Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Туда и обратно (поездка в Беларусь)

Автор - Спартак Нерсесян (Санкт-Петербург)

Широка страна моя родная
Много в ней лесов полей и рек
Я другой страны такой не знаю
Где так вольно дышит человек…

Гимн Советского Союза

Да, страна-то, может и была широка, но что мы знаем о ней после распада СССР? Да фактически ничего. Статистическая сводка новостей, рассказы знакомых и прочая информация из вторых рук. А ведь хочется всё увидеть самому, "пощупать" жизнь другого государства изнутри. Именно поэтому звонок, раздавшийся в моей квартире в восемь часов утра 15 ноября сего года с сообщением о том, что я еду в Беларусь, был воспринят мною как подарок судьбы. Не откладывая в долгий ящик, я помчался, за билетом, коей и приобрёл без особого труда в кассе Витебского вокзала. Не буду утомлять вас долгим рассказом о сборах и прощании со знакомыми. Но вот, все преддорожные перипетии завершены, и ровно в 17-51 наш поезд "СПб - Могилёв" под рыдания провожающих, с песней отправляется в мою terra incognita….
P.S.- наверное эти записки никогда не увидели белый свет, если бы не моя феноменальная рассеянность. Я забыл дома книгу, и по этому, что бы не сойти с ума от безделья, мне пришлось делать заметки в дороге. Я не претендую на звание- "Географ года", или " Золотой путеводитель по странам СНГ", я просто хочу показать, какой мне открылась такая близкая, и в тоже время малоизвестная нам Белоруссия.

Спартак

Глава первая и единственная
"Туда и обратно"

(Часть первая)

Поезд №83 произвёл на меня самое благоприятное впечатление. Вагоны опрятные, чистые и хорошо отапливаются. Проводницы говорят с милым акцентом (поезд Белорусский). Во время пути я разговорился с нашей проводницей Машенькой, милейший человек. Вообще я узнал, что за малейшую провинность у них выгоняют с работы, а с работой у них очень плохо. Также я выяснил, что у проводниц прицепных вагонов, можно купить из под полы всякого рода алкогольную продукцию (наследие прошлых лет). Итак, пока наш поезд торопливо пожирал километры, я осматривался. Несмотря на то, что я взял билет на пятницу вечер, народу в вагоне набралось человек 10-15. Моим попутчиком оказался молодой парень лет двадцати двух. Первые пятнадцать минут мы присматривались друг к другу, но потом решили, что люди мы всё-таки неплохие и завязалась неторопливая беседа. Звали моего попутчика Андреем. Также выяснилось, что он учится в Горном институте и подрабатывает электриком. Приехал он откуда-то с Севера, чуть ли не с Заполярья, сейчас в связи с тем, что у них на работе простой, он решил съездить к бабушке в гости. За беседой прошло достаточно времени, и я не заметил, что мы одолели уже полпути. Станция "Дно". Так как я редко беру с собой в дорогу еду, то приходится покупать её в дороге. "Дно" это идеальный вариант. Не успели мы с Андрюхой выйти на улицу покурить, как на нас тут же налетели бабушки, желающие осчастливить всевозможной снедью. Водка, пиво, сушёная рыба, пирожки и домашний завтрак (кура + гарнир) и многое другое. Единственная проблема во всём этом великолепии, это чрезмерная настойчивость торговок. Но при наличии силы воли можно остаться глухим к их стенаниям, а если же вы человек мягкий, то опустошение вашему кошельку гарантированно. Стоянка длилась минут десять, но за это время можно успеть купить всё, что душе угодно. С трудом отбившись от настырных "кошёлок", мы погрузились в вагон и покатили дальше. После еды приходит сон. Приятно удивил факт, что таможня между нами отсутствует, и мой сон не был потревожен злобными пограничниками и вопросами типа: " Оружие, наркотики, валюту везём?" Так что проснулся я уже возле Витебска и первая моя мысль была о том, что в городе осадное положение. Вообще-то по моему разумению большой город ночью должен быть хорошо освещён, а нас встречала "лёгкая" полутьма. Я был в шоке. Улицы освещались через фонарь. На мой вопрос, что случилось, проводница ответила, что Россия снизила энергопоставку при этом, так посмотрев на меня, что мне стало стыдно за свою державу. Я мысленно "поблагодарил" родное государство. Согласитесь остаться в три часа ночи в чужом городе, где практически нет света, не очень то приятно. Попрощавшись с попутчиком, я слез на перрон и с опаской двинулся в сторону вокзала с убеждением, что если не убьют, то точно ограбят. Зато погода порадовала на всю катушку. Было тепло и создавалось такое впечатление, что на улице весна. Войдя на вокзал, я обратился в справочное бюро с вопросом: "Как добраться до Чаусов?" Милая девушка взглянула на меня, как любящая мать на своё душевнобольное чадо, и сказала, что у них в области нет такого города. (Боже мой, как я теперь понимаю иностранных туристов, которые на Невском тычут вам в лицо карту вашего города и пытаются спросить: " Где накодится уллица Бронекопытная?".) После нескольких минут препирательства, я ещё раз заглянул в свою бумажку, и с ужасом обнаружил, что не туда меня отправили доброжелатели. Чаусы находились в Могилевской губернии. Сколько вечного и ласкового я сказал в адрес тех доброжелателей, которые отправили меня " в Москву через Урюпинск ". От подобного прозрения я впал в меланхолию, а лучший способ от неё избавиться - это отобедать! К счастью на вокзале я обнаружил круглосуточный буфет, где меня поджидал второй сюрприз. Несмотря на доброе отношение к России, русские деньги не принимаются. М да, вот тебе и Объединение двух братских государств. Наверное, по моему лицу пробежала такая гамма чувств, что продавщица тут же подсказала, где находится обменный пункт. Со скоростью, которой позавидовал бы и орловский рысак, я ломанулся к обменнику. Несмотря на все мои опасения, наши на их меняли причём по курсу 1:59. То есть, за один наш рубль давали 59 их рублей. После такого курса я задумался, если наш рубль называют "деревянный", то, как же называть их валюту? Но эйфория, по поводу той суммы, которая была в моём кармане, быстро прошла, как только я взглянул на цены. Вообще, в ценовой политике дяди Лукашенко много интересного. Цены такие же, как у нас, а кое- где и повыше. Но, призрев все трудности, я всё-таки поел. После непродолжительного, но очень сытного обеда, я решил посмотреть, что из себя представляет вокзал. Это двухэтажное здание недавно было отремонтировано, что и чувствовалось в новеньких лавочках и свежеокрашенных стенах. Сравнив этот вокзал с любым из наших, я невольно устыдился. Ни БОМЖЕЙ, ни грязи (которые водятся в изобилии у нас) я здесь не встретил. На первом этаже располагаются кассы, зал игровых автоматов, забегаловка и куча лотков со всевозможным ненужным и в тоже время очень полезным барахлом. Поднявшись на второй этаж, я обнаружил там несколько рядов сидений, на которых мирно сопели граждане и закрытое до восьми часов утра почтовое отделение. А вот что меня больше всего порадовало, так это небольшой закуток над которым было написано такое родное и близкое слово ИНТЕРНЕТ. Почти бегом преодолев несколько ступенек, я фактически со слезами на глазах припал к компьютеру (разумеется, предварительно заплатив примерно 25 р.). И, конечно же, плакат с надписью: "Мы смотрим Масяню!" привел меня буквально в исступление. После такого бальзама на душу, я со спокойной совестью решил попить пива. Выйдя на привокзальную площадь и с трудом отбившись от таксистов (эта братия по моему везде одинакова) я углядел такие милые моему сердцу ларёчки. Купив по совету продавца пиво "Оболоньский козёл", я подвергся атаке одной очень сомнительного вида девицы. Она с лёгкой "ненавязчивостью" звала меня " куда-то" для получения " какого-то" с её точки зрения внеземного удовольствия. Оглядев со всех сторон эту Мату Хари, у меня возникло сомнение, что никакого удовольствия я не получу, а получу по башке и букет венерических заболеваний. Отклонив столь " заманчивое" предложение, я поспешил ретироваться. А уж попив насоветанного пива, сразу же понял, что пиво не зря носит такое название, причем добывают его экологически чистым способом, всё из того же козла. Пришлось выкинуть полбутылки. Побродив немного по вокзальной площади, я решил далеко не удаляться, памятуя, что может случиться с путником в незнакомом городе. И так как добропорядочные беларусы по ночам спят, а с недобропорядочными ваш покорный слуга связываться совершенно не хотел, то вскоре я вернулся на вокзал и, поднявшись на второй этаж, уснул сном невинного младенца. Спокойной ночи, дорогой Спартак!
Проснулся я ровно за секунду до того, как ко мне подошел милиционер (сработала привычка), и ВЕЖЛИВО попросил покинуть меня здание вокзала, так как уже шесть часов утра. "Ну, что же, вперёд!" - сказал я сам себе, и, подхватив рюкзак, устремился в сторону автовокзала. Придя на станцию, я, полагаясь на своё природное чувство ориентирования, тут же запутался во всех этих табло, окошечках, ценах и прочих трудностей. Связанны они были в основном с языковым барьером. Это потом, я уже слегка научился разбираться в белорусских словах, а в тот момент я напоминал малэнькую, но очень гордую кавказскую питичку - орёль называется. То есть стоял и с глупым видом таращился на всё вокруг меня и не знал, куда мне сироте россейской податься. Чувствуя, что меня, опять охватывает паралич, я всё - таки нашёл в себе силы обратиться к стоящей рядом девушке с просьбой, объяснить мне: "Что, где и когда?". Получив объяснения, я, исполненный чувством благодарности, попросил её подождать, а сам в это время опрометью бросился к ларьку за самой большой и хорошей шоколадкой. Вот так завязалось моё первое знакомство. Девушку звали Лена, по профессии врач. Спортсменка, комсомолка и вообще просто красавица. Так как мой автобус уходил только через 1,5 часа, Лена любезно согласилась составить мне компанию. Полтора часа мы бродили по предрассветному Витебску. В процессе разговора, я услышал грохот трамвая и, подняв глаза, увидел перед собой нечто такое, что заставило моё лицо расплыться в улыбке. Из-за поворота показалось красно-жёлтое чудо (реклама шоколадки "Кэдбери"). Последний раз, я видел такие в 90 году в Евпатории. Как мало иногда надо, что бы почувствовать себя счастливым. Моё расставание с Леной произошло на символическом месте - на мосту. На востоке всходило солнце, и, подставив лицо первым солнечным лучам, мне подумалось о том, что сейчас где-то просыпается очень дорогой для меня человечек и не знает, что я далеко-далеко от него. Я закурил и, посмотрев вниз, на лениво перекатывающиеся волны, пожелал ему самого доброго утра. Так начался мой первый день в Белоруссии. С трудом собравшись силами, я, стараясь не нарушить хрупкого ощущения счастья, медленно побрёл по аллее в обратную сторону. Мне было хорошо. Вернулся я в тот момент, когда безжизненный голос объявил о посадке до Могилёва. Я нашёл свой автобус, который уже дружелюбно распахнул двери, и, набрав побольше воздуха в грудь, осторожно поднялся на первую ступеньку. Прелюдия закончилась, начинался самый главный отрезок моего путешествия…


* * *
Всякая история начинается словом "однажды". Я не буду отходить от классических канонов, и начну также.
Однажды, мне позвонил Вовка (201) и в процессе разговора, безапелляционным тоном заявил: "Мол, неплохо бы дописать то, что начал". Я пообещал, что тот час же засяду за пишущую машинку, то есть, тьфу, за своего верного товарища 766 модели, и всё сразу же допишу (наметив для себя срок очередного творческого порыва на начало марта). День пролетел незаметно в разгребании того бардака, который в народе почему- то именуется красивым словосочетанием "холостяцкая берлога". Устав от трудов праведных, я решил выйти прогуляться, всё равно закончились сигареты, и не спеша, побрёл в сторону ларька. Погода в тот вечер баловала меня. Ясная, безветренная ночь, -1,-2, свежий воздух, вот собственно и всё, что требовалось моему измученному уборкой организму. Купив сигарет и маленькую бутылочку тоника, я двинулся дальше. Нет ничего лучше, чем бродить по ночным улочкам маленького города, и Петергоф в этом плане идеальное место. К 12 часам жизнь в нём затихает и можно наслаждаться отсутствием суетливых и нервных лиц, заснеженными статуями в парке и тишиной. Вот в таком лирическом настроении, я незаметно сам для себя, выбрался на главную улицу. И именно в этот момент, когда я пребывал "без пяти минут в нирване", моя память нанесла предательский удар исподтишка. Протащив меня по своим бурным волнам, я уж не знаю какими принципами эта злодейка пользовалась, она напомнила мне о разговоре с Вовкой, Беларуси и о данном мной обещании. Со вздохом (с собой не поспоришь), я поспешил домой. И вот обложившись бумажными огрызками, которые заменяли мне в пути дневник, я пишу, а вернее сказать дописываю до конца маленький кусочек своей жизни…

Спартак

Глава первая и единственная
"Туда и обратно"

(часть вторая)

Наш автобус, мигнув поворотником, медленно выехал с автостанции и, повернув на право, покатил по проспекту. Первое что бросилось в глаза - это желтые ящики, заполненные до краёв песком. Эта картина, почему-то напомнила мне о блокадном Ленинграде. С недоумением в глазах, я повернулся к соседке и спросил: "А это зачем?". "На случай бомбёжки," - ответила она с самым серьёзным видом. Что бы скрыть своё замешательство, я быстренько отвернулся к окну. Украдкой глянув на неё, я не заметил на её губах и тени улыбки. М-да, продуманный "дядька Лукашенко", подумалось мне (я давно взял за правило принимать жизнь в любых её проявлениях, и если ящики на случай авиа налетов, значит на случай авиа налетов).
В лесу около костра, ребята иногда поют песни о белорусских лесах и туманах. Мне повезло, я эти туманы увидел воочию. Представьте себе, что кто-то взял огромный половник и разлил вокруг манный кисель. И вот ты уже едешь не в автобусе, а плывёшь на волшебной ладье. Из тумана выступают величественные бастионы разноцветных домов. Красные, синие, жёлтые, сиреневые, буйство красок и фантазии. Людей нет, есть лишь причудливые тени, мелькающие в отдалении. Набухают зелёные шары деревьев, как бы сами по себе повисшие в воздухе. И кажется, что вот-вот из-за белёсой тонко сплетённой ткани, по тебе скользнёт страшным и холодным взглядом древний ящер. И где-то в глубине тебя истерично кричит рассудок, что нет ни волшебных бастионов, ни причудливых теней, что это всё оптический обман. Но глаза видят, сердце верит, и значит, разум пока спит…
Резкий рывок, и мы останавливаемся. Поломка. Всё наваждение спадает, и мы в течение 25 минут ждём, пока наш водитель устранит неисправность. Я, честно говоря, начал даже слегка волноваться, но вот наконец-то капризная железяка дала себя уговорить, и радостно взвыв натруженным мотором, резво понеслась дальше.
Уже у самого выезда из города я увидел, на мой взгляд, забавный щит. В самом щите, ничего интересного не было, но вот надпись на нём повергла меня в веселье. На синем фоне большими белыми буквами были начертаны три буквы "ДАИ" и ниже стрелочка с расстоянием 100 м. Ай да бульбаши, так и надо! К чему придумывать сложные аббревиатуры типа "ГиБДД" (гони инспектору бабки, двигай дальше). Тут всё просто и понятно. Мне даже представилась картина, ряд машин и грустные водители несут оброк большому и грозному человеку с полосатой палкой. Этакому дяде Сему с советских плакатов.
Пейзаж между городами очень разнообразен. Если слева поле, то справа обязательно будет лес. Иногда наоборот: слева лес, а справа поле. И пару раз, я видел редкие исключения. И справа, и слева лес. От такого разнообразия я скоро уснул….
Как я не люблю спать в автобусах. Просыпаешься с таким ощущением, что по тебе бродил хмурый медведь. Поэтому моё возвращение в мир, как нельзя более удачно совпало с остановкой. Орша. С лёгкой ломотой тела я вылез наружу и понял, что хочу есть. Дотащившись до фруктового ларька, я выбрал самую крупную хурму и с особой жестокостью приговорил её на месте, после чего позволил себе оглядеться. Мрачный вокзал, живописные трубы заводов вдали и чувство полной безысходности. Стоянка по расписанию длилась 10 минут, и я встал у нашего автобуса, что бы выкурить сигаретку, а заодно и послушать о чём говорят.
К моему разочарованию говорили ни о чём, то есть о погоде, о том, что у кого выросло на огороде и о прочей ерунде. Из толпы серых мужиков деревенского вида выделялся один парень. Прилично одетый, и с признаками интеллекта на лице. На нем я и сосредоточил своё внимание. На мои вопросы об Орше, он скривился и сказал, что город не город, а свалка. "Столица" бандитов. Говорил он с лёгкой иронией и взял "приз зрительских симпатий" почти сразу же, но я был вынужден прервать свои расспросы, так как меня обуяла вполне физиологическая причина. Судорожно озираясь по сторонам, я приступил к поиску заветного места. И, о ужас, искомого не обнаружилось. Чувствуя себя, как тот бобик из анекдота, я метался по станции. ТУАЛЕТА НЕ БЫЛО НИГДЕ!!! Наконец плюнув на все правила приличья, я втиснулся между ларьком и штабелем каких-то шпал, на ходу прикидывая, во сколько мне обойдётся по белорусским меркам эта маленькая шалость. И хорошо, что не знал, потому что это столько стоит, что дешевле провести операцию по удалению пивного пузыря в полевых условиях, чем заплатить штраф. Но, слава Богу, пронесло, в смысле всё обошлось. Закурив, я не спеша, направился обратно. Автобус уже готовился к отправке, и я занял место согласно купленному билету. Снова в путь.
Следующей остановкой по графику был Шклов - огуречная столица Белоруссии, родной город президента. Пейзаж за окном продолжал радовать своим разнообразием. В качестве дополнительной детали иногда стали попадаться деревеньки, очень похожие на "Потёмкинские", и если бы не периодическое движение на улочках, то вероятнее всего подумалось бы, что так оно и есть. И вот мы в Шклове. Наверное, когда-то этот город был простой точкой на карте, известной лишь своими огурцами. Наверняка, в нём были грязные улицы, покосившиеся заборы и беспросветная серость. Но всё это было в прошлом.
Город встретил меня удивительной чистотой (вообще в Белоруссии это повсеместное явление, но тут чувствуется - это культ). Автостанция, построенная из бетона и стекла, и выкрашенная в желто-синие цвета, радовала глаз. Внутри, мягкие сидения и улыбающийся персонал. ДАЖЕ МИЛИЦИЯ УЛЫБАЕТСЯ, причём не в предвкушении изъятия денег, а просто так. В парке у станции, сидят аккуратные старушки со старичками, прогуливаются молодые мамаши с детьми, резвится малышня. По всему городу тротуары выложены красивой плиткой. За ажурными заборчиками, аккуратно выкрашенные разной краской домики. К ним ведут дорожки, посыпанные мелким песком и обсаженные с обеих сторон густыми кустами. По улицам с важным видом прогуливаются самодовольные жители. Честно говоря, если бы меня привезли сюда с завязанными глазами, то я был бы в полной уверенности, что это маленький Баварский городок. Настолько здесь всё радует глаз и дышит благополучием и миртом. И тут меня такая обида взяла за наше, родное. Почему, Лукашенко вылизал свой родной город, а у нас Яковлев только до родного села заасфальтировал шоссе, и попробуй съехать с него на миллиметр влево или вправо. Такой "Camel Trophy" на свою голову поймаешь, что потом машину можно только в музей абстракционизма "имени Дали и Пикассо" сдавать. С такого горя пришлось зайти в кафе и задавить обиду пятью пирожками с мясом. Именно с МЯСОМ, а не с непонятным фаршем. Вы у нас такое встречали? После такого подлого удара мне оставалось только удалиться в автобус, всё равно он уже отправлялся. Ну что же последний рывок до Могилёва, а там уж будем искать дорогу на Чаусы. Прощай город, открывшийся мне только с лучшей стороны. Наверное, и в тебе можно отыскать, какие-нибудь недостатки, и наверняка они есть. Но ты мне их не показал. Спасибо тебе.
А я продолжал наматывать километры в свой личный багаж. Ничего интересного в дороге не происходило, и я уже было заскучал, но ровно до железнодорожного переезда, на котором нам преградил путь шлагбаум. Весело потренькивали маячки. Мимо нас со свистом проползло нечто, напоминающее электричку, согрешившую в тёмную ночь с заезжим дизелем. Причём это дитё было окрашено в довольно легкомысленный голубой цвет и жизнерадостно дребезжало на повороте. Махнув на прощанье последним вагоном, нечто скрылось в туманно-лесной дымке. "Следующим номером будет помесь дирижабля с аквалангом," - в оцепенении сказал я себе. И, наверное, сказал это слишком громко, потому как уловил на себе странный взгляд соседки. Смущенно хихикнув, я отвернулся к окну. По каким-то причинам я понял, что мы приближаемся к городу. Могилёв.
Дирижабля с аквалангом я не встретил, но зато меня при въезде в город встретила огромная надпись "СЛАВА КПСС". Без комментариев.
С великим облегчением выталкиваюсь из душного чрева автобуса и отсекаю глазами в толпе народа того парня, с которым общался в Орше. Во-первых, всё равно надо узнавать дорогу на вокзал, а во-вторых, хобби у меня такое - заводить поверхностные знакомства. Каждый человек интересен по-своему, а иногда попадаются совсем уникальные экземпляры. Да и никогда не знаешь, с кем и где тебя сведёт шутница жизнь. Мне повезло и этот раз. Мой попутчик не только подсказал маршрут, но и любезно вызвался проводить меня до троллейбуса, всё равно по пути. Коля, а именно так звали моего нового знакомого, был сыном русского военного. Покидало их семью по гарнизонам нашей необъятной Родины, пока наконец-то отец в конце 80-х получил назначение в Могилёв. Как они тогда радовались! Повышение в звании, квартира в новом доме, перспективы. Но 91-ый год перечеркнул всё. Их мундиры оказались никому не нужными. Почувствовав себя неловко, я перевёл разговор в другое русло.
- Слушай, а как к русским относится местное население? Конфликтов не бывает? А как белорусы относятся к Лукашенко? - забрасывал я его вопросами.
- Да нормально, как-то большой разницы между нами нет. Это тебе не Украина, русский язык тут в обиходе, да и бульбаши предпочитают наши рубли или доллары больше, чем свои фантики. А по поводу отношения к "Лукошку"- тут он на минуту задумался - хочешь, анекдот расскажу?
- Давай- с радостью согласился я.
- Тёмная комната, в ней стоит стул с гвоздём посередине. Заводят русского и сажают на стул. С криком: "@@@@ вашу мать!", Ваня хватает стул и начинает крушить всё вокруг. Заводят хохла. Тот садится, вскакивает, выдёргивает гвоздь и говорит: "Пригодится". Заводят белоруса. Он садится, ойкает, хочет встать, а потом говорит со вздохом: "А может так надо?" и остаётся сидеть. Крайне забитый народ.
Мы ещё много о чём говорили. Выяснилось, что его дядя работает комендантом Байконура. Увидев у меня русские сигареты, он с нескрываемым восторгом расстрелял полпачки. Пришлось усилить его восторг, подарив ему оставшуюся половину. Оказывается, наши и импортные сигареты здесь стоят очень дорого. Это сделано специально, чтобы продвигать местную продукцию, которая на поверку оказалась настолько некурибильной, что аж вот... Мы простились на остановке, и он пошёл дальше. Ещё один отпечаток чужой судьбы, к которой мне было разрешено прикоснуться, и я рад, что мне удалось это сделать.
Подкатил симпатичный троллейбус, и я снова куда-то поехал. Вообще город напоминает стройку века. Вокруг что-то возводится, ремонтируется и красится. Но всё это настолько органически вплетается в пейзаж, что кажется, что так и задумано местными архитекторами. От созерцания окружающих красот меня отвлёк голос водителя, объявлявшего, что плату за проезд надо нести ему, и что на линии работает контроль. Как образцовый приезжий, я протолкался к кабине и подал водителю 200 рублей (это и все последующие упоминания о рублях, будут производиться в местной валюте), и с ужасом увидел, как он начал отсчитывать какую-то мелочь на сдачу.
- Сдачи не надо - вежливо сказал я.
- Спасибо - во взгляде водителя было столько благодарности, что мне аж стало неловко. Можно подумать, что я ему подарил новенький лимузин.
- Вы не подскажете, мне нужен Ж/Д вокзал, где мне выходить? - спросил я его после секундного замешательства, вызванного этой сценой.
- Я для Вас объявлю - с радостью ответил он.
В полном обалдении я уполз обратно в салон. Это, наверное, была единственная остановка объявленная за весь маршрут.
Мой поезд уходил через 2,5 часа, и мне нужно было их срочно чем-то занять. Поменяв оставшиеся у меня деньги, я рванул в сторону магазина. Цены прибили меня к полу почище того парового молота. Привожу выдержки:
1) Хлеб - 508 р.
2) Молочные продукты - от 420 р.
3) Колбаса - от 7000 до 15000 р.
Прикинув в уме и переведя на наши, я с удивлением заметил, что не фига не дешевле, а кое в чём и дороже. Закупившись продуктами, я двинулся в сторону небольшого скверика, который заприметил раньше. На поверку это оказалось стадионом футбольной команды "Локомотив". Совершив ритуальный обряд быстрого поедания пищи, я отправился на вылазку по окрестностям. Очаровательные двухэтажные домики с небольшими садиками вызвали у меня приступ неподдельного восторга. Где-то в глубине души я даже позавидовал местным жителям. Также в глаза бросилось обилие милиционеров. На мой непритязательный взгляд, слишком много там "братьев наших меньших". Как мне потом объяснили, это - самая престижная профессия. Приличные зарплаты и все блага цивилизации привели к созданию сильного милицейского государства. Но что-то здесь было не так. Впоследствии, я понял, что меня смутило. За неделю пребывания в Белоруссии у меня чуть не развилась паранойя. Постоянно присутствующее ощущение чьего-то взгляда на спине. Б-р-р-р. Мне это не понравилось. Ну, да я немного отвлёкся. Я продолжал бродить по дворикам, до поезда оставался час с небольшим, и мне в голову пришла идея найти интернет-клуб. Сказано - сделано. Первый встречный паренёк лет двенадцати указал мне на дом, в котором находился клуб. Бодрой походкой я вошёл в дверь и спросил у девушки, сколько стоит машина на час. Хлопнув ресницами, она с ехидной улыбкой ответила, что машина - это в другом агентстве, но они могут подобрать мне неплохое платье. " Во блин!!!"- только и смог выговорить я, а остекленевшие глаза прочитали табличку "Прокат свадебных нарядов". Получилось как в том анекдоте, про кабинет выше. Со скоростью пули вылетел я за дверь, и только после этого позволил себе тихо сползти по стенке. Меня трясло от смеха. Не пристало убеждённому холостяку посещать такие места . Успокоился я лишь за клавиатурой компьютера. Инета, у них, к сожалению, не оказалось, но "погамался" я с не меньшим удовольствием. Причём тут же был "порван" местной молодёжью в "CS", но зато потом я от души оторвался на них в "Quake". В общем, боевая ничья. Когда же моё время истекло, я успел подружиться с тремя ребятами, которые вызвались проводить меня обратно к вокзалу.
- Как у вас, турниры проводятся? - спросил я.
- Какие турниры - открестились они - боимся, что скоро позакрывают всё к чёртовой бабушке. Не любит Лукашенко компьютерные игры. Говорит, что разлагают молодежь.
- Ага - добавил другой - а петарды взращивают свеженьких террористов.
- В смысле? - заинтересованно спросил я.
- Запрещены у нас петарды. Только по праздникам, и покупать их можно только в специальных местах. У нас тут недавно друга задержали с петардами, так такой штраф вкатали. Ух-х-х. А ещё одного за то, что окурок просил на землю (после этого, я окурки на землю не бросал - прим. автора).
У вокзала мы пожали друг другу руки. Я с теплотой расстался с этими замечательными ребятами. Оставив им все свои координаты, и дав адрес сайта, вошёл в здание вокзала.
Согласно расписанию, дизель был подан ко второй платформе. Честно говоря, при слове "дизель" у меня в голове возникали примерно следующие ассоциации. Или рабочая дрезина, или полуразбитые вагоны. Дизелем же оказалось то самое милое чудо легкомысленно-голубого цвета. Непонятно почему, но я с теплотой улыбнулся ему как старому знакомому и начал рассматривать его повнимательней. Шесть вагонов очень похожих на нашу электричку, только первый и последний удлиненны за счёт дизельных отсеков. Внутри - мягкие сидения, с одной стороны прохода - три сидения, а с другой - два. Достаточно уютно. Билеты не дают право на место, поэтому я очень правильно сделал, что сел пораньше. Буквально через 20 минут в вагон набилось такое количество народа, что я с ностальгией вспомнил наш транспорт в час пик. Потом я сообразил, что сегодня - пятница, и всего скорее студенты разъезжаются по домам. Так оно и оказалось на самом деле.
Наверное, единственный минус данного средства передвижения - это скорость, (но, как водится, иногда минусы становятся плюсами - прим автора). Расположившись возле окошка, я вставил в плеер любимую кассету с ирландской музыкой, и начал впитывать глазами пейзаж. Мимо бежали дома, домики, поля, и всё было интересно. В очередной раз, меняя кассету, я обратил внимание на сидящую напротив меня девушку. Наверное, именно так выглядела Ботичеллева "Мадонна". Стройная фигурка, правильные черты лица, небесно-синие глаза, в общем все, что нужно, чтобы свести мужчину с ума. Один её взгляд привёл меня в состояние плавленого сырка. Несколько минут я не мог свести с неё глаз. Было уже плевать на поля, леса и прочие красоты. В тот момент всё моё существо свелось к одной точке, и именно эта девушка была началом её отсчета. Заметив, что она тоже смотрит на меня, я решил спросить у неё далеко ли до Чаусов, при этом, изображая максимум беспокойства "как бы не проехать".
- Я подскажу, мне тоже там выходить - сказала она.
"Голос у неё красивый - подумал я - ну надо же, тоже в Чаусах. Х-м-м-м. Я, не я, если не познакомлюсь".
Теперь дорога для меня начала казаться нестерпимо долгой. Периодически, я бросал на неё мимолётные взгляды, словно желая убедиться, что она ещё здесь, и ни куда не испарилась. Но ничто не может длиться вечно, и вот она кивнула мне на выход. Всеми правдами, и неправдами, я постарался оказаться впереди неё, и когда поезд наконец-то открыл двери, я соскочил на землю и как всякий истинный джентльмен галантно подал её руку. На секунду в её глазах промелькнуло удивление, но она приняла помощь.
- А что у вас не принято подавать девушке руку на выходе? - невинно поинтересовался я - а у нас это в порядке вещей.
- И где это у вас? - заинтересованно спросила она.
- В Питере - как можно небрежнее ответил я.
- Я на автобус, а тебе куда?
- А мне здесь рядом с вокзалом - ответил я - но могу проводить до вашего лимузина.
- Ну, если только до него - улыбнулась она в ответ.
К моему сожалению, автобус уже поджидал на остановке.
- Оставь свой телефон - попросил я, тихо млея от своей наглости - я обязательно позвоню.
Оставила.
Когда утихли все мои перипетии с розыском нужных мне людей, беседой с ними и устройством на ночлег, прошло слишком много времени. "Позвоню завтра": решил, засыпая, я.
Не успел я проснуться, как на меня навалилась куча дел, и пока я со всем разобрался, наступил вечер. Но отступать не в моих правилах, и в предвкушении чудесного вечера, я набрал пять заветных цифр. Короткий разговор, и вот, я, быстро собравшись - причесавшись, уже вовсю летел на своё первое свидание в этой стране.
Итак, она звалась Натальей. От роду двадцати лет. Учится на модельера. По национальности русская.
Общий язык мы с ней нашли сразу же. С ней было тепло и уютно, как бывает, только с давно знакомым человеком. Мы сидели в парке, пили пиво, и рассказывали друг другу о своей жизни. Время пролетело, и мы с удивлением заметили, что нам пора расставаться. Но перед уходом, она взяла с меня слово, что я заеду к ней в в Могилёве. Да разве я мог отказать девушке? Конечно, нет.
В тот вечер я долго не мог уснуть. Взяв сигареты, я вышел на крыльцо и долго смотрел на звёздное небо. Вспомнился дом, и то, как он далеко. Как уезжал и не попрощался с Верой. За день до отъезда мы поругались. "Господи - думал я - ну почему так получается, близкие же друг другу люди, а нет, ссоры какие-то глупые. Э-х-х-х. Она сейчас спит, и не знает, что я за многие сотни километров от неё смотрю на звёзды, и думаю, как плохо без неё". Спать я уходил в том самом настроении, которое зовётся лирическим. Завтра я уезжал домой.
Памятуя о данном Наталье слове, я по приезду обратно в Могилёв вытащил бумажку с подробным маршрутом. Без труда найдя остановку, я сел в троллейбус. Вот тут мне выпал шанс снова сесть в лужу, и я им воспользовался сполна. На одной из остановок, в уже порядком набившийся транспорт вошла женщина лет 35 с сумками. И я тут же вскочил и уступил ей место. К моему удивлению, дама не поспешила занять место, а начала усердно отнекиваться. С великим трудом мне удалось уговорить её сесть. Чтобы ни смущать женщину я отвернулся в окно и обомлел. Троллейбус в этот момент заполз в гору, и моему взору открылась панорама ночного Могилёва. Я видел много красивых мест, но такое зрелище не для слабонервных. На другом берегу реки, кружились и дрожали мириады ночных пчёл. Я влюбился в эту ночь. Хорошее настроение влилось в меня, как глоток холодного пива. Наверное, я выглядел полным идиотом, улыбаясь непонятно чему в окно, но мне было плевать.
На остановке, которую мне подсказали, естественно, никакого общежития не было. Видать, крепко засели в белорусах "брянские леса". Перейдя на другую сторону, я начал выспрашивать, на чём мне всё-таки удастся доехать до нужного мне места. Но из-за сигареты во рту, всё это было произнесено тем дурацким акцентом, которым любят говорить иностранцы по-русски. Девушка, у которой я спрашивал, с интересом посмотрела на меня, а меня понесло. Я доверительно рассказал ей, как тяжело иностранцу в чужой стране, и как здесь всё отличается от России, в которой я был недавно. И о том, как мне здесь нравится, и я задумываюсь переехать сюда навсегда. За последнюю фразу я опять получил титул заслуженного тяжелобольного. Но, к счастью, подошёл автобус, и девушка под моё гнусное хихиканье, коверкая русские и английские слова, сказала, что это - моё. И даже в автобусе, когда я мучительно пытался спросить у кондуктора свою остановку, она сделала это за меня. Последней жертвой моего розыгрыша стали два молодых милиционера. Выйдя из автобуса, я опять-таки не обнаружил искомого. Пришлось подойти к патрулю, а так как мой акцент к тому времени ещё не прошёл, то пришлось подходить вместе с ним. После получения подробнейшей информации (а надо было всего лишь перейти на другую сторону) один из них с энтузиазмом (от чего у меня глаза на лоб полезли) сказал "Welcome". Вежливо кивнув на прощанье, я поспешил отвернуться, чтобы эти бедняги ни видели моего перекосившегося лица. Но посмотреть, как живёт моя новая знакомая, мне не удалось. На проходной подозрительный субъект (читай - я) был остановлен бдительной бабкой. Выяснив, кто я, зачем я, и к кому пришёл, она послала наверх дежурного. Я частенько захожу в Питере к своим знакомым в общагу, но такого контроля ещё не встречал. И пока дежурный бегал, я в томлении читал плакаты о вреде СПИДА. Потом что-то заставило меня обернуться, и я увидел Наталью, спускающуюся по лестнице. У меня аж дух перехватило. Только ради этого стоило приезжать сюда. До поезда оставалось несколько часов, и мы пошли в центр. Проходя мимо памятника очередным героям, я увидел свою недавнюю знакомую по остановке с молодым человеком. Мы церемонно кивнули друг другу.
- Кто это? - недоуменно спросила Наташа.
- Да так, дорогу мне к тебе подсказала - улыбнулся я в ответ
Господи, мне было хорошо. Даже предстоящий отъезд не омрачал нашей радости от общения.
- Слушай, а пошли, зарегистрируем тебе "мыло"? - предложил я. И заметив недоумение в её глазах, объяснил, что я имел в виду.
И мы пошли и зарегистрировали. А потом мы сидели в маленьком и уютном кафе, и пили пиво с какими-то вкусными штучками. Не знаю почему, но мне вспомнился эпизод в троллейбусе, и я рассказал его Наталье, чем вызвал у неё непомерный восторг.
- У нас в транспорте место только пожилым людям уступают - откровенно веселилась она.
- М-да - буркнул я - и зайцев жалко, и с ребятами как-то неудобно получилось.
- Что?
- Да так анекдот один - проворчал я.
- Расскажи.
Анекдот ей понравился. И опять время пролетело незаметно. Взглянув на часы, я с горечью констатировал факт, что нам пора. Мы медленно шли по залитому светом проспекту, и тень расставания уже коснулась нас. "Чёрта с два тебе удастся испортить нам вечер!"- сказал я про себя неизвестно кому, и взял Наташу крепче за руку. Я не обещал приехать, да она и не требовала с меня никаких обещаний, мы оба - взрослые люди. Я попросил, чтобы она не дожидалась отправления. Хотя говорят, что остающийся забирает себе 3/4 грусти от расставания, я знал, что мне будет тяжелее. Тот прощальный поцелуй я до сих пор храню в своём сердце. И когда колёса сделали свой первый оборот в сторону дома, я дал себе обещание когда-нибудь вернуться сюда. Пусть даже старым и мудрым, но обязательно вернуться в город, подаривший мне капельку своего тепла. Куря в холодном тамбуре, я прощался с этой удивительной страной контрастов. Кто-то скажет, что я не ходил по музеям и историческим памятникам. Что я не видел страны. Да, не ходил, но зато я видел живых людей этой страны, а значит, видел и её саму. В улыбках встреченных мною людей, в её хлебе и пиве, в километрах её дорог, я жил с ней всю эту неделю. И спасибо ей за это.

13.06.2003 г.

Не эпилог, но что-то очень похожее
Ну, вот я и дописал. Многое, конечно, забылось, а многое и не захотелось написаться, но что уж теперь поделаешь. Ещё одна страница моей жизни перевёрнута, и могу пожелать себе побольше таких страниц.

За сим всё, ваш друг Спартак.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам





© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100