результаты съемки другой алтайской пещеры - Киндерлинской и получив ее план, зеркальный реальному. Получалось, что понятия "право-лево" и пространственное воображение могут и не сработать в пещерном хаосе. Не может ли подобное происходить и с понятиями "верх-низ"?
Сложнейшая на Алтае Алтайская пещера представляет собой подобие вертикального лабиринта. Спустившись до глубины 240 метров каскадом колодцев, она расходится в стороны веером восходящих, таких же отвесных полостей. Топографическая развертка разрезов этих, как их называют спелеологи, "труб" показала, что некоторые из них уже могут выйти к поверхности. Однако вход у пещеры один-единственный и других поблизости нет. В отдаленных местах пещеры обитают летучие мыши, которые должны вылетать за кормом на поверхность. Однако еще никто не встречал летящую мышь ни во входе, ни в основном стволе пещеры Алтайской.
Я думаю, подобные несуразности будут множиться, но рациональные и не любящие суеверий спелеологи будут закрывать на них глаза, потому что они боятся признаться себе в главном. Их тайная и никем покуда не выраженная цель состоит в том, чтобы выйти из пещеры совсем не тем путем, которым они в нее пришли. И увидеть вокруг другое небо и другую землю.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100