Добавить публикацию
Сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
! Не заполнены обязательные поля
Книги по Крыму. ЭЧКИ-ДАГ
Книги по Крыму. ЭЧКИ-ДАГ
Автор книги: Клюкин А. А., Корженевский В. В., Щепинский А. А.
Год издания: 1990
Издательство: Путеводитель. - Симферополь: Таврия
Тип материала: книга
Регион: Крым
Категория сложности: нет или не указано
Вид туризма: Горный туризм

Авторы путеводителя - кандидат географических наук А.А.Клюкин, кандидат биологических наук В.В.Корженевский и кандидат исторических наук А.А.Щепинский - предлагают любителям путешествий новые маршруты на хребет Эчки - Даг, расположенный между Судаком и Феодосией, знакомят с геологией, археологическими памятниками, растительным миром и великолепными ландшафтами этих мест, поднимают вопрос об охране уникальных ландшафтных и археологических объектов.

Клюкин А. А., Корженевский В. В., Щепинский А. А.

Путеводитель. - Симферополь: Таврия, 1990.

Авторы путеводителя - кандидат географических наук А.А.Клюкин, кандидат биологических наук В.В.Корженевский и кандидат исторических наук А.А.Щепинский - предлагают любителям путешествий новые маршруты на хребет Эчки - Даг, расположенный между Судаком и Феодосией, знакомят с геологией, археологическими памятниками, растительным миром и великолепными ландшафтами этих мест, поднимают вопрос об охране уникальных ландшафтных и археологических объектов.

Источник: nashkray.kiev.ua

ОГЛАВЛЕНИЕ
  1. Знакомьтесь, Эчки-Даг. (Вместо предисловия).
  2. Глава первая. Природные условия.
  3. Глава вторая. Археология, история, экология.
  • Глава третья. Маршруты путешествий.
  • Советы туристам.
  • Список рекомендуемой литературы.
  • ЗНАКОМЬТЕСЬ, ЭЧКИ-ДАГ

    (Вместо предисловия)

    Эчки - Даг, или Эчкидаг, в тюркских языках означает «козья гора». Так называют хребет, расположенный в восточной части Крымских гор у берега Черного моря между городами Судак и Феодосия. Приморскую полоску суши у Эчки - Дага географы относят к юго-восточному побережью Крыма - окраине ландшафтной области Южного берега Крыма.

    Юго-восточное побережье - развивающийся курортно-рекреационпый район с такими известными центрами отдыха и туризма, как Судак, Курортное, Планерское и Феодосия. Не так давно эти центры лишились своих главных туристско-экскурсионных объектов - кара-дагских и новосветских гор. Горная группа Кара-Даг, расположенная между поселками Курортное, Щебетовка и Планерское, стала Кара-Дагским государственным заповедником (1979 г.), а горное обрамление поселка Новый Свет у Судака получило статус государственного ботанического заказника «Новый Свет» (1974 г.) ( Посещение заповедника запрещено, а заказника ограничено дорогами и некоторыми тропами). Что можно предложить активному любознательному человеку вместо этих знаменитых достопримечательностей?

    Авторы книги приглашают читателя совершить путешествие по другим, не менее интересным местам восточной части Крымских гор. Среди них особенно выделяется хребет Эчки-Даг. Здесь сходятся горы, равнины и море, леса, степи и полупустыни. На хребте и в его ближайших окрестностях сосредоточены интересные природные, историко-археологические, научные, культурные н хозяйственные объекты, с которыми можно ознакомиться во время походов.

    Эчки-Даг приобретает заслуженную популярность. Открывающиеся с его склонов фантастические пейзажи и великолепные виды заповедного Кара-Дага, возможность искупаться в кристально чистой воде и отдохнуть на хорошем широком пляже вдали от шума и суеты населенных пунктов, совершить восхождение на горные вершины и ощутить настоящую красоту дикой природы - все это привлекает на Эчки-Даг туристов, краеведов, отдыхающих и местных жителей. Здесь проводятся краеведческие в звездные походы школьников, учебные практики студентов.

    Ближайших подступов к Эчки-Дагу можно достичь на рейсовом автобусе, личном автомобиле, мотоцикле, велосипеде из Феодосии, Судака и Старого Крыма или на теплоходе, отправляющемся во время курортного сезона из Феодосии, Планерского и Судака. Конечные пункты переезда по суше - Курортное, Щебетовка, Солнечная Долина или Прибрежное, а по морю - Курортное и Лисья бухта. Отсюда рекомендуем совершить однодневные пешеходные экскурсии по хребту и его окрестностям.

    Но прежде чем отправиться в путешествие, давайте разберемся с помощью схемы, что же представляют собой Крымские горы между Судаком, Феодосией и Старым Крымом. На этом сорокакилометровом отрезке горы имеют ширину около 30 км и их абсолютная высота лишь кое-где превышает 700 м. На значительных пространствах отметки рельефа составляют менее 300 м. Горы очень сильно изрезаны глубокими долинами, балками и оврагами на бесчисленное множество останцовых скал и коротких хребтов, которые не образуют, на первый взгляд, какой-то упорядоченной системы, в результате чего орография местности кажется непонятной, запутанной.

    Для гостей Крыма непривычны местные названия хребтов и вершин, долин и рек, мысов и бухт. Вызывает недоумение, почему некоторые скалы или бухты имеют не одно, а несколько названий, да еще на разных языках. Все это вполне объяснимо, если вспомнить, что последние три тысячелетия Крым, и особенно его побережье, обживали разные народы - тавры, скифы, греки, итальянцы, турки, татары, русские... Каждый из них оставил свой след в топонимике полуострова.

    У восточнокрымских гор южный склон несколько шире северного. Водораздельное положение занимает Главная гряда, достигающая высоты 752 м на хребте Туар-Алан. Ее лесистый гребень разделяет бассейны рек Черного и Азовского морей.

    У города Старый Крым Главная гряда быстро понижается и заканчивается. Отсюда в сторону Черного моря расходится веер коротких хребтов, цепочек останцовых гор и холмов, разобщенных долинами и седловинами. Наиболее значительные хребты этого Феодосийского мелкогорья - Узун-Сырт, Тете-Оба и Биюк-Янышар - вытянуты на 5-9 км и возвышаются до 290 м над уровнем моря.

    Теперь обратимся к орографии той части южного склона Крымских гор, где находится Эчки-Даг. Для нее характерны более высокие хребты, скалистые гряды и останцовые горы, которые хоть и расположены кулисно - с некоторым смещением относительно друг друга,- но все же объединяются в прерывистые цепи, вытянутые в северо-восточном и восточном направлениях.

    Первая - северная горная цепь - состоит из хребта Папас-Тепе, гор Сандык-Кая, Спящая Красавица, Отуз-Кая (Арды-Кая) и Отлу-Кая (Дырковатая). Вторая цепь начинается хребтом Армутлук и заканчивается у горы Легенер на Кара-Даге. Звеньями третьей горной цепи являются хребты Таракташ, Чалка, Эчки-Даг, Беш-Таш и Сюрю-Кая. Ближе к морю расположены не связанные друг с другом хребет Токлук и Береговой хребет Кара-Дага, а также небольшая цепь, состоящая из горы Меганом и хребта Караул-Карш.

    Горные цепи разрезаны поперек короткими, но глубокими долинами рек и временных водотоков. У Судака к морю открывается Судакская долина. По ней протекает речка Суук-Су. В 10 км восточное расположена Козская долина, в которой приютились села Солнечная Долина и Прибрежное. После обильных дождей по долине течет речка Козы. Между Судакской и Козской долинами находится крупная Бугасская балка и множество мелких балок и оврагов, превративших земную поверхность в мелкосопочник.

    У Курортного и Щебетовки горные цепи рассекает широкая Отузская долина с пересыхающей речкой Отузкой. Она образуется при слиянии ручьев Кучук-Узень, или Кизилташского (Монастырского), и Биюк-Узень, или Кабакташского.

    Между Планерским, Феодосией и Старым Крымом долины вытянуты уже не поперек, а вдоль горных цепей. К Черному морю здесь открываются Коктебельская балка, Армутлукская и Двуякорная сухие долины, а также долина реки Байбуги. Западнее их, у Старого Крыма, находятся верховья Старокрымской долины. По ней к Сивашу течет речка Чурук-Су.

    Береговая линия Черного моря между Судаком и Феодосией выдвинута в акваторию полуостровами Меганом и Киик-Атлама, скалистыми утесами Берегового хребта Кара-Дага и мысом Ильи. Между этими выступами она вдается в сушу широкими вогнутостями бухт. Самая западная и наиболее сложная по конфигурации бухта - Судакская, в ней выделяют несколько небольших бухточек со своими собственными названиями. А вот широкая вогнутость берега между выступами Меганома и Кара-Дага сейчас официального имени не имеет. Раньше ее называли бухтой Чалка. Небольшую, наиболее вдающуюся в сушу часть этой бухты, находящуюся у подножия Эчки-Дага, называют Лисьей бухтой.

    Между Планерским и Феодосией крупные вогнутости береговой линии образованы бухтами Коктебель, Тихой, Провато, Двуякорной и Феодосийским заливом.

    Теперь, после краткого обзора основных географических объектов восточной части Крымских гор, обратимся непосредственно к Эчки-Дагу. Напомним читателю, что Эчки-Даг - составное и самое высокое звено горной цепи, протянувшейся между Судаком и Планерским. Длина хребта около 3 км. Он увенчан двумя скалистыми грядами - северной и южной.

    На северной гряде находится высшая точка хребта - гора Кара-Оба высотой 670 м. К западу от нее выступают среди леса два скалистых утеса. Тот, что повыше, назывался на старых картах Ечки-Даг, а тот, что пониже,- Пандас-Кая.

    Южная гряда расчленена балками и оврагами на три скалистых утеса; восточный называют горой Кокуш-Кая (567 м), а западный - горой Делямет-Кая (611 м). Находящийся между ними более низкий утес собственного названия не имеет. От горы Делямет-Кая южная гряда Эчки-Дага продолжается в юго-западном направлении к горе Элтиген и селу Солнечная Долина более низкой грядой скал - хребтом Чалка. Кстати, на картах, изданных около ста лет тому назад, так называлась высшая точка Эчки-Дага.

    При взгляде на Эчки-Даг сбоку, особенно с восточной стороны, сразу обращают на себя внимание три выступающие друг над другом вершины - Кокуш-Кая, Делямет-Кая и Кара-Оба. Местные жители уже давно перекрестили их в «Три брата». Нередко так называют весь Эчки-Даг.

    Хребет Эчки-Даг находится между Козской и Отузской долинами. Он является водоразделом для многих балок и оврагов, открывающихся к этим долинам или непосредственно к Черному морю. Северный склон хребта изрезан притоками балки Коз-Йол. Восточный склон глубоко размыт временными водотоками, стекающими к морю по балке или даже сухой долине, которую называют Чалкинской, а западный склон расчленен притоками балки Каян-Арды, открывающейся к Козской долине. Обнаженный приморский склон хребта изрезали многочисленные эрозионные понижения. Наиболее значительные из них - балка или сухая долина Деляметская, овраги Крутой, Сухой и Ветвистый.

    К оглавлению

    Глава первая

    ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ

    КАМЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ДРЕВНИХ МОРЕЙ. Эчки-Даг слоист как пирог. Он состоит из разнообразных осадочных пород, отложенных на дне древнего океана Тетис. В основании хребта преобладают слои глин, в средней части - песчаников, а в верхней - известняков; их белые утесы украшают верх гигантского слоеного «пирога».

    Морские отложения - это летопись древних морей, своеобразный дневник истории Земли. По слоям-страницам такой каменной книги геологи узнают о событиях прошлого - о глубине бывших морей и их обитателях, о движениях земной коры в эпохах горообразования... Горные породы Эчки-Дага «поведали» и о времени своего рождения. Это произошло в юрском периоде, в интервале 190-145 млн лет тому назад. Тогда же и несколько позже слои были наклонены и волнообразно изогнуты в антиклинальные и синклинальные складки. Антиклинали обращены выпуклостью вверх и находились на месте древних поднятий, а синклинали обращены выпуклостью вниз и формировались над локальными прогибами земной коры. Поднятия располагались у северной, восточной и западной окраин Эчки-Дага, а прогибы - там, где сейчас находятся вершины хребта и побережье Лисьей бухты.

    Самые древние морские отложения накопились на месте Эчки-Дага в начале и середине юрского периода и представлены глинами, песчаниками, флишем. В прогибах они глубоко опущены, а на соседних поднятиях выходят на земную поверхность.

    Флиш - глубоководные морские отложения с ритмичным чередованием слоев определенных пород; в эчки-дагском флише чередуются песчаники, алевролиты и аргиллиты. Ученые разгадали природу ритмичности флиша. В этом оказались виновны мутьевые потоки, переносящие мелкозем по подводным долинам-каньонам из береговой зоны к ложу океана. После остановки каждого такого потока на дно осаждались сначала более крупные и тяжелые песчинки, а затем мелкие и легкие частички пыли и глины. При последующем уплотнений этих осадков получились слои песчаника, алевролита и аргиллита. А само слово «флиш» означает «текун». Его ученые позаимствовали у швейцарских крестьян, которые называли так непрочные сланцевые породы из-за образования в них после увлажнения оплывин и оползней.

    Пад флишем в средней части склонов Эчки-Дага лежат песчаники с прослоями глин, раковинами вымерших морских моллюсков и обугленными остатками наземных растений. Они накопились на прибрежном мелководье в середине юрского периода и свидетельствуют о том, что в результате заполнения впадины флишем и последующих поднятий земной коры море обмелело и в нем образовались острова. В те отдаленные времена сушу покрывали тропические и субтропические леса, а их характерными обитателями были ящеры - динозавры.

    В середине юрского времени неподалеку от Эчки-Дага находился действующий вулкан. Об этом свидетельствуют вулканические породы, слагающие Святую гору и Береговой хребет Кара-Дага. Около ста лет назад профессор А.Е.Лагорио составил первую геологическую карту древнего вулкана в отметил его сходство с известным вулканом Везувием. Ученый усмотрел в руинах Берегового хребта остатки громадного древнего кратера, внутри которого громоздится более молодой вулканический конус - Святая гора.

    С тех пор о Кара-Дате - этой «окаменелой сказке», «загадке природы», «жемчужине Крыма» - написаны сотни статей и книг. Уже в начале нашего века геолог А.Ф.Слудский опроверг представления Лагорио и доказал, что современный внешний облик Кара-Дага не является результатом вулканической деятельности, а образован работой водотоков и волн, которые отпрепарировали, выделили из легко размываемых глин геологические тела, сложенные крепкими горными породами - осадочными и вулканическими.

    За 155-160 млн. лет, прошедших со времени последних извержений, вулкан разрушался, подвергался воздействию горообразовательных процессов, дробился на части-блоки, которые наклонялись, изгибались, перемещались в вертикальном и горизонтальном направлениях. Поэтому от известного каждому человеку типичного облика вулканической горы, естественно, ничего не сохранилось. В береговых обрывах Кара-Дага можно наблюдать лишь строение внутренностей навеки уснувшего исполина. По ним геологи академик Ф.Ю.Левинсон-Лессинг и профессор В.И.Лебединский «прочитали» биографию древнего вулкана.

    Характер вулканических извержений зависит от состава лавы, от содержания в ней кремнезема. С увеличением его количества возрастает вязкость и уменьшается подвижность лав, а спокойный тип извержений сменяется бурным - взрывным. Вулканы со «спокойными» извержениями создают щитовидные холмы и горы, состоящие почти целиком из лавы. А при взрывном типе извержений образуется коническая гора со слоистым строением - стратовулкан. В стратовулканах потоки лав чередуются с вулканическими туфами, которые состоят из мелких и крупных обломков пород, выброшенных взрывами.

    Характер извержений кара-дагского вулкана неоднократно менялся. Сначала извержения были подводными и формировался щитовой вулкан. От него в основании Берегового хребта Кара-Дага сохранились лавовые потоки из темно-серых спилитов, зеленовато-серых порфиритов и бурых кератофиров. Мелкие пустоты-поры, некогда бывшие в этих породах, заполнили кальцит, хлорит, цеолиты и другие минералы.

    Позже извержения происходили уже на суше, скорее всего на острове. Они носили взрывной характер. Об этом свидетельствует чередование в верхней части Берегового хребта слоев лав из кератофиров и андезитов со слоями вулканических туфов. Кратер кара-дагского стратовулкана тогда находился, предположительно, где-то над современным хребтом Хоба-Тепе и прилегающей акваторией моря.

    В поздний период жизни вулкана из вязких малоподвижных лав образовались желтоватые липариты и зеленые трассы Святой горы. Существует мнение, что они слагают остатки вулканического купола над самостоятельным центром извержения.

    Из всех продуктов вулканических извержений наиболее загадочны и интересны трассы. Загадочны потому, что точно не известно, как они образовались. По одной из версий трассы получились в результате нереплавления липаритов и туфов.

    Трассы - плотные породы яшмовидного облика, встречающиеся в Европе только на Везувии и Кара-Даге. Нередко они обладают красивым полосчатым или пятнистым рисунком из оттенков зеленых, зеленовато-серых и голубоватых тонов. Они хорошо шлифуются, полируются и пригодны для изготовления мозаик, ювелирных изделий.

    Раньше породы типа трасса называли пуццоланами по городу Поццуоли в Италии, где их добывали. Пуццоланы использовались в качестве добавки к цементу при производстве водостойкого портландцемента. На таком цементе в Древнем Риме был построен знаменитый Колизей.

    В начале XX в. пуццоланы понадобились цементной промышленности России. Породы с их свойствами вскоре были обнаружены на Кара-Даге. Ими оказались трассы. В 1930-1941 гг. трассы добывали в карьере на Святой горе. Их доставляли по канатной дороге в Планерское, а оттуда пароходами на цементные заводы Новороссийска.

    В 1978 г. было установлено, что трассы Кара-Дата переполнены морденитом - минералом из группы цеолитов.

    Трассы Святой горы - это промышленное месторождение цеолитов, но в условиях заповедника их разработка запрещена.

    С горячими водами, когда-то поднимавшимися по трещинам из жарких недр кара-дагского вулкана, связано образование нескольких десятков минералов, особенно цеолитовой и кварцевой групп. На Кара-Даге широко распространены молочно-белый кварц и опал. Встречаются кристаллы бесцветного горного хрусталя, сиреневого аметиста, желтого цитрина. Попадаются голубоватые, серые и дымчатые халцедоны, «волшебные» розовые и оранжевые сердолики, пестрые ленточные и узорчатые агаты... В раздувах жил встречается сургучная, сиреневая, огненно-красная, зеленая, пестроцветная и самая изысканная желто-коричневая с узорчатыми прожилками халцедона, сердолика и опала, так называемая «парчовая» яшма. Кстати, настоящие яшмы на Кара-Даге не обнаружены. Как установил геолог В.А.Супрычев, так ошибочно здесь называют очень похожие на яшмы разноокрашенные примесями разновидности халцедона - халцедонолиты.

    Все эти минералы образуют чудесную самоцветную палитру Кара-Дага, но в больших скоплениях они не встречаются. Цветные камни издавна использовались для изготовления амулетов, украшений, сувениров. Авторы этой книги неоднократно находили красивые гальки из трасса, халцедона и бусины из агата на энеолитических стоянках и поселениях бронзового века Эчки-Дага. В античных городах и селищах Боспорского царства широко использовались зернотерки и ручные мельницы, сделанные из кара-дагского трасса. В средневековом Тепсене, приютившемся у подножия горной группы Кара-Даг, из местных самоцветов изготавливались ювелирные украшения.

    В начале двадцатого века кара-дагские самоцветы промышлял чех-эмигрант Яромир Тиханек. Он делал из них бусы, запонки, брошки для дачников и поставлял камни для ограночных предприятий Петербурга.

    Люди не могут устоять перед красотой. Многие десятилетия тысячи отдыхающих страдали «каменной болезнью», выбирая из пляжевой гальки красивые камни, приносящие радость. Ко времени заповедования Кара-Дага его самоцветные кладовые сильно пострадали от набегов любителей, коллекционеров и других «охотников» за камнями.

    У читателя должен возникнуть законный вопрос: а при чем здесь Кара-Дат и его каменные кладовые? Ведь там сейчас заповедник и экскурсии запрещены. Все это правильно. Но с Эчки-Дага открываются самые замечательные виды величественных руин древнего вулкана, а на пляжах бухты Чалка можно найти гальку практически из всех торных пород и минералов, слагающих Кара-Даг. О том, как они сюда попали, вы узнаете из следующего раздела этой книги.

    Во второй половине юрского периода островки, созданные поднятиями земной коры и вулканическими извержениями, растут и одновременно разрушаются. Продукты разрушения накапливаются в соседних прогибах, залитых морем: ближе к берегу - галечники и пески, а где поглубже - глины. Они преобразуются в конгломераты, песчаники, плотные глины и изгибаются в синклинальные складки - Эчки-Дагскую, Манджильскую, Балалы-каинскую...

    Но самой характерной особенностью позднеюрского времени является формирование известняковых коралловых рифов. Колониальные кораллы, образующие их, предъявляют очень строгие требования к экологическим условиям. Они обитают только в чистой, теплой, нормально соленой морской воде и практически не живут глубже пятидесяти метров. Это связано с тем, что в тканях коралловых полипов селятся микроскопические одноклеточные зеленые водоросли, которым для фотосинтеза нужен свет. В процессе жизнедеятельности водоросли выделяют кислород и углеводы, необходимые для кораллов, а коралловые полипы выдыхают двуокись углерода, нужную водорослям для фотосинтеза. И те, и другие усваивают из морской воды известь и строят из нее свои скелеты. Из них в основном и состоят прочные известняки древних рифов.

    Колонии кораллов селились на прибрежных отмелях и возвышениях дна Тетиса. Со стороны открытого моря, где чище вода и больше пищи, они нарастали быстрее, а со стороны берега, где экологические условия были хуже, росли медленнее. Поэтому многие береговые рифы приобрели призматическую форму: со стороны моря их ограничивал высокий уступ, а со стороны бывшей суши - отлогий склон.

    Отдельные рифы являлись звеньями рифовых цепочек, окаймляющих острова. Две такие цепочки лежат в основе южной и северной известняковых гряд вершинной части Эчки-Дага. Они образовались на мелях и у краев островов, которые около 150 млн. лет назад находились на месте северного, западного и восточного склонов хребта. Неподалеку располагались и другие крупные рифы. Сейчас это горы Парсук-Кая, Сандык-Кая, Балалы-Кая, Легенер... Высокие обрывистые южные склоны большинства рифовых массивов свидетельствуют о том, что открытая акватория океана Тетис находилась на месте современного Черного моря.

    На устойчивых неподвижных берегах толщина коралловых рифов не превышает 50 м, так как глубже сообщество колониальных кораллов и водорослей существовать не может. Но древние рифы Эчки-Дага мощнее в 4-5 раз, а риф горы Сандык-Кая даже в 10 раз, что свидетельствует о длительных умеренных опусканиях дна моря. А там, где прогибание было интенсивным или началось накопление осадков, кораллы погибали и рост рифов прекращался. В окрестностях Эчки-Дага сохранились рифовые массивчики, рост которых завершился на ранних стадиях развития.

    В конце юры рифостроение в районе Эчки-Дага прекратилось в связи с началом горообразования и общим поднятием территории. С тех пор, за прошедшие 145 млн. лет, эчки-дагские рифы были подняты на 500-700 м, о чем свидетельствует их современная высота над уровнем моря.

    Самые молодые юрские отложения, образованные чуть позже эчки-дагских рифовых известняков, сохранились на побережье Лисьей бухты. Это серые морские глины с тонкими прослойками песчаников и сидеритов. Сидериты состоят из карбоната железа. При окислении они буреют и краснеют.

    В жаркие летние дни на сухой поверхности глин появляются белые выцветы воднорастворимых солей: соды и горько-соленого сульфата натрия - минерала тенардита. Его ближайший родственник - мирабилит, известная всем глауберова соль.

    Летопись древних морей - созидателей земной тверди Эчки-Дага - завершилась образованием гор. Внутренние силы Земли предприняли первую попытку более ста миллионов лет назад. Тогда им удалось создать невысокие складчатые горы, которые позже были полностью разрушены. Вторая попытка длится последние 10-15 млн. лет. Она оказалась более успешной. Молодые поднятия земной коры воздвигли Крымские горы - составную часть Альпийско-Гималайского горного пояса, образованного на месте бывшего океана Тетис. На этот раз юрские породы реагировали на действие внутренних сил уже иначе; они не сминались в складки, а ломались на тектонические блоки. Из таких блоков состоит сводовое поднятие Крымских гор.

    Хребет Эчки-Даг является одним из тектонических блоков, ограниченных трещинами-разломами. Самый значительный разлом протягивается через приморский склон хребта от Курортного к Солнечной Долине. Его геологи называют «Эчки-дагский надвиг». По этому разлому Эчки-Даг приподнят над соседним приморским блоком на многие сотни метров, и его более древние породы надвинулись на более молодые юрские отложения, слагающие побережье бухты Чалка.

    В трещинах разломных зон встречаются кальцит, кварц, горный хрусталь. В одной из них у восточного подножия горы Алчак близ Судака геолог В.В.Грицик обнаружил даже самородное золото.

    МОРЩИНЫ И ШРАМЫ ЛИКА ЗЕМНОГО. «Виновниками» рождения Эчки-Дага были молодые поднятия земной коры и эрозия текучих вод. Поднятия изваяли выпуклость лика Крымских гор. Складки и блоки отразились в нем сотнями морщин. Трещины и водотоки оставили на нем тысячи шрамов. После долгого противоборства внутренних и внешних сил из-под резца скульптора-природы появился хребет Эчки-Даг.

    Скорость поднятия гор достигла максимума около одного миллиона лет назад. К настоящему времени движения земной коры значительно ослабли, но о том, что они продолжаются, свидетельствуют землетрясения. Их очаги находятся под морским дном и связаны с жизнью глубинного разлома, разделяющего поднятие Крымских гор и Черноморскую впадину. Время от времени в этой зоне образуются разрывы и происходят резкие перемещения блоков земной коры, что порождает землетрясения.

    Полосу побережья между Судаком и Феодосией специалисты относят к семибалльной сейсмической зоне. Семибалльные землетрясения здесь повторяются сравнительно редко - примерно один раз в 100-200 лет. Самые сильные сейсмические толчки были связаны с жизнью местной - феодосийской группы очагов, находящейся южнее Феодосии и восточнее Эчки-Дага, и произошли в мае 1615 г. Они сопровождались повреждениями городской стены и отдельных домов средневековой Кафы (Феодосии), паникой среди населения.

    Тектонические поднятия и землетрясения активизируют эрозию, обвалы, оползни и другие процессы разрушения земной поверхности. Результат их действия во многом зависит от стойкости горных пород - от их способности сопротивляться разрушению.

    В строении Эчки-Дага и его окрестностей участвуют стойкие и податливые породы. К первым относятся известняки, трассы, кератофиры, а ко вторым - суглинки, глины, флишевые отложения... Податливые породы разрушаются быстрее. В местах их распространения рельеф ниже и гуще изрезан долинами, балками, оврагами.

    Водотоки сильно размыли и превратили в овражно-балочные мелкогорья древние поднятия, сложенные податливым флишем, но выделили в виде хребтов бывшие некогда прогибы, заполненные стойкими известняками, конгломератами и песчаниками. Рельеф с таким строением называют обращенным. Эчки-Даг - типичный синклинальный хребет в обращенном рельефе восточной части Крымских гор.

    Внешний облик хребтов, гряд и скал нередко отражает характерные черты геологических тел, сложенных стойкими породами. Ископаемые коралловые рифы выделились эффектными призматическими и коническими скалами вершин хребта Эчки-Даг и гор Парсук-Кая, Сандык-Кая, Балалы-Кая. Крутонаклонные слои известняков подчеркнулись в рельефе острыми гребнями хребта Чалка и горы Чукур-Кая, грядой острых скал хребта Сюрю-Кая. Тектонический блок Святой горы, сложенный стойкими вулканическими породами и окруженный глинами, приобрел облик останцового массива. Вертикальные жилы-дайки из очень крепких кератофиров выделились на Береговом хребте Кара-Дага узкими скалистыми грядами, ограниченными обрывистыми стенами. И даже тонкие слойки сидеритов и песчаников выступили гребешками и ступеньками на глинистых склонах побережья бухты Чалки.

    В очертаниях береговой линии также запечатлены различия стойкости горных пород. В податливых глинистых толщах море продвинулось дальше в глубь суши, образовав вогнутости заливов и бухт. А там, где натиску волн противостояли стойкие породы, береговая линия выступает в акваторию мысами Алчак, Меганом, Киик-Атлама.

    В течение последнего миллиона лет внешний облик Эчки-Дага ваяли в основном текучие воды, ветер, обвалы и оползни. Результаты их деятельности зависели не только от стойкости горных пород, но также от климата и растительного покрова. Дождь, ветер, увлажнение или промерзание грунтов и другие климатические факторы вызывают процессы рельефообразовавия. А растительный покров является природным экраном, защищающим земную поверхность от их разрушительного влияния.

    Склоны хребтов, обращенные в разные стороны, неодинаково нагреты и увлажнены, что находит отражение в их растительном покрове. Эчки-Даг не является исключением из этого известного правила. Его склон, обращенный к северу, лучше увлажнен и покрыт густым лесом в отличие от южного - более прогретого, сухого и практически безлесного в нижней части. Эти давно сложившиеся отличия определили большее разнообразие рельефа и процессов рельефообразования на южном - приморском склоне хребта.

    Лесистый северный склон Эчки-Дага расчленен балками и лощинами, в которых процессы смыва и размыва протекают очень вяло. А обнаженный приморский склон густо и глубоко изрезан «живыми» оврагами. Между ними сохранился от размыва предшествующий рельеф. Он «поведал», когда и как образовались шрамы на лике Эчки-Дага.

    В верхней части хребта, между воронкообразными углублениями балок, покрытых лесом, выступают сохранившиеся от размыва призматические скалы-останцы юрских рифовых массивов и гребни крутонаклонных слоев известняка. Их внешний облик подчеркивает чашеобразное строение Эчки-Дага.

    Известняки растворяются водой, и в них образуются поверхностные и подземные карстовые формы. На Эчки-Даге есть несколько небольших карстовых воронок, колодцев и гротов. Наиболее крупное карстовое образование - колодец Ухо Земли глубиной 132 м.

    Известняковые вершины Эчки-Дага срезаны огромными обвальными нишами. Под их обрывистыми склонами находится обвально-осыпной шлейф. Над его наклонной поверхностью сейчас выступают только самые крупные глыбы известняка.

    Обвалы происходили около одного миллиона лет тому назад во время интенсивных поднятий гор, сопровождаемых землетрясениями и образованием трещин в горных породах. Они перекрыли древние балки, пригрузили глинистые склоны и около полумиллиона лет назад стали сползать к долине, которая протягивалась поперек приморского склона Эчки-Дага. Сейчас остатки некогда обширных оползней того времени можно опознать по холмисто-ступенчатому рельефу гряд, разделяющих глубокие овраги. Оползни остановились, когда древняя долина частично заполнилась наносами и на ее дне образовалась широкая терраса. Поверхность этой террасы сейчас возвышается на 100 м над Лисьей бухтой.

    Позже на приморском склоне Эчки-Дага зародились все ныне существующие крупные балки и овраги. Водотоки размыли древний обвально-оползневой рельеф и врезались в него на 50-100м.

    Углубление балок и оврагов четырежды прерывалось продолжительными периодами отложения наносов на днищах и конусах выноса, останцы которых сохранились на склонах в виде ступеней - балочных террас. Они весьма характерны для Эчки-Дага и всей приморской полосы между Судаком и Феодосией. Академик Н.И.Андрусов предполагал, что эти террасы являются свидетелями смены сухого и влажного климата. Другие ученые связывали образование террас с колебаниями уровня Черного моря.

    Любознательный человек обязательно обратит внимание на отверстия и замкнутые понижения в суглинках вблизи бровок эчки-дагских террас. Это результаты действия суффозии - выноса подземными водами из отложений мелких частиц и водно-растворимых солен. Над подземным каналом вскоре образуются отверстия-поноры, а нередко небольшие воронки и колодцы. Со временем на их месте будет овраг.

    Склоны глубоких оврагов Эчки-Дага изрезаны мелкими овражками и промоинами, которые местами образуют густую разветвленную сеть - бедленд («дурные земли»). Так назвали когда-то канадские охотники изрезанные оврагами труднопроходимые и не пригодные для использования территории.

    Эчки-дагские бедленды - впечатляющее зрелище, результат варварского отношения человека к природе. Такая судьба ожидает склоны, на которых вырубаются леса и ведется интенсивный выпас скота. Бедленды образовались в последние три тысячелетия, когда приморский склон хребта служил пастбищем для многочисленных отар овец и коз.

    В результате перевыпаса животные съели и выбили растительный покров, лишили землю защиты - экрана из листьев и крон, арматуры из корневых систем растений. Эта арматура довольно густа. Ученые подсчитали, что корнями и корневыми волосками только четырех растений ржи можно было бы опоясать весь земной шар по экватору. Становится понятным, почему эчки-дагские склоны оказались поражены раковыми метастазами промоин и оврагов, превращены в бедленды.

    Наше путешествие сверху вниз, от вершин хребта к морю и от древнего рельефа к молодому, заканчивается на побережье - на его пляжах и береговых уступах.

    Пляж не только место отдыха людей, но и защита берега от разрушения прибойным потоком. У подножия Эчки-Дага есть разные пляжи, но преобладают галечниковые шириной менее 10 м. Украшением побережья является широкий песчано-галечный пляж Лисьей бухты. Он один из лучших на всем крымском Южнобережье.

    Основная часть гальки пляжей состоит из местных песчаников, известняков и сидеритов, вынесенных в море из оврагов, балок и долин. Меньшая доля представлена трассом, липаритом, порфиритом, кератофиром, вулканическим туфом, халцедоном... Гальки этих пород и минералов принесены волнами вдоль берега - с Кара-Дага.

    Механизм движения наносов вдоль берега установил известный геолог и географ академик В.А.Обручев. Ученый заметил, что при косом подходе волн к берегу миллионы галек за считанные секунды перемещаются по пляжу с накатом и откатом по зигзагообразной траектории на небольшое расстояние вдоль берега. За сутки длина этого пути может составить многие сотни метров.

    Берега Кара-Дага и бухты Чалка волны атакуют чаще всего с восточной и северо-восточной стороны. Поэтому наносы в течение года движутся преимущественно к юго-западу - от Кара-Дага к мысу Толстый. Так поступает галька из кара-дагских пород на пляж Лисьей бухты. Кстати, сразу за ним находится узкая песчаная дюна, прислоненная к береговым уступам, превращенным в бедленды. Она единственная на всем Южном берегу Крыма. Дюна пополняется песком, сдуваемым с пляжа сильными восточными ветрами.

    За пляжевой полосой вдоль побережья вытянуты береговые уступы - клифы. Там, где пляж узкий, уступы подрезаются прибойным потоком и бывают подточены снизу небольшими волно-прибойными нишами. Такие клифы называют активными. Они - арена подготовки осыпей, обвалов, оползней. Падение обломков пород с береговых обрывов может угрожать жизни людей, находящихся на пляже. Таким опасным участком является Крабий мыс. После дождей с его высоких утесов падают камни, случаются обвалы. Весной 1982 г. в море у самого мыса рухнула глыба известняка поперечником 10 м и весом около 2500 тонн.

    С обеих сторон Крабьего мыса побережье разрушают активные оползни. Во влажные годы и после сильных штормов они начинают медленно двигаться и наползают на пляж. Прибой размывает оползневые языки и обогащает пляж крупными камнями. Такие «дикие» пляжи неудобны для отдыха.

    На Кара-Даге и в бухте Чалка зарождалась отечественная наука о морских берегах. В 1937г. здесь проводила свои работы специальная экспедиция, возглавляемая профессором Московского университета Б.Ф.Добрыниным. Тогда же были начаты наблюдения за изменением берегов. Сравнение планов и фотографий одних и тех же мест, сделанных в разные годы, позволило установить, что берега Кара-Дага, сложенные стойкими породами, практически не размываются, а глинистые активные клифы бухты Чалка отступают на несколько сантиметров в год. Но быстрее всего прибой «перемалывает» языки активных оползней, смещенные к воде. Они ежегодно отступают на несколько метров.

    Лучшей защитой берега от разрушения является пляж шириной более 20-30 м. В таких местах береговой уступ отмирает - становится положе, разрезается оврагами, зарастает. Классический отмерший клиф возвышается над Лисьей бухтой. Струи ливневых вод превратили его в настоящий бедленд. Со второй половины XX в. происходит быстрое освоение юго-восточного побережья Крыма. Увеличиваются площади сельхозугодий, сооружаются водоемы, растут населенные пункты и курорты. Усиливается вмешательство человека в ход природных процессов. В некоторых местах оно уже нарушило сложившееся равновесие и привело к негативным последствиям.

    Старожилы поселка Планерское и давние почитатели красот окрестных берегов и гор хорошо помнят, как постепенно сокращались и исчезли в 1967 г. коктебельские пляжи. Причины катастрофы связаны с длительной разработкой прибрежных галечников для строительства и сооружением водоемов в балках и долинах; они лишили пляжи основного источника питания наносами. Теперь в Планерском искусственный пляж, пополняемый щебенкой известняка, привозимой из старокрымских карьеров. В результате истирания щебня значительно уменьшилась чистота воды бухты Коктебель, ухудшились экологические условия для обитателей ее дна, отдыха людей.

    А что ожидает в ближайшем будущем берега Лисьей бухты и бухты Чалка в целом? На этот вопрос можно ответить сразу - ничего хорошего не ожидает. Наступление на них уже началось. В связи со строительством водоемов все реже происходят паводки в оврагах и долинах, а следовательно, уменьшается роль главной артерии, питающей наносами пляжи. В дополнение к этому на берегу у поселка Курортное недавно построили гребешки бун. Пансионат «Крымское приморье» решил свою задачу - получил широкий искусственный пляж. Но бетонные стены бун не только задерживают завозимый известняковый щебень, но и преграждают путь наносам, перемещаемым вдоль берега от Кара-Дага к бухте Чалка. Теперь ее пляжи недополучают красивой гальки из кара-дагских пород и минералов. Так что пляжи, обрамляющие подножие Эчки-Дага, будут сокращаться, и разрушение берегов усилится. Позитивное решение этих вопросов будет возможно при условии рационального природопользования в Крыму.

    МОРЕ, ПОГОДА И ВРЕМЕНА ГОДА. Юго-восточное побережье Крыма вместе с прилегающими хребтами прикрыто Главной грядой Крымских гор от влажных воздушных масс, приносимых западными и юго-западными ветрами со Средиземного моря и Атлантического океана, но плохо защищено от холодных северо-восточных и северных ветров, дующих с континента. Прибрежная суша получает много света и тепла, но испытывает острый дефицит во влаге - испаряемость больше количества атмосферных осадков в 2-3 раза. Климат побережья засушливый, с жарким летом и мягкой зимой, несколько отличный от климата Южного берега Крыма у Ялты.

    Известно, что с увеличением высоты рельефа температура воздуха понижается, а количество осадков возрастает. В связи с этим на Эчки-Даге лето уже не такое жаркое, а зима не столь мягкая, как на побережье. К вершинам хребта средняя годовая температура воздуха уменьшается с 12 до 8° тепла, а количество осадков увеличивается от 350 до 700 мм в год. Вот почему эчки-дагские вершины одеты лесом, а низкая полоса побережья покрыта степной растительностью.

    На климате суши сказывается соседство теплого Черного моря. Средняя годовая температура его вод у юго-восточного побережья Крыма составляет 13-14°. Но в связи с небольшой площадью морской акватории ее влияние на температуру воздуха прилегающей суши не так значительно, как на океанических побережьях. Поэтому климат Эчки-Дага не морской, а умеренно континентальный.

    Напомним читателю, что Черное море - глубокий внутренний бассейн, сообщающийся с соседними морями узкими проливами и издавна игравший огромную роль в связях народов Восточной Европы с цивилизациями Средиземноморья. Это самое теплое море нашей страны. Его глубинные водные массы заражены сероводородом и практически мертвы. Жизнь сосредоточена в верхнем слое, который сильно опреснен реками и имеет соленость вдвое меньшую, чем соленость Мирового океана.

    Черное море - небольшое море. От Эчки-Дага до Анатолийского побережья Турции всего 300 км, то есть примерно столько же, сколько поперек Крыма с запада на восток. Кстати, между Крымом и Турцией море наиболее глубоко - до 2211 м.

    Черное море в последние три тысячелетия «сменило» более десяти названий. Одно из самых ранних - Темарун - дали ему местные племена. Древние греки назвали море из-за его удаленности от Эллады, бурности и диких нравов народов, населявших берега, Понт Аксинский - то есть «Негостеприимное море». Позже, после освоения черноморских берегов, появилось другое, более известное имя - Понт Эвксинский - «Гостеприимное море». В средние века разные народы называли море Мавре Таласса («Черное море»), Сурожским, Русским, Карадениз («Черное море»)... Современное имя появилось несколько столетий тому назад и не имеет общепринятого объяснения. Что касается цвета моря, то оно бывает голубым, синим, свинцово-серым, но никак не черным. Правда, есть толкование, что «черный» это как бы темный - северный, а может быть, даже злой. В такой интерпретации это «Северное» или «Злое» море.

    Однако уместно вспомнить, что глубже 100-150 м черноморские воды заражены сероводородом, а в этой среде многие металлы быстро темнеют - чернеют. Может быть, почернение металлических предметов, поднимаемых из пучины, настолько поражало мореплавателей, что послужило поводом к названию моря.

    Уровень Черного моря постоянно изменяется. Около 20 тысяч лет тому назад, когда огромные ледники в последний раз покрыли север Европы, море находилось почти на сто метров ниже, и хребет Эчки-Даг отделяла от него тридцатикилометровая равнина. После таяния покровных ледников Мировой океан пополнился водой. Около 4-5 тысяч лет назад уровень Черного моря превысил на 1-2 м современную отметку и позже понижался и повышался не более чем на 10 м. В текущем столетии он устойчиво ползет вверх на 1-2 мм в год.

    Уровень моря испытывает незначительные сезонные и суточные колебания от изменения объема речного стока, влияния ветра, смены атмосферного давления... Высота приливов у крымских берегов не превышает 10 см.

    Море то охлаждает, то отепляет воздух, смягчает климат прилегающей полосы суши. В течение года на Эчки-Даге бывают жаркие и морозные, солнечные и пасмурные, сухие и дождливые, тихие и ветреные дни; сменяются десять классов погод.

    Зима сравнительно мягкая, малоснежная и ветреная. В это время над югом европейской территории СССР формируется область высокого давления, и отсюда холодный и сухой континентальный воздух устремляется в Крым. В отдельные дни Черноморское побережье ощущает ледяное дыхание Арктики. Когда влияние «кухни холода» ослабевает, в Крым прорываются теплые и влажные воздушные массы со стороны Средиземного моря и Атлантического океана. Они приносят оттепели и осадки. Сражения атмосферных фронтов определяют неустойчивость, капризность зимней погоды. При вторжениях холодного воздуха ртутный столбик термометра иногда опускается до -25°, а во время прорыва тропических воздушных масс поднимается до 22°.

    Зимой температура прибрежных вод обычно держится около 4-7° и только в суровую зиму 1953/54 г. на короткое время понижалась до 1° ниже нуля. Тогда у берегов Феодосийского залива образовался ледяной припай.

    Море подогревает воздух, и его среднемесячная температура даже в холодную вторую половину зимы держится около 1° тепла. На вершинах Эчки-Дага температура воздуха в это время опускается до 3-4° мороза. Но, как говорится, год на год не приходится. В Феодосии, например, в очень теплом 1915 г. средняя температура января была 7,9°, а в очень холодном 1950-м минус 7,8°. Зимой бывает 6-7 дней с обложными моросящими дождями. Снег выпадает несколько раз, но лежит обычно не долго. Часто дуют холодные и сильные северо-восточные ветры. В горах ветер приспосабливается к ориентировке хребтов и долин, изменяет направление.

    С сильными ветрами связаны сюрпризы крымской зимы - метели. Местным жителям еще памятны февральские вьюги 1988 г. и особенно мартовские метели 1987г. Тогда порывы ледяного ветра достигали 20-24 м/с, валили с ног людей, ломали деревья, разрушали печные трубы, рвали провода линий электропередач. На подветренных склонах гор и оврагов, у домов и дорог образовались двух-трехметровые сугробы снега. Они перекрыли шоссе Феодосия-Судак и парализовали транспортное сообщение между населенными пунктами. В снежном плену оказались десятки автомашин. Три человека, рискнувшие добраться пешком до ближайшего жилья, заблудились и замерзли.

    С холодным периодом года совпадает штормовой сезон на море. Преобладают штормы интенсивностью до шести баллов с высотой волн до трех метров. Значительные штормы у юго-восточного побережья Крыма случаются очень редко; самые неистовые из них были в 1949 и 1969 гг.

    Коротка крымская зима. Уже в середине февраля на побережье устанавливается весенняя погода. Зацветают безвременник, шафран, подснежник. Но теплые «февральские окна» могут прерываться возвратами холодов, непродолжительными снегопадами и метелями.

    Весной начинается перестройка атмосферных процессов. Уменьшается влияние холодных воздушных масс, и увеличивается поступление теплого средиземноморского воздуха. В марте и даже в апреле разгораются схватки между теплом и холодом, и на короткое время температура воздуха опускается ниже нулевой отметки. В марте на побережье бывали дни с температурой воздуха - 14° и 27°. Обычно после середины марта средняя суточная температура воздуха переходит через 5°, в середине апреля - через 10°, а к середине мая - через 15° тепла. В горах воздух прогревается медленнее.

    Весна - время туманов. Они волнами накатываются на сушу со стороны холодного моря и замедляют ее прогрев солнечными лучами. Но в мае земля уже теплее воды. Погода становится летней - солнечной, теплой, умеренно влажной или сухой.

    Лето - самый продолжительный сезон года. В это время над Черным морем формируется область повышенного атмосферного давления. Ее влияние ослабляет циклоническую деятельность и активность атмосферных процессов над Крымом. Господствует солнечная, сухая, маловетреная жаркая погода.

    Жаркий период с температурой воздуха свыше 20° длится с середины июня до начала сентября. Самый жаркий месяц - июль, средняя температура воздуха достигает на побережье 23-24°. В отдельные дни столбик ртути в термометрах поднимался до 38°. Земная поверхность нагревается до 60-70°. Летом поверхностный слой морской воды быстро прогревается, и его средняя температура с июня по август повышается от 18 до 23°. В отдельные июльские и августовские дни вода нагрета до 27-29°. Но кратковременный сильный ветер, дующий с берега или вдоль него, может согнать воду прогретого слоя в открытое море. Тогда к поверхности поднимаются более глубокие холодные и соленые водные массы. Это явление ученые называют апвелингом. Апвелинг может понизить температуру прибрежных вод на 10-15°. Он случается 2-3 раза за лето.

    Летом дуют слабые ветры и море обычно спокойное. Характерны бризы, возникающие из-за температурных различий между сушей и морем. Они обладают определенным суточным режимом.

    Полосу побережья и приморский склон Эчки-Дага с восхода солнца ласково обдувает морской бриз. Он проникает в глубь суши на несколько километров и ослабляет дневную жару. После непродолжительного вечернего затишья морской бриз сменяется береговым, дующим ночью с суши на море.

    По Отузской, Козской и другим долинам ночью стекает с гор прохладный воздух, а днем поднимаются снизу хорошо прогретые воздушные потоки. Эти горно-долинные ветры обдувают Щебетовку и Солнечную Долину. А поселок Курортное, расположенный одновременно на берегу моря и в низовьях Отузской долины, испытывает влияние как бризов, так и горно-долинных ветров. Очень нагретые безлесные южные склоны хребтов летом там и пышут теплом. Над ними возникают сильные восходящие токи воздуха, которые используют при полетах планеристы и дельтапланеристы.

    Летом атмосферные осадки выпадают в виде кратковременных ливней. Их сменяют засухи, которые могут продолжаться долго - один-два, а иногда и три месяца, В такие пожароопасные периоды ограничивается посещение леса туристами.

    Климатические условия летнего сезона благоприятны для туризма, отдыха и лечения. Солнечное тепло, чистый морской воздух и черноморская вода обладают лечебными свойствами. При правильной дозировке они закаляют организм, возвращают людям бодрость.

    Все населенные пункты юго-восточного побережья Крыма являются, по существу, климатическими курортами. Здесь можно удачно совмещать отдых и лечение у моря с прогулками вдоль берега и непродолжительными походами в горы. Побережье бухты Чалка и хребет Эчки-Даг - прекрасные места для такого активного отдыха.

    Вода в бухте Чалка чистая и прозрачная. При спокойном море в солнечный день видимость в ней достигает 10 м, что позволяет с помощью маски знакомиться с обитателями подводного мира.

    Для здоровых людей купальный сезон начинается при переходе температуры воды через 17°. В море у Эчки-Дага он длится 146 дней - с последней декады мая по середину октября. В это же время, особенно в полуденные часы, к земной поверхности поступает много ультрафиолетовой радиации. Врачи не советуют злоупотреблять солнечными и морскими ваннами. Иначе можно получить болезненный ожог кожи, перегрев или переохлаждение организма и испортить себе отдых.

    В густой темноте коротких летних ночей очертания берегов, скал и гор кажутся фантастическими. Среди ярких звезд небо прочеркивают то там, то здесь огненные трассы метеоров. Звездные дожди связаны с тем, что в конце лета Земля встречается с роем твердых частиц - метеорных тел, которые сгорают в ее атмосфере.

    В сентябре господствует устойчивая теплая, сухая и умеренно влажная, солнечная и малооблачная погода. Спадает жара. Солнце уже не обжигает так, как прежде, а море еще сохраняет накопленное тепло. За комфортные погодные условия первую половину осени на крымских курортах называют «бархатным сезоном».

    В день осеннего равноденствия - 22 сентября - заканчивается астрономическое лето. Продолжительность дня быстро убывает. Наступает пора золотой осени: листья приобретают осеннюю расцветку - желтую, оранжевую, красную. Усиливается циклоническая деятельность. С приходом циклонов связана прохладная, пасмурная, а иногда и дождливая погода.

    В ноябре происходит переход к зимнему режиму погоды. Увеличивается число дней с пасмурным небом, моросящими дождями, туманами и заморозками. Усиливается ветер и волнение моря. Вторжение арктического воздуха приносит на побережье похолодание и легкие морозы. В ноябре бывали дни с температурой воздуха 15° мороза и 27° тепла.

    Уже в начале декабря средняя суточная температура воздуха опускается ниже 5°. Море, нагретое летом, остывает медленно и обогревает прибрежную полосу суши.

    Засушливость климата и широкое распространение водоупорных глинистых пород определили бедность Эчки-Дага и его окрестностей поверхностными и подземными водами. Ручьи, струящиеся по дну некоторых долин, с приходом летней жары пересыхают. Но после обильных летних ливней в оврагах, балках и долинах образуются кратковременные паводки. Когда тучи выплескивают на землю в течение суток более 70-100 мм осадков, уровень воды поднимается до 2-3 м и паводки приобретают катастрофический, разрушительный характер. Так было в 1914, 1927, 1939, 1943 и 1976 гг.

    Обратите внимание на скопления камней, загромождающих балки и крупные овраги приморского склона Эчкя-Дага. Это следы от прежних бурных паводков и переполненных наносами потоков - селей. Наиболее крупные паводки и сели связаны с самым значительным ливнем 28 июля 1914г., который за несколько часов вылил 162 мм осадков. Вода в речке Отузке поднялась до трехметровой высоты. Поток снес мосты, разрушил дома в деревне Отузы (ныне п. г. т. Щебетовка), погубил много скота, виноградников, садов, нанес значительный материальный ущерб. Вероятно, этот же ливень вызвал в эчки-дагских оврагах мощные селевые потоки, от которых сохранились конусы выноса из крупных камней. Они выдвинуты в море и заросли травой и кустарниками.

    На Эчки-Даге и в ближайших его окрестностях находится пять источников. Четыре из них могут пересыхать в засушливое время года. Самый мощный постоянно действующий источник - тезка хребта, тоже Эчки-Даг. Он каптирован в трубу феодосийскими туристами клуба «Карадаг». Источник изливает за один час знойного летнего дня 300-500 л чистейшей питьевой воды гидрокарбонатного кальциевого состава, имеющей температуру 12°. Во влажные периоды его дебит увеличивается в несколько раз.

    Область водного питания источника - вышележащие известняковые скалы хребта, рассеченные тектоническими трещинами и изъеденные мелкими карстовыми пустотами. В них не только «проваливаются» дождевые и талые воды, но и происходит конденсация воды из воздуха. Вот почему многие источники не иссякают во время засух.

    В засушливом юго-восточном Крыму люди уже давно научились добывать конденсационную воду. В конце прошлого века лесничий Ф.И.Зибольд обнаружил на хребте Тете-Оба у Феодосии конденсаторы, построенные еще генуэзцами. Это были очень простые сооружения в виде больших куч замшелых камней, лежащих на цементированных площадках, оборудованных углублениями для стока воды. Теплый воздух проникал внутрь каменных куч, охлаждался, и из водяного пара на холодных гранях камней оседали капельки воды. Они собирались в струйки и стекали в цистерны. Из них конденсационная вода поступала по водопроводу в средневековую Феодосию и поила ее многочисленное население. Сейчас эта система водоснабжения заброшена, а полезный опыт забыт. Ф. И. Зибольд построил аналогичный конденсатор площадью 100 м2 и высотой 1,5 м, который вырабатывал 432 л воды в сутки. Он считал, что многие горные источники питаются такой же водой, «добытой» из воздуха. Позже профессор В.Н.Дублянский доказал, что конденсационные воды составляют в питании крымских источников около 7% годовой нормы атмосферных осадков. Добавим к этому, что летом «подземная роса» играет главную роль в жизни многих источников Эчки-Дага.

    Наряду с очень пресными водами у восточной оконечности Крымских гор бурением скважин обнаружены минеральные воды типа «Ессентуки № 20», «Нарзан», «Ижевская», «Мацеста». Хлоридно-сульфатная натриевая вода с четырьмя граммами солей в одном литре разливается в бутылки и известна под названием «Феодосийская». Она широко используется для лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта в феодосийском санатории «Восход».

    В ЛЕСАХ И СТЕПЯХ. Растительный покров Эчки-Дага разнообразен - от густых тенистых лесов до полупустынных сообществ. Максимально облесены северный склон и привершинная часть хребта.

    Проследим, как меняется растительность при подъеме вверх - от шоссе Феодосия-Судак к горам Кокуш-Кая и Кара-Оба. На высоте 200-450 м над уровнем моря преобладают леса из дуба пушистого со значительным участием грабинника восточного, видов боярышника и розы. Реже в их составе можно встретить фисташку и можжевельник колючий. В травяном покрове много видов, которые по своему происхождению «степняки». Они появились в горах давным-давно, когда огромные материковые ледники покрывали часть Русской равнины и заставили растительность причерноморских степей мигрировать далеко на юг. Наряду с ними встречаются и типично лесные виды, например, воробейник, пролеска, фиалка. Здесь же можно обнаружить и средиземноморцев - пырей узловатый, чий костеровидный. Сразу же обратим внимание читателя на одно необычайно интересное, но достаточно коварное растение. Это ясенец голостолбиковый, или, как часто его называют в народе, купина неопалимая. Название ясенец растение получило за сходство листьев с листьями дерева ясеня. Народное название - купина неопалимая - отражает способность в жаркую, тихую погоду вспыхивать на мгновение от поднесенной к кусту зажженной спички, не причиняя абсолютно никакого вреда самому растению. Сгорают эфирные масла. Они небезопасны и при соприкосновении с кожей человека вызывают ожоги - фотодерматозы. Вначале появляется покраснение, затем на его месте формируется крупный водянистый волдырь. Потом еще год - два белых пятна на коже будут напоминать о неожиданной встрече.

    Продолжим наше путешествие вверх. Постепенно лес становится все гуще, деревья более высокоствольными. Под пологом скального дуба появляются кизил и рябина. Кизил широко используется человеком. В народной медицине его плоды употребляют как средство, повышающее аппетит, как противоцинготное, жаропонижающее, тонизирующее и вяжущее. В китайской медицине кизил применяют при остром и хроническом цистите. Кисло-сладкие плоды едят свежими и сушеными, они идут на приготовление варенья и кондитерских изделий, безалкогольных напитков и ликеров. Выработанные из плодов кизила паста и желе входят в рацион питания космонавтов.

    Под пологом леса из скального дуба и граба произрастают типичные растения-тенелюбы. Здесь нередко можно встретить смирнию пронзеннолистную, тамус обыкновенный (адамов корень), купырь лесной, герань Роберта. Название последнего растения, как считает большой знаток этимологии ботанических названий Б.Н.Головнин, происходит от средневекового латинского названия - трава святого Руперта (Роберта).

    Не менее интересное растение тамус, который в народе еще зовется переступ, водогон. Тамус популярное лекарственное растение народной медицины, применяемое наружно при ревматических явлениях и радикулите.

    Кроме упомянутых растений, в лесу также встречаются бирючина, бересклет бородавчатый, названный так за наличие на ветвях многочисленных образований, напоминающих бородавки, а в травяном покрове - купена душистая, бородавник средний, аронник удлиненный...

    Аронник - растение ядовитое. Длительное пребывание в местах его массового произрастания может привести к сильным головным болям и тошноте. Однако оно интересно с другой стороны как пример необычайных приспособлений к продлению рода. Соцветие у него закрыто широким темно-красным листом, именуемым обверткой. Нижняя часть обвертки более яркая и образует полость. На оси соцветия, чередуясь, расположены женские и мужские цветы. Верхушка стерильная и выступает из соцветия. Она является основным источником неприятного запаха, который привлекает падальных и навозных мух. Насекомые скользят по внутренней поверхности и попадают в камеру, образованную основанием соцветия. Выбраться из нее трудно и даже невозможно из-за массы направленных вниз щетинок. После того как происходит вскрытие пыльников и пойманные узницы обсыпаются пыльцой, давление в щетинках падает и в плотном частоколе заграды появляются просветы, через которые мухи могут покинуть ловушку.

    Этот пример иллюстрирует не только высокую биологическую приспособленность аронника, но и показывает наличие тонких, легко ранимых экологических связей, которые могут быть бездумно нарушены. Поэтому помните: природа - целесообразна, здесь нет нужных и ненужных элементов, все они взаимосвязаны и взаимозависимы.

    Продолжим путешествие по северному склону Эчки-Дага. На высоте 350-400 м над уровнем моря по днищам балок и лощин встречаются дубово-ясеневые сообщества. В травяном ярусе можно любоваться растениями семейства орхидные: любкой двулистной и тайником яйцевидным. Если вам приходилось бывать в лесу лунной июньской ночью, то вы на всю жизнь запомните тонкий аромат, которым напоен воздух. Его источают цветки любки двулистной, неспроста названной ночной фиалкой. В лесах Крыма чаще любки двулистной встречается ее «сестра» любка зеленоцветковая, у которой как раз отсутствует тонкий аромат.

    В привершинной части Эчки-Дага, в понижениях между горами Кара-Оба и Кокуш-Кая, нередко встречается дуб черешчатый, образующий обширные лесные массивы намного севернее Крымского полуострова. Тут же растет и липа сердцевидная - известное лекарственное растение. Ее соцветия заготавливают в больших количествах и употребляют в виде горячего отвара и настоя, как потогонное и жаропонижающее средство, а также как бактерицидное - для полоскания зева и полости рта. Отвар липового цвета оказывает на нервную систему успокаивающее действие, подобное препаратам валерианы. Во многих местностях цвет липы заваривают вместо чая. Цветки липы содержат эфирное масло, флавониды, аскорбиновую кислоту, углеводы, сахара.

    Молодые листья липы и распускающиеся почки в ряде мест употребляют в пищу в свежем виде. Легко поддающаяся резке древесина издавна использовалась при изготовлении различных поделок, в том числе ложек, корыт, кадок. В плодах липы много жирных масел, близких по качеству к прованскому, а по вкусу - к миндальному или персиковому. Липа прекрасный медонос. С одного дерева пчелиная семья собирает в день до 5 кг меда, а за все время цветения - до 50 кг.

    У вершин хребта Эчки-Даг деревья становятся ниже (4-6м), а кроны гуще, часто с большим количеством сухих ветвей. Мы приближаемся к границе леса. В этих местах она обусловлена климатом. Сильные холодные ветры осенне-зимнего периода препятствуют продвижению леса вверх.

    Для безлесных вершин Кокуш-Каи и Делямет-Каи характерна узкая полоска горно-луговой степи. При увеличении увлажнения формируются луга, а при недостатке - степи. Если жидкие атмосферные осадки быстро скатываются по крутой поверхности, а снег сдувается ветром, то возникают фитоценозы, относящиеся к так называемой петрофитной степи. Их мы и встречаем на горе Кокуш-Кая и соседних горных вершинах. Здесь уже появляются растения, встречаемые на плоских вершинах - яйлах Крымских гор. Среди них дубровник яйлы и ясколка Биберштейна. Последнюю называют также крымским эдельвейсом. Видовой эпитет ясколке присвоен в честь известного ботаника Маршала Биберштейна, который в 1818 г. опубликовал работу по связям флоры Крыма и Кавказа. В ней в ту пору приводилось 1280 видов крымских растений.

    По современным данным, опубликованным профессором В.Н.Голубевым в «Биологической флоре Крыма», флора Крыма насчитывает 2607 видов растений. По самым скромным подсчетам на Эчки-Даге встречается не менее тысячи. Однако видовое разнообразие не дает оснований относиться к растениям бесхозяйственно и пренебрежительно. По данным Международного союза по охране природы и естественных ресурсов, около 10% мировой флоры цветковых растений являются редкими или находятся под угрозой исчезновения. В районе Эчки-Дага дамоклов меч завис над четырнадцатью видами растений, которые занесены в Красную книгу СССР.

    Среди зеленого полога крон деревьев и кустарников, как на северном, так и на южном склонах хребта Эчки-Даг, встречается необычное растение на стволах груш и яблонь. Эта зеленая «шапка» - омела белая. Она полупаразит, способный к самостоятельному фотосинтезу, но использующий от растения-хозяина воду и растворенные в ней минеральные вещества. Омела - древнее лекарственное растение, известное еще со времен праотца медицины Гиппократа. Уже тогда было известно о ее противоопухолевой активности. Кроме того, растение применялось как кровоостанавливающее и противососудорасширяющее средство. В настоящее время в медицине многих стран омелу белую используют для лечения гипертонии, как тонизирующее при атонии кишечника, при легочных и носовых кровотечениях, реже при атеросклерозе. Ввиду токсичности растения следует соблюдать особую осторожность при его внутреннем применении.

    Итак, мы вышли к южному склону Эчки-Дага. На его известняковых обрывах приютилась сосна крымская - дерево-скалолаз. В сплошной стене она находит трещины, в которых удерживается корнями и получает питательную среду. Невдалеке, па вершине горы Кокуш-Кая, распластала крону наподобие крыльев и приготовилась взмыть в воздух и парить сосна-дельтаплан.

    Южный склон существенно отличается от северного по растительному покрову и климату. Под обрывами в интервале абсолютных высот от 200 до 400 м распространена растительность паркового типа. Так она названа за чередование фрагментов древесной растительности и степных сообществ. Древесная растительность иногда нарушена до шибляка. Это заросли листопадных кустарников, образованные видами боярышника, груши, держидерева...

    Сообщества древесных пород сосредоточены по балкам и оврагам, на шлейфах древних обвалов и осыпей, вдоль стенок срыва оползней, то есть там, где выше увлажнение. Нередко древесная растительность сопряжена с местообитаниями, где в зимнее время накапливается снег и создается запас влаги на засушливый период года.

    Досадно, что этот факт не учитывается при нарезке террас и попытке лесовосстановления. Результаты зачастую бывают плачевными. Для посадок используется в основном сосна крымская, которая в этих местах довольно редкая и никогда не образовывала самостоятельного пояса. Лесовосстановление должно производиться тем набором древесных пород, которые характерны для данной местности и соответствуют по своим приспособительным свойствам условиям среды, посредством не сплошного террасирования склонов, а создания инициальных групп на сравнительно увлажненных участках. При нарезке террас под ножом бульдозера-террасера погибает много редких растений, коренным образом изменяются условия обитания животных.

    Нынешнее состояние растительности приморского склона Эчки-Дага и прилегающих территорий явилось результатом влияния комплекса факторов, среди которых «первую скрипку играл» человек. О более значительном распространении здесь в недалеком прошлом лесов напоминают одиноко стоящие старые деревья дуба пушистого, фисташки туполистной, можжевельников высокого и колючего. В сравнительно влажных местообитаниях встречаются выдающиеся деревья: на оползне у источника «Лесной нижний» растет дуб пушистый диаметром в два обхвата.

    Не так давно леса хищнически вырубались, а подрост уничтожался многочисленными стадами овец и коз, бродивших повсеместно. О рубках леса и их последствиях свидетельствуют дневниковые записи X.X.Стевена, основателя и первого директора Государственного Никитского ботанического сада, опубликованные А.Изнар в 1873 г.: «...с одной Судакской пристани заказано на нынешний 1859 год более 1000 куб. саженей (одна сажень равна 2,13 м -В. К.) дров, а в Алуште, Ялте и других местах и того больше... Когда я пятьдесят лет тому назад устроил Никитский сад, все горы были покрыты лесами; теперь с трудом найдется прямое хорошее дерево. Даже и здесь, на восточном конце горного хребта, такое же истребление леса. Следствие везде одинаковое... уменьшение воды во всех источниках и совершенное иссякание...»

    В сохранившихся лесах склонов Эчки-Дага после дождей можно встретить множество грибов. Чаще других в лукошко попадают лисички, сыроежки, моховики. Несколько реже - рыжики и белые. На поверхностях балочных террас встречаются шампиньоны полевые. При сборе грибов придерживайтесь неукоснительного правила -не знаете что за гриб, не берите его.

    Ожерельем шлейфа древних обвалов и осыпей, лежащих под обрывами Эчки-Дага, можно назвать скумпию. Ее народное название - рай-дерево. В немецком и английском языках скумпия зовется париковым деревом, так как цветки у нее мелкие и собраны в рыхлые кисти на концах ветвей. Одни цветки после опыления образуют небольшие черные орешки, другие остаются стерильными и опадают. Это служит сигналом для преобразования всего соцветия. Цветоножки, на которых сидели стерильные цветы, заметно удлиняются и покрываются тонкими серебристыми волосками. Изменяется и цвет самих цветоножек: из красноватых они превращаются в пепельно-серые, а куст становится дымчатым. Это преобразование послужило поводом для сравнения его со старинными завитыми париками. Осенью кусты скумпии приобретают яркую лилово-пурпурную окраску и полыхают среди меркнущих осенних красок.

    Плоские поверхности террас южного склона хребта сплошь покрыты степной растительностью, которая в результате интенсивного выпаса в значительной степени деградировала. Это в первую очередь проявляется в наличии в сообществах целого ряда видов растений, которые благодаря определенным приспособлениям смогли выжить. К таким приспособлениям относятся всевозможной конструкции колючки и шипы, высокое содержание эфирных масел и токсичных веществ.

    Степь - это неповторимое творение. Ее можно сравнить с огромным покрывалом, меняющим расцветку по сезонам года. Весной она украшена яркими цветами эфемеров и эфемероидов. Среди пожухлой травы прошлого года вспыхивают лиловые колхикумы, а рядом высвечиваются фиолетовые и желтые ирисы. Чуть позже к колоритной зелени весенних трав добавятся «огоньки» ярко-красных тюльпанов. В мае общий фон украсит серебро ковылей, отороченное желтизной оносмы и разливами-пятнами чабреца. Май - это феерия цветов. В июне на общем желтовато-зеленом фоне вспыхнут румянами ноголоватка и василек трехжилковый. А ниже, прижавшись к почве, в ярко-красных плодах затаилась эфедра двуколосковая. Рядом с ней, прильнув, распласталась подушка седой полыни альпийской. И будто окантован и расшит весь ковер белизной «пергаментных» соцветий приноготовника.

    Степь это не только калейдоскоп красок, это и природная аптека. Почти каждое третье встреченное растение можно найти если уж не в официальной фармакопее, то в народной медицине или гомеопатии. Это, к примеру, зверобой продырявленный, эфедра двуколосковая, одуванчик лекарственный, цмин песчаный, грыжник голый, полынь австрийская и многие, многие другие. О полезных свойствах некоторых из них скажем ниже.

    Цмин песчаный, или бессмертник песчаный, широко используется в фармакопее. Обычно заготавливают цветочные корзинки перед началом распускания. Они содержат флавониды, гликозиды, эфирные масла, стерины, сапонины, дубильные и красящие вещества, витамины С и К. Препараты из корзинок цмина обладают свойством увеличивать желчевыделение, разжижать желчь, уменьшать концентрацию желчных кислот и содержание билирубина в желчи, усиливают тонус желчного пузыря, стимулируют секреторную функцию желудка и поджелудочной железы. Настой и водный экстракт обладают желчегонным действием, регулируют деятельность желудочно-кишечного тракта. В современной медицине их широко применяют при желчекаменной болезни, холецистите, гепатите и др. Получаемый препарат «Аренарин» используется в растениеводстве как антибиотическое и противовирусное средство.

    Небольшое, распростертое растение из семейства гвоздичных - грыжник голый содержит кумариновые соединения, гликозид герниарин, умбеллиферон, флавониды (кверцетин, рутин), сапонины, эфирные масла, алкалоид паронихин. С лечебными целями употребляют всю надземную часть растения. Настои применяют при водянке, воспалительных заболеваниях почек и мочевыводящих путей, камнях в почках и мочевом пузыре, а также при желтухе, ревматизме, артритах, подагре и других воспалениях суставов.

    Зверобой продырявленный получил свое название за строение листьев. Если их посмотреть па просвет, то окажется, что вся листовая поверхность исколота - продырявлена. Название рода имеет дословный перевод - растущий среди вереска. Существует две версии этого названия. Или растение впервые было найдено среди вереска, или некоторые его виды похожи на вереск. Первые сведения о зверобое можно найти в сочинениях Гиппократа, Плиния Старшего и Диоскорида. Русское же название зверобой получил за свойство вызывать у белых овец воспаление лимфатических узлов и образование труднозаживаемых язв. Причиной такого заболевания, как выяснилось, является наличие в растении особого пигмента гиперицина, повышающего чувствительность непигментированных участков кожи животных к солнечным лучам. В давние времена зверобой, кроме лечебных целей, использовали для защиты от страхов и привидений. В литературе встречается и другое название этого растения - трава святого Иоанна, или Иванова кровь, так как при растирании семян и цветов на пальцах остается красный сок, напоминающий кровь. Раньше из него делали краску, окрашивали ткани в красные и фиолетовые тона.

    Зверобой был известен и широко применялся в русской народной медицине. В Государственном архиве древних актов хранится грамота, выданная в марте 1638 г. воеводе Ромодановскому, в которой ему предписывалось собирать зверобой, изготовлять из него муку и присылать в Москву «по пуду на всякий год».

    Сейчас доподлинно известен химический состав содержащихся в растении веществ. К ним относятся дубильные вещества типа пиракатехинов, холин, гликозид гиперин, антоцияны, сапонины, каротин, эфирные масла, аскорбиновая кислота, никотиновая кислота, флавоноиды... В официальной фармакопее зверобой используется как вяжущее и антисептическое средство. Имеются сведения об использовании его при сердечно-сосудистых заболеваниях для укрепления сердечной мышцы. Эссенцию из свежего сока применяют в гомеопатии.

    Сравнительно крутые склоны оврагов, покрытые обломками пород, хотя и имеют облик степи, относятся к категории саваноидов. Здесь нередко доминантой выступает бородач кровоостанавливающий - представитель Средиземноморья. Более крутые склоны заняты растительностью с преобладанием астрагала трагакантового. Это с виду симпатичное подушковидное растение таит в себе скрытую опасность. Все его стебли густо усажены острыми шипами, которые скрыты листьями. При соприкосновении шипы очень больно прокалывают кожу, и, что самое неприятное, обламываются. Поэтому при переходе через заросли астрагала трагакантового будьте внимательны.

    На оползнях растительность близка к окружающей степной. Разница лишь в том, что в видовом составе появляется ряд растений- влаголюбов, или, как их называют, мезофитов. Это и пырей ползучий и тростник южный.

    На днищах балок и оврагов формируются сообщества с доминированием мать-и-мачехи - невысокого многолетнего растения с двухцветными листьями. Почему оно так называется? На этот вопрос прекрасно отвечает Б.Н.Головкин, автор книги «О чем говорят названия растений»: «теплая на ощупь, мягкая, словно бы ласкающая нижняя поверхность листьев - «мать», противопоставляется у этого растения холодной, гладкой и голой верхней стороне - «мачехе». По-английски растение зовется иначе- «son-before-father» («сын-раньше-отца»). Объясняется это еще одной его особенностью. Весной, в феврале-марте, на прогретых солнцем склонах, достаточно влажных после зимних осадков, сначала появляются желтые соцветия-корзинки «сын», а потом, значительно позже, разворачиваются листья «отец».

    Оригинальный растительный покров формируется на бедлендах. Здесь, пожалуй, самые жесткие экологические условия. Недостаток влаги, избыток тепла, неустойчивый субстрат и интенсивные ливни, смывающие тонкую, плотную корку,- вот что предлагает среда. Тем не менее растения здесь существуют, выработав специальные приспособления: глубокую корневую систему с элементом заякоривания, множественное разветвление корней образование придаточных корней... Два из встречающихся только на бедлендах вида относятся к категории редких. Это курчавка и селитрянка Шобера. Остальные виды, хотя и не редкие, являются отголоском прошлого прибрежно-пустынного комплекса. Это касается и камфоросмы, образующей зеленые подушки на бугорках-постаментах, формирующихся в результате эрозии. Постаменты сохраняются благодаря арматуре корней, скрепляющих верхнюю часть субстрата. Постоянным видом в этих местах являются каперсы, украшающие крутые склоны крупными белыми цветами.

    Спустимся мимо бедлендов к морю. Но не торопитесь окунуться, постойте, остыньте и осмотритесь вокруг. На пляже встречается морская горчица эвксинская, выделяющаяся темно-зелеными кустиками с лиловыми цветами. На дюне Лисьей бухты произрастает высокий и достойный внимания злак - колосняк черноморский и колючий недруг пляжников - синеголовник морской, доставляющий хлопоты своими острыми колючками. Кстати, в США колосняк черноморский широко используется в селекционной работе с целью выведения зимостойких, высокопродуктивных, неполегающих сортов пшеницы.

    ОБИТАТЕЛИ МОРЯ И СУШИ. Искупались? Теперь давайте вспомним, что встретилось в морской воде. Это, конечно, водоросли. В Черном море их насчитывается 992 вида. Из зеленых водорослей на глаза может попасться морской салат, имеющий широкий листовидный таллом, то есть тело низших растений, не расчлененное на стебель и листья. На камнях, в виде пучков, приютилась кладофора.

    Среди бурых водорослей заслуживает внимания цистозира, образующая на скалистом дне обширные заросли. Она содержит чрезвычайно ценную альгиновую кислоту, соли которой широко применяются в различных отраслях промышленности. Бурые водоросли существуют более двухсот миллионов лет, однако есть предположение, что они были распространены и раньше, но не сохранились в ископаемом виде. Представителем красных водорослей является филофора. Развивается она на ракушечно-гравийном субстрате. Ее крупный таллом с плоскими ветвями образует «кусты», окрашенные в малиново-красный цвет. Красные водоросли одни из самых древних в океане. Они являются главным источником получения агар-агара, используемого в пищевой промышленности, медицине, и научных изысканиях.

    В морях и океанах обитает 150 тысяч видов животных. В Черном море встречается около 1500. Однако среди них очень много мелких; их можно увидеть только под микроскопом. Поэтому договоримся, что речь дальше пойдет только о тех, которые можно разглядеть невооруженным глазом. Увидеть, но не потрогать! Часто это просто не рекомендуется делать, так как у целого ряда организмов имеются приспособления для обороны и встреча с ними не доставит особого удовольствия.

    Среди животных, ведущих прикрепленный образ жизни, в Черном море встречаются губки. Их тело зачастую не имеет определенной формы. Иногда оно напоминает чашу с толстыми стенками. Скелет их составляют микроскопические известковые или кремневые иглы. Губки легко узнать по яркой окраске тела, изменяющейся от охровых до фиолетовых цветов. Встречаются они во всех зонах моря, на стенках набережных, сваях причалов, бунах и на подводных скалах.

    На известняковых скалах и раковинах двустворчатых моллюсков живут представители рода клиона. Они способны растворять и разрушать известняки в местах прикрепления. На пляжах нередко встречаются раковины, продырявленные этой губкой.

    Среди кишечнополостных наиболее распространены медузы и актинии. Медуз в Черном море три вида. Самая обильная - аурелия ушастая с куполом, похожим на раскрытый зонтик, диаметр которого около 15 см. Из средины тела свисают вниз четыре ротовые лопасти, напоминающие по форме ослиные уши, от чего медуза и получила свое название.

    В середине лета у берегов Лисьей бухты можно встретить медузу корнерота. Она имеет форму высокого купола диаметром свыше 25 см, к центру которого прикреплены восемь лопастей с корневидными отростками на концах. В отличие от аурелии ушастой, корнерот хороший пловец, причем может менять направление движения в любую сторону. При соприкосновении с перечисленными медузами можно получить «ожог» по ощущениям близкий «ожогам» крапивы. Если ваш организм плохо переносит подобного рода болевые ощущения, то выйдите из воды и обработайте пораженное место разбавленным раствором аммиака.

    Представителями коралловых полипов являются актинии, или, как их еще называют, морские анемоны. Живут они на подводных частях камней. У них мягкое, лишенное скелета тело, окрашенное в вишнево-красный цвет с зеленоватым оттенком. На ротовом диске располагается 192 щупальца. С распущенными щупальцами актинии особенно красивы.

    В прибрежных камнях Крабьего мыса можно встретить представителей десятиногих ракообразных - крабов. В отличие от привычных раков, у них брюшко сильно редуцировано до трапециевидной пластины - панциря. Большинство видов крабов передвигается ползая боком, причем при общей кажущейся неуклюжести один из представителей - травяной краб - бегает со скоростью около одного метра в секунду. Кроме травяного, у берегов Эчки-Дага можно встретить краба-плавунца, приспособленного к плаванию.

    Самый большой из обитающих в этих местах - каменный краб. Ширина его панциря иногда превышает 10 см. Он обитает в скалистых местах прибрежной зоны моря. Необычно яркой окраской выделяется мраморный краб, имеющий панцирь от сине-зеленого до темно-коричневого цвета, испещренный множеством светлых полос, напоминающих пестрый мрамор. Все типы окрасок у крабов определяются наличием пигментов, самый распространенный среди которых - астаксантин. В чистом виде он красного цвета. При соединении с белками окрашивает панцирь в бурые и синеватые тона.

    Из других обитателей моря нельзя не вспомнить рыб. Их в Черном море 167 видов. Это преимущественно костные рыбы. Среди них 37 видов первичнопресноводных, 27 - солоноватоводных, 103 - морских. Первичнопресноводные рыбы обитают в приморских озерах и речных устьях. Они способны переносить некоторое осолонение воды. Рыбы солоноватоводных местообитаний приспособлены к незначительному опреснению.

    Теперь поговорим о самых примечательных рыбах. Есть у наших берегов малая колючая акула, зовущаяся катраном. Она живородящая. По осени у нее рождается до 30 детенышей размером от 20 до 30 см. Мясо катрана обладает хорошими вкусовыми качествами и используется в свежем и копченом виде. Для человека катран безопасен и не представляет никакой угрозы купающимся.

    Нередко па пляже можно увидеть черного цвета хитиновые капсулы длиной 10-15 см с четырьмя отростками. Это яйца донной рыбы морской лисицы. Относится она к ромбовым скатам. Излюбленные места их обитаний - песчаное или ракушечное дно. При охоте морская лисица сначала наплывает на свою жертву сверху, прижимает ее ко дну, а затем заглатывает. Из других донных рыб, сходных по форме, в Черном море можно встретить морского кота - хвостокола. Назван он за наличие на хвостовой части тела кинжаловидной иглы. Сама по себе игла неподвижна, однако, изгибая хвост, морской кот может наносить очень сильные удары. Сила их такова, что игла с легкостью пробивает кожаную обувь и глубоко входит в тело человека, который случайно потревожил лежащего на песке ската. Яд, попадающий в колотую или рваную рану, очень токсичен. Он вызывает резкие спазматические боли, во время которых падает кровяное давление, возникает сильное сердцебиение, рвота. Если это случится с кем-либо, то самое главное не паниковать. Яд следует удалить из раны или отсосать, наложить выше места укола лигатуру (жесткую повязку) и обратиться к врачу. Помните, что лигатура может находиться не более полутора часов.

    Конечно же, достопримечательностью Черного моря являются такие ценные рыбы, как осетровые. В их числе встречаются белуга, азово-черноморский осетр и севрюга. В настоящее время их лов строго регулируется.

    Большой удачей у рыбаков-любителей считается поймать кефаль. Зачастую их можно видеть часами ждущих клева на берегу со спиннингами. Лов кефали приурочен к концу лета - началу осени. Название рыбы кефаль - собирательное. Оно объединяет как минимум три вида. Наиболее крупный - лобан, поменьше - сингиль и самый маленький, достигающий веса одного килограмма при средней длине тела 45 см.-остронос. Молодь всех перечисленных видов обычно зовут чуларка.

    Промысловое значение имеют шпрот, черноморско-азовская тюлька, черноморско-азовская сельдь, черноморский пузанок, черноморский анчоус - хамса, черноморская ставрида.

    Славится у местных жителей барабуля - черноморская султанка. Ловится она после того, как море прогреется до 18°. Особенно вкусная она вяленая.

    Интересная рыба, встречающаяся ближе к осени, сарган. Она имеет стреловидное тело длиной до 75 см. Челюсти ее вытянуты в виде клюва. Иногда зеленый цвет костей вызывает сомнения в ее съедобности, что не верно. Такая окраска обусловлена наличием костного пигмента - билевердина.

    У берега, среди плавающих водорослей, может встретиться небольшая рыба-игла. Она примечательна тем, что о потомстве заботится отец, который в продольных кожных складках на брюшной стороне тела вынашивает отложенные самкой яйца до появления мальков. У водорослей «пасется» морской конек. Тут же разгуливает небольшая серо-зеленого цвета рыба-зеленушка. А рядом, прижавшись к глыбе, «несет сторожевую службу» морская собачка.

    Одной из наиболее распространенных рыб в Черном море являются бычки. Под этим названием скрыты бубырь, книповичия, бычок-травяник, черный бычок, бычок-кругляш, бычок-цуцык, бычок-рыжик и бычок-мартовик. У большинства видов бычков период нереста отмечается изменением окраски. Самцы приобретают черный со стальным отливом цвет. «Джентльмены» строят гнездо среди камней и охраняют отложенную икру до выведения мальков.

    Из других обитателей моря нельзя не вспомнить дельфинов. Самый распространенный из них - дельфин-белобочка. Два других - обыкновенная морская свинья и афалина - встречаются сравнительно редко. На двести дельфинов-белобочек встречается двадцать морских свиней и одна афалина. 20-30 лет назад, когда в Черном море насчитывалось до миллиона голов дельфинов, они были объектом промысла. Однако после призыва ЮНЕСКО об их охране в СССР лов дельфинов запрещен.

    В беседе с научным сотрудником Кара-Дагского филиала Института биологии южных морей А.В.Заниным, долгое время изучающим дельфинов, выяснилось, что с дельфинами работают не только в местном дельфинарии. В ряде стран дельфины проходят «морскую службу», где в их функции входит охрана акватории морских военных баз от подводных пловцов, извлечение из больших глубин различных предметов, в том числе мин. Американскому ученому Луису Херману удалось обучить дельфина-афалину искусственному языку, базирующемуся на англоподобной грамматике. Дельфины понимают предложения, состоящие из семи-восьми слов.

    Выбираясь из ласкающего моря на берег, посмотрите под ноги. Среди разноцветной гальки встречаются единичные раковины, принадлежащие моллюскам, главным образом брюхоногим. В раковине брюхоногих располагаются внутренние органы. У них хорошо развиты голова и мускулистая нога, с помощью которой они передвигаются. В случае опасности все тело прячется в раковину.

    Раковины очень разнообразны по форме. У пателлы и калиптрей они схожи с блюдцем, у цирития и нассы - черноморской верши - спирально закрученные, у солена - удлиненные желобовидные. Самая крупная раковина у рапаны. Рапана - иммигрант. Впервые ее обнаружили в Черном море в 1946 г. на Гудаутской устричной банке, которую она успешно уничтожила. Кроме устриц, в рацион хищного моллюска входят мидии. Если рапана «нежелательный» иммигрант, то мия песчаная - обладательница белой раковины - полезный. Хорошие вкусовые качества сделали ее объектом промысла, а вообще в мире ее ежегодно добывают около 30 тысяч тонн.

    Среди двустворчатых моллюсков у берегов Эчки-Дага встречается один феномен, использующий реактивный принцип движения. Это гребешок, имеющий округлые створки раковины с «ушками» в передней части. С силой выталкивая набранную в раковину воду, гребешок успешно перемещается в толще вод морских.

    Издревле люди использовали в пищу устриц и мидий. Свидетельством тому являются огромные количества их раковин, обнаруженных при археологических раскопках. Мясо моллюсков достаточно калорийно, в нем содержатся витамины А, В, С, а также ряд необходимых микроэлементов: йод, цинк, железо... В настоящее время созданы устройства для искусственного выращивания мидий. Они прошли испытания и дали хорошие результаты. Поплавковые «фермы» находятся в море близ Кара-Дага, есть они и в Копсельской бухте. Одна беда - продукт есть, а вот с его реализацией пока вопрос не решен.

    Интересен факт находки в черноморских мидиях жемчуга. Один аквалангист обнаружил в мидии, поднятой у Феодосии, 133 жемчужины различной формы весом 70-130 мг. Правда, по современным представлениям, черноморский жемчуг не имеет ювелирной ценности.

    На побережье много птиц. Одними из наиболее распространенных являются серебристые чайки. Живут они стаями. По данным ученых, одна такая стая из пяти тысяч особей за период гнездования уничтожает свыше 500 тысяч сусликов, около 70 тысяч мышей, крыс и других грызунов, около одного миллиона насекомых. Кроме того, чайка прекрасный санитар. Эти природные «дворники» утром и вечером аккуратно убирают морское побережье. Самой крупной черноморской чайкой признан по праву черноголовый хохотун. К сожалению, в связи с интенсивным освоением побережья, он стал уже зоологической редкостью.

    Одной из красивых чаек считается морской голубок, имеющий серо-белую окраску с розоватым оттенком на грудке. Розовый оттенок исчезает после периода размножения. Другой франт - чайконосая крачка - в брачный период поверх серого цвета «надевает» на голову черную шапку.

    Прибрежные скалы - излюбленное место гнездования пеганки. Она предпочитает небольшие углубления и пещеры. За это ее прозвали еще лисий пещерный гусь. Нередко на побережье бухты Чалка можно встретить бакланов - большого и хохлатого. Второй отличается наличием на голове длинных перышек, образующих подобие хохолка. Иногда по морю проплывают белые лебеди. Случается, что они остаются здесь на зимовку. На пляже после штормов скапливаются кучи выброшенных водорослей. Здесь находят пристанище многие виды животных. Преобладающими являются мухи фуцелия, фукомия и херсодромия. На личинок мух есть управа. Их охотно поедают жуки-хищники кафиус, серицеус, ортидус. Взрослых мух ловят птицы трясогузка и крапивник, гнездящиеся в кустах.

    В гниющих водорослях можно увидеть таракана лобоптеру и прибрежный вид уховертки. О последней сложена легенда, что она якобы может заползти спящему человеку в ухо и прокусить барабанную перепонку. Единственное, что она может, это больно ущипнуть, и то только в том случае, если ее излишне растревожить.

    На песчаной дюне, в местах, защищенных от ветра, встречаются небольшие углубления, аккуратные воронки. Они принадлежат личинкам муравьиного льва. Несдобровать случайно упавшему в воронку муравью; тут же огромные челюсти захватят добычу. По специальным каналам на челюстях вытекает пищеварительный сок, разжижающий внутренности жертвы, которые затем поглощает личинка.

    В тихую летнюю погоду даже на пляже слышатся звуки «ансамбля песни» цикад. Участники хора - похожие на больших мух самцы. У них на нижней стороне брюшка есть пара выпуклых пластинок - цимбал, к которым подходят мощные мускулы. Звук создается изменением выпуклости цимбал. Цикады одни из самых «громких» в мире насекомых. Кстати, в басне И.А.Крылова «Стрекоза и муравей» роль стрекозы на самом деле исполняла цикада. В основу басни положен сюжет и образы басен грека Эзопа. Однако в результате неточного перевода южанка цикада стала на севере стрекозой, которая к тому же и поет.

    Среди степной растительности, в редколесьях и на опушках леса встречается масса бабочек. Здесь и траурницы, и лимонницы, и пестрянки. Над цветами кружат тяжело «груженные» пыльцой шмели. Ближе к вечеру, словно повиснув, парят в воздухе бражники, на лету погружая свой хоботок в цветок, берут нектар. С наступлением сумерек начинается лет у жуков-оленей. Они самые крупные «рогачи» в нашей фауне. Живут чаще всего в дубовых лесах. Считаются непревзойденными гурманами и ценителями дубового сока. Приходилось наблюдать, как, собравшись компанией, жуки-олени толкаются и даже дерутся в нетерпении полакомиться.

    Изредка можно встретить крупного, быстро бегающего жука, отливающего многими оттенками синего и зеленого цветов. Это крымская жужелица, краса и гордость наших лесов. Она хищник, уничтожающий немало вредных насекомых. В годы массового размножения дубового шелкопряда можно встретить почти на каждом шагу жужелицу-красотела. У нее бронзового цвета брюшко с зеленовато-синим отливом. Жужелицы исправно поедают мохнатых и неудобных для птиц гусениц шелкопряда. Вообще в районе Эчки-Дага н Кара-Дага, по скромным подсчетам, свыше 760 видов насекомых, так что даже их перечисление заняло бы много места и утомило читателя.

    Хозяином обрывистых скал Кокуш-Каи является ворон. С приближением восхода солнца он извещает окрестные места о наступлении нового дня и предлагает всем сделать утреннюю зарядку. На степных участках и по склонам оврагов бегают куропатки-кеклики. Когда человек приближается к самке с выводком, она имитирует ранение, оттопырив в сторону крыло, с криками и воплями уводит в сторону от своих пушистых питомцев.

    К «поющим» на Эчки-Даге можно отвести и обыкновенную квакшу. Обитает она на деревьях, где проводит большую часть своей жизни. На концах пальцев у нее имеются расширенные диски, с помощью которых животное успешно передвигается по ветвям. Квакшу легко узнать по протяжным трелям.

    Из других земноводных близ водоемов встречается озерная лягушка, любительница мелких насекомых. Ловит она их прицельно выстреливая язык. Среди пресмыкающихся на Эчки-Даге обитает желтобрюхий полоз и безногая ящерица-желтопузик. Пригревшийся на солнце и застигнутый врасплох, желтопузик стрелой вылетает из-под ног, вызывая легкий озноб и слабое охлаждение спины. Во влажных местах живут ужи. Все перечисленные пресмыкающиеся для человека не опасны.

    Как-то однажды, поздно возвращаясь с маршрута, мы обнаружили скопление ежей обыкновенных, усердно поедавших опавшую шелковицу. Собралось их штук тридцать, от мала до велика. На Кара-Даге, под черной шелковицей, рассказывал товарищ, их собирается вообще до сотни. В рацион ежей входят насекомые, вредящие сельскохозяйственным угодьям, мыши, змеи.

    Из землероек на Эчки-Даге известны бурозубки, а также лесная и полевая мыши. Лесная мышь очень осторожная, полевая же - отъявленная воровка и проказница. Как-то раз полевая мышь взобралась в экспедиционную машину ГАЗ-66 и длительное время донимала своими ночными выходками, сопровождавшимися постоянными покушениями на дефицитные продукты.

    В вечернее время стремительным полетом разрезают воздух летучие мыши. К этому сборному названию относится по крайней мере пять видов, среди которых малый подковонос, большой подковонос, остроухая и усатая ночницы, обыкновенный длиннокрыл. Питаются все они насекомыми, принося большую пользу и освобождая нас от надоедливых комаров и москитов.

    Среди камней на склонах Эчки-Дага живет несколько лисьих семей. В отсутствие родителей лисята затевают игры и теряют всякую бдительность, и тогда случайный путник, оказавшийся с подветренной стороны, может долго наблюдать за их проказами. В этих местах обитают каменная куница и чистюля-барсук.

    Стремление человека к расширению видового разнообразия лесного населения побудило акклиматизировать в Крыму кабанов. Позже стало ясно, что этого не стоило делать. Кроме «развлечений» для любителей лицензионной охоты, от кабана нет никакой пользы. Вред зато он приносит существенный, как естественным биотопам, так и культурным сельскохозяйственным посевам.

    Из крупных млекопитающих на Эчки-Даге можно увидеть косулю и благородного оленя. Хищников, выполняющих роль санитаров, в Крыму нет. Очевидцы рассказывают, что последний раз волков наблюдали в здешних местах в 1922 г. Отсутствие выбраковки ведет к ухудшению качественного состава поголовья копытных.

    На небольших примерах мы хотели продемонстрировать многогранность и сложность окружающей нас природы и призвать читателя к бережному отношению к ней.

    К оглавлению

    Глава вторая

    АРХЕОЛОГИЯ, ИСТОРИЯ, ЭКОЛОГИЯ

    Трудно переоценить значение юго-восточного побережья Крыма в древней и средневековой истории нашей Родины. Здесь, на крайнем юге европейской части СССР, с глубокой древности перекрещивались многочисленные сухопутные и морские торгово-экономические и культурные связи местных племен и народов с населением многих стран.

    Во II-I тысячелетиях до н. э. морскую гладь под утесами Кара-Дага и обрывами Эчки-Дага бороздили утлые рыбацкие суда мореплавателей эпохи бронзы, грозных киммерийцев, свободолюбивых и суровых тавров. Позже здесь неоднократно проходили парусные или гребные военные и торговые суда античных греков и средневековых иноземцев. С далеких времен вдоль этого побережья пролегал торговый путь между Европой и Азией. Хочется верить, что эти живописные берега помнят мифический корабль «Арго», на котором во второй половине II тысячелетия до н. э. Ясон в сопровождении Геракла, Тезея, других греческих героев и певца Орфея, по морю Негостеприимному (Понту Аксинскому) с его «блуждающими», «сталкивающимися скалами», следовал в Колхиду за золотым руном. Затем, где-то между X и VIII вв. до н. э., вдоль этих суровых берегов, повинуясь «кормилу и ветру», в печальную киммерийскую область, покрытую вечно влажным туманом и мглой облаков, путешествовали герои Гомера - Одиссей и его отважные спутники. И уже наверняка удобные для пиратства заливы и бухты Кара-Дага с опаской огибали суда милетских мореходов, основателей античной Феодосии и Пантикапея - столицы Боспорского царства, выходцы из Теоса - основатели Фанагории (на месте нынешней станицы Сенная), переселенцы с острова Лесобана - основатели Гермонассы (ныне станица Тамань). Существует мнение, что в V в. до н. э. здесь пролегал маршрут греческого историка и географа Геродота, оставившего нам яркое описание Скифии. Где-то в этих местах, по словам Псевдо-Арриана, находилась покинутая ко II в. до н. э. скифо-таврская гавань.

    Сложным политическим и бойким торговым регионом оставалась эта часть побережья Русского моря и в эпоху средневековья. Как повествует «Житие Стефана Сурожского», «прииде рать велика русская из Новгорода, князь Бравлин силен зело; плени от Корсуня (Херсонеса.- А. Щ.) и до Корча (Керчи.- А. Щ.), с многою силою прииде к Сурожу (Судаку,- А. Щ.)». В XII-XIV вв. по каменистым горным дорогам приморской части юго-восточного Крыма тянулись торговые караваны русских купцов-сурожан. Караваны из тех самых скрипучих крытых телег, запряженных волами, о которых рассказывал Рубрук - посол Людвига Святого. Видели эти места и орды Ногая, который в 1299 г. опустошил и сжег города Сурож (Судак) и Кафу (Феодосия).

    ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ КРАЯ. Первые сведения о древностях юго-восточного Крыма мы находим в работах таких известных путешественников и исследователей конца XVIII - начала XIX в., как П.Паллас, П.Кеппен, П.Сумароков, Ф.Дюбуа де Монпере, А.Фабр и других. Приводимые ими факты касаются таврского древнегреческого и, главным образом, средневекового населения. Первые достоверные сведения о каменном веке получены только в 1917 г., когда директор Кара-Дагской научной станции, геолог А.Ф.Слудский подобрал на Кара-Даге кремневые орудия неолитического облика. Еще через несколько лет здесь были найдены два каменных молотка и кремневый скребок эпохи ранних металлов. В 1926 г. геолог В.Д.Соколов к югу от Отуз в балке Чалка обнаружил поселение эпохи бронзы. Второе аналогичное поселение в 1928 г. было выявлено М. А. Волошиным в 4 км к северу от Коктебеля. Тогда же неподалеку Н.С.Барсамов обнаружил стоянку первобытного человека с кремневыми орудиями эпохи мезолита. Близ Судака, у горы Меганом и на вершине Караул-Обы, в 1927-1928 гг. известный крымовед и исследователь А.И.Полканов обнаружил два поселения, очевидно, рубежа поздней бронзы - раннего железа. В тех же местах, по данным Александра Ивановича, находилось более 90 таврских каменных ящиков и шесть грубо обтесанных культовых столбов - менгиров, высотой 2,8-3 м. В 1930 г. на Чалкинском поселении эпохи бронзы вели небольшие раскопки сотрудники Феодосийского музея при участии географа И.И.Бабкова.

    В 1936 г. археологические разведки в юго-восточном Крыму, между Феодосией, Судаком и Старым Крымом, проводил Восточный отряд Крымской палеолитической экспедиции Антропологического института Московского университета под руководством О.Н.Бадера. Во время этих работ были выявлены новые памятники и обследованы ранее известные. Наиболее интересные - могильники из таврских каменных ящиков и ныне не существующие менгиры в окрестностях бывшей деревни Токлук (ныне Богатовка). В 1948 г. Чалкинское поселение эпохи бронзы изучал археолог А.Я.Брюсов - брат известного поэта Валерия Брюсова. На поселении были вскрыты остатки каменных построек, обломки лепных орнаментированных сосудов, кремневые и костяные орудия. После Великой Отечественной войны поиски и изучение памятников эпохи бронзы в юго-восточном Крыму проводили археологи О.Н.Бадер, Н.В.Пятышева, П.Н.Шульц, А.А.Щепинский. Основной их итог - около десятка новых стоянок и поселений эпохи неолита и бронзы.

    Более существенные открытия сделаны в области средневековой археологии. В 1920 г. научный сотрудник Феодосийского музея П.Н.Заболоцкий провел небольшие раскопки под скалой Икылмак-Кая на руинах храма XIII в., а директор музея художник Н.С.Барсамов на берегу моря близ Кара-Дагской научной станции обнаружил могильник IX-X вв. В 1923 г. на холме Тепсень у окраины нынешнего поселка Планерского были выявлены археологические материалы, которые побудили Феодосийский музей взять холм под постоянное наблюдение, а в 1929- 1931 гг. произвести небольшие раскопки. После Великой Отечественной войны изучением средневековых памятников и раскопками поселения Тепсень занимались В.П.Бабенчиков, П.Н.Шульц, М.А.Фронджуло, И.А.Баранов и другие исследователи. В 40-х и 70-х годах на дне бухты Коктебель проводились подводные археологические изыскания. Р.А.Орбели обнаружил остатки мола и предположил, что здесь находилась портовая часть средневекового города. Подводные исследования 1973 г., проведенные А.И.Айбабиным, позволили ему предположить, что средневековая керамика попала на дно в результате оползания и размыва берега.

    Археологическими разведками выявлены и обследованы небольшие средневековые (главным образом VIII-X вв.) поселения у скалы Сюрю-Кая, в Армутлукской долине, на мысе Мальчин, у с. Наниково, в п.г.т. Щебетовка, на холме Кордон-Оба.

    К 1976 г. согласно опубликованным данным в этой части юго-восточного Крыма в общей сложности было зафиксировано около 30 разновременных археологических памятников - стоянок, поселений, могильников, отдельных находок.

    В 1976-1987 гг. территорию между Прибрежным, Солнечной Долиной, Щебетовкой. Наниково и Планерским площадью около 35 км кв. обследовали совместно географы Симферопольского университета н археологи народного Музея археологии Крыма. Были выявлены и комплексно изучены все имеющиеся здесь памятники, прослежено, как на протяжении многих тысячелетий в разных социально-экономических условиях складывались взаимоотношения между обществом и природой. Актуальность подобных исследований совершенно очевидна. Реконструкция процессов исторической экологии позволит выявить наиболее уязвимые места в охране природы Южнобережья в настоящее время и наметить пути рационального использования ее богатств в будущем.

    При описании памятника помимо его археологической характеристики принимались во внимание данные геологии, геоморфологии, геоботаники и других смежных наук. В ходе исследований к ранее известным археологическим объектам добавилось еще около 80 новых. В общей сложности это составляет более ста самостоятельных памятников, а с учетом многослойности некоторых из них -свыше 150.

    Все выявленные на приморском склоне Эчки-Дага памятники археологии расположены в пределах сильно расчлененного овражно-балочного низкогорья, покрытого степной растительностью с куртинами кустарников. Основными элементами рельефа являются глубокие овраги и балки, несущие на своих склонах до 4-5 уровней четвертичных террас. Поверхность наиболее высоких из них обычно образует пологонаклонные межовражные водораздельные пространства. Район стоянок характеризуется наиболее засушливым в горном Крыму климатом, отсутствием постоянных водотоков и сильным развитием эрозии во всех ее формах. В пределах приморского склона Эчки-Дага имеется лишь несколько источников, расположенных на высотах около 200 м над уровнем моря.

    На севере обследованная территория ограничена вершинами Эчки-Дага. В отличие от уступчато-террасовидного безлесного южного склона северный его склон более крутой, лишен хорошо выраженных террас, зарос густым лесом. Вероятнее всего, схожая природная обстановка сохранялась здесь и в далеком прошлом. Так или иначе, но, судя по количеству археологических памятников, в древности эта часть Эчки-Дага человеком использовалась крайне слабо.

    На юге рассматриваемая территория ограничена морем, на востоке долиной реки Отузки, на западе - долиной реки Козы. К востоку от Отузки, на ее левом берегу, вздымается живописный горный массив Кара-Дага. Слагающие его приморскую часть вулканические породы широко использовались человеком начиная с самых ранних этапов его жизнедеятельности. Отсутствие поблизости месторождений кремня, пригодных для изготовления каменных орудий, для раннего палеолита играло решающую роль.

    По своим природным и археологическим особенностям Кара-Даг существенно отличается от Эчки-Дага. В отличие от последнего, наиболее труднодоступная высокая скалистая область Кара-Дага расположена в приморской части. Рассекающие ее Туманова и Кокташская балки, как и склоны окружающих гор, заросли лесом. Для постоянной жизни район мало пригоден, здесь отсутствуют поверхности, удобные для поселений, нет условий для занятий скотоводством и в особенности земледелием. Приморская часть Кара-Дага могла использоваться человеком только в качестве охотничьих угодий, для культовых целей, создания временных укрытий от противника и размещения на вершинах утесов дозорных пунктов. Значительно более благоприятен для жизни район Кара-Дага с примыкающим с севера обширным долинообразным понижением, в котором есть источники и ручьи.

    К юго-западу от Эчки-Дагского побережья и долины реки Козы приморская часть суши на ширину до 3-4 км сравнительно пологая (кроме прибрежной полосы). Горы отодвинуты к северу, в глубь материка. Оврагов, балок и других эрозионных проявлений здесь меньше, террасы выделяются хуже. Хорошо просматриваются значительные по площади межовражные горизонтальные или слабо наклонные поверхности. Все они снивелированы плантажной распашкой, поэтому об их первоначальном виде сейчас судить трудно. В 1976-1987 гг. археологической микроразведкой они охвачены не были. По материалам же предшествующих открытий здесь известно несколько памятников эпохи бронзы, раннего железа, средневекового времени. Многие памятники несомненно уничтожены распашкой. Район нуждается в тщательном археологическом изучении.

    ПО СЛЕДАМ ПЕРВОБЫТНОГО ЧЕЛОВЕКА. Внимательному и вдумчивому исследователю любые полевые археологические работы, будь то разведки или солидные раскопки, всегда интересны и всегда приносят радость открытий. Среди них неведомые ранее штрихи и новые страницы или целые главы в истории тех или иных племен и народов. Новые мысли, гипотезы, планы...

    Итоги работ 1976-1987 гг. позволили поставить вопрос о наличии в Крыму новых, до этого неизвестных памятников - стоянок с галечными орудиями.

    Все началось с казалось бы незначительной неточности. В 1938 г. в Ученых записках МГУ была опубликована статья Б.Ф.Добрынина, в которой указан фрагмент морской карангатской террасы, сохранившийся на побережье бухты Чалка неподалеку от Крабьего мыса. На поверхности террасы исследователь обнаружил морскую гальку и раковины моллюсков. Из этого и соответствующий вывод - терраса морская, образовалась при более высоком уровне моря. Но тщательное обследование указанного Б.Ф.Добрыниным отрезка побережья опровергло этот вывод. На террасе действительно есть морские раковины и гальки из кара-дагских вулканических пород, но совершенно не ясно, как они сюда попали. Возникло предположение, что это - результат человеческой деятельности. Но какой и когда? В отношении раковин вопрос решился довольно просто - они находятся в отложениях вместе с очагами, обломками лепной посуды и кремневыми орудиями эпохи энеолита. Это стоянки «раковинных куч». Они хорошо известны во многих приморских районах мира, в том числе и на Южном берегу Крыма. Но как попали на террасы гальки? Они обычно оббитые, реже целые, состоят из вулканических пород и явно окатаны морем. На склонах Эчки-Дага подобных горных пород нет; но на пляже их много. Твердо установлено, что сюда они перемещены морем с Кара-Дага. И еще одна существенная деталь: гальки, собранные на берегу и на высоких балочных террасах, отличаются по цвету и плотности патины. В первом случае гальки яркие, свежеотшлифованные, патина отсутствует: во втором - тусклые, с плотной патиной, покрытые лишайником. А это верный показатель глубокой древности. Кроме того, и это главное, специальные исследования показали: все разбитые гальки, а их большинство, имеют искусственные сколы. Последние расположены не случайно, а, как правило, на одном конце гальки, явно заостряя ее окатанную тупую грань. Эти признаки искусственной обработки позволяют относить их к очень примитивным орудиям труда, так называемым чопперам и чоппингам.

    Больше того, рядом с подобными галечными орудиями, как правило, находятся и отходы от их производства: сколотые с галек отщепы, обломки, чешуйки. Встречаются и неудачно разбитые и забракованные гальки. Облик обнаруженных отщепов характерен для древнекаменного века. Природа подобные «камни» создает исключительно редко, и их безошибочно можно отличить от искусственных.

    Все как будто ясно, но почему на некоторых стоянках каменные орудия сопровождаются единичными кремневыми орудиями, обломками лепных и гончарных сосудов разных исторических эпох и культур? Как разновозрастные находки оказались в одном слое и на современной поверхности? Для ответа на эти и другие вопросы, поставленные перед нами природой и древним человеком, потребовалось около десяти лет раздумий, сомнений, дискуссий, тщательного изучения местонахождений, поисков аналогий. Чем же все это кончилось, к какому выводу привело?

    На поверхностях эчки-дагских террас встречаются пятнообразные скопления и единичные находки галечных орудий. В пределах пятен наряду с тяжелыми галечными орудиями и гальками лежат мелкие и легкие отщепы и осколки. Следовательно, за многие прошедшие тысячелетия они почти не переместились в горизонтальной плоскости. Другое дело - находки отдельных галечных орудий или отщепов. Они или потеряны первобытным человеком или, что тоже вероятно, перемещены вниз по склону водными потоками с размытых стоянок.

    Удалось объяснить, почему на некоторых стоянках наряду с преобладающими галечными орудиями и отходами от их производства встречаются отдельные предметы значительно более позднего времени. Они оказались вместе в результате очень медленного, но длительного снижения поверхности террас водной и ветровой эрозией. Мелкие частицы почвы выдувались ветром или размывались и уносились водой, а тяжелый археологический материал, первоначально залегавший на разной глубине, оседал и в конечном итоге оказался на одном уровне.

    В настоящее время на приморском склоне Эчки-Дага известно около 20 стоянок с галечными орудиями. Они расположены на высоте от 10-20 до 200-250 м над уровнем моря на поверхностях второй, третьей и четвертой террас, которые в далеком прошлом являлись конусами выноса и поймами сравнительно крупных балок и оврагов. Большинство стоянок и наиболее выразительные из них обнаружены на четвертой террасе. Археологический материал концентрируется в виде «пятен» площадью 15-50 м кв. В каждом таком локальном «пятне» сосредоточены десятки предметов, оставшихся от обработки галек из одной, двух или трех вулканических горных пород. Определяющим и ведущим инвентарем этих стоянок являются чопперы и чоппинги. Для их изготовления обычно подбирались эллипсоидальные гальки длиной 8-10 см. Рабочий конец гальки заострялся при помощи нескольких сколов, нанесенных с одной и двух противоположных плоскостей гальки, а другой, более широкий («пяточный») - оставался необработанным и предназначался для упора руки.

    На стоянках встречаются галечные изделия, в которых можно видеть проторубила, протоскребла, свериды, острия и другие предметы. Для производства орудий древний человек использовал очень прочные кара-дагские мелко- и скрытокристаллические вулканические породы - морские гальки из кератофира, андезита, порфирита, трасса.

    Галечные орудия фиксируют кратковременные стоянки-стойбища многочисленных (до 10-15 индивидуумов) бродячих групп собирателей-охотников. Периодически выходя к морю, они подбирали с пляжа подходящие гальки и, когда было необходимо, изготовляли из них каменные орудия. За пределами приморской части междуречья рек Отузки и Козы подобных стоянок не обнаружено. Следовательно, зона хозяйственной деятельности владельцев галечных орудий не выходила за пределы 10-12 км кв. побережья.

    Галечный инвентарь стоянок наиболее близок к домустьерским (более 100-150 тысяч лет) памятникам южной Туркмении (Каратау I, Лахути I), Восточной Сибири (Улалика), Закарпатья (Королево), Кавказа (Яштхва). Отсутствие четкой геологической стратиграфии и находок древней фауны не позволяет более определенно датировать эчки-дагские стоянки. Ясно одно: пока что они являются наиболее ранними археологическими памятниками Крыма, предположительно ашельскими.

    Заслуживает внимания то обстоятельство, что все известные в Крыму древнейшие галечные орудия рассмотренного типа сосредоточены в юго-восточной оконечности полуострова. Быть может, это очень глухой отголосок тех событий, которые происходили здесь еще на заре формирования древнейших людей. Речь идет о костях человекообразной обезьяны, найденных в 1939 г. в местности Удабно на территории юго-восточной Грузии,- единственной подобной находке в нашей стране. Как пишет один из ведущих палеолитоведов П.И.Борисковский, этот удабнопитек, живший в конце миоцена или начале плиоцена (от 10 до 15 млн. лет назад), явился современником мастодонта, гиппариона, жирафа, гиены. В свете этих крамольных (как несомненно скажут наши противники) намеков уместно вспомнить не менее «бездоказательные», но смелые гипотезы некоторых известных советских исследователей. Так, еще в 1952 г. крупнейший антрополог нашей страны Г.Ф.Дебец писал: местность к югу от нынешнего Крыма, впоследствии опустившаяся под уровень Черного моря, возможно, была одним из тех районов, где на протяжении сотен тысяч лет формировалось человеческое общество. Другой не менее авторитетный ученый М.А.Воинственский, не являясь сторонником гипотезы «Понтиды» в ее крайнем выражении, а именно: на месте Черного моря между горным Крымом и Анатолийским побережьем существовала суша - мост Освальда (есть и такое предположение), еще в 1963 г. высказал мысль, что материковая связь между Крымом и Закавказьем осуществлялась не через Керченский и Таманский полуострова, а вдоль нынешнего западного побережья Кавказа, причем здесь, возможно, тянулась гористая полоса суши. Интересные мысли в отношении геологической истории морского побережья Эчки-Дага высказывались и другими исследователями. Из изданной в 1978 г. книги Е.В.Львовой, посвятившей большую часть своей жизни геологии Крыма, следует, что на рубеже неогена - антропогена, то есть более одного миллиона лет назад, Крым являлся составной частью крупной горной страны, простиравшейся от Кавказа до Балкан. Затем, очевидно, уже в начале антропогена, или иначе - четвертичного периода (около 1,8 млн. лет назад), сначала по разлому, расположенному вдоль восточной части Крыма от Алушты до Феодосии, происходит сброс, а затем и опускание на дно Черного моря всего горного пра-Крыма. И далее, значительная высота террас на берегу моря в заливе Чалка, у Эчки-Дага, свидетельствует о том, что в эпоху формирования покрывавших их отложений береговая линия отстояла к югу от современной.

    И, быть может, правы те исследователи, которые, допуская, что в южные районы нашей страны обезьяно-люди могли проникнуть еще на начальном этапе четвертичного периода, не исключали возможность обнаружения здесь следов материальной культуры шельского и даже дошельского времени.

    Итак, древнейший и, несомненно, наиболее интересный культурно-исторический пласт Эчкн-Дага составляют стоянки, которые по аналогии с известными отечественными и зарубежными памятниками принято относить к стоянкам «галечных орудий». В Крыму памятники этого рода ранее известны не были, а следовательно, и не выделялись в самостоятельное историческое явление. Возможно, они отражают наиболее раннюю ступень в становлении человечества не только в Крыму, но и на территории всего юга европейской территории СССР.

    Как это ни странно, но два последующих периода в истории человека палеолитической эпохи - средний и поздний палеолит - в юго-восточном Крыму представлены хуже, чем галечные стоянки. К среднему палеолиту, или иначе - к мустьерскому времени (100-40 тысяч лет назад), относится максимум 10 памятников. Из них два находятся вблизи Судака, а остальные в районе Эчки-Дага и Кара-Дага. Как правило, это небольшие кратковременные охотничьи стойбища, расположенные на невысоких террасах у выходов ныне существующих источников. Находки представлены отдельными кремневыми изделиями - наконечниками копий, скребками, остроконечниками, отщепами, обломками кремня, сосредоточенными на площади, обычно не превышающей 6-7 м кв. Культурный слой на таких стоянках отсутствует, очагов или каких-либо строительных остатков не отмечается. Характер кремневой индустрии позволяет выделить среди них стоянки двух периодов. Наиболее ранние (микромустье зубчатое) датируют а интервале от 100 до 70 тысяч лет назад. К более позднему этапу (60-40 тысяч лет назад) того же мустье относят стоянки, кремневые орудия которых характерны для верхнего слоя пещеры Киик-Коба, раскопанной в горном Крыму у п.г.т.Зуи. Некоторые исследователи памятники с подобным кремневым инвентарем выделяют в особую киик-кобинскую культуру.

    В отличие от людей стоянок галечных орудий для неандертальцев эпохи мустье характерен более или менее оседлый образ жизни, по крайней мере на холодный период года. Их долговременные поселения, часто с находками многих тысяч орудий, кострищами и культурными слоями, хорошо известны в гротах и под скальными навесами в северной части Крымских гор. Вероятнее всего, в теплое время года их обитатели уходили охотиться и степи Присивашья и на вершины Главной горной гряды. Затем, когда в этих традиционных охотничьих местах выпадал снег, отдельные группы неандертальских охотников спускались на Южный берег Крыма. Очевидно, с такими эпизодическими посещениями и связаны находки их кремневых орудий в юго-восточном Крыму.

    Эпоха позднего палеолита (от 38-40 до 10 тысяч лет назад) совпадает с наступлением последнего материкового оледенения, а следовательно, и ухудшением условий жизни человека. Возможно, именно этим объясняется известный факт значительного уменьшения в Крыму количества стоянок людей позднего палеолита - кроманьонцев. Единичными находками кремневых орудий представлена эти эпоха и в районе Эчки-Дага. Постоянных поселений этого времени, очевидно, здесь не было. Тут находились глухие, редко посещаемые охотничьи угодья.

    Другое дело последующие исторические периоды - мезолит (10-8 тысяч лет назад) и неолит (8-6 тысяч лет назад). Климат и ландшафт становятся близкими к современным. Люди покидают скальные убежища и строят жилища легкого типа.

    В эпоху мезолита человек изобрел лук и стрелы, приручил собаку и, очевидно, свинью, а в неолите научился лепить и обжигать на костре глиняную посуду. Зарождаются основы животноводства и, вероятнее всего, земледелия. В мезолите, и особенно в неолите, человек осваивает практически весь Крымский полуостров, в том числе и его юго-восточную, приморскую, окраину. Всего здесь насчитывается не менее 25 пунктов с находками кремневых изделий мезолита и неолита, из них около 20 в районе Эчки-Дага и Кара-Дата. Хорошо выделяются как долговременные стоянки с четко выраженным культурным слоем, так и кратковременные, с единичными археологическими находками. Постоянные стоянки располагаются около источников воды на невысоких (до 7-8 м) террасах. Для них характерны многочисленные кремневые изделия так называемого микролитического облика. Среди этого инвентаря - ножевидные пластинки, скребки, наконечники стрел и дротиков, орудия в виде трапеций и сегментов, нуклеусы, отщепы, другие отходы кремневого производства. Основным занятием человека, судя по найденным орудиям труда, была охота на мелких животных и птиц. Охота дополнилась собирательством и, очевидно, прибрежным морским промыслом. Численность населения остается незначительной.

    ОТ ЭНЕОЛИТИЧЕСКИХ СТОЯНОК «РАКОВИННЫХ КУЧ» ДО ПОСЕЛЕНИЙ БРОНЗОВОГО ВЕКА. Во второй половине IV - начале III тысячелетия до н. э. на смену самой длительной «каменной» эпохе приходит эпоха ранних металлов - энеолита, затем меди и бронзы. Для энеолитического населения юго-восточного Крыма наиболее характерны так называемые стоянки «раковинных куч». Последние как правило располагаются на поверхности террас в 50-200 м от берега и на высоте до 30 м над уровнем моря. В таких местах можно наблюдать небольшой культурный слой, насыщенный створками устриц н мидий. Реже встречаются обломки тонкостенных лепных сосудов, кремневые скребки, ножевидные пластинки, наконечники стрел. В некоторых местах заметны заполненные древесной золой и углями очажные ямы. Все это дает основание отнести памятники к временным стойбищам собирателей морских прибрежных организмов. Некоторые стойбища использовались человеком на протяжении многих десятилетий.

    Следующий этап древнейшей истории юго-восточного Крыма характеризуется памятниками эпохи развитой и поздней бронзы - от середины II - до начала I тысячелетия до н. э. На рассматрнваемой территории этот период отражен археологическими материалами более чем 15 поселений, немногочисленными отдельными находками и погребениями.

    Из поселений наиболее выразительны Армутлукское, у Хрущевского источника, Кордонная балка, Чалкинское, Деляметское и некоторые другие в районе Эчки-Дага и Кара-Дага. Все они находятся в древних балках с источниками или временными водотоками и участками местности, пригодными для занятия скотоводством и земледелием. Поселения занимают площадь 1000-1500 м кв. На их месте прослеживаются каменные жилые и хозяйственные постройки. Хорошо выражен культурный слой толщиной от 0,5 до 2 м, насыщенный золой, обломками лепной глиняной посуды, расколотыми костями диких и главным образом домашних животных (коров, овец, лошадей), немногочисленными кремневыми орудиями и отщепами, обломками каменных топоров и молотков, раковинами морских моллюсков, украшениями из просверленных раковин и небольших галек красивой окраски. Сельскохозяйственный инвентарь представлен кремневыми вкладышами серпов, зернотерками, ступкообразными пестами для дробления и растирания зерна. Встречаются пряслица, грузила, кости рыб, костяные проколки.

    По характеру инвентаря, главным образом керамики, и погребальному обряду эти памятники занимают как бы промежуточное место между хорошо известными степными культурами - катакомбной развитого бронзового века и срубной - эпохи поздней бронзы. Ввиду того что наибольшее сходство наблюдается с первой из этих культур, рассмотренные памятники считались позднекатакомбными. Позже П.Н.Шульц предложил их выделить в особые приморские стоянки поздней бронзы, а другой известный исследователь Л.Н.Соловьев - к береговому варианту крымской катакомбной культуры. Еще позже, когда в степной части Украины были исследованы другие близкие памятники, киевский археолог С.С.Березанская объединила их в особую «культуру многоваликовой керамики», а А.А.Щепинский - в причерноморскую береговую бронзового века.

    В науке прижилось название «культура многоваликовой керамики». Учитывая новые материалы подкурганных погребений, полагаем, однако, что к исторической интерпретации наиболее близки первые исследователи - «позднекатакомбная культура», но с уточнением многоваликового варианта.

    СКОТОВОДЫ И ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЫ ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА. В VIII в. до н. э. в быту местного населения появляются первые железные изделия. Вместе с ними свой отсчет времени начала и новая историческая эпоха - раннего железа. Завершается она на пороге средневековья - в V в. н. э.

    Для рассматриваемого района согласно археологическим и древнеписьменным источникам характерны три основные культуры- киммерийская (IX-VII вв. до н. э.), кизил-кобинская как поздний этап киммерийской (VII-IV вв. до н. э.) и таврская (VI-III вв. до н. э.). Поселений начала железного века в юго-восточном Крыму довольно много. Известны они и в районе Эчки-Дага и Кара-Дага. Хорошо представлены здесь и таврские погребальные каменные ящики. Раскопкам они почти не подвергались. Обитавшие здесь оседлые скотоводческо-земледельческие племена разводили мелкий и крупный рогатый скот, лошадей, свиней, возделывали землю и засевали ее зерновыми культурами, занимались рыболовством, разнообразными промыслами. Люди жили в полуземлянках или каменных домах, пользовались лепной, часто лощеной посудой, бронзовыми и железными орудиями труда.

    Из всех известных на этой территории племен раннего железа больше всего сведений имеется о таврах, которые, по словам Геродота и других античных авторов, заселяли «страну, прилегающую к морю, гористую и выступающую в Понт». Из тех же источников известно, что северо-восточная граница владений тавров пролегала где-то в районе Феодосии. На Эчки-Даге и в его окрестностях с таврами связаны поселения, скотоводческие стойбища, дозорные пункты, могильники из каменных ящиков.

    По своему местоположению, облику и собранному археологическому материалу все таврские древности разделены на четыре группы.

    К первой относятся небольшие сельскохозяйственные поселения типа нынешних деревушек или хуторов. Для них характерны отдельные небольшие каменные постройки, искусственные террасы, валы, ограды, крепиды, обломки лепных сосудов, расколотые кости домашних животных, каменные зернотерки. Хутора и деревушки обычно тяготеют к родникам, берегам ручьев и пологим участкам местности. По обломкам амфор они датируются не позже III-II вв. до н. э. Это дает основание связывать эти памятники с поздними таврами.

    Ко второй группе относятся кошары. Их остатки обнаружены на более крутых, расчлененных и менее удобных для жизни местах. На поверхности встречаются отдельные обломки лепных сосудов, остатки небольших загонов для скота.

    Третья группа - дозорные пункты. Они располагались на обрывистых труднодоступных склонах и вершинах гор, с которых открывается хороший обзор окрестностей. В таких местах встречаются обломки лепной таврской керамики. Возможно, некоторые пункты являлись горными святилищами.

    Четвертую группу составляют могильники из небольших прямоугольных каменных ящиков, которые обычно размещались на сухих возвышенных местах. Ящики, как правило, разграблены.

    В IV-II вв. до н. э. тавры интенсивно освоили юго-восточный Крым. На приморском склоне Эчки-Дага размещались их пастбища, реже другие сельские угодья.

    Интересно, что один из древних авторов, а именно Псевдо-Арриан, пишет, что на расстоянии 200 стадий к западу от Феодосии находился скифо-таврский порт Афипеон, покинутый жителями ко II в. н. э. Учитывая, что 200 стадий равно 34-42 км, а также принимая во внимание характер каботажного плавания того времени - в обход всех мысов,- не исключено, что это место находилось между Феодосией и Кара-Дагом. Такова точка зрения археолога В.П.Бабенчикова. Другой исследователь, А.Я.Фабр, помещал этот порт на месте средневекового Тепсеня, на окраине нынешнего поселка Планерского. К сожалению, эти интересные предположения пока не подкрепляются фактами. На побережье между Феодосией и Эчки-Дагом археологам не известны памятники позднеантичного времени, которые можно связать с Афинеоном. Вопрос о местонахождении Афинеона остается открытым.

    МНОГОЛИКОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ. На смену эпохе раннего железа приходит средневековье (V-XVII вв.).

    В юго-восточном Крыму хуже всего представлены археологические памятники IV-VIIвв. К началу средневековья, к первой половине V в., относится единственный памятник - гуннское погребение у горы Коклюк. Памятники второй половины V-VII вв. неизвестны вообще.

    Одни исследователи объясняют это нашествием гуннских (в 375 г.), а затем хазарских (конец VII в.) племен. Под их натиском местное население бежало и обосновалось в горном Крыму. На юго-восточное побережье Крыма потомки этих беженцев вернулись только после ослабления хазарской власти. По мнению других археологов, отсутствие памятников второй половины V-VII вв. не позволяет утверждать о бегстве местного населения под натиском хазар, так как проникшие сюда племена Хазарского каганата застали эти места безлюдными. Поздне-античное население уже не возвращалось на побережье. Никаких поселений потомков тавро-скифов здесь не найдено, а все известные памятники принадлежат либо болгарам - носителям салтовской культуры, либо переселенцам из Византии, либо татарам, армянам и другим народам зрелого средневековья.

    На Эчки-Даге и Кара-Даге насчитывается свыше 45 разнообразных средневековых памятников. Ориентировочно около 30 из них можно отнести к VIII-XV вв., а остальные -к XVI- XVII.

    Лучше всего изучено поселение на холме Тепсень. Оно возникло после нашествия хазар, примерно в первой половине VIII в. В письменных источниках наиболее раннее упоминание об этом археологическом памятнике относится к середине XIX в.

    Некоторые исследователи не исключают, что некогда здесь находился населенный пункт Каллиера, основанный венецианцами, а затем перешедший к генуэзцам и показанный на картах XIV-XV вв.

    Первые археологические раскопки на Тепсене были осуществлены в 1929-1931 гг. Более поздние исследования В.П.Бабенчикова и особенно М.А.Фронджуло показали, что здесь в средневековое время размещалось крупное полугородское христианское земледельческо-ремесленное поселение площадью около 17 га. Раскопками установлено, что поселению были свойственны небольшие прямоугольные жилые дома, обычно состоявшие из одного-двух помещений с углубленным по отношению к поверхности земляным или глинобитным полом и входом, ориентированным к югу или востоку. Стены сооружались из камня и сырцового кирпича. Дома имели глиняную или соломенную крышу и застекленные окна. Рядом с ними находились подсобные помещения.

    На территории поселения раскопан крупный храм-базилика и несколько меньших храмов. Поблизости открыто пять могильников с плитовыми и грунтовыми могилами.

    При раскопках Тепсеня найден обильный хозяйственный и ремесленный инвентарь: пифосы, амфоры, кухонные горшки, столовая посуда, жернова, остатки кос, ножей, кузнечных пробойников и т. д. Продукты и вода хранились в пифосах, вино в амфорах. Обнаружены следы выплавки металла из керченских железных руд, кузнечного, стекольного, гончарного, ювелирного производства, виноградарства и виноделия, выращивания зерновых культур и рыболовства.

    Поселение Тепсень существовало до рубежа IX-X вв., после чего было разрушено печенегами. Оно возродилось в конце XII в. и развивалось до XV в. (предполагаемая венецианская Каллиера, или Каллетра).

    Из других, менее известных и изученных памятников VIII- IX вв., упомянем рыбацкий поселок в 1-1,5 км южнее Планерского у мыса Мальчик и поселение на холме Кордон-Оба у поселка Курортного. В отношении средневековых памятников этого времени в отечественной науке было высказано несколько точек зрения. Так, Н.С.Барсамов, В.А.Городцов, Б.А.Рыбаков, В.П.Бабенчиков, А.П.Смирнов и другие исследователи в работах, опубликованных в 1930-1947 гг., связывали Тепсень со славянским, русским влиянием, усматривали в нем «крайний южный форпост древней Руси»,- как писал в 1947 г. А.В.Арциховский. Иного мнения придерживались И.И.Ляпушкин, В.Ф.Гайдукевич, А.Л.Якобсон, полагая, что это памятники салтово-маяцкой культуры. П.Н.Шульц в 1950 г. предложил выделить их в Крымский вариант салтово-маяцкой культуры со смешанным населением - аланским, славянским, а частично, может быть, хазарским и греческим. По гипотезе М.А.Фронджуло, это особая северопричерноморская культура, представляющая собой «сплав» античных (греческих) и местных традиций - таврских, скифских, сармато-аланских. В период раннего средневековья, согласно гипотезе, она испытывала воздействие салтово-маяцкой культуры и, в свою очередь, оказывала на нее влияние.О возможности проникновения в Крым алан и болгар пишет А.Л.Якобсон.

    Известный московский археолог С.А.Плетнева памятники типа Тепсень выделяет в особый крымско-болгарский вариант салтово-маяцкой культуры. Украинские археологи считают, что носителями и создателями салтово-маяцкой культуры являлись жившие в VIII-X вв. в Подонье, Приазовье и Крыму аланы и болгары. Она сложилась в границах единой политической организации - Хазарского каганата. С распадом последнего в X в. исчезает и салтово-маяцкая культура.

    Наконец, крымский археолог И.А.Баранов считает памятники этого рода раннеболгарскими и делит их на две группы, соответствующие двум периодам существования салтово-маяцкой культуры в Крыму. Памятники первого периода он датирует второй половиной VII - первой половиной VIII в., второго - второй половиной VIII-X вв.

    На рубеже IX-X вв., во время нашествия печенегов, жизнь на средневековых поселениях замирает.

    Сложная обстановка создается здесь в XIII в., когда Крым превращается в один из улусов (провинций) Золотой Орды, с наместником в Солхате (нынешний Старый Крым). Несколько позже, в конце того же столетия, наместник золотоордынского хана всю Отузскую долину уступил венецианцам. В 1365 г. эти места захватили генуэзцы. Одно из их поселений находилось на месте нынешней Щебетовки. Об этом можно судить не только по средневековым письменным источникам 1461 г., но и по надписям XIV в. на обнаруженных здесь надгробных плитах.

    Во второй половине XV в., после обострения отношений между генуэзцами и Крымским ханством, поселения на Тепсене, у Курортного и Щебетовки, пришли в упадок, а возможно, и совсем прекратили свое существование. В позднем средневековье на их месте возникли небольшие татарские деревушки.

    Авторитетные крымоведы - исследователи конца прошлого века Г.Караулов и М.Сосногорова в путеводителе, изданном в 1883 г., отмечают, что «при турках» в Отузской долине было 30 деревень, «места, где находились эти деревни, еще видны теперь». Помимо деревень, в этом же районе, и особенно на приморском склоне Эчки-Дага хорошо представлены памятники, отражающие хозяйственную деятельность татарского населения. Это прежде всего объекты свотоводческо-пастушеского назначения. В одних местах это крупные, очевидно, долговременные кошары для скота, загоны-зимники с вместительными, нередко двухкомнатными домиками для чабанов. В других - небольшие сезонные загоны - коши с однокомнатными, временными жилищами. Хорошо видны руины других хозяйственных сооружений того же времени: колея и крепиды старинных дорог, каменные ограды и т. д.

    ПОСЛЕ ПРИСОЕДИНЕНИЯ КРЫМА К РОССИИ. О новейшей истории лучше всего судить по материалам трех крупных населенных пунктов, примыкающих к Эчки-Дагу,- Щебетовки, Курортного и Солнечной Долины.

    Щебетовка - поселок городского типа, расположенный в 3 км к северу от Эчки-Дага и в 4 км от моря, у шоссе, связывающего Феодосию с Судаком. Судя по отдельным находкам каменных орудий, впервые это место человек посетил в эпоху мустье.

    Стоянки в урочищах Родничок и Спящая Красавица свидетельствуют о том, что эти места посещали кроманьонцы эпохи мезолита и неолита. Во II тысячелетии до н. э. здесь поселился человек эпохи бронзы. В VIII-X вв., судя по археологическим находкам и руинам построек, на окраинах современной Щебетовки находились два небольших средневековых поселения и христианская церковь. К 1461 г. относится первое письменное упоминание о населенном пункте Отузы.

    В 1805 г. в Отузах насчитывалось 40 дворов и 172 жителя, которые занимались овцеводством, коневодством, земледелием, садоводством и виноградарством. В это время долину называли Бахче-Дере («садовая долина»). Землепользование носило общинный характер. Органом самоуправления общины являлось собрание старейшин. К 1885 г. в Отузах проживало уже 1200 человек, а к 1915 г. число жителей - татар, армян, русских, украинцев, караимов - возросло до 2768 человек. Площадь виноградников составляла около 260 десятин.

    Советская власть в Отузах была установлена в первой половине января 1918 г., а окончательно утвердилась в ноябре 1920 г. В конце того же года здесь был организован колхоз, а в начале 1921 г.- коммуна. К 1925 г. в Отузах насчитывалось 2210 человек. Ведущими отраслями хозяйства были виноградарство и табаководство.

    В ноябре 1941 г. Отузы оккупировали немецко-фашистские захватчики. Многие жители деревни вступили в партизанские отряды. 14 апреля 1944 г. части Отдельной Приморской армии освободили Отузы от оккупантов.

    После войны в августе 1946 г. Отузы получили новое название - Щебетовка в честь лейтенанта М.Ф.Щебетова, погибшего в бою за село. В октябре 1944 г. в Щебетовке был создан виноградарский совхоз «Коктебель» винодельческого комбината «Массандра», которым на протяжении 27 лет руководил бывший командир Южного соединения крымских партизан периода Великой Отечественной войны Герой Социалистического Труда М.А.Македонский (1907-1971). В 1966 г. совхоз-завод награжден орденом Трудового Красного Знамени. Многие труженики села удостоены орденов и медалей.

    Здесь находится центральная усадьба совхоза-завода «Коктебель». В 1960 г. Щебетовка была отнесена к категории поселков городского типа. Сейчас это крупный благоустроенный поселок.

    Курортное расположено на берегу моря близ устья Отузекой долины. Место это заселено, как минимум, со средневекового времени. Судя по топографической карте 1795 г., тут размещалась «Побережная стража Войска Донского». Возможно, отсюда и название холма у окраины поселка - Кордон-Оба («сторожевой холм»). О наличии на нем укрепления писал в 1837 г, П.Кеппен. Г.Караулов и М.Сосногорова в своем путеводителе отмечают, что, судя по средневековым картам, в устье Отузки находился венецианский порт Провато. «На берегу залива,- пишут они,- еще в 40-х годах были ясно видны многочисленные развалины строений и крепостных стен. На холме, над морем прослеживались развалины крепости». В последнем случае речь идет, очевидно, о руинах на холме Кордон-Оба у западной окраины поселка Курортного.

    В 1927 г. небольшие раскопки на этом месте осуществил Н.С.Барсамов. Были обнаружены фундаменты однонефной базилики, других построек, собрана средневековая керамик ч. Н.С.Барсамов считал, что в XIII-XV вв. на этом холме располагался армянский монастырь.

    В 1973-1976, 1981 гг. изучение Кордон-Обы продолжили И.А.Баранов и А.И.Айбабин. Вокруг храма, раскопанного в 1927 г. Н.С.Барсамовым, была выявлена оборонительная стена. Это дает основание предположить наличие здесь укрепленного монастыря или замка XIII-XV вв. На плато, примыкающем к холму, изучались могильник и поселение VIII-IX вв. Раскопаны три усадьбы, храм, землянка и могильник, относимые исследователями к салтовской культуре.

    Курортное освоение побережья началось с 1899 г. Уединенный уголок, расположенный у подножия красивых гор, понравился российской интеллигенции. Здесь, так же как в соседнем Коктебеле, появляются первые дачи.

    В 1913-1914 гг. в Приморских Отузах велось строительство подвесной канатной дороги и морского причала для транспортировки трассов Кара-Дага на цементные заводы Новороссийска. Начавшаяся мировая война спасла курортный поселок от индустриализации.

    После революции и гражданской войны, в 1924 г. на бывшей даче Княжевича близ устья Отузки был устроен дом отдыха Военно-политической академии.

    Современный поселок - растущий климатический курорт. Однако известен он не только как место отдыха, но и как естественно-научный центр восточного Крыма. Его создание связано с именем Терентия Ивановича Вяземского (1857-1914)-талантливого врача-певропатолога и ученого, эрудита и библиофила.

    В 1901 г. Т.И.Вяземский купил несколько участков земли и очень запущенное имение с одноэтажным домиком в урочище Карагач-Кабурга на Кара-Даге и открыл небольшой санаторий для лечения людей с психическими заболеваниями. Он решил на собственные средства построить в этом затерянном уголке Крыма научную станцию, в которой специалисты могли бы вести исследования по различным отраслям естествознания.

    Строительство станции началось в 1907 г. и с большими трудностями продолжалось до смерти Терентия Ивановича, последовавшей от пневмонии в 1914 г. Перед смертью он пожертвовал практически достроенную станцию Московскому обществу содействия успехам опытных наук.

    Первым директором Кара-Дагской научной станции имени Т.И.Вяземского стал выпускник Московского университета геолог А.Ф.Слудский (1885-1954), рекомендованный на эту должность своим учителем академиком А.П.Павловым. Александр Федорович сохранил научную станцию от разорения в суровые годы революции, гражданской войны и послевоенной разрухи. Позже научная станция была преобразована в Кара-Дагскую биологическую станцию им. Т.И.Вяземского. Сейчас это Кара-Дагский филиал севастопольского Института биологии южных морей им. А.О.Ковалевского АН УССР. Ученые филиала, который называют по старой памяти «биостанцией», изучают физиологию, биохимию, биоакустику и продуктивность морских организмов, исследуют экосистемы Крыма.

    Т.И.Вяземский, А.П.Павлов и А.Ф.Слудский оценили уникальность природы окрестных гор и пытались противодействовать вырубке леса и интенсивному выпасу на их склонах овец и коз. В первые же годы советской власти Павлов и Слудский выступили с предложением создать на Кара-Даге национальный парк. Но борьба за сохранение природы этого замечательного уголка Крыма продолжалась еще долгие годы. Только в 1979 г. на территории горной группы Кара-Даг и в прилегающей километровой полосе акватории Черного моря Постановлением Совета Министров УССР был создан Кара-Дагский государственный заповедник. Заповедник имеет площадь около 29 км кв. и подчинен Кара-Дагскому филиалу Института биологии южных морей АН УССР.

    Еще во время строительства Кара-Дагской научной станции Таврическое губернское земство выделило средства на устройство метеорологической обсерватории, и уже в 1910 г. здесь были начаты метеорологические наблюдения. В 1932 г. рядом со станцией появились постройки филиала Института актинометрии и атмосферной оптики Главной геофизической обсерватории. Сейчас это Кара-Дагская экспериментальная база Главной обсерватории им. А.И.Воейкова.

    В последние годы на одном из холмов у побережья появилась башня астрономического пункта Симферопольского госуниверситета. А неподалеку от Курортного, в балке Беш-Таш, находится радиоастрономическая обсерватория, где ведут исследования планет и звезд горьковские астрофизики.

    К Курортному примыкают виноградники совхоза-завода «Коктебель». В хозяйстве есть плантации технических и столовых сортов винограда, в том числе таких, как Пино-Гри, Алиготе, Рислинг, Кардинал, Чауш, Мускат, Шабаш...

    Солнечная Долина - центр сельского Совета. Здесь находится центральная усадьба совхоза-завода «Солнечная Долина».

    Село расположено в Козской долине, в 4 км от моря, в окружении живописных гор - Парсук-Кая, Элтиген, Токлук-Сырт.

    По данным путешественников и исследователей конца XVIII - начала XIX в., окрестности села изобиловали разнообразными археологическими памятниками - укреплениями, храмами, могильниками. Древнейший из известных сейчас памятников - стоянка эпохи развитой бронзы в 1-1,5 км к югу от села. Имеются сведения о наличии таврских поселения и могильника. О.Н.Бадер описал найденные здесь менгиры. В центре села на холме находится архитектурный памятник - церковь X- XIV вв.

    В 1825 г. к Козской долине верхом на лошади проехал А.С.Грибоедов. Судя по оставленному им описанию, ехал он не по «почтовой» дороге, которая пролегала примерно там, где сейчас вьется шоссе, связывающее Феодосию с Судаком, а по другой, ныне заброшенной. В одном из старых путеводителей по Крыму говорится, что помимо почтовой дороги, по которой хотя и с трудом, но можно проехать в легком экипаже, имеется и другая. Она наиболее интересна для путешественников. Остатки дороги прослеживаются и ныне. Авторы настоящей книги неоднократно по ней проходили и считают, что она очень напоминает дорогу, описанную Грибоедовым.

    В 1937 г. по этим местам прошел художник К.Ф.Богаевский. Содержание многих его картин навеяно созерцанием природы и древностей юго-восточного Крыма.

    По своим природным условиям Козская долина исключительно благоприятна для выращивания таких знаменитых на весь мир аборигенных сортов винограда, как Сары Пандас, Эким Кара, Манджил... Из них изготовляются замечательные вина - «Солнечная долина», «Черный доктор» (Эким-Кара). Начало виноградарства в Козской долине было заложено еще до пашей эры, возможно нозднетаврским населением.

    Деревня Козы (нынешнее село Солнечная Долина) основана в XIV в. Советская власть установлена здесь в январе 1918 г. Около конторы совхоза сооружен памятник танкисту Д.Е.Гнездилову, погибшему в апреле 1944 г. при освобождении села, и жителям Солнечной Долины, не вернувшимся с войны. В хозяйственно-экономическом отношении это район почти сплошного виноградарства, в значительно меньшей степени садоводства, животноводства и огородничества.

    ВОПРОСЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЭКОЛОГИИ. Драматична и сложна древняя и средневековая история юго-восточного Крыма, в частности Эчки-Дага и его окрестностей. Много еще здесь остается не выявленного, не раскопанного, не изученного. Но и те материалы, прежде всего археологические, которые уже имеются, позволяют не только раскрыть процесс освоения края человеком, но и выделить основные вехи в исторической экологии, то есть в многотысячелетних отношениях между человеком и окружающей природной средой.

    Воздействие человека на природу всегда отличалось исключительной многогранностью. Это охота, рыболовство, собирательство, распашка, выпас скота, сенокошение, вырубка леса, сжигание травостоя, добыча полезных ископаемых. Эти и многие другие направления хозяйственной деятельности неизбежно сказывались на окружающей природной среде.

    Анализ археологических и этнографических источников позволяет проследить, на каком этапе человеческой истории, под влиянием каких причин, как протекали и к чему привели те или иные контакты между обществом и природой, выявить в них определенные закономерности. Вот почему при разработке научных рекомендаций по восстановлению нарушенного в природе равновесия и предупреждению дальнейших нежелательных последствий хозяйственной деятельности человека далеко не последнее место занимают данные археологии и истории.

    Чтобы сделать определенные выводы экологического характера, рассмотрим, но уже под иным углом зрения, некоторые из этих данных. Это поможет оценить природно-историческую ситуацию в ту или иную эпоху.

    Обобщенный анализ всех археологических источников по Эчки-Дагу и его окрестностям показал, что наибольшее количество памятников сосредоточено на поверхностях, соответствующих уровню второй террасы. Затем следует третья, четвертая и, наконец, первая террасы.

    На второй террасе располагается большинство стоянок, поселений, разнообразных хозяйственных сооружений и могильников от эпохи палеолита до средневековья включительно. Характерно, что основная их масса привязана и к ныне существующим источникам пресной воды или к морскому побережью. Здесь же, на второй террасе и соседних склонах, находились основные охотничьи угодья (в эпоху каменного века), выпасы (начиная с середины II тысячелетия до н. э.), пахотные участки (используемые, главным образом, под средневековые виноградники) и сады. Значительно слабее в эпоху камня и века ранних металлов использовались поверхности третьей и четвертой террас. Судя по археологическим находкам, в ранний железный век здесь размещались пастбища. К этому времени относятся древнейшие объекты оборонительного назначения - временные убежища и дозорные пункты, которые обычно располагались в горах - в ущельях и на вершинах. Что же касается жилых и хозяйственных объектов, то они явно тяготеют к уровням высоких террас и к постоянно действующим источникам воды.

    В эпоху средневековья, особенно в позднем, намечается активное освоение широких участков первой террасы и пойм долин, балок и крупных оврагов. В это время здесь возникают кошары, сельские поселения, усадьбы, хутора, а прилегающие к ним угодья используются под сады и огороды.

    В результате более чем 10-летнего комплексного историко-экологического изучения древностей Эчки-Дага и его округи, а также осмысления исторических источников, наметилась возможность выделить 5 этапов в характере и последствиях взаимодействия человека и природы. Это первый случай, когда в Крыму представилась возможность проследить изменение природной среды в пределах весьма длительной человеческой деятельности.

    Первый этап, биологический, самый длительный в истории человечества. На Эчки-Даге он охватывает все памятники и культуры от раннего палеолита до мезолита включительно. Хронологически это время не менее чем от 300 до 10 тысяч лет назад. В общеисторическом аспекте - это период присваивающей человеческой деятельности. На Эчки-Даге он начался с культуры «галечных орудий». Вероятнее всего, ее носителями были небольшие группы архантропов (питекантропов или синантропов)- бродячих собирателей-охотников. Десять, максимум пятнадцать индивидуумов на всю округу.

    Близость теплого моря, определенная горная защита от холодных северных ветров, прекрасные возможности для собирательства, небольшие замкнутые охотничьи угодья, источники воды, а главное - наличие прекрасного материала для изготовления каменных орудий делали Эчки-Даг особенно благоприятным дли жизни человека с крайне низким первобытным уровнем развития сознания.

    Примерно та же историческая ситуация сохраняется здесь и в последующие тысячелетия, в среднем и позднем палеолите, когда из предгорного Крыма сюда проникали в холодное время года на охотничьи угодья небольшие группы охотников, сначала неандертальцев, а затем кроманьонцев. В это время, а именно 100-40 тысяч лет назад, человек переходит к более или менее оседлому образу жизни, появляются естественные и полуискусственные убежища от опасностей и непогоды, развивается коллективная охота на крупных промысловых животных - мамонтов, диких ослов и так далее. На Южном берегу, в том числе и на Эчки-Даге, отсутствуют удобные для жизни человека пещерные убежища, а рельеф и ландшафт местности мало пригоден для длительной жизни и коллективной охоты как на перечисленных стадных обитателей открытых мест, так и других наиболее продуктивных промысловых животных. В этом отношении район Внешней гряды Крымских гор более благоприятен. Не случайно основная масса палеолитических памятников сосредоточена в этих местах. И только зимой, когда там, в зоне предгорий и прилегающих равнин, все заносилось снегом, небольшие коллективы охотников каменного века в поисках дичи проникали на Крымское побережье с его теплым малоснежным климатом. Иная обстановка характерна для мезолита и неолита, когда, судя по характеру стоянок, человек переходит к более или менее оседлому образу жизни и индивидуальной охоте, в том числе на мелких животных. И хотя в конце мезолита и происходит одомашнивание диких свиней, а в неолите и рогатого скота, ведущая роль принадлежит охоте. Нет оснований утверждать, что в это время на Эчки-Даге имели место другие виды хозяйственной деятельности. По сравнению с предшествующей палеолитической эпохой в мезолите и неолите численность населения возросла, но вряд ли более чем вдвое. Совершенно очевидно, что при такой ситуации антропогенные воздействия на природу не выходили за рамки биологического процесса - внутреннего природопользования.

    Второй этап освоения человеком природных ресурсов Эчкн-Дага приходится на конец неолита, энеолита и раннюю бронзу. Продолжительность его около 2 тысяч лет - от середины V до середины III тысячелетия до н. э. Начальные процессы этого этапа лучше всего получают свое отражение в материалах ранне-энеолитических памятников, которые помимо приморских стоянок «раковинных куч» характеризуются и стоянками, расположенными на значительном удалении от побережья. Собранный на них археологический материал убедительно свидетельствует, что одни группы энеолитического населения этого района занимались охотой, другие скотоводством и, возможно, примитивным земледелием, третьи - сбором морских моллюсков. Другими словами, налицо разделение труда по роду хозяйственной деятельности.

    Судя по более изученным в этой части Крыма стоянкам раковинных куч, занимаемой ими площади, мощности и содержимости культурного слоя, каждая из них принадлежала одной хозяйственной ячейке из 8-10 человек. Исходя из общего количества раковинных куч Эчки-Дага, можно допустить, что в IV- самом начале III тысячелетия до н. э. на его приморском склоне могло «хозяйничать» максимум 80-100 человек.

    Хуже изучены синхронные стоянки, расположенные за пределами прибрежной полосы. Раскопкам они не подвергались, но, судя по поверхностным сборам и занимаемой площади, основными источниками питания их обитателей являлись охота и собирательство. Есть все основания считать, что руины одной из кошар, обнаруженных на Эчки-Даге, относятся к этому времени. Все это, свидетельствуя о многогранном использовании местных природных ресурсов, дает основание говорить о наступлении изначального антропогенного воздействия на природу. Совершенно очевидно, что какого-либо существенного урона окружающей среде хозяйственная деятельность человека в это время не наносила.

    Третий этап освоения природных ресурсов Эчки-Дага приходится на II -начало I тысячелетия до н. э., когда здесь проживали племена эпохи бронзы - начала железного века. Наивысший расцвет человеческой деятельности приходится на середину этого срока - время обитания племен многоваликового варианта позднекатакомбной культуры (культуры многоваликовой керамики).

    Значительные площади поселений, мощные культурные слои, остатки каменных жилых и хозяйственных построек - свидетельства многолетней оседлой жизни. Кости же домашних животных (овец, коров, лошадей), каменные зернотерки, кремневые вкладыши серпов - показатели хорошо сложившегося скотоводческо-земледельческого (производящего) хозяйства. Последнее дополнялось охотой, рыболовством, собирательством, гончарным и другими ремеслами. Перед нами «многоотраслевые», хорошо сложившиеся сельскохозяйственные поселки. В Крыму ни одно из таких поселений полностью не раскопано, поэтому судить о численности жителей на них мы можем только по материалам раскопок синхронных памятников в других областях юга Украины. Повидимому, и здесь количество населения колебалось от 200 до 300 человек. На Эчки-Даге известно три поселения эпохи бронзы, которые несомненно жили за счет Эчки-Дага, полезная площадь которого 20 000-25 000 га.

    Если допустить, что на поселении проживало 200 человек и каждый из жителей потреблял в день 0,5 кг мяса, а в год, следовательно, не менее 180 кг, то на 200 человек уходило 36 500 кг. Чтобы получить такое количество мяса, потребовалось бы убойное стадо не менее чем в 120 голов крупного рогатого скота (из расчета 300 кг на одну голову) или 730 овец по 50 кг каждая. Для трех поселений число их соответственно увеличивается до 360 или 2190 голов. Согласно нормам практического учета при нормальной эксплуатации угодий средней категории урожайности для содержания такого количества крупного рогатого скота необходимо 549 га пастбищ, мелкого (овец) - около 2580 га. При равнопроцентном смешанном стаде - 1564 га. Это без учета выпаса сменяющего поголовья, лошадей, сенокосов, площади, занятой под посевы, а также издержек от других видов хозяйственной деятельности - разработки гончарных глин, добычи камня для постройки жилых и других помещений, вырубки лесов, прокладки дорог и т. д.

    Совершенно очевидно, что при такой ситуации наличие ярко выраженных антропогенных ландшафтов, а следовательно и нарушение природного фона, неизбежно. Смягчающим обстоятельством является тот факт, что такая нагрузка на приморский склон Эчки-Дага во второй половине II тысячелетия до н. э. носила непостоянный характер. Археологические материалы убедительно свидетельствуют, что подобная плотность заселения урочища неоднократно и на длительное время прерывалась в свя зи с теми или иными климатическими или политическими событиями. В среднем же, распределяя эту нагрузку на весь хозяйственно-экономический этап, мы оцениваем его как этап активного воздействия на природу.

    Четвертый этап освоения человеком Эчки-Дага, длительностью не менее 1000-1200 лет, приходится на ранний железный век, на господство кизил-кобинского (позднекиммерийского), таврского и, очевидно, немногочисленного позднескифского и сарматского населения. К этому времени относится не менее 20 разнообразных археологических памятников. Это довольно крупные сельские поселения, стойбища, могильники, следы сельскохозяйственных оград, террас, крепид. Основу хозяйства составляло скотоводство и земледелие. Как минимум с V-IV вв. до н. э. устанавливаются торгово-обменные контакты с древними греками. Последним поставляется зерно, продукты животноводства и рыболовства. Следовательно, в отличие от предшествующего этапа природные ресурсы используются не только для внутренних потребностей, но и для торгового обмена.

    Поселения раннего железного века обычно располагаются далеко от морского побережья - в широких плодородных долинах, удобных для занятия хлебопашеством. Для скотоводства с его отгонным характером использовались неудобные для земледелия приморские склоны и террасы.

    Пятый, и последний, этап антропогенного процесса приходится главным образом на позднесредневековое и наше время. Уже отмечалось: средневековье - сложный и запутанный по своим социально-политическим событиям период истории. Подъемы и спады в экономике и духовной культуре, сельском хозяйстве и ремеслах; вторжения и перемещения людских масс, разнообразие торговых и социальных взаимоотношений - такова самая общая характеристика этого времени. Естественно, все это затрудняет изучение процесса освоения природных богатств района. Но, подчеркиваем, только по отдельным и конкретным отрезкам средневековья. В целом же масштабы использования естественных ресурсов увеличиваются.

    К средневековому времени на Эчки-Даге и в его окрестностях сейчас можно отнести не менее 30 разнообразных памятников. Зона активной хозяйственной деятельности средневекового населения охватывает все более значительную территорию. Это привело к тому, что в юго-восточном Крыму практически уже не сохранилось участков природы, которые в той или иной мере не подвергались бы антропогенному воздействию. Значительно возрастает и численность населения. Так, только в Сугдее (Судак) середины XIII в., по одним данным, проживало 8300 человек, по другим - 10-15 тысяч. Устанавливаются широкие международные торговые связи. Развитие получили скотоводство, земледелие, виноградарство, садоводство, рыболовство, разнообразные промыслы.

    Что касается Эчки-Дага, то есть все основания полагать, что его приморский склон особенно активно стал использоваться с XIII в., после заселения этих мест монголо-татарским населением. Как отметил еще в XVI в. Михаил Литвин, жизнь татар первобытная, пастушеская. Они не имеют ни изгородей, ни домов, только передвижные палатки из прутьев и камыша. Землю, даже самую плодородную, не обрабатывают, довольствуясь тем, что она сама приносит, то есть травою, которая служит кормом для скота. Коровы, овцы, лошади даже зимой пасутся под открытым небом. Переутомленных работой, исхудалых и истощенных лошадей отпускают на пастбище, где они откармливаются травой, добытой из-под снега ударами копыт.

    В дальнейшем интенсивность человеческого вторжения в природу все более нарастает. В течение последних нескольких столетий беспощадная эксплуатация приморского склона Эчки-Дага практически идет беспрерывно, стихийно. О масштабах заселения края, а следовательно, и использования его богатств, можно судить по количеству населенных пунктов. Так, после присоединения Крыма к России только в одной Отузской долине насчитывалось около 30 деревень. Небольшие населенные пункты располагались у источника Эчки-Даг, в урочище Монастырчик, в средней части Кордонной балки, других местах. На террасах Эчки-Дага повсеместно встречаются руины кошар - загонов для овец. Все окружающие, лишенные леса участки - зона пастбищ с круглогодичным выпасом скота; низкие пологие участки занимали виноградники, сады, огороды, поля зерновых культур.

    В целом антропогенная нагрузка уже тогда носила катастрофический характер. Это хорошо видно в современном рельефе и ландшафте Приморского склона хребта Эчки-Даг, окрестностей Щебетовки, Планерского, Курортного, Солнечной Долины, где из-за вырубки леса и длительного выпаса скота пострадал почвенно-растительный покров, усилились эрозионные процессы.

    В наши дни экологическая ситуация резко обострилась. Приморские склоны - зона овцеводства, приморская полоса и пляж - места массового отдыха. Кострища, кучи мусора из пищевых и бытовых отходов, вытоптанный грунт, выжженная трава, до неузнаваемости изуродованные кустарники. К концу лета Эчки-Даг - жалкое зрелище. Иными словами, экологическая катастрофа продолжает нарастать.

    В результате комплексных исследований приморского склона Эчки-Дага выявлены многочисленные природные и археологические объекты, представляющие значительный научный и познавательный интерес. Здесь наиболее ярко проявляются все виды эрозии, действуют практически все экзогенные процессы, известные в Крыму: водная эрозия, сели, суффозия, карст, абразия, оползни и другие. Территория Эчки-Дага - удобный полигон для обучения студентов и постановки научных наблюдений за вредными природными процессами.

    К числу природных объектов, представляющих несомненный научный интерес, относятся бедленды, террасы, древние оползни, обвальные ниши и коллювиальные шлейфы, своеобразные прислоненные дюны. С некоторыми здешними ландшафтами связаны наиболее значительные для Крыма популяции таких редких растений, как тюльпан коктебельский, селитрянка Шобера, терескен и другие. Тут находится уникальная ассоциация каперсов и курчавки, произрастают редкие виды орхидей, астрагалов, боярышников. На склонах Эчки-Дага обнаружено несколько десятков археологических объектов. Они относятся к десяти эпохам и культурам, охватившим огромный диапазон времени - от раннего палеолита до позднего средневековья.

    В свете сказанного хотелось бы надеяться, что приморский склон Эчки-Дага будет исключен из перспективных планов хозяйственного использования и получит статус ландшафтно-археологического памятника.

    К оглавлению

    Глава третья

    МАРШРУТЫ ПУТЕШЕСТВИЙ

    1.

    ИЗ ФЕОДОСИИ В КУРОРТНОЕ МОРЕМ. Это одно из увлекательнейших путешествий на подступах к Эчки-Дагу. Совершим его на рейсовом теплоходе, отправляющемся из Феодосийского порта в Курортное (Крымское Приморье) или Судак. Длина маршрута 35 км, продолжительность около двух часов.

    Путь к пассажирскому причалу порта лежит по Набережной Десантников. Здесь в конце декабря 1941 г. началась Керченско-Феодосийская десантная операция, в результате которой от немецко-фашистских захватчиков были освобождены Феодосия и Керченский полуостров. В память о военных моряках, погибших в те суровые дни, звонит рында на высоком полосатом буе, установленном неподалеку от берега.

    Феодосия в переводе с греческого языка означает «богом данная». Это один из древнейших городов мира, основанный греками более 2500 лет тому назад.

    В XIII в. город стал генуэзской колонией и получил название Кафа. Генуэзцы построили на побережье Феодосийской бухты под Карантинным холмом (центром античного города) крепость с высокими мощными стенами, оборонительными башнями и глубоким рвом. Остатки средневековых фортификационных сооружений хорошо видны с теплохода. Одна из оборонительных башен - башня Святого Константина - высится неподалеку от пассажирского причала. Сто лет назад у ее подножия плескались черноморские волны. Но при строительстве порта и железной дороги вся прибрежная полоса вместе с замечательными песчаными пляжами была перекрыта насыпью.

    По мере удаления от причала открывается панорама всего города, вытянутого почти на 10 км вдоль берега мелководного Феодосийского залива. Здесь, на рейде, останавливался в 1905 г. революционный броненосец «Потемкин».

    Феодосия совмещает функции промышленного города, культурного центра и курорта. Феодосийцы гордятся своим талантливым земляком художником-маринистом Иваном Константиновичем Айвазовским (1817-1900), написавшим за свою жизнь около шести тысяч полотен. Почетный гражданин завещал родному городу свою картинную галерею, В ней находится самое большое собрание произведений мастера морского пейзажа - «Рафаэля морей». В галерее хранятся картины и других известных художников-«киммерийцев» - К.Ф.Богаевского, М.А.Волошина, А.И.Фесслера, Л.Ф.Лагорио, М.И.Латри... Их объединяли романтические пейзажи восточного Крыма - земли древней Киммерии.

    Полтысячелетия тому назад через Кафу - Феодосию возвращался из путешествия в Индию - «хожения за три моря» - тверской купец Афанасий Никитин. В разные годы Феодосию посетили А.С.Пушкин, А.С.Грибоедов, А.М.Горький, А.П.Чехов. Тут жили врач Д.И.Ульянов, писатель-романтик А.С.Грин, непобедимый борец Иван Поддубный.

    С борта теплохода открывается панорама окрестностей Феодосии с горой Лысой, глубокой балкой Красный Яр, или Дурантовской, и возвышающимся над ними плосковершинным хребтом Тете-Оба (290 м), который называют также Тепе-Оба. По его склонам «карабкаются» дачные домики. А выше них сто лет назад начинались работы по облесению голых склонов. Там были обнаружены каменные кучи-конденсаторы, питавшие водой средневековую Кафу.

    Хребет Тете-Оба заканчивается у моря мысом Ильи (Святого Ильи). Он получил название по часовне Святого Ильи, которая служила ориентиром для мореплавателей и, по преданию, была построена рыбаками, чудом уцелевшими во время бури.

    В береговых обрывах у мыса обнажаются серые мергели и глины с прослоями известняков. Отсюда начинаются и тянутся к Севастополю Крымские горы.

    Теплоход огибает мыс Ильи и следует вдоль Двуякорной бухты к виднеющемуся вдали мысу Киик-Атлама, которым заканчивается одноименный полуостров, похожий на гигантского древнего ящера, уткнувшегося головой в Черное море. Широко открытая бухта встречает путешественников свежим ветерком, а иногда и крутой волной. Своеобразное название бухты - Двуякорная - объясняют по-разному. По одной из версий, во время шторма корабли могли удержаться в ней только на двух якорях. Феодосийские рыбаки прозвали ее «Бискайским заливом» за буйный нрав и сходные очертания с известным заливом Атлантического океана.

    Двуякорная бухта образована на месте затопленного морем низовья одноименной сухой долины, ограниченной хребтами Тете-Оба и Биюк-Янышар. С теплохода хорошо видны их оголенные склоны, срезанные оползнями и расчлененные оврагами.

    Дальнейший путь пролегает вблизи мыса Киик-Атлама. Это крымскотатарское название обычно переводят как «прыжок дикой козы». Но по виду больше подходит «далекий прыжок» - так далеко мыс выдвинут в море. У мыса обращает на себя внимание островок Иван-Баба высотой около 30 м. Раньше на нем находилась часовня, построенная на могилах погибших рыбаков.

    Огибая Киик-Атламу, обратите внимание, что холмы и мысы сложены стойкими конгломератами, а седловины и бухты образованы в податливых глинах. Хорошо видно, что конгломераты смяты в небольшие синклинальные, а глины - в антиклинальные складки. Там, где находятся конгломераты, ширина и высота полуострова возрастает, а там, где глины,- резко уменьшается.

    У основания Киик-Атламы. в широком циркообразном понижении древних балок у бухты Провато («овечья», греч.), раскинулся поселок Орджоникидзе. Человек начал обживать эти места около 4-5 тысяч лет тому назад - в энеолите. В XIV в. неподалеку отсюда находился армянский монастырь. Поселок начали строить в 1913 г. Одно время он назывался Бубновка в честь известного инженера-кораблестроителя И.Г.Бубнова. Сейчас это благоустроенный рабочий поселок, район города Феодосии. Над поселком высится гора Джан-Хуторан (238 м). Это высшая точка и начало хребта Биюк-Янышар («большой янычар»)(Все топонимы, упомянутые в тексте, по своему происхождению крымскотатарские. Исключения единичны (Провато, Меганом, Каллиера). В тех случаях, когда языковая принадлежность не оговорена, перевод дается с крымскотатарского.). В этих местах когда-то высаживались десанты турецких войск, отборные части которых составляли янычары.

    Приморский склон хребта густо изрезан оврагами и местами превращен в бедленды, срезан несколькими оползнями, языки которых выступают в море. Рядом с ними обращают на себя внимание коричневые скалы. Это туфы древнего размытого вулкана. Его основная сохранившаяся часть выступает далеко на западе обрывистыми приморскими хребтами Кара-Дага.

    Теплоход следует мимо широкой бухты, к которой открывается сухая Янышарская долина, разделяющая хребты Биюк-Янышар и Кучук-Янышар. Эту бухту с хорошим песчано-галечным пляжем именуют Тихой. Прежнее ее название - Янышарская. Побережье бухты очень популярно у кинематографистов. Здесь сняты многие фильмы - «Алые паруса», «Золотая цепь», «Человек с бульвара капуцинов»...

    В этих местах ведет природоохранную работу туристическая секция феодосийских школьников «Зеленый фронт», возглавляемая географом В.В.Сечкаренко. Общественность борется против намечающейся застройки побережья Тихой бухты курортными объектами, стремится сохранить этот уголок «печальной Киммерии» в качестве памятника природы.

    Тихую бухту ограничивает с запада и отделяет от небольшой Мертвой бухты далеко выступающий в море мыс Лагерный. Старое название мыса - Топрах-Кая («глиняная скала»). Но больше известно другое его название -«Хамелеон», данное за способность менять окраску от серой до фиолетовой в зависимости от освещенности. Мыс сложен среднеюрскими глинами и сохранился от размыва благодаря подводной гряде из вулканических туфов, вершины которой выступают на два метра из моря скалистыми островками Таш-Баши («каменная голова») и Таш-Тепе («каменная вершина»).

    Между Хамелеоном и Кара-Дагом в сушу вдается бухта Коктебель, на побережье которой раскинулся поселок Планерское. Над ее «молчаливыми торжественно-пустынными берегами» возвышается короткий хребет Кучук-Янышар («малый янычар»). На высшей точке хребта -горе Волошина (192 м)-похоронен, по его завещанию, поэт и художник М.А.Волошин.

    В Планерском теплоход делает короткую остановку. Отсюда во время курортного сезона несколько раз в день теплоходы совершают рейсы в Лисью бухту, к подножию хребта Эчки-Даг.

    Планерекое - крупный растущий курорт юго-восточного побережья Крыма и известный культурный центр. Прежнее его название - Коктебель («край голубых вершин», или «синегорье») - не лишено смысла. Действительно, при вечернем освещении окрестные горы бывают синими.

    У южной окраины поселка находится плосковершинный холм Тепсень («блюдо»). На нем в средние века располагалось большое поселение, описанное в предыдущей главе.

    С Планерским связаны жизнь и творчество поэта и художника Максимилиана Александровича Волошина (1877-1932). Пером и кистью он выразил свою любовь к юго-восточному Крыму. Опубликованное наследие поэта включает десять стихотворных и четыре прозаические книги. Перед смертью М.А.Волошин завещал свой дом Союзу российских писателей. На его основе создан Дом творчества писателей «Коктебель». В Доме поэта открыт мемориальный музей.

    С Планерским тесно связана история советского планеризма; в нем находится Музей планеризма и парашютизма. В поселке расположены крупная турбаза «Приморье», пансионаты, пионерлагеря.

    Берег у Планерского низкий. Тут открываются к морю Коктебельская балка и Армутлукская долина. На месте их низовий, залитых водой, образована бухта Коктебель. Теплоход пересекает бухту и приближается к самому впечатляющему объекту путешествия - горной группе Кара-Даг. Вместе с прилегающей акваторией она относится к Кара-Дагскому государственному заповеднику. С борта теплохода открывается панорама Берегового хребта, расположенной за ним Святой горы и гряды острых скал Сюрю-Кая.

    Крайнее звено Берегового хребта Кара-Дага - хребет Кок-Кая («голубая скала»). Из под его обрывов, сложенных древними вулканическими породами, к морю спускаются обвалы и оползни. Наиболее крупный старый оползень образует выступ мыса Мальчин («скотовод»). На нем в раннем средневековье находилось поселение. Значительная его часть размыта и затоплена морем: аквалангисты обнаружили амфоры и другой археологический материал на глубине до 5-7 м.

    За выступом мыса Мальчин открывается неповторимая панорама обрывов, останцовых скал и бухточек Кара-Дага. Невольно вспоминаются строки М.А.Волошина:

    Преградой волнам и ветрам
    Стена размытого вулкана,
    Как воздымающийся храм,
    Встает из сизого тумана...
    

    Одну из бухт с несколькими крупными камнями, похожими на лягушек, называют Ля&