Творчество

18 февраля 2021
( Санкт-Петербург )
0 313 0

Канадский оператор-постановщик и альпинист Элиа Сайкали (Elia Saikaly), один из участников огромной международной экспедиции Seven Summit Treks на восьмитысячник К2 (K2 / Chogori, 8611м) - вторую по высоте гору мира в зимнем сезоне 2020/2021 года рассказал о произошедшей трагедии с болгарским альпинистом Атанасом Скатовым (Atanas Skatov) и ситуации в целом с организацией экспедиции непальским туроператором Seven Summit Treks.
 

От Редакции:

После трагической гибели альпиниста Атанаса Скатова (Atanas Skatov) на восьмитысячнике К2 (K2 / Chogori, 8611м) - второй по высоте горе мира, на его родине, в Болгарии, некоторые СМИ подняли вопрос о виновности в трагическом исходе непальскую компанию Seven Summit Treks, которая была инициатором и организатором одной из зимних экспедиций на К2 в которой и участвовал Атанас на правах коммерческого клиента.
Подробней о этой ситуации читайте в статье: ОБВИНЕНИЕ И ОПРАВДАНИЕ: КТО ВИНОВЕН В ГИБЕЛИ АТАНАСА СКАТОВА НА ВОСЬМИТЫСЯЧНИКЕ К2?

Подробней о ходе всех экспедиций на К2 мы сообщаем в спецтеме: ЗИМНИЕ ЭКСПЕДИЦИИ НА К2 СЕЗОНА 2020/2021

Источником, послужившим данным обвинениям стали предварительные итоги расследования трагедии, сделанные канадским оператором-постановщиком и альпинистом Элиа Сайкли (Elia Saikaly)


 

Что случилось на К2?
Атанас Скатов (Atanas Skatov)



«Этот парень - самоубийца», сказал один альпинист о другом, собирающимся подняться на вершину К2.

В ночь на 4 февраля в третьем высотном лагере собралось 25 человек . Альпинистов вынудили запихиваться в палатки, словно шпроты в консервную банку.Мы тоже были там и должны были спать в своей отдельной палатке, которую принесли с собой.
Судьба распорядилась так, что возникла серьезная проблема с неправильным распределением кислородных баллонов и кислород, который мы заранее оплатили оказался не там, где ложен был быть. При заброске снаряжения шерпами, произошла путаница с простой доставкой груза.
Мы оплатили 6 баллонов с кислородом. Все 6 должны были находиться в третьем лагере. Но их там не было. Учитывая, что мы пришли на К2 довольно поздно и провели недостаточную и быструю акклиматизацию, на все 100% полагающуюся на кислородные баллоны, мы понимали, что без него на горе, при восхождении в более высокий третий лагерь просто погибнем.
В результате мы отказались и от восхождения и от съемок фильма, всё по причине логистической ошибки.

Мы спустились в нижний (японский) третий высотный лагерь и установили палатку при суровых -35°C. Наши горелки едва смогли справится с растопкой льда, и единственным спасением было тепло, производимое телами трёх мужчин, сбившихся в одну кучу, защищенные от экстремальной температуры лишь тонким слоем нейлоновой ткани.
Но это был Диснейленд по сравнению с тем, что разворачивалось в лагере выше.

«Я не чувствую пальцев ног, мне не удалось переодеться и я мерзну». — Раздалось в рации.
«Какого черта здесь так мало палаток?» — Выкрикнул в рацию кто-то ещё.

Мы были расстроены из-за кислородных баллонов, но мы были опытными и уравновешенными альпинистами и знали, что с этой ситуацией уже ничего нельзя было поделать. Наша экспедиция закончилась. Теперь дело было в выживании. Мы пришли в базовый лагерь всего 2,5 недели тому назад, чтобы попытаться подняться на гору с нашими товарищами по команде: Джоном Снорри Сигурджонссонрм (John Snorri Sigurjónsson), Мухаммадом Али "Садпара" (Muhammad Ali "Sadpara") и его сыном Саджиде Али и снять фильм о их восхождении на вершину К2.
Это был весьма амбициозный план, учитывая что они были на горе с 5 декабря и были, в отличие от нас, хорошо акклиматизированы; хотя мы были знакомы с большими горами, имея 15-летний опыт пребывания на экстремальных высотах. Мы были готовы развернуть съемки в любой момент.

К 11 часам ночи мы выключили рацию, чтобы сберечь батарею, покорились неумолимой зимней ночи и согласились с тем, что не сможем узнать ничего о восхождении наших друзей до следующего дня. Мы знали, что они самодостаточны, мы знали, что они были самой сильной и самой квалифицированной командой на горе, и доверили результат их огромному опыту, воле и решимости.

На следующее утро мы собрали все необходимое и к 10:00 утра начали спуск.

Меня задело камнем, сорвавшимся со скалы, который запросто мог убить меня; у меня был страх на спуске, на каждом шаге вниз. Этот камень проделал дыру в моей каске, поэтому я старался быть максимально осторожным.

На спуске с К2 трудно было понять, какую веревку следует выбрать, поскольку на маршруте было полно старых перил. Мы отчетливо понимали, что прими неправильное решение, старая веревка может не выдержать веса альпиниста и оборвется, что в конечном итоге приведет к гибели.
Для меня это был осторожный и расчетливый спуск с тройной страховкой. Когда возникали сомнения по поводу выбора веревки, я цеплялся страховочными усами за еще несколько других, цепляясь спусковым за ту из них, которую считал новой. Я должен поблагодарить моего друга и партнера по альпинизму Пасанга Каджи Шерпу (Pasang Kaji Sherpa) за помощь в проверке целостности каждой веревки.
 

Что случилось на К2?
Пасанг Каджи Шерпа (Pasang Kaji Sherpa) на спуске с К2. Фото Elia Saikaly



На полпути вниз по "Черной Пирамиде", спускаясь по вертикальному участку и доверяя свою жизнь правильной страховочной веревке, внезапно прямо возле меня, взявшись из ниоткуда, пролетел альпинист.
Не было никакого предупреждающего крика. От самого альпиниста также не было криков. Ни звука. Только ужасный вид человека в ярко-красном пуховом костюме, который пролетает в пропасть на моих глазах.

"Вот черт, НЕТ..." - закричал я

Это был Атанас Скатов.
Он пролетел всего в нескольких сантиметрах от головы Пасанга Каджи, когда тот спускался, будучи прямо надо мной.

Я наблюдал 5-10 секунд, как Атанас несколько раз кувыркнулся в воздухе, ударившись и переворачиваясь вверх ногами, отскакивая от твердых ледяных склонов К2.
Я сразу же подумал о его девушке, Шени, которая с нетерпением ждала его возвращения в базовом лагере. Она сопровождала его в этом путешествии на второй по высоте восьмитысячник мира. Для нее это известие будет настоящим шоком, как и для многих других.
То, что случилось с Атанасом, было худшим кошмаром для каждого альпиниста.

В какой-то момент тело Атанаса выбросило из его комбинезона. Он пролетел с горы к основанию K2, остановившись на склоне у передового базового лагеря, а его комбинезон остался выше, зажатым в снегу где-то между японским лагерем 3 и лагерем 1.

Что случилось на К2?
Красный комбинезон Атанаса Скатова на К2. Фото Elia Saikaly

 

Что случилось на К2?
Красный комбинезон Атанаса Скатова на К2. Фото Elia Saikaly

 

Что случилось на К2?
Красный комбинезон Атанаса Скатова на К2. Фото Elia Saikaly

 

Что случилось на К2?
Красный комбинезон Атанаса Скатова на К2. Фото Elia Saikaly



Лакпа Денди Шерпа, напарник Атанаса по восхождению и проводник-шерп, находился в шоковом состоянии (правда у него было спокойное, контролируемое состояние). Мы были первыми, кто увидел Лакпу после трагедии.
Лакпа показал нам видео, которое он снял за несколько минут до падения Атанаса.
Атанас на видео выглядел бодро. Он только что пристегнулся к страховочной веревке и использовал свое спусковое для продолжения спуска. В видео не было ничего необычного.

Я ранее был в экспедиции с Лакпой, и считаю его одним из самых добрых и компетентных альпинистов. Я знал, что он очень нервничал из-за потери товарища. Мне было ужасно плохо, видя его переживания, хуже некуда.

"В один момент Атанас был рядом, а в следующий миг он полетел вниз", сказал Лакпа.

Невозможно точно объяснить, что произошло, поскольку никто не видел что делал Атанас перед тем, как упасть, но есть предположение, что он совершил ошибку при перестежке на станции.
Это тот момент, когда Вы отстёгиваетесь от одной страховочной веревки и перестегиваетесь ан другую, полагаясь лишь на удачу, что не совершите при этом ошибку.
К2 это беспощадная гора. Если Вы сорвётесь, то скорее всего не сможете остановиться пока не скатитесь к подножью горы.

Я лично, на спуске, всегда по три раза перепроверял каждый узел страховки перед тем как нагрузить их, остро чувствуя опасность ошибки.
Атанас вполне мог ошибиться и неправильно вщелкнуться, но этого никто никогда не узнает, так как никто не видел, как это случилось.

Я не знал Атанаса, но несколько раз встречался с ним в базовом лагере и пересекался с ним во втором высотном лагере. В последний раз, когда я видел его живым, он помахал мне через тамбур палатки и сказал: «Привет, Элиа».

Я проявил особый интерес к Атанасу из-за болгарского альпиниста Ивана Томова, который погиб на Лхоцзе в 2019 году.
Я дважды ездил в Болгарию, чтобы встретиться с родителями Ивана, чтобы рассказать его историю и помочь им почтить память своего сына.
По иронии судьбы, Али Садпара был ключевым свидетелем последних минут жизни Ивана на Лхоцзе, когда он провел ночь с ним в палатке, перед трагической смертью. Я брал интервью у Али об этой трагедии прямо перед его исчезновением на K2. К сожалению, второй болгарский альпинист погиб и теперь я воспринимал эти трагедии как личные.

По моему скромному мнению, учитывая все факты. что я видел, и что я понял из рассказа Лакпы, авария Атанаса была несчастным случаем. Скорее всего, он сделал ошибку при перестежке, что, к сожалению, стоило ему жизни.
"Шени (подруга Атанаса) спросила меня о верёвке. Я сказал ей, что обрыва не было, я спускался по тем же перилам. Он сделал ошибку, когда перещёлкивался". — сказал Лакпа Денди.
Покойся с миром Атанас.

Источник : "https://4sport.ua/articles?id=33690" rel="nofollow"

0 0
Добавить публикацию