Добавить публикацию
Сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
! Не заполнены обязательные поля
Борьба за Эверест
Борьба за Эверест
Автор книги: Фрэнсис Ионгхезбенд
Год издания: 1930
Издательство: Государственное издательство, Москва, Ленинград
Тип материала: книга
Категория сложности: нет или не указано

Отдельные описания каждой из трех экспедиций, сделанные их участниками, опубликованы в трех книгах: "Рекогносцировка горы Эверест в 1921 г.", "Восхождение да Эверест в 1922 г.", "Атака Эвереста в 1924 г.". Настоящее сочинение имеет в виду объединить описание всех экспедиций. Оно написано при содействии комитета Эвереста и основывается на названных выше работах. Для связности и краткости изложения цитаты не так часты, но автор настоящей книги стремился быть возможно ближе к тексту участников экспедиции. Он очень хорошо сознает, чем он обязан тем, кто дал такие живые рассказы о своих исследованиях, и приносит им за это свою горячую признательность.

Фрэнсис Ионгхезбенд

Борьба за Эверест на сервере Скиталец

Перевод с английского Дубянской Е.А., редакция Анисимова С.С.

Государственное издательство, Москва, Ленинград, 1930 г.

Источник: climb.com.ua

Оглавление

ПРЕДИСЛОВИЕ
ПЕРВАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ
КАК ВОЗНИКЛА ИДЕЯ ЭКСПЕДИЦИИ НА ЭВЕРЕСТ
ПРИГОТОВЛЕНИЯ
ОТЪЕЗД
ЧУМБИ
ТИБЕТ
ПРИБЛИЖЕНИЕ К ЭВЕРЕСТУ
ПУТЬ НАЙДЕН
СЕВЕРНЫЙ ПЕРЕВАЛ
ВТОРАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ
ПРИГОТОВЛЕНИЯ
ОТЪЕЗД
АТАКА ЭВЕРЕСТА
ПОДЪЕМ С КИСЛОРОДОМ
ЛАВИНА
ЖИЗНЬ НА БОЛЬШИХ ВЫСОТАХ
ГЛАВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕДИЦИИ
ПРИМЕНЕНИЕ КИСЛОРОДА
ДРУГИЕ ВЫВОДЫ
ИЗ ОПЫТА ВТОРОЙ ЭКСПЕДИЦИИ
ТРЕТЬЯ ЭКСПЕДИЦИЯ
СОСТАВ УЧАСТНИКОВ И СНАРЯЖЕНИЕ
ОТ ДАРДЖИЛИНГА ДО РОНГБУКА
НА ЛЕДНИКЕ
ЛИКВИДАЦИЯ НЕСЧАСТЬЯ
СПАСЕНИЕ НОСИЛЬЩИКОВ
ВЫСШАЯ ТОЧКА
ОДЕЛЛЬ
ВЕЛИКАЯ ЗАГАДКА
ОТДАНИЕ ЧЕСТИ ПОГИБШИМ
ВЕРШИНА БУДЕТ ПОБЕЖДЕНА

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Отдельные описания каждой из трех экспедиций, сделанные их участниками, опубликованы в трех книгах: "Рекогносцировка горы Эверест в 1921 г.", "Восхождение да Эверест в 1922 г.", "Атака Эвереста в 1924 г.". Настоящее сочинение имеет в виду объединить описание всех экспедиций. Оно написано при содействии комитета Эвереста и основывается на названных выше работах. Для связности и краткости изложения цитаты не так часты, но автор настоящей книги стремился быть возможно ближе к тексту участников экспедиции. Он очень хорошо сознает, чем он обязан тем, кто дал такие живые рассказы о своих исследованиях, и приносит им за это свою горячую признательность.

Ф. И.

ПЕРВАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

КАК ВОЗНИКЛА ИДЕЯ ЭКСПЕДИЦИИ НА ЭВЕРЕСТ

Как появилась у людей самая идея восхождения на Эверест, на высочайшую вершину в мире, которая поднимается на 8840 метров над уровнем океана?

Когда мы видим вблизи гору, мы не можем оставить ее в покое, пока не взберемся на ее вершину. Отчасти это происходит потому, что нас привлекают виды, открывающиеся с высоких мест, но главным образом потому, что всякая гора заключает в себе элемент соревнования. Мы должны состязаться с ней и показать, что можем достигнуть ее вершины. Нам доставляет удовольствие обнаружить свои собственные силы. Требуется известное напряжение, чтобы подняться на гору, и мы наслаждаемся, выполняя при этом что-то такое, что заставляет нас гордиться собой и дает внутреннее удовлетворение.

Но встречаясь впервые с Эверестом, мы оказываемся в совершенно ином положении; подняться на его вершину мы никогда не мечтали: это все равно, что взойти на небо, - так далек он, казалось, от человеческих достижений. Сотни миллионов индусов веками смотрят на великие гималайские пики, не осмеливаясь подняться даже на меньшие гиганты, гораздо меньшие, чем их глава - Эверест. Эти индусы терпеливо выносят ужасные условия при путешествиях из горячих равнин Индии к одному из мест их поклонения, расположенному на одном из ледников в Гималаях, куда они отправляются обычно даже плохо одетыми. Индусы выносят при этом так много подлинного страдания, как ни один путешественник, поднимающийся на Эверест. Но даже самая мысль - взобраться на громады вершин - никогда не приходила им в голову. Об этом не думают и те народы, которые всю свою жизнь проводят в горах, хотя у них имеются все данные для подъема на эту величайшую вершину, что доказано в 1924 г. гималайскими носильщиками, поднявшимися с грузом почти до 8230 метров. И если они могли идти с тяжестью до такой высоты, то вполне возможно, что они смогли бы подняться без груза и до 8 840 метров.

Как же случилось, что эта мысль зародилась у островитян Северного моря,- англичан, вдохновителями которых в альпинизме издавна были швейцарцы и итальянцы? Вершины Альп вдвое ниже гималайских великанов. Но даже швейцарцы смотрели на них со страхом и ужасом, пока в конце XVIII века один из них Де-Соссюр и итальянец Плясидус Спеча не покорили этих высочайших вершин. Поднимающиеся стонали и задыхались, страдали сердцебиением, головной болью и другими болезнями. Но все же им удалось победить высочайшую вершину Альп; вслед за нею пали и меньшие пики. Англичане немедленно последовали по стопам Де-Соссюра. В течение всего последнего столетия именно англичане завоевывали Альпы, а когда покорили их, они поставили перед собой более сложные цели. Дуглас Фрешфильд поднялся на высочайшую вершину Кавказа - Эльбрус; Вайнс и Мартин Конвей сделали то же в Андах. Итальянцы также присоединились к этому состязанию в альпинизме. Герцог Абруццкий поднялся на Рувензори в восточной Африке и на гору св. Ильи в Аляске.

Желание новых побед возрастало с новыми достижениями. Альпы, Кавказ и Анды были почти исчерпаны. И тогда мысль обратилась к величественным Гималаям. Братья Шлагинтвейт поднялись на вершину Камет - до 6785 метров. Индийским офицерам в Индии приходилось при исполнении своих обязанностей бывать в окрестностях высоких гор, и в их записях сохранились указания на то, что Ж. С. Покок в 1874 г. взобрался на вершину Гарвал - до 6700 метров, другие также поднимались на значительные высоты, чтобы определить положение главных вершин.

Однако самые трудные подъемы на высочайшие вершины Гималаев были сделаны европейцами, тренированными в технике альпинизма, и американцами. Грэхем в 1883 г. достиг высоты в 7060 метров. Мартин Конвей первый проложил дорогу между каракорумскими гигантами ледника Балторо. Ту же область исследовал швейцарец д-р Жако Гильярмо. Американцы д-р и мистрис Бэллок Уоркмен достигли высоты в 7132 метра. Д-р Лонгстэфф поднялся на вершину Тризул в 7136 метров. Дуглас Фрешфильд исследовал вершину Кангченюнга.

Затем наступил период более серьезных и лучше организованных попыток, обеспечивающих подъем до предельных высот, доступных человеку. Скалистые пропасти, снега и льды, которыми изобилуют годы и которые стоят на пути человека к высочайшим вершинам Гималаев, не представляют физических препятствий. В Альпах, где условия подъема так же трудны, как и в Гималаях, человек преодолел все препятствия такого рода. Он поднимался по наиболее опасным пропастям и скалам и находил дорогу через страшные ледяные трещины. Не может устрашить альпиниста и низкая температура Гималаев: в полярных странах люди переносили гораздо более жестокий холод. Действительным препятствием на пути к большим высотам является лишь недостаток кислорода в воздухе. По мере поднятия все реже и реже становится воздух, и все меньше содержится в нем кислорода. А между тем именно от кислорода ежеминутно зависит жизнь человека. Итальянская экспедиция 1909г. под руководством герцога Абруццкого даже ставила себе специальное задание - выяснить, до какой высоты в разреженном воздухе и, следовательно, при малом содержании кислорода человек может подняться собственными силами, без искусственных вспомогательных средств. Это намечалось в 1909 г. Но так как в то время очень трудно было получить разрешение от правительств Непала и Тибета, между которыми лежит Эверест, экспедиции герцога Абруццкого не удалось произвести этот опыт на самом Эвересте. Она выбрала тогда другую, наиболее высокую вершину, именно К-2 в Каракорумских Гималаях, высотою в 8620 метров. Но она оказалась практически неудобной. Тогда герцог поднялся на вершину Брайд Пик - до 7500 метров, и, вероятно, мог бы подняться еще выше, если бы ему не помешали туманы и снежные бури.

С тех пор люди упорно стремились овладеть Эверестом, и мысль о восхождении на его вершину сама собой сформировалась в их головах. Уже давно, в 1893 г., капитан С. Г. Брус думал об этом. Он был вместе с Мартином Конвеем в Каракорумских Гималаях, и эта идея пришла ему в голову, когда он служил в Читрале. Но возможности для ее осуществления тогда не представилось. Много лет спустя лорд Керзон предложил Дугласу Фрешфильду объединить Географическое общество с Клубом альпинистов для организации экспедиции на Эверест, если удастся получить разрешение на проход от правительства Непала. Разрешение, однако, не было получено. Жители Непала - народ очень замкнутый, и правительство Индии при решении этого вопроса не противодействовало их желанию оградить себя от вторжения иностранцев.

Когда Фрешфильд, который в это время был уже председателем Клуба альпинистов, сделался президентом Географического общества, он, естественно, должен был снова выдвинуть эту дорогую ему идею - организовать экспедицию на Эверест. Но это время совпало с войной. После войны капитан Ноэль вновь воскресил мысль об экспедиции. В 1913 г. он принимал участие в исследовании Тибета в направлении к Эвересту. И когда в 1920 г. автор настоящей книги сделался президентом Географического общества, казалось, настало время для осуществления экспедиции. Автор этой работы много времени провел в Гималаях и был в Тибете. Поэтому он хорошо знал местные условия. Несомненно, солидному обществу со средствами можно было сделать гораздо больше, чем отдельным лицам или небольшим группам лиц, в три или четыре человека, как это происходило до сих пор в Альпах.

Однако за последнее время появились большие технические достижения в других областях, и, казалось, вопрос должен был принять иное направление. В самом деле, в то время как герцог Абруццкий взбирался на вершины Гималаев, Блерио пролетал над каналом. Кроме того, война 1914-1918 гг. послужила сильным толчком для развития различных типов аэропланов. В результате получилась возможность летать на аэропланах гораздо выше Эвереста. Поэтому в современных условиях вопрос о том, как высоко может подняться человек, является более важным для летчика, чем для альпиниста. И первый всегда возьмет рекорд в этом отношении. Зачем же тогда стремиться взойти на Эверест, когда подъем этот ничего не докажет кроме того, что уже доказано?

На это можно возразить, что здесь речь идет о двух совершенно различных проблемах. Летчик сидит в своем аппарате, дышит кислородом, и машина несет его вверх. Ему необходимы, конечно, уменье управлять аппаратом и хорошие нервы. Но все же его несет машина, он не поднимается сам, у него всегда имеется в достаточном количестве кислород, чтобы в любой момент возместить его недостаток в воздухе. Альпинист поднимается своими собственными силами. Он всегда связан с поверхностью земли. Но ему интересно знать, существует ли на земле место такой высоты, на которое человек не может подняться своими собственными усилиями. Поэтому мы, альпинисты, и выбираем самую высокую гору и производим на ней наш эксперимент.

Несомненно, некоторые читатели спросят: "Из-за чего весь этот шум? Вы хотите подняться на вершину Эвереста, почему вам не воспользоваться аэропланом, который выгрузит вас на нем?" Но это походило бы на вопрос, предложенный университетской спортивной команде: "Вы хотите проехать из Путней в Мортлейк? Почему вы не возьмете моторную лодку? На ней можно доехать быстрее и с большими удобствами, чем на шлюпке, где нужно самим грести". Так же можно спросить у наездника: почему он при состязании не возьмет таксомотора?

Человек думает подняться на Эверест, подняться на своих собственных ногах. В этом весь вопрос. Только тогда он сможет гордиться своими силами, что дает такое глубокое удовлетворение. Жизнь была бы бедна впечатлениями, если бы мы постоянно пользовались только машинами. Человек слишком склонен всегда верить науке и технике вместо того, чтобы упражнять свое собственное тело и духовные силы. И поэтому мы упускаем так много наслаждений жизнью, наслаждений, которые развивают наши способности до полного их использования.

Итак, возвратимся к исходному вопросу. Решение подняться на Эверест выросло из такого же побуждения, как обычное стремление взойти на всякую гору, находящуюся по соседству с нами. При подъеме на Эверест требуется, конечно, большее усилие, но по существу здесь побудительная причина все та же. Несомненно также, что борьба с Эверестом - это частица вечной борьбы человеческого сознания за свое господство над миром.

И человек и гора - оба возникли из одного первоначального материала - элементов земли, и поэтому они имеют что-то общее между собою. Но гора занимает более низкую ступень в шкале земных явлений, хотя во внешнем выражении она очень внушительна и массивна. И человек, ничтожный с виду, но более великий в действительности, носит в себе что-то такое, что не дает ему успокоиться до тех пор, пока он не поставит свою ногу на вершину величайшего воплощения ниже организованной материи. Его не устрашают размеры. Вершина может быть необыкновенно высокой, но он хочет показать, что он еще выше, и он не успокоится, пока она не будет лежать у его ног. В этом секрет обаяния подъема на Эверест.

Доказывая свое преимущество над ним, человек испытывает великую радость сознания своей силы.

ПРИГОТОВЛЕНИЯ

Таким образом мысль о восхождении на Эверест, зародившись однажды, проникала в сознание людей все глубже. Люди уже не удовлетворялись пассивным созерцанием горы на расстоянии. Они должны были перейти в действие и побороть ее. Каким образом удалось это осуществить, и будет изложено в настоящей книге.

Вся история экспедиций на Эверест сама собой распадается на три части. Прежде всего необходимо было произвести тщательные изыскания, так как даже ни один туземец не подходил к Эвересту ближе, чем на 40 миль. Это так называемая рекогносцировочная фаза. Когда Мэллори в первую экспедицию нашел доступный путь, наступило время реальной попытки достигнуть вершины. Хотя она и не удалась, но эта попытка показала, что человек может подняться до 8270 метров. Позднее вторая попытка окончилась трагически - смертью двух лучших альпинистов. Но на этот раз путешественники поднялись без вспомогательных средств до 8560 метров.

Таковы три периода этого отважного замысла. Переходим к описанию первого из них.

Обычно при воплощении какой-нибудь большой идеи в жизнь приходится преодолевать препятствия. В данном случае первое препятствие оказали люди. Непальцы заграждали путь к Эвересту с юга, тибетцы - с севера. Удастся ли преодолеть нежелание этих народов впустить к себе иностранцев? Это был первый вопрос, который предстояло разрешить. Он относился к области дипломатии, и им следовало заняться задолго до выступления экспедиции.

Тогда к статс-секретарю по делам Индии направили депутацию, состоявшую из членов Географического общества и Клуба альпинистов. Она имела в виду ознакомить его с тем значением экспедиции, которое придавали ей оба общества, и заручиться его благожелательным отношением. Если бы это удалось и статс-секретарь не препятствовал бы посылке экспедиции через Тибет при условии, что будет получена санкция правительств Индии и Тибета, объединенные общества предполагали в таком случае пригласить полковника Говарда Бэри и поручить ему проехать в Индию для переговоров с правительством последней.

По счастливому стечению обстоятельств депутация, возглавлявшаяся президентом Географического общества, была принята лордом Синха, который был тогда помощником статс-секретаря по делам Индии. Он был бенгалец, уроженец провинции, из которой хорошо виден Эверест. Хотя он сам практически не был заинтересован проектом, но отнесся сочувственно. Ведя переговоры, как представитель статс-секретаря, он сказал, что правительство Индии не окажет препятствий.

Это был один из барьеров на пути экспедиции. Он мог оказаться непреодолимым, так как предыдущий статс-секретарь не разрешал англичанам проходить через Тибет, придерживаясь той точки зрения, что иностранцы вносят беспокойство и потому их не следует впускать в Тибет.

Для преодоления следующего барьера в Индию, отправился полковник Говард Бэри, вышедший после войны в запас. До войны он служил в Индии и участвовал в экспедиции охотников в Гималаи. Заинтересовавшись экспедицией на Эверест, он сам предложил свои услуги Географическому обществу. Оказавшись прекрасным дипломатом, Говард Бэри заразил своим энтузиазмом Шелмсфорда - вице-короля, и лорда Раулинсоона - главнокомандующего армиями. Они обещали свою поддержку в разрешении этого вопроса. В результате в конце 1920 года в Лондоне получилось известие, что тибетское правительство дало разрешение на проезд экспедиции к Эвересту через Тибет.

Так удалось разрешить дипломатическую задачу и преодолеть препятствия, создаваемые людьми. Настал кипучий организационный момент. Восхождение на Эверест интересовало и Географическое общество и Клуб альпинистов. Общество было заинтересовано потому, что оно не допускало мысли, чтобы где-нибудь на земной поверхности существовала высокая точка, на которую, рано или поздно, человек не попытался бы взобраться.

Клуб альпинистов интересовался экспедицией потому, что это была его специальная область. Поэтому согласились снарядить экспедицию соединенными силами. Это был наиболее благоприятный выход, так как Географическое общество имело большие возможности для организации исследовательской экспедиции, в то время как Клуб альпинистов мог лучше выбрать самих участников ее. Тогда учредили объединенный комитет, назвав его комитетом Эвереста. В состав его вошли по три члена от каждого из вышеупомянутых обществ. Кроме того постановили, что в первый период, когда Эверест будет обследоваться рекогносцировочно, председателем его будет президент Географического общества; во вторую же фазу, когда должно состояться самое восхождение на Эверест, председательствовать будет президент Клуба альпинистов.

Как всегда, для осуществления проекта прежде всего нужны деньги, тем более, что экспедиция на Эверест была из дорогих. Ни одно из двух обществ не имело в своем распоряжении нужных средств. Тогда решили открыть частную подписку. И в этом отношении члены Клуба альпинистов оказались чрезвычайно щедрыми, или, во всяком случае, их заставил быть щедрыми капитан Фарар. Если кто-либо из членов клуба имел хотя бы один лишний золотой, Фарар побуждал пожертвовать его на экспедицию.

В Географическом обществе еще держалось мнение, что экспедиция носит скорее сенсационный, чем научный, характер. Здесь полагали, что если бы она имела в виду заснять карту той области, то она, несомненно, имела бы успех. Если же ее задачей будет только восхождение на Эверест, тогда она должна касаться ближе альпинистов, и трудно было бы рассчитывать привлечь внимание и средства членов такого научного общества, как Географическое. Эта узкая точка зрения поддерживалась некоторыми его членами и даже вице-президентом. Она являлась пережитком времени, когда составление карт рассматривалось как главная и конечная цель географа. Но, наконец, этот взгляд был оставлен, прежде всего потому, что достижение вершины Эвереста само по себе было грандиозной задачей и все другие цели подчинялись ей. Восхождение на Эверест больше не казалось сенсацией: оно представлялось

Примечание. В состав комитета вошли: сэр Фрэнсис, Ионгхезбенд (председатель), м-р Эдвард Сомерс Кок и полковник Джеке (представители от Географического общества), профессор Норман Колли (президент Клуба альпинистов), капитан Дж. П. Фарар (вице-президент Клуба альпинистов) и м-р С. Ф. Мид (представитель от Клуба альпинистов); м-р Итон и м-р Хинкс были избраны почетными секретарями.

испытанием всех способностей человека. Если он поднимется на высочайшую вершину, он сможет взойти на всякую другую, не представляющую непреодолимых физических препятствий. И тогда область исследования для географов увеличится новыми, еще не изученными до сих пор странами. Что касается карты, она, разумеется, также будет составлена. Достаточно объявить, что организуется большая экспедиция, как топографы, геологи, натуралисты, ботаники и представители других естественных наук присоединятся в достаточном количестве.

Одновременно с изысканием средств комитет деятельно подбирал членов экспедиции, закупал снаряжение и запасы. Личный состав определялся главной целью экспедиции, которая заключалась в рекогносцировочном исследовании Эвереста. Необходимо было предварительно выяснить все данные, которые оставались еще мало известными; высота и положение Эвереста были уже определены со станций, расположенных в равнинах Индии более чем за 150 километров от него. Но с равнины видна только верхняя часть Эвереста. Немного больше видно с южных склонов из Дарджилинга1, так как отсюда расстояние в 90 километров. Со стороны Тибета исследователи Раулинг и Райдер приближались к Эвересту почти на 90 километров, а Ноэль подошел, может быть, еще ближе.

Однако все это не увеличило сведений об Эвересте. Верхняя часть его совсем казалась доступной, но что находилось между высотами в 4880 метров и 7925 метров, никто не мог сказать. Дуглас Фрешфильд и Норман Колли, которые совершали подъемы в Гималаях и оба имели острый глаз в горной топографии, утверждали, что весь первый сезон следует посвятить тщательному рекогносцировочному обследованию, чтобы не только найти вообще удобное направление, но отыскать лучшую дорогу к вершине, так как только при наиболее легком пути можно подняться на нее. Было бы ужасно, если бы отряд, поднимаясь по одному направлению, потерпел на нем неудачу и позднее узнал бы о существовании более удобного пути.

Главная задача первой экспедиции состояла в рекогносцировке. Поэтому необходимо было выбрать руководителя, который был бы большим знатоком горных систем и в то же время тренированным и опытным альпинистом, который мог бы иметь авторитетное мнение во всех, неожиданно возникающих вопросах. М-р Гарольд Рибун имел этот опыт: в предшествующем году ему пришлось делать серьезные подъемы на вершины в Сиккиме. Правда, он был несколько стар, и потому нельзя было ожидать, что он сможет подниматься на большие высоты, но надеялись, что опыт альпиниста возместит недостатки его возраста.

Для наиболее высоких подъемов, которые могли потребоваться в настоящей экспедиции, и для восхождения на самый Эверест в следующем году всеми членами Клуба альпинистов единодушно называлось одно имя, и это имя было - Мэллори. Никто не сомневался в том, что он был лучшим альпинистом среди всех остальных. Жорж Лей Мэллори был преподавателем в Чартерхоузе. Его наружность не обращала на себя внимания. Это был тип обыкновенного молодого человека, которые встречаются тысячами каждый день. Он не был похож, например, на Бруса1, каким тот был в его возрасте, полным сил и физической энергии. Он не был так гибок, жив и подвижен, каковы французы и итальянцы. Он был красив, с выразительной тонко интеллигентной внешностью. Иногда он говорил с какой-то неожиданной, может быть, несколько резко-нетерпеливой манерой, обнаруживая при этом большую внутреннюю силу, незаметную на первый взгляд.

Но никто, кроме тех, кто видел его в горах, не знал самого характерного в нем. И если бы выбирали участников экспедиции просто из незнакомой толпы, то, вероятно, выбрали бы человека более крепкого и сильного, чем Мэллори.

Мэллори не обнаружил бурного восторга даже по поводу своего присоединения к экспедиции. Когда в комитете состоялось его избрание, Фарар назначил ему встречу с президентом комитета за завтраком. Вопрос был выяснен, и президент должен был сделать Мэллори окончательное приглашение. Мэллори согласился на него без видимого волнения, вполне уверенный в себе как в альпинисте, хотя в нем не было ни излишней скромности, ни хвастливой самоуверенности. Он знал свои собственные силы и учитывал положение, которое он мог завоевать при напряжении своих сил. Поэтому в нем чувствовалась не навязчивая, но ясно выраженная и вполне заслуженная гордость собой как альпинистом.

Один случай хорошо характеризует его. Возник вопрос о включении одного лица в экспедиционный отряд. Как альпинист этот человек был желателен, но по отзывам нескольких членов комитета, знавших его, можно было ожидать, что он внесет трения и может вызвать раздражение в отряде и этим нарушит то единение, которое, атак жизненно необходимо во всякой экспедиции и особенно в такой большой и трудной, как экспедиция на Эверест. Хорошо известно, что на больших высотах люди становятся раздражительными, а на высотах Эвереста они, может быть, окажутся совсем не в силах сдерживать себя; поэтому человек с тяжелым характером может совершенно нарушить жизнь всей партии. Вопрос о приглашении альпиниста, о котором шла речь, был спешным; чтобы лучше выяснить это, председатель решил посоветоваться с Мэллори. Он спросил, готов ли Мэллори на высоте в 8230 метров спать с этим человеком в одном мешке. Тогда Мэллори со свойственной ему манерой внезапно отвечать, когда он бывал чем-либо озабочен, сказал:

- Не все ли равно, с кем ночевать, пока мы не взойдем на вершину?

По манере, с которой он сказал эту фразу, можно судить о его темпераменте. И если он не был в условном смысле типом бульдога с сильными челюстями и если в то же время он не принадлежал к людям, шумно выражающим свой восторг, то он, несомненно, был достаточно темпераментным и, по существу, более пылким, чем большинство восторженных людей. Ему было около тридцати трех лет. Сложение он имел тонкое и гибкое, а не коренастое и мускулистое. Происходил он из Уинчестера и еще в школе под влиянием своего учителя, хорошо известного знатока и любителя гор, м-ра Ирвинга, пристрастился к альпинизму, и теперь был очень искусным и тренированным альпинистом.

Следующим выбрали Жоржа Финча. Он имел репутацию наиболее компетентного и смелого альпиниста. Его горячность была заметна при первом же взгляде. Когда в комитете состоялось его избрание, его попросили прийти к президенту. Последний сделал ему формальное приглашение. Казалось, от глубокого волнения Финч потерял на несколько минут способность говорить. Потом он сказал:

- Сэр Френсис, вы посылаете меня на небо!

Финч был высокого роста, атлетического сложения. Тем не менее он не обладал хорошим здоровьем. И когда ему, как и всем участникам экспедиции, пришлось обратиться к врачу, он был забракован. Это явилось тяжелым ударом для него, хотя в следующем году, он уже смог присоединиться к экспедиции.

Чтобы заменить Финча, предприняли спешные поиски, и Мэллори предложил своего школьного товарища и компаньона по горным экскурсиям м-ра Бэллока. Он состоял на службе в консульстве. Чтобы получить разрешение на его участие в экспедиции, обратились с ходатайством к лорду Керзону, в то время стоявшему во главе министерства иностранных дел. И Бэллок, получив отпуск, смог присоединиться к экспедиции. Этот был более сильного и плотного сложения, чем Мэллори и Финч. В школе он с успехом участвовал в бегах на большие дистанции и обладал выносливостью. Он имел спокойный характер и способность спать при всяких условиях.

Как натуралист и военный врач, был очень желательным человеком в экспедиции А. Ф. Р. Уолластон. Его давно уже знали как исследователя Новой Гвинеи, Рувензори и других мест. Это был хороший альпинист, наблюдательный естественник, прекрасный товарищ. Кроме того, он умел хорошо ладить с местным населением.

К экспедиции присоединились еще д-р Келлас, майор Морсхэд и капитан Уиллер.

До этого времени Келлас совершил несколько экспедиций в Сикким и другие части Гималаев. Он был профессором химии и в течение нескольких лет изучал применение кислорода при подъемах на большие высоты. Его особенностью являлась способность с головой уходить во всякую работу. В предыдущее лето он поднялся до высоты 7010 метров.

Морсхэд был известен своими исследованиями по течению реки Брамапутры, там, где она прорезывает Гималаи. Он и Уиллер принадлежали к выдающимся специалистам по составлению карт Эвереста и его окрестностей. Однако у Морсхэда не было технической подготовки и опыта подъемов в горах выше снеговой линии, что так существенно необходимо настоящим альпинистам.

Таким образом экспедиция составилась из следующих лиц: Гарольд, Рибурн, Жорж Мэллори, Беллок, Уолластон, д-р Келлас, майор Морсхэд и капитан Уиллер. Начальником ее избрали полковника Говарда Бэри. Он не был альпинистом в том смысле, которое придается этому слову в Клубе альпинистов, но только "дилетантом". Он много охотился в Альпах и Гималаях, а главное, что необходимо для начальника экспедиции, умел создавать хорошие отношения с туземцами и мог гарантировать переход через Тибет без всяких осложнений.

Во время формирования отряда получались бесчисленные предложения от целого ряда лиц с просьбой включить их в экспедицию. Почти со всех концов света писали о том, что готовы пойти на какую угодно роль. Некоторые из этих обращений были прямо курьезны и очень хорошо вскрывали претензии и ограниченность самих кандидатов. Некоторые письма, несомненно, были искренни и обнаруживали большое влечение к смелым предприятиям. Однако авторы всех их стушевывались перед такими людьми, как Мэллори и Финч. Нетренированные и неопытные, хотя бы и смелые, они не имели даже призрачных шансов на успех по сравнению с настоящими альпинистами.

Приближался, наконец, момент отправления экспедиции. Это была самая выдающаяся по личному составу и снаряжению экспедиция, которая когда-либо отправлялась в Гималаи. Она привлекала всеобщее внимание и сочувствие. Отъезд ее сопровождался лучшими пожеланиями со всех сторон.

ОТЪЕЗД

Мысль об Эвересте овладела всем существом Мэллори. Теперь в нем трудно было узнать человека, который так бесстрастно принял приглашение участвовать в экспедиции. Радость великой борьбы за успех охватила его. Создавалась волнующая атмосфера большого дела, которая начинала возбуждать. И тогда в глубине души Мэллори появилась мечта о том, что, может быть, даже в это лето ему удастся победить Эверест. Кто знает? Возможно, что подъем окажется легче, чем ожидают. Верхняя часть горы, которую знали до сих пор, выглядела легкой для подъема. И если бы склоны ее, ниже той границы, которую уже видели, оказались также доступными, почему в таком случае ему не достигнуть вершины в этот же самый сезон? Инструкция Географического общества и Клуба альпинистов не исключала такой попытки. Главная задача экспедиции определялась как рекогносцировка для отыскания лучшего направления к вершине. Но если бы действительно удалось найти удобный путь, почему тогда не попытаться взойти на Эверест?

Это была одна их тех затаенных надежд, которая поддерживала и организаторов, и руководителей, и самих участников восхождения в их трудной и порою скучной подготовительной работе. Она же бодрила их, когда они думали об опасностях, о крайнем напряжении и тяжелых физических усилиях, ожидающих их впереди. Надежды всегда зовут за пределы реальных возможностей. Кроме того, всем им хотелось сделать больше того, что им поручили. Но никто из них не говорил вслух о своих мечтах, боясь возможных насмешек. Они хранили их в глубине души.

Предстоял далекий путь от Лондона до Эвереста - 6095 километров по полету птиц. Но для экспедиции он был еще длиннее. Она проследовала через Францию, Средиземное и Красное моря, дальше через Индийский океан, потом пересекла Индию от Бомбея до Калькутты и, наконец, пришла в Дарджилинг - ее сборный пункт.

Рибурн приехал туда раньше Мэллори, чтобы набрать носильщиков. Вербовка носильщиков заранее была характерной чертой для этой экспедиции. Примененный прием рекомендовал генерал Брус. До сих пор все экспедиции в Гималаи зависели от жителей высокогорных деревень, так как только ими пользовались в качестве носильщиков. Обычно в этих деревнях брали мужчин и понуждали их нести груз. Порою это удавалось, но не всегда. Способ этот давал хорошие результаты при небольших восхождениях. Но он был бы практически неудобен для большой экспедиции на Эверест: путешественники находились бы в полной зависимости от тибетцев; возможно даже, что никто из последних не отважился бы идти на те опасности и крайнее утомление, которые ожидали их при подъеме.

Идея Бруса заключалась в том, чтобы заранее в окрестностях Дарджилинга набрать приспособленных к горным подъемам, охотно идущих в экспедицию людей и выбрать из них около сорока человек, самых лучших носильщиков. Необходимо было внушить им дух солидарности, использовать их склонность к приключениям, связанным с риском, известную долю честолюбия, так как в этом походе они могли создать себе имя. Им нужно было дать хорошее жалование, стол и снаряжение, а также дисциплинировать их, чтобы при их детски неустойчивом характере экспедиция не рисковала своим успехом.

В этой части Гималаев среди местных жителей много смелых, мужественных людей. Правда, по собственному побуждению они редко проявляют эти свои качества, но они достаточно смелы там, где приходится рисковать, если только кто-нибудь руководит ими.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец

Племя Шерпас в восточном Китае, Ботиас в окрестностях Дарджилинга и тибетцы в Сиккиме принадлежат к таким людям. Из всех них можно сформировать прекрасный отряд, так как все они с юности привыкли носить грузы высоко в горы, иногда даже до 5500 - 5800 метров.

В начале мая в Дарджилинг постепенно собрались участники экспедиции и носильщики. Сюда же прибыло снаряжение и запасы, в которые вошли и продукты, закупленные на месте, как чай, сахар, мука и картофель. Лорд Рональдсхей, тогда правитель Бенгалии, принял путешественников и оказал им всяческое содействие.

Природа Дарджилинга очень красива; возможно, что во всем мире нет места прекраснее его. Из разных стран сюда приезжают путешественники, чтобы увидеть прославленную вершину Кангченюнга, высотою в 8580 метров, отстоящую отсюда всего лишь на 61 километр. Сам Дарджилинг расположен на высоте 2130 метров над уровнем моря; со всех сторон его окружают леса из дуба, магнолий, рододендронов, лавров и сикимор. И сквозь деревья этого леса внизу перед путешественником открываются луговые горные склоны, спускающиеся к реке Ранжет, которая течет здесь всего на 300 метров выше уровня моря; а за этой рекой ярус за ярусом, все выше и выше, встают хребты, одетые лесом, как бы кутаясь в пурпурном газе, темнеющие по мере того, как они приближаются к линии вечных снегов. И над всем этим выступает вечно снежная вершина Кангченюнга, такая чистая и эфирная, что кажется, будто она - часть самого неба.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
Железная дорога в Дарджилинге

Отсюда экспедиция направлялась к еще более высоким местам. Кангченюнга - третья вершина по высоте, но альпинисты пренебрегли ею. Девизом экспедиции все время было: "Только к высочайшей горе в мире!"

В средине мая Говард Бэри закончил формирование отряда; к этому же времени было окончательно готово снаряжение и запасы.

Здесь к экспедиции присоединился д-р Келлас. возвратившийся из своей зимней поездки в Сикким, которая очень плохо отразилась на его здоровье. Ранней весной ему пришлось провести несколько ночей на склонах горы Кабру при очень низкой температуре.

К сожалению, он не принадлежал к людям, которые умеют сами заботиться о себе: питание его главным образом состояло из местных продуктов, но в этой интересной стране нет здоровой и питательной пищи. Поэтому он прибыл в Дарджилинг в плохом состоянии, и это случилось как раз перед выходом экспедиции, так что он не имел времени оправиться. Прибыли также два офицера топографа - Морсхэд и Уиллер, прикомандированные правительством Индии вести наблюдения. Оба они были сильные, здоровые мужчины, оба привыкли к подъемам в Гималаях, правда, на меньшие вершины. Уиллер бывал также в горах Канады. Здесь же присоединился к ним д-р Герон из Геологического комитета Индии. Все они вместе с членами экспедиции, прибывшими из Англии, составили один общий отряд.

Но экспедиция не могла отправиться из Дарджилинга прямо к Эвересту. Ей приходилось делать большой крюк. Прямая дорога лежала к западу, через Непал, а экспедиция должна была идти к востоку, так как Непал был запретной страной.

Говард Бэри взял направление к долине реки Тиста, к той ее части, которая находится в Сиккиме. Из нее им предстояло подняться к перевалу Джелап-Ла1, следуя по большому торговому пути в Лхассу на протяжении нескольких переходов, но не по широкой дороге для езды в упряжи, а по крутой тропинке для мулов. Сначала их путь проходил через дивные леса, потом на протяжении 300 километров - по высокому безводному плато Тибета. При этом направлении путешественники имели то преимущество, что, проходя в течение нескольких недель тибетское плато, лежащее на высоте 4570 метров, приблизительно на половине высоты Эвереста, они могли за это время акклиматизироваться в высокогорных областях и подготовить себя к достижению больших высот.

18 мая экспедиция выступила из Дарджилинга. Ночью, накануне выхода, дождь лил ручьями, что представляет там обычное явление для большей части года. Но вскоре после выхода экспедиции дождь перестал, хотя легкий серый туман окутал склоны гор, и ветки, обросшие мхом, и деревья роняли капли весь день, что было, разумеется, неприятно. Но даже и этот плачущий лес имел свою особенную прелесть. Растения выглядели необычайно свежими; на зелени, как брильянты, блестели капли росы. Папоротники и орхидеи, свешивающийся мох и ползучие растения были полны своеобразной красоты.

На пути экспедиции лежали чайные плантации, несомненно, очень полезные. Но их правильные ряды с зелеными кустами не были так красивы, как окружающий лес. Дальше, когда тропа начала спускаться с хребта, воздух становился все горячее. Животные и люди купались в собственном поту. Растительность менялась вместе с климатом: появились древовидные папоротники в 6-9 метров высоты, дикие бананы и пальмы. Но особенно замечательны были великолепные, необычайные бабочки, встречавшиеся в большом числе.

В долине реки Тиста экспедиция оказалась в условиях тропического климата, на высоте 220 метров над уровнем моря, на 26 параллели. Стояла страшная жара в этой замкнутой долине с влажным воздухом, при почти полном отсутствии ветра. Растительность ее представляла настоящий тропический лес. Долина эта замечательна еще тем, что она поднимается вверх до самых ледников Кангченюнга. Поэтому в ней можно было наблюдать животную и растительную жизнь от тропической до полярной.

В местечке Калимпонг, которое на 600 метров выше Тисты, путешественников приютил известный д-р Грахам; у него они встретили прекрасный сад, наполненный розами, ярко-красными гибискусами и пасленами с громадными серо-розовыми цветами, обвивающими колонны веранды.

В местечке Педонг Говард Бэри отметил много деревьев ярко-красного гибискуса и дурманы. Здесь им встретились удивительные изгороди из древовидного дурмана до 4-6 метров высотой, усеянные сотнями белых трубчатых цветов до 20 см в диаметре и до 30 см в длину. Ночью эти белые цветы казались как бы фосфоресцирующими и издавали странный приторный запах. Много было также желтых и белых орхидей.

Эти цветы и бабочки производили впечатление чуда. Погода в то время стояла ужасная: дождь шел сплошной завесой. Никакой непромокаемый плащ не спасал от него, и каждый промокал до костей. От постоянных дождей появились мириады пиявок, которые, сидя на листьях деревьев, подстерегали добычу и присасывались как к людям, так и к животным.

В местечке Ронгли, где экспедиция остановилась на один день 22 мая, на всех скалах росли каладиумы, колоказии и бегонии; крупные блестящие листья лианы потос1 украшали стволы многих деревьев; другие лианы, как виноград и перец, перебрасывались с дерева на дерево. Нередко их ветви переплетались с орхидеями. Многие деревья достигали высоты в 45 метров; некоторые из них имели великолепные гладкие стволы до 30 метров высоты без ветвей.

Из Ронгли по крутому подъему экспедиция вышла за пределы тропического леса и вошла в зону цветущих рододендронов. Сначала встречались рододендроны (R. argentum и R. falconeri); они росли в лесу из дуба и магнолий с подлеском из нежных папоротников и серовато-розовых и белых орхидей. Выше массами рос Е. cinnabarinum, цветы которого имели всевозможные оттенки. Еще выше шли рододендроны всех цветов - розового, малинового, желтого, серовато-розового, белого и кремового. Между мелкими растениями встречалась сравнительно крупная розовая саксифрага; темно-красная, почти пурпуровая, примула покрывала все открытые места.

Такие любители цветов, как Говард Бэри, Мэллори и Уолластон, испытывали здесь непрерывное наслаждение. Они особенно ценили этот цветущий уголок, потому что он казался им как бы последним выражением обилия жизни, красоты и изящества перед их вступлением в суровые условия голых скал, вечных снегов, льдов и морозов на пути к Эвересту.

ЧУМБИ

Долина Чумби, в которую затем вступила экспедиция, не имела таких лесных богатств и вообще роскошной растительной жизни, как Сикким. Отсутствовали здесь и те изумительные виды на снежные хребты, которые вставали там прямо над лесом. Долина Чумби имела меньшие размеры, но она была самой приятной долиной для путешествия. Дождя здесь выпадало в три раза меньше, воздух был более освежающий, солнце сияло чаще. Эта долина очень похожа на долину Кашмира, только в последней нет рододендронов. Горы, альпийского порядка по величине, поднимаются здесь со дна долины, и река, хотя стремительная и пенистая, не производит впечатления такой бешеной, сильной и всемогущей, как Тиста. Описание растительности, встреченной на пути, дает яркое представление об этой долине.

Из зоны рододендронов в Сиккиме экспедиция направилась под проливным дождем к перевалу Джелап-Ла (высота 4320 метров); с него путешественникам открылась внизу территория Тибета, хотя видимая площадь и не совпадала с географическим понятием последнего, так как экспедиция еще не поднялась на главный водораздел и видела, собственно, только часть долины Чумби, расположенную на Тибетской стороне.

За перевалом климат сразу изменился. Экспедиция вышла из полосы туманов и дождей и очутилась под ясным голубым небом, которое так характерно для Тибета. Она вступала теперь в боковую долину Чумби в ее самом лучшем месте. Во время быстрого спуска по зигзагообразной тропе, путешественники снова оказались среди рододендронов и примул. Приблизительно на высоте 3650 метров Уоллостон встретил открытую горизонтальную площадку, покрытую как бы ковром из темнопурпурных и желтых примул (Primula gammiena), из нежных растений с желтыми цветами (dloy-dia tibetica), из многочисленных саксифраг, тогда как луговые склоны гор пылали цветами крупных рододендронов (R. thomsoni, R. falconeri и R. aucklandi) и более мелкими кампилокарпум, очень разнообразной окраски. Спуск продолжался по лесу из дуба, сосны и ореха. Еще ниже были изящные белые ломоносы, розовая и белая спиреа, желтый барбарис и белые розы; особенно изобиловал темнопурпурный ирис.

В тот же самый день экспедиция пришла в местечко Яйтонг, где находился британский агент и охрана из 25 эскадронов. Яйтонг лежит на высоте 2865 метров. Здесь хорошо растут яблони и груши; пшеница и картофель возделываются в большом количестве. В мае воздух пропитан ароматом диких роз, которые растут громадными кустами, украшенными множеством кремовых цветов.

27 мая экспедиция начала свой подъем по главной долине Чумби в направлении к Фари и к плато собственно, Тибета. Дорога шла у самого берега стремительной реки. Дикие розы, и среди них одна необычайно крупная, красная, - розовые и белые спиреи котонеастер, анемоны, барбарисы, ломоносы и очаровательные карликовые рододендроны встречались в изобилии. По мере приближения к высокогорной Лингматанской равнине попадались массами серовато-розовые и розовые рододендроны, цветущие вишни, вибурнум, барбарис и розы. Равнина эта находится на высоте около 3350 метров. По ней стелится прекрасный альпийский луг, покрытый крошечным розовым примулой (P. minutissima).

За равниной дорога пошла вверх лесом из берез, лиственниц и можжевельника с подлеском из рододендронов и кустов рябины. Вдоль тропы росли голубые маки, фритиллярии, стелящиеся орхидеи и пряно-пахнущие примулы. В лесу встречались громадные от 2,5 до 3 метров в вышину кусты рододендрона (R. cinnabar-шиш), который достигает здесь максимального развития и варьирует в оттенках от желтого и оранжевого до темно-красного.

Нырки, трясогузки, белоголовые горихвостики - обыкновенные птицы у берегов здешних рек. В лесах приходилось часто слышать, а иногда даже и видеть красных фазанов. На этой высокогорной равнине водится также большой тибетский олень, соперничающий размерами с американским оленем, но видеть его не удалось.

Выше Готза (высота 3658 метров), характер поверхности и растительность начали меняться. Самыми красивыми среди других цветущих кустов были рододендроны, но и они уже уменьшились в размерах. Встречались и бледно-голубые ирисы. Желтая примула покрывала почву сплошным ковром и наполняла воздух своим ароматом. Там и здесь виднелись также растения с крупными голубыми цветами (Meconopsis sp.), наиболее крупные цветы достигали 8 сантиметров в поперечнике, а белая анемона несла по 5 или 6 цветов на одном стебле.

Вскоре деревья сделались реже; сосны совсем исчезли, так же как и березы, ивы и можжевельник. Карликовые рододендроны, около 30 сантиметров, ростом, одни чисто-белые, другие розовые - продолжали встречаться до высоты 3960 метров. Склоны гор, становились пурпурными от низкорослого Rododendron setosum, который напоминал заросли вереска.

После 12 километров подъема характер страны совершенно изменился. Ущелья и глубокие долины, сплошь покрытые лесом, остались позади. Экспедиция вышла на открытую, высокую равнину - Фари, то есть в настоящий Тибет, хотя самый водораздел был еще на несколько километров впереди. Здесь, перед входом в Тибет, как часовой стояла вершина Хомолари 7290 метров высотой. Хотя ее нельзя отнести к величайшим горам, но она несомненно одна из наиболее выдающихся и красивых вершин. Она особенно интересно тем, что стоит совершенно отдельно от остальных гор, а все ее очертания так смелы, суровы и гармоничны.

ТИБЕТ

С приходом в Тибет, легкое, приятное, праздничное путешествие закончилось и началась трудная часть экспедиции, хотя участники ее еще не были достаточно подготовлены к предстоящей им тяжелой работе. Резкие климатические контрасты, которые они испытали, покинув Англию, - смена жары холодом, большие колебания влажности, - изменения в питании и, может быть, плохое и небрежное приготовление пищи отразились на всех их. Хуже всех было состояние Келласа: он слег в постель, как только прибыли в Фари.

В Тибете экспедиция, наконец, очутилась в более здоровых климатических условиях. Пронизывающие сыростью туманы, дожди, мочившие до костей, расслабляющая жара - все это осталось позади. Тучи, приносимые с моря муссонами, не достигали Тибета. Небо было ясно, воздух сух.

Фари - очень грязное место, что неизменно отмечалось каждым путешественником со времени Маннинга, т.е. с 1811 г. Это крепость, окруженная небольшим городским поселком, расположенным на равнине. Дзонгпен - местный тибетский чиновник - был вежлив и услужлив. Тибетцы по своей натуре вообще приветливы. Правда, иногда они проявляют непреоборимую настойчивость, особенно, если они бывают раздражены чем-либо, что затрагивает их религию; тогда они способны даже страстно ненавидеть. Но в обычном состоянии тибетцы всегда учтивы. К приезду экспедиции Дзонгпен получил распоряжение из Лхассы предоставить ей за плату необходимые транспортные средства и вообще дружественно относиться к англичанам.

Средства передвижения действительно были предоставлены, хотя потребовалось время на их сбор. Поэтому экспедиция провела в Фари несколько дней.

Из этого "неопрятного" места она направилась через перевал Танг-Ла высотою в 4633 метра. Подъем был едва заметен и самый перевал представлял равнинную седловину в 3 - 4,5 километра шириной. Перевал этот имеет большое значение. Он дает возможность подойти к Тибету со стороны Индии; это тот путь, которым тибетская миссия прошла в Лхассу в 1904 г. Она прошла через него в глубокую зиму, 9 января, несмотря на то, что ночью температура упала до 26°С, а в течение всего дня дул сильный пронизывающий ветер.

Экспедиция вступила теперь в высокогорную страну - в настоящий Тибет, граничащий на востоке с Китаем, на севере с Китайским Туркестаном. Он состоит из широких, открытых равнин, находящихся на высоте от 4200 до 4500 метров, ограниченных рядами обнаженных и округленных горных хребтов, вздымающихся на несколько тысяч метров над равнинами. В верхней своей части все эти хребты очень скалисты и увенчаны снегами и льдами, начиная с высоты 6000 метров и более. Таков общий характер Тибета. Обычный вид его некрасив, пустынен, вообще мало привлекателен. Кроме того сильные ветры, дующие здесь почти непрерывно, угнетают человека. Но в Тибете необычайно хороши ранние утра, всегда удивительно спокойные. Небо прозрачно, чистейшей лазури, тепло светит солнце; а вдали снежные верхушки гор окрашиваются в нежные розоватые тона. И тогда сердце человеческое согревается даже в Тибете.

То, что Тибет, как описано выше, представляет нерасчлененное высокое плато, зависит от недостатка дождей. Дожди затопляют индийскую сторону Гималаев, но облака почти не проникают в Тибет через цепи окружающих его гор.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
Лагерь на Тибетском плато

Вследствие этого тибетское плато не имеет глубоких долин, какие встречаются со стороны Индии. Недостатком дождей обусловливается также бедная растительность, а малое количество последней ограничивает животную жизнь. Вследствие скудной растительности голые скалы и почва днем сильно нагреваются солнцем и быстро остывают ночью, поэтому Тибет является страной очень резкого климата со свирепыми ветрами. Голубое небо, непрерывное сияние солнца, жестокие ветры, резкие колебания температуры, суровый холод, обнаженные ландшафты - все эти типичные черты Тибета и его высокое положение над уровнем моря вызывают у европейцев постоянное ощущение неполноты жизни, как бы полусуществования, tedium vitae (тоска жизни).

Неудивительно, что растительность при этих условиях почти незаметна. Вы смотрите на эти открытые равнины, и они представляются вам полной пустыней. Трудно представить, как могут здесь питаться живые существа. И вдруг вы видите стада овец и яков, и если присмотритесь, то заметите редкие кустарнички и там и здесь отдельные стебельки травы. Летом там обычны мелкие растения - инкарвилла с маленькими трубчатыми цветами и карликовый голубой ирис. Зимой животные взрывают поверхность почвы и питаются корнями этих растений. Но за зиму стада овец страшно истощаются. У них буквально остаются кожа да кости, и тогда их мясо является лишь слабым подспорьем в питании человека. Кое-как животные выживают зиму, страдая от холода, ветров и недостаточного питания, пока наступит короткое лето и быстро вырастет трава.

Помимо домашних животных, в Тибете водятся и дикие звери, и даже в большем количестве, чем можно было бы ожидать. Наиболее обыкновенны особые грызуны - "пикас", очаровательные маленькие создания, величиной приблизительно с гвинейскую свинку. Чрезвычайно живые и подвижные, они мечутся из норки в норку с удивительной быстротой. Живут они колониями на менее каменистых частях равнины или на местах, покрытых растительностью: роют норы, в которых запасают в течение лета семена и в которых проводят зимнюю спячку. Тибетские зайцы живут в кучах осыпей, которые накопляются у подножия горных склонов. На таких же склонах встречаются и дикие овцы (ovis hodgsoni). На открытых плато часто попадались маленькие грациозные газели, и случайно небольшими стадами дикие ослы. Встречались также волки и лисицы, хотя не так часто. Эти животные, как правило, имеют светло-желтую или коричневую окраску, сходную с цветом почвы плато; возможно, что она является покровительственной, но может быть в основе ее лежит и какая-нибудь другая причина.

Еще резче покровительственная окраска выражена у птиц. Самые обыкновенные птицы там жаворонки, чекан, горные вьюрки, Тибетский "небесный" жаворонок очень похож на нашего и песни его слышались на всех тропах. Среди полей Хингстон, натуралист третьей экспедиции, встретил пять родов горных вьюрков. Все они имели покровительственную окраску, коричневого или темно-бурого оттенка, в общем темную и мало заметную. Песчаный тетерев, бледно-рыжего оперения, гармонирующего с цветом голой почвы, водится на обнаженных каменистых местах и часто собирается большими стаями. На склонах гор встречаются куропатки, а в горных оврагах клушица желтоклювая, "скалистые" голуби, горные ласточки. Вокруг деревень и в самых деревнях много воробьев и реполовов. Однажды Уоллостон видел сидевшую на телеграфной проволоке кукушку.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
"Колесо жизни"; сфотографировано в Тибетском монастыре

Врагами этих птиц и некоторых животных являются - на земной поверхности - волки и лисицы, а в воздухе - орлы, сарычи и пустельга. Именно в защиту от них птицы и животные имеют покровительственную окраску. Огромные ягнятники, постоянно парят в небе, высматривая добычу.

Хотя в Тибете изредка мясо употребляется в пищу, но в принципе тибетцы против умерщвления животных, и на диких зверей не охотятся. В окрестностях некоторых монастырей монахи даже кормят диких животных, и они сделались настолько ручными, что дикие овцы, например, подходили совсем близко к лагерю экспедиции. Этот взгляд на животных внушен буддийской религией, которую исповедуют тибетцы.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
Тибетские ламы

Но другие буддисты не так требовательны в этом отношении. Может быть, в основе большей строгости тибетцев лежит товарищеское чувство, которое они должны испытывать к животным в их тяжелой совместной борьбе с суровой природой. Когда человеку приходится вместе с животными искать защиты от жестокого холода и всесокрушающего ветра, он несомненно должен испытывать угрызение совести, поднимая на них руку.

В Тибете, как сказано, почти не бывает осадков: Тибетское плато бесплодно и сухо. Но несмотря на это в нем имеются замечательные озера, нередко поразительной красоты. Главная отличительная черта их - голубой цвет. Может быть, он зависит от сияющей лазури тибетского неба, являясь его отражением. В том месте, где экспедиция свернула с дороги на Лхассу, чтобы направиться на запад по направлению к Эвересту, лежит одно из самых восхитительных озер - Бам-Дзо (Bam Tso), полное чарующей прелести: оно отражает на своей поверхности снежную цепь гор, среди которых находится знаменитая вершина Чомолхари.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
Тибетский способ приветствия

Летом эти озера служат приютом для бесчисленного количества дикой птицы. Здесь гнездятся гуси и кулик-щеголь. Красноватые атайки и чирки плавают в небольших озерах; вверху летают береговые стрижи, коричнево-головые чайки и обыкновенные мартыны.

Такова была та страна, через которую проходила на своем пути экспедиция, сначала по направлению к селению Камба-Дзонг и потом к городкам Шекар и Тингри; иногда на ее пути лежали деревни, где даже, на высоте 4600 метров рос овес, а порою и пшеница: так сильно там греет солнце в течение короткого лета; но большей частью приходилось идти по сухим пустынным равнинам, отделенным друг от друга цепями гор.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
Женщина из Лхассы

Хребты этих гор как бы сбегали с Гималаев (которые всегда оставались в виду с левой стороны) и пересекали путь экспедиции.

На перевале через один из таких хребтов, на высоте 5180 метров, случилось первое несчастье. Келлас и Рибурн заболели еще во время стоянки в Фари. Келлас был настолько слаб, что не мог ехать верхом. Поэтому его несли на носилках. Но он оставался бодрым и никто не думал, что положение его серьезно, когда вдруг к Бэри и Уолластону подбежал встревоженный носильщик и сообщил, что Келлас на дороге умер; слабое сердце его не выдержало подъема на перевал. Это случилось в момент прибытия экспедиции в Камба-Дзонг. Келлас, шотландский альпинист, обладавший настойчивостью, свойственной его расе, всегда следовал влечениям своего сердца до тех пор, пока не растратил всех сил. Он не мог сдержать себя: Эверест непреодолимо привлекал его. А он исчерпал свои силы еще до вступления в экспедицию, совершая высокие подъемы в трудных условиях в Сиккиме. Его похоронили на горном склоне, к югу от Камба-Дзонг, откуда открывался вид на Эверест. Его товарищи утешались мыслью, что в последний раз глаза Келласа покоились на преодоленных им вершинах: могучая Паухунри, Кангченюнга и Чомиомо, - это три вершины, на которые удалось подняться Келласу (и только ему одному), вставали перед ним в его последний день. Здесь, среди высочайших гор в мире, осталось тело этого великого любителя горных вершин, но его пылкий образ будет всегда вдохновлять всех гималайских альпинистов.

Рибурн был также серьезно болен и его отправили обратно в Сикким в сопровождении Уоллостона. Таким образом экспедиционный отряд альпинистов уменьшился вдвое. Остались только Мэллори и Бэллок, которые не бывали раньше в Гималаях. Потеря Келласа была тем более существенна, что он в течение нескольких лет перед этим производил специальные исследования над применением кислорода при подъеме на большие высоты, а в то время многие думали, что восхождение на Эверест возможно только при помощи кислорода.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
Крепость Камба-Дзонг

Наконец показался Эверест и экспедиция заторопилась к своей цели. За обширной равниной, на 150 километров от Камба-Дзон, вставал он, замыкая цепь вершин, в число которых входили такие гиганты, как Кангченюнга в 8610 метров, и Макалу в 8470 метров. Здесь, вытянувшись в величественный ряд, расположились прекраснейшие пики Гималаев, почти достигающие высоты величайшей вершины в мире. К ним по высоте лишь приближалась другая группа тоже могущественных гор, толпившихся вокруг вершины К-2 на другом конце Гималайского хребта.

Но Эверест был еще слишком далек, и потому Мэллори не мог исследовать его с точки зрения подъема. Однако северо-восточный горный отрог, полого спускающийся с вершины и известный уже ранее по фотографиям, сделанным вблизи Дарджилинга, был виден вполне. Казалось, что он представляет легкий путь для подъема на протяжении последних 450 или 600 метров к вершине. Вопрос заключался только в том, каков Эверест в своей нижней части, и можно ли как-нибудь подойти к этому северо-восточному его отрогу. Но ответа на эти вопросы еще нельзя было получить, так как промежуточные хребты заслоняли нижнюю часть горы.

Перейдя еще одну цепь гор и достигнув бассейна реки Арун, вытекающей из ледников Эвереста и смело прорезывающей в Гималаях громадное ущелье, экспедиция получила возможность хорошо рассмотреть вершину. Отправившись рано утром 11 июня, Мэллори и Бэлок подошли к берегу реки и дальше поднялись на скалистый гребень, с которого они рассчитывали увидеть то, чего так долго ожидали. Но, увы! Все в направлении Эвереста было задернуто туманом. Временами в пелене тумана появлялись разрывы, открывавшие очертания горы; Мэллори и Бэллок терпеливо ждали, и вдруг перед ними мелькнул проблеск вершины, которая не могла быть ничем иным, как Эверестом. Сначала показалась одна его часть, потом другая и, наконец, верхняя часть вершины, отроги, грани, и ледники. В этот же вечер с возвышенного места у своего лагеря они еще раз увидели вершину в угасающем вечернем свете.

Теперь Эверест находился только в 85 километрах, но на пути к нему лежали промежуточные хребты, по-прежнему скрывавшие его основание. Однако Мэллори мог уже видеть, что северо-восточный отрог Эвереста был не слишком крут, что ущелье, спускающееся с восточной грани вершины и, очевидно, впадающее в бассейн реки Арун, могло быть удобным путем для подъема. Это было то самое ущелье, которое он открыл впоследствии и которое оказалось самым красивым в Гималаях.

Но гора с этой восточной стороны еще не была исследована. Экспедиция имела также в виду пройти дальше на запад к городу Тингри скорее к северо-западу от Эвереста, и оттуда спуститься к нему. Тингри - маленький город, посещенный путешественниками Раулингом и Ридером в 1904 г. Предполагалось, что это город будет удобным для основной базы на все время рекогносцировочного исследования. К нему теперь и направилась экспедиция.

На пути она прошла через Шекар-Дзонг, который никогда прежде не посещался европейцами и который так характерен для Тибета, что в нем стоило остановиться даже у порога Эвереста1.

Шекар-Дзонг расположен на скалистой остроконечной горе. Собственно, самый город расположен у основания горы, но большой монастырь, в котором живет около 400 монахов, состоящий из бесчисленного количества построек, наполовину прилепился к самой скале. Часть зданий монастыря своими стенами и башнями примыкают к крепости, которая возвышается над ними. Крепость в свою очередь соединяется стеной, украшенной башнями, с оригинальной постройкой храма, как бы готического стиля, расположенной на высшей точке горы, где ежедневно воскуряется ладон.

Экспедиция остановилась здесь для отдыха на 17 июня. Говард Бэри с некоторыми участниками экспедиции посетил этот большой монастырь Шекар-Чо-Те. Он состоит из многочисленных зданий, расположенных террасами одно над другим, по очень крутому склону скалы. Тропинка вдоль фасада этой скалы проходила под несколькими арками.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
Тибетский лама

Дальше путешественники шли по живописным, но очень крутым и узким улицам, пока не вступили в широкий двор, на одной стороне которого находился большой храм, а в нем несколько позолоченных статуй Будды, украшенных бирюзой и другими драгоценными камнями. Позади них возвышалась огромная фигура Будды, почти в 15 метров высоты, лицо которого каждый год покрывается новой позолотой. Вокруг находилось 8 любопытных статуй, около 3 метров высотой, одетых в причудливые уборы: они называются стражами храма.

Поднявшись по крутой и скользкой лестнице, большей частью в темноте, путешественники вышли на площадку, расположенную перед лицевой стороной гигантской статуи Будды. Здесь они увидели прекрасно выгравированные чайники и другие очень интересные серебряные вещи, богато украшенные рельефными рисунками. Внутри храма было темно и воздух был пропитан тухлым, почти невыносимым запахом масла, употребляемого для ламп.

Говарда Бэри и его спутников принял глава монастыря, он же руководил и его осмотром. Перед уходом их провели к верховному ламе, который жил в монастыре уже 66 лет. На него смотрели, как на святого, и полагали, что в его лице перевоплотился предыдущий лама. В народе его очень чтили. Он имел только один зуб, и, несмотря на это, очень мило улыбался. Его комната была задрапирована материей, затканной золотом, и серебром, украшенной бирюзой и другими драгоценными камнями. Курение ладоном производилось непрерывно.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
Лама монастыря в Шекаре

Говарду Бэри удалось сфотографировать ламу. После продолжительных уговоров со стороны монахов, он согласился переодеться в платье из чрезвычайно красивой золотой парчи, украшенной сзади драпировками из очень ценного китайского шелка. Лама сел на возвышенный трон перед красивым китайским столом, украшенным резьбой на передней стороне, на котором помещался его колокольчик. Эти снимки потом Г. Бзри раздавал туземцам и трудно было представить себе более приятный для них подарок; получившие его, относясь к старому настоятелю, как к святому, наверное, помещали его в божницах и курили перед ним фимиам.

Этот и другие приемы у лам, которые имела экспедиция, показывают, что религия - очень реальный и могущественный фактор в Тибете. Главные ламы в монастырях - часто очень почитаемые люди, а лама в Ронгбуке, с которым экспедиция встретилась позднее, занимает совсем особое положение.

ПРИБЛИЖЕНИЕ К ЭВЕРЕСТУ

19 июня экспедиция пришла в местечко Тингри, и с этого момента началась серьезная и трудная рекогносцировочная работа. Чтобы прийти сюда из Дарджилинга, потребовался целый месяц - срок больший, чем тот, который нужен был для переезда из Лондона в Дарджилинг, так как окружной путь для обхода Непаля оказался очень длинным. Но зато этот путь через Тибет акклиматизировал путешественников для больших высот. С высот за Тингри через равнину перед путешественниками открылся величественный вид на Эверест, находившийся на расстоянии 60 километров, и на другие такие же гигантские вершины, расположенные к западу от него, как Чо-Уйо - 8190 метров, Гиачунканг - 7820 метров.

Но на пути к ним лежали еще промежуточные хребты, так как все вершины Гималаев связаны с горными массивами, а не стоят отдельно сами по себе. Поэтому задача Мэллори представлялась очень сложной.

Он находился к западу от северо-восточного отрога, Эвереста, который был его целью. Теперь он видел с противоположной стороны ту же самую часть окружающих горных хребтов, которая была видна еще из Дарджилинга и ему предстояло решить, имеется ли какой-нибудь, путь с этой северо-западной стороны и нет ли другого лучшего пути к вершине кроме описанного выше северо-восточного отрога. Однако могло случиться, что там не окажется ничего кроме пропастей и крутых ледяных обрывов. Но все эти вопросы Мэллори мог решить, только подойдя к самой горе. Его непосредственная задача заключалась в том, чтобы найти долину, которая привела бы его к вершине. Это было не так легко, так как перед ним лежал лабиринт гор, а сам Эверест при дувшем тогда муссоне был обычно закрыт облаками.

Тингри оказался хорошей операционной базой. Мэллори и Бэллок вышли отсюда 23 мая прямо по направлению к Эвересту, остальная же часть отряда, включая Уолластона, снарядилась для своих специальных работ, т.е. для наблюдений, коллекционирования и геологических изысканий. Альпинисты взяли с собой 16 лучших носильщиков. Услышав от проводников об одной долине, ведущей к Эвересту, они отправились к ней и, перейдя хребет, очутились в долине Ронгбук. Поднявшись по ней, они подошли к концу ледника, с которого открывался вид на весь Эверест, находившийся на расстоянии всего лишь 24 километров. Прямо к нему вел, казалось открытый путь в виде ледника, поднимавшегося вверх.

Что же представлял Эверест на таком близком расстоянии? Прежде всего бросалось в глаза, что его очертания слагаются из очень простых линий крупного размаха. Это не были, конечно, сглаженные поверхности снежной вершины с белой шапкой и ледяными боками. Это не была также изломанная скалистая вершина с зазубренными гребнями и шпицами. Скорее это была огромная горная масса, могучая скала, одетая сверху тонким слоем белого снежного порошка, сдутого с боков ветром, несущая многолетний снег только на небольших и на немногих широких площадках, менее крутых, чем все остальное. Очертания его были сглажены, так как пласты лежали почти горизонтально. Большая желтая полоса пластов пересекала его переднюю грань, резко бросалась в глаза и придавала ему особенную мощность, подчеркивая громадные размеры основания.

С того места, где остановился Мэллори, были хорошо видны два огромных, ясно очерченных отрога: один северо-восточный (тот самый, что был виден из Дарджилинга и Камба-Дзонг), другой северо-западный; и между ними вставала громадная северная грань вершины Эвереста, круто спускавшаяся к леднику Ронгбук.

Место, где расположился Мэллори (на нем же позднее разбили основной лагерь), находилось на высоте 5000 метров; таким образом альпинисты поднялись уже больше, чем наполовину высоты Эвереста, и поэтому у них не создавалось впечатления той большой высоты, которую дает Эверест с юга и которое производит вершина Кангченюнга из Дарджилинга. Отсюда Эверест возвышался меньше, чем на 3900 метров и по, непосредственному впечатлению его величина приближалась к Монблану в Европе. Но Эверест имеет суровый вид, чего нельзя сказать о Монблане. На всем пространстве до Эвереста не было ни человеческого жилья, ни деревьев, ни травянистых лугов - все живые существа совершенно отсутствовали. Основной фон картины слагался только из диких скал, снега и льда. Здесь не было также мягких приятных бризов, свойственных долинам. Глубоко, на дне ледниковой долины, даже среди лета свирепствовали жестокие ветры, пронизывавшие насквозь холодом.

Вершина находилась, наконец, перед Мэллори лицом к лицу и путь к ней становился ясным. Это был ледник Ронгбук. И Мэллори не терял ни одного дня, чтобы продвинуться к нему и там найти дорогу на северо-восточный отрог, который он так долго уже имел в виду. Другой - северо-западный отрог, как выяснилось теперь, был настолько крут у вершины, что от него следовало отказаться. Мэллори особенно влекло к северо-восточному отрогу, так как он заметил, что от его конца отходит добавочный отрог, образующий острый край на северном склоне Эвереста. Можно было предположить, что он ведет вниз к седловине, соединяющей его с соседней вершиной, которая отсюда заслоняла все, что было за нею.

Однако самый ледник Ронгбук оказался большим препятствием, чем даже значительные высоты. Но это было препятствие преодолимое и в то же время полное своеобразной, величественной красоты. В своей верхней части он представлял волшебный мир из высоких заостренных ледяных скал. Лед таял, образуя бесчисленные башни до 15 метров высотой. Они производили впечатление целой системы гигантских сосулек, поставленных вверх остриями, которые вставали над одним общим ледяным основанием.

Поднявшись на Ронгбук, партия Мэллори и Бэллока испытала необычайную усталость, которая у обоих отняла последние силы. Это состояние потом сделалось известно под именем "ледниковой усталости"; по-видимому, оно зависело не только от высоты, но еще и от большой влажности воздуха, вызываемой действием палящих лучей солнца на лед, который, минуя жидкое состояние, прямо превращался в водяные пары. Носильщики также все ощущали эту усталость.

Когда Мэллори поднялся еще выше, для него стало очевидным, что восхождение на Эверест будет более трудным, чем он думал. Отвесные падения скал, которые лежали перед ним, представляли страшное зрелище: они совершенно не походили на те пологие снежные склоны, которые запечатлели фотографические снимки, сделанные раньше на расстоянии. Его прежнее представление о подъеме сводилось к тому, что весь путь от последнего лагеря до вершины придется почти проползти по гладкому склону, покрытому снегом, и в этом будет заключаться последнее, наиболее трудное усилие. Теперь он видел, что это не так. Для восхождения нужны были альпинисты и альпинисты исключительно сильные, так как Эверест был, скалистой горой.

Но Мэллори не нашел еще пути от ледника к вершине. Продолжая подниматься по леднику, он 1 июля начал обследовать его верховья, как раз под скалами, падающими отвесно с северо-восточного отрога. Здесь он сделал важное открытие. Оно только на миг мелькнуло перед ним, так как тучи скрывали все. Но он увидел совершенно отчетливо перешеек, который с этого момента назвали Северным перевалом; он соединял северную крутую грань Эвереста с вершиной, находящейся к северу от него, названной ими Северной вершиной. С этого перешейка на ледник Ронгбук падала вниз ледяная стена или ледопад.

Этот западный путь к Северному перевалу мог оказаться доступным, и Мэллори не считал его совершенно непригодным. Но он полагал, что его следует использовать только в самом крайнем случае, если не будет лучшего пути. Главным препятствием тут являлась большая высота ледяного обрыва и возможность лавин, а также господствующие здесь ужасные западные ветры. Эти ветры со страшной яростью ударяли прямо в лицо, так как ледник расположен в верхней части желобообразного углубления, ведущего к северной стороне Эвереста.

Через два дня Мэллори и Бэллок поднялись на соседнюю вершину, позднее названную Риринг, в 6864 метра, расположенную на западной стороне ледника Ронгбук. Этот подъем был вызван непреодолимым влечением к альпинизму. С этой вершины они увидели, что верхняя часть северной грани Эвереста становится более пологой выше Северного перевала и дальше в направлении к северо-восточному отрогу. По ней и прошел тот путь, которым производились все последующие восхождения.

Путь, ведущий к самой вершине, таким образом выяснялся: к северо-восточному отрогу можно было подойти' по краю северной грани Эвереста от Северного перевала.

Оставалось выяснить, как подойти к Северному перевалу, другими словами, найти лучший путь, чем тот, который уже открыл Мэллори с верховьев ледника Ронгбук. Но прежде чем изучить этот вопрос, он имел в виду еще один важный момент. Именно, ему хотелось отыскать совершенно иное, более легкое направление к Эвересту. Если бы он мог проникнуть за этот длинный западный хребет, обойти его вокруг с юга, - может быть там он нашел бы настоящий путь. Никто не видел этой юго-западной стороны, и возможно как раз там лежал таинственный путь на вершину. Это было одно из предположений, которое необходимо было проверить.

После нескольких дней предварительной работы Мэллори 19 июля достиг верхней точки перевала на северо-западном хребте, и отсюда заглянул вниз на Непальскую сторону Эвереста. Это был фантастически красивый вид, но удобного пути и здесь не оказалось. Имелось глубокое падение вниз до 460 метров к леднику и безнадежные пропасти. Мэллори думал, что можно пересечь этот ледник в его верховьях, но это оказалось также невозможным. Верхняя часть ледника была очень крута и изломана. Какие бы то ни было другие признаки пути к Эвересту с этой южной стороны отсутствовали. И если бы даже такой путь существовал, приблизиться к нему можно было бы только со стороны Непала, но никак не с севера.

Но какой удивительный вид открылся бы альпинистам на Эверест с южной стороны, со стороны Непала, если бы они имели возможность проникнуть туда! Оттуда Эверест должен производить еще более грандиозное впечатление, чем с севера. К югу от себя Мэллори увидел прелестную группу вершин в Непале. Было ли что-либо известно о них? Вероятно, их положение и высоту уже установили, так как их можно было определить тем же способом, каким определили высоту и положение самого Эвереста, именно с наблюдательных станций на равнинах Индии. Но как они должны быть красивы вблизи! Какие на них леса и цветы? И если бы можно было посмотреть оттуда назад по направлению к тому месту, где был Мэллори, какое очарование ожидало бы их! Если бы экспедиция имела перед собой огромное зеркало и Мэллори мог бы смотреть в это зеркало назад, по направлению к самому себе, он увидел бы самое чудесное зрелище, какое только может быть: на переднем плане глубоко прорезанные, одетые лесом долины, и позади них встающий из ужасающей бездны Эверест с вершиной Макалу, с одной стороны, и Чо-Уйо - с другой, а далеко к востоку и западу длинный ряд меньших, но все еще величественных вершин, сверкающих в солнечном сиянии своей белизной, одетых пурпурно-синей дымкой, которая так свойственна южной влажной стороне Гималаев.

И Мэллори увидел другое дивное зрелище в этой высокой стране, рекогносцировочное обследование которой он теперь заканчивал. С вершины Риринг к западу он увидел те же две вершины - Чо-Уйо и Гиачункан, обе такие массивные и величественные. Он заметил также, что менее высокая, но, может быть, более красивая вершина Пумори, в 7070 метров, необычайно заманчива своими внешними формами. Мэллори поразил также обширный ледник, слагающийся из множества ледяных потоков, низвергающихся с этих одетых снегом вершин. Конец этого ледника замыкали пропасти, потрясающие своим видом.

Мэллори пришел к следующему выводу на основании того, что он видел. Грандиозный ледник Ронгбук, который издали кажется удобным, не представляет надежного пути для подъема на Эверест. Его окружают такие ужасные пропасти, что не могло быть и речи о приближении к нему, разве только через названную выше, круто спускающуюся с Северного перевала ледяную стену. Но на это можно было пойти лишь в самом крайнем случае. Ледник Ронгбук лежал также на пути к южной стороне Эвереста и мешал сделать попытку подняться с юга. Но если бы даже здесь был путь, его преграждали бы непроходимые отвесные склоны, спускающиеся к югу.

Обследование ледника Ронгбук привело к важному выводу: именно, что вершина в своей верхней части вполне доступна. Исследуя ее по направлению книзу, Мэллори отметил, во-первых, что северо-восточный отрог Эвереста имеет сравнительно пологий склон на протяжении приблизительно около километра, и во-вторых, что край северной грани, идущей от Северного перевала вверх к северо-восточному отрогу, вполне доступен, хотя и крут. Но вопрос, как достичь Северного перевала, все же оставался открытым. Однако если бы удалось каким-либо способом проникнуть на этот перевал, продвижение дальше было бы уже возможно: Верхний гребень Эвереста не имеет больших скалистых башен или отвесных стен; здесь преобладают тупо закругленные выступы, сравнительно гладкие и не крутые.

Мэллори и Бэллоку предстояло теперь обогнуть Эверест еще с востока, чтобы решить два вопроса: как подняться к Северному перевалу, и нет ли с восточной стороны лучшего пути.

Изучив, таким образом, подступ к Эвересту с запада, они должны исследовать теперь его восточную сторону.

ПУТЬ НАЙДЕН

Итак, теперь предстояла задача приблизиться к Эвересту с востока. План обхода во много километров имел в виду обогнуть названные выше отдаленные вершины, чтобы подойти к Северному перевалу с восточной стороны и посмотреть, не является ли последний более доступным отсюда, чем с запада.

В снегу, в гололедицу при сильном ветре, 25 июля Мэллори и Бэллок собрали свои палатки на леднике Ронгбук, чтобы отправиться в Карта1, в обход, на расстоянии около 55 километров к востоку.

В Карта начальник экспедиции Говард Бэри основал новую базу, расположив ее у устья долины, спускающейся по направлению к востоку, по-видимому, прямо с Эвереста. В течение месяца, пока Мэллори и Бэллок исследовали ледник Ронгбук, Г. Бэри провел изыскания во всей прилегающей области до границ Непала. В то же время Морсхэд и Уиллер вели свои наблюдения, Герои производил геологические исследования, Уолластон собирал ботанические и другие естественно-научные коллекции. Местечко Карта сделалось сборным пунктом для рассеявшихся членов экспедиции. Месяцем позднее здесь же присоединился к ним Рибурн, несколько оправившийся от болезни.

Карта расположена на высоте только в 3750 метров. Климат ее очень мягкий, растительность обильная, население занимается зерновыми посевами. Такая перемена была очень приятна для Мэллори и Бэллока, так как суровые условия тех высот, в которых они работали, невыносимы для человека в течение долгого времени.

Мы с детства привыкли слышать от людей, поднимавшихся до 6000 метров и более, об одышке и болезнях, которыми сопровождаются подъемы на большие высоты, но альпинисты этой экспедиции почти не испытали их; они даже забыли, что такое приспособление далось им не без усилий с их стороны. Они очень привыкли к большим высотам, но все же и их бодрое настроение видимо там падало. Мэллори, как человек со страстным характером, решительно проводил свои планы. Но делалось это им на основании холодных, твердых решений, а не ради увлекательной цели. Еще до сих пор очень большие высоты отнимают у человека бодрое состояние, и очарование вечно-снежных областей исчезает там. Поэтому альпинизм превращается в тяжелую работу, которую человек выполняет из чувства долга. Он испытывает наслаждение только значительно позднее, когда ощущения усталости и лишений сгладятся; тогда впечатления, которые он получил, выступают в полном блеске. Как бы ни были великолепны сами вершины, их, основания с которыми приходилось соприкасаться альпинистам, взбиравшимся на ледник Ронгбук, были мрачны, порою до ужаса, а их только альпинисты и могли видеть, если снежные вершины были закрыты тучами. Достигнутые ими склоны были голы и засыпаны осыпями, или представляли тупые округлые обнаженные отроги.

Здесь на леднике Ронгбук альпинисты испытали отмеченную выше ледниковую усталость. В маленьких палатках, где с трудом можно было поместиться, приходилось спать прямо на земле, но они в состоянии ледниковой усталости относились совершенно безразлично к полному отсутствию удобств в течение целого дня или даже двух и лишь после этого срока холод, снег и ограниченность движений делались для них невыносимыми и выводили их из апатии.

И вдруг в Карта все изменилось. Здесь были и деревья, и зеленые пастбища, и цветы, и поля ячменя. Птицы и бабочки носились в воздухе. Погода стояла чудесная. Воздух был мягкий и теплый, и непрерывно сияло солнце. В таких условиях альпинисты снова почувствовали радость жизни.

Однако Мэллори разрешил себе только 4 дня такой роскоши и комфорта; 2 августа он снова отправился к Эвересту исследовать его восточную сторону. Он хотел подняться к истоку реки Карта, на ледник, из которого она вытекала. Но местный проводник повел его из этой долины через перевал на юг, в другую параллельную ей долину Кама. Эта счастливая случайность привела Мэллори, может быть, в лучшую долину во всех Гималаях, если только запрещенный Непал не скрывает еще больших чудес.

Исключительная красота долины Кама обусловливается тем, что она спускается вниз прямо от самой вершины Эвереста и последний заполняет всю ее верхнюю часть.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
Долина р. Камы

Дальше она проходит под величественными скалами Макалу, который только 400 метрами ниже Эвереста и еще более красив. Падение долины так велико, что на виду у этих двух высочайших вершин она спускается до высот, которым свойственна роскошная растительность. От пышных альпийских лугов, где пасется скот и цветут генцианы, примулы и саксифраги, Эверест отстоит всего на 15, а Макалу на 8 километров. На этом расстоянии находятся самые вершины, а основания их и отвесные склоны расположены еще ближе. Третья вершина - спутник Эвереста, - отделенная от него только перешейком, также соприкасается с этой долиной. Это вновь открытая южная вершина Глос в 8500 метров. От нее, простираясь к Макалу, идет снежный хребет с крутыми склонами, образующий грандиозную стену ослепительной белизны, с снежной окраской в мягко-голубые тона насыщенного влагой воздуха.

При спуске в эту долину перед альпинистами встали склоны Макалу и Хомолонзо, поражающие своим отвесным падением в долину на 3050 метров; в тот момент их покрывал белый свежевыпавший снег. Это было ни с чем несравнимое очарование горных высот, потрясающий момент для человека, переживающего его в первый раз.

Через неделю или немного больше Г. Бэри и Уоллостон занялись исследованием этой, открытой Мэллори и Бэллоком, местности. Они направлялись вниз долины, в то время как альпинисты поднимались по ней вверх. Спускаясь по долине реки Камы, к ее соединению с долиной реки Арун, в том месте, где Кама прорезывает в Гималаях грандиозное ущелье, они оказались на высоте 4000 метров в густом лесу из можжевельника, серебряной сосны, рябины, ивы, березы и высоких рододендронов. И все это на расстоянии лишь 22 километров от подножия Эвереста и непосредственно у скал Макалу. Лес рос здесь полный сил. Деревья можжевельника в обхвате 6 метров поднимались до высоты в 30-45 метров и рядом с ним субтропические магнолии, сикоморы и бамбуки, местами ольха. А ниже, всего в 35 километрах от основания Эвереста река Кама соединяется с рекой Арун на высоте 2300 метров над уровнем моря!

Открыть богатую долину, обладающую таким разнообразием горного пейзажа, деревьев и цветущих растений, - уже это одно было бы достаточным достижением для всякой экспедиции. На протяжении многих лет редко кому из путешественников удается посетить такое исключительное место.

Несомненно, имеется здесь и другая долина, которая может соперничать с долиной Камы великолепием гор. Она спускается до высоты 3600 метров, как раз к подножию К-2, второй высочайшей вершины, сопровождаемой спутниками в 8200 и 7925 метров. Но эта долина Шакза, расположенная на дальней стороне Каракорумских Гималаев, менее богата, чем долина Кама, так как она находится значительно севернее и меньше подвержена влиянию муссонов. Воздух в ней резкий, сухой и холодный; там нет зеленых пастбищ, с пасущимися на них стадами, нет генциан и примул, нет сочетания ласковой природы с высотой. Там царит суровое величие без каких-либо смягчающих черт.

Должно быть, это две лучшие долины в Гималаях, если только (и это вполне вероятно) у подножия Эвереста и Макалу со стороны Непала нет более богатых долин. Но если долина Шакзам грубее и имеет более суровую природу, чем долина Кама, то ее высокие вершины больше очаровывают пришельца. Они как бы очищают человека, изгоняя из него все постороннее, не настоящее. Чистые линии и высота этих залитых солнцем вершин непреодолимо влекут к ним человека, как мотылька влечет свет. Чтобы увидеть все их великолепие, альпинист может даже пойти на риск своей жизнью.

Мэллори и Бэллок, приведенные в восторг поразительной красотой долины Камы, должны были, однако, немедленно приступить к выполнению своей задачи - отыскать путь к Северному перевалу с этой восточной стороны, или какое-нибудь другое доступное направление на длинном северном отроге.

Они поднялись на одну из вершин над южной частью долины, чтобы получить полное впечатление о восточной стороне Эвереста. Великолепный вид открылся перед ними. Вверху висел ледник и нужно было очень внимательно всмотреться в него, чтобы, как говорит Мэллори, "убедиться в том, что почти везде скалы ниже ледника были под угрозой от падающих с него льдин". И если где-нибудь и можно было подняться, то подъем этот должен был быть очень трудным, потребовал бы много времени и мог привести к рискованным, трудным положениям.

Короче говоря, с восточной стороны не было возможности подняться на Эверест.

Таким образом оставалось возвратиться к прежнему плану и искать путь к Северному перевалу отсюда, из долины Камы. Мэллори не видел к нему пути. Но для него было ясно, что в долине Карта, которую он оставил, мог быть путь, если по ней пройти вверх. Тогда он отправился в долину Карта и, поднявшись по ней до Глакпа-Ла - перевалу в ее верховьи, - казалось, нашел что-то похожее на путь к Северному перевалу. Но прежде чем направиться к нему, он должен был выждать, пока пройдут муссоны и создадутся лучшие условия не только для достижения самого перевала, но и для попытки подняться несколько выше по склону Эвереста. Это был самый важный момент в работе всего сезона, и для его выполнения требовались основательные приготовления.

Закончив предварительное обследование, Мэллори и Бэллок 20 августа возвратились в Карта на 10 дней, чтобы отдохнуть и реорганизоваться для нового выступления. Сюда собрались все члены экспедиции, включая Рибурна. Уиллер за это время сделал важное открытие, существенно изменившее все планы. Фотографируя окрестности Эвереста, он заметил ледник, называющийся теперь Восточным Ронгбукским ледником, боковой язык которого соединялся с главным течением ледника Ронгбук почти в 4 километрах от его конца. Было естественно предположить, что верхняя часть его спускалась с Северного перевала. Все это выглядит в настоящее время на карте очень просто. Но распутать направления ледников, хребтов и отрогов - было задачей исключительной сложности. Мэллори видел это ответвление, когда он поднимался на ледник Ронгбук и имел в виду обследовать его, но наступление сильных муссонов задержало на время его намерение. Однако он не мог предположить, что этот небольшой ледяной поток, направляющийся прямо на восток, спускался со склонов самого Эвереста, так как последний расположен почти прямо на юг отсюда. Но согласно показаниям Уиллера, ледник этот шел от Эвереста и мог оказаться, и, действительно, оказался впоследствии, тем единственным, путем, которым можно достигнуть Северного перевала. Это была единственная маленькая трещина в панцире, через которую можно было проникнуть к телу гиганта.

Таким образом обе возможности требовали исследования. К Северному перевалу можно было подойти или с севера через Восточный Ронгбукский ледник, или с востока через ледник Карта.

Передовой основной лагерь располагался в долине Карта на удобном травянистом плато высотою в 5270 метров; еще выше, на высоте 6000 метров разбили второй лагерь. Мэллори хотел не только дойти до Северного перевала, но подняться на склон самого Эвереста, до северо-восточного его отрога. Его надежды простирались даже еще дальше. "Разве нельзя, - думал он, - организовать маленький лагерь на высоте 8080 метров и оттуда сделать попытку взойти на самую вершину". Таково было его честолюбивое стремление, так как он еще не вполне представлял, как труден в действительности подъем на высочайшую вершину. В последний день августа он и Бэллок снова находились в передовой базе у ледника Карта. Но они вынуждены были ждать почти три недели до 19 сентября, так как признаки прекращения муссонов еще не наступили. И когда погода, наконец, прояснилась, казалось невероятным, чтобы солнце могло уничтожить всю массу выпавшего за это время снега. Ждать дальше не было смысла и выступление совершилось, хотя на этот раз надежды Мэллори на подъем на вершину потускнели: так много было снегу и было так холодно. Мэллори, однако, решил не оставлять своего намерения, пока сами обстоятельства не принудят отказаться от него.

Его первой целью являлся Глакпа-Ла, перевал в истоке ледника Карта. Отсюда Мэллори еще раньше видел ту местность, которую Уиллер считал за верхнюю часть Восточного Ронгбургского ледника, и у него возникла мысль спуститься на этот ледник и с него подняться на Северный перевал. Но прежде этого выступления необходимо было перенести снаряжение для лагеря на Глакпа-Ла.

20 сентября рано утром экспедиционный отряд вышел при благоприятных условиях. Мэллори и его спутник, на этот раз Морсхэд, с наслаждением ступали по твердому, хрустящему снегу. Они взяли направление на Эверест, окрыленные большими надеждами, но требовались громадные усилия при движении по леднику, испещренному трещинами, и по глубокому снегу, в более высокой части ледника, где снег был сыпуч как песок. Мэллори и Морсхэд пытались протоптать в нем какую-нибудь тропинку для носильщиков с тяжелым грузом, но безуспешно. Отряд отчаянно боролся. Мэллори торопился к высшей точке перевала, чтобы доказать возможность его достижения, и под влиянием его вдохновенного примера маленький отряд преодолел свой путь до последнего склона и, наконец, сложил свой груз - 11 тюков на перевале.

Итак, Мэллори еще раз был на Глакпа-Ла; погода стояла Прекрасная, и он отчетливо мог видеть Северный перевал и склоны Эвереста. То, что он увидел, заставило его задуматься. Подъем на Северный перевал с ледника представлялся нелегким. Ледяная стена ужасных размеров, может быть в 200 метров высотой, падала вниз; ее поверхность была изломана непроходимыми трещинами; к тому же угол падения был, несомненно, очень крут, так как этот ледник относился к висячим. Но Мэллори все же надеялся победить его. Однако это могли выполнить только тренированные люди, и было бы несвоевременно пытаться осуществить эту трудную задачу теперь же силами всего трех альпинистов, имея с собой небольшое число носильщиков, уже более или менее страдавших горной болезнью.

Очевидно для этой цели был необходим более сильный отряд, и Мэллори, исследовав путь к Эвересту и проложив дорогу на Глакпа-Ла, возвратился с носильщиками к передовому лагерю, где уже собрались Г. Бэри, Уоллостон, Рибурн, Бэллок и Уиллер.

Днем в лагере было очень хорошо, несмотря на высоту в 6000 метров: ярко светило солнце и было так тепло, что завтраки и чай проходили на открытом воздухе у палатки. Необычайные виды расстилались перед альпинистами с вершины горы, на несколько сот метров выше лагеря. Г. Бэри рассказывает, как из огромного моря облаков, заполнявших долину, вставали все наиболее известные вершины Гималаев, напоминая блестящие, чистые, как перлы, острова на клубящемся воздушном океане. В 150 километрах к востоку поднимался массив Кангченюнга, вблизи него Джану и Номиомо, и совсем близко, выше всех остальных - Макалу, красивейшая из всех вершин, и рядом с нею несколько гигантов Непала, а немного к западу сам Эверест, отчетливый и ясный, изумительно, белый от свежевыпавшего снега, причем отходящие от него по радиусам высокие отроги нисколько не уменьшали его размеров, и он поднимался к небу отдельной вершиной во всем блеске своей красоты.

Вся эта панорама сверкала в сиянии солнца. Казалось, это был новый мир, расположенный высоко-высоко над сумрачной землей, мир, в котором все решительно выглядело необычайно светлым.

22 сентября все было готово для последнего продвижения к Эвересту. Бедного Рибурна пришлось оставить, так как он не вполне выздоровел и не мог вынести суровых условий, ожидавших экспедицию впереди. Но остальные 6 человек выступили в 4 часа утра при 30° мороза по С. Их сопровождали 26 носильщиков, разделенных на 4 партии и связанные альпийскими веревками. Это был настоящий поход; всех пробирала дрожь от сознания, что приближается критический момент экспедиции.

Месяц светил очень ярко и в прозрачном горном воздухе снежно-белые вершины выглядели почти так же отчетливо, как днем, но только с оттенком эфирности, как будто все это происходило в волшебном царстве. Снеговой покров ледника оказался в прекрасном состоянии: порядочно подморозило, и отряд великолепно продвигался вперед.

Начинало светать. Прямо на запад перед ними вставал Эверест, и каждая деталь его резко вырисовывалась на сапфировом небе. И вдруг на верхушку его упал первый робкий луч солнца, окрасив ее сначала в розовый, а затем постепенно в оранжевый цвет.

В нарастающем дневном свете отряд совершал свой путь вверх по леднику, предводительствуемый Мэллори, и в 10 ч. 30 м. он был в верхней точке перевала Глакпа-Ла, на высоте 6810 метров, только в 3 километрах от Эвереста. Но крутой спуск вниз на 365 метров к основанию ледника, который простирался к ледяному обрыву, ведущему к Северному перевалу, помешал дальнейшему продвижению в этот день. Сделали остановку на перевале. Поднялся леденящий ветер, и мелкий снег, сдуваемый с поверхности, проникал всюду. Тогда отыскали небольшое углубление в снегу, в нескольких метрах от высшей точки, и в нем расположили лагерь. Это было единственно возможное место, но оно давало мало защиты от ветра, и в чем с трудом поместились даже малые альпийские палатки типа Мида и палатки типа Моммери. Кроме того так сильно сказывалось влияние высоты, что даже незначительное усилие, как вползание внутрь палаток, уже вызывало нарушение нормального дыхания.

Состояние ночью внутри палаток было ужасно. После захода солнца температура упала до 16°, а позднее до 19° С. Ветер выл вокруг. Никто кроме Мэллори не спал совсем. Утром все страдали от головной боли из-за недостатка воздуха в палатках. Носильщики почти закоченели. С восходом солнца и после небольшого горячего завтрака головная боль исчезла, и люди несколько ожили. Тем не менее вид ледяного обрыва у Северного перевала внушал такой страх, что на него решились подняться только опытные альпинисты, как Мэллори, Бэллок и Уиллер. Они выступили в поход с немногими носильщиками. Остальные возвратились к лагерю на высоте 6000 метров.

СЕВЕРНЫЙ ПЕРЕВАЛ

На пути к вершине Эвереста только Северный перевал представлял рискованную, ненадежную часть. Это было самое слабое звено на протяжении всей цепи восхождения. Мэллори лично убедился, что от Северного перевала до вершины серьезных препятствий не было. А Уиллер с главной долины Ронгбук видел, что нет особенных трудностей также и на пути к подножию Северного перевала. Мэллори, Уиллеру и Бэллоку предстояло теперь решить, возможно ли взобраться на ту ужасную ледяную стену, которую они видели с Глакпа-Ла и которая являлась единственным путем к перевалу, покрытому ледником совершенно особенного типа. Они должны были также решить, будет ли подъем на перевал с восточной стороны лучше, чем с западной, которую Мэллори видел, поднимаясь на Ронгбукский ледник.

Это нужно было сделать прежде, чем они должны были покинуть свой лагерь на Глакпа-Ла 23 сентября и отправиться вниз в верхний бассейн Ронгбукского ледника. Спуск на 365 метров совершили благополучно, без особенных препятствий. Затем отряд медленно пересек ледник и разбил палатки на чистом снегу под самым Северным перевалом на высоте 6400 метров.

Можно было думать, что под защитой гор с трех сторон в этом месте будет тихо, и альпинисты проведут спокойную ночь. Но в действительности оказалось не так. Яростные порывы ветра трясли и, казалось, разрывали палатку на части, угрожая сорвать ее с веревок. Из-за этого ветра и влияния высоты альпинисты опять спали очень мало.

24 выступили не особенно рано: в тех высотах при сильном холоде было бы слишком жестоко заставлять выходить людей до восхода солнца. Так как перед отрядом стояла трудная и, может быть, опасная задача, взяли только трех более опытных носильщиков. Через полчаса отряд находился у первого склона громадной ледяной стены, и подъем на нее начался. Предстояло взойти по льду, покрытому снегом, на высоту около 550 метров. Для опытного альпиниста это не являлось исключительно трудным делом, но даже от него требовалось большое внимание и находчивость. И Мэллори устремился вперед навстречу всем случайностям, как это он делал всегда, встречаясь лицом к лицу с какой-нибудь трудной задачей альпинизма.

Нижняя часть ледопада была очень удобна для ходьбы. Кроме одного небольшого обрыва в том месте, где альпинисты огибали край расселины, на их пути задержек больше не было, и они поднимались сначала вправо по наклонно замерзшему лавинному снегу, и затем влево, к вершине перевала, пересекая склон вверх. Но на пути имелся один переход, как раз под перевалом, который внушал беспокойство. Это было то место, которое позднее стало известно под именем "последних 60 метров" и как раз над той точкой, где впоследствии в 1924 г. Мэллори, Нортон и Сомервелль с таким трудом спасли 4 носильщиков. Снег лежал здесь под очень крутым углом и был довольно глубок, так что идти было рискованно. Пришлось проделать тяжелую работу, выбивая в нем многочисленные ступеньки, около 500 штук; этим закончилась самая трудная часть пути. В 11 ч. 30 м. отряд взошел на Северный перевал.

Таким образом главное препятствие на пути к вершине альпинисты преодолели: путь к Северному перевалу не только был найден, но и испробован. Конечная задача рекогносцировки была выполнена.

Когда отсюда Мэллори осмотрел край северной грани Эвереста по направлению к северо-восточному отрогу, он больше не сомневался в том, что именно здесь лежит доступный путь к вершине. Впечатление, которое он получил на расстоянии, вполне подтверждалось вблизи.

На всем пути, насколько мог видеть Мэллори, эта скалистая вершина и снеговые склоны ее не были ни опасны, ни трудны, что так и оказалось впоследствии. Путь к вершине был найден и это был легчайший путь и, по всей вероятности, единственный.

Экспедиция выполнила задачу, для которой она была послана из Англии. Но альпинисты все время в глубине души надеялись, что, может быть, они смогут сделать больше, чем только отыскать путь, что они смогут подняться дальше, и кто знает, как высоко.

Сам Мэллори питал горячую надежду. И он был достаточно приспособлен, чтобы подняться выше. Но отряд в целом уже ослабел. Уиллер еще считал себя способным на некоторое значительное усилие, но он потерял всякую чувствительность в ногах. Бэллок устал, хотя усилием воли он мог бы себя заставить идти вперед, впрочем, вероятно, очень немного. Мэллори лучше других спал последние две ночи, и он полагал, что мог бы пройти еще 600 метров по вертикальной линии. Но пройдя это расстояние он должен был иметь время для спуска обратно в лагерь у подошвы Северного перевала еще до наступления темноты.

Следовательно ничего больше сделать не представлялось уже возможным. К тому же другой фактор - погода - оказался решающим. Даже туда, где находился отряд под защитой небольшой ледяной скалы, врывались через небольшие промежутки времени яростные порывы ветра и вихрями вздымали мелкий снег, от которого задыхались люди. А там вдали, за перевалом уже свирепствовал настоящий шторм. Свежевыпавший снег непрерывными вихрями мчался по громадной грани Эвереста и весь отрог, по которому лежал путь альпинистов, был открыт порывам бури, свирепствовавшей с неумолимой яростью. Снежные массы взлетали вверх с тем, чтобы в следующий момент страшным ураганом броситься вниз на подветренную сторону. Несколько мгновений альпинисты пытались бороться с бурей, чтобы выяснить возможность подъема и самим испытать на перевале всю силу, ветра. Но и этих мгновений было достаточно, чтобы заставить их устремиться под защиту описанной скалы. Это и было концом всех попыток экспедиции 1921 года совершить первовосхождение на Эверест.

Ветер оттолкнул альпинистов, когда путь, хотя и трудный, был уже найден. И этот же ветер, больше, чем всякие другие физические трудности, больше даже, чем влияние высоты, был главным препятствием для двух последующих экспедиций. Всегда приходилось считаться с ним. И что хуже всего, человек не мог противостоять ему.

Однако Мэллори и тут не отказался еще от надежды каким-нибудь способом подняться на вершину. Возвратившись в лагерь у подножия Северного перевала, он думал о возможности перенести свой маленький лагерь на самый Северный перевал. Но пищевые рационы были уже малы, и носильщики не особенно охотно соглашались идти. К тому же не было никаких шансов, что ветер ослабеет. И даже Мэллори уже не мог сделать ничего больше, да в этом и не было необходимости: экспедиция выполнила то, зачем ее послали. Она нашла доступный путь к вершине и испробовала ту часть его, которая с точки зрения альпинизма была наиболее трудной. И все это экспедиция выполнила, несмотря на потерю двух наиболее опытных альпинистов, которые предварительно были знакомы с Гималаями.

Итак, под руководством Говарда Бэри главная цель экспедиции была достигнута. Кроме того ею путь к вершине был найден, заснята карта всей области Эвереста и сверх этого сделаны частичные наблюдения в непосредственном соседстве с ним. Произведены также геологические изыскания и изучены встречавшиеся ботанические и зоологические объекты и собраны коллекции их. А ровно через год после того, как экспедиция выступила из Дарджилинга, была опубликована книга; содержавшая ее отчет и карты для использования второй экспедиции.

Таким образом в этот раз было заложено хорошее, надежное основание; две последующие экспедиции вполне сознавали, чем обязаны были они этому первому рекогносцировочному исследованию Эвереста.

ВТОРАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

ПРИГОТОВЛЕНИЯ

Итак, надо было сделать новую попытку достигнуть вершины Эвереста, на этот раз с напряжением всех сил.

Для этого предстояло вновь сорганизовать экспедицию, и после возвращения Говарда Бэри с его отрядом спешно приступили к приготовлениям. Нельзя было терять ни одного дня. Из отчета Мэллори следовало, что восхождение необходимо закончить до начала муссонов, которые наступают там в июне. Вторая половина мая и первая неделя июня - это то время, в течение которого альпинисты должны совершить подъем на Эверест. Поэтому экспедиции нужно было выйти из Дарджилинга не позднее конца марта, а все запасы и снаряжение отправить из Англии не позднее января 1922г. Нужно было очень спешить, так как уже наступил ноябрь 1921 г.

Но сначала необходимо было решить самый важный вопрос - о начальнике экспедиции. Г. Бэри, руководитель первой экспедиции, провел ее так хорошо и сделал для нее так много, что было бы жестоко говорить об его устранении.

Но борьба за Эверест время от времени требует индивидуальных, жертв во имя общей цели. На этот раз во главе экспедиции должен был стать человек исключительных организационных и административных способностей, и Г. Бэри рыцарски отказался от дальнейшего руководства в интересах дела в целом.

Генерал К.Г. Брус не принимал участия в первой экспедиции, так как ему не позволила служба. Теперь он мог иметь длительный отпуск. Правда, он был слишком стар для альпиниста и трудно было предположить, что он сам сможет достигнуть вершины: опыт показал, что только люди гибкого, легкого сложения, с небольшим весом, могут подниматься на большие высоты. Но как руководитель всей экспедиции он не имел соперников: он знал Гималаи и их население, как никто. Он служил в Гурском национальном полку и провел почти все время своей службы в Гималаях. Именно гурки населяют Непал, в котором находится половина массива Эвереста. Брус участвовал во многих Гималайских экспедициях, начиная с 1892 г. под начальством сэра Мартина. Искусству альпинизма он учился еще в юности, в Альпах, и, кроме того, многое в этом отношении он заимствовал у гурков. Он так хорошо знал и понимал этих горцев и так умел входить в близкие отношения с ними, что, несомненно, при нем можно было использовать, их лучше, чем при ком-либо другом. Эта особенность Бруса, дававшая ему возможность влиять на горцев, делала его идеальным руководителем всякой экспедиции в Гималаях.

В нем удивительно сочетались черты юноши и зрелого мужа. Трудно было определить, беседуете ли вы с молодым или со взрослым человеком. Кажется, если бы он прожил 100 лет, он всегда оставался бы юным. И в то же время в нем чувствовался зрелый человек. В нем было много дерзости, вечной кипучести, соединенной почти с мальчишеским весельем. Он принадлежал к проницательным, компетентным людям, которые не останавливаются перед пустяками. В нем было замечательное и очень ценное качество - то особенное мужество, которое никогда не позволяло ему падать духом. Его бодрое состояние заражало других. Вот почему Брус был так желателен в качестве руководителя.

Много рассказов существует о Брусе. Так, однажды, когда в одной экспедиции возник спор о старшинстве ее участников, Брус сказал: "хорошо, я - только носильщик", - взял груз и понес его.

Итак, этого человека пригласили руководить экспедицией и с его помощью выбрали остальных участников. К счастью Мэллори мог снова присоединиться к ним, но Бэллок должен был возвратиться к своим консульским обязанностям и ждал отправления из Гавра. К этому времени выздоровел Финч, и в его лице экспедиция приобрела опытного альпиниста, проведшего в юности много времени в Швейцарии и совершавшего подъемы в горах зимой так же хорошо, как и летом. Даже Мэллори не мог превзойти его своим пылким стремлением и решимостью во что бы то ни стало победить Эверест. Участие их обоих было особенно желательным. Кроме того в Англии пригласили еще двух новых членов экспедиции: Нортона и Сомервелля.

Майора Е.Ф. Нортона хорошо знали в Клубе альпинистов. Он не только изучил науку альпинизма. В его прошлом имелось еще одно преимущество: он служил в Индии и принимал участие в Гималайской экспедиции охотников, поэтому он владел индусским языком и умел должным образом обращаться с туземцами. Сосредоточенный, внимательный и точный, привыкший управлять людьми, он сразу внушал к себе доверие. Оно увеличивалось еще больше благодаря, его доброте и сердечности. Несомненно он обладал многими выдающимися качествами. Как офицер конной артиллерии он был выдвинут за прекрасную работу его батареи; на войне ему дали отличие; он прошел штабную академию. Кроме того Нортон был страстным любителем птиц и художником, более чем средних способностей. Во всем он был методичен и ловок. Он гордился своей пунктуальностью и никогда не приходил слишком рано или слишком поздно. Так, отправляясь в Индию, он приехал на вокзал за минуту до отхода поезда, не спеша попрощался с друзьями и спокойно вошел в поезд, когда тот был уже на ходу, еще продолжая свой разговор. При нем были невозможны растерянность и смятение, и в критических обстоятельствах он всегда предусматривал всякую случайность. Можно было быть вполне уверенным, что в затруднительный момент он проявит весь запас своей энергии для решительного шага. Не менее, даже, может быть, более сведущим был Говард Сомервелль. Хирург по профессии, он был ловким и смелым альпинистом и в то же время незаурядным художником и музыкантом. Происходил он из Озерной области, всю жизнь провел среди гор и очень любил их. Решительный и очень стойкий, это был человек с громадным запасом энергии и жизненных сил. Но ценнее всего в нем было мужество, сердечность и теплота. Прямой и настолько доступный для всех, что всякий чувствовал себя с ним, как дома, ловкий и внимательный, он всегда был там, где требовалось оказать услугу. Он был большим и сильным человеком не только физически, но и духовно, с неиссякаемой энергией. Его наружность не представляла ничего особенного. Стройности Нортона и громадной силы Бруса в нем не было, но в то же время его нельзя было назвать сухим, жилистым человеком. Может быть, самой характерной его чертой являлась гибкость, не только физическая, но и умственная, - гибкость пружины, способной поддаваться, но упорно возвращающейся назад.

Сомервелль принадлежал к литературному кругу. Человек науки и искусства, очень впечатлительный он несомненно в будущем даст что-то ценное об Эвересте, когда воспоминания физических страданий, пережитых в экспедиции, побледнеют, и в его сознании полностью созреет трагедия Эвереста. Поэтому издатели должны терпеливо выждать появления его работы, которую он напишет много лет спустя.

Мэллори и Финч, Нортон и Сомервелль предназначались для восхождения на вершину. Полковник Е.Л. Струтт, доктор Уекфильд, капитан Джофрей Брус и С.Г. Крауфорд, служивший на гражданской службе в Индии, должны были образовать вспомогательный отряд, так как они были или слишком стары или не владели опытом альпинистов, чтобы участвовать в подъеме на большие высоты.

Струтт имел большой опыт по восхождениям в Альпах. Он несомненно мог бы подняться на Эверест, если бы это случилось на несколько лет раньше. Его считали очень ценным в качестве помощника начальника экспедиции на то время, когда отряд выступит из основного лагеря, где останется Брус.

Доктор Уокфильд, так же, как и Сомервелль, происходил из Озерной области и в молодости проделывал удивительные с точки зрения альпинизма трюки. Он имел свой врачебный кабинет в Канаде, но так страстно хотел присоединиться к экспедиции, что продал его и уехал в Англию.

Джофрей Брус, молодой кузен генерала Бруса, еще не был технически тренированным альпинистом. Но он бывал в окрестностях Гималаев и принадлежал к Гурскому полку. Он мог быть полезен в сношениях с непальцами и тибетцами и на крайний случай его имели в виду для подъема на вершину с более опытными альпинистами.

Крауфорд, смелый альпинист, служивший в горной области Индии, с энтузиазмом отнесся к идее восхождения на Эверест. Его знание местного языка и приемов обращения с горцами могло быть также полезно экспедиции.

В качестве доктора и натуралиста к экспедиции присоединился опытный гималайский альпинист, д-р Т. Г. Лонгстаф, за которым еще оставался рекорд достижения высочайшей вершины. Правда, некоторые путешественники поднимались выше его, но только по склону гор. Но никто не достигал более высокой вершины, чем вершины Тризул (в 7000 метров), на которую Лонгстаф поднялся в 1907 г. Он открыл также замечательную область оледененья в Каракорумских Гималаях. Благодаря его обширному опыту, связанному с Альпами и Гималаями, его оценка условий, создающихся при исключительно высоких подъемах, являлась ценной для экспедиции. По природе это был энтузиаст, что было также важным качеством.

На этот раз экспедиция предполагала иметь специального фотографа. В 1913 г. капитан Ноэль совершил путешествие из Сиккима в направлении к Эвересту и с этого времени очень заинтересовался подъемом на него. Он был очень опытным и искусным фотографом, особенно в кинематографии. Может быть, главной его способностью было всегда владеть положением, быть выше случайностей. Где чувствовалась потребность в помощи, Ноэль всегда приходил туда. Он обладал большой настойчивостью и был страстным любителем горных красот.

Одно время возникла даже идея пригласить выдающегося художника сопровождать экспедицию, чтобы он мог зарисовать дивные ландшафты гор. Правда, Эверест из основного лагеря производит впечатление не больше, чем гора Монблан. Основной лагерь расположен так высоко, что Эверест возвышается над ним не больше чем Монблан или гора Монт-Роза над окружающими их долинами. Тем не менее он имеет особое очарование, которое неудержимо влечет людей к этой высочайшей вершине мира. Из долины Кама Эверест и Макалу представляют зрелище, несравнимое ни с одной вершиной в Европе. Дело в том, что даже Тибетское плато и нижние склоны Тибетских гор, безводные, голые и неинтересные, преображаются во время муссонов, когда они одеваются как бы особым флером, который приводил в отчаяние Сомервелля, - так трудно было отыскать на его палитре достаточно сверкающий и яркий голубой цвет, чтобы воспроизвести окраску далей на 30 или 45 километров. Очевидно в области Эвереста открывалось широкое поле для работы первоклассного художника. Кроме того на пути к Тибету через Сикким лежали горные и лесные ландшафты грандиозного масштаба. Однако не удалось отыскать ни одного крупного художника, обладающего физическими данными для путешествия. Поэтому экспедиции пришлось удовлетвориться фотографиями Ноэля и картинами Сомервелля, набросанными спешно при подъеме, чтобы воспроизвести впечатление, которое дают горы.

Во время разгара всех этих приготовлений возник вопрос: не применить ли кислород при восхождении? Келлас производил опыты над употреблением кислорода при высоких подъемах. Почему не продолжить их? Одна из самых серьезных трудностей при достижении вершины заключалась в недостатке кислорода в воздухе. Казалось, что, если только снабдить альпинистов им, то они взойдут на нее завтра же.

До сих пор Комитет Эвереста еще не думал о снабжении экспедиции кислородом. Было сомнительно, возможно ли иметь его в портативной форме. И кроме того в сознании таилась мысль, что еще нет точно установленных приемов для его употребления. Можно доказывать, конечно, что введение кислорода в организм человека не требует особых методов так же, как глоток водки или бульона. Но оставался бесспорным факт, что достижение вершины без кислорода будет иметь преимущественное значение перед подъемом с кислородом. Не спросят альпиниста возбуждал ли он себя с помощью чая на протяжении всего пути к вершине. Но если он прибегал к кислороду, мы наверное оценим его достижение ниже, чем если бы он пользовался только обычными приемами подкрепления. Таковы были возражения против кислорода. Комитет разделял их, но потом он отказался от этого решения, хотя было бы лучше, если бы он сохранил его, так как впоследствии выяснилось, что тело человека само без помощи кислорода приспособляется к необычайным условиям высот. Люди акклиматизируются и могут подниматься даже до 8530 метров, как это было доказано позже.

Однако в 1922 г., когда производились приготовления ко второй экспедиции, многое не было известно. Тогда никто еще не поднимался выше 7500 метров. Многим ученым казалось немыслимым, чтобы кто-либо достиг вершины без вспомогательных средств. Многие альпинисты и среди новых членов экспедиции, особенно Финч, были также большими поклонниками применения кислорода.

- Если вы хотите наверное взойти на вершину, прибегните к кислороду, - говорили они.

И когда Сомервелль произнес сильную и убедительную речь за применение кислорода, Комитет окончательно и единодушно согласился с ним.

Но все же это было решение, принятое с известными колебаниями, и можно было сомневаться в его благоразумии. Кроме одного или двух членов, экспедиция в целом не имела точных данных по этому вопросу. Аппараты для кислорода были тяжелы и неуклюжи, и сам Сомервелль никогда не употреблял их. И если бы только не эта его реальная вера, кислород не имел бы успеха.

Наиболее веским соображением для Комитета являлось следующее: двое людей, снабженных кислородом смогут прокладывать дорогу для второй пары, без кислорода. Может быть, легче будет достигнуть 7925 метров, 8230 метров или даже большей высоты с помощью кислорода; когда однажды путь уже проложен, остальные легче взойдут. В действительности оказалось наоборот: впереди всегда шли люди без кислорода.

Все это происходило потому, что мы слишком привыкли зависеть от научных данных и очень мало полагаться на свое "я". Эверест требует индивидуального напряжения. И чем сильнее будет вера в духовные силы человека, тем будут лучшие результаты.

ОТЪЕЗД

24 марта Брус первым приехал в Дарджилинг, чтобы сделать там все необходимые приготовления. Здесь он был в своей сфере: в Индии среди гор и горцев. К его приезду Увезералл, местный агент экспедиции, уже проделал значительную часть предварительной работы: ремонт палаток предыдущей экспедиции, закупку муки, риса и других местных продуктов; кроме того были уже завербованы, в числе 150 человек носильщики из местных народностей, Шерпас, Ботас и других из районов Непала и. Тибета; из них Брусу предстояло выбрать отряд, который бы отвечал его специальным требованиям. Налицо имелись прекрасные условия для соперничества; все эти горцы обладали необычайной выносливостью и несомненно имели склонность к предприятиям, связанным с риском, если они находились с сагибом или начальником, к которому питали доверие. При таких условиях Брус сформировал прекрасный отряд носильщиков. Он внушил им чувство честолюбия и заразил жаждой славы и известности, которая выпадет на их долю в случае успешного исхода экспедиции, и им приятно стало сознание участия на началах товарищества в этом большом деле.

Но наряду с этими высокими качествами горцы имели и слабые стороны, которые Брус хорошо знал, - легкомыслие и малое сознание ответственности, как у детей, особенно когда имелась возможность выпить, к чему они были очень склонны. Поэтому в подкрепление своего собственного строгого предостережения не пить, Брус обратился к местному духовенству с просьбой повлиять на них в том же направлении. Перед отъездом буддийские и браминские священники благословили их, что имело громадное значение. Их религии не свойственна особенная утонченность; но как все люди, стоящие в непосредственной близости к природе и постоянно соприкасающиеся с ней, они всегда носят в себе чувство зависимости от какой-то могущественной и таинственной непонятной для них силы, скрывающейся в явлениях природы. Духовенство и "святые люди", в ком по их понятиям хотя бы в слабой степени представлено это божество, пользуются среди них большим уважением. Они бывают счастливы и чувствуют себя увереннее, если получают одобрение со стороны этих земных представителей верховной силы.

Второй вопрос, которому Брус уделил особое внимание, был выбор поваров. Брус был как бы отцом экспедиции в этом и во многих других отношениях. Поэтому зная, как много последняя экспедиция страдала от плохого и неопрятного приготовления пищи, он пригласил нескольких поваров, взял их в горы и, оценив там их работу, выбрал четверых лучших.

Во всех этих работах ему помогали Джофрей Брус и капитан Моррис -другой офицер Гурского полка, который говорил по-непалски и умел обращаться с горцами.

Пригласили также переводчика, молодого тибетца, Карма Поль, получившего воспитание в Дарджилинге. Он оказался вполне удачным, и Брус характеризовал его "как приятного компаньона, всегда веселого". Он имел прекрасные манеры и знал все тонкости обращения с тибетцами. Это имело громадное значение, так как у тибетцев, как и вообще у всех восточных народов, выработался очень сложный этикет, и они очень ценят в других его знание. Плохо воспитанный в этом отношении переводчик мог погубить все дело.

К путешественникам, прибывшим в течение марта из Англии, присоединился еще С.Г. Крауфорд и майор Морсхэд, этот энтузиаст, которому удалось получить отпуск и войти в экспедицию на этот раз не как прикомандированному для охраны и наблюдений офицеру, но как ее члену.

Наконец вторая экспедиция сформировалась, хотя аппараты для кислорода Запоздали на несколько дней. Весь отряд перед выступлением был принят буддийской ассоциацией и местным Горным обществом под председательством Ладен Ла. 26 марта экспедиция выступила из Дарджилинга, сопровождаемая лучшими пожеланиями со всех сторон.

Переход через Сикким и Тибет до основного лагеря в долине Ронгбук не требует подробного описания. Вторая экспедиция направилась той же дорогой, что и первая, но она выступила на два месяца раньше и поэтому шла в условиях суровой зимней погоды. Рододендроны, составляющие главную прелесть Сиккима, еще не цвели. И когда 6 апреля путешественники прибыли в Фари, зима не вполне еще закончилась. В глубоком снегу 8 апреля прошли перевал Танг-Ла при ветре, переходившем почти в ураган. Дальше на Камба-Дзонг взяли более короткое направление, но зато самый перевал в 5000 метров пришлось пройти под завывающим ветром, дувшим прямо вниз с ледяных полей Гималаев.

11 апреля прибыли к могиле Келласа и нашли ее в порядке: с четко вырезанными надписями на английском и тибетском языках. В тех условиях внимание к памяти покойного можно было выразить только одним способом - увеличить число больших камней на могиле, что альпинисты и сделали.

Дальше путь экспедиции лежал на Шекар, куда пришли 24 апреля. Здесь снова посетили главного местного ламу. На Бруса он произвел совершенно иное впечатление, чем на членов первой экспедиции. Брус считал его хитрым стариком и первоклассным торговцем. У него была огромная коллекция тибетских и китайских редкостей и он знал цену каждой из них так же хорошо, как профессиональный торговец. Остальные ламы представляли очень неопрятную толпу, такого же типа, как Брус встречал раньше в Тибете.

Но лама в Ронгбукском монастыре, произвел совершенно иное впечатление, чем Шекарский лама. Из этого монастыря уже открывается вид на Эверест, находящийся в 24 километрах отсюда, и лама его рассматривается как воплощение бога - Чонорайсая. Старик около 60 лет "с очень интеллигентным и умным лицом и с удивительно привлекательной улыбкой,- он держался с полным достоинством". Народ относился к нему с величайшим почтением, и он с своей стороны просил Бруса заботиться о людях и животных. Лама предупредил, что нельзя отнимать чью бы то ни было жизнь в этой стране, нельзя убивать диких животных, наоборот их здесь кормят. Дикие овцы, так пугающиеся приближения человека на Индийских склонах Гималаев, здесь были совершенно ручными и часто подходили совсем близко к лагерю.

Но зачем англичане хотят подняться на Эверест - это вызывало у ламы недоумение и он подробно расспрашивал о цели экспедиции. Брус дал очень интересный ответ. Он сказал, что они идут на поклонение. Это был единственный способ объяснить такому человеку, как этот лама, что экспедиция не имела каких-либо практических целей, как, например, отыскание золота, угля или бриллиантов, и что ее цель не была материальной. Такой же случай произошел однажды еще в Англии: представителям одной секты, которая поклонялась горам, Брус сказал, что они идут поклониться высочайшей в мире вершине.

Выше по долине встретилось 6 или 7 хижин отшельников. В крохотных клетках-кельях набожные отшельники никогда не разводили огня и не имели теплой пищи. Их кормили монастыри, и целые годы они проводили в размышлениях и созерцании божества - Ом-Годхид. Здесь, на высоте 4800 метров над уровнем моря, в суровые тибетские зимы, они жестоко страдали от холода. Но тибетцы обладают невероятной выносливостью. Вопреки всякому ожиданию, на них совсем незаметна печать угнетения, и некоторые из них выходят из такого испытания, сохранив приветливый и чувствительный характер. Это было последнее место человеческого обитания. 1 мая, точно по программе, Брус привел экспедицию, состоявшую из 13 англичан, 30-40 непальцев, около 100 тибетцев с 300 яков, к одному из языков Ронгбукского ледника, где предстояло устроить основной лагерь, уже в виду самого Эвереста.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
Основной лагерь и Эверест при вечернем освещении

Такое многочисленное вторжение в пределы вершины должно было быть удивительным для нее. Борьба с Эверестом начиналась серьезно. За исключением Финча все участники экспедиции прибыли в бодром, здоровом состоянии. Внимательное отношение к питанию дало хорошие результаты. Месячный переход через Тибет, хотя и утомительный вследствие пронизывающих ветров, постоянного пребывания в безводной равнине и созерцания однообразных Тибетских гор, сказался на путешественниках также хорошо, закалив и акклиматизировав их. На этих больших высотах всякое сильное физическое напряжение скорее уменьшает, чем увеличивает уже приобретенную приспособленность, и Брус побуждал путешественников большую часть дороги ехать, а не идти. Но они все же порядочно прошли, чтобы привыкнуть к подъемам, и теперь чувствовали себя достаточно тренированными для овладения Эверестом в этот короткий промежуток: времени, около трех недель, между суровым зимним холодом и началом муссонов, когда только и могла гора подвергнуться штурму. По одной узкой линии среди всего этого громадного пространства и только в этот короткий промежуток времени во всем году Эверест был уязвим и именно в этот момент на него следовало совершить нападение. Нужно было только, чтобы штурмующие проявили величайшее напряжение сил.

Для подъема необходимо было поставить две маленьких палатки для ночлега на северной грани Эвереста в какой-нибудь нише у северо-восточного отрога на высоте 8230 метров. Если бы это удалось, 4 альпиниста смогли бы переночевать там и, выйдя на следующее утро, имели бы возможность пройти остающиеся 600 метров по вертикальной линии к вершине. В тех условиях невозможно сделать в один день больше чем 600 метров. Скорость, с которой альпинисты могут подниматься, быстро уменьшается по мере возрастания высоты. Таким образом все зависело от того, смогут ли носильщики снести две палатки со спальными мешками, провизию и легкую кухонную посуду для лагеря на высоту 8230 метров.

Это было, конечно, большое требование по отношению к носильщикам, так как до сих пор даже без всякого груза люди не поднимались выше 7500 метров. Подъем нагруженных людей на эти лишние 730 метров мог оказаться последней каплей выше их сил. Но если носильщики не будут в состоянии его сделать, тогда останется совсем мало шансов для альпинистов достичь вершины. Правда, вместо двух палаток можно обойтись одной, и двум альпинистам вместо четырех поручить это последнее усилие.

Но в этом был бы большой риск. Один из них мог заболеть, или в силу какой-нибудь случайности с одним, другой был бы даже не в силах снести его обратно вниз. Четыре альпиниста для последних 600 метров и две палатки на высоте 8230 метров казались той основной задачей, к разрешению которой следовало стремиться.

Для выполнения этого плана необходимо было иметь еще лагерь на высоте 7620 метров, который находился бы посередине между самым высоким лагерем и лагерем на Северном перевале (7010 метров). В свою очередь между лагерем на Северном перевале и основным необходимо было разбить целую цепь, по крайней мере, из трех лагерей на Восточном Ронгбукском леднике, который служил путем к Северному перевалу. Перенесение палаток для этих лагерей, муки, мяса и остальной провизии для альпинистов и носильщиков, доставка сухого навоза яков для топлива и других мелочей, необходимых для лагерного хозяйства, требовало организации транспорта в той или иной форме. Для самых высоких лагерей, выше ледника, пригодны были только специальные носильщики Бруса. Одна эта работа утомила бы их в полной мере. Поэтому Брус был озабочен тем, чтобы взять местных людей для работы на леднике, освободив от нее лучших 40 непальских носильщиков и сохранив их для громадных усилий на самой вершине.

Теоретически такие условия представлялись идеальными. Но действительность никогда не совпадает точно с заранее выработанным планом. И все же необходимо всегда предварительно создавать план и стремится приблизиться к нему насколько возможно. По дороге к основному лагерю в течение последних переходов Брус выработал такой план.

Он сделал попытку уговорить 100 носильщиков тибетцев работать на леднике выше основного лагеря. Он полагал, что ему удалось убедить 90. Но пока дошли, из них осталось только 45. Но и эти последние проработали только два дня и потом ушли домой, так как в Тибете в мае обрабатывают землю, и они были очень нужны на своих полях. Даже хорошая плата, предложенная им, не соблазнила их. Не подействовал на них и усиленный призыв к чести, любви к славе, которые ожидают их. Да и в самом деле, не так уж много было чести в обязанности переносить палатки и запасы в пределах ледника.

С уходом тибетских носильщиков создалось затруднительное положение, которое могло оказаться критическим для всей экспедиции. Если бы не проницательность Бруса, благодаря которой он взял из окрестностей Дарджилинга свой специальный отряд, подъем на Эверест совсем не состоялся бы. При создавшихся условиях, первоначальный план приходилось значительно сократить. Его пришлось бы сократить еще больше, если бы Брус не сумел достать носильщиков из ближайших деревень, хотя бы на день или на два для временной работы. Пришли мужчины и женщины, некоторые женщины с детьми на руках. Этот поток местных носильщиков направили на устройство 1 и 2 лагеря на леднике, но выше они не пошли. И снова выносливость тибетцев вызывала удивление: даже женщины и дети спали под открытым небом у скал на высоте 4800-5000 метров.

В это время Струтт, Лонгстаф и Морсхэд отправились обследовать Восточной Ронгбукский ледник, так как в прошлый раз Мэллори видел только его верхнюю часть, а Уиллер только конец, и никто не прошел его вверх на всем протяжении. Необходимо было найти к нему путь и именно лучший и, кроме того, наметить места для лагерей в наиболее удобных условиях.

Мир, в который вступили здесь Струтт и его спутники, был необыкновенный, совершенно волшебный.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
Волшебная страна льдов

Средняя часть Восточного Ронгбукского ледника представляет удивительное зрелище. Вообразите море ледяных башен удивительно фантастичной формы, ослепительно блестящих на солнце и иногда просвечивающих голубым и зеленым цветом в глубоких впадинах, образовавшихся в них от неравномерного таяния льда.

Было найдено великолепное место для 1-го лагеря. На нем Джофрей Брус построил несколько каменных хижин, употребив для крыш добавочные части палаток. Стены создавали некоторую защиту от ветра, хотя внутри гуляли сквозняки, которые в достаточной степени могли беспокоить менее закаленных людей. Этот лагерь находился на высоте 5350 метров, или около трех часов пути от основного лагеря.

На 400 метров выше по леднику расположили 2-й лагерь, в 4 часах ходьбы от 1-го. Он находился под ледяной стеной вблизи наиболее фантастической части этого изумительного ледяного мира. Еще выше ледяные башни постепенно погружались в ниспадающий ледяной поток, но угол падения не был крут и не образовывал ледопада.

3-й лагерь разбили на морене, на высоте 6300 метров, в 4 часах ходьбы от 2-го. Он находился под защитой Северного пика и по утрам освещался солнцем, так как был обращен на восток. Но солнце заходило здесь очень рано, вскоре после 3 часов дня, и вечера были холодные и мрачные.

Отряд Струтта, прибывший сюда довольно рано, в мае, испытывал сильный холод и очень страдал от обычных здесь пронизывающих ветров. Лонгстаф, чувствовавший себя последнее время не особенно хорошо, не мог принимать дальнейшего участия в работе выше этого лагеря. Организовав в каждом лагере приготовление пищи для отрядов, которым предстояло теперь часто через них проходить, все трое возвратились в основной лагерь.

Закончив обследование ледника, установив на нем лагери, продвинув до 3-го лагеря запасы и снаряжение, необходимые для восхождения на Северный перевал и разбивки на нем лагеря, альпинисты могли теперь идти вперед в атаку. Было еще сравнительно раннее время сезона. Но в тех условиях никогда нельзя предсказать точно начало муссонов. Поэтому лучше было выступить возможно раньше. 10 мая Мэллори и Сомервелль покинули основной лагерь и через два с половиной часа пришли в 1-й, где они сразу почувствовали себя, как дома: их встретил повар и тотчас же предложил чай. Так со сравнительным комфортом, они дошли до 3-го лагеря, где для них начиналась настоящая тяжелая работа.

Борьба за Эверест на сервере Скиталец
Второй лагерь

Теоретически этих двух превосходных альпинистов, "звезд" всей экспедиции, следовало бы дольше удержать в резерве. Подготовку пути можно было бы поручить второстепенным людям, в то время как этим двум нужно было бы предоставить лучшие условия жизни в основном лагере, или в одном из лагерей на леднике, где они могли бы упражняться в подъемах на соседние вершины и акклиматизироваться, но всегда иметь возможность возвратиться под защиту удобного лагеря с хорошим питанием и условиями для отдыха, в то время как тяжелая работа там впереди была бы проделана для них другими. После того как весь путь был бы налажен, они легко, быстро и с удобствами прошли" бы его и в возможно лучших условиях проявили бы последнее высшее напряжение, от которого зависела победа над Эверестом. Теоретически так должно было быть. Но снова теория разошлась с действительностью.

Еще в прошлом году Мэллори установил, что подъем на Северный перевал - самая трудная и опасная часть всего пути к вершине. Это была почти вертикальная стена или очень крутой скат изо льда и снега с-трещинами и под угрозой лавин. Лишь исключительно опытные альпинисты могли преодолеть такое препятствие. Из всего отряда только 4 или 5 человек в этот момент были приспособлены и подготовлены в такой степени, чтобы им можно было поручить этот подъем. Это были Мэллори, Сомервелль, Финч и Нортон. Но два последних предназначались для восхождения на Эверест с кислородом, поэтому Мэллори и Сомервелль шли в первую очередь на борьбу с преодолимым, но трудным и опасным препятствием на их пути.

Сомервелль впервые очутился так высоко в Гималаях. Сгорая от нетерпения увидеть высокогорные ландшафты, он в первый же день, как только прибыл в 3-й лагерь, поднялся на перевал Рапью-Ла тут же против их лагеря, побуждаемый своим обычным исканием красоты в природе. С Рапью-Ла он заглянул вниз, в чудесную долину р. Кама и на прекрасную вершину Макалу. Поспешно он сделал эскиз или вернее только наметил штрихи для него и вместе с Мэллори возвратился обратно в 5 ч. 30 м. дня.

На следующий день, 13 мая, они вышли из 3-го лагеря, с одним носильщиком, который нес палатку, запасные веревки и деревянные колья. Их задача заключалась в том, чтобы проложить путь на Северный перевал и подготовить там устройство лагеря. Предстояло найти надежное направление и устроить путь для постоянного каравана носильщиков, поднимающихся с грузом к верхним лагерям и спускающихся обратно за снаряжением и запасами. Требовалась некоторая вдумчивость в окружающие условия, чтобы найти такой путь и сделать его безопасным. Мэллори видел эту ледяную стену уже раньше. Но с того времени, в предшествовавшую осень, произошли изменения. Тогда Мэллори поднимался по мягкому снегу, теперь там блестел сверкающий голубой лед, голый и твердый и совершенно недоступный. Приходилось отыскивать иное направление. Влево расположилась безнадежная группа непроходимых ледяных скал. Направо шел очень крутой ледяной склон в 90 или 120 метров длины, а за ним коридор тоже наклонный, покрытый снегом. Необходимо было устроить ступеньки на этом ледяном склоне и веревочные перила для носильщиков. Зато выше, к самому перевалу, хотя склон становился круче, уже не было таких трудных условий.

На Северный перевал прибыли благополучно. Безопасный путь для носильщиков был подготовлен. Разбили крошечную палатку, как знак победы. Наконец наступил момент, когда альпинисты могли насладиться раскрывающимся перед ними видом. Это было на высоте 7000 метров, на 2135 метров выше, чем Монблан, и поэтому отсюда открывался необъятный вид. С одной стороны возвышался еще на 1830 метров Эверест, с другой - Северный пик на 610 метров. Но горизонт альпинистов был все еще ограничен. Перед ними вставала величественная северо-западная грань Эвереста, с ее блестящими ледяными обрывами и суровыми безднами, и такое же положение занимала прекрасная вершина Пумори.

Вершина Пумори - это пигмей среди гигантов этой страны, всего в 7010 метров высотой. Но ее очертания, необычайно красивы. "Ее снежная шапка, - говорит Мэллори, - поддерживается основанием удивительной, архитектуры; пирамидальная форма горы, крутые падения ее углов и граней к югу и западу, скалистые и ледяные ущелья к востоку и северу украшаются целою цепью пиков, простирающихся к северо-западу вдоль легкого фантастического по своим очертаниям хребта, ни с чем не сравнимого по изысканной красоте его карнизов и башен".

Эта чудная панорама вознаграждала за тяжелую работу. На долю остальных участников экспедиции выпадало мало таких моментов наслаждения красотой, в награду за их труды. Их путь лежал через замкнутые долины в нижних частях гор, которые часто бывали некрасивы. Кроме того они находились значительно выше границы растительной жизни: ни дерева, ни куста, ни кусочка зелени не было в иоле зрения. Там, где отсутствовал снег, лед и ущелья, преобладали склоны, покрытые обломками горных пород.

Покинув установленную на Северном перевале палатку, служившую знаком водворения человека, Мэллори и Сомервелль с носильщиком налегке спустились к 3-му лагерю во вторую половину того же дня. Влияние высоты сказалось на них очень сильно. Но после двух дней отдыха они возвратились к нормальному состоянию и снова так горели стремлением выполнить грандиозную задачу, стоявшую перед ними, что готовы были подниматься выше по Северному перевалу даже без палатки. К счастью эта мысль не осуществилась: вообще сомнительно, может ли человек, провести ночь на Склоне Эвереста под открытым небом и остаться живым, так как там господствуют сильные ветры, а безветренные ночи страшно холодны. Последующий опыт показал, что даже внутри палатки ветер и холод с трудом переносятся.

16 мая 3-й лагерь получил подкрепление в лице Струтта, Морсхэда, Нортона и Крауфорда, пришедших с большими запасами. Половина мая уже прошла. Три недели, на протяжении которых только и была доступна гора, уже начались. Одно обстоятельство, которое заметил Мэллори 16 мая с перевала Рапью-Ла, побуждало отряд выступить немедленно. Заглянув в долину реки Кама, Мэллори увидел, что "облака, как бы кипевшие в этом огромном и ужасном котле, не отливали уже белизной, но были зловеще серыми". Мэллори заключил, что уже приближался муссон. Необходимо было торопиться и взойти на вершину пока еще не поздно.

Утром 17 мая, не теряя ни одного дня больше, Струтт, Мэллори, Сомервелль, Нортон и Морсхэд с носильщиками, из которых каждый нес от 10 до 14 кило, вышли на Северный перевал, в то время как Крауфорд возвратился в основной лагерь, так как чувствовал себя больным. По склону вверх ветра совсем не было, и альпинисты даже чувствовали тепло и ослепительный свет утреннего солнца, ударявшего прямо в глаза. Мэллори и Сомервелль уже меньше ощущали влияние высоты, чем при первом подъеме: так сказывалась акклиматизация. Может быть, основываясь на этой способности человека приспособляться к новым условиям на большой высоте, не следует задерживать альпинистов, предназначенных для восхождений на высокие вершины, слишком долго внизу. Для них очень полезно провести несколько дней на высоте в 6400 и 7000 метров, прежде чем они отправятся выше.

18 мая провели в отдыхе в 4-м лагере на Северном перевале, устраивая самый лагерь. На следующий день прибыла вторая партия грузов, и альпинисты действительно оказались в условиях сравнительного комфорта. Палатки их были разбиты, конечно, в снегу, так как там не было удобных скал или осыпей. Но от пронизывающего западного ветра их защищали громадные массы возвышавшегося льда. Пища у них имелась в изобилии, и была очень разнообразна по составу: чай, какао, суп из бобов, бисквиты, ветчина, сыр, сосиски, сардины, сельди, язык, копченая грудинка, мармелад, шоколад, консервы и макароны. Все было предусмотрено относительно твердой пищи. Но с водой дело обстояло плохо. На Северном перевале и выше лед и снег никогда не тают: они просто испаряются. Поэтому там нельзя встретить не только ручьев, но даже капли воды. Всю воду для питья в этом и других высоких лагерях можно было получать только из снега, при его нагревании.

20 мая начался подъем на самую вершину Эвереста.

АТАКА ЭВЕРЕСТА

Мэллори был полон надежд накануне их героического выступления. И если при недостаточной организации экспедиции он не мог быть вполне уверен в том, что они взойдут на вершину, во всяком случае он надеялся на это. Но все зависело от носильщиков. До какой высоты они смогут донести оборудование для последнего, самого высокого лагеря?

Утром 20 мая только 9 носильщиков могли отправиться в путь, и среди них только четверо были вполне надежны. Груз состоял из 2 палаток по 6,5 килограмма каждая, 2 двойных спальных мешка, посуды и провизии на полтора дня. Все это распределили в 4 тюка, по 9 килограммов каждый. Эти тюки предназначались для 9 носильщиков, чем облегчалось их положение, хотя все они были горцы и привыкли всю свою жизнь носить тяжести.

В отряд входили - Мэллори, Сомервелль, Нортон и Морсхэд. Струтт возвратился в 3-й лагерь, так как он еще не вполне приспособился к большим высотам.

B 7 ч. 30 м. утра партия выступила. В этот момент впервые на протяжении всего исторического времени человек, действительно, встал на самый Эверест. Миллионы лет назад на нем кипела жизнь; тогда море погребло его. Позднее он стал тропическим островом, покрытым пальмами и папоротниками с мириадами птиц и насекомых. Но все это было до появления человека, а на протяжении всей человеческой истории его знали как снегом одетую гору. И если непалцы и тибетцы ни разу не отважились подняться на него, можно сказать с уверенностью, что первобытные люди также никогда этого не делали. Таким образом 20 мая 1922 г. следует принять за дату, соответствующую тому моменту, когда человек впервые поставил ногу на Эверест. Но история не сохранила точных указаний, кто именно из четырех поднимавшихся первый вступил на склон, ведущий к вершине со стороны Северного перевала. Впрочем, упоминается Морсхэд. Возможно, эта честь принадлежит ему. И это было бы вполне уместно, так как ой работал в том отделе департамента по обследованию Индии, который первый открыл и определил высоту и положение вершины, назвав ее по имени своего начальника, исследователя, сэра Георга Эвереста. Как же выглядела вершина теперь, когда альпинисты были так близко к ней? На расстоянии она казалась доступной. Была ли она такой же при подъеме? Северная сторона с подножия ее склона выглядела слегка вогнутой, становясь круче по мере приближения к ней северо-восточного отрога. Поднимающиеся альпинисты могли или придерживаться округленного края этой стороны слева, или взять параллельный путь по слегка уходящей в сторону грани справа. В обоих случаях подъем обещал быть не трудным. В одном месте лежала широкая полоса снега, которая представляла удобный путь, и затруднение заключалось не в самой вершине, но в страшном холоде и влиянии большой высоты на людей. На этот раз прекрасное, тихое утро благоприятствовало им, тогда как обычно здесь свирепствовали ужасные ветры. Но на 365 метров выше воздух сделался очень холодным и альпинисты оделись теплее. Солнце скрылось за облака. Холод все увеличивался по мере того, как они поднимались. Начинала сильно сказываться высота, становилось трудно дышать, приходилось делать несколько вздохов между каждыми двумя шагами.

К 11 ч. 30 м. были на высоте в 7620 метров. Здесь трудности возросли еще больше. Им хотелось подняться до 7925 метров. Но возникал вопрос, найдется ли горизонтальное место даже для таких крошечных палаток, которые были с ними. Все скалы круто падали вниз, и даже в местах изломов уступы были слишком круты, чтобы удержать палатку. Таким образом положение осложнялось. Но отыскать для палаток место было необходимо, и найти его нужно было как можно скорее, чтобы носильщики имели еще время возвратиться на Северный перевал до наступления плохой погоды, так как две палатки могли вместить только альпинистов. В поисках плоского, удобного для разбивки палатки места пошли по подветренной части горы, по краю ее грани. Густые облака застилали все вокруг. Приходилось нащупывать предметы даже вблизи. Наконец около двух часов Сомервелль с носильщиками нашел площадку для одной палатки. Для второй пришлось взять менее подходящее место и извлечь из него возможную выгоду; оно лежало у основания длинной каменной плиты. На ней устроили небольшую платформу и разбили палатку. В 3 часа отослали носильщиков вниз на Северный перевал.

Отыскать для маленькой палатки даже небольшое место с горизонтальной поверхностью было невероятно трудно не только на этот раз, но и в следующую экспедицию. Это обстоятельство хорошо рисует характер поверхности горы. Склоны ее не изрезаны ущельями, они представляют сплошную поверхность, круто спускающуюся вниз.

Наступила почти теплая ночь, термометр не спускался ниже 3°С. На следующий день альпинисты намеревались подняться на вершину. Она лежала совсем перед ними, на расстоянии только полутора километров по прямой линии; в прозрачном воздухе она казалась еще ближе. Можно предположить, что в тот момент у таких пылких натур, как Мэллори и Сомервелль, должен был быть необычайный подъем духа. А между тем в записках Мэллори отмечено, что партия их в это утро не отличалась особенно бодрым настроением. Очевидно, оно не свойственно высотам в 7620 метров. Все чувствовали себя изнуренными, задыхающимися, как спортсмен-бегун в конце длинного пробега. Если бы здесь находилась толпа, восторженно рукоплескающая им, или если бы они могли читать мысли на расстоянии у тех, кто там дома с жадностью следил воображением за их продвижением, они, может быть, испытывали бы некоторую гордость. Но они боролись за достижение своей цели в мертвой тишине. В холодной пустыне этих величайших высот человеческому духу приходилось завоевывать свой путь в подавленном состоянии.

Утром 21 мая пошел снег, густой туман закрыл вершину. Напяливание замерзшей обуви и приготовление кое-какого горячего завтрака заняло много времени: вышли только в 8 ч. утра. Альпинисты двинулись прямо к вершине, предполагая дойти до северо-восточного отрога - того самого, который был уже виден и Дарджилинга и Камба-Дзонг и который так широко известен по фотографическим снимкам Эвереста, и дальше идти вдоль него. Только что они вышли, как Морсхэд заявил, что ему лучше остаться. Он ослабел и, не желая связывать товарищей своим присутствием, вернулся в палатку ждать их возвращения.

Подъем был по-прежнему крут, хотя не был особенно труден. По этим шероховатым склонам почти везде можно было идти, не прибегая к гимнастическим: упражнениям и не подтягиваясь на руках.

Альпинисты поднимались не по самому хребту, но близко к нему по грани, почти по самому ее краю. Главное затруднение создавало дыхание. Нужно было избегать поспешных, резких усилий и двигаться ритмически. Усталые до изнеможения, они должны были сохранять равновесие в движениях. Необходимо было делать, длинные, глубокие вдыхания ртом, но не через нос, и всю работу следовало выполнять методически.

Поступая так, они могли двигаться непрерывно 20-30 минут, после чего отдыхали 3-4 минуты. Но движение вперед в таких условиях шло очень медленно: не больше 120 метров в час. Оно замедлилось еще больше при дальнейшем подъеме. И постепенно альпинисты убедились в том, что не смогут достигнуть вершины. В это время они отошли от своего лагеря на 1220 метров, а при их скорости им нужно было еще по крайней мере 10 ч. до вершины. Кроме того необходимо было иметь в запасе достаточно времени и сил, чтобы обеспечить себе благополучный спуск. Эти веские соображения заставили их в 2 ч. 30 м. повернуть обратно, так как стало очевидно, что поставленная цель им не по силам.

Место, с которого они повернули, позднее определенное теодолитом, находилось на высоте 8225 метров над уровнем моря.

Можно было думать, что теперь, при достижении новой высоты, превосходящей все предыдущие подъемы на 790 метров, альпинисты испытают чувство гордости. Можно было предположить также, что, находясь на расстоянии всего 90 или 120 метров от водораздела северо-восточного отрога, они захотят подняться на него и заглянуть вниз по другую его сторону, чтобы, может быть, увидеть Дарджилинский хребет и, во всяком случае, испытать волнение при виде такого гиганта, как вершина Чо-Уйо, почти в 8230 метров высоты. Но Мэллори и его спутники не испытывали этих переживаний. Всякие чувства иссякли в них. Они пришли к убеждению, что не могут, достигнуть вершины, и, приняв это решение, повернули обратно с затаенным чувством некоторого удовлетворения. Сомервелль допускает даже, что в тот момент ему было безразлично, дошел ли он до вершины или нет. Всякая возможность дальнейших усилий и даже ощущение чувства радости совершенно исчезли в них.

В 4 часа они подошли к палатке, в которой оставался Морсхэд. Его настроение было бодрым, но физически он чувствовал себя неважно. При спуске на Северном перевале к нему требовалось особенное внимание. На обратном пути с альпинистами произошел неприятный случай, который показал, что даже легкий путь на Эвересте имеет опасности. Все четыре альпиниста были связаны вместе веревкой. Из них Мэллори шел впереди. Вдруг один из них, третий по счету, почему-то поскользнулся, увлекая за собой четвертого своей тяжестью. Второй мог бы остановиться, но у него не хватило сил удержать упавших двух. И в один момент все трое начали скользить вниз по крутому склону восточного хребта. Быстрота их падения все возрастала, и уже близок был момент, когда они полетели бы в бездну в 900 или 1200 метров глубины на верную гибель. В это мгновение Мэллори, инстинктивно почувствовав, что позади него творится что-то ужасное, быстро воткнул свою альпийскую палку в снег, замотал вокруг нее веревку и со всей силой уперся. Так удалось остановить падение тех троих. К счастью палка и веревка выдержали напряжение, и три жизни были спасены благодаря необычайной ловкости Мэллори, как альпиниста.

Но это было еще не последнее их испытание. Дальше путь лежал по снежному склону, в котором нужно было пробивать ступеньки в снегу. Эта работа доводила до изнеможения. К тому же Морсхэд чувствовал себя совсем плохо, и его необходимо было поддерживать. Начинало смеркаться, а им предстоял еще длинный путь, и двигались они очень медленно, так как приходилось впотьмах нащупывать в снегу путь, руководствуясь только видимыми очертаниями голых скал. Наконец они подошли к Северному перевалу, но здесь нужно было отыскивать путь между высокими ледяными глыбами и глубокими трещинами. Это было нелегко, так как даже при свете фонаря они попадали в опасные места. И только в 11 ч. 30 м. ночи пришли к палаткам. Можно было думать, что все затруднения их уже окончились и что они получат пищу, а главное, горячее питье; у них было такое ощущение, будто тело их высушено страшной жаждой, которую обычно испытывают все люди на высоких горах от частых вдыханий огромных количеств холодного сухого воздуха. Каково же было их отчаяние, когда обнаружилось, что в палатке было все необходимое, кроме посуды. Они не могли даже растопить снегу, и не могли получить ничего теплого. Изнывая от жажды, альпинисты, наконец, несколько утолили ее земляничным мармеладом, растолченным с замерзшим консервным молоком и снегом.

Ничего не имея больше для своего подкрепления после того, как они совершили этот рекордный подъем, усталые и изнуренные, они залезли в свои спальные мешки. Неудивительна после этого заметка Нортона, что для следующей экспедиции необходим вспомогательный отряд на Северном перевале, который бы заботливо встретил возвращающихся альпинистов и немедленно предложил бы им горячее питье и пищу. Опыт учит и учит жестоко.

На следующее утро, 22 мая, им предстояло еще совершить спуск к 3-му лагерю, что было не так легко. Выпало много снегу, и старые следы исчезли. Нужно было не только найти новый путь, но и вырубать в снегу ступеньки, чтобы носильщики могли уверенно пройти к лагерю на Северный перевал и принести оттуда спальные мешки.

Выйдя в 6 ч., отряд прибыл в 3-й лагерь около полудня в полном изнеможении. Тотчас же Уокфильд принял на себя заботу о них. Возвратившимся было предложено неограниченное количество чая, и мало-помалу они начали оживать. Но пальцы у Морсхэда оказались сильно отмороженными, и долго еще оставалось под вопросом, уцелеют ли они.

ПОДЪЕМ С КИСЛОРОДОМ

При спуске с Северного перевала, Мэллори и его отряд встретили Финча, идущего на Эверест с кислородом. Финч был большим сторонником применения кислорода в альпинизме. Состоя лектором по химии, он, как большинство деятелей науки, с воодушевлением проводил научные идеи в жизнь. Все, за что бы он ни брался, он делал с величайшей тщательностью и полным вниманием ко всем деталям. Финч первый начал проповедовать применение кислорода и особенно внимательно продумал его с того времени, когда решили применить его в экспедиции на Эверест.

До сих пор кислород постоянно употреблялся при подъемах авиаторов. Но еще не было попытки со стороны альпинистов использовать его. Поэтому не существовало даже кислородных аппаратов для целей альпинизма. И только теперь специально для подъема на Эверест их сконструировали. Разумеется в них должны были обнаружиться недостатки при первом же опыте. И Финч потратил много времени на исправление этих дефектов и на тренировку альпинистов в обращении с ними. Впрочем это обучение было почти безнадежным: трудно представить себе здорового человека, который бы охотно надел на себя громоздкий аппарат и душил бы себя ужасной маской, являвшейся вначале непременной принадлежностью аппарата. Но Финч был фанатик, как всякий, кто страстно хочет провести новую идею в жизнь.

Решимость человека - энтузиаста и альпиниста - была в нем непобедима. Еще покидая Англию, он чувствовал себя не вполне здоровым. Но в Тибете у него уже вполне определенно нарушилось пищеварение. Однако напряжением воли он сумел уменьшить свое болезненное состояние и привести себя почти в норму. 16 мая он выступил из основного лагеря в поход на Эверест. Предполагалось, что Нортон будет сопровождать Финча, но ввиду нездоровья последнего в момент выхода Мэллори и Сомервелля Нортон с Морсхэдом присоединились к ним. Поэтому Финч взял с собою Джоффрея Бруса.

С точки зрения Клуба альпинистов Джоффрей Брус не был настоящим альпинистом, а только любителем, хотя и очень искусным. Все его сложение как нельзя больше отвечало требованиям альпинизма: он был высоким и гибким и в то же время не слишком коренастым и плотным. Едва ли следует упоминать о том, что он имел прекрасный характер; впрочем, последнее качество являлось отличительной чертой всех участников экспедиции. Брус обладал также гибкостью и пытливостью мысли, касалось ли это альпинизма или применения кислорода.

Третьим участником этой "кислородной" партии был веселый маленький гурка, кавалерийский фельдфебель Тежбир, которому поручили нести запасные цилиндры возможно выше, чтобы альпинисты, пользуясь ими, смогли подняться дальше. Он отдал дань этой тяжелой работе для тех, кого в будущем ожидала слава. Было неизбежно, чтобы на кого-нибудь падал скромный, но тяжелый труд в экспедиции. И никто так не ценил этого, как те альпинисты, пожинатели славы, которые были так обязаны ею исполнителям тяжелой черновой работы.

Уокфильд также присоединился бы к этой партии, если бы на нем неожиданно не сказалась довольно сильно влияние высоты; он был уже не так молод, как тогда, когда совершил свое славное восхождение на Кумберлянд. Поэтому он удовлетворился теперь только ролью медика в передовой базе, сопровождая Финча и Джоффрея Бруса до 3-го лагеря, чтобы там в последний раз освидетельствовать их и подготовить для высокого подъема.

В пути по леднику Джоффрея Бруса и Тежбира обучали искусству ходить по льду и вообще приемам альпинизма. 19 мая все трое пришли в 3-й лагерь. Как раз в этот день отряд Мэллори поднялся на Северный перевал. Предстояло еще произвести поправки и улучшения в кислородных аппаратах и особенно в трубках для рта, которые служили для вдыхания кислорода. 22 мая Финч и его отряд поднялись на Северный перевал, чтобы там встретить партию Мэллори, оказать ей помощь, и, кроме того, там же окончательно испытать аппараты. Отряд Финча благополучно достиг перевала и в тот же день после полудня возвратился в 3-й лагерь. Их подъем продолжался 3 часа, а спуск 50 минут; Финч был вполне удовлетворен результатами.

К отряду Финча присоединился еще Ноэль. Последний был только фотографом и только любителем в альпинизме, но идея восхождения на Эверест так воодушевляла его, как никого другого в экспедиции. Это была его собственная мысль на протяжении многих предшествовавших лет. Ноэль был человек глубокой натуры, тонко чувствовавший красоту гор. Ему хотелось возможно совершеннее воспроизвести жизнь экспедиции не только с помощью обычного фотографического аппарата, но, кроме того, и кинематографического. Он стремился уловить и выразить то настроение, переходящее порою почти в благоговение, которое вызывают вершины, их потрясающий характер, их мощь и величие и, вместе с тем, их непреодолимую притягательную силу. В нем чувствовался большой художник, и в то же время это был неутомимый работник.

Все участники экспедиции по возвращении рассказывали, что Ноэль очень много работал. Если он не был занят где-нибудь на склоне горы фотографированием, он часами сидел в палатке над обработкой снимков, и при этом в очень трудных условиях, так как непрерывно дующие сильные ветры постоянно приносили пыль и крупинки снега, а вода и растворы немедленно замерзали. Другим условием, затруднявшим в экспедиции фотографирование, была необычайная сухость воздуха. Как только начинал работать кинематографический аппарат, сейчас же возникали маленькие электрические искры, дававшие пятна на изображении.

Но захватить Ноэля с его аппаратами высоко на Эверест - это было выше тех транспортных возможностей, которыми располагала экспедиция. Однако Северный перевал в этом отношении входил в ее расчеты. Вот почему Ноэль сопровождал Финча и Джоффрея Бруса, когда они 24 мая выступили в так называемый кислородный поход на вершину. Ночь всю провели в лагере на Северном перевале. Оставив Ноэля здесь, Финч и его отряд отправились на вершину 25 мая.

Их сопровождали 12 носильщиков, несших цилиндры с кислородом, провизию на один день и снаряжение для лагеря. Носильщики отправились вперед, альпинисты на полтора часа позднее. Каждый из последних нес груз немного больше 12 кило, таков был вес аппарата для кислорода. Но подкрепляя себя вдыханием кислорода, они обогнали носильщиков уже на высоте 7350 метров и прошли вперед, рассчитывая разбить лагерь на высоте около 7800 метров. Однако это оказалось невозможным. Около часу дня усилился ветер и пошел снег, погода становилась угрожающей. Нужно было немедленно найти место для лагеря, так как носильщики должны были возвратиться на Северный перевал. Иначе их жизнь подвергалась бы опасности во время спуска в бурю.

Отряд остановился немного ниже, чем рассчитывали альпинисты, и еще на достаточно большом расстоянии от вершины, около 1 000 метров по вертикальной линии, т. е. на расстоянии, которое уже не было возможности сделать туда и обратно в один день. Не оставалось ничего больше, как устроить маленькую площадку на выбранном месте, на ней разбить палатку и отпустить носильщиков обратно на Северный перевал.

Положение, в котором остались Финч, Брус и Теж-бир, было очень ненадежно, они почти висели на склоне горы, цепляясь за него руками, не чувствуя под ногами твердой почвы. Они помещались на краю ужасной бездны, с падением вниз к Ронгбукскому леднику на 1200 метров. При этом черные нависшие тучи указывали на приближение бури, начинал идти снег и мелкие, как порошок, снежинки, задуваемые внутрь палатки, проникали всюду. Был жестокий холод. Все трое жались друг к другу, пытаясь согреться горячим питьем, приготовленным из снега, но и это не удавалось, так как на такой высоте вода кипит при очень низкой температуре и нельзя получить действительно горячей воды. Ничего, кроме чуть тепловатого чая или супа, нельзя было приготовить.

После захода солнца буря разразилась над ними со страшной яростью. Она бесновалась вокруг маленькой тщедушной палатки и угрожала смести ее со склона горы со всеми ее обитателями. Приходилось часто вылезать наружу, в этот свирепствовавший ураган, чтобы натягивать веревки и укреплять колья с помощью камней. Борьба со стихией продолжалась всю ночь, нисколько не ослабевая. О сне не могло быть и речи: палатку немилосердно трепало и все время нужно было бодрствовать, иначе их снесло бы в пропасть. Порывы ветра непрерывно врывались внутрь палатки, и ветер проникал сквозь спальные мешки и платье, причиняя острые страдания.

На рассвете снегопад прекратился, но ветер остался таким же сильным, как накануне. Не было никакой надежды не только продолжать восхождение на вершину, но даже спуститься вниз. Альпинисты вынуждены были оставаться там, где они провели ночь. К полудню буря еще увеличилась, и упавшим камнем пробило дыру в палатке, отчего их положение еще ухудшилось. Наконец, около часа ветер вдруг упал до степени сильного бриза, и создались условия, при которых можно было благополучно спуститься вниз к Северному перевалу.

Если бы альпинисты всегда руководствовались прежде всего благополучием, тогда, конечно, это следовало бы сделать. Однако их неукротимое стремление вперед еще не истощилось. Они все еще цеплялись за надежду возобновить свой подъем на следующий день. Перед вечером прибыло ободряющее подкрепление. Послышались голоса снаружи палатки, и появились носильщики, присланные Ноэлем с Северного перевала. Они принесли термосы с горячим бульоном и чаем.

Этот маленький случай сам по себе хорошо рисует ту образцовую исполнительность носильщиков, которой удалось достигнуть, если можно было в такую скверную погоду послать людей с термосами на высоту в 7620 метров, почти ночью. Каково же должно быть чувство сознания своих обязанностей у людей, которые это сделали! Удивительно также, как в упорной борьбе за достижение высшей точки на земном шаре это и многое совершалось само собой вполне естественно.

Альпинисты с признательностью взяли фляги и отослали носильщиков обратно на Северный перевал. К этому времени все трое были очень изнурены. Бессонная ночь, холод и постоянное напряжение, которое требовалось для укрепления палатки, оказали свое действие, и они ослабели. И в этом тяжелом состоянии они вдруг вспомнили о кислороде. После нескольких вдыханий по всему телу начала разливаться приятная теплота.

В течение ночи несколько раз прибегали к помощи кислорода и благодаря его действию могли спать большую часть ночи.

Перед рассветом снова приготовились к подъему. Обувь от мороза совершенно отвердела. Потребовался целый час, чтобы оттаять ее над свечей. В 6 ч. 30 м. путешественники вышли; Финч и Брус с кислородными аппаратами, фотографическими камерами, термосами и т.д., всего около 18 кило у каждого; Тежбир нес два дополнительных цилиндра, в общей сложности около 23 кило. В тех условиях это была громадная тяжесть для человека. Но вера, которая побуждала людей к этому, казалось, была достаточной, чтобы сдвинуть с места даже Эверест. Оправдалась ли она - это другой вопрос.

Финч предполагал подним&