Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Книги Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


ОбложкаВокруг света на автомобиле

Автор - Владимир Лысенко

В книге описывается двойное кругосветное путешествие на автомобиле Владимира Лысенко, совершенное им по оригинальному маршруту - через крайние точки всех континентов (Владимир "перекрестил" на машине эти континенты). Он пересек Северную и Южную Америки с севера на юг и с запада на восток, Африку - с юга на север и с востока на запад, Евразию - с запада на восток и с юга на север, а Австралию - с востока на запад и с севера на юг. Маршрут Лысенко пролегал через 62 страны, и общая протяженность пути составила 160 тыс. км.
Книга предназначена для широкого круга читателей, интересующихся туризмом и путешествиями.

Оглавление

 Предисловие
 Через Америку
 По Африке и Европе
 Транссибирский этап
 Вокруг Австралии и через Юго-Восточную Азию
 Завершение двойной кругосветки ("крещения" всех континентов)
 Карта-схема кругосветного путешествия
 Эпилог
 Формальные итоги путешествий
 Приложение. Копии виз и отметок о прохождении границ

Введение

После того, как в рафтинге (сплаве по горным рекам) я сделал всё, что можно как-то заформализировать (сплав со всех восьмитысячников и самых высоких вершин всех континентов, сплавы-первопрохождения в Китае с двух самых высоких вершин мира - Эвереста и Чогори, спуск по горным истокам двух величайших рек мира - Амазонки и Нила, наконец, я установил в Тибете рекорд высокогорности сплава - 5600 м) (см. книгу: В.Лысенко. На катамаране с высочайших вершин мира. Новосибирск: ЗАО "РИФ плюс", 1997, 240с.), меня потянуло к другим видам экспедиций. В первую очередь речь шла, конечно же, о кругосветном путешествии.
Но какой способ передвижения выбрать? Пешком? Нет, это займет всю жизнь. На велосипеде? В принципе, для меня это - приемлемый вариант (будучи студентом, я серьезно занимался велогонками на шоссе, мой рекорд - 270 км за один день), но все равно долго (если делать настоящую кругосветку, то на это при отсутствии большой финансовой поддержки уйдет лет пять). Оставался вариант путешествия на автомобиле. Он казался наиболее привлекательным еще и потому, что никто из России (и Советского Союза) до этого автокругосветок не совершал (хотя это удавалось сделать людям из других стран). Мне, естественно, хотелось пройти необычный маршрут, по которому никто никогда не путешествовал. К тому же я обратил внимание на то, что в ранее совершенных кругосветках точки начала и конца пути по разным материкам были произвольными, никак не заформализованными. Поэтому я решил проехать по всем континентам между крайними точками в том направлении, в котором эти континенты вытянуты, то есть пересечь оба американских материка от самой северной окраины Северной Америки до самой южной точки Южной Америки (естественно, куда можно добраться на автомобиле), пересечь Африку от самой южной ее точки до самой северной, Евразию - от самой западной до самой восточной (из доступных на легковой машине), а Австралию - от самой восточной до самой западной (либо вообще объехать ее по периметру).
И я настойчиво приступил к осуществлению своего проекта.

Через Америку

Вылетев вечером 25 сентября 1997 года из Хабаровска и сделав промежуточную посадку в Магадане, мы прибыли в город Анкоридж на Аляске в 4 часа утра... того же 25 сентября - сказалось пересечение суточного пояса (разница во времени между Анкориджем и Хабаровском 5 часов минус сутки). Подождав в аэропорту до 7 часов, отправились в хорошо известный мне (по предыдущему посещению Аляски в июле-августе 1993 года, когда мы вместе с Владимиром Кузнецовым сплавились по рекам Мак-Кинли и Кантишна в национальном парке Денали) Анкориджский международный молодежный хостел по адресу Н-700. Здесь и разместились.
Мы - это я, Борис Иванов и Владимир Голещихин. Нам (а на североамериканскую часть экспедиции через три дня к нам должен был присоединиться еще Андрей Пономарев) предстояло совершить трансамериканское путешествие на машине от Аляски (север Северной Америки) до Аргентины (юг Южной Америки) со сплавом по рекам в Канаде, США (в Большом Каньоне Колорадо) и Южной Америке. Спонсорами этой экспедиции выступили газета "Новосибирские новости", Зыряновский филиал Кузбассоцбанка и фирма ЭКВИ (Москва) при визовой поддержке московской турфирмы "Эксотур" (и персональной помощи Александра Андриевского).
Из-за ограниченности финансов мы могли купить автомашину не дороже 2500 долларов. Обойдя ряд магазинов по продаже подержанных автомобилей, осмотрели три "Форда" (от 2 до 2,5 тысяч долларов каждый) и "Вольво-240 ДЛ" (за 2500). Один из "Фордов" был пикапом с большим салоном, широкими сидениями и спальным местом. Машина шикарная, но уж очень большая, на ней было бы трудно перемещаться по улицам с интенсивным движением транспорта и, главное, по узким горным дорогам. Остальные "Форды" (за 2 и 2,2 тысячи долларов) были достаточно "изношенными", зато "Вольво" смотрелся как новый (хотя и был 1986 года выпуска и набегал уже 300000 км). В конце концов мы остановились на нем.
Через фирму-продавца оформили покупку (на это ушло еще 200 долларов), страховку "лайабилити" (на случай повреждения нами чьей-либо чужой машины, такая страховка в США обязательна, она "потянула" на 600 долларов), и на следующий день мы стали хозяевами "Вольво-240" с аляскинским номером CZS 779. В качестве разминки съездили в Анкор Пойнт и вернулись обратно.
Итак, к вечеру 26 сентября мы были готовы начать путешествие, но Андрей должен был прилететь в Анкоридж лишь через два дня. Чтобы не терять время, решили сначала втроем съездить в поселок Дэдхорс (Мертвая Лошадь) на берегу залива Прадху Бэй, самый северный пункт Аляски, куда можно добраться на машине. Еще несколько лет назад доступ в эту местность был ограничен, и простых американцев (а, тем более, русских) без специального пермита не пускали дальше Дисастер Крика (это в 340 км от Ливенгуда, а сам Ливенгуд находится в 114 км от Фэйрбэнкса), то есть последние 314 км до Дэдхорса были закрыты. Эти ограничения были связаны с добычей нефти в заливе Прадху Бэй. Однако, к счастью, ситуация изменилась, и теперь нам не запрещалось посетить Дэдхорс.




Ранним утром 27 сентября мы двинулись в его направлении. Ехали по шикарным хай-вэям, гладким, с великолепной разметкой, с большим количеством "загоравшихся" от света фар машины знаков-отражателей. Совершенно очевидно, что аварийная ситуация на таких дорогах может возникнуть несравнимо реже, чем на российских. Кстати, американские водители резко отличаются от наших своей дисциплинированностью - мало кто нарушает правила дорожного движения. Мы же, дорвавшись до хороших дорог, к сожалению, не смогли сдержать себя и многократно превышали ограничение скорости в 65 миль (110 км) в час. Была суббота, и до Ненаны дорога была практически пустой. Поэтому на одном из ее длинных пустынных отрезков мне удалось "выжать" из машины скорость 100 миль (160 км) в час. Однако на участке дальше Ливенгуда дорога стала постепенно портиться (асфальт исчез с нее еще на середине отрезка Фэйрбэнкс-Ливенгуд), а затем стала откровенно плохой (появилась грязь). По единственному мосту пересекли реку Юкон. И, пройдя за день 960 км (из тех 1356, которые отделяют Анкоридж от Дэдхорса), переночевали в небольшом селении Кулдфут (Холодная Нога). Здесь гостиничный номер на двоих (в котором мы уместились втроем) стоил 75 долларов.
Через 70 миль после Кулдфута начинался перевал Атигун высотой около 1,5 км. На нем лежал снег (а до него дорога была покрыта толстым слоем грязи). Непосредственно перед перевалом нас остановила девушка в строительной каске и предупредила, чтобы мы были очень внимательными (из-за снега и плохой видимости на перевале). За Атигуном дорога покрылась коркой льда. Машина забуксовала. Пришлось изрядно потрудиться, толкая ее. И всё же в 12.30 мы оказались в Дэдхорсе. Заправились бензином (на 251-мильном участке между Кулдфутом и Дэдхорсом заправляться негде; это расстояние как раз соответствовало пятидесяти литрам бензина, которые вмещались в бензобак нашей машины) и в отеле "Прадху Бэй" "вволю" пообедали - здесь "шведский стол" стоил 15 долларов на человека. В 14 часов тронулись в обратный путь.
Тут нужно сделать небольшое отступление. В первый день пути (до Кулдфута) машину вели поочередно я и Борис. На второй день за руль сел Володя и успешно довел машину до Дэдхорса. Однако он вел "Вольво" очень осторожно, и скорость движения была небольшой. Поэтому, чтобы ехать быстрее, в Дэдхорсе его сменил Борис (человек с сорокалетним водительским стажем). К сожалению, увеличение скорости движения имело для нас негативные последствия - на снежно-ледовой трассе машину занесло, и мы оказались в кювете. К счастью, машина съехала в него задом, а не боком, иначе переворот был бы неизбежен.
Всё обошлось без травм и повреждений, однако нужно было вытаскивать машину на дорогу. Троса не было ни у нас, ни в проходивших мимо джипах. Мне пришлось идти на находившуюся в километре от места происшествия нефтеперекачивающую станцию и просить грузовик с тросом. Вечером мы вернулись в Кулдфут. Володя взял на себя функции повара, и мы плотно поужинали.
А на следующий день (29 сентября) было возвращение в Анкоридж. Мы спешили (в Анкоридже нас ждал Андрей), и на участке от Ненаны я за три часа "прошел" 300 км. Общественность (в лице Бориса и Володи) осудила меня за гонку, и вечером я был вынужден пообещать им, что быстрее 80 миль в час (то есть 130 км/час) ездить не буду. Естественно, свое слово в дальнейшем сдержал. В 20 часов мы прибыли в Анкоридж и встретили Андрея.
В полдень 30 сентября, предварительно устранив (за 18 долларов) в одной из мастерских появившийся накануне стук в рулевой колонке, тронулись в сторону Канады и уже ночью пересекли границу Аляски с ней. За день прошли около 400 миль. Переночевали в мотеле в канадском селении Бивер Крик за 73 доллара.

Северная Канада
1 октября продолжили путь. У реки Клуэйн, вытекающей из одноименного озера, остановились. Здесь собрали катамаран, и я с десяток километров проплыл по этой реке. Она оказалась не очень опасной - где-то второй категории сложности. На ней встречаются перекаты, отдельные валы, прижимы к заломам. В целом Клуэйн оказалась мощной рекой, текущей уверенно и быстро. В том месте, где она стала уходить от дороги, пришлось закончить сплав. После этого мы продолжили путешествие на машине. За день прошли 430 миль. Переночевали в мотеле в Теслине.
Следующий день был "боевым" - преодолели 616 миль (то есть около тысячи километров). Однако в конце дня пошел снег и покрыл всё вокруг. На ночь остановились в одном из придорожных мотелей. К сожалению, утром оказалось, что какая-то машина, уезжая рано утром, забуксовала и помяла левую заднюю дверь нашего автомобиля. След "провинившейся" машины, увы, простыл, так что взимать деньги за повреждение было не с кого. Осторожно тронулись в путь, так как дорога была покрыта ледяной коркой. Нас обогнало несколько машин. Одну из них часа через полтора мы увидели в кювете перевернувшейся. К счастью, пассажиры были целы и невредимы. Через пару километров обнаружили еще один съехавший в кювет автомобиль. Да, суровы северо-американские трассы! Кстати, я не написал, что в Канаде мы сначала попали в провинцию Юкон, затем в Британскую Колумбию и, наконец, в провинцию Альберта.
За день прошли 647 миль и заночевали в городке Лякомб (сразу после Эдмонтона) в мотеле за 34 доллара (в пересчете с канадских долларов на американские). Всё было бы отлично, если бы за городком Грэнд Прэри Андрей не "подрезал" при обгоне несколько автомобилей. Кто-то из потерпевших сообщил об этом куда следует, и полицейская машина "тормознула" нас. Стражи порядка потребовали у Андрея водительские права (а тот потерял их незадолго до нашей поездки), поэтому мы показали им его паспорт. Узнав, что мы из России (а сначала - на основании наших аляскинских номеров - они приняли нас за американцев), полицейские подобрели и ограничились лишь предупреждением.
На следующий день, одолев 524 мили, проехали канадскую провинцию Альберта, пересекли южную канадо-американскую границу и попали в штат Монтана, где переночевали в Волчьем Ручье в мотеле за 44 доллара. Ранее пересекли реку Миссури. Здесь много рыболовов. Была суббота, и рыбачьи лоджии были забиты до отказа.
В штате Монтана удивило отсутствие ограничения скорости для легковых машин в дневное время - везде стояли знаки "Ограничение скорости в ночное время - 65 миль/час, для грузовиков - 65 миль/час в любое время", но не было ни слова о подобном ограничении для легковых автомобилей днем. Поэтому мы шли со скоростью 80 миль (130 км) в час, считая, что не нарушаем правила дорожного движения. К тому же в Монтане до Волчьего Ручья было очень мало попутных машин, а полосы движения в прямом и обратном направлении разделены бетонными ограждениями.
Насчет местного времени. В Юконе оно на час больше, чем на Аляске, а в Британской Колумбии - на два часа. Следует отметить и то, что от Анкориджа сначала мы ехали по Аляске и Канаде на восток и лишь затем - на юг.
А 5 октября, "намотав" за день 587 миль, мы пересекли штаты Монтана, Айдахо и попали в штат Юта, где заночевали в городке Прово за Солт-Лэйк-Сити. Нужно сказать, что наш маршрут от Анкориджа на юг пролегал через Скалистые Горы. В этот день (5 октября) преодолели перевалы до 2 км высотой (а в Прово высота около 1400 м).
В городке Айдахо-Фоллс посмотрели водопады на реке Снэйк. Весьма впечатляющее зрелище. А в районе Солт-Лэйк-Сити (перед ним, в нем и после него) поразила интенсивность движения автотранспорта. Был вечер воскресенья, и один сплошной поток машин устремился к городу, а противоположный - из него. Вечером походили по Прово, симпатичному маленькому городку. Поужинали в мексиканском ресторане.
Так как во Флагстаффе (для сплава по реке Колорадо) мы должны были быть 7 октября вечером, то есть у нас было в запасе 1,5 дня, решили на следующий день заехать в знаменитый Лас Вегас и посмотреть, как "работают" местные казино (идея была Андрея).
И 6 октября, преодолев более 300 миль, прибыли в столицу штата Невада. По пути пересекли перевалы высотой до 2000 метров в Скалистых Горах. В Лас Вегасе разместились в мотеле "Домино" в двух комнатах по 30 долларов каждая. И пошли смотреть искомые "злачные" заведения. Кроме них, в Лас Вегасе есть еще одно интересное место - высотная башня-гостиница "Стратосфера". Ночью на башне великолепная подсветка, так что она смотрится очень красивой.
Кстати, еще до Лас Вегаса мы провели две экскурсии во время нашего путешествия - в канадских городах Эдмонтоне (столице провинции Альберта) и Калгари. И если в Эдмонтоне мы были ночью (побродили по нему и поужинали в кафе), то Калгари предстал перед нами во всей дневной красе. Правда, каждый раз у нас возникали проблемы с парковкой. Дело в том, что мы пересекли всю Канаду с севера на юг, не имея ни одного канадского доллара (и даже цента) наличными, пользуясь только кредитной карточкой "VISA" Андрея. А за парковку нужно было платить мелочью. Поэтому в городах оставляли машину на тихих улочках, не зная толком, можно ли ее в этих местах парковать. Но никто нас не оштрафовал. А Эдмонтон и Калгари очень понравились - симпатичные города.
И вот теперь мы шли на экскурсию в Казино Центр Лас Вегаса (от мотеля "Домино" до него идти минут двадцать по улице с таким же названием Казино Центр). У меня, как назло, кончилась пленка в фотоаппарате, поэтому пришлось снимать только видеокамерой.
Что такое лас-вегасские казино - описать сложно. Это надо увидеть. Тысячи людей азартно играют кто во что горазд - в карты, в рулетку, на игральных автоматах и так далее. Очень много игроков пенсионного возраста. Некоторые старушки едва ковыляют, но рвутся в бой. Снимать внутри казино нам не позволили (я специально об этом спросил одного из служащих), так что мы ограничились съемкой с улицы. Вся эта кутерьма произвела на нас большое впечатление, правда, сыграть самим желания не возникало.
7 октября, пройдя почти 300 миль, оказались во Флагстаффе. По пути посмотрели озеро Мид (в которое впадает и из которого вытекает река Колорадо) и плотину Хубера, сдерживающую воды Колорадо. Затем въехали в штат Аризона. Во Флагстаффе добрались до офиса "Каньон РИО", фирмы, с помощью которой будет проходить наш сплав по Колорадо на нижнем участке Большого Каньона (в офисе этой фирмы назавтра была назначена встреча с Томом - американцем, который организует этот сплав). Тут нам сообщили, что приехала моя двоюродная сестра Оля (она тоже собиралась участвовать в спуске по реке) и ждет нас на автобусной станции "Грэйхаунд", а также по телефону "связали" с Георгием Ауконом - русскоязычным эмигрантом из Риги, уже 5 лет живущим здесь, во Флагстаффе, и работающим гидом-проводником по Большому Каньону (он - тоже сплавщик по горным рекам). На автовокзале встретились и с Олей, и с Жорой. Георгий пригласил нас к себе домой переночевать. Мы, конечно, согласились. Жора познакомил нас со своей женой Тамарой, сестрой Ларисой и двумя дочками (старшую зовут Яна). Приняли нас очень тепло.

Река Колорадо


Аризона
Утром 8 октября в офисе "Каньон РИО" встретился с Эми Мак-Вэй (с которой познакомился в 1993 году при перелете из Анкориджа в Магадан и далее в Иркутск), Томом Бэрри (профессиональным гидом по Большому Каньону Колорадо, которого я знаю также с 1993 года), помощницей Тома по будущему сплаву Мэри-Энн Бенойт (вообще же, она - биолог, орнитолог, специалист по птицам из "Красной Книги") и супружеской парой из Аляски Томом и Мэгги (она - алеутка). Сплавляться мы будем восьмером - пять американцев и мы (я, Оля и Андрей). Мы с Андреем - на моем небольшом катамаране, остальные - на двух больших рафтах.
Загрузили разным снаряжением вэн (микроавтобус) с грузовым прицепом и тронулись в путь. Через несколько часов спустились к Колорадо в районе Бриллиантового Ручья (Даймонд Крика) на территории резервации индейцев племени хуалапаи (индейцам за перемещение по их территории пришлось, естественно, заплатить).
На следующий день начали сплав и за 4 дня дошли до озера Мид. На этом участке Колорадо - река третьей категории сложности (по советско-российской шестикатегорийной шкале). На пути сначала встретили около десятка порогов, а затем особых препятствий на реке не попадалось. Места вокруг были потрясающе красивы (подробнее описывать не буду - это бессмысленное занятие).
Мы сплавлялись в соответствии с американскими традициями - с огромным количеством ящиков, огромным количеством еды (естественно, всю ее съесть не успели, хотя все участники сплава изо всех сил старались это сделать) и перевозным (и, естественно, переносным) туалетом. Понравилась система оповещения о том, что туалет занят - каждый в него идущий забирал с собой сигнальное весло. Раз весла нет - значит, туалет не свободен. А к общепринятой системе "забирания" мусора с собой я уже привык в 1993 году - при сплаве на Аляске по рекам Мак-Кинли и Кантишна в национальном парке Денали.
Каждый вечер прекрасная половина нашей группы колдовала над приготовлением какого-либо деликатеса (например, пиццы), а я после каждого пиршества мыл за всех посуду. Том из Аляски хорошо играл на гитаре (он любил исполнять произведения в стиле "кантри"), а мы с Олей пели (при моем аккомпанементе на гитаре) старые советские бардовские песни. В общем, сплав получился запоминающимся, правда, подвела погода. Если в Лас Вегасе (когда мы там были) стояла жара, то в районе Большого Каньона погода была прохладной, временами шел дождь. В третий день сплава дождь немного подпортил нам настроение, но лишь чуть-чуть.
13 октября мы вернулись во Флагстафф и опять поселились в доме Жоры Аукона. Борис и Володя за время нашего сплава съездили в Лос-Анжелес, но вернулись не очень довольные. Жора дал в нашу честь шикарный ужин. Он сказал, что назавтра в 9.30 меня пригласили на местное (флагстаффское) радио дать интервью. Однако сделать это не удалось, так как на следующий день в 16 часов из Финикса (а до него ехать часа 2,5) должен был улетать в Сан-Франциско (и далее - в Москву) Андрей (об этом мы с ним договорились заранее), а девушки (Оля и Эми) и я хотели посмотреть виды на Северный Рим Большого Каньона со смотровых площадок на Южном Риме (до них от Флагстаффа 75 миль, при лимите скорости 55 и 65 миль/час).
К сожалению, из-за проблем со здоровьем отказался от дальнейшего участия в экспедиции Володя. Так что мы с Борисом остаемся на маршруте вдвоем. Но ничего не поделаешь.
14 октября утром мы вчетвером (я, Андрей, Оля и Эми) съездили на Южный Рим Большого Каньона и затем вернулись во Флагстафф. Здесь экс-советская часть команды попрощалась с Эми (она осталась, чтобы совершить пеший поход по Большому Каньону). Во Флагстаффе к нам присоединились Борис и Володя, и мы впятером поехали в Финикс. Прибыли туда (вернее, в международный аэропорт Финикса) в районе 15 часов. Андрей, Володя и Оля остались там, а мы с Борисом помчались в сторону Мексики. Проехав через Тусон, добрались до американского Ногалеса, где и заночевали в мотеле. Я чувствовал, что на следующий день начнутся трудности, связанные с нашим незнанием испанского языка (а Борис, кстати, не знает и английского). Но надеялся, что все-таки мы достигнем намеченной цели путешествия.
15 октября утром въехали в Мексику. Удивило то, что на нас не обратили внимания ни американские, ни мексиканские пограничники и таможенники (видимо, сказались американские номера нашей машины). Машину здесь вел я. "Полз" со скоростью 2 км/час, но никому до нас не было дела. Так мы и "вползли" в уже мексиканский город Эройка-Ногалес. Здесь мы сразу как бы вернулись в российскую действительность - суета, хаос на улицах. Да и дорога стала похуже, чем в США и Канаде. Но в целом мексиканский хай-вэй порадовал - могло быть значительно хуже (по крайней мере, российские дороги уступают этой мексиканской магистрали). Единственное, что огорчало, так это дорожные "поборы". Пришлось раз пять платить по 32 песо (4 доллара) в местах сбора дорожного налога (здесь дорога перекрывалась шлагбаумами). Кстати, американские 100 долларов мы поменяли на мексиканские песо за 50 метров до американо-мексиканской границы (по курсу 7,65 песо за 1 доллар).
За день "отмахали" 800 км через города Эрмосильо, Гуаймас, Сьюидад-Обрегон и добрались до Лос-Мочиса, где переночевали в мотеле на ответвлении дороги в сторону аэропорта. Если в соседнем отеле на противоположной стороне хай-вэя нужно было платить 60 долларов за двухместный номер, то здесь - только 11 долларов (рекорд дешевизны на нашем пути). Еще больше удивило следующее: чтобы "снять" номер, не требуется давать о себе никакой информации - ни имени, ни фамилии, ни каких-либо других данных. Мотель находится на "отшибе". И только когда мы зашли в свой номер и я увидел большое зеркало на потолке над кроватью и зеркало на стене в "голове" кровати, то стал догадываться о "творческой" направленности этого мотеля - зеркала явно были подспорьем для более острых впечатлений от сексуальных отношений между прибывшими сюда парами (любого пола), а нетребовательность знания имен посетителей гарантировала их инкогнито. Видимо, и нас с Борисом приняли за гомосексуалистов.
По пути в Лос-Мочис, сразу после Гуаймаса, мы выехали на берег Калифорнийского залива (то есть фактически Тихого океана), чем, конечно же, не преминули воспользоваться - шикарно в нем искупались. Давно я не плавал в такой очень теплой и соленой воде.
Ехалось по мексиканскому хай-вэю легко - машин встречалось меньше, чем в США. Сначала шли с предельно-допустимой скоростью (100 и 110 км/час), но заметив, что мексиканские водители в целом менее дисциплинированные, чем американские (многие ездят со скоростью 130 км/час), как-то легко переняли их манеру езды. Нас трижды останавливали полицейские ("ну всё, вляпались", думали мы). Но дело оказывалось не в превышении скорости, а в проверке некоего пермита на езду по Мексике, который мы, как оказалось, должны были получить на границе. Я объяснял полицейским на английском языке, что мы едем транзитом через Мексику в Гватемалу, и узнав, что мы не говорим по-испански, они нас отпускали.
16 октября, отмерив опять около 800 км (проехав, в частности, через Масатлан) и почти достигнув Тепика, мы (по желанию Бориса) свернули в сторону Тихого океана и доехали до Сан-Бласа, откуда дорога пошла вдоль побережья. Перед Санта Крузом остановились на ночь в дешевом (75 песо за двухместный номер) отеле непосредственно на берегу океана. От нашей комнаты до него было около десяти метров. Мы поочередно поплавали в тридцатиградусной соленой воде. Борис был очень доволен (он хотел в этот день искупаться в океане; с этой целью мы уже сворачивали к океану днем, доехав до селения Димас, но, попав здесь на хай-вэй (за проезд по которому пришлось заплатить 55 песо), отложили купание в морской воде до вечера). Сегодня ехали не только по хай-вэю, но и по обычным мексиканским дорогам. Конечно же, они оказались значительно хуже - много ям, рытвин и кочек (как в России).
На побережье океана не перестаешь любоваться множеством пальм и другой тропической растительности.
17 октября проехали Тепик, Мансанильо, Текоман и заночевали, не доезжая Ласаро-Карденаса. А 18 октября, проехав Акапулько, остановились в мотеле после селения Крус-Гранде. Однако событий за эти два дня было удивительно много.
В первый день на "глухом" участке дороги к нам пристали два мексиканских полицейских (мужчина средних лет и молодой парень). Они проверяли все наши документы, досматривали вещи. Им, как назло, попался в руки портфель, где Борис хранил свои доллары. Увидев американскую валюту, старший полицейский очень ею заинтересовался, пересчитал и долго допытывался, не фальшивые ли деньги (мы, как и подобает отвечать всем в такой ситуации, сказали "нет"). Потом вроде бы нас отпустили, мы поехали, но через полкилометра эта парочка опять нас остановила, старший подозвал к себе, а младший продолжил рыться в машине недалеко от портфеля. Когда нас отпустили во второй раз, то у меня и Бориса возникли сомнения, все ли доллары целы. Однако последние все-таки остались в прежнем количестве. Вообще, нужно сказать, что нас каждый день по несколько раз (в разных местах) останавливали полицейские. Мы говорили им стандартную фразу на английском, что мы едем из Аляски в Гватемалу, и нас обычно отпускали. Но последняя парочка явно надеялась на какую-то финансовую поддержку с нашей стороны.
Вторым событием 17 октября стало попадание в кювет нашего "Вольво" на опасном горном серпантине, и только густые придорожные кусты спасли нас от трагических последствий. Машину вел Борис. На горном участке дороги перед крутым поворотом он развил слишком высокую скорость (это было видно и невооруженным глазом, меня так и подмывало сказать ему, что сейчас улетим с трассы, но у нас была договоренность не комментировать действия друг друга за рулем, поэтому я промолчал). На повороте Борис не справился с управлением, и мы вылетели с дороги, "врубившись" в густые придорожные кусты. Отделались сравнительно легко (был выломан пластмассовый поддон машины, и его пришлось выкинуть). А ведь через несколько метров (по ходу нашего "полета") начинался крутой обрыв.
Третьим событием дня явился наш ночлег в "полевых" условиях. Привыкнув во время пути ночевать в дешевых мотелях, мы и в этот день планировали сделать то же самое после Текомана. Однако ни мотелей, ни отелей на пути не попадалось. Вскоре наступил вечер. Мы продолжали ехать по горной дороге еще довольно долго (до 20.30), но ничего подходящего для ночлега не обнаружили. Тогда решили переночевать прямо на одной из ровных площадок возле дороги. Борис улегся спать в машине, а я - в спальнике "на улице". Наш крепкий сон прервали резкий скрип тормозов и чьи-то голоса. В лучах фар остановившейся машины появились два человека в армейской форме с автоматами. Они, естественно, стали выяснять у нас, кто мы такие и что мы здесь делаем. Затем военные, объяснив это заботой о нашей безопасности (они сказали, что здесь бродят вооруженные бандиты), приказали нам ехать 30 км дальше до ближайшей гостиницы и досыпать ночь там. Мы, конечно же, двинулись вперед (а было уже 0.30 ночи), но платить суточную таксу за полночи в отеле не хотелось, поэтому в каком-то селении мы остановили свою машину и в ней поспали до утра.
18 октября наиболее яркое впечатление произвело посещение Акапулько. Город очень красивый, но в те дни он был в аварийном состоянии после недавнего цунами (или наводнения). Дорога к Акапулько была перерезана, и мы около 1,5 часов ждали, пока не возобновилось движение автотранспорта. В самом городе многие улицы превратились буквально в канавы. Возле моря увидели несколько разломанных автомашин, с которых свисали трава и кусты. Половина населения подметала улицы. Пыль стояла "столбом", поэтому очень многие ходили в противопылевых "намордниках". И хотя городу был нанесен огромный ущерб, никто не сомневался, что через несколько дней его восстановят, и он будет, как и прежде, желанным для всех.
После Акапулько на нашем пути встретилось несколько разрушенных мостов через реки, они также восстанавливались. Из-за всех этих передряг мы потеряли много времени, и на этот раз прошли за день менее "положенных" 800 км. Предстояло всё наверстывать на следующий день. Я надеялся 19 октября достичь мексикано-гватемальской границы. И в этот день, кстати, должен быть преодолен 10000-мильный рубеж в нашем автопробеге (мы купили машину, когда у нее на спидометре было 172900 миль, а "набежало" уже 182600).
19 октября, увы, был крайне неудачным днем. И хотя мы работали целый день, двигаясь по плохим дорогам (сплошные ямы) и прошли почти традиционные для нашего путешествия по Мексике 500 миль, в итоге оказались к Гватемале не ближе, чем в предыдущий вечер. А дело было вот в чем.
Выехав из Круз Гранде утром, мы упорно двигались по дороге номер 200 вдоль тихоокеанского побережья. Проехали Пинотепу Нал и через несколько километров после нее прибыли к... обрыву этой дороги в реку. Железобетонный мост был смыт разбушевавшейся водой, остались только опоры. Река (названия ее я не знаю) была достаточно мощной, так что восстановление моста было делом весьма и весьма долгим. Пришлось делать объезд. Для этого вернулись в Пинотепу Нал и "рванули" на север по дороге, которая приводила бы к Оахаке и далее - опять на "двухсотую" дорогу вдоль побережья. Доехали до очередного моста, и... картина повторилась. Мост (правда, на этот раз через небольшую речку) был снесен. Теперь нужно было делать огромную петлю, возвращаясь в Круз Гранде, а дальше через Тьерру Колораду, Чинпальсинго, Тлапу, Акатлон и Уахуапан-де-Леон попадать в Оахаку. Настроение, конечно, испортилось, но делать было нечего. И вот, свернув после Круза Гранде на дорогу в Тьерру Колораду, мы двигаемся по ней. Приближаемся к еще одной реке и обнаруживаем... отсутствие моста. Настроение совсем упало. Но тут оказалось, что речку можно пересечь по дамбе, через которую несся тридцатисантиметровый слой воды. Проехали по дамбе без проблем. А далее (до Тьерры Колорады) дорога представляла собой сплошную слаломную трассу - беспрерывные крутые виражи, вправо и влево, вправо и влево, и опять так же.
Добрались до Чинпальсинго и уже ночью (по плохой дороге) - до Тлапы. Хотели было там переночевать, но не найдя гостиницу, решили опять сделать ночевку "на природе". Через несколько километров после Тлапы свернули на обочину, перекусили и легли спать (я - на улице, Борис - в машине). Так и проспали до 5 часов утра следующего дня.
А 20 октября был "бросок" на юго-восток-восток. Сразу после Уахуапан-де-Леона и на участке между Оахакой и Теуантепеком дорога опять состояла из сплошных виражей (часто более, чем на 180 градусов). Я вел машину как робот (на "автопилоте"), постоянно вспоминая кадры из гонок "Формулы-1": ускорение на прямом участке, поворот, ускорение, поворот... Почти все время шел на грани дозволенного риска (иногда скорость на поворотах достигала 100 км/час). Если бы отказали тормоза или рулевое управление, то никаких шансов спастись не было бы (с одной стороны - скалы, с другой - крутой обрыв). Естественно, обгонял (другие машины) только я, меня - никто. И вдруг в зеркале заднего вида вижу, что мне "сел на хвост" какой-то белый джип. Пытаюсь от него уйти на грани дозволенного риска - ничего не получается: джип то отстает, то догоняет. А на узкой горной дороге со сплошными поворотами, естественно, он обойти меня не может. В конце концов мне всё это надоело, я съехал в сторону, уступая дорогу. Джип пронесся мимо нас и помчался дальше. Я сразу вспомнил экс-чемпиона мира по авторалли Санчеса (хотя он - испанец, а не мексиканец). Через несколько километров шофер встречного грузовика о чем-то мне просигналил. Сбавляю скорость и за поворотом вижу толпу людей и перевернутый... белый джип (которому только недавно я уступил дорогу). Да, парень явно перешел через грань дозволенного (а я еще думал о нем, что он - ас).
После Теауптепека дорога вышла на равнину, стала более-менее прямой, и мы успешно доехали до Арриеги, где и заночевали в отеле по 70 песо за двухместный номер. Кстати, в последние два дня мы пересекли горную цепь Сьерра Мадре. Здесь горы очень красивы.
Ну уж теперь, как я надеялся, мы должны были на следующий день попасть в столицу Гватемалы город Гватемала. Замечу, что в Мексике больше всего нас раздражали "топы" (topes) - специально сделанные поперек дороги препятствия (бугры) для уменьшения скорости езды. Их крайне много в селениях на второстепенных дорогах, что весьма нервирует.
21 октября мы все-таки попали в столицу Гватемалы. Однако и здесь не обошлось без злоключений. Хотя сначала всё складывалось отлично. Из Арриеги в Тапачулу и Сьюидад Идальго (на границе с Гватемалой) идет хорошая дорога. И эти почти триста километров мы преодолели за 4 часа. Отсюда до города Гватемала оставалось менее 300 км. И так как мы уже имели гватемальские визы (я их получил в Москве), то казалось, что в столицу доберемся быстро. Но не тут-то было.
Пройдя без особых проблем мексиканскую границу, мы оказались перед гватемальскими "погранцами". И вдруг женщина, ставившая въездные штампы в паспорта, заявляет (так как я не знаю испанского, а гватемальские пограничники - английского, то мне это долго объясняли), что виза, полученная в посольстве Гватемалы в Москве, ее не устраивает. Нужна виза представительства Гватемалы в Сьюидад Идальго. Это только подумать - гватемальские пограничники не признают визу посольства Гватемалы в Москве! Такого идиотизма даже я, побывавший во многих переделках, не ожидал. То есть нужно возвращаться в Мексику, чтобы получить новые гватемальские визы. Тут нам вызвался помочь местный парень, подрабатывающий такой помощью. Вместе с ним съездили в Сьюидад Идальго и получили визы, заплатив повторно 20 долларов (то есть заплаченные в Москве 20 долларов мы просто потеряли). Далее нужно было получить пермит на проезд через Гватемалу на машине. На этот пермит и услуги помощника ушло еще 50 долларов. Лишь после этого мы тронулись в путь по Гватемале.

Гватемала
Сначала дорога была паршивой (грунтовка, пыль стояла столбом), но затем пошла хорошая трасса, которая потом превратилась в хай-вэй, идущий до города Гватемала. Мы проехали через Мазатенанго, Эскуинтлу и, наконец, достигли столицы. В этом городе долго не могли найти мотель. В конце концов нашли - за 90 куэтзалес (это - примерно 15 долларов). Но опять (как и первый мотель на нашем пути в Мексике) - весьма специфический. Въезжаешь в гараж-отсек, за тобой закрываются ворота; поднимаешься на второй этаж, в очень узенькое окошечко даешь деньги (лица человека, который получает их, не видно), тебе через это окошечко суют ключ от двери в твою комнату. В последней нет окон, полумрак, зато светло в шикарной ванной. В комнате возле кровати - зеркало. В общем, опять приют для сексуально озабоченных людей. Но такая специфика мотеля меня абсолютно не волновала. Хуже было другое. В полночь в дверь постучали и потребовали еще 15 долларов ("если хотите спать до утра"), а иначе мы должны были освободить номер. Борис уже спал, и пришлось отдать требуемые деньги (как мне сказали, 15 долларов стоит пребывание в мотеле в течение 4 часов, а за ночь - 30).
Скажу сразу, что Мексика мне понравилась больше, чем Гватемала. В Мексике я себя чувствовал свободно, а здесь, в Гватемале, все время возникали какие-то проблемы, за разрешение которых нужно было платить.
22 октября колесили по городу Гватемала. Сначала долго блуждали по нему в поисках посольства Гондураса (спрашивали о его местонахождении, показывая написанный на бумаге адрес, у местных жителей, а они указывали в разные стороны), пока не раскусили систему адресов в Гватемале. Город разделен на ряд зон (в частности, почти все посольства находятся в зонах 9 и 10), в каждой из которых идет своя нумерация "кайес" (calle - улица) и "авенид" (проспектов) аналогично "стритам" и "авеню" в США. Первое число номера дома соответствует пролегающей рядом "кайе", а уже затем идет обычный номер дома. Например, если у вас в руках адрес Av.9, 16-44, z.10, то это означает, что искомый дом находится вблизи перекрестка авениды 9 и "кайе" 16 в зоне 10 и его номер 16-44.
В посольство Гондураса попали в 12.20. Консул, выслушав нашу просьбу о транзитной визе, сначала отказал нам (сказалось традиционное негативное отношение лидеров Гондураса к России), но затем пообещал сделать запрос в Гондурас своему руководству. Велел прийти на следующий день в 9 часов утра.
В посольство Никарагуа мы прибыли в 12.50, то есть за 10 минут до его закрытия (почти все посольства в Гватемале работают до 13 часов), тем не менее через 20 минут мы вышли из него, имея никарагуанские визы (за них заплатили по 30 долларов). Съездили в посольство Коста-Рики. Оказалось, что в Коста-Рику (кстати, как и в Колумбию, о чем мне было известно еще в Москве) для граждан России въезд безвизовый.
Попали и в посольство Панамы, но оно уже было закрыто для посетителей, и нам сказали, чтобы мы пришли туда утром следующего дня - копии наших паспортов будут отправлены факсом в город Панама в МИД, и оттуда через какое-то время придет ответ, давать нам визы или нет.
Заночевали в гостинице "Бристоль" (возле пересечения авениды 7 и кайе 15) в районе сосредоточения дешевых отелей. Наша комната (для двоих) стоила 42 куэтзалес в сутки (6 куэтзалес равнялись одному доллару), но, как практически и во всех других гватемальских гостиницах, "чек-тайм" (контрольное время) здесь 12 часов ночи, то есть если ты приезжаешь в 9 часов вечера и находишься до 6 утра, то платишь не 42, а 84 куэтзалес. Мы приняли эти условия, так как хозяева отеля согласились бесплатно разместить нашу машину в проходе гостиницы. Правда, всем входившим и выходившим из отеля пришлось протискиваться боком между машиной и стеной.
К сожалению, появились неприятности, связанные с рабочим состоянием нашего автомобиля. Стали "травить" оба задних бескамерных (покрышки одновременно являются и камерами) колеса нашего "Вольво". Впрыснули в них склеивающую жидкость, и, вроде, камеры стали "спускать" мало. Еще одна неприятность была связана с тем, что Борис, подкачивая утром заднее правое колесо, плохо закрепил защитный колпак на нем, и во время езды в какой-то момент тот отвалился (мы не заметили, когда именно).
Программа этого дня, в целом, была выполнена (до идеала только не хватало, чтобы сотрудники панамского посольства отправили в этот же день, а не на следующий, требуемый факс). При этом полдня у нас ушло (из-за незнания испанского) на освоение города. Если на следующий день получим гондурасскую и панамскую визы, то сразу же "рванем" к границе Гватемалы и Гондураса.
К сожалению, 23 октября был неудачным днем. Сначала нам в посольстве Гондураса сказали, что решение о нашем транзите через эту страну будет принято только через две недели, что, естественно, нас не устраивало. Оставался вариант транзита через Сальвадор при дальнейшей переправе в Никарагуа паромом через залив (минуя Гондурас). Здесь между Сальвадором и Никарагуа расстояние несколько десятков километров. Поэтому мы пошли в посольство Сальвадора. Узнали, что нужно 4-5 дней для получения визы этой страны. Был четверг, и консул посоветовал нам прийти в следующий вторник, или, самое раннее, в понедельник.
Сходили и в посольство Панамы. Там сказали, что обычно для получения визы требуется 2-3 дня, но, может быть, разрешение будет получено на следующий день.
24 октября снова посетили посольство Панамы. Оказалось, что нам пришло разрешение лишь на 1 (один) день транзита через эту страну. С одной стороны, срывались мои планы побеседовать с сотрудниками нашего консульства в Панаме. С другой стороны, даже если мы рано утром заедем в Панаму из Коста-Рики, будем гнать весь день и к вечеру достигнем Колона, откуда ходит паром в Колумбию, то неизвестно, будет ли этот паром отправляться вечером. А если он пойдет утром следующего дня, то наша виза будет просрочена. Все эти сложности понимала и девушка Майя из панамского посольства. Поэтому она (за час до нашего прихода в посольство) послала еще один факс в Панаму, где повторяла, что мы едем на машине, и одного дня для транзита нам мало. Ответа в этот день не последовало. Так как мы все равно должны были ждать сальвадорскую визу, то договорились, что придем в посольство Панамы в понедельник.
Затем разыскали станцию техобслуживания "Вольво". Дело в том, что у нас стал аритмично работать двигатель на холостых оборотах (на "нейтральной" скорости), да и были кое-какие сомнения насчет того, не разболталось ли кое-что в механике рулевого управления. Оказалось, что действительно, "шаровые" соединения на левом переднем колесе нужно менять, к тому же лопнула резиновая опора двигателя справа. За замену всего этого с нас запросили 266 долларов. Делать было нечего, пришлось отдать требуемую сумму. Была пятница. Отремонтировать мотор времени уже не оставалось, и нам сказали, что двигатель "сделают" в понедельник. Правда, за 420-500 долларов. Оказалось, что-то стало "барахлить" в электронике. Хотя и очень хотелось, чтобы мотор работал нормально, но сумма 500 долларов была чересчур большой для нас. Поэтому мы решили ехать дальше, пока едется.
25 октября, в субботу, Борис поехал на тихоокеанское побережье собирать материалы о местных гостиницах, а я, с целью экономии денег, остался в "своей" гостинице "Бристоль" в комнате за 7 долларов в день. Хотя, естественно, днем бродил по городу, фотографировал его.
Кстати, у большинства гватемальских девушек (в отличие от юных представительниц США) отличные (стройные) фигуры (а в Штатах достаточно много толстых девчонок). Видимо (тут я вспомнил и Россию), в бедных странах меньше возможность наедаться "от живота".
27 октября получили панамскую туристическую визу (аж на 15 дней), а из Сальвадора никакого ответа не было. Это уже настораживало. Я знал, что Гондурас - антироссийско настроенное государство, поэтому он фактически отказал нам в визе. Но Сальвадор - его враг, не так давно между ними была война. И, думалось, что принцип "враг моего врага - мой друг" здесь уместен, но в действительности так не оказалось. Ладно, подождем еще день. Если откажет и Сальвадор, то придется обплывать его и Гондурас морем.

Сальвадор
28 октября. Сегодня в 12 часов получили сальвадорскую транзитную визу (на 1 день) и сразу же рванули к границе с Сальвадором. Пересекли ее где-то в 14.30 (правда, и здесь гватемальские таможенники содрали с нас около 15 долларов за выезд из страны) и затем два часа торчали перед сальвадорскими пограничниками и таможенниками. Сначала "погранцы" полчаса рассматривали наши советские, диковинные для Сальвадора, паспорта, но все-таки пропустили в свою страну. А затем была очередная (аналогичная той, которая имела место при въезде в Гватемалу) возня с оформлением транзитного пермита на машину. Где-то в 16.30 нас отпустили, и в 19 часов мы достигли столицы государства города Сальвадор, где разместились в мотеле "Колониаль" в комнате за 90 колонов (1 доллар был равен примерно 8,5-8,7 колона). Поужинали в кафе рядом с мотелем за 32 колона. На следующий день планировалось (выехав в 6 часов утра) достичь порта рядом с городом Ла Юнион, откуда ходит паром в Никарагуа. По слухам, он - ежедневный. Однако настораживала названная нам стоимость провоза машины с людьми - 400 долларов. Это будет слишком дорого для нас. Правда, по слухам, можно договориться с рыбаками об аналогичной услуге за более умеренную плату. Ладно, завтра посмотрим.
29 октября оказался чересчур драматичным днем. Мы достаточно быстро (если не считать потери времени из-за лопнувшей задней левой камеры, вместо которой поставили "запаску"; в связи с чем пришлось за 20 долларов купить новую камеру-шину) добрались до Ла Юниона, вернее, до порта Кутуко, откуда (по словам консула сальвадорского посольства в Гватемале) ходит паром в Никарагуа (такой же информацией снабдил нас и консул посольства Гондураса в Гватемале, так что, вроде бы, сомневаться в ней не приходилось). И вот мы в Кутуко. Спрашиваем в порту, когда отходит паром до никарагуанского берега. А нам отвечают: "Паром в Никарагуа уже давно не ходит". Вот так сюрприз! Но нам советуют: "Поговорите с хозяевами рыбацких катеров, они возят машины в Никарагуа". По дороге, усыпанной большими камнями (этот маршрут, конечно, для джипов, но не для нашего "Вольво") едем к этим владельцам катеров. Под палящим солнцем пытаемся договориться с ними, но они отвечают, что наш "Вольво-240" - слишком большая машина, и она опрокинет катер. Таким образом, из Сальвадора в Никарагуа попасть по воде вместе с машиной нельзя. Проехать туда по суше через территорию Гондураса также нет возможности, ибо в визе этой страны нам практически было отказано. Вот это "прокол"! Это фактически означает срыв экспедиции. Дальше мы ехать не можем. Начинаю лихорадочно искать выход. Предлагаю даже местному таксисту перегнать нашу машину через Гондурас (там ехать-то всего 2 часа - 130 км), а мы переплывем на катере (последнее - вполне реально). Но здесь возникает куча вопросов, и в первую очередь, относительно "стыковки" в Никарагуа. Да и вообще, встретим ли мы этого таксиста в Никарагуа? Настроение - препаршивейшее. И тут нам один из немногих владеющих английским языком сальвадорцев говорит: "Ребята, если вы дадите крупную взятку пограничному гондурасскому начальству, то вам вполне могут выдать транзитную в Никарагуа визу". Не видя других реальных вариантов, договариваемся с таксистом, что он едет с нами и пытается решить вопрос о получении гондурасской визы таким путем. Свое дело он сделал, но, не вдаваясь в подробности, скажу, что получение гондурасских транзитных виз и сопровождающих документов (пермит) на проезд через Гондурас на нашем автомобиле обошлось нам на двоих в 400 долларов. Потерять 200 долларов таким путем - это был жестокий финансовый удар для меня, теперь я вовсе не был уверен, что моих денег хватит до Аргентины. Но ведь другого выхода не было!
Транзит через Гондурас занял два часа, после чего мы пересекли границу этой страны и Никарагуа. Переночевали на никарагуанской территории возле здания таможенного контроля. Примером для нас послужили два парня из Калифорнии, ехавших на машине-"доме" в Коста-Рику кататься на серферах. Вариант для нас был удачный, так как не надо было платить за гостиницу. К тому же в служебной (для пограничников и таможенников Никарагуа) столовой любезно обслужили нас. Спали в машине.
Никарагуа очень понравилась своими хорошими дорогами и малым количеством автомобилей на них. За пять часов (машину здесь вел я) мы проскочили через эту страну. Правда, в одном месте меня оштрафовали на 10 долларов за превышение скорости.
Пересечение Никарагуа состоялось в первой половине 30 октября. А за вторую половину этого дня мы прошли большую часть Коста-Рики (здесь машину уже вел Борис). Причем мы пошли не традиционным для транзитников маршрутом (все время по интерамериканскому хай-вэю), а сначала по этому хай-вэю до Эспарзы, затем от нее - к Тихому океану, до Хако, и далее - по побережью (через Куэпос) до Кортеса. Здесь красивейшие места. Борис очень хотел тут проехать и оценить перспективу организации туров в Коста-Рику на побережье (ведь для жителей России въезд в эту страну безвизовый). Но крайне дерьмовая грунтовая дорога вдоль побережья испортила все планы Бориса (справедливости ради нужно сказать, что дорогу эту явно хотят заасфальтировать, а работа по ее расширению уже ведется).
Ночевали мы в полевых условиях - в пальмовом лесу среди болот (лягушки квакали всю ночь). Мы специально отъехали в сторону от дороги, чтобы избежать потенциально возможных осложнений с местным населением (хотя народ в Коста-Рике достаточно добродушный, к тому же - что было неожиданным для нас - имеет весьма высокий уровень жизни, думаю, не ниже, чем в России). Но в этом болоте было полно комаров. Они меня нещадно кусали. Я тут же вспомнил, что Володя Голещихин заболел в Индонезии малярией после укуса малярийного комара. Интересно, а распространена ли малярия в Коста-Рике?
31 октября, доехав до Кортеса, повернули от него на восток, проехали затем 9 км и "впали" в интерамериканский хай-вэй, по которому через 1,5 часа добрались до границы с Панамой в Пасо Каноасе.
Приятно удивил порядок прохождения пограничных и таможенных формальностей в Панаме. Всё весьма культурно, к тому же дешево (на всё "ушло" лишь 5 долларов). В этом отношении Панама оказалось самой доступной страной среди центральноамериканских государств. Правда, незнание испанского языка стоило нам еще 10 долларов, так как на границе мне выдали пермит на проезд через Панаму, указав, что водитель только я. И когда в очередной раз полицейские остановили нашу машину (а в этот раз ее вел Борис) и увидели, что Борис не вписан в пермит, они сочли это за нарушение правил перемещения по Панаме и оштрафовали Иванова (реально, конечно же, нас обоих) на 10 долларов.
И если Никарагуа и Коста-Рика произвели приятное впечатление малой интенсивностью движения автотранспорта, то Панама, к сожалению, очень напоминала Гватемалу, особенно в вечерне-ночное время - здесь тоже много машин. Правда, ехать по Панаме до ее столицы просто - по интерамериканскому хай-вэю (он явно выделяется среди других местных дорог).
В город Панама мы прибыли вечером - где-то в 21 час местного времени (которое здесь на час больше, чем в Мексике и Гватемале), перед этим пересекли Панамский канал. Стали искать дешевую гостиницу. Встретившийся негр сказал нам, что такие гостиницы имеются в Даунтауне (Нижнем городе), например, гостиница "Колониаль". Местный таксист за 2 доллара "любезно" проводил нас до этой гостиницы. Но она, как оказалось, "но функсьон" - не работает. Рядом с ней я обнаружил гостиницу "Центральная" (Hotel Central), где двухместный номер стоил 10 долларов. В ней мы и поселились. Район вокруг нее - как раз из тех, которые называют опасными: полно проституток, жуликов, наркоманов и прочих. Оставили машину прямо у входа в гостиницу, и тут же, еще при нас, на нее (на задний багажник) уселись молодые парни и девушки и чуть ли не занялись сексом. На наше присутствие они никак не реагировали.
Гостиница "Центральная" - это старый отель, построенный в начале века. В нем - огромный зал-холл, просторные комнаты, ванны, душ, в гостиницу впускают только жильцов. Но нет горячей воды. И это сразу же превращает некогда главную гостиницу Панамы в дешевый отель - кто же из богатеньких будет жить нынче в такой гостинице. Хотя она находится на старинной площади Боливара, где еще расположены Национальный театр и (как раз напротив гостиницы) очень красивый собор Сан-Франциско. Эта площадь в прошлом явно была центральной в городе Панама. Она демонстративно охраняется полицейскими. Видно, что на ней устраиваются разные торжества.
В гостинице мы поселились в 22 часа, то есть достаточно поздно. Но так как была пятница, и завтра - выходной, то половину ночи на площади играла музыка и веселился народ (тут я вспомнил город Мендоса в Аргентине, где примерно так же тусовались жители в ночь с пятницы на субботу, а утром этот город был словно вымершим).
За прошедший день у нас случились неприятности (дополнительно к штрафу), связанные с машиной. Незадолго до города Панама "спустило" правое заднее колесо, и его пришлось в потемках менять на запасное. Однако теперь возникла проблема новой "запаски". Придется на следующий день выкидывать еще долларов двадцать на новую шину-камеру. Это во-первых. А во-вторых, третий день подряд сильно перегревается мотор (кипит вода в радиаторе) при медленной или очень быстрой (порядка 80 миль/час) езде. Нужно будет завтра попытаться решить эту проблему.
Кроме этого, хотелось на следующий день зайти в наше консульство в Панаме (правда, проблема в том, что завтра - суббота, выходной) и узнать, как подешевле переправиться паромом из Панамы в Колумбию, так как между этими странами нет дорог - их разделяют непроходимые болота. В посольстве Панамы в Гватемале нам сказали, что из Панамы в восточную часть Колумбии можно перебраться только паромом из Колона. В этот город как раз мы и собирались на следующий день попасть.
В Панаме меня удивила местная валюта. Ею оказался... американский доллар. И я, видимо, выглядел смешно, когда (еще утром) пришел в банк менять американские доллары на панамские деньги. Кстати, если мексиканские песо, гватемальские куэтзалес, сальвадорские колоны, гондурасские лемпиры дешевле доллара в 6-9 раз (явно, что они когда-то были к нему приравнены, но потом девальвировали), то коста-риканские кордобы меняются на доллар по курсу 240:1. Ну, а насчет панамской валюты я уже написал.
1 ноября оказался печальным днем. Утром возле гостиницы мы обнаружили другую машину с американскими номерами (штата Иллинойс) и его хозяина - немца Дирка Витса. Он делает почти то же самое, что и мы - путешествует из США в Аргентину (до Патагонии) на автомобиле. Правда, стартовал он не на Аляске (как мы), а в Иллинойсе. Путешествует он уже в течение трех месяцев. В Панаме находится три недели, но не по своей воле - все никак не удавалось переправить машину из Панамы в Колумбию. К сожалению, эту ставшую для Дирка очень большой проблему предстояло решать и нам. Информация, полученная от Дирка, не порадовала: паром (ходивший в прошлом году от панамского Колона до колумбийской Картахены и стоивший сто долларов за машину) в этом году уже не ходит. Регулярных морских рейсов в Колумбию нет. И сегодня Дирк спешил отдать свой автомобиль фирме MAERSK, которая перевозила грузы в контейнерах. Это удовольствие (отправить свою машину в соседнюю Колумбию в контейнере) стоит... 850 долларов. Причем, как заявил Дирк, изучивший расценки разных фирм-перевозчиков, это - самая низкая стоимость пересылки машины в Картахену. Сам же он летит туда самолетом (это ему обойдется дополнительно в 150 долларов). При этом нужно оформить кучу бумаг, вплоть до справки из криминальной полиции Панамы, что ты не бандит. Дирк сказал, что (хотя он и говорит, в отличие от нас, по-испански) все это потребовало от него очень много беготни и нервотрепки. Корабль в Картахену уходит лишь 6 ноября, но Дирк срочно ехал в Колон, чтобы успеть оформить все дела до 12 часов - ведь была суббота, для большинства выходной день, и порт работал только до полудня. А завтра будет воскресенье (выходной день), в понедельник же 3 ноября - национальный День Независимости Панамы (в 1903 году она "освободилась" от Колумбии, когда американцам потребовался Панамский канал). Более того, 4 ноября - тоже праздничный день. Таким образом, все учреждения закрываются на четыре дня. Опять нам не повезло.
Мы съездили с Дирком в Колон, который находится на Атлантическом побережье Панамы. Атлантический океан - это уже третий (после Северного Ледовитого и Тихого) океан, на берегу которого мы побывали.
Дирк сказал, что 8 ноября (то есть через неделю) другая компания будет делать рейс на тихоокеанское побережье Колумбии в Буэнавентуру. Переправа машины стоит 600 долларов. И хотя я с самого начала планировал из Колумбии добираться в Аргентину через Венесуэлу и Бразилию (и были уже получены соответствующие визы), но из-за совершенно скудного запаса денег я стал рассматривать еще два варианта: (1)через Эквадор, Перу и Бразилию, а также (2)через Эквадор, Перу и Чили. Всё будет определяться тем, сколько денег у нас останется к моменту прибытия в Перу.
Неожиданно обнаружил, что наряду с американской мелочью, в Панаме также в ходу местная металлическая "валюта" бальбоа.
Вечером прошелся по Центральной авениде города (она как раз проходит через площадь Боливара, где находится "наша" гостиница "Центральная"). Город понравился. Веселый и шустрый народ, много мест для отдыха (среди зелени). Панама готовилась к празднику.
2 ноября утром сделали небольшую экскурсию по столице, прошлись по набережной. В городе много парков и скверов. Это, конечно, понравилось. Но омрачился день тем, что два темнокожих злоумышленника, попытавшись, угрожая ножом, отобрать у Бориса (когда он уже один пошел бродить по городу) видеокамеру, сделать этого не смогли (Борис не отпускал ее), зато камеру сломали. Так что теперь осталась целой только моя видеокамера.
3 ноября - День Независимости Панамы - начался с того, что рано утром мы видели президента Панамы. Он посетил собор Святого Франциска на "нашей" площади Боливара и держал речь. На флагштоке возле Национального театра подняли флаг Панамы.
А днем было суперзрелище. Учащиеся разных школ (и, возможно, колледжей) шли по Центральной авениде в праздничном марше. В каждой команде был свой оркестр из барабанщиков и трубачей. Он издавал потрясающие по ритмике музыкальные произведения. При этом все участники (а особенно - участницы) "выдавали" всевозможные "па". Например, девочки резко двигали бедрами в такт музыки, расходились в разные стороны и сходились. И все это, повторяю, делалось крайне ритмично. Одеты представители разных школ были по-разному. Ученики каждой школы пытались перещеголять всех остальных. Несмотря на 30-35-градусную жару (и стопроцентную влажность) на многих девчонках были высокие белые сапоги, а многие парни выступали в каких-то исторических костюмах. В общем, получился настоящий карнавал. И сложилось впечатление, что для выступавших ребят это было чем-то вроде соревнования. Публика сопровождала аплодисментами наиболее удачные программы той или иной школы.
Днем на всякий случай позвонил в посольство России, но оно, конечно, не работало. Сходил в район Пунта Паитилла на поиски компании "Панканал Шиппинг", которая будет 8 октября отправлять паром в Буэнавентуру (на тихоокеанское побережье Колумбии) при стоимости перевозки каждой машины 575 долларов (плюс какие-то еще накладные расходы). Пока это самый дешевый вариант попадания машины из Панамы в Колумбию из известных мне. Но он слишком дорогой для меня, так как после нашего появления таким путем в Колумбии у меня практически не будет денег на дальнейшее путешествие (останется около 100 долларов). Незнание испанского языка резко ухудшало ситуацию с проработкой других вариантов (по телефону я ничего толком узнать не мог), поэтому свои надежды связывал с кем-либо из российского посольства, кто смог бы навести такие справки на испанском языке. В любом случае становилось ясным, что придется отказаться от более дорогостоящего маршрута по Венесуэле и Бразилии и ехать в Аргентину самым коротким и дешевым путем - через Эквадор, Перу и Чили. Правда, теперь нужно получать и визы этих стран.
4 ноября съездили в Ла-Пальму и вернулись обратно.
5 ноября утром попали в посольство России. Секретарь-телефонистка Галя обзвонила компании из списка, который дал мне Дирк, и выяснилось, что кроме "Панканал Шиппинг" (самой дешевой по словам нашего немецкого друга), все остальные везут машины в контейнерах, и стоимость такой перевозки обычно переваливает за 1000 долларов. То есть с чего ("Панканал Шиппинг") начали, к тому и пришли. Вариант с этой компанией более дешевый, так как используется принцип обычного "фэрри" (парома) - машина заезжает на палубу и там стоит во время плавания.
Затем мы стали бегать по посольствам. Сначала зашли в эквадорское. Здесь выяснилось, что нам с Борисом визы не нужны, а пермит на машину можно получить на колумбийско-эквадорской границе.
В посольстве Перу сказали, что получение туристических виз (а транзитных они не дают) - долгий процесс (может быть, даже неделя), но если к пятнице (7 ноября) ответа из Лимы не будет, то они перешлют его к 11 ноября в Кито (столицу Эквадора).
Затем зашли в посольство Чили. Чилийский консул долго нас уверял, что дать визы нам не может, так как мы едем на машине и соответствующие визы должны получать на границе Перу и Чили (хотя при этом, конечно, потеряем целый день). А вот если бы мы сейчас летели в Чили, то такие визы он нам дал бы. Торчать на границе Перу и Чили уж очень не хотелось, поэтому я всячески пытался "уломать" консула все-таки дать нам визы. В конце концов это сделать удалось, и он предложил нам прийти завтра утром в 9 часов.
Потом познакомились с Александром Калашниковым, занимающимся грузоперевозками морем. Он ничего нового нам не сказал, но привез в одно из турбюро к своей знакомой болгарке Иванке. Та сообщила, что стоимость самолета из Панамы в Медельин 146 долларов, а из Панамы в Кали (это - километрах в ста пятидесяти от Буэнавентуры, куда поплывет наша машина) - 182 доллара. Но между Медельином и Буэнавентурой расстояние более 500 км, а главное, район Медельина - самый бандитский район мира, контролируемый медельинским картелем (наркомафией). При перелете в Медельин можно сэкономить в сумме долларов 30, но можно и всё потерять (в прошлом году в этом районе был убит наш соотечественник-велотурист).
Наконец, мы заехали в "Панканал Шиппинг", заплатили 575 долларов и оформили документы на перевозку нашей машины 8 ноября в Буэнавентуру.
Так как моих денег хватало только на то, чтобы попасть в Колумбию, пришлось занять у Бориса 300 долларов. В тот момент я очень надеялся, что их хватит на оставшийся путь.
6 ноября утром были в посольстве Чили, оформили все бумаги. Нам сказали, чтобы мы забрали паспорта с визами в 15 часов, но это было неудобно для нас, так как после полудня мы собирались отвезти машину в порт Бальбоа, откуда ее потом отправят в Колумбию, пройти все таможенные и прочие формальности и на время стать "безлошадными" путешественниками. Поэтому договорились, что за визами в чилийское посольство зайдем на следующий день, в пятницу.
А затем была "коррида" в Пэ-Тэ-Хота (так называют криминальную полицию в Панаме). Дело в том, что (из-за происков мафии) для получения своей же машины в Колумбии нам нужно иметь бумагу от криминальной полиции Панамы о том, что машина - не ворованная, а я - не преступник. Это опять же Дирк подсказал нам сделать (и указал на карте, где Пэ-Тэ-Хота находится). Меня там гоняли пять раз за копиями различных документов, но в конце концов нужную нам бумагу дали.
Потом мы поехали в порт Бальбоа, прошли все формальности и оставили машину в порту (отдали, естественно, и один ключ от машины). Всё, проблема с переправкой машины в Колумбию вроде бы решена. Но теперь остается другая головоломка - как добираться самим. Опять на ум пришел вариант: переплыть по Атлантическому океану из Колона (точнее, из Коко Соло) в Турбо, а оттуда автобусом переехать (через Медельин) в Буэнавентуру. Возможно, удастся доплыть до Турбо за 50 долларов, но этот порт находится как раз в самом мафиозном районе Колумбии, и там можно потерять всё (и вещи, и деньги, и жизнь). Зато будет выигрыш в 80-100 долларов. Я решил, что если Борис захочет лететь в Колумбию самолетом, то я сам попытаюсь "рвануть" морем в Турбо. Однако Борис был категорически против последнего варианта, поэтому я вынужден был отказаться от морского путешествия.
Вечером побывали в гостях у Владимира Михайлова (торгового представителя КАМАЗа и, по совместительству, ВАЗа) и его жены Натальи. Приятно провели время.
7 ноября утром наконец-то получили чилийские визы. А вот перуанские - нет. В посольстве Перу сказали, что мы их сможем получить в перуанском посольстве в Кито. Также взяли билеты: я - в Медельин на 8 ноября, Борис - в Кали на 9 ноября. Десятого ноября утром должны встретиться в Буэнавентуре.
8 ноября я побывал в столице Колумбии Боготе, а затем - в Медельине, центре района, где хозяйничает медельинский картель. Вообще-то по-испански название этого города произносится как Медейин (двойное "эль" на испанском озвучивается как "й"), но на всех российских картах этот город указывается как Медельин, поэтому в дальнейшем я буду упоминать его именно так. Медельин, вопреки опасениям, оказался спокойным и красивым городом (довольно большим), расположенным в горах, его улицы представляют собой совокупность подъемов и спусков. Некоторые небольшие улочки иногда "падают" под углом около 40 градусов. Любопытно было смотреть на местных жителей. Интересно, что по сравнению с Мексикой и Гватемалой, в Медельине резко выросло количество светловолосых людей с европейскими чертами лица. Много симпатичных девушек (если в Центральной Америке у большинства местных девчонок шикарные фигуры, но лица не соответствуют моим представлениям о женской красоте, то в Медельине я увидел много девушек безупречной внешности). А негров здесь почти нет.
Мне повезло с микроавтобусом в Буэнавентуру - он был ночным (уходил из Медельина в 21 час, а прибывал в Буэнавентуру в 7 часов утра следующего дня), поэтому за гостиницу платить не пришлось, и к тому же у меня была возможность полдня бродить по Медельину.
В Буэнавентуре я оказался утром 9 ноября. Сразу же нашел фирму "Навемар", которая должна была принимать корабль с нашей машиной. Но было воскресенье, и фирма оказалась закрытой. К тому же выяснилось, что принимает "наш" корабль не "Навемар", а агентство "Наритима". Его служащие предложили мне прийти завтра утром, так как "наше" судно должно прибыть в Буэнавентуру только на следующий день.
Снял номер за 8000 песо (1150 песо равнялись 1 доллару), но в него я должен был вселиться только в 15 часов. Поэтому сначала побродил по городу (он - маленький и неуютный, большинство населения составляют негры), а затем попал на спортивно-оздоровительный праздник буэнавентурской молодежи. Праздник получился ярким и интересным. По специальной дорожке парни и девушки катались на роликовых коньках, бегали трусцой, ехали на велосипедах (в основном - горных, "маунтинбайках"). Рядом на площадках играли в футбол, баскетбол. Для ребятишек были установлены батуты, на которых они с самозабвением прыгали. Для молодежи днем прошла дискотека, в которой принял участие какой-то самодеятельный ансамбль современных ритмов. Ребята из ансамбля танцевали классно. Остальная молодежь подхватила их движения. Затем был устроен пробег по улицам города, который начинался и заканчивался в парке. Победителей встречала с восторгом толпа болельщиков. Парк, в котором проходил этот праздник (я даже не знаю, был ли для этого особый повод, либо только потому что воскресенье) находится прямо на берегу Тихого океана, так что отсюда видны прибывающие в Буэнавентуру и убывающие из нее суда. Однако "нашему" судну "Гуанахуато" появляться было еще рано.
Как я уже сказал, праздник очень понравился. Правда, роликовые коньки или "маунтинбайк" купить себе может не каждый молодой человек или девушка, поэтому это веселье, видимо, было не для всех. Кстати, во время праздника ко мне подошли две молоденькие девушки-негритянки и попросили спонсировать их на 5000 песо. Однако колумбийских песо (кроме как 8000 на гостиницу) у меня не было, поэтому пришлось девушкам отказать. Они с разочарованным видом пошли дальше.
На следующий день утром (в 8 часов) я сходил в "Наритиму". К сожалению, там мне сказали, что "Гуанахуато" прибывает в Буэнавентуру не сегодня, а только завтра в 18 часов, то есть реально мы сможем уехать из этого города лишь 12 ноября. Поэтому я начал поиски дешевых гостиниц. Самым доступным оказался отель "Випарокуин", где за одноместный номер нужно платить 6000 песо, а за двухместный - 8000 (это где-то 7 долларов). Цена устраивала, поэтому с 15 часов я решил там поселиться.
В 10 часов встретил у "Навемара" Бориса, который приехал в Буэнавентуру вчера вечером. А до 15 часов решил опять провести время в парке и заодно написать эти строки. Вскоре мимо парка проехала мусороуборочная машина, которая оповещала о своем прибытии... мелодией из всемирноизвестного французского фильма "Мужчина и женщина". Вот это оригинально!
12 ноября рано утром прибыло судно, и с 8 часов мы стали бегать, чтобы получить свою машину. К сожалению, это сравнительно несложное дело заняло два дня. То сначала оказалось, что мне выдали второй экземпляр бумаги на получение автомобиля, и люди из агентства, осуществлявшего перевозку, три часа "мурыжили" меня, содрав в конце концов около 40 долларов.
Затем наступило время болтаться в здании администрации порта, куда приплыла наша машина. И здесь мы заплатили, но уже 66 долларов. Однако этим дело не закончилось. Портовые клерки сказали, что выдадут машину только после получения бумаги из буэнавентурской таможни о том, что она (таможня) дает "добро" на импорт в страну (Колумбию) нашего "Вольво". А в таможне нужно было сначала заполнить на испанском языке бланк со многими графами. Сами работники таможни до этого (как будто бы) не опускались, но рекомендовали мужичков, которые свою работу по оформлению бланка оценивали в... 150 (!) долларов. Платить такие деньги за эту услугу мы не хотели и не могли, поэтому 12 ноября остались ночевать в Буэнавентуре.
13 ноября удалось договориться с одним из вчерашних мужичков, что он сделает свое дело не за 150, а за 32 доллара. Это было утром, а выдали нам бумаги из таможни только в 16 часов. Я, ободренный, ринулся в здание администрации порта, взял все необходимые бумаги и побежал в порт получать свою машину. И там меня едва не хватил удар - воры сняли с машины номерные знаки "ALASKA CZS 779", которыми я очень гордился в Центральной Америке и собирался особенно гордиться в Аргентине (эти знаки желтого цвета, а буквы и цифры - черного). Но кроме стресса, эта потеря принесла и значительные практические неудобства: теперь (если следовать существующим порядкам) нужно будет получать в каждой стране свой транзитный номер - а это большая потеря времени и денег. Три часа ушло на то, чтобы добиться от морского агентства бумаги о том, что раньше машина имела такие-то номера.
Пока я получал эту бумагу, на Бориса (который ожидал меня возле порта) было совершено нападение с целью грабежа (нападало двое), и если бы не вовремя подоспевший полицейский, мы бы лишились большей части оставшихся у нас денег.
Мы не хотели терять время (а это, как минимум, еще одни сутки) на получение транзитного колумбийского номера (постороннему человеку трудно представить, как нам надоело торчать в Буэнавентуре), поэтому решили с определенным риском ехать к границе Эквадора немедленно. Так и поступили. Перед этим я нарисовал на листах бумаги наш номер "ALASKA CZS 779" и закрепил на ветровом и заднем стеклах машины. Чиновник из морского агентства пугал меня, что полиция Колумбии особенно лютует ночью, но это оказалось явным преувеличением. Нас проверяли лишь один раз, да и то недолго. Нам хотелось завтра (в пятницу) прибыть до 13 часов в Кито, в посольство Перу, и получить там перуанские визы. Если мы опоздаем, то придется терять еще два дня - субботу и воскресенье.
Итак, проехав через Кали и Папуян (кстати, в Колумбии, как и в Мексике, хорошие дороги - платные), мы утром 14 ноября прибыли в город Пасто, примерно в ста километрах от границы с Эквадором. Машину вел я. Вдруг на одном из перекрестков отказали тормоза (педаль провалилась вперед до упора, а машина мчалась с прежней скоростью). Я с трудом увернулся от столкновения с автомобилем, остановившемся на перекрестке прямо передо мной. Сразу же вспомнилась неприятная ситуация из моей российской практики, когда в самый неподходящий момент (при торможении перед красным сигналом светофора) на моем старом, только что купленном подешевке, ВАЗ-01 сорвалась накладка тормозной колодки одного из задних колес, задние тормоза перестали работать, и машина тормозила лишь передними колесами и двигателем. Этого оказалось недостаточно (до полной остановки не хватило двух-трех метров), и мои "Жигули" тихонько стукнулись о бампер иномарки. Ее хозяин обнаружил микротрещины в задних фонарях своей машины, и мне пришлось покупать ему новые фонари. Так вот я хочу сказать, что крайне неприятно ощущать себя почти беспомощным в подобных ситуациях, когда от тебя мало что зависит. В Эквадоре мне, к счастью, удалось уйти от столкновения, но ведь могло и не повезти, а денег на компенсацию нанесенного при столкновении ущерба у нас не было (страховка действовала только в США и Канаде), так что наше путешествие могло закончиться в Пасто.
Местный специалист по тормозам потратил около двух часов на ремонт машины, и после этого мы тронулись в дальнейший путь к границе с Эквадором.
К счастью, формальности и на колумбийской, и на эквадорской стороне были минимальными. Правда, боссу эквадорской таможни очень не понравилось, что на нашей машине нет настоящих номерных знаков, а только бумажные копии. Но через какое-то время он все-таки согласился пропустить нас через Эквадор.
И все бы в этот день закончилось хорошо (если не считать того, что в перуанское посольство в Кито мы можем попасть теперь только в понедельник, то есть через три дня), однако по дороге из эквадорского города Тулкан в сторону Кито стал барахлить мотор нашей машины. Явно было, что дело в неправильной подаче топлива, вызванной либо перебоями в работе бензонасоса или системы впрыска, либо сбоями в электронике. Сами определить, в чем дело, мы не могли. Поэтому решили на следующий день (если, конечно это удастся - ведь будет суббота) проконсультироваться у какого-нибудь специалиста из Ибарры или Кито. Переночевали в симпатичном отеле (в двухместном номере за 6 долларов) перед Ибаррой.
15 ноября приехали в Кито. Однако в пути двигатель машины здорово потрепал нам нервы. Сначала (а с утра вел машину я) мы проехали около 10 км, и двигатель остановился. Затем мы кое-как на небольшой скорости доехали до Ибарры и дозаправились бензином "Экстра" (девяностопятым). И тут вдруг всё нормализовалось. Так как двигатель заработал хорошо, я опять поднял скорость передвижения на отдельных участках до 100 км/час (на отдельных - потому что горная дорога представляла собой сплошные подъемы и спуски). Всё шло отлично. В голову пришла мысль: "А не в бензине ли дело?" (мы в Буэнавентуре заправились обычным бензином, не "Экстра" или "Супер"; а вдруг он был каким-то некачественным или не подходил для нашего "Вольво"?). Настроение сразу поднялось, но ненадолго. Захотев перекусить, мы остановились у какого-то ресторана. Однако он оказался дорогим, и мы решили сразу ехать дальше. Как только мы двинулись с места, опять забарахлил мотор, а через километр он заглох. Я завел его снова, но он отказал уже через сто метров. Получалось, что почему-то "вырубается" нагретый мотор, а в холодном состоянии и при большой скорости движения (когда радиатор сильно охлаждается набегающим воздухом) всё идет нормально. Дал мотору возможность в течение 15 минут остыть, и всё пошло отлично. Нормально доехали до Кито и в центре города в пансионе "Порто Нуэво" на авениде Америка сняли номер за 36000 сукрэс (9 долларов; 4000 сукрэс были эквивалентны 1 доллару). Рядом с пансионом прямо на улице (в мини-павильоне на тротуаре) девушки готовили отличное блюдо - мясо, жареная картошка, капуста, яичница. Вместе с бутылкой местного варианта "Колы" это всё стоило лишь 3500 сукрэс (то есть даже меньше одного доллара). Естественно, и днем, и вечером мы ходили кушать к этим девушкам.
Теперь о впечатлениях. Эквадор (в противовес Колумбии) нам очень понравился. Красивые горные пейзажи. Но особенно запомнился Кито - очень приятный современный город. На улицах (по крайней мере, центральных) отличные автомобильные "развязки". Поразили шикарные павильоны для пассажиров троллейбусов на авениде 10 Августа (кстати, в Кито для троллейбусов проложены специальные полосы в центре улицы). Народ в Эквадоре приветливый. Негров (в отличие от Буэнавентуры) практически нет. В столице почти половина населения имеет обычные европейские лица (кстати, много светловолосых людей), а другая половина - индейско-латиноамериканские.
Съездили в центр "Вольво", но до понедельника он был закрыт. Я решил (если это будет недорого) заказать новые металлические номера для нашей машины, ибо это может быть дешевле, чем оформлять транзитные в каждой посещаемой нами стране, а кроме того - не нужно будет терять много времени на объяснения, почему у нас нет таких номеров ("плакас" по-испански). Узнал у служащего пансиона адреса двух ближайших мастерских, где делают эти "плакас". И вроде это стоит около 5 долларов. Также узнал адрес единственной в Эквадоре турфирмы, проводящей рафтинг. Но, к сожалению, на следующий день (в воскресенье) будут закрыты и посольство Перу, и мастерские, и интересующая меня фирма. Поэтому запланировал в воскресенье лишь осмотреть Кито и найти указанные учреждения.
Да, я еще не написал о поразительном факте: начиная с Сальвадора, чем ближе мы приближались к экватору, тем становилось все более и более... прохладно, а на экваторе (в Кито и вблизи него) ходить в одной футболке было уже холодно (вечером температура воздуха опускалась до 10 градусов по Цельсию, а ночью - еще ниже) - здесь вообще среднегодовая температура 13,7 градусов, суточная максимальная - лишь 24,9, а минимальная - 2 градуса. Объясняется это тем, что в Сальвадоре была сухая солнечная погода, в Панаме и Буэнавентуре регулярно шли дожди, а в Пасто (Колумбия) и Кито, кроме дождей, сказывалась и высота (Кито расположен на высоте 2800 м). И хотя умом все это понять можно, но все равно прохладная погода на экваторе для нас была полной неожиданностью.
16 ноября (в воскресенье) узнал утром, где находится посольство Перу, и побывал в отличном центральном парке культуры и отдыха. Там можно и на лошади проехать, и на мотоцикле, на металлическом катамаране проплыть по каналу, много других аттракционов, аэробика для всех желающих и т.д. Затем поехал на машине к реке Мачангара, текущей в южной части Кито, и совершил по ней короткий сплав (порядка двух километров; дальше река бежала в узком ущелье, и подъехать к ней на машине - чтобы после сплава забрать катамаран - возможности не было). На реке - сплошные препятствия от второй до пятой категории сложности. К сожалению, шел дождь, и мой фотоаппарат намок. Рекомендовать кому-либо эту реку для сплава не могу, так как вода в ней грязная - выше по течению в нее сбрасывают всякую дрянь.
На следующий день предстояло получить перуанские визы, заказать и забрать металлические номерные знаки, узнать в турфирме "Эксплорандес" (единственной в Кито, проводящей рафтинг), не купит ли она подешевке мой катамаран (денег у меня практически не осталось), а самое главное - отремонтировать систему подачи топлива в машине (нужно будет сделать из необходимого то, за что не надо платить большие деньги).
17 ноября утром получили перуанские визы, поменяли доллары на сукрэс. Я еще попытался продать свой катамаран (ну хотя бы за 200 долларов - он стоил до эксплуатации 900) в двух турфирмах (как оказалось, их, проводящих рафтинг, в Кито две, а не одна, как мне сказали ранее), но им не нужны были сплавсредства, а один парень давал лишь 100 долларов. Правда, мне сказали, что еще один человек придет к нам в пансион в 19 часов смотреть катамаран.
Затем мы заказали в одной из мастерских новые номера для машины, и, наконец, поехали в сервисный центр "Вольво". Заменили масляный фильтр нашего "Вольво" (мы не меняли его уже 15000 миль, хотя требовалось это делать через каждые 5000), а источник наших треволнений в последние дни (регулятор компрессии, как определил специалист из "Вольво") заменить не удалось, так как запчастей для "Вольво-240" в сервис-центре не было (то ли потому, что это устаревшая модель, то ли по еще какой-то причине).
В принципе, завтра с утра можно было бы ехать в Перу, но номерные знаки будут готовы только к 13 часам, так что придется полдня их ждать.
18 ноября удалось продать катамаран с веслами за 235 долларов. Мое финансовое положение значительно улучшилось, и теперь, видимо, можно за свои деньги "дотянуть" до Аргентины. Получили номерные знаки и тронулись в путь. К сожалению, чем дальше мы отъезжали от Кито на юг, тем хуже становилась дорога. В конце концов стали встречаться большие колдобины, на которых были повреждены обода двух правых колес, и эти колеса стали спускать воздух. Дело было ночью, что ухудшало ситуацию. Заднее колесо мы заменили на "запаску", а переднее пришлось регулярно (через короткие интервалы времени) подкачивать. К тому же стал барахлить мотор, "вырубаясь" время от времени.



Перу
Сразу после пересечения границы Эквадора и Перу в одной из мастерских нам заклеили два наших спускающих воздух бескамерных колеса (переднее и запасное). Одна из двух проблем (вторая - сбои в работе двигателя) была решена. Но при этом случилось самое неприятное для меня за всю поездку чрезвычайное происшествие - украли мою видеокамеру с тщательно отснятыми материалами о нашем путешествии через Мексику, Гватемалу, Сальвадор, Гондурас, Никарагуа, Коста-Рику, Панаму, Колумбию и Эквадор (первую кассету о рейде через США и Канаду и сплав по реке Колорадо я специально - на случай какого-либо инцидента - передал с Андреем Пономаревым в Москву). Кроме потери видеокамеры и пленки с фильмом, случившееся означало, что я теряю свой последний резерв денег - в случае острой необходимости была надежда в конце путешествия (после достижения Магелланова пролива) продать камеру долларов за 400. А произошло неприятное событие (воровство) достаточно обидным для меня образом. Возле мастерской я вытащил видеокамеру из сумки, снял окружающую картину и собирался уложить камеру обратно в сумку, затем - на ее постоянное место в кабине. В этот момент ко мне сзади подошел мастер, сделавший ремонт двух наших колес, за деньгами. Я положил камеру на переднее сидение машины и в трех метрах от нее стал расплачиваться с мастером. У того сдачи сразу не оказалось, и пока он ее приносил, кто-то (скорее всего, парень из мастерской, помогавший мастеру и крутившийся возле машины) стащил мою камеру. Было дико обидно и досадно, но исправить ситуацию уже было нельзя - обращаться в полицию и ждать расследования времени у нас не было. Да мы ведь и не могли сказать, кто именно украл видеокамеру. Так что пришлось продолжить свой рейд. Проехали мимо мыса Париньяс - самой западной точки Южной Америки.
Кстати, ранее я уже бывал в Перу - в марте 1993 года в одиночку сплавлялся по одному из горных истоков Амазонки реке Мараньон. Тогда меня все время местные жители пугали террористами, которые убивают американских туристов.
Что поразило в Перу на этот раз, так это дорога, панамериканский хай-вэй. На протяжении около 2,5 тысяч километров - ни одной ямы, просто великолепная магистраль, не уступающая по качеству полотна ни американским, ни канадским хай-вэям. Лишь из-за худшей разметки и неразделенных полос движения эту перуанскую часть панамериканской дороги я ставлю на третье место (после магистралей США и Канады) среди всех пройденных нами за время трансамериканского пробега дорог, но перуанский хай-вэй проложен в таких диких (высокогорная пустыня) и тяжелых для его укладки (через горы) местах (для этого нужно было приложить титанический труд), что я был просто потрясен. Бедная страна Перу имеет такой великолепный хай-вэй! Это сразу же напомнило мне наши советские времена, когда подобное делалось либо для показухи, либо для военных целей. Как бы то ни было, дорога очень обрадовала меня, и путь от Лимы до границы Перу и Чили мы преодолели за сутки, даже сделав петлю в сторону Боливии в конце этого пути. А окружающие ландшафты у меня ассоциировались с лунными. Было впечатление, что мы едем где-то на Луне. Высокогорная пустыня поражала своей суровостью.

Чили
Гонка продолжалась. Следующие две тысячи километров почти до Сантьяго мы преодолели за сутки, побив свой рекорд протяженности суточного перехода. Машину большую часть времени (18 часов из 24) вел я. К сожалению, появился еще один дефект в работе автомобиля - тряска руля при скорости более 100 км/час.
Перед Сантьяго свернули на дорогу, ведущую в Аргентину (в Пуэнта-дел-Инка и Мендосу, где я уже бывал в 1993 году). Недалеко от границы начался очень крутой подъем. Дорога серпантином резко пошла в гору. На одном из поворотов увидели врезавшийся в скалы грузовик. Кабину водителя смяло, и он вряд ли остался жив (если только не выпрыгнул из кабины еще до удара). Кстати, в Перу мы несколько раз видели перевернувшиеся машины, в основном на горных участках.
А после чилийско-аргентинской границы начался спуск в сторону Мендосы. Сразу же пошли знакомые мне места - ведь в январе 1993 года мы с Виктором Мозеровым сплавлялись здесь по рекам Орконес, Лас Куэвас и Мендоса, в том числе проплывали через Пуэнта-дел-Инка ("Мост инков").
Из Мендосы мы направились в столицу Аргентины, куда и прибыли утром 25 ноября.
Кстати, накануне ночью, когда дождь лил, как из ведра, и непогода хлестала по стеклам, на одном из крутых поворотов машину резко рвануло в сторону (как оказалось, спустило правое заднее колесо), и мне с трудом удалось удержать наш "Вольво" на дороге.
Итак, 25 ноября утром мы прибыли в Буэнос-Айрес. Борис решил улететь в Москву через неделю - 2 декабря. Денег у нас (вернее, у Бориса, так как у меня уже ничего не было) осталось совсем мало (80 долларов), поэтому я обратился в российское посольство к консулу Евдокимову Михаилу Петровичу с просьбой помочь нам переночевать где-нибудь бесплатно. Кроме того, я попросил занять мне до вечера понедельника 1 декабря (когда прилетит самолет из Москвы, и мне смогут передать деньги) 400 долларов, необходимых для поездки к Магелланову проливу и посещения Патагонии. 360 долларов уйдет на бензин - он в Аргентине очень дорогой: 45 литров стоят 33 доллара (это самая высокая цена бензина за время нашего путешествия от Аляски), долларов двадцать - на плату за использование хай-вэев, столько же - на дешевые булочки, а спать я буду в машине. Первую просьбу Евдокимов удовлетворил, поселив нас на сутки в посольской гостинице, а вторую отклонил - лишних денег в посольстве не было. У меня возникла еще одна идея: как бы заранее продать нашу автомашину, получив задаток в размере этих же 400 долларов перед поездкой на юг Аргентины (а остальные деньги - после своего возвращения). Но оказалось, что в Аргентине продать машину туристу, въехавшему в страну на автомобиле с иностранными номерами, практически невозможно. Вывозить же ее судном в ЮАР или Россию дорого, так что самым дешевым способом будет ее в Аргентине... бросить. Мне так и советовали: после завершения путешествия выезжай за город и бросай ее.
Итак, полное завершение трансамериканской экспедиции "повисло на волоске". И луч надежды появился лишь тогда, когда я вечером поговорил с представителем Российского Информационного Агентства "Новости" Александром Игнатовым и предложил ему вместе со мной завершить трансамериканское путешествие. Александр сказал, что подумает. К тому же он положительно отреагировал на мою просьбу приютить меня и Бориса в доме РИА "Новости" на улице Анасагасти. А перед визитом Игнатова к нам в посольскую гостиницу (и одновременно школу для детей сотрудников посольства) нас потчевал Эдуард Кулиш, родившийся в Аргентине в семье украинских эмигрантов.
Вообще нужно заметить, что в Аргентине преобладает белое население (в частности, много немцев и итальянцев), и ты не выделяешься среди окружающих тебя людей (в отличие от центральноамериканских и большинства южноамериканских стран), что удобно и приятно.
26 ноября мы перебрались в дом РИА "Новости", где нас накормила вкусным обедом жена Александра Игнатова Елена, а вечером съездили в гости к администратору дома РИА Юре Федотову (забегая вперед, скажу, что в дальнейшем я также был приглашен и побывал в гостях у корреспондента ИТАР-ТАСС Сергея Середы). В течение дня Игнатов колебался, ехать или не ехать со мной в Патагонию к Магелланову проливу, но к концу дня стал вроде бы серьезно говорить о начале нашей мини-экспедиции рано утром в субботу. При этом Александр хочет не просто добраться до Магелланова пролива, а посетить разные интересные места, в частности, бухту, где киты женского пола рожают и воспитывают малышей.
27 ноября Игнатов все-таки решил ехать. При этом он оформляет поездку как командировку. Кроме чисто спортивной цели (доехать до Магелланова пролива), он ставит и познавательные - посмотреть китов, пингвинов, ледники, возможно, Огненную Землю. Так как бензин для машины оплачивает РИА "Новости", то основная финансовая проблема таким образом решается. Поедем в субботу 29 ноября, а вернемся в воскресенье 7 декабря.
Узнал, что пересылка нашего "Вольво" в Южную Африку (в Кейптаун или Дурбан) будет стоить около 1000 долларов, то есть цена вполне сносная (по сравнению со стоимостью переправы между Панамой и Колумбией), учитывая расстояние между Америкой и Африкой. Договорился с Юрой Федотовым, что он займется хлопотами по пересылке машины. Поэтому завтра нужно будет на его имя заверить у нотариуса доверенность на право пользования автомобилем. Кроме этого, необходимо постараться в буэнос-айресской таможне продлить официальный срок пребывания нашей машины в Аргентине (пока он - до 23 февраля 1998 года, а нужно, как минимум, до конца мая - в Африку я планирую поехать в апреле или мае).
28 ноября успешно сделал оба необходимых дела. Сначала (правда, на это ушло полдня) "выбил" у сотрудников таможни запись (с печатью) о том, что наша машина может находиться в Аргентине до 23 июля 1998 года. А затем мы вместе с Александром Игнатовым заверили у нотариуса мою доверенность на машину Юрию Федотову. Правда, пришлось за это заплатить 80 песо (80 долларов, так как во время нашего пребывания в Аргентине один американский доллар приравнивался к одному аргентинскому песо). Денег у меня практически не было (хотя и удалось продать две видеокамерные кассеты за 12 песо), поэтому пришлось залезать в долг уже и к Игнатову. Договорились, что в Москве я эти деньги отдам его родственникам. А завтра отправляемся в поход на холодный юг.
29 ноября мы (я, Александр и его жена Елена) тронулись в путь. В первый день прошли 1240 км (мы с Александром вели машину, меняясь после каждых 200 км).
Во второй день посетили полуостров возле Пуэрто Мадрин (и, в частности, городок Пуэрто Пирамидес). В бухте Гольфо Нуэво побывали на морской экскурсии и посмотрели китов. Дело в том, что прибрежные воды именно этого полуострова облюбовали киты в качестве места выведения потомства и дальнейшего его воспитания. Кстати, мамы-киты воспитывают своих детенышей около года (а вообще они рожают раз в три года). Именно здесь, в Гольфо Нуэво (и как раз весной), плавают сотни мам-китов, каждая со своим ребенком (который, правда, весит уже несколько тонн). К ним можно подплывать на катере вплотную - на расстояние до одного метра, - и киты никак на это не реагируют. Поэтому турбизнес в Пуэрто Пирамидес процветает. Многочисленные катера с туристами снуют по заливу. Берег здесь пологий и песчаный, поэтому перемещение туристов с берега в бухту организовано так: на берегу они садятся в катер, стоящий на платформе с колесами; затем трактор (на очень высоких колесах) буксирует эту платформу в более-менее глубокое место. Там судно сползает с платформы и плывет по морю. А на обратном пути имеет место обратная ситуация: катер заплывает на платформу, и трактор тащит ее на берег.
Затем мы посетили мыс Пуэрто Томбо, где весной и летом живет около полумиллиона магеллановых пингвинов (на зиму они уплывают в Бразилию, причем там обитают либо в море, либо на островах). Здесь, на мысе Пуэрто Томбо, мамы-пингвины высиживают яйца, а затем воспитывают родившихся пингвинят. Интересно, что дорога (а затем тропа) в пингвинарии проходит прямо между пингвиньими норами, и на пути постоянно встречаются десятки пингвинов. Они очень смешные. Одному из них понравились шнурки на моих кроссовках, и он стал их клевать. Другие с интересом нас разглядывали. Вообще ситуация, когда среди зеленых кустов пасутся тысячи пингвинов и ты можешь подойти и погладить их, оставляет большое впечатление.
По пути к пингвинарию (и на обратном пути) дорогу перебегали овцы, ламы гуанако, зайцы. Один заяц бежал перед машиной около километра.
На следующий день доехали до Рио Гайегас (Гайегас был капитаном корабля Магеллана), откуда до Магелланова пролива остается немногим более 133 км. Чтобы его достичь, нужно проехать до селения Монте Динеро, затем до мыса Кабо Виргенес (где аргентинский маяк) и потом до чилийского маяка Пунта Дунхенесс (последний - уже на берегу Магелланова пролива, как раз на границе Аргентины и Чили; сам маяк находится в ста метрах от границы). Через день мы сюда и прибыли (встретив на своем пути страусов, патагонских лис, дикую кошку и много зайцев).
Тем самым была успешно завершена трансамериканская экспедиция от Северного Ледовитого океана до Магелланова пролива. Но этим мы не ограничились. Перелетев на остров Огненная Земля (Тьерра дэль Фуэго) и наняв машину, мы проехали южную часть дороги Рио Гранде - Ушуайя - Лапатайя. При этом добрались до Лапатайи - самой южной точки острова Огненная Земля, достижимой на автомобиле.
На первом отрезке пути (до Ушуайи) расположено несколько красивых больших озер (Фагнано, Эскондидо и др.). Мы спускались к озеру Эскондидо, находящемуся непосредственно перед перевалом через пре-Кордильеры (здесь же - гостиница и ресторан). На перевальном участке в нескольких местах лежал снег.
А густые леса, которые мы увидели на юге острова Огненная Земля (особенно густые после перевала через пре-Кордильеры), буквально потрясли нас. После суровых степей Патагонии мы никак не ожидали увидеть такое едва ли не в тысяче километров от Антарктиды.
На участке от Ушуайи до Лапатайи (это - около 18 км) действует самая южная в мире железная дорога с одной-единственной станцией (откуда поезд уходит и куда возвращается).
Недалеко от нее речка Пипо - по имени каторжанина, утонувшего в ней при попытке убежать в Чили. Дело в том, что в свое время правительство Аргентины, желая освоить остров Огненная Земля, устроило здесь каторгу. Заключенные обустраивали остров, в частности, рубили лес. Я сразу вспомнил Австралию, которая в свое время служила каторгой и ссылкой для заключенных из Великобритании.
Сразу за железнодорожной станцией начинается национальный парк. Лес здесь, главным образом, из деревьев "лэнга", растущих только на Огненной Земле. Осмотрели окрестности красивого Черного озера (Лагуны Негро). Проехали мимо Бобрового озера.
Последний индеец в этом районе (из племени "она") умер четыре года назад, а оставшаяся его родственница уже не чистокровная индеанка.
Возле Лапатайи видели птиц аутарде, черных зайцев.
В национальном парке есть специальные места для стоянок, где можно ночевать в палатке, здесь же размечены участки земли, на которых позволено разводить костры.
Лапатайя и Ушуайя расположены на берегу пролива (канала) Бигл (названного по имени корабля Дарвина), отделяющего остров Огненная Земля от еще более южных островов архипелага.

Аргентина (Лапатайя)
В Лапатайе - конец аргентинской дороги номер три, идущей от Буэнос-Айреса, по которой мы, в основном, и ехали сюда из столицы Аргентины.
Когда некоторое время назад остров Огненная Земля был объявлен свободной экономической зоной, здесь наблюдался экономический подъем, однако теперь наступил спад.
На острове в реках - много форели. Ее разводят и специально.
Запомнилось на острове большое количество быстрых горных рек, по которым можно было бы организовать рафтинг (а туристов здесь много, только в национальном парке вокруг Лапатайи в прошлом году побывало 53 тысячи человек).
На горных ручьях частенько встречаются водопады.
А "Огненной Землей" назвал этот остров испанский король Карл Пятый на основе информации от людей Магеллана (сам Магеллан не вернулся в Европу, его убили на Филиппинах), которые сказали, что эта территория - земля дыма (а дым шел от костров индейцев).
Погода на острове быстро меняется - от ясной до дождливой и наоборот.
После посещения Огненной Земли и достижения на машине его южной окраины началось наше возвращение в Буэнос-Айрес.
Перелетев из Ушуайи в Рио Гайегас (с остановкой в Рио Гранде), мы помчались на машине с холодного юга на теплый север. Вначале нам дорогу пересекали броненосцы, ламы гуанако, дикие кошки. Потом настала очередь зайцев.
К месту или не к месту, но скажу, что по одной из версий, район Санта Круз (а провинция Санта Круз - самая южная из континентальных провинций Аргентины, в ней находится и Рио Гайегас) когда-то был соединен с Африкой.
Нужно также сказать, что если в северной половине Патагонии встречаются отдельные (даже высокие) кусты, то ее южная часть, дальше Фитз Роя (кстати, это имя капитана дарвинского судна "Бигл"), представляет собой сплошную степь без деревьев.
Формально Патагония на севере начинается от реки Рио Негро, но реально немного южнее - от Сан-Антонио Оесте. Отсюда к югу уже не растут деревья, а между Сан-Антонио Оесте и Виедмой (столицей провинции Рио Негро, здесь же протекает и река Рио Негро) деревья встречаются.
Ну, а севернее Рио Негро начинается пампа.
На обратном пути побывали в Камаронесе (симпатичном городке на берегу Атлантического океана), Лас Грутасе (где отличные пляжи), Виедме (красивом городе) и, наконец, вечером 6 декабря прибыли в Буэнос-Айрес.
Таким образом, окончательно завершилась моя трансамериканская экспедиция, и ранним утром 9 декабря я улетаю в Москву.
Необходимо отметить, что последний (аргентинский) этап экспедиции был успешно пройден лишь благодаря содействию агентства РИА "Новости" и персонально Александра Игнатова. Ему (и его жене Елене) я выражаю глубокую благодарность за это.
Теперь предстоит перелет в Москву. А что же потом? Далее все мои помыслы связаны с Африкой. Дело в том, что еще до трансамериканского автопробега я задумал (в случае успешного путешествия от Северного Ледовитого океана до Магелланова пролива) провести кругосветное путешествие на машине - после Америки перебраться в ЮАР, "прогнать" через Африку до Туниса (или Марокко), переправиться в Италию (или Испанию) и от самой западной точки Европы (мыса Рока в Португалии) проехать до поселка Галимый в Магаданской области - самой восточной точки Азии, куда можно добраться на автомашине.
Для этого нужно переправить наш "Вольво-240" в ЮАР (об этом я уже договорился с Юрой Федотовым; впрочем, не исключен вариант покупки новой машины в ЮАР) и найти в России спонсоров (попробую также попросить денег у концерна "Вольво" - ведь я делаю ему хорошую рекламу своим путешествием) и имеющих деньги участников второго (африканского) и третьего (евразийского) этапов кругосветки. Африканский этап планируется начать в мае 1998 года. Надеюсь, к этому времени найти средства на экспедицию.
...А пока я возвращаюсь домой. Самолет летит над океаном. Любуюсь проплывающими под крылом кучевыми облаками и стараюсь отключиться от экспедиционных забот. Блаженствую в роли пассажира. Здорово сказал старик Беранже: "Как хорошо на свете быть никем".

По Африке и Европе

Вернувшись из Америки домой, я начал подготовку ко второму этапу своей кругосветки - трансафриканскому (от самой южной точки Африки - мыса Игольный в ЮАР - до самой северной точки африканского континента - мыса Рас-Энгела в Тунисе). И сразу же за ним планировался третий этап - евразийский, от самой западной точки Европы мыса Рока в Португалии до Новосибирска.
Стал искать спонсоров. И первым делом, естественно, обратился в концерн "Вольво", на машине которого "Вольво-240" проехал 30 тыс. км через всю Америку. С трудом, через Internet, вышел на руководство концерна. И получил ответ: "Мы восхищены Вашим пробегом, но модель 240 уже давно снята с производства, поэтому рекламировать ее нам нет смысла. Желаем успеха в дальнейшем путешествии". Тогда я написал, что готов проехать через Африку на любой модели "Вольво", выпускаемой ныне, если концерн предоставит мне такую машину. Последовал ответ: "Мы вкладываем деньги в большие проекты, а частные предложения не поддерживаем". Вот так оказалось далеким от реальности предположение, что крупные западные фирмы запросто вкладывают деньги в рекламу своей продукции.
Тут появился другой вариант - с АО "Москвич" (бывшим АЗЛК). Во время автопробега Москва-Новосибирск-Москва на пресс-конференции в Новосибирске генеральный директор "Москвича" господин Асатрян на вопрос моего знакомого Василия Забайкина (с которым я планировал ехать по Африке) заявил во всеуслышание, что даст нам свою новую машину на этапы по Африке и Европе и даже перешлет (за счет АО "Москвич") машину в ЮАР. Но одно дело - заявить (и пообещать), а другое дело - выполнить свое обещание. Короче, продержав нас в неопределенности 1,5 месяца (я, в частности, потерял неделю в Москве, ожидая решения этого вопроса), руководство "Москвича" отказалось от своего обещания.
Спонсоров, желающих поддержать будущую экспедицию, находилось очень мало. Поэтому я обратился в "Аэрофлот. Международные линии" с просьбой провезти меня и Забайкина в Йоханнесбург бесплатно, в виде спонсорской помощи. В ответ я обещал часто фотографироваться в Африке с рекламным плакатом "Аэрофлот" в руках или на борту машины. Просьба к господину Окулову была передана в апреле. И потянулись томительные дни ожидания - авиакомпания не отвечала. А в связи с плачевным финансовым состоянием экспедиции дело обстояло так: если "Аэрофлот" не выделяет мне билет в Йоханнесбург, то моя трансафриканская экспедиция срывается - денег на авиабилет у меня не было. Забегая вперед, скажу, что лишь через три (!) месяца, в начале июля, из центрального офиса "Аэрофлота" пришел ответ (положительный) относительно билета Москва-Йоханнесбург (к тому времени уже отказался от поездки по Африке Забайкин, а на просьбу спонсировать мне также и билет Новосибирск-Москва "Аэрофлот" ответил отказом). Мне был выписан служебный билет на 21 июля - на последний рейс "Аэрофлота" в зимний (по южноафриканским меркам) период. Таким образом, выяснилась и дата моего вылета в ЮАР - 21 июля.
Определился и состав нашей экспедиции: от ЮАР до Египта я еду один, в Египте ко мне присоединяется Виталий Мельничук, и далее мы вдвоем едем через Египет, Ливию, Тунис (и, возможно, Алжир и Марокко) до Лиссабона, а оттуда уже втроем (к нам здесь добавляется Виталий Дегтерев) - к мысу Рока, затем через Португалию, Испанию, Францию, Бельгию, Германию, Чехию, Словакию до Харькова (где к нам присоединяется Вася Забайкин) и далее - до Москвы и Новосибирска.
Кроме финансовой, возникла еще проблема пересечения земным путем границы Судана из Уганды или Эфиопии. Дело в том, что через Восточную Африку проложено всего три сквозные дороги: (1)через Уганду и Судан, (2) Эфиопию и Судан, (3) Эфиопию и Эритрею. Но так получилось, что между всеми этими тремя парами соседних государств во время нашей подготовки к экспедиции (либо в ближайшем прошлом) шла война; в частности, Эфиопия и Эритрея бомбили друг друга и до, и во время моего путешествия по Африке. Война на юге Судана между властями и проугандийски настроенными партизанами не прекращалась, и консул посольства Судана в Москве мне сразу отказал в проезде через угандийско-суданскую границу. Оставалась лишь дорога через Эфиопию и Судан. Но в прошлом году Эфиопия "оттяпала" у Судана здесь большой кусок территории, и бывший суданский населенный приграничный пункт Курмук стал теперь эфиопским. И хотя консул суданского посольства в Москве мне сразу не отказал, а сделал запрос в Хартум (столицу Судана) о возможности моего проникновения в эту страну через Курмук, но ответ я должен был получить не раньше, чем через полмесяца, в суданском посольстве в Найроби (Кения). И судя по всему, ответ этот должен быть отрицательным. Реально мне могли лишь позволить прилететь в Хартум и оттуда уже ехать на машине до Египта. Но все-таки некоторая надежда на положительный ответ на просьбу о наземном проникновении из Эфиопии в Судан у меня оставалась, поэтому я получил в Москве и эфиопскую визу (одну из самых дорогих в мире - она стоит 60 долларов).
Исходя из реальной ситуации, сложившейся перед моим отъездом (первое - отсутствие достаточного для нормального путешествия от ЮАР до Египта количества денег, второе - почти наверняка будет невозможным въехать в Судан на машине, а это означает, что купленный ранее автомобиль придется в Эфиопии или Уганде просто бросить либо продать за копейки), я принял решение от ЮАР до Египта передвигаться на арендованных (у фирм или частников) машинах, а в Египте, куда Витя Мельничук должен был привести деньги, мы собирались купить автомобиль и проехать на нем через Египет, Ливию, Тунис (и, возможно, Алжир и Марокко). А уже в Европе поедем на моем "Вольво-240", который предстоит сначала переправить из Буэнос-Айреса в Лиссабон.
Пришлось решать и новую, возникшую в связи с этой переправой, проблему. Последний день разрешенного восьмимесячного пребывания моей машины на территории Аргентины был 28 июля (после этой даты машина конфисковывалась аргентинскими властями). А последний (до 28 июля) паром в Лиссабон уходил 17 июля и через месяц прибывал в Португалию, поэтому я решил переправить автомобиль именно этим рейсом. Но выслать машину из Буэнос-Айреса без проблем не удалось. После восьмимесячного отдыха она не "захотела" ехать в порт (не завелась), поэтому пришлось ремонтировать ее электронику (на это "ушло" 500 долларов). А в сумме (на ремонт машины и на пересылку ее в контейнере из Буэнос-Айреса в Лиссабон) я вынужден был заплатить 2700 долларов, то есть значительно больше стоимости самой машины. Знал бы я заранее, что потребуется столько денег на это, то, конечно же, отказался бы от пересылки автомобиля. Но первоначально речь шла о 2000 долларов, а мне очень хотелось въехать в Москву и Новосибирск на машине, которая прошла через всю Америку - от Аляски до Аргентины.
Итак, 21 июля пришло время выезжать в Африку. Я приехал в Шереметьево-2 к рейсу Москва-Йоханнесбург, и тут оказалось, что моя поездка может закончиться, не успев начаться. Несмотря на мой (лежащий в кармане) служебный билет, моя фамилия оказалась лишь на "листе ожидания". А так как этим рейсом из Москвы с Всемирных Юношеских Игр возвращалась домой команда Намибии (кстати, большинство из ее членов - симпатичные белые девчонки-гимнастки) и часть команды ЮАР, то оказалось, что желающих улететь в Йоханнесбург больше, чем свободных мест в экономическом классе. Такая ситуация была полной неожиданностью для меня - я-то был уверен, что раз Аэрофлот выписал мне служебный билет, то я лечу точно. Оказалось, что в таких случаях фамилия владельца служебного билета попадает в список на "листе ожидания". Почему-то в таком же положении оказались еще три румына и пара западных туристов. И эта ситуация разрешилась для нас положительно лишь из-за наличия свободных мест в бизнес-классе. В общем, я все-таки вылетел в ЮАР 21 июля и в Йоханнесбурге оказался на следующий день. Затем перелетел в Кейптаун, куда прибыл уже вечером.

Мыс Игольный
Переночевал в молодежном хостеле для бэк-пакерс (туристов с рюкзаками) "Ambler's Back Packers Intl". Здесь мне крупно повезло. Познакомился с Томом Керсандтом, который на своем "Ниссане" собирался через день ехать до Питерсбурга (это - недалеко от границы ЮАР и Зимбабве). Договорился с ним, что за 200 долларов он меня возьмет с собой и мы будем вести машину попеременно. Даже удалось его "уломать" доехать до границы с Зимбабве. Кроме того, условились с ним, что завтра вместе съездим до самой южной точки Африки - мыса Игольный (Агалас или Ла Галас, Cape Agulhas; это недалеко от Кейптауна) - и обратно.
Утром 23 июля доехали сначала до городка Каледон, а затем до мыса Игольный. Еще до Каледона дорога вошла в горы, стали встречаться резковыраженные хребты, густые сосновые боры (это - в Африке-то!), а также деревья "люком". Дорога была хорошей, но лишь в один ряд движения в каждом направлении. Кстати, в ЮАР - левостороннее движение. После хвойного леса опять пошли поля (на них выращивали сырье для приготовления пива). Днем температура была около 180С (это - зимой-то! в июле!).
На мысе Агалас стоит маяк, построенный в 1849 году. Работа его очень важна, так как в воде вокруг него в радиусе 26 миль - рифы. В здании маяка - музей, посвященный разным (раскинутым по всему свету) маякам, который я посетил и расписался в книге гостей. Мыс Игольный разделяет мировой океан на Индийский и Атлантический.
После возвращения в Кейптаун походил по городу, осмотрел его, побывал в парке отдыха, где бегают и прыгают... белки. В общем, очень похоже на Европу и США. Да и сам Кейптаун - красивый современный европейский (или американский) город. Ощущение, что ты находишься не в Африке, а в каком-нибудь штате США. Здесь белых больше, чем негров. К сожалению, в парке отдыха у меня украли постеры (плакаты) с видами ЮАР.
Присутствовал при драме (или псевдодраме) - потенциальный самоубийца решил спрыгнуть с высотного здания. Полиция перекрыла движение по дороге, приехала пожарная машина с лестницей, собралась большая толпа зевак. Прошло полчаса, а парень все никак не прыгал. В общем, я ушел, не дождавшись развязки.
Посетил Вотерфронт (Waterfront) - весьма интересный район Кейптауна.
Еще в самолете Москва-Йоханнесбург заметил, что белые люди из Намибии и ЮАР очень похожи на русских людей внешне. Мы сильно отличаемся от американцев, англичан. А здесь лица - сплошь русского типа. Много красивых и милых девушек. И одеваются все, как в России, а не в США.
Создалось впечатление, что уровень жизни в городах ЮАР выше, чем в России. А транспорт и еда - дешевле, чем у нас.
Бензин в ЮАР стоит столько же, сколько и в США - немногим ниже 0,4 доллара за 1 литр (примерно 0,37 дол/литр). Впрочем, цена варьируется в зависимости от октанового числа. Бензин 91 Ultra Unleaded стоит 2,29 ранда/литр, а бензин 93 Ultra - 2,33 (официальный курс обмена был 1 доллар=6,28 ранда). При аренде машины нужно платить (кроме ежедневной таксы 15-20 дол/день) еще, как минимум, 1 ранд за 1 км (то есть 1 доллар за 6 км), что очень дорого.
24 июля рано утром выехали из Кейптауна и к вечеру добрались до Претории (более 1,5 тыс. км), где сделали остановку на ночь и полдня.
Нужно сказать, что хай-вэй между Кейптауном и Преторией - двух-трехрядный (в каждом направлении), сначала на дороге были установлены светоотражатели на разделительных полосах, а потом они то исчезали, то опять появлялись. Полотно дороги хорошее, лишь местами подпорчено. Ограничение скорости в целом 120 км/час, но местами и 90, и 100 км/час. Дорожные знаки хорошо заметны в темное время - они тоже "светятся" при освещении их фарами. Никаких проблем при движении по хай-вэю нет. Надписи на дорожных знаках на двух языках - английском и африканос (бурском, измененном голландском).
Сначала нас окружала степь, а затем - саванна. Появились кусты.
Дорога иногда платная (примерно по 2 доллара за машину на каждом шлагбауме). Ехали по дороге М1. Она идет от Кейптауна до Мессины (расположенной недалеко от границы с Зимбабве).
От Йоханнесбурга до Претории максимальная дозволенная скорость 120 км/час, минимальная - 40 км/час. Четыре полосы (ряда) движения. Вечером и ночью трасса освещена.
Претория - столица ЮАР. Сфотографировал плакаты своих спонсоров на фоне музея Трансвааля и памятника Преториусу (по имени которого назван город).
Если в Кейптауне я удивлялся, что там белых больше, чем негров, то в Претории всё стало на свои места: подавляющее большинство местных жителей - негры. Белых встречаешь так же редко, как, скажем, в Дар-эс-Саламе.
25 июля добрались до Питерсбурга, отдохнули, а утром 26 июля были на границе ЮАР и Зимбабве в Бейтбридже, где я попрощался с Томом.
26 июля в Бейтбридже на зимбабвийской стороне "поймал" попутную машину, едущую в Виктория Фоллс, и за 200 долларов договорился с ее хозяином, что вести машину буду, в основном, я. К вечеру мы добрались до Виктория Фоллс.

Виктория Фоллс
В Зимбабве - однорядная асфальтовая дорога. Полотно - хорошего качества. Движение - левостороннее. Мало машин. Вокруг - настоящая дикая Африка. Мало селений, мало строений.
Первыми пасущимися животными, которых я увидел, были... ослы. А следующими - коровы.
Зоны отдыха на дороге почти чисто символические - небольшие площадки слева от трассы и 1-2 стола.
Дорога - простейшая, минимальное количество развилок (если не считать развязку в Булавайо). Попутных и встречных машин очень мало. Едешь себе и едешь. Лишь немного сдерживает официальное ограничение скорости 80 км/час.
Дорога проходит, в основном, по равнине, над которой возвышаются отдельные пики (типа сопок). Земля - глинистая. Сначала плотность "размещения" растущих деревьев была умеренной (расстояние между деревьями, в среднем, было около пяти метров), но потом стали встречаться более густые заросли из деревьев-кустов. Саванна.
Бензин в Зимбабве стоит 5,12 зимбабвийского доллара/литр=0,3 американского доллара/литр (1 доллар США=19$ Zm), то есть даже немного дешевле, чем в ЮАР.
27 июля сплавился по реке Замбези ниже водопада Виктория вместе с клиентами турфирмы "Shearwater" (заплатил за это 82 американских доллара). Затем сходил к водопаду Виктория. Его высота 108 метров и ширина 1,7 км, что не может не впечатлять. Столбом стоит водяная пыль. "Висит" радуга. В общем - здорово.

Замбия
28 июля пересек границу Зимбабве и Замбии и оказался в Ливингстоне, где и "застрял" почти на три дня - не мог арендовать машину у частников (хозяева-частники за поездку до границы Замбии с Танзанией требовали более тысячи долларов), а "car hire" (сдача в аренду машин) здесь отсутствует. Но узнал, что через 2-3 дня в Арушу (Танзания) едет один местный житель. Попытки уехать раньше не увенчались успехом, поэтому я договорился с хозяином машины (старого "Datsum"), едущей в Арушу, что за 400 долларов он меня возьмет, мы будем вести автомобиль попеременно и даже доедем до танзанийско-кенийской границы (она - рядом с Арушей).
Выехали из Ливингстона 31 июля и переночевали в Лусаке.
Интересно общепринятое обращение (как в Зимбабве, так и в Замбии) к африканским женщинам - "Мама".
Постепенно привыкаю к левостороннему движению. Официальное ограничение скорости в Замбии (как и в Зимбабве) - 80 км/час.
Удивительно, но пока никак не могу отвыкнуть от привычки благодарить испанским словом "Грасиас", приобретенной во время двухмесячного автопробега по Центральной и Южной Америкам. Хотя, казалось бы, благодарить на английском было бы для меня естественнее (ведь я испанский знаю очень плохо, а английским владею, в общем-то, почти свободно).
Деревьев стало меньше, чем в Зимбабве. Высокая сухая трава.
Большие мандарины продаются по 100 квача за 1 штуку, а обмен местных (замбийских) денег идет по курсу 1 доллар=2000 (1970-2030) квача.
Дорога по-прежнему хорошая, асфальтовая, но однорядная. Ямы в асфальте встречаются редко.
Еще раньше, в Зимбабве, дорожных знаков стало мало, а некоторые отличались от наших: например, знак "Стоп" совсем другой, но надпись та же - "Stop". На знаке "Уступи дорогу" так и написано: "Give way". А в Замбии знаков еще меньше. Правда, один из них был своеобразным - "Slow Down" ("Спокойнее", "Снизьте скорость").
Бензин в Замбии стоит 1078 квача/литр=0,5 дол/литр, то есть дороже, чем в ЮАР и Зимбабве.
Когда я въехал в Зимбабве из ЮАР, то до Виктория Фоллс не встретил ни одного белого человека. Зимбабве - уже чисто негритянская страна (хотя раньше это была Южная Родезия, где правили белые). Правда, в Виктория Фоллс много белых туристов - только с одной фирмой "Shearwater" ежедневно сплавляются по Замбези 80-100 туристов. Ну, а Замбия - тоже чисто негритянская страна. До Лусаки не видел ни одного белого, а в Лусаке - лишь несколько человек.
Замбия не понравилась, откровенно нищая страна.
В Лусаке переночевал в отеле "Ндеке", на проживание в котором (на основании соответствующего официального списка гостиниц) должна была распространяться 50%-ная скидка для обладателей карточки ETN (European Trаvel Network, эту карточку мне подарил перед поездкой Виктор Шумилов), но в отеле "Ндеке" впервые слышали о такой карточке и спросили меня, что с ней делать (они ее явно воспринимали как кредитную карту). В конце концов пришли к компромиссу - мне дали какой-то номер для прислуги без туалета, но заплатил я действительно на 50% меньше от стоимости хорошего номера.
После Лусаки появился знак ограничения скорости 120 км/час (а до этого было 80 км/час).
Сельское хозяйство в Замбии развито достаточно хорошо - много обрабатываемых полей, посадок, в том числе яблонь, фисташковых деревьев (растут, конечно, и апельсины, и мандарины, и помидоры, выращивают рис, пшеницу). Регулярно замечаешь пасущихся коров.
В деревнях дома такие же, как в Эфиопии (и даже похожи на жилье папуасов на острове Новая Гвинея) - сечением в виде круга (если смотреть сверху) с соломенными конусообразными крышами.
На равнине время от времени встречаются небольшие холмики (диаметром 5-10 метров), на которых особенно плотно растут деревья.
Но постепенно деревьев вокруг становилось всё меньше и меньше, появились большие чистые (без деревьев) участки земли с высокой травой.
В маленьком городке Кабве обнаружил сразу четыре большие бензозаправки и несколько маленьких. Бензин "Premium" здесь стоит 1067 квача/литр=0,5 дол/литр по-прежнему.
Трасса от Лусаки на север была сначала очень хорошей, но после Кабве, однако, несколько испортилась - появились отдельные ямы, и дорога (хотя и оставаясь по-прежнему асфальтовой) стала похожей на российские.
В Мпике - только магазин, заправки нет.
Ям на асфальте становилось все больше и больше. Спустило переднее левое колесо, пришлось ставить "запаску". Кстати, на всякий случай я взял из России и все время вез с собой запасную камеру, насос и минимальный набор ключей.
Проехали столб с надписью "Муколтека", а самой деревни видно не было.
Постепенно дорога вошла в горы. Из-за частых колдобин на ней темп продвижения снизился.
До перевала еще есть одна заправка.
Затем трасса пошла вверх на перевал (образуя длинный "тягун"), при этом ее покрытие опять ухудшилось. По сторонам дороги - отдельные большие камни и скалы.
В Исоке перекусили.
2 августа достигли границы Замбии и Танзании в Наконде, пересекли ее и попали в танзанийское селение Тундума.
Опять возникли проблемы с обменом денег на границе. Лишь только на границе ЮАР и Зимбабве есть обменные пункты с обеих сторон (работающие с 8 часов утра), а на границах Зимбабве и Замбии, Замбии и Танзании таких пунктов нет. Поэтому приходилось сильно переплачивать при обмене у частников. Например, в Замбии "на руках" мне поменяли каждый доллар на 1700 квача, а в официальных обменных пунктах было бы 1970.
Впрочем, нужно заметить, что при пересечении на машине официальных границ между странами бывшей английской Африки проблем почти совсем не возникает, в отличие от Центральной Америки. При въезде в Зимбабве из ЮАР нужно заплатить всего 6,5 доллара. А если сказать, что машина не арендованная, а твоя (это никто не проверяет), то за дополнительную страховку нужно платить лишь 2,2 доллара. В ином случае (если машина арендована) - 54 доллара.
Еще меньше проблем в Замбии. Когда я проходил паспортный и таможенный контроль на замбийской стороне границы Зимбабве и Замбии, то лишь вдогонку мне (когда я уже выходил из таможни) таможенник нехотя поинтересовался, на машине ли я еду. Создалось впечатление, что такие вопросы его не очень волнуют.
В танзанийском пограничном пункте Тундума местный пограничник неожиданно стал требовать от меня доказательства, что у меня международный паспорт, а не внутрироссийский (для использования только в России). Он сказал, что в моем паспорте нигде не написано, что с ним я имею право посетить Танзанию (и показал мне замбийские паспорта, в которых на второй странице было указано, что с этим документом можно побывать в Танзании, Кении и ряде других стран). На мой довод о том, что у меня в паспорте стоит танзанийская виза, полученная в посольстве Танзании в Москве, бдительный страж границы ответил, что, мол, в танзанийском посольстве в России могли поставить мне визу ошибочно. Пришлось доказывать "международность" своего паспорта тем, что в моем документе много слов на французском языке, чего не должно было бы быть во внутрироссийском паспорте, где использовались бы только русские слова. В конце концов меня в Танзанию впустили.
Танзания, в целом, оказалась явно цивилизованнее Замбии. Плотность населения здесь намного выше, чем в замбийских горных районах. Домики - уже квадратного сечения, но с соломенными крышами.
Дорога, по которой мы ехали от границы с Замбией, была отличной, но иногда на ней появлялись колдобины. Движение по-прежнему левостороннее. Знаков ограничения скорости движения долгое время не было вообще, поэтому вел машину со скоростью 100 км/час. Затем перед селениями стал появляться знак ограничения скорости 50 км/час. По пути на дороге частенько встречались полицейские посты.
До Мбеи время от времени привлекали внимание хвойные деревья, но в целом деревьев становилось все меньше и меньше. Степь, поля.
На заправках бензин "Extra" стоил 450 шиллингов/литр=0,65 дол/литр, а "Premium" - 471 шиллинг/литр=0,67 дол/литр. Пока это самый дорогой бензин на моем пути.
На границе Замбии и Танзании менял 1 доллар на 650 танзанийских шиллингов, а уже в Мбеи - лишь на 550.
Из Мбеи позвонил в Москву Виталию Мельничуку, выяснил, что он вылетает в Египет не второго, а восьмого августа.
Между прочим, я уже проехал по Африке от мыса Игольный около пяти тысяч километров.
После Мбеи - по-прежнему хорошая асфальтовая дорога. Правда, далеко не везде нанесена разделительная полоса. Появились знаки, запрещающие скорость больше 80 км/час. Хотя в Танзании официальное ограничение скорости именно такое (80 км/час), но, видимо, есть отдельные участки, где можно ехать быстрее.
Неожиданно после долгого редколесья встретились густые леса, причем смешанные - лиственные и хвойные.
По-прежнему много полицейских постов.
Заехали в город Иринга, который находится на горе, в стороне от основной трассы. Затем дорога вошла в горы Усагара.
Иногда на пути встречались искусственные бугры ("лежачие полицейские") для снижения скорости движения транспорта.
Проехали селения Чалинзе, Хале.
Многие полицейские (с оптическими трубками-спидометрами) ловят водителей на превышении скорости - как это похоже на Россию!
Специально остановились в Моши - мне хотелось сделать эффектные фотокадры: я с машиной (с рекламными наклейками) на фоне Килиманджаро, высочайшей вершины Африки, но... Тут меня ждала стопроцентная неудача - вершина Килиманджаро была "наглухо" закрыта облаками. Даже из ресторана гостиницы "Кофи Три" на пятом этаже (а это лучшая обзорная точка в городе) абсолютно ничего не было видно. Так что эффектных кадров сделать не удалось. Тогда я сходил к реке Каранга, по которой сплавлялся в феврале 1993г. В тот раз меня здесь крупно обворовали (украли рюкзак со всеми вещами, документами и деньгами), а моему напарнику Гене Копейке (правда, уже в Дар-эс-Саламе) грабители порезали руку ножом.
После Аруши дорога по-прежнему асфальтовая, но уже без разметки.
Видел возле трассы молодых парней (14-15 лет) из племени суахили, одетых в черные одежды (без брюк), с накрашенными чем-то белым лицами и с палками в руках - эти ребята либо готовились, либо уже прошли обряд обрезания (посвящения в мужчины). Но сфотографировать их не удалось, так как уже наступили сумерки. А взрослые суахили ходят в красных одеждах.
На языке суахили "э" означает "да", а "ката" - "нет".

Найроби
Границу Танзании и Кении в Наманге я пересек утром 4 августа, и, арендовав здесь машину, через три часа был уже в Найроби, столице Кении. В Кении после танзанийско-кенийской границы была хорошая асфальтовая дорога, хотя местами на ней встречались колдобины.
На "черном рынке" 1 доллар США стоил 56 кенийских шиллингов, а официально - 58.
В тот же день посетил посольство Судана в Найроби, заполнил анкеты и попросил дать мне транзитную визу через Судан из Эфиопии в Египет. Мне сказали прийти завтра или послезавтра. Затем (в течение двух суток) съездил в Мояле (это на границе с Эфиопией; кстати, после Исиоло дорога - грунтовая).
6 августа днем я снова оказался в суданском посольстве, и меня принял консул. Он вежливо и проникновенно стал рассказывать, что возле Курмука (а именно здесь дорога пересекает границу Эфиопии и Судана) рвутся снаряды и бомбы, так как рядом находится граница Эфиопии и Эритреи, а между последними двумя странами в настоящий момент идет война. Дорога в Судан из Эфиопии постоянно обстреливается. "Вы хотите быть убитыми? Летите лучше в Хартум и оттуда на машине поедете в Египет". На мое предложение поехать в Курмук на свой страх и риск, консул заметил, что он не имеет права рисковать жизнью такого знаменитого путешественника, и такую ответственность (разрешить мне въехать на машине в Судан из Эфиопии) взять на себя не может. Если я хочу, то могу сделать запрос в посольство России в Судане, чтобы это посольство обеспечило мне вооруженную охрану на пути следования от эфиопо-суданской границы до Хартума. Только при наличии такой вооруженной охраны правительство Судана может (в течение месяца) рассмотреть вопрос о возможности моего въезда в Судан наземным путем. А лично сам консул имеет право дать мне въездную суданскую визу (кстати, стоимостью 45 долларов), только если портом моего прибытия в Судан будет Хартум...
Делать было нечего. Пришлось согласиться с консулом. Теперь придется после Уганды (или Эфиопии) вернуться в Найроби и перелететь в Хартум.
Во второй половине дня посетил национальный парк "Найроби" недалеко от столицы Кении. Видел диких львов, жирафов, носорогов, газелей. В парке еще обитают леопарды и буйволы. Львы ходят семьями (глава семьи, две-три жены и дети). А носороги часто - по одиночке.
Бензин "Super" в Кении стоит 39,91 шиллинга/литр, а "Regular" - 38,75, то есть около 0,61 дол/литр.
В Найроби меня удивили молодые монахини, одетые во все черное, но в ярких шикарных туфлях. Где же их отрешенность от мирских соблазнов?
Впечатление от Найроби в целом положительное. Практически все его жители охотно откликаются на просьбу указать, где находится то или иное учреждение. Но, как мне сказали в российском посольстве (оно находится на улице Ленана), довольно часты убийства белых людей. Не обошли эти несчастья и нашу диаспору. Например, весной была расстреляна в своей машине на уличном перекрестке жена одного из наших служащих.
Центральная часть города красивая. Но чем дальше от центра, тем все грязнее и непригляднее. В восточной части города Истлэй (Eastleigh) меня просто поразила огромнейшая куча мусора в центре перекрестка, имеющая вид конуса с диаметром основания около 50 метров. И запашок был соответствующий. Но местные жители, видимо, к этому уже давно привыкли.
В центре Найроби встретил достаточно много белых людей (в основном, туристов), а на окраинах их практически нет.
Так как в Замбии я чем-то заболел, то побывал на приеме у врача нашего посольства в Найроби Елизаветы Григорьевны. Она меня тут же направила на анализы крови - общий и на малярию. И хотя анализы оказались вроде бы хорошими, однако Елизавета Григорьевна считала, что я все же успел переболеть малярией (а сейчас выздоровел), но переболел в слабой форме, так как с начала июля (начиная еще в России) в больших дозах употреблял антималярийные лекарства (делагил и палудрин) и эту заразу, в конце концов, в себе убил.
7 августа стал свидетелем страшного взрыва возле американского посольства в Найроби - бомба находилась в машине, оставленной между посольством, "Фунди Кооператив Хаус" и "Кооперативным" банком. Я (еще накануне) планировал к 11 часам прийти на международный телефонный переговорный пункт, находящийся как раз возле американского посольства, чтобы позвонить в Россию. А до этого утром хотел съездить в северо-восточную часть Найроби. Так я и поступил. Однако из-за многочисленных автомобильных "пробок" на улицах я появился в районе американского посольства лишь в 11.20. Во всех близлежащих зданиях были выбиты все стекла. Оказалось, что в 11 часов (за двадцать минут до моего прибытия на это место) возле посольства США произошел страшный взрыв, в результате которого в радиусе 2 км были выбиты почти все стекла во всех зданиях. Было очень много жертв (сначала объявили, что погиб 81 человек, но затем эта цифра превысила сто). Зрелище было ужасным. Я заснял его на фотопленку. Впоследствии оказалось, что подобный взрыв в это же время (в 11 часов утра) прогремел и в столице Танзании Дар-эс-Саламе (и здесь также погибло много ни в чем не повинных людей), а планировалось такие же теракты совершить еще в двух странах (в частности, в Эфиопии), но они были раскрыты заранее местной полицией. Сначала кенийские средства массовой информации стали "грешить" на Саддама Хусейна (лидера Ирака). Но впоследствии американцы определили, что взрыв совершили террористы из Судана, после чего американцы бомбили Судан.
В середине дня на арендованной машине отправился в Момбасу, находящуюся на побережье Индийского океана, откуда вернулся в Найроби за полночь.
Так как суданские власти не разрешили (обосновав это заботой о моей безопасности) въехать мне в Судан наземным путем (ни из Уганды, ни из Эфиопии), то мне хотелось (чтобы не прерывалась нитка стран пробега) кратковременно побывать либо в Эфиопии, либо в Уганде. Основным вариантом была Эфиопия. Но, во-первых, до границы Кении и Эфиопии я уже доехал. А во-вторых, всё равно придется возвращаться в Найроби, чтобы оттуда вылететь в Хартум (из-за войны между Эфиопией и Суданом, в результате которой первая отхватила кусок суданской территории, отношения между этими странами - так же, как и между Угандой и Суданом - были очень плохими, и ни из Аддис-Абебы, ни из Кампалы не было авиарейсов в Хартум, а из Найроби были). Терять дней пять, чтобы лишь бы "застолбить" Эфиопию я не хотел (меня с 9 августа будет ждать в Египте Виталий Мельничук; к тому же, ранее я уже путешествовал по Эфиопии на автомашине; а забегая вперед, скажу, что позднее - через год - я всё же пересек Эфиопию от границы с Кенией (от Мояле) до границы с Суданом (практически до Курмука), посетив при этом селение Дамот вблизи границы с Сомали; кстати, а в Сомали нас не пустили из-за непрекращавшейся там уже второй десяток лет гражданской войны), поэтому решил проделать с Угандой ту же процедуру, что планировал с Эфиопией - въехать в нее, промахнуть две-три сотни километров по ней в сторону границы с Суданом и затем вернуться в Найроби. На все это мог уйти один день. В этом случае я смог бы улететь в Хартум из Найроби 8 августа вечером.
Рано утром 8 августа прибыл в Бусиа - пограничном поселке на кенийско-угандийской границе, которая этот поселок делит пополам. Кстати, незадолго до этого - перед селением Вихига - пересек экватор. Я планировал быть в Уганде не более 6 часов. Поэтому быстро доехал до Тороро, а затем до Мбале, и потом вернулся в Бесиа на границу Уганды и Кении. И всё было бы хорошо, но тут случился большой скандал. Я хотел снять на фотопленку угандийский пограничный комплекс (так же, как это я делал ранее в Замбии и Танзании), но не придал значения находящемуся в кадре человеку в темно-синем плаще. А, как это вскоре выяснилось, зря. Этот человек оказался полицейским, который поднял большой шум относительно того, что я, якобы специально, его фотографировал. Меня повели в местное отделение госбезопасности, где обвинили в шпионаже и стали намекать на возможный арест. Когда страсти немного улеглись, мне был предложен компромиссный вариант - я отдаю им фотопленку, а они меня отпускают. Делать было нечего, пришлось согласиться с этим вариантом, хотя при этом я лишался большинства своих угандийских фотокадров. Меня с поспешностью выдворили из Уганды. Я опять въехал в Кению, а дальше была гонка до Найроби (впрочем, заехал в селение Кисуму, находящееся на берегу озера Виктория; здесь довольно красиво, вокруг - горы). И я все-таки успел на самолет.

Судан
Прилетел в Хартум в 23 часа. Из аэровокзала всех ночью выгоняют, и народ толпится на улице. Находиться всю ночь на улице в незнакомой стране было весьма небезопасно, поэтому я нанял такси, и меня отвезли в ближайшую дешевую гостиницу (впрочем, не очень дешевую - 12,5 дол/ночь), в которой к тому же не было света. Из-за духоты в комнате пришлось спать на улице, где я был искусан комарами и мошкой.
Перед тем, как попасть ночью в эту гостиницу, я увидел рядом с ней припаркованную машину. Утром я спросил о ней регистрирующего приезжих служащего, и тот ответил, что эта машина скоро поедет в сторону селения Вади Хальфа, куда мне и нужно было. Я дождался хозяина автомобиля, но тот сказал, что до Вади Хальфы не едет, а только в Атбару. Атбара была примерно на одной трети пути до Вади Хальфы, и я попросил его взять меня с собой и дать возможность наравне с ним вести машину. Хозяин после некоторых колебаний согласился.
В Хартуме стояла жара - более 30 градусов. Кстати, был (когда я сюда прилетел) резкий контраст между погодой в Кении и Суданом: в суданской столице было намного жарче и влажнее.
Хартум - одноэтажный город. Мало кто здесь говорит по-английски, все - на арабском. В столице Судана соединяются Белый и Голубой Нил, и образуется река Нил.
Народ здесь, в целом - малоконтактный в отношении к иностранцам. Даже в аэропорту в Хартуме таксисты сами не подходят к тебе. Кстати, выезд каждой машины из аэропорта фиксируется - контролируют, куда именно такси едет.
Большинство суданцев ходит в белой мусульманской одежде.
Дорога из Хартума в Вади Хальфу идет через Атбару и Абу-Хамед. Сначала дорога - неплохая, хотя и неразмеченная, но с асфальтовым покрытием. Движение - правостороннее.
Из всех дорожных знаков на пути попадались только знаки с указанием крутых поворотов. Судя по всему, официальное ограничение скорости 80 км/час - быстрее в районе Хартума никто не ездит.
Дорога идет вдоль Нила, на прибрежной полосе которого густая растительность.
Бензин - дорогой, 1-1,5 доллара/литр (кстати, в Судане обмен денег производится по курсу 1 доллар=200 суданских динаров=20 суданских паундов).

Сахара
Вскоре началась Нубийская пустыня, часть Большой Сахары. Вокруг - унылая картина. Песок, отдельные кусты и отдельные клочки травы. Тоскливо, как в Перу между тихоокеанским побережьем и Андами. Лишь иногда в оазисах и поливаемых местах все-таки встречаются густые кусты и деревья. Иногда видна обрабатываемая земля с какой-то растительностью. Местные жители выращивают, в частности, кукурузу.
Животный мир представлен, в основном, ослами и верблюдами.
Дома-крепости местных жителей огорожены забором по всему периметру. Заборы еще "работают" и от заноса песком.
Вдали видны отдельные хребты и сопки. По сторонам дороги встречались большие нагромождения камней - они смотрелись как пирамиды.
Затем настала очередь еще более суровой пустыни. Дорогу иногда заносило песком. Но вести машину по ней было легко: качество полотна - отличное (ям нет), мало встречных машин, дорога почти все время прямая, я часто мысленно сравнивал Судан с Перу (в бедной стране Перу был отличный хай-вэй).
Реально скорость движения никто не контролирует, поэтому я шел на отдельных участках со скоростью 100 км/час (некоторые водители идут еще быстрее).
Жара уже стояла более 400С, почти 500. На солнце я чувствовал себя просто как на сковородке. Машина - раскалена.
Полицейские посты встречались лишь перед большими селениями и мостом через реку Атбара, впадающую в городке Атбара в Нил с правой стороны.
Заправки бензином - редкие. Если в Хартуме бензин стоил 200-300 динаров/литр=1-1,5 доллара/литр, то в Атбаре - уже 400 динаров/литр=2 доллара/литр. Это пока рекорд среди 21 страны, через которые я уже проехал.
В Атбаре застрял на сутки - попутных машин не было, а арендовать какую-либо из местных машин было невозможно - здесь таковые просто отсутствуют, если не считать развалюх "Волг" шестидесятых годов выпуска. Ночевал в мини-гостинице, в которой были сплошь мусульмане в белых одеждах. Они молились буквально в двух шагах от меня (я был в самой восточной комнате) на большой подстилке. Так что я себя здесь чувствовал лишним, и мне было неудобно.
К слову, ко мне в эту мини-гостиницу заходил один из местных полицейских и потребовал денег. "Почему я должен давать вам деньги?", - спросил я. "Кушать хочется", - ответил полицейский. "Мне - тоже", - сказал я. Полицейский ушел.
Если говорить откровенно, то в Судане я чувствовал себя абсолютно инородным телом. Я не говорил по-арабски, а местные жители очень плохо говорят по-английски. И второе. Судан - чисто мусульманская страна. Очень похожа на Пакистан в этом отношении. Тут нельзя сказать ни одного лишнего слова. Ведь именно мусульмане-террористы взорвали бомбы в Найроби и Дар-эс-Саламе. И, наконец, уровень жизни так низок, что, видимо, это самая бедная страна на моем пути.
Удивительно, но, в целом, мне было комфортабельнее и удобнее среди негров, говорящих по-английски, чем среди суданцев, хотя и были исключения.
В связи с тем, что стоимость бензина астрономически возросла (от Хартума до Вади Хальфы и обратно только на бензин потребуется 450 долларов), то говорить уже об аренде частного автомобиля не приходилось, и теперь предстояло ловить попутную машину.
Нужно заметить, что Судан - весьма низкоразвитая страна. Вокруг глубочайшая антисанитария. В Атбаре меня поразило то, что в "ресторанах" подают в ковшах, как питьевую, воду из Нила, грязную и мутную (я уже не говорю о бактериях и прочей заразе). И все люди пьют эту грязную воду. Я объездил весь мир, но чтобы люди в столовых, где в холодильниках стоят бутылки "Пепси-Колы", пили при этом мутную воду из реки - такого я еще не видел.
Из-за жары пришлось в гостинице принимать душ из этой грязной воды.
Но была одна приятная неожиданность. Во многих селениях продавали охлажденную "Пепси-Колу" (для охлаждения использовали термостат со льдом). При температуре воздуха 500С пить холодную "Пепси" было единственным спасением от жары. Никогда в жизни я не пил так много этого напитка - только в Атбаре я "вылакал" 12 бутылок (кстати, стоимость одной бутылки лишь четверть доллара - 50 динаров, что достаточно дешево).
В Атбаре со мной познакомились друг и сестры одного из местных парней, который сейчас учится в Казани (там он живет уже 7 лет). Они хотели, чтобы я позвонил ему в Казань и попросил прислать им письмо (за 7 лет тот звонил лишь один раз и не прислал ни одного письма). Как это почти всегда бывает в разговоре с женщинами, сестры спросили меня, женат ли я или нет, и узнав, что у меня лишь одна жена, предложили заиметь вторую, суданскую (по мусульманским порядкам, царящим в Судане, мужчина может иметь четыре жены). Правда, сразу же за этим предложением последовал вопрос, который делал предложение нереальным: мусульманин ли я? (почему-то они считали: раз хороший человек - значит, неприменно мусульманин; пришлось их разочаровывать).
Гостеприимные хозяева тоже предложили мне воду из Нила. Правда, потом заменили ее на "Пепси-Колу". После этого хотели меня чем-то накормить, но я решил вернуться в гостиницу, в которой моя кровать оказалась уже занятой одним из правоверных мусульман, но тот, узнав, что это - вроде как моя кровать, спокойно уступил ее мне.
Кстати, интересно (и крайне удивительно), что многие из суданцев знают не только имя президента России, но и о некоторых президентских вредных привычках.
10 августа на попутном джипе "Тойота" доехал до Абу-Хамеда, а на следующий день (11 августа) - до Вади Хальфы (выехали из Абу-Хамеда в 5 часов утра). Вели машину попеременно с ее хозяином.
После Атбары асфальт на дороге исчезает, и далее идет грунтовая песчаная дорога. Ее то и дело заносит зыбучий песок.
Севернее Абу-Хамеда дорога проложена прямо по пустыне в чистом виде, крайне тоскливой. Селений на этом участке (до Вади Хальфы) практически нет, только минимально обустроенные железнодорожные станции (их всего - 10), на которых кратковременно останавливаются поезда. Автомобильная дорога проходит сравнительно недалеко от железнодорожной.
В этих местах при поездке на автомашине приходится для охлаждения двигателя возить с собой большие запасы воды, так как она в радиаторе часто закипает.
Прохождение участка Абу-Хамед - Вади Хальфа было крайне неприятным. Жара (более 500С). Пылище. Песок во рту, в ушах, волосах, за пазухой - в общем, везде. И как гвоздь, мысль в голове - хоть бы не заглох мотор, иначе расплавлюсь и испарюсь. Постоянно пил "Пепси-Колу". С собой взял три большие пластиковые бутылки с этим напитком. Горячая "Пепси" опротивела, но другого ничего не было - нильская мутная вода еще хуже. Местами дорожную колею полностью засыпало песком.
Хозяин джипа, на котором я доехал до Вади Хальфы, отказался брать с меня деньги ("Ты - наш гость").
От Вади Хальфы (Судан) до Саад-эль-Али (Египет, перед Асуанской плотиной) ходит теплоход по Нилу, вернее, по Асуанскому водохранилищу. Автодороги между этими населенными пунктами нет.
Чтобы отправиться из Судана (из Вади Хальфы) теплоходом в Египет, нужно сначала много побегать - необходимо отметиться в полиции, у пограничников, заплатить деньги за непонятно что. При попадании на судно у меня раз десять спрашивали паспорт, требовали бумажку из полиции, а таможенники устроили 100%-ную проверку всех моих вещей (это было впервые за все время моего путешествия по Африке). В общем, процедура выезда из Судана достаточно унизительная (въезд в Египет в этом отношении намного проще, при этом египетские таможенники даже улыбаются). Но единственным приятным (очень приятным) сюрпризом было то, что теплоход оборудован кондиционером. Я моментально пристроился к нему, и часа через четыре мне даже стало холодно.
Из Вади Хальфы отплыл 12-го августа, а в Египет прибыл 13-го. В Саад-эль-Али арендовал машину (ее хозяин поехал вместе со мной) сначала до Асуана, а затем до Харгады, где меня должен был ждать Виталий Мельничук.
Дорога до Асуана покрыта хорошим асфальтом, правда, не всегда на ней есть разметка полос. А вот от Луксора в сторону Каира идет отличная трасса. Путь на Харгаду лежал направо от Кены (Гины) через гористую местность. Возле Сафаги я выехал на побережье Красного моря. Отсюда остается немногим более 50 км до Харгады (Эль-Гурдаки). Движение на египетских дорогах (как и в Судане) - правостороннее. Встретилось несколько полицейских чек-постов (на всякий случай при проезде через них машину вел хозяин автомобиля). В городах максимально разрешенная скорость 80 км/час, на хай-вэях - 120. Стоимость бензина 0,9-1 египетский паунд/литр=0,28-0,3 доллара/литр (официальный курс обмена в это время был: 1 доллар=3,38 паунда), то есть бензин довольно дешевый.
В Харгаде в гостинице "Нью Рамоза" безуспешно пытался найти в течение вечера Виталия Мельничука - в списках постояльцев гостиницы он не значился, и подавляющее большинство русских женщин и девушек (а именно они составляют основной контингент гостиницы) о нем ничего не знало. Лишь девушка Аня из Иваново сообщила, что в комнате 407 живет человек, собирающийся куда-то ехать. И еще одна женщина из Смоленска подтвердила это. Но в комнате 407 никто не жил (я это проверял до часу ночи). Поэтому в конце концов я снял номер в гостинице и ушел спать, оставив для Мельничука у дежурной записку, что я прибыл и нахожусь в комнате 408.
На следующее утро в 9 часов меня разбудил стук в дверь, из-за которой затем возникла радостная физиономия Витюли. Он, оказывается, с 21 часа спал в своей комнате 404 и только сейчас увидел мою записку. Виталий тут же предложил мне посетить коралловые острова, на которые собирался через пять минут ехать (автобус уже ждал его). Это удовольствие будет стоить 20 долларов. В конце концов он уговорил меня поехать, о чем впоследствии я не пожалел.
Посещение коралловых островов с маской и ластами оказалось удивительно эмоциональным делом. Тысячи рыб всевозможной окраски плавали среди кораллов. Это была непередаваемая словами игра красок. Да и просто плавание в маске и ластах среди кораллов доставило большое удовольствие. Кроме того, мы еще позагорали на роскошном песчаном пляже.
Затем стали узнавать насчет покупки машины в Харгаде для дальнейшего путешествия. У Виталия на приобретение автомобиля была только тысяча долларов (а я, вообще, приехал в Харгаду со 130 долларами в кармане). Как оказалось, за 1000 долларов никакую машину купить в Харгаде не было возможности. Поэтому мы решили либо приобрести автомобиль в Каире, либо опять заняться арендой машин.
17 августа прибыли в Каир.
18 августа посетили древние пирамиды Эль-Гизы. Самая большая пирамида - Хеопса (Хупу), вторая - Чефрена (Хафре), третья - Мисеринуса (Менкауре). Остальные три не сохранились. Заходили внутрь второй пирамиды (Чефрена) и осмотрели гробницу. В Эль-Гизе также понравился сфинкс (Абул-хол).
19 августа утром арендовали (в общем-то дешево - за 50 долларов) машину и, ведя ее попеременно с хозяином автомобиля, за 2,5 часа доехали до Александрии, раскинувшейся на берегу Средиземного моря. Таким образом, я пересек Африку от мыса Игольный в ЮАР, омываемого Атлантическим и Индийским океанами, до египетского побережья Средиземного моря. Но мне еще хотелось доехать до самой северной точки Африки - мыса Рас-Энгела в Тунисе.
На следующий день добрались до Эс-Саллума (на границе Египта и Ливии),
В этот раз нам не удалось проехать по Ливии (въездные визы нам не дали), но позднее мы все-таки пересекли эту страну от границы с Египтом до границы с Тунисом по маршруту: Умм Саад Эль-Барди Тобрук Дерна Эль-Бейда Эль-Мардж Бенгази Адждабия Марса-эль-Бурейка Сурт Мисрата Либда (Лептис Магна) Эль-Хомс Триполи (Тарабулус) Эз-Завия Сабрата Зувара Рас Адждир.
Для начала я дам общее описание Ливии и ее исторических мест, а уже затем поделюсь полученными впечатлениями.
Большую часть Ливии занимает пустыня Ливийская Сахара, причем она расположена в основном на высоте 400-500 метров над уровнем моря. Встречаются песчаные дюны до 120 метров высотой. В пустыне обитают газели и антилопы, встречаются шакалы, лисы, барсуки и гиены. На территории Сахары имеются большие запасы нефти и природного газа.
Город Бенгази второй по величине (после Триполи) и главный коммерческий центр страны. Недалеко от него вдоль побережья раскинуты руины римской эпохи.
Также недалеко от Бенгази, в окрестности Сулука, расположен мавзолей Омара Мохтара, героя ливийского Сопротивления во время итальянской оккупации.
Античный город Лептис Магна (Либда) был основан как порт финикийцами, хотя окончательно сформировался в 6 веке до нашей эры под управлением Карфагена. Город вырос в устье Вади Либды, где был небольшой порт, через который экспортировались в значительном количестве зерно и оливы. Его присоединил к себе Рим в 111 в. до н.э., и Лептис Магна стал римской колонией при императоре Траджане (98-117 г.г. нашей эры). Город расцвел при правлении императора Септимуса Северуса (193-211 г.г. н.э.). Большинство зданий Лептиса Магны построено в этот период. Были построены новый форум, амфитеатр, базилика, храм, бани. Тогда же была вымощена и монументальная дорога через город. С падением династии Северусов Лептис Магна пришел в упадок.
Столицей Ливии является город Триполи, или Тарабулус-аль-Гарб ("Город на западе Арабии"). Он основан финикийцами в 7 веке до нашей эры под названием Оеа. В Триполи есть старый город Медина, который окружен высокими каменными стенами. Основные улицы в Медине проложены в римский период. В 8 веке исламский правитель воздвиг стену также и со стороны моря. В Медине расположен дворец Аль-Сарайа Аль-Хамра. В музее этого дворца хранятся экспонаты античной истории Ливии, включая финикийский, греческий и римский периоды, а также исламский период. Напротив дворца Зеленая площадь.
Триполи город исламской цивилизации. В нем много мечетей, включая мечети Караманли, Эн-Нака, Гурги. Мечеть Гурги наиболее известна, она построена в 1833 году. В городе также есть римская триумфальная арка, воздвигнутая в честь императора Маркуса Аурелиуса во 2 веке, и испанская крепость, построенная в 16 веке.
В Триполи можно увидеть оливковые и апельсиновые деревья, пальмы, виноградные лозы.

Сабрата
Но самым интересным в Ливии для туриста, с моей точки зрения, является античный город Сабрата. Он расположен на берегу Средиземного моря в часе езды на машине от Триполи на запад. Основан в 6 веке до нашей эры канаанитами (Canaanites). Служил финикийцам как перевалочная база товаров из Африки. Был частью недолго существовавшего Нумидианского королевства перед тем, как его захватили римляне. Восстановлен во 2 и 3 веках нашей эры.
Так же, как и Лептис Магна, Сабрата использовалась во времена правления Карфагена для работ, связанных с морем. В 4 веке н.э. город был перевалочным пунктом товаров из Сахары, а еще раньше, в 3 веке н.э. слоновой кости из центральной Африки.
Вторгшиеся из Европы захватчики разрушили город, и он оставался заброшенным до 533 г. н.э., когда Византия оккупировала его и начала восстанавливать самую большую достопримечательность Сабраты церковь Джустина с красивыми мозаичными полами.
Среди публичных зданий в городе выделяются базар, суд и несколько храмов. В римскую эпоху построены публичные арены, несколько храмов, форум, театр, судебная арена. Трехэтажный театр Сабраты с 96 колоннами был самым большим римским театром в Африке. Под римским городом в месте, расположенном между форумом и морем, найдены руины ранних финикийских поселений.
Главный монумент Сабраты Амфитеатр, используемый в настоящее время как театр и концертный зал. Здесь разнообразие публичных бассейнов, храмов и фонтанов. Первоклассная мозаика украшает как Амфитеатр, так и соседний музей, в котором находится часть восстановленных предметов византийской эпохи.
А теперь я поделюсь информацией, полезной для путешествия по Ливии на автомашине. В этой стране литр бензина стоит 1,1-1,3 динара=0,7-0,8 доллара, а литр дизельного топлива ("мазута", как здесь говорят) 1,05-1,1 динара=0,65-0,7 доллара (1 дол=1,6 ливийского динара), то есть стоимость последнего отличается от стоимости бензина незначительно, в отличие от Туниса, где дизельное топливо в 1,6 раза дешевле бензина. Дороговизна ливийского топлива, скорее всего, является следствием международной изоляции страны и того, что в Ливии, видимо, мало нефтеперерабатывающих заводов, хотя при этом страна обладает огромными запасами нефти.
Официальное ограничение скорости на дорогах 60 км/час, но водители "выжимают" и 100, и 120, и 140 км/час (за этим практически никто не следит).
Кроме арабского языка, жители страны (и то лишь некоторые) знают только французский, кое-кто итальянский. Все надписи, в том числе и на дорожных знаках только на арабском (надписи латинскими буквами отсутствуют), что сильно затрудняет путешествие, в городах очень сложно ориентироваться и искать дешевые гостиницы. В то же время, когда едешь по магистрали (которая идет вдоль побережья страны), то если с нее никуда не сворачивать, то пересечешь всю страну без особых проблем. Хотя иногда лишь по форме дорожного знака догадываешься о его назначении, например, это относится к знаку "Стоп".
Природа Ливии разнообразна есть и небольшие лиственные леса, и пальмы, много оливковых деревьев, на некоторых пальмах растут плоды "тмар" (вроде фиников), в то же время встретилась и настоящая пустыня. В Триполи есть и очень красивые места, и очень грязные.
В столице обнаружил много плакатов с изображением Лукашенко, в том числе и на действующей мечети.
Большинство женщин в платках, и, конечно, ни одной из них в юбке. Страна мусульманская, хотя и называется социалистической.
Таможенный режим для граждан России мягкий, наши вещи не досматривали вообще. Если в Ливии перед границей с Тунисом всего один чек (контрольный) пост, то в Тунисе после границы с Ливией таковых сразу пять или шесть, то есть в Тунисе боятся людей, едущих из Ливии.
Раньше я думал, что порядки в социалистической стране Ливия похожи на порядки, бывшие в СССР. Но ничего подобного. В самой Ливии достаточно мягкий режим для иностранцев. Мы ночевали в дешевых гостиницах (что иностранцу в СССР сделать было невозможно).
Народ Ливии мало чем отличается от египтян и тунисцев. Основное отличие лишь в значительно меньшем знании иностранных языков, это сказываются антизападная политика правительства страны и то, что официальный язык в Ливии только один арабский.
В Ливии популярны автомобили "Вольво" здесь много "Вольво-244", есть и двестисороковые. Также много "Мерседесов", а "Тойот" меньше, чем в России.
Не оправдались опасения, что будут проблемы с обменом денег. Еще до поездки я "узнал" из одного из российских туристических сайтов Интернета, что, мол, обмен валюты на ливийские динары возможен только в банках по заниженному в несколько раз курсу, "на руках" менять очень опасно (мол, посадят в тюрьму), а при выезде из страны нужно показать вывозимые доллары и справку, сколько валюты ввез в Ливию. На самом же деле всё было не так. На "черном рынке" меняют спокойно и вселюдно по курсу, близкому к реальному. Сам я тоже менял все деньги "на руках". А таможенники не проверяли у нас деньги ни при въезде в страну, ни при выезде. В общем, сейчас Ливия более туристическая страна, чем ранее. Однако ливийские власти сами сдерживают поток туристов, так как ливийскую визу получить очень сложно.
24 августа мы оказались в Тунисе возле тунисско-ливийской границы и уже ночью доехали до столицы страны - города Тунис. При этом приятно поразил хай-вэй между Сусом и столицей (140 км протяженностью). Великолепное полотно дороги, раздельные полосы движения (по два ряда на каждой полосе). Никогда бы не подумал, что в Тунисе может быть такое. Конечно, хай-вэй платный (в среднем, платили по динару на каждом шлагбауме). Официальное ограничение скорости 110 км/час, но я вел машину все время со скоростью 120-140 км/час.
Мы ехали на автомобиле "Рено", арендованном на два дня в компании "First Class Rent Car" при стоимости аренды 70 тунисских динаров в сутки (это - примерно 63 доллара, в то время 1 доллар США равнялся 1,136 динара) при любом "накатанном" на машине километраже.
25 августа рано утром (в 8 часов) посетили посольство Алжира. Увы, нам было отказано во въезде в эту страну. Выяснилось, что ни туристские, ни транзитные визы алжирские посольства сейчас не дают, так как алжирские власти не могут гарантировать безопасность иностранцев в стране - здесь бесчинствуют мусульманские экстремисты. К тому же, из-за враждебных отношений между Алжиром и Марокко, алжиро-марокканская граница закрыта, причем еще с 1994 года.
Сразу же после посещения посольства мы купили билеты на паром Тунис-Трапани (Сицилия, Италия) на пятницу 28 августа (раньше паромов туда не будет).
Вообще должен заметить, что Тунис произвел на нас впечатление полуевропейской страны, а город Тунис - полуевропейского города. Если в Александрии вечером все пьют чай и курят кальян, то в Тунисе (городе) чай практически не пьют, а употребляют кофе и напитки типа "Колы".
Теперь нам предстояло сделать самое главное - добраться до мыса Рас-Энгела. А заодно доехать до тунисско-алжирской границы (селения Оум Тебоул).
К слову, нужно отметить, что в Тунисе сравнительно дорогой бензин ("Супер" стоит 0,65 динара=0,6 доллара за литр), то есть в полтора раза дороже, чем в США. Кстати, один динар состоит из тысячи миллимов.
Движение на дорогах в Тунисе - правостороннее. В городах скорость движения ограничена 50 км/час, на больших дорогах - 90, на автострадах - 110 км/час (в районе Джербы везде ограничение 70 км/час).
Тунис - бывшая французская колония. Поэтому здесь все говорят по-французски и мало кто - по-английски (опять перед нами возник определенный языковый барьер).

Тунис.
Мыс Рас-Энгела
Поздним утром 25 августа, сразу после посещения алжирского посольства и приобретения билетов на паром, мы отправились на мыс Рас-Энгела (Голова Ангела), самую северную точку Африки. До Бизерте доехали без проблем, а там дорогу до Рас-Энгелы нашли со второй попытки (пришлось ее искать самим, так как практически никто в Бизерте по-английски не говорит). На мысе Рас-Энгела стоит маяк. Сфотографировались возле него. Вот так фактически и завершился второй (трансафриканский) этап кругосветки от самой южной точки Африки (мыса Игольный в ЮАР) до самой северной.
Затем мы съездили к тунисско-алжирской границе (до селения Оум Тебоул). Сфотографировались на фоне тунисской таможни. И направились обратно, в столицу Туниса. При этом нас покорили великолепные пейзажи в районе города Табарка (недалеко от границы Туниса и Алжира). Не зря же здесь известный курорт.
Итак, африканский этап успешно завершен. Теперь впереди Европа. Через два дня паромом переплываем на Сицилию.
27 августа посетили Медину - старый город в самой столице Туниса. Очень понравился. Вспомнили Александрию. В Медине тоже пьют чай и курят кальян. Белокаменный город. Длинные галереи, переходящие одна в другую (все это внутри огромного здания).
На следующий день мы должны были покинуть Африку, перебраться в Европу (в Италию) и дня через три после этого оказаться в Лиссабоне, где нас должны уже ждать моя машина "Вольво-240" и Виталий Дегтерев. Но... Связавшись по телефону со своим отцом, я узнал, что паром, на котором моя машина следовала из Буэнос-Айреса в Лиссабон, столкнулся в Атлантическом океане с другим судном, получил повреждения и прибудет в столицу Португалии лишь в сентябре (когда именно - неизвестно). Поэтому нас ни машина, ни Дегтерев в Лиссабоне не ждут.
29 августа утром прибыли паромом в Трапани. На пароме познакомились с певцом (классического репертуара) Люком Бертомье из Парижа, возвращавшимся из путешествия по Тунису на своем стареньком "Рено". После того, как мы объяснили ему, кто мы такие, Люк моментально согласился с тем, чтобы мы путешествовали по Италии (и далее по Франции) вместе с ним на его машине-фургоне. Да и вообще, он оказался очень хорошим парнем. Например, для нас он провел экскурсию по Риму. Люк так же, как и мы, имел мало денег, поэтому во время путешествия по Италии мы ночевали в полевых условиях: Люк и Виталий - в машине, я - "на улице" в спальном мешке. Правда (так как автомобилю Люка было 22 года), мы ехали медленно (скорость более 100 км/час машина не развивала; кстати, в Италии и Франции ограничение скорости на хай-вэях 130 км/час, на обычных дорогах - 90) и пересекли Италию за три дня (за первый день - Сицилию, вторую ночевку сделали за Неаполем, а третью - уже возле княжества Монако). Проехали через Неаполь, Рим и Флоренцию.
На Сицилии прекрасное впечатление оставил город Палермо. Да и вообще вся Сицилия понравилась - очень красивые места.

Рим
Поразила организованность паромной переправы между Сицилией и континентальной Италией - с момента прибытия в сицилийский порт Мессина до швартовки в Реджо-ди-Калабрия на континенте прошел лишь один час.
В Ватикане посетили Сикстинскую капеллу, видели "Страшный суд" Микельанджело, осмотрели залы, расписанные Рафаэлем и другими известными художниками. Ватикан и Рим не могут не нравиться.
Забегая вперед, скажу, что мы также увидели княжество Монако (оно находится практически сразу после пересечения итало-французской границы).
Но что в Италии не понравилось - это очень высокие цены на бензин (1800-1900 лир/литр, то есть примерно 1,1-1,2 доллара/литр; в это время обменный курс был примерно 1600 лир за 1 доллар) и большие таксы за использование хай-вэев (например, за проезд между Римом и Генуей мы заплатили более 40 тысяч лир, то есть 25 долларов). Поэтому сначала (почти до Неаполя) мы ехали по бесплатным дорогам, но при этом "накрутили" в два раза больше километров, чем если бы ехали по хай-вэю, и затратили в четыре раза больше времени. Почти за два дня пути мы смогли добраться только до пригорода Неаполя. После Помпеев на дороге были сплошные "пробки", и мы решили дальше ехать по хай-вэю. Кстати, в Помпеях осмотрели разрушенный лавой, вытекшей из вулкана Везувий, старый город. Часть его до сих пор покрыта пеплом.
Впрочем, путешествие по Италии было омрачено двумя обстоятельствами. Первым было то, что у меня украли свитер (это случилось утром после первой "полевой" ночевки). Нужно сказать, что в Африке, впервые за мои двадцать заграничных экспедиций, у меня ничего не украли (если не считать постеров-плакатов в ЮАР). Перебравшись в Европу, я расслабился ("уж здесь-то не воруют") и сразу же поплатился за это. Трагикомичность ситуации заключалась в том, что мой свитер украла... собака. Там, где мы ночевали в первую ночь в Италии, была заброшенная стройка, и на ней жила молодая черная собака (большой щенок). Утром я ее покормил хлебом, но у нее проявилось желание утащить что-то теплое и пушистое. Она при нас дважды пыталась унести спальный мешок Люка. Но эти попытки происходили на наших глазах, поэтому сразу же нами пресекались. А за полчаса до этого (когда я еще не знал о таких наклонностях собаки) она вертелась возле моих вещей, однако я достаточно благодушно к этому отнесся. Вечером же оказалось, что свитера уже нет. Так что все-таки и в этом путешествии меня обворовали.
Вторым огорчительным моментом было то, что еще на Сицилии у нас лопнула покрышка на переднем левом колесе (при этом сама камера осталась невредимой), а домкрат Люка оказался не в рабочем состоянии. Наши попытки найти возле дороги какое-нибудь бревно-рычаг не увенчались успехом, поэтому пришлось (достаточно долго) пытаться остановить проходившие мимо машины, но сицилийцы не очень-то желали останавливаться. Наконец, Виталику удалось разжалобить даму в одном из проезжавших мимо нас автомобиле, и та приказала своему мужу (ведшему машину) остановиться. Мы быстро сменили колесо некондиционное на запасное. Однако, ввиду отсутствия денег у нас и Люка, француз решил ехать дальше без "запаски". И это решение почти оправдало себя - всю Италию мы проехали без происшествий, однако, как только пересекли итало-французскую границу, лопнуло переднее правое колесо. Пришлось (ввиду отсутствия домкрата и монтировки) долго возиться с двумя некондиционными колесами (в одном была порвана покрышка, в другом - камера), чтобы целую камеру из одного колеса вставить в целую покрышку другого колеса. Это могло бы продолжаться еще дольше, если бы из ближайшего дома не вышла симпатичная мадам и не предложила взять из ее машины домкрат и монтировку. Дело закипело, мы быстро разбортовали оба колеса, из них смонтировали одно целое и установили его на место.
Была еще одна проблема, касавшаяся только меня. В свое время (в самом начале июля) я получил в консульстве Германии в Новосибирске шенгенскую визу на период с 14 августа по 1 сентября. Тогда мне казалось, что до 1 сентября я наверняка доберусь до Лиссабона и затем до Германии, а если и опоздаю с выездом из стран Шенгенского соглашения, то лишь ненамного. Незапланированные потери дней в Египте, Тунисе и трехдневный путь по Италии отодвинули дату нашего прибытия в Лиссабон, и 31 августа мы все еще были в Италии (хотя и недалеко от итало-французской границы). Поэтому я стремился пересечь эту границу 31 августа до 24 часов, чтобы не иметь возможных неприятностей с французскими пограничниками. Мы опоздали на два часа (то есть попали во Францию в 2 часа ночи 1 сентября), но, как это я и предполагал, на европейских хай-вэях пересечение границ между странами Шенгенского соглашения идет без проверки паспортов проезжающих. Так что я попал во Францию без осложнений. Правда, мне еще предстояло пересекать франко-испанскую и испано-португальскую границы, так что проблема, связанная с окончанием действия моей шенгенской визы, продолжала оставаться актуальной.
Итак, 1 сентября мы оказались во Франции и через Ниццу доехали до Антиб - городка между Ниццей и Каннами. Здесь жил менеджер потенциальной выставки картин Виталия в Ницце Клод Гарнье. Так как наши деньги заканчивались, а Виталий заявил, что его "друг" Клод запросто может одолжить нам требуемые 600-700 долларов, то я рассчитывал, что менеджер нам действительно поможет. Клод отвез нас в свой шикарный дом-коттедж с бассейном в сосновом бору, накормил (вместе со своей женой Жоржеттой) вкусным ужином, угостил хорошим вином, но на нашу просьбу занять нам 600 долларов ответил категоричным отказом. Тогда уверенность в успехе нашего дела с Виталика "как рукой" сняло. Весь следующий день он думал, какую бы из собранных для выставки в Ницце и находящихся у Клода своих картин посоветовать последнему купить, но когда вечером 2 сентября он предложил Клоду подешевке десять своих маленьких работ, француз сказал, что отобрал их только для выставки, а покупать не будет. В конце концов Клод одолжил нам 300 долларов, но этого было недостаточно для нашего броска в Лиссабон и проезда на моей машине через всю Европу до Харькова (где я мог гарантированно взять деньги взаймы). Но хоть часть требуемых средств у нас появилась.
Зато Клод в течение 2 и 3 сентября сводил нас в четыре музея (музей Леже в Биоте, музеи Пикассо в Антибах и в Валорисе и музей современного искусства в Ницце). Экспозиция конкретного абстракциониста Фернанда Леже очень понравилась. То же можно сказать и об экспозициях в музеях Пабло Пикассо, причем в них были выставлены также работы других сильных художников-абстракционистов и конкретных абстракционистов (в частности, Сазерленда). Виталик визжал от восторга. Для него, художника родственного стиля, впечатление от всего увиденного выражалось в восторженной фразе "о-ля-ля!". Посещение музея современного искусства в Ницце также оставило приятное впечатление - очень много оригинальных и веселых работ. В общем, за два дня мы посмотрели столько произведений искусства, сколько обычно видишь за несколько месяцев.
Теперь о стоимости бензина во Франции. Она в целом такая же высокая, как и в Италии - 5,9-6,5 франка за литр (1 доллар был равен 5,6 франка), но диапазон цен больше. Самый дешевый бензин - в супермаркетах на небольших дорогах, а на хай-вэях - дороже.
И еще нужно отметить одно обстоятельство, имевшее место во время нашего пребывания в Антибах - продолжалось катастрофическое падение российского рубля. Если в момент нашего прибытия в Антибы 1 доллар стоил 11 рублей (а до 17 августа он равнялся шести рублям), то на следующий день рубль "упал" еще больше (курс обмена вырос до 15 руб/дол). Это было крайне печальным для нас событием (ведь перед путешествием мы позанимали доллары у разных знакомых, которым обещали вернуть этот валютный долг по возвращении в Россию). К тому же, в какой-то мере, оно отразилось и на нежелании Клода занять нам 600 долларов.
Стало известно, что российские банки в течение двух недель не будут менять рубли на доллары. Западный мир обсуждает возможность досрочных президентских выборов в России. Во Франции многие считают главным претендентом на этот пост генерала Лебедя, но при этом его же и опасаются.
Находясь в Антибах, я узнал по телефону от своего отца, что в связи с забастовкой в Лиссабоне портовых грузчиков, судно с моей машиной прибудет не в столицу Португалии, а в Виго (Испания). Ситуация сразу запуталась. Я позвонил в Лиссабон в компанию "Контейнер Сервис" и спросил, куда именно придет контейнер с моей машиной. Мне ответили, что судно действительно придет в Виго, но контейнер с автомобилем переправят в Лиссабон. Впрочем, когда это будет, мне не сказали.
После пребывания в Антибах мы предприняли мощный марш-бросок на юго-запад (через Марсель, Тулузу, Бургас и Саламанку) и утром 5 сентября оказались в Лиссабоне. И отсюда, из Португалии, должен был начаться третий этап моей кругосветки - евразийский, от самой западной точки Европы мыса Рока до Новосибирска.

Португалия.
Мыс Рока



Португалия. Лиссабон
Увы, события в Лиссабоне приняли для нас неприятный характер. Оказалось, что компания, перевозившая через Атлантику нашу машину и из-за посадки парома на мель у берегов Бразилии опоздавшая с прибытием автомобиля в Лиссабон на три недели, не только не собирается компенсировать возникшие из-за этого наши материальные и моральные потери, но и требует от нас за разгрузку и транспортировку машины 81500 эскудо=466 долларов (1 американский доллар равнялся 175 португальским эскудо). А у нас оставалось (вначале, потом стало еще меньше) лишь 170 долларов. Виталий Дегтерев передал через моего отца, что не приедет из-за "обвала" рубля в России (к тому же, на две недели в России прекратили обмен валюты). Давать взаймы нам 400 долларов в Лиссабоне никто не хотел. Виталий Мельничук передумал отсылать факс своему знакомому в Германии Питеру о том, чтобы тот переслал нам деньги в Лиссабон, так как неизвестно было, когда мы сможем отдать этот долг Питеру. В общем, машина погибала на наших глазах (ведь после ее прибытия, если мы ее сразу не заберем, начнутся штрафные санкции за каждый просроченный день - дополнительно к вышеуказанным 466 долларам, - и уже выкупить машину будет вообще не реально). И вместе с ней погибало красивое прохождение третьего этапа - на моем "Вольво" с американскими номерами. Теперь же придется менять автомобили (как это было в Африке). Позвонил я и Борису Иванову из Омска (с которым пересек Америку), но тот сказал, что ничего не может сделать, так как на две недели закрыты банки. Было жутко досадно, что из-за посадки парома на мель должен страдать я (а не транспортная компания), более того, из-за этого я теряю машину.
Тогда я решил хоть что-нибудь получить за свой автомобиль и попытался заочно его продать за сравнительно небольшую сумму (за 800 долларов, а реально мне останется лишь 300), но в центре "Вольво" и других местах покупать "кота в мешке" (то есть заочно) не захотели. А вытащить машину на белый свет у нас не было денег. В общем, за 5-13 сентября ничего хорошего (с точки зрения начала третьего этапа кругосветки) не произошло.
А среда (9 сентября) ушла на то, чтобы сдать мой паспорт в Иммиграционный офис на продление шенгенской визы на две недели. Сказали прийти за паспортом лишь 14 сентября (в понедельник).
И всё было бы совсем тоскливо, если бы не пригрели нас на яхте "Урания-II" семья Шароновых (Дима, Лена, их дочка Женя) и Саша Харитонов. Эта яхта (ее капитан Георгий Карпенко в этот момент находился в России) должна была совершить кругосветку, но из-за отсутствия денег с декабря 1997 года стояла на приколе в Лиссабоне (хорошо еще, что бесплатно) после прибытия ее сюда из Санкт-Петербурга. И непонятно было, куда и когда она из Лиссабона уйдет (впрочем, как мне стало известно впоследствии, это случится в начале октября, и яхта затем окажется в Бразилии). Ребята прекрасно приняли нас, хотя знакомство получилось не очень веселым. Дело в том, что в момент нашего прибытия в Лиссабон на этой яхте гостил журналист из Москвы Валера Редкоребров. И так получилось, что накануне (за полдня до нашего прибытия) его избили местные бандиты, сломали нос, порезали руки ножом. И представители российского павильона на ЭКСПО-98 (кстати, мы побывали на этой выставке, являвшей собой грандиозное шоу), посоветовав нам попроситься жить на "Урании-II", забрали Валеру из больницы (где он до этого находился) и отвезли его вместе с нами на яхту. Но там никого не оказалось. Мы прождали три часа, Валера себя чувствовал плохо, ключ от входного замка в тайнике мы не нашли. И тогда Алексей из ЭКСПО и наш Виталик "аккуратно" (как смогли) выломали этот замок, и мы проникли внутрь яхты (ждать дольше не стали, так как возникло предположение, что команда "Урании-II" на арендованной машине уехала из Лиссабона). Мы с Виталием улеглись в кают-компании и начали уже засыпать, как вдруг раздался громкий окрик "Кто здесь?". Это (как потом выяснилось) появился Саша. Увидев взломанную дверь, он счел, что на яхту забрались воры, и собирался нас выставить. Виталий стал его заверять, что мы здесь находимся с разрешения Валеры, а сам Валера спит в своей каюте. В конце концов Саша успокоился и подобрел. Затем пришла семья Шароновых, но им нас уже представлял Саша. Так что за сломанный замок нам досталось не сильно. А уже потом мы подружились и с Сашей, и с Шароновыми. Впоследствии Виталий нарисовал портрет Лены Шароновой (как всегда, в своеобразном стиле, и Лена долго думала, "получилась" ли она на портрете или нет). Этот портрет повесили в кают-компании.
Появилась у нас в Лиссабоне еще одна хорошая знакомая - Лена Чугай, молодая женщина (родом из Киева, вышедшая замуж за португальца и имеющая от него пятилетнюю дочь Аню), которой Виталий Дегтерев оставил для нас документы на машину и ключ от нее. Лена работала гидом-переводчиком для российских туристов. Впоследствии мы познакомили ее с экипажем "Урании- II", и она вместе с Анютой стала частой гостьей "нашей" яхты. Виталий, конечно, нарисовал и ее портрет.
Все это несколько скрашивало наше пребывание в Лиссабоне, но настроение, конечно, было не самым лучшим.
И лишь после того, как моя мама (звонившая постоянно в Лиссабон и интересовавшаяся моими делами) заняла (по своей инициативе) у своих знакомых в Харькове 1500 долларов и через Георгия Карпенко (прибывшего в Лиссабон на "Уранию-II") передала эти деньги мне, я смог "выкупить" (за 460 долларов) свою машину из таможни, и мы начали третий (евразийский) этап кругосветки. Сначала доехали до мыса Рока (самой западной точки Евразии), а оттуда направились в сторону Испании.
В Португалии цена бензина была 1,62-1,69 эскудо/литр=0,95-1 доллар/литр (к этому времени американский доллар, из-за любовных похождений Клинтона, немного "упал" и равнялся уже 170-171 эскудо).
Путь от Лиссабона до Парижа (около 2000 км) преодолели за 2 дня и 3 часа. Ночевали первый раз в 100 км перед испано-французской границей, а во второй раз - в Орлеане (Франция). В первый день посетили Мадрид. Очень понравилась его центральная часть. Заходили в собор Сан-Херонимо Реаль. Рядом с ним музей Прадо. А чуть подальше - красивая площадь Независимости. Много небольших частных картинных галерей.
Дорога от Лиссабона через Португалию и Испанию идет по хай-вэям. Но если в Португалии хай-вэй - платный (за 250 км мы заплатили около 7 долларов), то испанские национальные дороги (отличные магистрали) - бесплатные. Лишь в самом конце маршрута по Испании пришлось заплатить 8 долларов за короткий участок (порядка 50 км) пути по хай-вэю.
Но что особенно понравилось в Испании - это относительно дешевый (по сравнению с Португалией, Францией и Италией) бензин - по 111 песо (0,79 доллара) за литр (доллар в это время равнялся примерно 140 песо). Перед выездом во Францию заполнили все свободные емкости "дешевым" испанским бензином.
Во Франции все хай-вэи (кроме национальных дорог) - платные, причем очень дорогие. Поэтому мы пробирались в Париж по национальным дорогам. Один раз, нечаянно заехав на платный хай-вэй, вынуждены были перед самым шлагбаумом (здесь фиксируется въезд на магистраль) разворачиваться, возвращаться и искать съезд на бесплатную национальную дорогу. Бензин во Франции дорогой, от 5,66 до 6,5 франка (от 1,06 до 1,2 доллара) за литр (в момент нашего повторного прибытия во Францию курс доллара - из-за скандала, связанного с Клинтоном - понизился до 5,3-5,4 франка за доллар). Наиболее дешевое топливо - возле супермаркетов, а самое дорогое - на хай-вэях. Поэтому мы внимательно следили за ценами на бензин на разных бензозаправках.
Возле Бордо лопнуло правое переднее колесо. Пришлось за 70 долларов ставить новую резину.

Париж
В Париже посетили Нотр-Дам (собор Парижской Богоматери), Лувр, музей Д'Орсэ (фактически второй в городе музей современного искусства, хотя, конечно, его экспонаты несколько состарились - они были современными лет 40-50 назад; кстати, сам музей расположен в здании бывшего железнодорожного вокзала). Восхитил Лувр. Особое впечатление произвела итальянская часть его экспонатов, в частности, "Мона Лиза" ("Джоконда") Леонардо-да-Винчи. Центр Помпиду был закрыт на ремонт. Полдня шел дождь.
Переночевали у нашего знакомого Люка Бертомье, с которым мы вместе путешествовали по Италии. Познакомились с его женой Мишель, сыном Сильваном (11 лет) и дочкой Луизой (4 года). Веселая и дружная семья.
27 сентября (в воскресенье) побывали на Монмарте, в музее Сальвадоре Дали, в храме Святого Сердца, в музее современного искусства, в музее Пикассо, поднялись на Эйфелеву башню. К сожалению, весь день шел дождь.
Ночью (в 23 часа) возникла проблема, связанная с автомобилем - перестали гореть габаритные огни на левом борту машины. Позже этот дефект устранили.
28 сентября оставили Париж, затем, проехав через Реймс и Седан, пересекли франко-бельгийскую границу и попали в Бельгию. Здесь мы доехали до города Арлон и подробно осмотрели его. Затем посетили еще одну страну - Люксембург. Очень понравилась столица этой страны - город Люксембург (или, как его называют сами люксембуржцы, Центр), а особенно - его старинная часть. В Люксембурге в ходу (наравне с местной валютой) бельгийские франки. Бензин (по сравнению с Францией) - относительно дешевый: 122 франка за литр (при курсе обмена 1 доллар за 130 франков). Затем мы въехали в Германию и прибыли (уже вечером, в 19 часов) в город Трир, чтобы поменять оставшиеся у нас 100 долларов на немецкие марки и купить бензин, так как он практически у нас уже кончился. Но обмен денег в это время в Трире оказался большой проблемой. Все обменные пункты были уже закрыты. Один-единственный в городе автомат (по обмену денег) не функционировал. В гостиницах валюту не меняли. Русская эмигрантка (кстати, из Новосибирска), которую случайно удалось встретить в Трире, сначала согласилась поменять деньги (я даже для этого пришел к ней домой), но потом передумала. В конце концов обмен состоялся на бензоколонке (второй по счету в городе), однако при очень низком обменном курсе - 1,4 марки за доллар (хотя в банках этот курс был 1,63). Но делать было нечего - ехать дальше было невозможно из-за отсутствия бензина, поэтому пришлось согласиться с такими условиями обмена.
В 23 часа прибыли в Манхайм (Мангейм), где надеялись переночевать у Питера Фраунфельда (знакомого Виталия) и занять у него деньги, но Питер, к сожалению, в это время отсутствовал в Германии. В 12 часов ночи поехали в Хайдельберг, где проживает отец Питера Фриц (который, правда, не говорит по-английски), и переночевали в этом городе на одной из улиц в машине.
Утром 29 сентября нашли дом Фрица, побыли у него некоторое время. Благодаря словацкой девушке Марианне, временно проживающей в доме Фрица (она говорит по-английски и понимает по-русски), удалось занять у Фрица 600 марок на оставшуюся дорогу до Харькова (или Москвы). После этого поехали в Дрезден к моей знакомой Тане Хушенрайтер (бывшей Черненковой), которая ранее работала в нашем Институте механики в Новосибирске. Она со мной дважды ходила в водные походы по Алтаю. В свое время Таня вышла замуж за аспиранта из ГДР Йорга Хушенрайтера (который также проходил практику в нашем институте и с которым меня познакомили еще в Новосибирске).
Преодолев более 500 км от Хайдельберга до Дрездена (по пути, кстати, подвезя двух автостопщиков из Риги - парня и девушку), мы вечером (в 21 час) прибыли к Тане и Йоргу домой. Их дети (Ян - одиннадцати лет, Аня - шести) уже спали.
Нас приняли отлично, и мы очень приятно провели вечер. На следующий день (30 сентября) посетили старинную часть Дрездена, побывали в нескольких музеях - во всемирно известной Дрезденской картинной галерее, в "Сокровищнице", в музее современного искусства. Повидали огромное количество картин, но более всего запомнилась "Сикстинская мадонна" Рафаэля.
Вечер опять провели в компании Йорга и Тани. К ним к тому же добавились Ян и Аня. Интересно, что если старшие Хушенрайтеры говорят по-русски, то их дети - нет (лишь шестилетняя Аня знает несколько русских слов).
Узнали от Йорга, что для езды по чешским хай-вэям нужно иметь "проездной" билет стоимостью около 30 марок. Постараемся объезжать хай-вэи в Чехии. А заехать в эту страну можно через очень красивые места - Саксонскую Швейцарию, где много горных рек, водопадов, скал.
1 октября в 9.45 прибыли на границу Германии и Чехии и были на 6 часов задержаны немецкими пограничниками, так как у Виталия виза оказалась просроченной на три дня, а у меня - аж на... 9 часов 45 минут. Интересно, что на Виталия сразу составили акт о возбуждении дела о нарушении правил пребывания в Германии, а на меня - лишь через 6 часов. Причем, сначала мне сказали, что у меня всё в порядке, и они (немцы) ждут только подтверждения моей португальской визы. И лишь только тогда, когда Виталий стал спрашивать телефон российского консульства (нам надоело сидеть в полицейском участке полдня, при этом нами никто не интересовался, и о нас временно забыли), на меня тоже составили акт. В течение этих шести часов ожидания немцы совершенно недвусмысленно требовали от нас взятки (а один из них - большой и толстый - об этом сказал открыто, обращаясь к Виталию: ты, мол, богатый человек (художник), так что должен откупиться от пограничников деньгами ("money, money"), в этом случае Виталия бы "простили"). Но у нас лишних денег не было, поэтому стражи границы составили акт и на меня. Такого откровенного вымогательства денег я никак не ожидал от "цивилизованных" немецких пограничников.
Через несколько сот метров после границы Германии, при въезде в Чехию, нас ожидал новый неприятный сюрприз. С нас содрали 100 долларов за "зеленую карту" - страховку на случай повреждения нашей машиной чего-либо на чешской территории. После этого денег у нас осталось совсем мало.
Бензин в Чехии хотя и был более дешевым, чем в Германии (там он стоил 0,9-0,95 дол/литр, а в Чехии - 21-22 кроны, то есть около 0,7 доллара за литр), но расходы на него оказались весьма существенными с точки зрения нашего бюджета.
В Чехии мы ехали через Либерец, Градец-Кралове и Брно. Переночевали в машине в самом Брно.
2 октября пересекли границу Чехии и Словакии. Здесь пришлось дать словацким таможенникам взятку в размере 70 марок (около 40 долларов), чтобы не платить за словацкую стодолларовую "грин-кард" и чтобы один из полицейских больше не придирался к нашей машине (он, в частности, спрашивал, почему нет опознавательного знака "USA" на машине, раз машина зарегистрирована в США, и мой ответ, что американские машины имеют регистрационные номера, на которых указываются названия штатов, его не удовлетворял). В Словакии цена на бензин была такой же, как и в Чехии - 21-22 кроны за литр.
Передвижение по Словакии было успешным, и вечером мы пересекли словако-украинскую границу возле Ужгорода. Однако пересекли ее, имея лишь 50 долларов. К счастью, страховка автомашины на территории Украины стоила только 3,5 доллара, а оформление документов для нас (россиян) оказалось бесплатным. Переночевали в Ужгороде.
3 октября доехали сначала до Львова (где о нас был сделан репортаж местной телекомпанией "Мост"), а затем до Ровно, где и переночевали (опять же в машине). И здесь наши деньги закончились. В баке оставалось бензина лишь на полпути до Киева.
4 октября утром я пошел на ровенский автовокзал ловить попутчиков, которые согласились бы оплатить половину необходимого до Киева бензина. Через два часа безуспешного ожидания мне, наконец-то, повезло - я увидел презентабельного с виду человека, которому, как оказалось, как раз и нужно было ехать в Киев. Это был "новый украинец" Миша, у которого накануне сломались оба "Мерседеса". Миша без колебаний оплатил стоимость сорока литров бензина, а также два штрафа Виталика за превышение скорости в населенных пунктах, которые на Мельничука наложили сотрудники ДАН (Державной - государственной - автоинспекции). Мы быстро (со средней скоростью 140 км/час) доставили Мишу в Киев и расстались с ним взаимно благодарными.
В Киеве у нас взяли интервью ребята из СТБ (Саттелитарного Телебачення, то есть спутникового телевидения). И они же собрали "по кругу" для нас 50 гривен (1 американский доллар в момент нашего прибытия на Украину равнялся 3,4-3,5 гривни) на бензин до Харькова.
Вообще бензин на Украине весьма дешевый, и его цена уменьшалась при движении на восток - от 1,4-1,5 гривни (0,4 доллара) за литр в Ужгородской области до 0,95-1 гривни (0,3 доллара) в Харьковской. Это (последняя цена) было в 3,5-4 раза дешевле, чем во Франции.
Переночевали недалеко от границы Киевской и Полтавской областей. А 5 октября прибыли на мою родину - город Харьков, где до сих пор живет моя мама. Харьков находится в сорока километрах от украино-российской границы. Это означает, что мы практически закончили европейскую часть моей кругосветки, и теперь оставались лишь два отрезка пути - российский (до Магадана) и австралийский. Однако прибыли мы в Харьков с одной гривней в кармане при почти пустом баке и с большим валютным долгом. В Харькове предстояло "разыскать" некоторую сумму денег, чтобы продолжить путь далее, по России. Я попытался найти спонсоров и попутчиков, выступив перед несколькими корреспондентами газет и телеканалов.
К сожалению, это ничего не дало, хотя "прошла" хорошая публикация в газете "Время" и дважды нас показывали в харьковских новостях. Пришлось на продолжительный срок остаться в Харькове и заняться зарабатыванием денег.
Наконец, выехали из Харькова в сторону Белгорода (а это уже Россия). Выехали втроем - третьей стала моя мама, сначала она собиралась с нами добраться до Белгорода (где живет сестра моего отца, тетя Муся), но потом решила ехать до Новосибирска. Между Харьковом и Белгородом всего 90 км (я еще в детстве, в 7 классе, проехал этот участок дороги на велосипеде). Посередине пути - граница.
В Белгород прибыли вечером. Тетя Муся встретила нас очень гостеприимно (как, впрочем, это она делает всегда).
Затем наш путь лежал в Калугу, где мы переночевали у моих родственников. Чтобы попасть в этот город, пришлось после Орла свернуть с "хай-вэя" Симферополь-Москва на дорогу Орел-Калуга, оказавшуюся настоящей полосой препятствий - сплошные ямы и колдобины. Местами встречались короткие отличные участки дороги, а местами - участки для вездеходов.
И, наконец, мы прибыли в Москву. Здесь нас "записали" в передаче 1-го канала (ОРТ) "Доброе утро", и путешествие Виталия Мельничука на этом завершилось. Теперь мне (до Новосибирска) предстояло ехать с Василием Забайкиным. В Москве (как и всегда) остановился у своего отца в Зеленограде.
Затем мы (я, Вася Забайкин и моя мама) выехали в Рязань, куда доехали через 2,5 часа. Здесь нас встретил Михаил Малахов, ведущий в стране спортивный полярный путешественник, первым в мире (вместе с канадцем Вебером) автономно достигший Северного полюса и вернувшийся обратно, которого я знаю еще с 1991 года. Михаил угостил нас хорошим обедом в ресторане, сводил в сауну и оставил ночевать в своем новом доме. Кроме этого, познакомил меня с Юрием Мантровым, директором Рязанской юношеской автомобильной школы, с которым мы договорились о совместном выполнении четвертого этапа кругосветки, также он оказал мне существенную спонсорскую помощь.
На следующий день Мантров помог нам в ремонте автомобиля. А Миша Малахов снабдил деньгами на покупку 70 литров бензина. И в середине дня мы тронулись в путь в сторону Тольятти, куда прибыли ночью. Разместились у моего хорошего знакомого Миши Рамазанова, который раньше вместе со мной работал в новосибирском Академгородке. Сейчас Миша живет в Тольятти и работает начальником бюро на ВАЗе (Волжском автозаводе). Утром он провел для нас экскурсию по аэродинамическим трубам ВАЗа. Приятно удивила своими размерами (более, чем 6 на 3 метра) БАТ - Большая аэродинамическая труба. Это - натурная установка. Здесь обдуваются настоящие автомобили, а не уменьшенные макеты.
Затем мы выехали из Тольятти и поздно вечером прибыли в Челябинск, где разместились в квартире подруги моей мамы Лины Козаченко.

Новосибирск
На следующий день выехали в Курган, куда прибыли через 3,5 часа. Здесь нас встретил мой знакомый по переписке Сергей Вержболович. Нас разместили в гостинице "Турист", и здесь же была организована пресс-конференция для местных любителей путешествий, которая продолжалась четыре часа, а затем состоялся торжественный ужин. Вержболович к тому же снабдил нас деньгами на покупку 60 литров бензина. В общем, прием был отличным.
И утром следующего дня мы "рванули" в Новосибирск. Днем проехали Омск и ночью прибыли в новосибирский Академгородок, а затем на Шлюз (где я живу).
Интересно подчеркнуть, что во время всей кругосветки (начиная с Аляски) самым дешевым оказался бензин в России, а во время путешествия по России - в Новосибирске: 2 рубля за литр, то есть примерно 0,1 дол/литр. Это, конечно, весьма обрадовало нас, так как мы прибыли в Новосибирск уже практически без денег.
Итак, второй (африканский) и третий (евразийский, от мыса Рока в Португалии до Новосибирска) этапы кругосветки успешно проведены. И теперь в марте-апреле должен пройти четвертый этап - транссибирский, от Новосибирска до Магадана, а возможно, и еще дальше на восток.

Транссибирский этап

27 февраля 1999 года (в субботу) мы (я, Сергей Бардаханов и мой сын Виктор) на моем "Вольво-240" выехали из Новосибирска в Кемерово. В 11 часов возле часовни на Красном проспекте был дан официальный старт четвертого этапа. Присутствовали журналисты разных телеканалов. В 12 часов выехали из Новосибирска и через 3,5 часа были в Кемерово. Здесь нас встретили представители Кемеровского автомотоклуба во главе с его председателем Борисом Ивановым. Ночевали в квартире Виталия Трофимова. Нам был предложен отличный ужин (жена Виталия Галина постаралась). Нас сняли местные телевизионщики. И я по телефону дал интервью радиостанции "Маяк" (вернее, ее спортивному корреспонденту Евгению Штилю).
28 февраля в 9.30 выехали из Кемерово и прибыли в Красноярск в 15.30. Дорога второй день была хорошей (трасса подсохла и почти освободилась от снега), так что местами шли (так же, как и в первый день) со скоростью 140 км/час.
В Красноярске на посту ГИБДД "Емельяново" нас встретила представительница Красноярского совета Всероссийского общества автомобилистов (ВОА) Людмила Руденко, и в сопровождении патрульной машины ГИБДД мы проследовали сначала в гараж Красноярского совета ВОА (там помыли и оставили машину), а затем в гостиницу "Красноярск", где нам предстояло спать две ночи (Вите - одну, так как на следующий день я должен был отправить его обратно в Новосибирск поездом - он пропускал учебу). Людмила (в прошлом подполковник ГАИ) принесла в номер большую сумку с едой. Так что на ужин и завтрак пищи у нас хватало. Затем на машине патрульно-постовой службы для нас была организована экскурсия по левобережью Красноярска. Мы побывали в современном здании театра музыкальной комедии (построенном китайцами) и полюбовались цветным фонтаном, затем нас свозили в часовню на вершине холма, с которого открывался прекрасный вид на вечерний Красноярск. Одним словом, приняли нас великолепно. К тому же, как сказала Руденко, генерал Кашинов Павел Григорьевич (председатель Красноярского совета ВОА) согласился спонсировать нам 70 литров бензина.
1 марта для нас (опять же Красноярским советом ВОА) была проведена экскурсия по Красноярской ГЭС в Дивногорске, причем мы побывали внутри самой станции и походили по самому верху плотины (на это нужно было получить особое разрешение). Затем познакомился с Кашиновым. В 14.15 провел пресс-конференцию о своем путешествии (кстати, уже к моему приезду в Красноярск две местные газеты - "Дорожная газета" и "Красноярский рабочий" - опубликовали статьи о кругосветке). После пресс-конференции познакомился с велопутешественником Максимом Харченко. Вечером (в 21.54) отправил Витю поездом домой. Поздно вечером посмотрели новости трех красноярских телеканалов (6 канал ТВК, 9 канал Афонтово и 11 канал Прима-ТВ), в которых сообщалось о нашем приезде в Красноярск и о моей пресс-конференции. К сожалению, полдня шел снег, что могло на следующий день отразиться на скорости передвижения. К тому же обещали похолодание.
2 марта, проехав 1060 км за 13 часов, прибыли в Иркутск, переночевали у дяди Кеши - родственника Сергея Бардаханова. И 3 марта перед обедом, с помощью Владимира Вячеславовича Свинина (тоже родственника Сергея), провел в университете пресс-конференцию.
А в 14 часов пошли в консульство Монголии в Иркутске. И нам за 25 долларов (с каждого) дали монгольские визы.
В 17.30 тронулись в дальнейший путь и через 7,5 часов прибыли в Улан-Удэ к дому родителей Сергея (Прокопия Федоровича и Клавдии Кирилловны).
4 марта провел (не без помощи Прокопия Федоровича, экс-министра просвещения Бурятии) в Доме Печати пресс-конференцию, на которой было много журналистов. Познакомился с одной из "байкальских амазонок" - девушек-автомобилисток, совершающих путешествия без мужчин (вернее, почти без мужчин). В прошлом году они ездили в Китай и Монголию.
А вот до пресс-конференции и после нее мы пытались определить причину и устранить появившийся дефект в машине - в правую половину салона подавался вентилятором (после радиатора) холодный воздух (и пассажиру справа долго сидеть без движения становилось холодно), в то время как в левой половине было всё в порядке - на водителя струился теплый воздух. Лишь вечером смогли определить причину этого дефекта - правая половина радиатора была забита сцементировавшимся порошком герметика, которым мы (еще будучи в Новосибирске) устраняли течь в радиаторе. К сожалению, кроме положительного (течь в радиаторе действительно исчезла), появился и негативный эффект, устранить который в Улан-Удэ было проблематично.
5 марта выехать в Монголию (как я это планировал ранее) не удалось, так как у Сергея были срочные дела в Улан-Удэ. Днем я встретился с четырьмя из "байкальских амазонок" - Светланой, Ириной, Варварой и еще одной Светланой. Они, вроде как, собираются в 2000 году делать кругосветку, но маршрут еще не определили.
Ближе к вечеру вместе с Тумэном Дармаевым (который раньше работал в моем и Сергея Бардаханова институте - ИТПМ в Новосибирске) поехали на одну из СТО (станций технического обслуживания автомобилей), совладельцем которой является один из друзей Тумэна. Мастера этой СТО взялись устранить дефект (то есть распаять, прочистить и запаять радиатор). Но это сделать они могли только на следующий день. Так что пришлось еще на сутки отложить наш выезд в Монголию.
6 марта съездили в Иволгинский дацан - ведущий буддистский религиозный центр в Бурятии. Там даже есть здание, в котором останавливался далай-лама. Конечно, всё менее экзотично, чем в монастырях Тибета (особенно в Потале), которые я посещал в 1996 году (когда сплавлялся с Эвереста на плоту), но все равно весьма интересно. Неожиданно в дацане встретили тибетских монахов. Я им рассказал о том, что бывал в Потале (экс-резиденции далай-ламы), храме Джокханг и других тибетских монастырях и храмах.
К середине дня ребята из СТО устранили дефект в обогреве, и машина была готова. Так что настроились рано утром 7 марта ехать в Улан-Батор.
И 7 марта мы действительно достигли столицы Монголии. Правда, для этого пришлось встать в 4 часа утра, чтобы пораньше пригнать машину с СТО к подъезду дома Бардахановых и загрузиться дополнительными четырьмя канистрами с бензином (по 20 литров каждая), так как бензин в Монголии стоил около 5 руб/литр (250-270 тугриков при курсе продажи 45 тугриков за 1 рубль), то есть в два раза дороже, чем в Бурятии (где бензин по 2руб.55коп/литр; кстати, это около 0,1 доллара, а самый дешевый бензин был в Кемерово и Новосибирске - по 2 руб/литр).
Российско-монгольская граница открывалась в 9 часов. К счастью, очередь оказалась небольшой, да и российские пограничники и таможенники достаточно дружественно отнеслись ко мне. А вот на монгольской таможне нас задержали почти на час. Как утверждали местные таможенники, машину с американскими номерами (хотя и принадлежащую российскому гражданину) они не могут пропустить в Монголию через этот КПП (контрольно-пропускной пункт) - мол, поезжайте в Наушки и переправляйте свою машину на железнодорожной платформе. Правда, в конце концов нас пропустили. В попутчики к нам напросился молодой монгольский майор полиции, преподающий в Улан-Баторе в Высшей полицейской школе.
С ним мы выехали в сторону Улан-Батора. Однако в Сухэ-Баторе сделали остановку часа на три. Дело в том, что один из друзей отца Сергея проживает именно там. Мы нашли его, и нам был устроен шикарный обед в кафе. За соседним столом группа молодых девушек весело отмечала День 8 марта (который наступит завтра), но в современной Монголии официально это уже не праздник (международный женский), а обычный рабочий день. Гостеприимный друг отца Сергея сообщил нам, что недалеко от Сухэ-Батора, в четырех километрах от трассы Кяхта (на монгольской территории Алтынбулак) - Улан-Батор стоит памятник Чингисхану, построенный четыре года назад. Решили на обратном пути осмотреть этот памятник.
Дорога до Дархана была плохой. "Наш" майор пообещал после Дархана улучшение трассы. Однако оно оказалось кратковременным, и затем снова пошли ямы в асфальте. А потом мы оказались в горах на дороге, занесенной снегом. После наиболее высокого перевала Ноён (1772 м) ситуация несколько упростилась, но колдобины преследовали нас почти до конца продвижения к монгольской столице. Лишь километров за тридцать до Улан-Батора дорога приняла более-менее нормальный вид.
Если Сухэ-Батор и Дархан оказались небольшими городками-селами, то Улан-Батор - настоящий город (только жилых микрорайонов с девятиэтажными домами - более пятнадцати). С помощью нашего попутчика-майора мы связались с женщиной-монголкой Машей, которая раньше училась в СССР в медицинском институте (с ней была предварительная договоренность по линии Свинина Владимира Вячеславовича, один из учеников которого является братом этой Маши). У нее дома мы и переночевали. Также связался с корреспондентом РИА "Новости" в Монголии Александром Альтманом. Договорились с ним, что он на следующий день проведет для нас экскурсию по Улан-Батору (старое название которого Урга), а затем отправит по своим каналам информацию о нашем путешествии.
Ориентиры в монгольском обществе (по сравнению с советским периодом) резко изменились в сторону частного предпринимательства. В Улан-Баторе достаточно много джипов, встречаются и легковые иномарки, правда, в основном не новые.
Последствия наступления Нового года - Сагалганара (а это событие случилось 17 февраля) до сих пор сказывались. Например, еще по пути в столицу Монголии мы обогнали несколько грузовых машин с лошадьми, которых везли с соревнований, посвященных Новому году (году зайца, или кролика).
8-ое марта провели в Улан-Баторе. Утром, находясь еще в квартире Маши, дал интервью корреспондентам двух монгольских газет - "Онодыр" ("Сегодня") и "Одрийн Сонин" ("Газеты дня") (специально для второй газеты с ее корреспонденткой Оюной мы ездили фотографироваться в центр города - на площадь Сухэ-Батора). Также рассказал о своем путешествии Александру Альтману из РИА "Новости". Александр в течение дня провел для нас экскурсию по Улан-Батору. Кроме площади Сухэ-Батора, мы посетили гандан Тэгчилэн - буддистский монастырь в столице Монголии ("гандан" по-монгольски означает то же, что "дацан" по-бурятски). Днем переехали в гостиничный номер агентства РИА "Новости" и вечер провели в компании Александра Альтмана и его жены Марины. К тому же Альтман помог нам бензином, презентовав 30 литров.
9 марта утром Александр вывел (на своей машине) нас за город, и мы поехали обратно, в сторону границы Монголии и России (селений Алтынбулак и Кяхта). Через пару километров после Сухэ-Батора свернули вправо на проселочную дорогу и вскоре достигли "Камня Чингисхана" - камня, на котором что-то написано на древнемонгольском языке (но что именно - я не знаю). Этот камень каким-то образом связан с Чингисханом.
На российской стороне границы мне выписали разрешение на временный ввоз моей машины в Россию на два месяца с указанием пункта назначения - город Магадан.
На прохождение границы ушло три часа, поэтому мы прибыли в Улан-Удэ в 20 часов. В доме Сергея Бардаханова меня ждал Борис Оненко, приехавший из Новосибирска. Вот таким путем и произошла смена моего напарника по путешествию - теперь со мной на восток вместо Сергея поедет Борис.
10 марта выехали из Улан-Удэ и через 7 часов прибыли в Читу (между этими городами расстояние около 680 км). Дорога, по российским меркам, отличная. Почти постоянно шел со скоростью 110 км/час, иногда 130. Машин на трассе было мало, что облегчало движение.
Вечером прибыли к дому Смородских (Владимира Николаевича и Валентины Григорьевны) - родителей моего друга Бориса Смородского, с которым я работаю в одном институте (ИТПМ). Встретили нас очень хорошо. Тут же связался с председателем Читинского совета ВОА Тавельским Владимиром Александровичем. Тот заехал за нами и сопроводил нас до гаража ВОА, где мы оставили свою машину.
11 марта (с помощью Тавельского) провел пресс-конференцию перед читинскими журналистами-газетчиками и телекорреспондентами, а до этого встретился сначала с представителями читинской мэрии, а затем - с заместителем губернатора Читинской области Окуневым Владимиром Викторовичем. В результате второй встречи местный предприниматель Михайлов презентовал мне 500 рублей, а благодаря посещению мэрии нас на следующий день должны были заправить бесплатно пятьюдесятью литрами бензина.
Однако неожиданно я столкнулся с дилеммой: каким путем ехать из Читы в Сковородино - через Сретенск по реке Шилка (как это я планировал раньше), либо через Чернышевск и Могочу (частично по новой, строящейся, трассе "Амур"). Я встретил несколько человек, которые прошли либо первым, либо вторым путем, и каждый из них рекомендовал свой маршрут. Но дополнительным фактором в пользу чернышевского варианта могло стать то, что в читинской обладминистрации пообещали нам помочь с бесплатным размещением в гостиницах в Чернышевске и Могоче. Впрочем, все это должно было проясниться на следующий день, в пятницу.
12 марта полдня провел в областной администрации. Вместе с Тавельским и начальником отдела промышленности, транспорта и связи Волковым Владимиром Борисовичем пытались решить вопрос о бесплатной заправке бензином. В конце концов он решился положительно - "Вольво" заправили 100 литрами топлива. Правда, это случилось лишь в 14 часов. А в 15 часов мы тронулись в Чернышевск и через четыре часа прибыли туда. К счастью, благодаря помощи Волкова, еще в 11 часов удалось встретиться с заместителем главы районной администрации из Чернышевска Неделяевым Виктором Владимировичем. В результате этой встречи нам в Чернышевске были предоставлены бесплатно гостиница и теплый гараж. Вечером в читинской программе "За Байкалом" рассказали о нашем путешествии.
Кстати, в этот же день прибыл в Читу и автопробег "Москвичей" Москва-Владивосток. Естественно, ехать по зимнику до Сковородино участники этого пробега не собирались, а решили переправиться на платформах по железной дороге аж до Свободного. А нам на следующий день предстояло пойти зимником до Могочи. Начиналась самая сложная часть четвертого этапа кругосветки.
13 марта добрались до Могочи. На это (от Чернышевска) потребовалось девять часов (проехали около 400 км). Самый сложный отрезок пути - примерно 20 км после Зилово - преодолевали долго: очень много глубоких ям, несколько раз ударялись днищем машины, а в одном месте даже пришлось зарывать лопатой очень глубокий ров, не позволявший его перемахнуть. Затем дорога упростилась, ям стало меньше, и, самое главное, они уже были менее глубокими. Дальше наш путь проходил по зимнему "автобану" - замерзшей реке Белый Урюм. Отличная гладкая дорога (местами я шел со скоростью 80-90 км/час) иногда прерывалась наледями и трещинами во льду. Довольно интересная картина, когда проезжаешь по реке под железнодорожным или пешеходным мостом. Затем опять вернулись на "сушу". После Ксеньевки дорога стала несколько хуже, но перед Могочей опять улучшилась. Нужно обязательно отметить, что, начиная от Зилово, дорога - чистый зимник, по нему проехать можно только зимой. А летом здесь - болота, речки, и проехать никак нельзя.
В Могоче (благодаря звонку Волкова) заместитель председателя местной районной администрации Уфимцев Александр Михайлович организовал нам отличную встречу - нам предоставили бесплатный двухместный номер в гостинице и ужин. Машину оставили во дворе районного отделения милиции. Дал интервью главному редактору местной газеты "Могочинский рабочий" Липкало Тамаре Владимировне.
На следующий день должны были въехать в Амурскую область и достичь Сковородино. На этом пути предстояло преодолеть плохой участок между Амазаром и Ерофеем Павловичем.
14 марта проехали от Могочи до Ерофея Павловича. Выехали поздно, так как у нас ночью из гостиничного номера украли термос. Гостиница была пустой, и кроме пьяного сторожа, сделать это было некому. У меня сначала было желание разобраться с этим делом, но так как женщина-администратор на работе не появилась (и разбираться было не с кем), то в 9 часов мы поехали дальше. Путь был похож на вчерашний. Сначала - хороший участок трассы (отстроенный отрезок магистрали "Амур"), а затем дорога испортилась. Преодолели очень много канав. Затем было 70 км зимника по реке Амазар и далее 46 км по умеренного качества дороге до Ерофея Павловича. На этот раз (в отличие от вчерашней реки Белый Урюм) трасса по реке Амазар была не очень хорошей (хотя скорость продвижения была сравнительно высокой, около 40 км/час). На реке встретилось много мест, где лед был разбит. Также много было разбросанных по поверхности замерзшей реки отдельных кусков льда.
Заночевали в вагончике шиномонтажников, заплатив 50 рублей за троих: место машины в теплом гараже тоже пришлось оплачивать. До Сковородино оставалось около 200 км.
15 марта выехали из Ерофея Павловича (кстати, поселок так назван по имени Хабарова - с точки зрения россиян, первооткрывателя этих мест) и, проехав около 200 км, попали в Сковородино. На этом участке наиболее сложный участок - от Ерофея Павловича до Мадалана (порядка 120 км), причем на первых восьмидесяти километрах (до Уруши) - очень много больших и глубоких ям, но все они успешно объезжаются. Скорость движения на этом участке - около 20 км/час. За Мадаланом дорога улучшается, а от Тахтамыгды идет уже отличный "грейдер", где я шел со скоростью около 90-100 км/час.
Таким образом, зимник от Зилово до Тахтамыгды (протяженностью около 700 км) был пройден немногим более, чем за 20 часов. На пути периодически встречались перевернутые и, естественно, полностью разграбленные автомашины. Некоторые из них были сожжены.
А после Сковородино пошла отличная дорога, примерно через 165 км приводящая к Тынде - "столице" БАМа (Байкало-Амурской железнодорожной магистрали). Несмотря на наледи на дороге, шел со скоростью 100 км/час. Перед самой Тындой дорога покрыта асфальтом.
В Тынде мэр города Шульц Марк Борисович выделил нам двухместный номер в гостинице "Юность" и место в теплом гараже для нашей машины. По телефону дал интервью Жене Штилю из радиостанции "Маяк".
Пару слов нужно сказать и о цене на бензин (93-ий, который мы обычно использовали). Если в Улан-Удэ его стоимость была 2руб.55коп. за литр, в Чите и Чернышевске - 3 рубля, в Могоче - 3руб.50коп., то на зимнике цена подскочила до 5 рублей. В Сковородино и Невере топливо уже стоило 4 руб/литр, в Соловьевке 93-го бензина вообще не было в продаже (76-ой - по 3 рубля), а в Тынде цена бензина упала. Здесь он (93-ий) стоил 3руб.50коп. Было очевидно, что дальше он не станет дешевле. Так что заполнили бак и все канистры бензином по 3.50. На следующий день предстоял длительный переход до Якутска.
16 марта одолели тысячу километров до Якутска за 12 часов. Дорога была, в целом, хорошая, хотя на многих участках покрытая льдом. Каких-либо серьезных проблем в связи с этим мы избежали, но неприятность случилась уже перед самым Якутском (за 100 км до него). Уже в темноте на повороте при скорости 100 км/час я налетел на камень, почему-то оказавшийся на ровной и чистой (на протяжении всего пути от Тынды) дороге, камень ударил по рулевой тяге и повредил бензобак. Так что теперь в Якутске, кроме поисков спонсоров на маршрут Якутск-Магадан-Якутск (а у меня деньги остались только на обратный путь из Якутска в Новосибирск), предстояло заваривать бензобак.
17 марта провел пресс-конференцию в здании якутского телецентра. Дал интервью корреспондентам якутских ТВ, радио и трех местных газет - "Эхо столицы", "Якутск вечерний" и "Якутия". Виктор Журавлев, корреспондент РИА "Новости", у которого мы остановились, передал информацию о моем появлении в Якутске по своим каналам.
Поиски спонсоров, к сожалению, не увенчались успехом. Зато весьма ценным было знакомство с Александром Мяриным. Он дал мне несколько номеров телефонов его знакомых и родственников на пути Якутск-Магадан (в Хандыге, Усть-Нере, Томторе и Сусумане). Александр сам увлекается автопробегами по северу. Также я побывал в гостях у Бескрованова Виктора Васильевича - профессора ЯГУ, специалиста по алмазам (его координаты дал Волков из Читы).
18 марта поиски спонсоров продолжались, но на этот раз с ограниченным успехом. Лишь Николай Румянцев из "Колми-95" выделил нам сто литров бензина (кстати, Николай - большой любитель автогонок).
День 19 марта оказался, к сожалению, крайне неудачным. Когда мы отъехали от Якутска (в сторону Хандыги) совсем немного, случилась большая неприятность - лопнул корпус рейки рулевого управления, видимо, серьезно поврежденный при наезде на камень еще перед Якутском. Машину рвануло вправо, и мы оказались в сугробе. Самая большая неприятность была в том, что этот корпус - алюминиевый, и его варить можно только аргоновой сваркой. Естественно, мы вернулись в Якутск. Но уже был вечер, причем пятницы, и впереди - два выходных дня. К тому же, как нас уверили на местной СТО (хозяин которой был знакомым знакомого Бориса Оненко), аргоном варят в Якутске только в аэропорту. Мы съездили в аэропорт, там нам сказали, что сварщик появится только в понедельник. К тому же выяснилось, что в аэропорту аргона в тот момент не было. Так что сварить аргоновой сваркой алюминиевый корпус рулевой тяги оказалось серьезной проблемой. Суббота ушла на бесплодные поиски аппарата аргоновой сварки. И лишь благодаря Виктору Бескрованову, у которого мы остановились в Якутске на этот раз, и его знакомому Сергею Борисову из Института проблем Севера, мы вышли на Николая Попова, сварщика из этого института, и Коля в воскресенье заварил корпус нашей рейки (причем сделал он это совершенно бесплатно).
Повторно из Якутска мы выехали 23 марта (накануне ночевали у Володи Колесова) вместе с Иваном Егошиным из Хандыги и прибыли в Хандыгу через 7 часов (до нее от Якутска 420 км). Здесь познакомился с исполняющим обязанности главы Томпонского улуса (района) Шадриным Ильей Семеновичем, который выделил нам 40 литров бензина, а 80 литров подарил местный коммерсант.
Зимник от Ытык-Кюёля до Хандыги (на пути из Якутска) оказался не таким страшным, как этого можно было ожидать. Часть этого зимника проходит по реке Алдан.
Район Хандыги был мне знаком - раньше я уже сплавлялся здесь по реке Хандыга (в отрогах красивейшего Верхоянского хребта). Правда, тот сплав оказался драматическим и чуть не закончился для меня трагически (после переворота байдарки в сбесившейся из-за непрекращавшегося дождя реке - уровень воды в ней, как засвидетельствовал работник водомерного поста в селении Прижим, поднялся за сутки на пять (!) метров - я в течение двух минут был под водой: меня затянуло под скалу в какую-то подводную нишу, и оттуда всплыть на водную поверхность удалось с огромным трудом; а вода, к слову, была ледяной). Кстати, на пути от Тынды до Якутска мы с Борисом проехали через поселок Нагорный и город Томмот, где в свое время я (во главе большой группы туристов-водников) начинал и заканчивал сплав еще по одной якутской реке - Тимптону (это был 600-километровый водный поход по "ненаселенке", то есть на своем пути мы тогда не встретили ни одного человека).
24 марта за 10 часов (до нее было около 600 км) доехали до Усть-Неры - столицы Оймяконского района, самого холодного района в северном полушарии (здесь в свое время была зафиксирована рекордно низкая температура -71,20С, а жители двух поселков - Томтора и Оймякона - до сих пор спорят, где холодней). Так как мы ехали в конце марта (а это делалось умышленно в конце зимы), то "на улице" было сравнительно "тепло" - "лишь" 35 градусов мороза. Начиная от Хандыги, мы уже двигались по всемирно-печально известному Колымскому тракту, построенному на костях заключенных.
На участке Хандыга - Усть-Нера наиболее опасный отрезок пути от Теплого Ключа до поселка Кюбюмэ (протяженностью около 300 км). Его отличает отсутствие поселков на пути, встречается лишь несколько домиков. Так что если ваша машина сломается на этом участке, то у вас есть шанс замерзнуть. А на водораздельном перевале (высотой около 1100м, разделяющем бассейны рек Алдан и Индигирка, а конкретнее - их притоки, реки Хандыга и Кюбюмэ) находится метеостанция, где живет и работает супружеская пара Дима и Римма (кстати, Дима родом из Новосибирска).
В Усть-Нере остановились на ночь у Игоря Быкова, туриста и горнолыжника. На следующий день он помог с поисками "бензиновых" спонсоров, выделивших нам 110 литров топлива.
25 марта к вечеру (так как выехали лишь в 16 часов) добрались до Сусумана (до него было немногим более 400 км). Это - уже Магаданская область. Здесь нам помог с гостиницей Юрий Алехин, директор Северной испытательной станции (где тестируют на морозе автомобили).
26 марта прибыли в поселок Галимый - самый восточный поселок в Евразии, куда доходит обычная дорога (а не зимник для грузовых "Уралов" и вездеходов). До Меренги уже не было никакой дороги - даже для тех же "Уралов". Благодаря гостеприимству председателя поселкового совета Воронковой Людмилы Александровны и ее знакомого Ивана, неплохо провели вечером время (Иван отмечал повторную свадьбу со своей бывшей женой).
И, наконец, 27 марта доехали до Магадана (до него оставалось менее 600 км в юго-западном направлении, ехали 8 часов). Дорога на последних 200 км была очень хорошей (правда, встречались глубокие "волны" на асфальте).
По рекомендации Алехина из Сусумана, Коренченко Анатолий Константинович, генеральный директор "Северо-Восток-Транса", разместил нас в своей служебной гостинице. Я дал интервью корреспонденту "Маяка" Юрию Иванову за ужином у него дома.
Воскресенье (28 марта) было фактически потерянным днем, так как и редакции газет и телевидения, и таможня были закрыты. Единственной полезной была встреча с корреспондентом "Российской газеты" Михаилом Горбуновым. Поэтому дела пришлось "делать" на следующий день.
29 марта утром "снялся" на местном телевидении, дал интервью журналисту газеты "Магаданская правда" Ильвесу Михаилу Александровичу, а также - корреспонденту РТР Геннадию Овчинникову и журналисту телеканала "Колыма" (частного магаданского ТВ). Интервью на местном телевидении показали вечером в информационной программе "Монитор". Кроме этого, более-менее успешно удалось завершить дела с местной таможней - мою машину опять временно "впустили" в Россию.
Всё. Все дела в Магадане сделаны, и теперь предстоит на машине возвращаться в Новосибирск тем же путем.
Прохождение только что пройденного маршрута, но уже в обратном направлении (из Магадана в Новосибирск) состоялось с 30 марта по 9 апреля 1999г. Опять на пути встретились и Колымский тракт, и два зимника. Особенно опасным стал второй (от Тахтамыгды до Зилово), так как уже был апрель, и на реках (Амазаре и Белом Урюме) возросло количество наледей. Ледовые участки рек были покрыты водой, и стала реальной опасность провалиться под лед. Попадались и глубокие трещины во льду. Трижды срезались трубки на тормозах нашей машины. По-прежнему пришлось преодолевать большие ямы и кочки. Начали прокалываться колеса. Перед Улан-Удэ сломался термоанемометрический датчик расхода воздуха (порвалась нить - из-за страшного дефицита денег мы ехали без воздушного фильтра), поэтому мы два дня провели в Улан-Удэ, пытаясь устранить этот дефект. В первый из этих дней Борис (по незнанию и в соответствии с известным афоризмом: "Хотели как лучше, а получилось..."), желая "обмануть" бортовой компьютер, сжег его, подав на него (вместо максимально дозволенных 3,5 вольт с датчика термоанемометра) 12 вольт с аккумулятора. От такого напряжения один резистор развалился на две части, так что его (в качестве дефектного) обнаружить было несложно, а вот поврежденный транзистор найти в микросхеме удалось лишь с помощью нашего местного друга электрика Алексея. Целый день я бегал по городу, пытаясь найти необходимые транзистор и резистор, и все-таки смог это сделать. А вот заменить или починить датчик термоанемометра не удалось. Так что далее до Новосибирска пришлось ехать медленно.
В пути нам оказывали разную помощь (в основном, бензином) представители местных администраций и разных учреждений - в Сусумане (Таланов Александр Николаевич), Усть-Нере (Денисов Геннадий Викторович), Хандыге, Якутске (опять Николай Румянцев), Улан-Удэ (компания "Бурятнефтепродукт"), Тайшете. В Улан-Удэ в роли гостеприимного хозяина выступил Тумэн Дармаев. Большое спасибо всем помогавшим нам. И, наконец, 9 апреля мы прибыли в Новосибирск. Четвертый этап кругосветного путешествия был завершен.
Достигнув Магадана на берегу Тихого океана (с видом на Аляску, откуда - из Анкориджа на берегу того же Тихого океана - мы начали в сентябре 1997г. свой путь), я успешно завершил первую в истории России кругосветку на автомобиле. Было пройдено 36 стран и 67000 км (а с учетом обратного пути из Магадана в Новосибирск - 74000 км). Но оставалась еще непройденной Австралия, которую я хотел бы объехать по периметру. А также, если удастся найти участников и спонсоров, желательно было бы проехать и через Юго-Восточную Азию. Но это будет не раньше лета 1999г.

Вокруг Австралии и через Юго-Восточную Азию

22 июня 1999 года мы (я, Андрей Филиппов и Александр Передерий - все из Новосибирска) рейсом Аэрофлота отправились из Москвы в Бангкок, откуда (после шестичасового пребывания в нем) должны были вылететь в Сидней. Так начинался пятый этап моей кругосветки - вокруг Австралии, - имевший основную цель проехать от самой восточной точки австралийского континента мыса Байрон до самой западной - Стиип Пойнта (Крутой Точки). Через три недели я планировал оказаться (вместе с новосибирцем Олегом Пономаревым) в Индонезии для того, чтобы пересечь остров Ява, а затем от самой южной точки Азии (мыса Пиай в Малайзии) двинуться на север и проехать через Юго-Восточную Азию (это уже будет шестой, добавочный, этап кругосветки).
В Бангкоке при регистрации на рейс до Сиднея австралийской компании "Квантас" неожиданно возникли проблемы. Служащим этой компании показалось, что у нас липовые визы, и они с лупой в руках принялись изучать наши паспорта и выспрашивать, с кем именно в посольстве Австралии в Москве мы разговаривали. В конце концов нас пропустили в самолет.
Прилетели в Сидней 24 июня рано утром. Нас встречал Владимир Кузьмин, мой знакомый, с которым в 1995 году мы летели из Сиднея в Москву. Пересылать мой "Вольво-240" из России в Австралию было немыслимо дорого, поэтому я отказался от такого варианта. Мы решили арендовать машину в самой Австралии. Хотели это сделать сразу в аэропорту Сиднея, но и здесь возникли проблемы - оказалось, что австралийские служащие (правда, это имеет место лишь в штате Новый Южный Уэльс) не признают наши международные водительские права без перевода их с французского (или русского) языка на английский. Пришлось еще несколько часов "убить" на то, чтобы заверить в российском посольстве перевод моих водительских прав на английский язык, причем это обошлось нам в 65 австралийских долларов (1$ AU=0,67$ US). В конце концов мы арендовали автомобиль "Тойота Кэмри" за 65 австралийских долларов в день. И вечером, проехав 150 км, прибыли в Ньюкасл, где находится основной дом Владимира Кузьмина. Володя разместил нас в "Русском доме" при православной церкви. Нас радушно встретили местные русские люди, эмигранты из СССР, и вечером состоялась небольшая вечеринка.
На следующий день нам показали город (Ньюкасл). Экскурсию провел Виталий, выходец из Белоруссии, который вместе со своими родителями эмигрировал оттуда с немцами, опасаясь советской власти. После Германии он попал в Австралию, где и живет поныне. Особое впечатление на нас произвело посещение англиканского храма. Виталий также помог нам с приобретением некоторых необходимых для дальнейшего путешествия вещей. А затем, проехав около 700 км, мы остановились на ночь возле города Кейп Байрон в одном из "караван-парков" - кемпингов, где можно переспать в автомобиле-трейлере или в своей палатке (по желанию). Мы приехали туда ночью (в 23 часа), служащего парка уже не было на месте, и мы переночевали бесплатно (я и Андрей - в спальниках на улице, а Александр - в машине).


Австралия.
Мыс Байрон

26 июня утром побывали на мысе Байрон - самой восточной точке Австралии. Там находится маяк. А затем, проехав около полутора тысяч километров, оказались в Таунсвилле - одном из главных городов штата Квинсленд (начинали же мы свой маршрут в штате Новый Южный Уэльс, граница между этими штатами проходит перед Брисбеном).
В Таунсвилле мы сначала (рано утром 27 июня) заехали домой к Диме и Инне Вал - эмигрантам из России с четырехлетним стажем (они родом из Москвы). А затем провели день на морской экскурсии по Большому Коралловому Рифу в Тихом океане - одной из самых больших достопримечательностей Австралии. Мы (в масках и ластах) ныряли в воду и плавали над кораллами, а также проплывали над ними на катере с частично стеклянным днищем. Какие красивые мы видели кораллы! Разной формы и разного цвета. Много диковинных рыб. Наблюдали за захлопывающимися раковинами (ловившими таким путем рыбок себе на обед). Правда, эта экскурсия обошлась нам по 126 американских долларов на человека. Кстати, раз речь зашла о деньгах, то стоит сообщить, что в Австралии бензин (Unleaded, то есть токонепроводящий) стоит от 0,6 до 0,7 австралийского доллара за литр (соответственно 40-49 американских центов).
Вечер провели вместе с Димой, Инной и еще одним эмигрантом из России Андреем. Переночевали в новом доме супругов Вал.
Но я пока еще не упомянул об особенностях дорожного движения в Австралии. Во-первых, оно там левостороннее. А во-вторых, на маршруте часто встречаются кенгуриные места, и, к сожалению, много этих животных гибнет на дорогах. Только за одни сутки движения от Кейп Байрона до Таунсвилля мы увидели на обочине хай-вэя около двадцати мертвых кенгуру. Зрелище было ужасным. А сколько еще раненных кенгуру уходит (после удара автомашиной) умирать в буш (последнее слово буквально означает кустарник, хотя в Австралии так называют и лес)!
28 июня доехали до Кэрнса. Накануне Дима Вал уверял нас, что на нашей "Тойоте Кэмри" мы никак не доедем до мыса Йорк (самой северной точки Австралии), а сделать это очень хотелось. Поэтому мы потратили полдня на то, чтобы арендовать на четверо суток джип "Буш-Кэмпер" на базе "Тойоты Лэнд Круизера" с тремя спальными местами, рукомойником, газовой плитой и прочими "наворотами" за 135 долларов/день. На ночь разместились в "караван-парке" "Лэйк-Плэсид" в "кэбин" (домике) за 49 долларов/ночь. В домике есть и телевизор, и электрическая печь, и вода (лишь туалет на улице).


Водная преграда


Кейп Йорк


Стиип Пойнт


Стиип Пойнт

А затем (29 июня) начался бросок на север - к самой северной точке Австралии мысу Йорк (Кейп Йорк). На это ушло три дня (хотя до него немногим более тысячи километров). Дело в том, что мои компаньоны захотели идти достаточно трудным маршрутом - по так называемому "телеграфному пути". Так что пришлось преодолевать вброд многочисленные реки и грязные лужи, а также проехать через полуразрушенный мост. Не всё прошло гладко. Трижды застревали на бродах, причем последний раз серьезно - нас вытащил лебедкой другой "Лэнд Круизер" (у нашего "Буш-Кэмпера" ее, к сожалению, не было). Это случилось на последней речке перед крупной рекой Джардин. Кстати, сразу замечу, что в Северном Квинсленде (а именно здесь находится Кейп Йорк) практически все ездят на "Лэнд Круизерах". Да и вообще, это самая популярная машина в Австралии.
От наиболее северного в Австралии поселка Бамага примерно за час мы доехали до лагеря вблизи мыса Йорк и затем пешком дошли до самой северной точки континента.
Таким образом, позади были и самая восточная, и самая северная точки Австралии. И теперь наш путь лежал на запад - к самой западной точке материка мысу Стиип Пойнт (Крутая Точка). Сначала мы вернулись в Кэрнс, а затем проехали по маршруту: Таунсвилль - Чартерс Тауэрс - Джулия Крик - Маунтин Иза - Три Вэйс (Три Пути), потом свернули немного на юг - до Теннант Крика, вернулись обратно - в Три Вэйс, и далее маршрут следования был такой: Катерина - Виктория Ривер - Холлс Крик - Брум - Нунутарра - Камарвон.
Во время этого пути окружающий нас пейзаж менялся через каждую тысячу километров - то леса, то степь, то пустыня (последняя - в центральной части Австралии). По-прежнему на дороге встречались многочисленные тела сбитых машинами кенгуру. Кстати, скажу заранее, однажды (а это уже будет в южной части континента, в штате Виктория) я чудом увернулся от выпрыгнувшего на дорогу кенгуру, чтобы не сбить его. А дело было так: ехал я по шоссе со скоростью 120 км/час (а медленнее мы не шли; в начале броска от Таунсвилля на запад неслись со скоростью 160-183 км/час - более 183 км/час машина не давала, - однако расход топлива при этом был огромный, в 2,5 раза выше, чем обычно - 20 литров на 100 км пути вместо "экономичных" 8 литров, - что требовало больших денег, поэтому позже мы решили ехать со скоростью 120 км/час, тем более, что в Австралии предел разрешенной скорости 110 км/час, за 111-119 км/час еще не штрафуют, за скорость немногим более 120 км/час штраф 200 долларов, а за большее превышение нормы могут отобрать водительское удостоверение; впрочем, на Северной Территории ограничения скорости вроде нет). Итак, я ехал со скоростью 120 км/час. И вдруг справа налево дорогу стал пересекать (прыгая) кенгуру. Я немного сбросил скорость и вижу, что прохожу мимо него, не задевая. Но тут справа на дорогу выскакивает второй кенгуру и, никак не реагируя на приближение нашей машины, начинает пересекать наш путь. Я резко выворачиваю руль влево и проношусь мимо него где-то в двадцати сантиметрах от его морды. Я опасался, что это животное вдруг быстро рванет вперед (прямиком под машину), но этого не случилось. У меня на сердце отлегло. Фактически я въехал в ворота из двух движущихся кенгуру.
В Камарвоне мы еще раз арендовали джип "Лэнд Круизер" и через Оверлэндер (здесь свернули направо) добрались до Стиип Пойнта, самой западной точки Австралии. На этом отрезке пути основным препятствием были пески. Здесь (так же, как и на самых северной и южной точках континента) - национальный парк, и за въезд в него надо платить, правда, сравнительно небольшую сумму (20 долларов; а вот за посещение мыса Йорк, находящегося в национальном парке "Инджину" (Injinoo), где расположена резервация аборигенов, и за паромную переправу через реку Джардин мы заплатили 80 долларов).
На то, чтобы из Камарвона добраться до Стиип Пойнта и обратно (а это 780 км) ушел весь день (хорошо еще, что половину пути ехали по асфальту). Заплатили за машину 125 (за день эксплуатации)+170 [(780-100)х0,25 за километраж]=295 долларов. Но игра стоила свеч. Тем самым мы выполнили главную задачу австралийской экспедиции - пересекли Австралию от самой восточной точки до самой западной (по оси восток-запад этот континент несколько длиннее, чем по оси север-юг).
Таким образом, я формально завершил свое кругосветное путешествие через крайние (из доступных на легковом автомобиле) точки Северной и Южной Америк, Африки, Европы, Азии и Австралии.
Но сама австралийская экспедиция еще не была полностью закончена. Теперь мы двинулись к самой южной точке континента - Саут Пойнту (Южной Точке) на Юго-Восточном мысе. Проехали через Гералдтон. Перед Пертом свернули налево, на восток. И далее наш маршрут был такой: Саутерн Кросс - Кулгардье - Норсемен - Эукла - Пучера - Порт Аугуста - Аделаида - Хоршам - Мельбурн - Варрагул. Затем мы съехали с хай-вэя и двинулись на юг до национального парка Вильсон. Заплатив взнос за въезд в последний, добрались до Кар-Парка, откуда далее (а до Южной Точки оставалось примерно 16,5 км) разрешают идти только пешком. Причем если первые 13,5 км маршрута предстояло пройти по грунтовой дороге, то последние 3 км - по горной тропе типа индонезийской или непальской. Но мы преодолели и эти сложности. И в 16.30 (а начали пешую часть маршрута в 11.30) были на самой южной точке Австралии. В отличие от трех предыдущих крайних точек этого континента, Саут Пойнт находится в глухом месте - ни на горной тропе, ни возле самой Южной Точки мы не встретили ни одного человека.
Вернулись к машине, совершив тридцатитрехкилометровый поход, в 19.30, когда уже стемнело. Здесь случилась небольшая неприятность. В темноте мы сразу не заметили, что на лобовом стекле машины под одним из "дворников" лежала записка от местных рейнджеров о том, что они не нашли на нашем автомобиле пермит, полученный нами при въезде в национальный парк, и поэтому мы должны показать эту квитанцию-разрешение в соседнем поселке. А к моменту обнаружения нами этой записки мы уже проехали довольно большое расстояние от места парковки, и я решил случившееся недоразумение (мы ведь не знали, что этот пермит нужно оставлять на лобовом стекле автомобиля, а не показывать при выезде из национального парка) уладить на границе парка Вильсон. Но там в 20 часов никого не оказалось. Поэтому я оставил и пермит, и записку прямо на окошке в будке на въезде в парк.
Попав на крайнюю южную точку Австралии, мы тем самым пересекли австралийский континент и с севера на юг (а не только с востока на запад). Это случилось 11 июля. До отъезда из Австралии (вылета из Сиднея) оставалось четыре дня (как и планировалось), и я хотел посетить своего приятеля Джона Моррелла, который нас курировал в мою первую поездку в Австралию в декабре 1994 года, когда мы с Владимиром Кузнецовым сплавились по реке Сноуи (Снежной). Кроме этого, я хотел осуществить восхождение на Косцюшко (Косзиоско, как зовут ее сами австралийцы) - самую высокую вершину Австралии (хотя, конечно, она и не слишком-то высокая, 2230 м).
К Джону в Бэридэйл прибыли вечером 12 июля. Джон встретил нас весьма гостеприимно. У него мы познакомились с Николаем Альмуковым, лыжным тренером молодежной сборной Австралии, который тут же пригласил нас к себе на ужин. Николай с семьей уже два года живет в Австралии, оба его сына учатся в местной школе (уже хорошо освоили английский язык), жена работает в небольшой гостинице, хозяин которой - русский, приехавший в Австралию из Китая. Николай, возможно, станет тренером и взрослой национальной сборной по лыжам.
13 июля я поднялся на Косцюшко. Это восхождение получилось неожиданно долгим и драматичным из-за непрекращавшейся весь день метели, видимости 20-30 метров, глубокого снега и отсутствия тропы (я сначала вообще толком не знал, куда нужно идти и в какой стороне находится вершина). Я явно недооценил ситуацию и заставил поволноваться и своих компаньонов по экспедиции, и Джона с Николаем.
14 июля утром мы попрощались с Джоном и Николаем (Ником, как все его здесь называют) и в 15 часов прибыли в Сидней, а в 18 часов были в доме Володи Кузьмина и его жены Веры. Вот таким образом и завершилась наша австралийская экспедиция.
Кольцо вокруг Австралии замкнулось. За двадцать дней мы проехали 17,5 тысяч километров, причем в один из дней (перед Камарвоном) установили свой рекорд - 2150 км в день (точнее, за 21 час передвижения с учетом всех остановок; а мой предыдущий рекорд, установленный в Перу и Чили, был 2050 км в сутки), хотя обычно мы проходили по 1000-1100 км в день. Во время экспедиции мы посетили самые крайние точки континента: восточную, северную, западную и южную.
И самое главное. Я в полном объеме завершил свое кругосветное путешествие на машине по всем континентам через наиболее удаленные точки: от самой северной окраины Северной Америки (куда можно добраться на машине) до аналогичной южной точки Южной Америки; от самой южной точки Африки до самой северной; от самой западной точки Евразии до самой восточной, куда можно доехать на легковом автомобиле, и, наконец, от самой восточной окраины Австралии до самой западной. Впрочем, заодно мы пересекли австралийский континент и с севера на юг.
Путешествие по Австралии получилось удачным и максимально насыщенным. Удалось сделать все задуманное. И, кроме этого, посмотрели природу разных штатов Австралии. Много раз видели кенгуру (не только мертвых), кроликов, разных попугаев, орлов и прочую живность. А поздно вечером на юге Австралии (в национальном парке Вильсон) нам дорогу дважды пересекали сумчатые медведи коала. Одного из них даже удалось заснять на видеопленку. Но ситуация с многочисленными сбитыми автотранспортом кенгуру сильно огорчает. Видимо, нужно делать более высокими заборы вдоль магистрали (где они есть), а где нет - эти заборы поставить.
Народ Австралии очень дружелюбен, и многие ее жители готовы в случае необходимости бескорыстно вам помочь. В этом мы убедились сами.
Погода менялась в зависимости от места нашего пребывания. Тепло и сравнительно сухо на севере, холодно и мокро на юге.
Теперь немного о стоимости бензина. Она варьировалась от 0,7 австралийского доллара (0,5 американского) в Сиднее и в районе Мельбурна до 1,05 на Северной Территории и в Западной Австралии.
15 июля вместе с Володей Кузьминым доехали до аэропорта, сдали машину. И в 15.30 вылетели из Сиднея в Бангкок.
В моих автомобильных планах появилась еще одна цель - пересечь Евразию с юга на север. Поэтому мы летели в Бангкок, где ко мне должен был присоединиться Олег Пономарев, и с ним вдвоем мы собирались перелететь в Индонезию (а Андрей Филиппов и Александр Передерий после недельного отдыха в Таиланде вернутся в Новосибирск). Нам с Олегом предстояло проехать через индонезийский остров Ява и от самой южной точки Азии мыса Пиай (в Малайзии) начать пробег по азиатской части света на север через Малайзию, Таиланд и Мьянму (бывшую Бирму) до ее границы с Китаем. И если хватит времени и денег, то затем пересечем Бангладеш и Индию. А в мае-августе 2000 года я продолжу свое путешествие на машине, на этот раз через Китай, Среднюю Азию, Россию, Финляндию и Норвегию до самой северной точки Евразии, куда можно доехать на легковой автомашине - мыса Нордкап в Норвегии. И тогда я окончательно закрою для себя автомобильную кругосветку, напишу книгу о ней и займусь другими видами путешествий - в частности, парусным (на яхте). А пока... А пока летим в Таиланд.
В Бангкоке приземлились в 21 час. Подождав около часа, встретили Олега Пономарева, который прилетел рейсом Аэрофлота из Москвы.
16 июля мы с Олегом прибыли в Джакарту на самолете авиакомпании "Сингапур Аирлайнс", сделав промежуточную посадку в Сингапуре.


Индонезия.
Остров Ява

В период с 17 по 20 июля, арендовав у частника машину "Тойота Крессида", пересекли индонезийский остров Ява (Джава) по маршруту: Пачитан - Ватес (на берегу Индийского океана) - Йоджиакарта - Кебумен - Пурвокерто - Тасикмалайя - Бандунг - Чипанас - Джакарта (на берегу моря Джава). Проехали примерно 700 км. Пересекли все четыре провинции острова Ява: Восточную Яву, Йоджиакарту, Центральную и Западную Яву.
Бензин в Индонезии весьма дешевый. Его стоимость была 1000 рупий за литр, то есть около 15 американских центов (во время нашего визита 6580 рупий равнялись одному доллару).
21 июля рейсом индонезийской компании "Мерпати" вылетели из Джакарты в столицу Малайзии Куала-Лумпур. Поразил международный аэропорт Куала-Лумпура. Более грандиозного, красивого и удобного для пассажиров аэровокзала мне не приходилось ранее видеть.
Арендовав в фирме ФАЛ примерно за 50 долларов в день автомобиль "Тойота Королла" (с объемом двигателя 1,6 литров, у "Тойоты Кэмри" было 2,2 л, а у "Тойоты Крессиды" - 1,5), мы в 14 часов 22 июля были на самой южной точке Азии - мысе Пиай. Отсюда, собственно, и началось наше транс-юго-восточно-азиатское путешествие.
В отличие от Индонезии (где временами мы ехали по очень плохим дорогам), в Малайзии дороги хорошие, а экспресс-вэй, проходящий через всю страну (от Сингапура до Таиланда), не уступает ни европейским, ни американским хай-вэям и спид-вэям. Средняя скорость передвижения по нему у нас была около 100 км/час (кстати, ограничение скорости в Малайзии 110 км/час, в то время как в Индонезии - 80, и лишь на хай-вэе возле Джакарты - 100 км/час).

Малайзия. Мыс Пиай
Итак, от мыса Пиай мы тронулись на северо-северо-запад и, миновав Кукуп, достигли Понтиан Кечила. Здесь мы свернули на восток, в сторону Джохор Бахру, и через сорок километров доехали до границы с Сингапуром (эта граница проходит через мост, соединяющий континентальную Азию и остров Сингапур). Затем мы развернулись, и далее наш путь лежал по экспресс-вэю на северо-запад через всю Малайзию до границы с Таиландом по маршруту: Джохор Бахру - Симпанг Ренггам - Йонг Пенг - Серембон - Куала-Лумпур - Тапах - Куала Кангсар - Тайпинг - Алор Сетар - Кайю Хитам. Последний находится уже на границе Малайзии и Таиланда.
Ночевали (с 22 на 23 июля) в мотеле (район Мелаки) недалеко от экспресс-вэя. Ночью с разных сторон до нас доносились крики каких-то животных и птиц.
Что же касается бензина, то в Малайзии он намного дороже, чем в Индонезии. Стоимость малайзийского бензина 1,06 ринггита за литр, то есть 0,28 доллара (при курсе 1 доллар=3,76 ринггита). Есть и еще одно финансовое обстоятельство: экспресс-вэй в Малайзии - платный (примерно 3 доллара за каждые 100 км).
В Куала-Лумпуре пообщался с корреспондентом РИА "Новости" Константином Слюсаренко.
Впечатление о Малайзии - очень сильное. Дороги - отличные. Уровень развития страны - где-то на подходах к европейско-американскому. По крайней мере, сложилось впечатление, что он выше, чем в России. Малайский язык имеет латинский алфавит (в отличие от тайского языка), и многие слова понятны. Малайзия - в целом мусульманская страна, но умеренная в этом отношении.
24 июля вечером въехали в Таиланд. В находящемся недалеко от границы городе Хат Яй арендовали машину "Мицубиси Лансер" и 25 июля тронулись в путь, предварительно вернувшись к границе Малайзии и Таиланда. Машину арендовали на три дня до северной границы Таиланда с Мьянмой (бывшей Бирмой) возле города Чанг Рай за 11000 батов (около 300 долларов; в это время 1 доллар равнялся 37 таиландским батам).
Общая нитка маршрута по Таиланду была следующей: Садао - Хат Яй - Пхаттхалунг - Сурат Тхани - Чумпхон - Прачуап Кхири Хан - Бангкок - Кампхаенг Пхет - Так - Лампанг - Пхаяо - Чанг Рай - Мае Сай (последний - на границе с Мьянмой).
В отличие от Малайзии, в Таиланде свой (не латинский) алфавит, поэтому многие надписи не понимаешь. Таиланд - в основном, буддистская страна, но в нем живут и мусульмане (хотя девочек, зашоренных в платки, здесь несравнимо меньше, чем в Малайзии). Кроме всего прочего, Таиланд особо известен своими женщинами, в частности, как они делают так называемый тайский массаж.
Проехали по Таиланду 2020 км. Цена бензина была 12,5 бата=0,34 доллара за литр. В придорожных отелях платишь по 5 долларов за комнату на двоих.
Дороги в Таиланде, в целом, неплохие (особенно в Бангкоке), но явно хуже, чем экспресс-вэй в Малайзии. Да и уровень жизни в Таиланде ниже, чем у южного соседа (думаю, он примерно такой же, как в России, или еще ниже).
27 июля мы пересекли границу Таиланда и Мьянмы.

Мьянма
Предыстория этого пересечения такова. Еще в посольстве Мьянмы в Москве нам сказали (а потом это подтвердили и в представительстве "Мьянмар Аирлайнс" в Бангкоке), что попасть в эту страну наземным путем невозможно, возможен только воздушный путь - самолетом в Рангун (вернее, Янгун), столицу Мьянмы. Лишь центральная и частично южная части этой страны открыты для посещения туристов, а все приграничные районы (с Таиландом, Бангладеш и Индией) закрыты. По официальной версии, это вызвано очень плохими дорогами в приграничных районах (оползни и прочее) и активностью бандитов. Возможно, все это - правда. Но наверняка основная причина запрета - желание гарантированно контролировать перемещение иностранных гостей. Итак, мы должны были попасть в Мьянму только самолетом, но очень уж хотелось проникнуть в нее по дороге. Поэтому мы решили все-таки рискнуть "сунуться" в эту страну через пропускной пункт Мае Сай (Таиланд)/Тачилек (Мьянма). Правда, каждый из нас при этом потерял одну из трех своих таиландских виз, но попытка удалась. Хотя в центральную часть страны (в частности, в Мандалай) нас не пустили, но позволили проехать на машине до границы Мьянмы и Китая в Монг Ла. А это было самым главным. Ведь именно достижение китайской границы было основной целью шестого этапа кругосветки.
Я очень обрадовался такому обстоятельству. Нам выписали пермит на посещение этого, самого восточного, района Мьянмы, а именно восточной части штата Шан. За пермит мы заплатили по 18 долларов каждый. Еще необходимо было обязательно поменять 240 долларов на местные деньги "чатс" (kyats) (кстати, их курс был такой: 1 доллар=290 чатс). Впрочем, оказалось, что сначала нужно обменять 240 американских долларов на 240 так называемых мьянмских долларов (это - аналог советских валютных чеков), которые нигде (кроме некоторых гостиниц) не берут. А уже эти мьянмские доллары нужно было менять на чатс или таиландские баты, или китайские юани. Как оказалось, вблизи таиландской границы в ходу, в основном, баты, а возле китайской - юани. В частности, за въезд в особую зону возле городка Монг Ма нужно было заплатить 90 юаней (80 - за машину, и по 5 - за каждого человека), и только юанями.
В Тачилеке, в пятидесяти метрах от границы Таиланда и Мьянмы, мы за 200 долларов арендовали "Тойоту Короллу" и тронулись в путь. Нам предстояло проехать по маршруту: Тачилек - Талай - Монг Пьяк - Янгха - Кьянг Тонг (или, как говорят местные жители, Чайн Тон) - Монг Ма - Монг Ла (последний пункт - перед китайской границей; а по ту сторону границы находится городок Талоу, откуда можно доехать до китайского города Джинг Гонг, расположенного за рекой Мае Кхонг (на российских картах эта река обозначена как Меконг)).
Заправились бензином (а он стоил сначала 7 таиландских батов за литр, то есть около 0,2 доллара; в Кьянг Тонге - 8 чатс=0,27 доллара, а в деревнях - еще дороже) и тронулись в путь. Но чтобы преодолеть первые 165 км (до Кьянг Тонга), нам потребовалось... 12 часов. Дело в том, что так называемая дорога оказалась даже по российским меркам бездорожьем (по крайней мере, треть ее пути). Глубокие канавы и мокрая глина сделали свое дело. Мы дважды основательно застревали. И далеко не мы одни. Грузовики по радиатор увязали в таких колеях. Короче, само по себе перемещение с любой скоростью уже становилось событием. Проезжающий люд, естественно, группировался в колонны, чтобы совместно вытаскивать застрявшие машины.
В конце концов поздно вечером мы добрались до Кьянг Тонга. А утром 28 июля выехали в сторону Монг Ла (дорога была уже хорошей) и в 14 часов достигли китайской границы. Тут произошло приятное событие. Хотя в Монг Ла к нам прикомандировали двух местных представителей госбезопасности, но зато позволили пересечь китайскую границу перед городком Талоу без китайской визы (правда, проникнув лишь на сто метров в глубь Китая). Здесь же находилась большая толпа китайских туристов, приехавших на легковых машинах. Оказалось, что этим туристам также позволяется пересечь границу и углубиться в Мьянму, чтобы посетить великолепную буддистскую пагоду Двенахгра перед Монг Ла и сам городок Монг Ла (в котором живут, в основном, китайцы, и большинство вывесок и плакатов здесь - на китайском языке). Мы также побывали в этой пагоде. Кстати, еще один красивый буддистский храм есть в Кьянг Тонге.
Люди в Мьянме неплохие, девушки - красивые. Но вот что опечалило, так это многочисленные полицейские чек-посты, где нужно отмечаться. Твое продвижение по стране фиксируется в твоем пермите. Так что поехать туда, куда тебе хочется, без согласования с полицией нельзя. Даже в гостинице в Кьянг Тонге, если уходишь из нее, администратор интересуется, куда именно ты идешь. Скопировать какой-либо документ (например, свой же пермит) без разрешения полиции нельзя.
По Мьянме мы проехали 520 км.
Итак, основная задача шестого этапа кругосветки выполнена - проехав 5000 км по дорогам Индонезии, Малайзии, Таиланда и Мьянмы, мы достигли китайской границы и даже оказались в Китае.
Но это был выполнен, так сказать, план-минимум. А в основной план еще входило пересечение Бангладеш и части Индии. Так что предстояло постараться осуществить и его, хотя деньги кончались (оставалось всего 800 долларов).
Еще несколько фраз о пройденных странах. Если жители Малайзии используют латинский алфавит и арабские (нам привычные) цифры, то в Таиланде уже используется местный алфавит, но цифры - арабские. А в Мьянме (так же, как, например, в Непале) и буквы, и цифры - свои, нам непонятные. Поэтому по номеру машины сразу можно определить, из какой именно страны (из этих трех) она.
Если Малайзия - мусульманская страна, то Таиланд и Мьянма - буддистские. В двух последних странах женщины раскованы и обладают тем же статусом в обществе, что и мужчины. Интересно и то, что в Мьянме половина мужчин ходит в юбках (такого ни в Малайзии, ни в Таиланде нет).
На северо-востоке Мьянмы местность горная, с достаточно буйными реками. Мы сравнительно долго (на участке между селениями Талай и Янгха) ехали вдоль реки Намхо. Она где-то четвертой категории сложности. А места здесь - очень красивые.
Попав затем в республику Бангладеш, мы 3 августа оказались возле границы Бангладеш и Мьянмы в районе городка Укия, откуда на арендованной у частника "Тойоте Эксив" начали автопробег по Бангладеш.
В Укии можно было оказаться и днем раньше, но мы вынуждены были потерять 1,5 дня в Читтагонге из-за 30-часовой всеобщей по Бангладеш забастовки, организованной четырьмя оппозиционными (в том числе, мусульманскими) партиями, протестовавшими против намерения правительства разрешить транзит через страну из Западной Бенгалии в восточную часть Индии (и наоборот) индийских товаров. Это, с моей точки зрения, правильное решение правительства, укрепляющее непростые (из-за религиозных различий) отношения между двумя странами, оппозиционеры оценивали как вредное для экономических интересов и безопасности Бангладеш. Но если бы всё ограничилось мирными демонстрациями, то это было бы полбеды. А дело сложилось так, что уже во время предварявших эту забастовку демонстраций было взорвано несколько бомб. При этом были ранены люди. Демонстранты повредили многие транспортные средства. А сторонники правительства, в свою очередь, кидали бомбы в ряды забастовщиков. И хотя демонстрация в Читтагонге прошла, как сначала показалось, сравнительно мирно (мы в этот момент были на улице, и мимо нас прошло около ста скандировавших разные лозунги человек), в других городах имели место более серьезные инциденты. Однако на следующий день газеты сообщили, что в Читтагонге ранено более двадцати человек (это, видимо, произошло уже после нашей встречи с демонстрантами). А когда мы подъезжали к Читтагонгу повторно, со стороны Мьянмы, то вынуждены были сделать большой объезд одного участка дороги - там был убит человек, и происходили какие-то беспорядки.
Итак, начав путь возле границы Бангладеш и Мьянмы, мы пересекли Бангладеш по маршруту: Укия - Коат Базар - Морича - Эйдгаон - Чокориа - Амирабад - Читтагонг - Чандаур - Дакка - Савар - Дхамраи - Аричагат - Даулатдиагат - Фаридпур - Магура - Дженайдах - Джессоре - Бенаполе (на границе с Индией). Проехали по стране около 750 км. На участке Аричагат-Даулатдиагат переплыли на пароме основную протоку Ганга. Ее ширина - несколько километров (плыли около часа). Провоз машины на пароме стоит 300 бангладешских така (1 доллар=47 така), то есть 6,4 доллара (кстати, забегая вперед, скажу, что 1 индийская рупия=1,1 така). Много суденышек снует между обоими берегами основной протоки Ганга. Много рыбацких шхун и лодок.
Вообще, впечатление о Бангладеш сложилось таким: чуть ли не половина территории страны покрыта водой. Здесь и многочисленные протоки Ганга, и озера, и пруды, и рисовые поля. Так что, как пелось в популярной ранее песне: "Вода, вода... Кругом вода".
Бангладеш нам понравился больше, чем Индия. Намного меньше формальностей при въезде в страну, нет неприятных (как в Индии) допросов (куда, мол, едешь, в каком именно отеле будешь ночевать, кем и где работаешь и т.д.). И нет ограничения на перемещение по стране.
Бензин, правда, в Бангладеш дороговатый - 21-23 така=0,45-0,5 доллара за литр. Гостиницы дорогие, но с хорошим сервисом.
В Бенаполе мы пересекли бангладешско-индийскую границу и попали в индийское селение Петраполе. И далее продолжили маршрут по Индии. Проехали через Бангаон, Хабру, Барасат, Ранагхат, Бахрампур, Джангипур, Райгандж, Силигури, Какарбхитту, Калимпонг, Рангпо, Гангток, Пходонг и вернулись в Калькутту.
Кстати, именно здесь, в штате Западная Бенгалия, двумя днями раньше нашего появления в Индии произошла самая крупная в истории страны железнодорожная катастрофа. Два встречных поезда столкнулись, и погибло около тысячи человек.
Влажность в Калькутте - стопроцентная. И это при высокой (более 300С) температуре.
Перелетев затем в Таиланд, в курортном городке Паттайя посетили крокодиловую ферму и парк с окаменевшими деревьями возрастом миллион лет. Сфотографировался вместе с живыми крокодилом, тигром, азиатским медведем и тигренком. Осмотрели действующий буддистский монастырь с храмом Чаймонгкол (весьма впечатляющее сооружение). Паттайя известна также своими девушками - делающими тайский массаж и просто проститутками (к слову, у большинства из этих девушек - прекрасные фигуры).
И, наконец, 13 августа мы оказались в Москве. При приземлении в Шереметьево-2 вспомнились слова Нансена: "Прелесть всякого путешествия в возвращении".
Итак, шестой (южноазиатский) этап моей кругосветки завершен. Мы проехали почти семь тысяч километров по Индонезии, Малайзии (от самой южной точки Азии мыса Пиай), Таиланду, Мьянме, Бангладеш и Индии. В апреле-мае 2000г. планируется пересечь Китай и Среднюю Азию, а в августе 2000г., достигнув мыса Нордкап в Норвегии (самой северной точки Евразии, куда можно доехать на легковой машине) и посетив еще пару стран Северной Европы, я собираюсь окончательно завершить свое кругосветное путешествие на автомобиле.


Завершение двойной кругосветки ("крещения" всех континентов)

Тибет

Продолжив путешествие в сентябре 1999г., я проехал на машине через Непал от границы с Индией до границы с Китаем (Тибетом) по маршруту: Какарбхитта - Баратнагар - Джанакпур - Симра - Амлекхгандж - Хитаура - Наубизе - Катманду - Бхадгаон - Далалгхат - Ламосангу - Барабизе - Тенгтали - Татопани - Кодари.
В июне 2000г. завершился седьмой этап кругосветки, проходивший через Китай, Казахстан, Киргизию, Узбекистан и Таджикистан. Китай я пересек по маршруту: Кхаса - Ниалам - Тингри - Нью-Тингри (Шегар) - Лхатзе - Нгамринг - Сангсанг - Рага - Гьягья - Джабдюн - Шуо - Парьянг - Барга (Бага) - Менцер (Алитанка) - Гаръярса (Гарток) - Шицюаньхэ - Джагганг - Рутог (Житу) - Вюджанг (Шаньхэ) - Телунтань - Тяньшуйхай - Дахунлютань - Кангшивар - Шахиндулла - поворот на Мазар - Куди - Кокъяр - Еченг (Каргалык) - Яркенд (Шачэ) - Кашгар (Каши) - Аксу - Бай (Байчэн) - Куча - Чедир - Корла - Карашар - Урумчи - Усу - Утай - Саньтай - Хоргос, а в Казахстане и Средней Азии маршрут следования был такой: (Казахстан) Хоргос - Коктал - Чунджа - Чилик - Алма-Ата - Каскелен - Узунагач - Георгиевка - (Киргизия) Кант - Бишкек - Кара-Балта - Мёрке - (Казахстан) Тараз (Джамбул) - Чимкент - Каратас - Черняевка - (Узбекистан) Черняевка - Ташкент - Карасу - Тойгепа - Бука - Кокарал - (Таджикистан) Бустон - Такели - Сульх (Худжент, Ленинабад) - Нов - (Узбекистан) Бекабад - Зафар - Кокарал - Тойгепа - Ташкент - Черняевка - (Казахстан) Черняевка - Каратас - Чимкент - Тараз - (Киргизия) Мёрке - Кара-Балта - Бишкек - Кант - (Казахстан) Георгиевка - Узунагач - Алма-Ата - Капчагай - Талды-Курган - Сарканд - Таскескен - Семипалатинск - Бельагаш. И далее по России: Локоть - Рубцовск - Барнаул - Новосибирск.
В Китае по мере следования с юга на север последовательно встретились: высокие горы (Гималаи, Каракорум) со снежными перевалами (несколько перевалов около 5 км высотой - Лалунг Ла, Лхакпа Ла, Джерко Ла, Ланак Ла, Сераз и другие), затем - пустыня Такла-Макан (после Каргалыка), полупустынный степной участок и средние (по высоте) горы (отроги Тянь-Шаня). В Казахстане и Средней Азии маршрут пролегал либо по равнине, либо через невысокие горы.
Значения максимальной разрешенной скорости в вышеуказанных странах несколько отличались - например, в Китае она была 110 км/час на трассе и обычно 50 км/час в населенных пунктах, а в Узбекистане соответственно 90 и 70 км/час.
Цена одного литра 93-го (либо 92-го) бензина по мере движения изменялась так: в Китае - 0,33-0,35 доллара (2,87-3 юаня), в Казахстане - 0,26 (140 тенге), в Киргизии - 0,33 (16 киргизских сомов), в Узбекистане - 0,17 (110 узбекских сомов), в Таджикистане - 0,24 доллара (450 таджикских рублей). При этом курс национальной валюты в этих странах был следующий: 1 доллар=8,65 юаней=140 тенге=48 сомов (киргизских)=665 сомов (узбекских)=1850 рублей (таджикских).

Китайско-Казахстанская граница
Если о Китае и его жителях в целом сложилось хорошее впечатление (горные виды потрясающе красивы; дороги улучшаются; города становятся еще краше; особенно понравился город Урумчи - столица Синьцзянь-Уйгурского автономного района; правда, ради справедливости, нужно отметить, что неоднократные на маршруте проверки вещей, в частности, на предмет наличия антикитайской литературы, не поднимали настроение; кстати, на пути встретилось много военных колонн - везли в Тибет бензин и прочее), то Средняя Азия поразила масштабом рэкета со стороны представителей государственных силовых и подобных структур (милиции, таможенной и пограничной служб). Началось с того, что на границе Китая и Казахстана казахстанские пограничники стали требовать от меня казахстанскую визу (хотя для граждан России в Казахстан безвизовый въезд, как, впрочем, и наоборот) либо 20 долларов. Киргизские милиционеры в Бишкеке при "проверке" моих денег украли у меня 10 долларов, а узбекские "стражи порядка" в Черняевке - 300 российских рублей. Дальше было еще хуже. Другие узбекские милиционеры говорили прямо: "Либо мы у тебя найдем наркотики (оружие и пр.), либо заплати нам 100 (150, 200) рублей". Таджикские таможенники заявили, что я не могу перевозить через границу фотоаппарат с заряженной пленкой. Узбекский спецназ предположил, что я связан с таджикскими (а, может быть, даже и афганскими) душманами. И т.д., и т.п. Лишь после получения от меня какой-либо суммы денег (российских рублей) все обвинения тут же снимались, и меня пропускали дальше. Короче, задерживали меня подобным образом 11 раз (из них 7 раз в Узбекистане), и я потерял на этом почти 1,5 тысячи рублей. Я бывал в семидесяти странах мира, но подобного безобразия (особенно в Узбекистане) не встречал нигде. К тому же оказалось, что и в Таджикистане свободно путешествовать нельзя. Как мне объяснили сотрудники таджикской милиции (после того, как тщательно осмотрели все мои вещи), в Таджикистан российскому гражданину можно въехать либо по приглашению, либо с весомым сопроводительным документом (например, маршрутной книжкой). Так что свободно путешествовать по Узбекистану и Таджикистану я никому не рекомендую.
Затем (в июле) я проехал по России (с радиальным заездом на Украину и в Молдавию) и частично Белоруссии (через Лиозно, Витебск и Езерище) до Никеля (Мурманская область).
И, наконец, в августе 2000г. был проведен заключительный марш-бросок - до самой северной точки неостровной Европы мыса Нордкин (Норвегия) и самой северной точки Евразии, куда можно доехать на легковом автомобиле, мыса Нордкап (на острове Магерейа, также Норвегия). После этого через Финляндию я вернулся в Россию. Общий маршрут следования был такой: Никель - Борисоглебск - Киркенес (Норвегия) - Нейден - Бугайфьорд - Грасбаккен - Варангерботн - Тамабрю - Рустефйелбма - Ифьорд - Хопсейдет - Мехамн - мыс Нордкин (до него от Мехамна доплыл на моторной лодке, так как до самой северной точки мыса дорога не доходит около двадцати километров) - Мехамн - Лаксельв - Индре Биллефьорд - Олдфьорд - Кафьорд - тоннель на остров Магерейа - Хоннингсвог - Скарсвог - мыс Нордкап - Лаксейв - Карасйок - Каригасниеми (Финляндия) - Кааманен - Инари - Ивало - Рая Йоосеппи - Лотта (Россия).
Бензин в Норвегии и Финляндии очень дорогой - по 1,1 доллара за литр (в Норвегии - 9,89 кроны/литр при курсе 1 доллар=8,7 кроны; в Финляндии - 7,39 марки/литр при курсе 1 доллар=6,4 марки), а ввезти из России позволяют лишь 10 литров бензина сверх умещающихся в топливном баке машины.
Ограничение скорости на дорогах Северной Норвегии и Лапландии (северной части Финляндии) обычно 80 км/час, иногда - 60 (в поселках - 50).
Природа Северной Норвегии весьма строга (и при этом потрясающе красива), а в Финляндии (провинции Лапландия) - более мягкая и разнообразная (как у нас в Карелии). В обеих странах часто дорогу перебегают олени.

Норвегия.
Мыс Нордкап
На мысе Нордкап с утра до полуночи работает большой туристский центр.
После достижения этого мыса у меня укрепилось желание (появившееся еще в Австралии) завершить на автомобиле (опять же первым в мире) "крещение" (если позволительно так выразиться) всех континентов (разумеется, кроме Антарктиды, по которой проехать на обычной машине нельзя), то есть соединить попарно ниткой своего маршрута доступные для легкового автомобиля самые северную и южную, а также западную и восточную, точки континентов. На практике это означало завершить двойное кругосветное путешествие.
Следующий этап кругосветки был проведен в ноябре-декабре 2000г. Мы (вместе с Виталием Мельничуком) пересекли Алжир, Мали, Гвинею и Сенегал от границы Туниса и Алжира до Конакри и Дакара, преодолев при этом 10000 км (из них 1200 км - по пустыне Сахара в Алжире и Мали). Маршрут следования был следующий: (Алжир) Соук Ахрас - Гуэлма - Константине - Сетиф - Алжир - Релизане - Сайда - Айн Сефра - Бешар - Абадла - Адрар - Реггане - Бордж Мухтар - (Мали) Тесалит - Анефис - Гао - Мопти - Сегу - Бамако - Кайес - Бамако - Дуэллесебугу - Кангаре - Тага - (Гвинея) Няни - Мандиана - Канкан - Маму - Киндиа - Конакри - (Сенегал) Сеудебу - Тамбакунда - Каолак - Дакар.
Литр бензина стоил: в Алжире - от 17,5 динара=0,22 доллара (в столице) до 30 динаров=0.4 доллара (в Реггане); в Мали - 440(обычный)-530("Супер") франков СФА=0,6-0,7 дол.; в Гвинее - 1600 гвинейских франков=0,8 дол.; в Сенегале - 490 франков СФА=0,65 доллара.
Во время нашей поездки 80 алжирских динаров приравнивались одному американскому доллару.
В Алжире знаки объезда препятствия (которые в России красного цвета) - синие (а в Ливии и Тунисе они - черные).
Алжир - сельскохозяйственная страна, много обрабатываемых полей. В то же время на востоке страны встречаются сравнительно высокие горы. В городе Алжир на горе - высокий монумент независимости Алжира от французов и Национальный музей, в котором большинство экспонатов посвящено именно борьбе за независимость. Музей - достаточно большой.
После столицы опять встретились горы, довольно высокие.
Очень много полицейских и военных постов, проверяют багаж. То есть мусульманская оппозиция не дремлет, и ее выступления против правительства продолжаются и в настоящее время (кстати, через месяц после нашего посещения Алжира там были убиты четыре российских гражданина). Простые люди боятся ездить по ночам. Сначала мы тоже ехали только днем.

Алжир. Сахара
Далее опять - поля, поля… После Бешара началась полупустыня, а затем - пустыня. Барханы причудливой формы. Асфальтовую дорогу иногда заносит песком.
Адрар - город красного цвета, все здания - из красных камней и красной глины.
После Реггане начинается настоящая (классическая) Сахара. От Реггане до Бордж Мухтара - 600 км песчаной каменистой пустыни (каменистое плато покрыто слоем песка, лишь местами глубоким, а в основном - умеренным), и идти большей частью можно с высокой скоростью (вплоть до 100 км/час, а иногда даже быстрее). А вот в Мали Сахара (кстати, раскинувшаяся в этой стране также на протяжении почти 600 км) уже не такая суровая, встречаются отдельные кусты, а после Тесалита - даже несколько оазисов, здесь бродят верблюды, ослы и козы.
Если в алжирской Сахаре собственно дороги нет (хотя от Реггане на юг строят асфальтовую дорогу), а есть широкая полоса, на которой видны многочисленные параллельные колеи (лишь иногда сходящиеся), то есть дорога условная (хотя правильное направление указывается маркировочными знаками и брошенными автопокрышками), то в Мали уже - одна четкая колея. Если между Реггане и Бордж Мухтаром встречается только один дом (где все проезжающие ночуют), то в Мали - несколько деревень.
Так как мы ехали в конце ноября, то в Алжире днем было тепло, а ночью - достаточно прохладно ("на улице" мне даже в свитере было холодно). Но в Мали по ночам стало теплее.
На границе Алжира и Мали местные валютчики меняют один алжирский динар на 7,5 франков СФА ("сифа"). Эти франки СФА используются как единая валюта в ряде стран бывшей Французской Африки (Мали, Сенегале, Камеруне и т.д.). А в Гао за один доллар дают 500 "сифа", хотя в Бамако (столице Мали) этот курс вырастает уже до 750.
Все пограничные формальности "проходятся": в Алжире - в Бордж Мухтаре, а в Мали - в Тесалите.
Хотя в Алжире встретилось много военных и полицейских постов, эта страна нам понравилась. Хорошие люди, гостеприимные. Арабы открыто помогают друг другу, угощают друг друга (и гостей) всем тем, что у них есть. Это их обычная норма поведения.
В малийской Сахаре (на первой половине пути до Гао), несмотря на отдельные приличные участки, в целом дорога не очень хорошая - часто встречается глубокий песок.
Много останков брошенных машин (естественно, с них сняли всё, что только можно увезти). Это напомнило мне "зимник" на востоке России между Чернышевском и Тахтамыгдой, где мы также встретили скелеты брошенных машин.
Сахара отделяет арабский мир от негритянского. Начиная с Мали, пошла "черная" Африка.
В Гао - неплохой отель. Сразу же за этим городом - переправа на пароме через великую африканскую реку Нигер. После Гао идет хорошая асфальтовая дорога, и начинается саванна. Дорога, в целом, идет параллельно реке Нигер, но мы ехали в противоположном течению реки направлении. Много ослов возле дороги, некоторых даже сбивают машины.
Встретились (с обеих сторон дороги) возвышающиеся над плоской равниной "дома" - скалистые возвышенности, имеющие форму крепостей, постаментов или столбов. Это всё - горы Хомбори. Самая высокая гора здесь имеет высоту 1080 м над уровнем моря.
Бамако (а местный люд его называет Бамаку) - 2-3-этажный город, в нем лишь несколько высоких зданий (один из них - банк). Река Нигер разделяет город на две половины. Прямо в Бамако рыбаки ловят в Нигере рыбу. В городе много рынков, кругом - суета. Народ достаточно дружественен.
Чем дальше едешь от Бамако в сторону Кайеса, дорога становится хуже (размыта водой в сезон дождей), но за Кайесом она опять хорошая.
После Мали мы поехали в Гвинею.
Здесь 1 доллар приравнивался двум тысячам гвинейских франков.
Дорога в Мали вблизи гвинейской границы и в Гвинее от границы с Мали до Канкана - грунтовая, не очень хорошая. На территории Мали проехали мимо большого водохранилища, образованного плотиной, перегородившей реку. Народ вдоль дороги жег высокую траву.
Мандиана - первое большое село в Гвинее. Город Канкан - 1-2-этажный, зато в нем есть университет. Через Канкан протекает река Мило - крупный правый приток Нигера, причем вода течет от Канкана в сторону Бамако и далее - в Гао.
Столица страны Конакри расположена на атлантическом побережье. Это уже достаточно большой город.
Если в Мали одним из немногих недостатков местных порядков было малое количество уличных кафе (это целая проблема - выпить в Бамако стакан, скажем, чая "Липтон" или кофе; здесь популярен перекипяченый чай - по-нашему, "чифир" - в маленьких, размером с большой наперсток, стаканчиках, его пьют только для удовольствия), то в Гвинее и кофе, и чай продают на каждом углу.
Особого отличия (такого, какое было при нашем попадании из арабского Алжира в негритянскую страну Мали) между образом жизни жителей Мали и Гвинеи мы не заметили. При этом важно отметить, что и Мали, и Гвинея - мусульманские страны, в определенные часы все дружно начинают молиться, слышится знакомое: "Аллах акбар".
Важная мелочь: при попадании из Мали в Гвинею и Сенегал требуется сертификат о прививке от желтой лихорадки. Без него через границу, конечно, в конце концов пропустят, но придется раскошелиться.
И чисто гвинейская особенность. Проехав треть страны (до Канкана), мы не смогли заиметь в своих паспортах штамп о въезде в Гвинею - никто не хотел его ставить. Наконец, в Канкане мы сами пошли в полицию и попросили зафиксировать наше присутствие в стране. Но полицейские заупрямились: "Или платите по 3 доллара каждый, или штамп не поставим и езжайте без него дальше (при этом у вас могут быть неприятности)". Пришлось деньги заплатить.
Доехав до Конакри (а от Канкана до столицы Гвинеи уже хорошая асфальтовая дорога) и попав на берег Атлантического океана, мы тем самым пересекли Африку с востока (от Сомали) на запад (а ранее я уже проехал по ней с юга на север).
Затем мы проехали по Сенегалу до Дакара, и вечером 2 декабря попали на мыс Альмади (самую западную точку Африки). А поздно вечером вылетели из Дакара. Программа очередного этапа моей кругосветки была успешно выполнена. И теперь все мои помыслы были устремлены к Южной Америке, которая всё еще оставалась "некрещенной" мною. Завершить её "крещение" было последним, что от меня требовалось в моем двойном кругосветном путешествии.

Бразилия.
Мыс Кабу-Бранку


Канада. Мыс Спиэр
И, наконец, в июле-августе 2001г. мы (вместе с Виталием Мельничуком) дважды пересекли Южную Америку, проехав от бразильского мыса Кабу-Бранку (самой восточной точки Америки) до перуанского мыса Париньяс (самой западной точки Южной Америки) и обратно. Тем самым (с учетом того, что в 1999г. я пересек с запада на восток также Северную Америку до Ист-Мачайаса на атлантическом побережье, а позднее, в сентябре 2002г. - до Сент-Джонса и мыса Спиэр) я довершил пересечение с запада на восток и всей Америки в целом (от залива Анкор на Аляске до мыса Кабу-Бранку).
События в южноамериканской экспедиции разворачивались так. Сначала мы проехали 12 тыс.км от мыса Кабу-Бранку до мыса Париньяс через Бразилию, Уругвай, Парагвай, Боливию и Перу, а обратно "рванули напрямую" - через Амазонию (при таком маршруте его длина составила 8 тыс.км).
Наш путь пролегал через такие пункты: мыс Кабу-Бранку (Бразилия) - Жуан-Песоа - Ресифи - Алагоиньяс - Фейра-ди-Сантана - Жекие - Говернадор-Валадарис - Муриаэ - Рио-де-Жанейро - Сан-Паулу - Куритиба - Флорианополис - Крисиума - Порту-Алегри - Пелотас - Санта-Витория-ду-Палмар - граница Бразилии/Уругвая - Кастилос (Уругвай) - Роча - Монтевидео - Нуэва-Палмира (граница Уругвая/Аргентины) - Монтевидео - Роча - граница Уругвая/Бразилии - Пелотас (Бразилия) - Порту-Алегри - Куритиба - Гуарапуава - Каскавел - Фос-ду-Игуасу - водопады Игуасу - Фос-ду-Игуасу - граница Бразилии/Парагвая - Сьюида-дел-Эсте (Парагвай) - Коронель-Овьедо - Асунсьон - Посо-Колорадо - Генерал Эугенио А.Гарай - граница Парагвая/Боливии - Боюибе (Боливия) - Санта-Круз-де-ла-Сьерра - Кочабамба - Ла-Пас - озеро Титикака - Копакабана - граница Боливии/Перу - Пуно (Перу) - Жулиака - Куско - Урубамба - Мачупикчу - Куско - Пукуйо - Наска - Ика - Чинча-Альта - Лима - Хуачо - Касма - Трухильо - Чиклайо - Пиура - Талара - Негритос - мыс Париньяс - Негритос - Талара - мыс Кабо-Бланко - Талара - Пиура - Трухильо - Касма - Хуарас - Хуануко - Тинго-Мария - Агуайтия - Пукальпа - река Укаяли - река Абухао - Абухао - Матео - Кантагайо - граница Перу/Бразилии - Тамборуяку (Бразилия) - река Мирин - река Журуа - Крузейру-ду-Сул - Риу-Бранку - Порту-Велью - Жи-Парана - Вильена - Какерес - Куяба - Барра-ду-Гарсас - Гояния - Бразилия - Баррейрас - Иботирама - Фейра-ди-Сантана - Алагоиньяс - Аракажу - Ресифи - Жуан-Песоа - мыс Кабу-Бранку.
Цены на бензин в Бразилии, Парагвае, Боливии и Перу колеблются в диапазоне 0,5-0,75 дол/литр, лишь в Уругвае несколько дороже. Литр бензина стоит 1,59-1,89 реала в Бразилии, 15-16 песо в Уругвае, 2900 гуараней в Парагвае, 3,3 боливиано в Боливии и 2,08-2,45 соля в Перу.

Перу. Мыс Париньяс
При первом пересечении южноамериканского континента (от Кабу-Бранку до мыса Париньяс, на котором самая западная точка носит название Пунта Валконес) проблем с дорогами почти не возникало - песчаная грунтовка была лишь на выходе из Парагвая и на начальном участке Боливии (до реки Гранде-о-Гуапай перед Санта-Крузом), а также в Перу на отдельных участках. В то же время отличные хай-вэи проложены и в Бразилии, и в Уругвае, и в Боливии, и в Перу (зачастую платные, обычно в каждом пункте оплаты мы тратили по 1-2 доллара).
А вот на обратном пути в Бразилию через Амазонию события приняли неожиданный оборот. На карте Перу был указан лишь один проблемный стокилометровый участок грунтовки - от городка Пукальпа (стоящего на реке Укаяли - одного из истоков Амазонки) до селения Абухао, а дальше, до бразильской границы, была изображена хорошая автомобильная дорога. И на карте Бразилии от границы с Перу была нарисована жирная красная линия, то есть и в этом месте дорога должна была быть хорошей. Но действительность оказалась намного печальней. Никакой дороги от Пукальпы до Абухао нет вообще. До Абухао добраться можно лишь на моторной лодке, идя вверх по течению сначала по реке Укаяли, а затем по реке Абухао. Пришлось в Пукальпе продавать машину и арендовать моторную лодку до Абухао. В Абухао же никаких признаков не то что хорошей, а вообще какой-либо дороги обнаружено не было. Местные жители сказали, что нужно плыть до селения Матео, находящегося в самых верховьях реки Абухао, а затем три часа идти пешком до границы с Бразилией, откуда, мол, идет автомобильная дорога. В Матео же оказалось, что на самом деле нужно идти пешком по джунглям не три часа, а три дня, и не до автомобильной дороги, а до реки Мирин (она уже в Бразилии), по которой (а также по реке Журуа) нужно еще три дня плыть на моторной лодке до городка Крузейру-ду-Сул, от которого как раз и идет дальше на восток автомобильная дорога. Таким образом, вместо одно-двухдневной езды по стокилометровой грунтовой дороге, пришлось в течение 10 дней пройти на моторных лодках и пешком 500 км, причем из этих 10 дней три дня мы шли пешком через джунгли по очень плохой, местами терявшейся, тропе (ночевали, естественно, прямо в джунглях). Кроме этого, мы, того совершенно не желая сами, три дня были в Бразилии нелегально, так как до Крузейру-ду-Сула никакого поста федеральной полиции Бразилии не было, и нам негде было отметиться о своем прибытии в эту страну.
От Крузейру-ду-Сула на восток (до Порту-Велью) идет глинистая грунтовка, местами (возле городков и больших селений) сменяющаяся асфальтовой дорогой, а уже после Порту-Велью трасса покрыта асфальтом. На участке от Крузейру-ду-Сула до Риу-Бранку три паромные переправы, несколько понтонных мостов.
Во время нашего южноамериканского турне мы посетили водопады Игуасу (на реке Игуасу, пограничной между Бразилией и Аргентиной), озеро Титикака в Боливии и Перу (самое большое из высокогорных озер мира, находящееся на высоте 3812м, площадью 8300 кв.км), а также расположенное в Перу древнеиндейское (инков) городище Мачупикчу (чтобы попасть к нему, ехали на поезде - туда автодорог нет - вдоль интересной в спортивном отношении - до 5-6 категории сложности - реки Урубамба, а возле самого городища по тропе инков поднялись на вершину 2700м). Все вышеперечисленные места очень интересны. Правда, возле водопадов Игуасу мы подверглись (точнее, не мы сами, а мой полиэтиленовый пакет) нападению местных зверюшек "квачи" (весьма смахивающих на носух) - они считают, что во всех полиэтиленовых мешках должна быть еда.
Южноамериканские (в частности, бразильские) водители на плохопросматриваемых участках помогают другим водителям себя обгонять: если обгон можно совершить, они мигают правой "повороткой" (сигналом поворота), если нельзя (например, встречный транспорт) - левой.
Понравились бразильские светофоры, имеющие по четыре лампы каждого цвета (красного, желтого, зеленого) и наглядно показывающие, сколько времени осталось до смены режима движения транспорта.
Природа Бразилии разнообразна - сельва (джунгли), горы, степи, африканская саванна, встречаются пейзажи, похожие на российские. В горах привлекают внимание очень красивые скальные столбы (как в Мали после Гао), пещеры.
Весьма оригинальна столица Бразилии город Бразилиа, построенный в конце 50-х годов по проекту Нимейры. Но это - чисто административный город, жизнь там протекает спокойно, в отличие от Рио-де-Жанейро с его пляжами, горой "Сахарная голова", небоскребами и возвышающейся над городом огромной статуей Христа - в Рио жизнь бурлит. Город, хотя и зажат горами, растет, причем растет вверх благодаря появлению всё новых и новых небоскребов. Почти на всем протяжении береговой линии в черте Рио - пляжи (исключая лишь места возле аэропорта, возле гор "Сахарная голова" и "Китовая", а также до и после отеля "Шератон"). Рио очень понравился, очень красивый город, не зря ведь сюда мечтал попасть Остап Ибрагимович Бендер.
Итак, окончательно завершилось мое кругосветное путешествие на автомобиле через крайние точки континентов. Я проехал от самой северной точки Северной Америки, достижимой на легковом автомобиле (от залива Прадху Бэй на Северном Ледовитом океане, Аляска, США), до самой южной точки Южной Америки, куда можно доехать на машине (селения Лапатайя, остров Огненная Земля, Аргентина), от самой южной точки Африки (мыса Игольный, ЮАР) до самой её северной точки (мыса Рас-Энгела, Тунис), от самой западной точки Евразии (мыса Рока, Португалия) до Магадана (с видом на Аляску, где я маршрут начинал) и посёлка Галимый (Магаданская область) - самой восточной точки Евразии, куда можно добраться на легковом автомобиле, от самой восточной точки Австралии (мыса Байрон) до самой ее западной точки (мыса Стиип Пойнт). Кроме этого, я проехал от самой северной точки Австралии (мыса Йорк) до самой ее южной (Саут Пойнт), через Индонезию, от самой южной точки Азии мыса Пиай (Малайзия) через Юго-Восточную Азию, Китай, Среднюю Азию и Северную Европу до самой северной точки Европы и самой северной точки Евразии, достижимой на легковом автомобиле, мыса Нордкап (Норвегия). Я также пересек с востока на запад Африку (от Сомали до мыса Альмади) и с запада на восток Северную (от залива Анкор на Аляске до Сент-Джонса на атлантическом побережье) и Южную (от мыса Париньяс в Перу до мыса Кабу-Бранку в Бразилии) Америки. То есть я "окрестил" все континенты. Я пересек 62 страны - США, Канаду, Мексику, Гватемалу, Сальвадор, Гондурас, Никарагуа, Коста-Рику, Панаму, Колумбию, Эквадор, Перу, Чили, Аргентину, ЮАР, Зимбабве, Замбию, Танзанию, Кению, Уганду, Эфиопию, Судан, Египет, Ливию, Тунис, Италию, Португалию, Испанию, Францию, Бельгию, Люксембург, Германию, Чехию, Словакию, Украину, Россию, Монголию, Австралию, Индонезию, Малайзию, Таиланд, Мьянму, Бангладеш, Индию, Непал, Китай, Казахстан, Киргизию, Узбекистан, Таджикистан, Молдавию, Белоруссию, Финляндию, Норвегию, Алжир, Мали, Гвинею, Сенегал, Уругвай, Парагвай, Боливию и Бразилию, проехав при этом около 160 тыс.км.

Карта-схема кругосветного путешествия

Скачать

Эпилог

Закончив кругосветное путешествие на автомобиле, я завершил второй в своей жизни этап путешествий.
А первый многолетний этап был посвящен рафтингу (сплаву по горным рекам), в котором (как я уже писал ранее) я совершил всё, что только можно как-то заформализировать (я сплавился со всех восьмитысячников и самых высоких вершин всех континентов, совершил сплавы-первопрохождения в Китае с двух самых высоких вершин мира - Эвереста и Чогори, спустился по горным истокам двух величайших рек мира - Амазонки и Нила, наконец, установил в Тибете рекорд высокогорности сплава - 5600 м).
Читатели моей первой книги ("На катамаране с высочайших вершин мира") знают, с какими опасностями и трудностями мне пришлось при этом столкнуться. А для тех, кто не читал эту книгу, я немного повторюсь.
Осуществление этого грандиозного проекта (посвященного рафтингу) потребовало от меня максимальной отдачи во всех отношениях (физическом, психологическом и т.д.), при этом проведение ряда экспедиций было сопряжено с большим риском. Впрочем, за всю свою походную жизнь я рисковал очень много раз (и не только во время заграничных экспедиций). Приведу лишь несколько примеров.
Много лет назад (когда я еще был студентом) при сплаве по Хандыге в Якутии (этот случай я уже описывал, но лишь вкратце) на реке случился дикий паводок, вызванный непрекращавшимся дождем (как сказали мне на водомерном посту в селении Прижим, за сутки уровень воды в реке поднялся на пять метров). Доселе спокойная река взбесилась. Я со своим напарником Сашей Горбом все же рискнул отправиться в плавание на байдарке. На одном из образовавшихся через прибрежные камни водопадов мы перевернулись, меня затащило под какую-то скалу, и в течение почти двух минут я находился там в кромешной темноте, не зная толком, где верх, где низ, однако не предпринимая активных действий (нас учили в подобной ситуации, чтобы сэкономить кислород в легких, не делать резких движений, пока тебя не "выплюнет" на поверхность). И лишь когда кислород в легких практически иссяк и у меня начались глотательные судороги, я стал отчаянными взмахами рук грести вверх, и мне все-таки удалось выплыть на поверхность. Я начал было глотать спасительный воздух, но тут оказалось, что я всплыл в каком-то мощном струйном пороге, и здоровые валы стали накрывать меня с головой. Но мне повезло: рядом проплывало большое бревно, за которое я успел ухватиться. Однако возникла новая проблема. В те времена было принято сплавляться в прорезиненных охотничьих штанах (приклеенных к сапогам), опоясанных резиновым ремнем (чтобы внутрь штанов не попадала вода). Но за две минуты пребывания под водой последняя все-таки заполнила штаны, и в итоге оказалось, что я плыл по реке фактически с двумя огромными гирями на ногах. Эти гири никак не позволяли мне встать на ноги на мелких участках реки. Меня, как бревно, тащило по этим мелям, я считал своим копчиком все камни, но встать не мог. В конце концов с помощью соответствующих гребков руками сделал так, что мое тело прибило к галечному острову, я (опять же - как бревно) закатился на него и только тогда смог подняться на ноги.
Не менее серьезные чрезвычайные происшествия случились при сплаве по Бий-Хему в Саянах. Так получилось, что я не смог "стыковаться" с группой, сплавлявшейся с верховьев (а я "заходил" снизу от Тоора-Хема - на моторке до водопада, а затем пешком) - я опоздал на день, а группа ушла с оговоренного заранее места встречи на сутки раньше оговоренной даты "стыковки". Так как я собирался присоединиться к экипажу плота (и, естественно, кроме личного снаряжения, двух гермомешков и одного весла, ничего с собой не взял - ни гондол, ни топора), то пришлось около двухсот километров сплавляться по Бий-Хему (до Тоора-Хема) на связке полувлажных бревен (которые держали лишь часть моего веса) и спасательного жилета. Конструкция была жутко инерционной. Я опасался, что нас затянет в водопад в конце первого участка сплава. Этого не случилось, но произошло другое. На одном из крутых поворотов реки у левого берега образовался большой залом из бревен, куда потащило мое "судно" (а я восседал на нем без спасжилета). Как я ни пытался уйти от скопления бревен, сделать это мне не удалось. И меня вместе с моим псевдоплотом затащило под залом. Я плыл под водой, естественно, с открытыми глазами. Зрелище было жутким. Над моей головой и возле нее проносились бревна, и я с трудом успевал увернуть голову от них. Это был настоящий подводный слалом. В какой-то момент я заметил свободное пространство между бревнами, схватился руками за них, подтянулся и оказался на поверхности воды, а затем залез на верх залома. Мой "плот" заклинило среди бревен. Я с трудом высвободил из них свой спасжилет и принялся за вязку нового "плота" из таких же полувлажных бревен (сухих поблизости не было).
Другое ЧП случилось уже в конце сплава. До Тоора-Хема оставалось километров двадцать, однако уже вечерело. "Ракета" из Тоора-Хема в Кызыл уходила в 8 часов утра следующего дня, поэтому я всячески стремился успеть попасть в этот райцентр до вышеуказанного времени и решил идти как можно дольше (ведь порогов на Бий-Хеме больше не ожидалось). Однако погода не благоприятствовала задуманному. Небо было закрыто тяжелыми, свинцового цвета, тучами. Из-за них переход ото дня к ночи произошел очень быстро. Буквально за несколько минут я оказался в кромешной темноте и совершенно не видел берегов. Тут меня потащило через какие-то протоки, в кромешной мгле хлестало ветками береговых деревьев, перевернув мой "плот" несколько раз. Я подумал, что жизнь дороже моих вещей, отвязал от "плота" свой спасжилет и надел его на себя. Нас еще несколько минут трепало ветками деревьев, и, наконец, всё успокоилось, я попал в какую-то заводь. Ощутил ногами дно реки и потихоньку вылез на берег. Естественно, абсолютно всё было мокрым, я сильно замерз, а у меня осталась сухой лишь одна-единственная спичка. Это был крайне ответственный и волнительный процесс - разжигание костра при наличии лишь одной спички. К счастью, мне удалось осуществить задуманное, и я смог высушить вещи.
Еще один пример. При сплаве по Соху на Памиро-Алае случился у нас переворот (я шел на катамаране-двойке с напарником). Напарник почти сразу оказался на берегу, а я не хотел бросать катамаран, поэтому забрался на него и пытался причалить к берегу. Но, на мою беду, мы приближались к одной из пяти метровых щелей на Сохе (здесь берега сходились, и вся река - до этого шириной метров сорок - забивалась в метровую щель среди отвесных скал, где разламывалось всё, что туда попадало). Мне чудом удалось зачалить свой катамаран в трех метрах от этой щели, когда, как казалось, уже невозможно было избежать трагического исхода. Вообще нужно сказать, что мое жизненное кредо - везде и всегда бороться до конца, даже если на благоприятный исход остается лишь один шанс из ста.
И в моих заграничных экспедициях не удалось избежать чрезвычайных происшествий. Тот тяжелый случай во время сплава с Эвереста в Непале по реке Дудх-Коси ниже Джубинга, когда при прохождении через щель между камнями я вынужден был поставить на бок свой катамаран, мог закончиться для меня самым трагическим образом. Тогда получилось так, что после прохождения мощнейших 2-2,5 метровых сливов и огибания огромного валуна у правого берега я неожиданно увидел, что далее вся река с ходу протискивается в щель шириной 1 метр (мой катамаран имел ширину 2,2 м), образуя за ней водопад 2 м высотой. Катамаран навалило на камень и начало разламывать. Ничего другого не оставалось, как поставить его на бок (сам я при этом находился между гондолами) и в таком вертикальном положении пройти эту щель. После падения с водопада бурлящий поток оторвал меня от катамарана и вырвал из рук весло. Через несколько метров после первого водопада шла вторая метровая щель с еще одним двухметровым водопадом. Меня бросило туда. На некоторое время я погрузился в белую пену, ничего не видя впереди. Если бы падающему потоку повстречался какой-нибудь камень, то мне уже не пришлось бы писать эти строки.
Очень опасная ситуация случилась на реке Бури Гандаки в Непале, когда мое судно развалилось на две части, и я, схватив руками эти части, в таком положении вынужден был проходить сложнейшие пороги. 2,5-метровые валы накрывали меня с головой, я падал в двухметровые "бочки" и на несколько секунд уходил под воду. Так продолжалось минут десять. Вода была очень холодной, и я страшно замерз. Силы стали оставлять меня. И все-таки мне повезло - прибило к берегу.
Я попадал и в другие опасные ситуации. Опасности были связаны не только со сплавом по реке, но и с окружающей средой (как, например, на острове Новая Гвинея). На Каранге (в Танзании) и Голубом Ниле (в Эфиопии) я встретил крокодилов (только на Голубом Ниле 11 штук, там же "познакомился" и с бегемотом). Во многих странах (даже в сравнительно безобидной Австралии) большую опасность представляли собой змеи и пауки. На Аляске в любую минуту нам мог повстречаться медведь гризли.
Но часто не меньше пакостей, чем от представителей фауны, приходилось ожидать от местного населения. В Пакистане в районе нашего сплава с Нанга Парбат шла война между шиитами и суннитами, и в любой момент случайная (или неслучайная) пуля могла угодить в одного из нас. В Перу бесчинствовали террористы, убивая иностранных туристов. В Танзании местные бандиты нападали на белых иностранцев (моему напарнику по путешествию Гене Копейке порезали руку ножом). На острове Новая Гвинея (где я находился среди папуасов) еще не перевелись каннибалы. А о воровстве я даже и говорить не хочу, ведь меня обворовывали в Непале, Индии, Танзании, Индонезии, Эфиопии.
Не меньше проблем возникло и во время кругосветного путешествия на автомобиле. Пришлось преодолевать безобразные дороги в Мьянме, зимники в России. Меня обворовывали (в Перу, в частности, украли видеокамеру), моего напарника грабили (в Панаме и Колумбии). В Мексике мы ночевали "на природе" в горном районе, в котором хозяйничали бандиты. В Кении я чудом не попал под взрыв бомбы возле американского посольства. В Уганде меня обвинили в шпионаже и чуть не посадили в тюрьму. В Якутии в случае поломки автомашины мы могли замерзнуть на Колымском тракте (когда до ближайшего поселка было 150 км, а мороз "стоял" под -400С; кстати, в противовес жаре почти под +600С, которую мне пришлось переносить в Судане в пустыне Сахара). В южной части Африки я переболел малярией (хотя и в слабой форме).
Очень много хлопот было связано с преодолением многочисленных границ и получением некоторых виз. Например, в посольстве Гондураса (в гватемальской столице - в России такого посольства вообще нет) из-за недружественного отношения к гражданам России нам фактически отказали во въездной визе, и чтобы все-таки проехать через Гондурас пришлось приложить колоссальные усилия. А вот в Гватемалу нас не пустили даже при наличии у нас гватемальских виз, полученных в посольстве Гватемалы в Москве (местные пограничники не знали, где находятся и, вообще, существуют ли на самом деле Москва и Россия), пришлось ехать обратно в Мексику для получения новых гватемальских виз. Танзанийский пограничник долго не пускал меня в Танзанию, сомневаясь в том, годится ли мой российский заграничный паспорт для этой страны. Далеко не сразу разрешили нам въехать в Монголию на машине с американскими номерами.
Но несмотря на все вышеописанные (а также не описанные) опасности и проблемы, путешествия доставляли мне огромную радость. Увидеть новые места, познакомиться с жизнью других народов - что может быть интереснее? И я счастлив, что мне удалось сплавиться по горным рекам в двадцати странах мира и проехать на автомобиле через шесть десятков государств (а вообще я побывал в более, чем восьмидесяти, странах мира).
Однако останавливаться на достигнутом пока еще не хочу, да и не могу. Новые путешествия влекут меня, зовут в дорогу. В планах - кругосветное путешествие по экватору: на яхте (через океаны и моря), автомобиле (через Африку), плоту (по притокам и самой Амазонке) и пешком. Это будет мой последний большой проект, который я хотел бы осуществить (кстати, какая-то - наиболее предприимчивая - часть читателей этой книги имеет шанс ко мне присоединиться). Проект хотя и достаточно дорогой и опасный (чего только стоит проезд через Заир, где идет война, или сплав по притокам Амазонки), но все же реально выполнимый. А вообще, я еще разработал один гиперпроект (кругосветку "Из Марианской впадины на Эверест"), совершенно сумасбродный, в который входит повторение рекордных достижений многих видов путешествий (в частности, достижение Северного и Южного полюсов и восхождение на Эверест) и который начинается погружением в Марианскую впадину. Но это такой дорогостоящий проект (на его осуществление потребуется несколько миллионов долларов - только батискаф для погружения в Марианскую впадину стоит, как минимум, 1,5 млн. долларов), что я вряд ли смогу его когда-нибудь осуществить. Поэтому он остается просто красивой идеей (да и, в конце концов, должно же быть что-то, что - по каким-либо причинам - за свою жизнь я не смогу осуществить!). А вот проект кругосветного путешествия по экватору я буду пытаться реализовать.
И в любом случае просто путешествовать и ходить в походы я буду до конца своих дней. Ведь для меня путешествия - это действительно образ жизни.

Формальные итоги путешествий Владимира Лысенко

Первый цикл экспедиций (сплав по горным рекам):

Реки, по которым сплавился со всех восьмитысячников:

1 Эверест (8848 м) a) Лобуче Кхола, Имджа Кхола, Дудх-Коси, Сун-Коси, Сапт-Коси (Непал);
б) Восточная Ронг Чу, Ронг Чу, Пхунг Чу (Китай), Aрун, Сапт-Коси (Непал)
2 K-2 (Чогори), 8611 м a) Бралду, Шигар, Инд (Пакистан);
б) Чогир (K-2), Шаксгам, Яркенд (Китай)
3 Kaнченджанга (8586 м) a) Taмур (Непал);
б) Tиста (Индия)
4 Лхотзе (8516 м) Имджа Кхола, Дудх-Коси, Сун-Коси (Непал)
5 Maкалу (8463 м) Барун, Aрун (Непал)
6 Чо Oйю (8201 м) Дудх-Коси, Сун-Коси (Непал)
7 Дхаулагири (8167 м) a) Mиагди, Kaли Гандаки (Непал);
б) Рахугхат Кхола, Kaли Гандаки (Непал)
8 Maнаслу (8156 м) a) Бури Гандаки, Tрисули (Непал);
б) Maрсиангди, Tрисули (Непал)
9 Нанга Парбат (8125 м) Бунар, Инд (Пакистан)
10 Aннапурна (8091м) a) Maрсиангди, Tрисули (Непал);
б) Moди, Kaли Гандаки (Непал);
в) Kaли Гандаки (Непал)
11 Гaшербрум-1 (8068 м) a) Бралду, Шигар, Инд (Пакистан)
б) Шаксгам, Яркенд (Китай)
12 Брод-Пик (8049 м)
13 Гaшербрум-2 (8035 м)
14 Шиша Пангма (8013 м) Бхоте-Коси, Сун-Коси (Непал)

Реки, по которым сплавился с самых высоких вершин всех континентов и Океании

1 Aзия Эверест (8848 м) a) Лобуче Кхола, Имджа Кхола, Дудх-Коси, Сун-Коси, Сапт-Коси (Непал);
б) Восточная Ронг Чу, Ронг Чу, Пхунг Чу (Китай), Aрун, Сапт-Коси (Непал)
2 Южная Америка Аконкагуа (6960 м) Oрконес, Лас Куэвас, Meндоса (Aргентина)
3 Северная Америка Мак-Кинли (6194 м) Мак-Кинли, Kaнтишна (США)
4 Aфрика Kилиманджаро (5896 м) Kaранга (Taнзания)
5 Eвропа Эльбрус (5642 м) Баксан; Kубань (Россия)
Moнблан (4807 м) Дора Бальтеа (Италия)
6 Aвстралия Koсцюшко (2230 м) Сноуи (Aвстралия)
7 Oкеания Джая (5030 м) Keмабу, Дарево, Айква (Индонезия)

Горные истоки двух величайших рек мира, по которым сплавился:

Река Исток Страна
1 Амазонка Мараньон Перу
2 Нил Голубой Нил Эфиопия

Мировой рекорд высокогорности сплава по горным рекам (5600 метров), установлен в Тибете (Китай) 1.09.1996 г. на реке Восточная Ронг чу при сплаве с Эвереста.

Второй цикл экспедиций (двойное кругосветное путешествие на автомобиле), сентябрь 1997 г. - август 2001 г., через крайние точки Северной и Южной Америк, Африки, Евразии и Австралии, через страны:

(1)США, (2)Канада, (3)Мексика, (4)Гватемала, (5)Сальвадор, (6)Гондурас, (7)Никарагуа, (8)Коста-Рика, (9)Панама, (10)Колумбия, (11)Эквадор, (12)Перу, (13)Чили, (14)Аргентина, (15)ЮАР, (16)Зимбабве, (17)Замбия, (18)Танзания, (19)Кения, (20)Уганда, (21)Эфиопия, (22)Судан, (23)Египет, (24)Ливия, (25)Тунис, (26)Италия, (27)Поpтугалия, (28)Испания, (29)Фpанция, (30)Бельгия, (31)Люксембуpг, (32)Геpмания, (33)Чехия, (34)Словакия, (35)Укpаина, (36)Россия, (37)Монголия, (38)Австралия, (39)Индонезия, (40)Малайзия, (41)Таиланд, (42)Мьянма, (43)Бангладеш, (44)Индия, (45)Непал, (46)Китай, (47)Казахстан, (48)Киргизия, (49)Узбекистан, (50)Таджикистан, (51)Молдавия, (52)Белоруссия, (53)Финляндия, (54)Норвегия, (55)Алжир, (56)Мали, (57)Гвинея, (58)Сенегал, (59)Боливия, (60)Парагвай, (61)Уругвай, (62)Бразилия.

Страны, которые посетил с 1990 г. по 2004 г.:

(1)Австралия, (2)Азербайджан, (3)Алжир, (4)Ангола, (5)Аргентина, (6)Армения, (7)Бангладеш, (8)Белоруссия, (9)Бельгия, (10)Боливия, (11)Бразилия, (12)Ватикан, (13)Великобритания, (14)Венгрия, (15)Венесуэла, (16)Габон, (17)Гватемала, (18)Гвинея, (19)Германия, (20)Гондурас, (21)Грузия, (22)Джибути, (23)ДРК(Заир), (24)Египет, (25)Замбия, (26)Зимбабве, (27)Индия, (28)Индонезия, (29)Иордания, (30)Ирландия, (31)Испания, (32)Италия, (33)Йемен, (34)Кабо Верде, (35)Казахстан, (36)Канада, (37)Кения, (38)Кипр, (39)Киргизия, (40)Китай, (41)Колумбия, (42)Конго(РК), (43)Коста-Рика, (44)Куба, (45)Ливан, (46)Ливия, (47)Люксембург, (48)Малайзия, (49)Мали, (50)Мексика, (51)Молдавия, (52)Монако, (53)Монголия, (54)Мьянма, (55)Намибия, (56)Непал, (57)Никарагуа, (58)Норвегия, (59)ОАЭ, (60)Пакистан, (61)Панама, (62)Парагвай, (63)Перу, (64)Польша, (65)Португалия, (66)Сальвадор, (67)Сейшельские о-ва, (68)Сенегал, (69)Сингапур, (70)Сирия, (71)Словакия, (72)Словения, (73)Судан, (74)США, (75)Таджикистан, (76)Таиланд, (77)Танзания, (78)Тунис, (79)Туркмения, (80)Турция, (81)Уганда, (82)Узбекистан, (83)Украина, (84)Уругвай, (85)Финляндия, (86)Франция, (87)Чехия, (88)Чили, (89)Эквадор, (90)Эфиопия, (91)ЮАР, (92)Япония.

В планах:

Кругосветное путешествие по экватору

Предполагается пересечь: (1)Южную Америку от Эквадора до атлантического побережья Бразилии (через Колумбию) на машине и моторной лодке, (2)Атлантический океан от Бразилии до Габона на яхте, (3)Африку от Габона до Сомали (через Республику Конго, ДРК(экс-Заир), Уганду и Кению) на машине и моторной лодке, (4) Индийский океан до Индонезии на яхте, (5) два острова Индонезии (Суматру и Калимантан) на машине и пешком, (6) Тихий океан до Эквадора на яхте.
Лысенко уже пересёк (вместе с С.Дудоладовым) по экватору Южную Америку - от Педерналеса (Эквадор) до Макапы (Бразилия), а ранее Африку - от Либревиля (Габон) до Киунги (Кения), и ищет в данный момент компаньонов и спонсоров для проведения оставшихся этапов кругосветки, и, в первую очередь, для пересечения Атлантического, Индийского и Тихого океанов на яхте.

Проект "Из недр земли в стратосферу" (спуск-подъем на 20 км)


Путешествие включает в себя:
(1)спуск в самую глубокую в мире (глубиной 3,5 км) шахту "Мпоненг Майн" в ЮАР,
(2) наземное путешествие от Карлетонвиля (ЮАР) в Европу к старту этапа №3 и
(3)подъем в стратосферу на воздушном шаре (на высоту 16,5 км) либо на самолете МиГ-25 (на высоту 26,5 км) (соответственно получится спуск-подъем на 20 либо 30 км).
Владимир уже спустился на дно шахты "Мпоненг Майн" в Карлетонвиле на глубину 3,5 км (1 этап) и на машине (в ДРК-Заире он также использовал катер) проехал через ЮАР, Намибию, Анголу, Конго (Браззавиль), ДРК-Заир, Уганду, Кению, Эфиопию, Судан, Египет, Иорданию, Сирию, Ливан и Турцию до России. Точные дата и место подъема на воздушном шаре либо на Миг-31 пока не определены. Владимир ищет спонсоров для финансирования изготовления воздушного шара либо финансирования полета на самолете МиГ-25.

В начало страницы | На главную страницу | Карта сервера | Пишите нам


Комментарии и дополнения
 александр, 02.12.2007
Здравствуйте!
Есть идея проехать свой маршрут вокруг света на автомобиле(Россия-Северная Америка-Африка-Россия) .Подскажите с чего начать, как правильно построить маршрут и что нужно для правильной организации путешествия.
С уважением.
 roman, 04.11.2011
Круто конечно, уважаю, были бы деньги и время, сам бы хоть на край света.Мне нравится такой стиль путешествия, не нужны ни какие 5 звёздочные отели и всё включено, сам по себе, сам справляешься со всеми трудностями, устаёшь но морально отдыхаешь.Сам проехал пол европы и хочу ехать дальше и больше, это болезнь какая-то)
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100