Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS




Турецкие заметки или анус Мелета

Автор: Равиль Айбатулин (Москва)

Как-то не сложилось в этом в этом году у большинства основных ребят нашей команды позволить себе вырваться на майские праздники на воду, и своего маршрута не получалось. И тут на очередной попойке Светка Цветкова предложила воплотить в жизнь давно терзавшую ее идею съездить в Турцию (на катамаранах разумеется, а не с пляжным полотенцем) и сделать это объединенными усилиями двух групп. Объектом ее притязаний была небезызвестная река Мелет, открытая в свое время Сергеем Лагодой, и пройденная затем целиком Сергеем Тоболиным из Ростова на восьмитонных посудинах. О том, что Тоболин ее проходил в течение почти месяца нам, конечно же, было известно, но цель была: "докуда дойдем", а потом вылезем из ущелья и уедем. По фильмам обеих групп воды на майские предполагалось налить порядка 30 – 40 кубов – самый подходящий для наших катамаранов-"двоек" расход. Незадолго до похода к нашим трем катам решил присоединиться небезызвестный Макс Гончарук (чемпион Москвы 2004г. в составе группы В.Власова, р. Обихингоу), с двумя катами. Вырисовывалась крепкая команда, способная устроить беспредел на турецких речных просторах. Но буквально за неделю до отъезда у некоторых максовых ребят возникли проблемы по работе и они все дружно решили сдать билеты. Ну что же – вшестером, так вшестером.
Все группы водников, бывавших на реках черноморского побережья Турции, осуществляли заброску через Сочи на пароме до Трабзона. Паром при этом не имеет определенного расписания, и есть шанс зависнуть в Сочах на день-два. Нас это прелесть не устраивала, и мы подошли к делу по революционному, впервые из российских водников осуществив прямую авиазаброску: Мосвка-Стамбул-Самсун, что обошлось примерно на 100 баксов дороже, но во много раз быстрее и мобильнее, чем Москва-Сочи-Стамбул. Немного пугала неприятная возможность выложить часть кровно заработанных баксов за перегруз, но эта проблема решилась неожиданно легко. Сдав рюкзаки по бесплатным 20 кг на рыло, и незаметно отложив в сторону килограмм по 10 ручной клади, мы связали три рамы в одну упаковку и провели это как Sport equipment за 40$. На обратной дороге турки вообще не содрали с нас ни лиры, улыбками дав понять, что мы можем следовать на посадку. Turkish Airlines forever!

Расстояние от Самсуна до Орду (отправной точке заброски в верховья Мелета) примерно 150 км, мы проделали на двух такси по прекрасной трассе вдоль побережья. Ночевка в недорогой гостинице в Орду, маленькая прогулка по городу, закупка продуктов, поиск машины, и в обед мы уже поднимаемся по серпантину, утопающему в тумане, на перевал в долину Мелета. Дорога проложена в соседнем ущелье и к реке подъезжаешь только в ее верховьях. Вода в реке была коричневого цвета, дураку было понятно, что на реке может и не паводок, но что-то близкое к тому. Учитывая, что основной спортивный участок реки проходит почти в 50-ти километровом узком труднодоступном ущелье, и зная характер препятствий, мы поняли, что столкнемся с большими трудностями.
Второй, не меньшей трудностью, стал второй Светкин экипаж. Ленька Горенбург, капитан ката, за две недели до похода серьезно повредил ногу, но к походу слезно обещал "вернуться в строй". Не беда, подумали мы, ведь нас должно было быть 5 катов (вместе с Максовыми), если что, оставим "инвалидов" в каком-нибудь селе на время сплава. Но когда в итоге нас осталось шестеро, этот вопрос стал очень актуален: по берегу Ленька передвигался с трудом, вещи таскать самостоятельно почти не мог. Учитывая очень сложную береговую ситуацию на реке, и то, что его "напарничком" был почти шестидесятилетний мужчина, за жизнеспособность этого катамарана на Мелете я бы не дал ни лиры.

Тем не менее попробовать все равно надо, стапелимся сразу за строящейся плотиной; каты на воде и мы начинаем свое продвижение по реке.
Верхний участок Мелета (около 15-ти км) даже по большой воде не превышает 4к.с. Река как бы дает возможность влиться в себя, позволяет вспомнить немного подзабытые за зиму навыки. По лоции Тоболина на этом участке около 60-ти препятствий: это можно считать правдой, если считать каждый всплеск воды перед тобой шиверой или порогом. В русле много острых камней - почти весь второй день сплава потратили на ремонт судов: с утра метровый прорыв на одном, через полчаса после ремонта немного поменьше разрез получил второй катамаран. На реке все время сохранялась дождливая погода. Похоже, все Понтийские горы плотно укутаны дождевым одеялом. В начале второго, основного участка Мелета, где река еще глубже зарывается в ущелье, и где сосредоточены основные препятствия маршрута, проходим 2 относительно сложных порога, помеченные в лоции как 6 к.с., но мы бы больше 5С не дали бы. "Травмированный" экипаж явно испытывает проблемы с чалкой и с выдержкой нужной линии движения в порогах. А впереди за поворотом должен быть характерный порог-водопад (преп.136), открывающий дверь в самый анус Мелета, где по лоции на 40 км отрезке сосредоточено около 30-ти шестерочных порогов. Если это конечно такие же "шестерки" как первые две, то наши предшественники явно завысили сложность реки. Но первый взгляд на порог-водопад даже из-за поворота снимает все сомнения об этом. То, что мы видели по фильмам в Москве по тридцати кубам выглядело более дружелюбно, чем то что мы увидели по 60-70 -ти прямо перед собой. Небольшой сливчик первой ступени превратился в кипящую бочку поперек всего русла. Во второй ступени тоже что-то "булькало". В самом же водопаде – третьей ступени – большая глыба, делящая слив на две части, превратилась просто в огромный "гриб", который либо переворачивал все пульсирующим обратным валом перед собой, либо скидывал влево на скалы левого берега, либо валил в "молоко" самой отвесной правой части слива. Хрен его знает, что будет здесь со всяк полезшим сюда. С вечера зачалили каты после предыдущего порога, взяли вещи и поставили лагерь метрах в ста после водопада. Вечером Светка крепко задумалась: если этот порог выглядел так, и хотя по лоции он и один из серьезнейших на маршруте, но он только открывал череду сложных препятствий – что творится дальше на реке? Наутро была запланирована разведка хотя бы нескольких километров реки и выхода на дорогу идущую выше по склону ущелья, как минимум для выброски нашего "неполноценного" экипажа, который превращался на такой реке в потенциальных трупов. К тому же обнос даже водопада они не могли сделать без посторонней помощи, что уж говорить о дальнейшем.
Один выход на дорогу занял больше часа: более дикого, нехоженого и необработанного ущелья нам видеть не приходилось. Беспорядочно заросший крутой склон, вдобавок ко всему с "живыми" камнями, то и дело срывающимися из-под ног и летящими навстречу головам сзади идущих, вперемешку с проливным дождем - и налегке преодолевался с трудом. Но вот мы вылезли на дорогу: но ощущение такое, что по ней ездили лет несколько назад. Идем. Через пять минут становится все понятно: дорога давно заброшена, а отважные турецкие дорожники пробили в скалах глубокие тоннели, где и проложена сейчас дорога. На кой черт потребовалось вкладывать громадные средства в такое мероприятие, когда в десятке километрах отсюда проложена отличная трасса, по которой мы забрасывались – для нас осталось загадкой. Дорожные рабочие до сих пор что-то взрывают в одном из тоннелей – в общем, строительство еще в разгаре. Нас горячо поприветствовали, пригласили в вагончик на обед и немного пообсохнуть за что им отдельное спасибо. Rafting? Melet-irmak? Мы глупо киваем головой, а они также глупо между собой покручивают пальцем у виска. Нет, блин, лучше тоннели в горах прокладывать… Идем дальше. Но если первые два тоннеля старая дорога огибала по-над рекой, и мы прекрасно рассматривали реку, то перед третьим дорога уходила куда-то наверх, и нам пришлось идти через тоннель. Когда просвет сзади исчез, а спереди никак не хотел появляться, стало немного грустно без фонарика, а еще грустнее было натыкаться различными частями тела в полной темноте на стены. Благо сзади появилась машина, которая любезно нас подвезла до конца туннеля.
До входа в этот тоннель, Мелет, насколько его было видно с почти стометровой высоты, оставляет на примерно двух километрах двоякое впечатление: относительно простые куски перемежаются с участками, где русло было просто сдвинуто горной массой, постоянно сбрасываемой в реку при строительстве тоннелей. На этих участках река сильно сужена и подчас прорывается через пока еще стоящие деревья. И все это по откровенно бурой воде. С парой обносов по живым каменным осыпям, этот отрезок идется, но вот увиденное нами на реке по выходу на свет из вышеупомянутого тоннеля наверно развеяло все сомнения о возможности и целесообразности сплава по реке в этом году: примерно на двухсотметровом участке Мелет рушился среди громадных обломков скал серией водопадов. Причем начало прорыва еще было скрыто за поворотом. Мы попытались соотнести это препятствие с лоцией Тоболина и, как ни было странно, могли сравнить его только с преп.176, которое они обносили километров пять с разбором катамаранов по тропе, идущей высоко по склону. Никаких более простых способов обноса там не просматривалось. И если мы прошли по дороге через тоннели в сумме не более трех километров, то по реке это расстояние чуть ли не втрое больше, т.к. тоннели срезают очень большие извилистые куски Мелета, и значит еще ряд "жоп" мы просто не видели. После водопадного прорыва дорога опять уходила в тоннель и, по словам рабочих, подходила к реке только километров через десять. И даже если бы мы с обносами прошли бы за несколько дней увиденный участок, то соваться дальше значило бы оказаться за полдня до самолета где–нибудь очень далеко от дороги. Такая нерадужная перспектива, вкупе с огромной трудоемкостью преодоления увиденного участка и учитывая физическое состояние одного экипажа, способствовала принятию решения большинством членов группы о сходе с маршрута, и переброске на другую речку. В качестве запасного варианта еще в Москве был рассмотрен вариант первопрохождения реки Боломан, находящейся примерно в 50-ти км к западу от Мелета. Никакой информации мы по ней не нашли, и даже Лагода в тот район не заезжал.
Полдня мы в две ходки выбирались с вещами из ущелья на дорогу. Через тех же рабочих пытались договориться с машиной. Все кивали головой: мол, через час будет машина, куда вам надо. После бесплодных ожиданий и еще трех таких обещаний мы поняли, что нас наверно не понимают, и начали беспокоиться, что придется ночевать на дороге. Но здесь почти одновременно приехали сразу два обещанных микроавтобуса. Выяснения отношений между водителями за право нас отвезти на Боломан, наши попытки вставить несколько оправдательных фраз в их перепалку, но вот вроде мирно договорились и наши вещи турки лично загружают в одну из машин. Интересно видеть турка в белой рубашечке, закидывающего 50-ти килограммовый мокрый рюкзак на багажник микроавтобуса. Мы же клиенты, мы не по их понятиям напрягаться не должны. И так ведь на всех переездах, что нам приходилось совершать во время краткого путешествия по Турции. Кстати о языке: в этой глубинке европейских языков почти никто не знает, даже в прибрежном Орду, по дороге сюда, мы с трудом нашли англоговорящего. Я с удивлением понял, что мой родной татарский очень похож на турецкий, и как ни плохо я его к своему стыду знаю, но объяснялся практически везде я. Жесты тоже очень помогали.
Уже в полной темноте мы катим по турецким серпантинам в неизвестность. В отличие от наших гор, по склонам ущелий очень часто видны огоньки, люди живут везде, где можно что-то вырастить, не брезгуя ни одним склоном. Часа через три приехали в промежуточный пункт – город Гёлькёй. Небольшой ремонт нашего авто, ужин в одном из кафе, и дальше в дорогу. Отдельно стоит упомянуть о машинах: и если на побережье они довольно приличные, то в горах ездят такие древние рыдваны, о которых в России мы даже не слыхали. Всякие "французы" и "итальянцы" годов шестидесятых – очень раритетно!
От г.Гёлькёя до Айбасты- городка в верховьях Боломана полтора часа езды. На полпути, уже заполночь, нас остановил наряд жандармерии и в силу необычности клиентов, нас то есть, попросили последовать за собой в ближайшее отделение. Все так строго, кругом автоматчики, шаг вправо - шаг влево попытка к бегству; мы стали готовиться провести ночь в каталажке. Но на удивление нас с паспортами провели со всеми почестями и извинениями в кабинет к начальнику, усадили за стол, предложили кофе или чаю, и даже отужинать. После проверки документов и краткой познавательной беседы о нашей нелегкой туристической жизни (один из сержантов неплохо знал английский, т. к. работал речным гидом! на Чорохе! в турфирме своего брата), перед нами извинилисьза себя и за водителей, что с нас взяли такую большую плату за переброску- 100$, предложили всяческую помощь, и отпустили с миром. В общем, нашим доблестным работникам правоохранительных органов и всяким военным неплохо бы съездить в Турцию на стажировку на предмет как себя вести с гражданскими лицами. Мне сразу вспомнился военный чин в Акташском погранотряде, где мы прошлым летом делали пропуска, чтобы заехать в верховья Чулышмана, который меня допрашивал полтора часа, и выведал всю подноготную: чуть ли не как мы ходим в туалет в походных условиях.
Уже глубокой ночью мы стояли на въезде в Айбасты, на мосту через Боломан. Тут же на чьем-то огороде мы поставили палатки и улеглись спать.
С утра мы проснулись оттого, что этот огород приехало вскапывать какое-то подобие мультикультиватора. Нас очень вежливо попросили подвинуться. Следующие полдня, что мы стапелились, собирали лагерь и загидривались, наша поляна напоминала зоопарк - туристов, если не европейцев вообще, здесь видели впервые, катамараны аборигены принимали чуть ли не за НЛО. Мы были объектом очень пристального внимания. Под конец даже подъехала бригада какого-то местного кабельного телевидения, вызванная, наверное, с побережья. Один из продвинутых объяснил нам, что ниже на реке находится непроходимое место. Мы посчитали, что неплохо бы нам его увидеть, и двое на такси съездили вниз по реке. Действительно в 12-ти км ниже, почти сразу после городка Караташ есть большой завальный участок, похожий на завал на Мелете. Мы отметили для себя его ориентиры и вернулись в лагерь. К моменту нашего отплытия на мосту и вокруг него собралась большая толпа зрителей, а, учитывая и наличие телевизионщиков, все очень напоминало репортаж с каких-нибудь соревнований.
На первых километрах река напоминает слаломную трассу. При расходе в кубов 15-20 (мы заехали почти в самые верховья реки), русло сильно загрязнено камнями, катамарану-"двойке" место в самый раз, чтобы справиться со всеми виражами. Берега сильно замусорены: видимо в паводок вода сносит все с огородов и ближайших дворов. Тот же Дзорагет в Армении просто национальный парк по сравнению с Боломаном. Постепенно река немного выполаживается, и носит характер мелководной шиверы. Как и на Мелете, русло сильно петляет, и расстояние удваивается чуть ли не вдвое, по сравнению с дорогой. В одном месте пришлось обнести дерево, упавшее поперек реки. Перед городком Караташ на реке шестиметровый водопад в двух протоках. Остановились на острове между протоками. Левая протока сильно замусорена, а правая – отвесная и чистая. Мы с Толиком решили, что его можно и нужно прыгнуть. Посовещавшись, решили, что лучше это сделать наутро, а переночевать здесь на острове; к тому же впереди маячил геморройный обнос завального участка, который сегодня мы, по - любому, не успели бы.
С утра, как в "Бароне Мюнхгаузене" - подвиг, а именно прохождение водопада. Под водопадом довольно большая чаша, и, несмотря на небольшой расход воды в реке, довольно глубокая. Прыжок получился довольно эффектным. Катамаран ушел носами в воду, вылетел обратно и перевернулся. Вылезти на раму и зачалить кат не составило труда. Дальше Боломан течет прямо через центр города Караташ. Клоуны в цирке наверно привлекают меньше внимания, чем привлекли его мы: и здесь и далее в ущелье реки Боломан люди наверное еще полгода будут вспоминать невесть откуда взявшихся русских на неизвестных судах. В конце города мы зачалились перед завальным участком и тут же были атакованы стаей ребятишек из соседней школы. К их чести надо заметить, что что-либо своровать у них не было и в мыслях: только неподдельный интерес и желание чем-нибудь помочь. Пара взрослых мужчин, оказавшихся рядом объяснили, что далее за завалом следует очень узкий каньон с непроходимыми участками каньон длиной не менее 10-ти км. Они посоветовали обвезти весь этот кусок реки и согласились помочь с машиной. Сдув каты, не разбирая, погрузили их в кузов и покатили вниз по реке. Дорога идет очень высоко по борту ущелья, но характер реки в принципе можно отовсюду увидеть. После слияния с крупным правым притоком, или вернее со второй составляющей Боломана, река входит в узкое глубокое ущелье. Расход воды после слияния составляет уже примерно 30-35 кубов. Сверху мы не увидели каких-то завальных или непроходимых мест, поэтому, доехав почти до конца, мы развернули машину с просьбой отвезти нас обратно и высадить на стрелке двух составляющих. Какое-то время пришлось потратить на ремонт баллона одного из катов, который, видимо, повредили при перевозке в кузове. Стартовали в ущелье уже ближе к вечеру, и много пройти не успели, т.к. был обнос одного негабаритного места. На утро выдвинулись дальше. Препятствия в ущелье типичны для каньонов, местами стенки сжимают русло до нескольких метров. Русло сильно замусорено камнями, что при довольно большом уклоне требует от экипажей навыков хорошей слаломной техники. Подчас попадаются довольно мощные бочки, в одной из них, на вид невзрачной, Светкин полуторатонный кат проторчал несколько минут. Береговая обстановка по большей степени несложная, но скалы очень часто подходят к воде. Страховку мы нигде не выставляли, но просматривали с берега часто, хотя бы для того, чтобы наметить адекватную линию движения. Стоит отметить, что с высоты дороги все казалось намного проще, чем оказалось на деле; и даже на немноговодной реке как Боломан. Мы думали вначале, что часа за три легко просвистим все ущелье, а в итоге за вечер одного и полдня второго дня мы даже чуть-чуть (километра два) не дошли до выхода из ущелья, и нам пришлось собираться и вылезать на дорогу, чтобы успеть на ночной самолет из Самсуна на далекую родину.
В целом мы совершили пусть неполное, но все же первопрохождение Боломана. Нижний участок реки после выхода из ущелья по словам местных жителей выполаживается к морю, но подтвердить этого не можем, т.к. ехали вдоль него уже в полной темноте. Вполне возможно, что там есть и интересные куски, или такие неожиданные водопады, что мы, например, прыгнули выше. Наилучшим временем похода по Боломану все же приходится, видимо, считать более ранние сроки, например апрель месяц, т.к. в мае (не принимая во внимание этот, обильный на дожди, год) скорее всего, будет мало воды. Боломан впадает в Черное море в районе города Фатса, до которого мы доехали на попутном автобусе. Дальше до Самсуна вдоль побережья мы добирались на рейсовом автобусе, которые бороздят просторы Турции во всех направлениях. Они очень дешевые: мы отдали по 5$ с носа за почти три часа езды. В аэропорту Самсуна за перегруз с нас не взяли ни лиры, хотя и взвесили все очень основательно. Быстрая пересадка в Стамбуле, и через несколько часов мы приземляемся в "Шереметьево-2". Турецкая эпопея завершена. Мы открыли для себя очень красивую и гостеприимную страну, богатую к тому же множеством пройденных и непройденных речек. Если бы нам немного повезло с водой и была бы посильнее команда, мы бы наверно постарались пройти как можно больше на Мелете, но и в нашем случае мы совершили неплохое первопрохождение приятной реки Боломан.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100