Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Автостоп Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

Развязка

Автор: Заозёрнова Марина

Обратный путь от Иркутска шел как по маслу. Никаких ожиданий вдоль дорог. Стоило выйти из машины и пройти по трассе метров сто, с удовольствием разминая ноги после сидения в кабине, как снова кто-то останавливался. МАЗы, американцы, фиаты, мерседесы, МАНы – я особенно не приглядывалась. Лишь бы не КАМАЗ.

— Нет-нет, я спешу, никаких ночевок, - сказала я Юрию, убеждавшему меня, что, ну, никак я ко вторнику не поспею. Ехать еще и ехать. Впереди Самара и Саратов.

— Я должна, понимаешь? Буду гнать и гнать. С вашей водительской помощью, конечно.

Юрий свернул на стоянку, сообщив предварительно номер своего мерса на случай, если не поймаю машину.

— Но ты поймаешь. Вон сколько проехала.

Да, будь здоров сколько. И водители все больше приятные, симпатичные. Вот и Юрий уже поджидал меня, освобождая сиденье и прибираясь в кабине со стороны пассажира.

Я только сошла на повороте на Казань. Эх, если бы не полив дачи во вторник по расписанию, поехала бы в ту сторону – там подруга живет по институту. Юра, оказывается, заметил, как я высадилась из фуры, и решил пригласить в попутчики.

Но и от Юры я ушла. После дыни, съеденной на берегу озера (такое прозрачное прогретое мелководье среди камышей, где можно, пройдя по золотистому ровному дну, скинуть легкую хлопчатую рубаху, повесить на пушистую макушку камыша и плавать среди камышовых занавесок, выплывая на открытый простор озера, поглядывая издали на живописный сигнальный флажок рубашки). Проезжали мимо, и я не удержалась, зная по прошлому году, какая здесь чудесная вода. Но в прошлом году все было пестро и многошумно вдоль берега, взятого в плотную осаду пикникующими семействами и просто разночинными компаниями. А теперь ни души, не считая палатки, зеленевшей темным углом, как верхушка ели, вверху над обрывом.

Накупались мы вволю, тем более, что по шайбе выходила стоянка, и можно было, не суетясь, попить кофе или чай с конфетами.

Да, и после озера, и после ароматной дыни-торпеды, и после сытного мясного ассорти, съеденного на очередной стоянке. И после песни «Есть только миг», несколько раз пропетой вместе с исполнителем. И после Юриных рассказов о китайской бане, удивительно дешёвой относительно предлагаемых услуг, рассчитанных на самый разнообразный вкус и самого взыскательного клиента; и самаркандских попрошайках, и двух девушках-художницах, рисовавших его портрет и купавшихся с ним топлесс под удивленно-завистливые взгляды. И еще одной из Абакана, которую он тоже подвозил, а ее обокрали, и вот он дал ей рубашку и джинсы, предварительно самолично им ушитые. Китайская баня особенно меня впечатлила, вызвав рой неясных планов на будущее. Так взметается рой огнистых искр над затухающими углями от внезапного сильного дуновения. Дунул Юра сильно, чтобы взметнулось опять пламя моей души, поугасшее было от долгого путешествия через Сибирь и Урал.

Но… я все-таки пошла прямо, а Юрий свернул направо.

Стояла я недолго. Водитель легкового авто, потом бензовоз, где я лежала весь недолгий путь на лежаке, так как пассажиров в них везти нельзя…

— Ты не спишь?- оглянулся Сергей, водитель бензовоза.

Нет, я слушала милую песенку. Надо же, одно и то же крутят по телевизору. А тут совершенно незнакомая и такая милая песенка с запоминающейся мелодией, с текстом немного в ретро-стиле. Что-то из 20-х годов: а сердцу хочется любви, такой большой и настоящей… С настенного коврика смотрела отрешенным навеки взором в лобовое стекло,

улыбаясь поставленной дежурной улыбкой, полуобнаженная размалёванная красотка – вечная бессменная спутница суровых водительских будней, довольно большая, но совсем не настоящая.

— Уже темнеет, мы все идем на стоянку. Переночуй, завтра поедем. Сейчас машин не будет.

Ну, что ж, пойду вдоль трассы. Решено – никаких ночёвок, все ночёвки в пути, не сходя, так сказать, с трассы. Ночи еще теплые стоят – не замерзну. А одинокие ковбои и по ночам ездят. После Сергея еще остановился бензовоз, но он тоже шел на стоянку.

Я прошла поворот на город и продолжила свой путь по обочине. Машин, действительно, не было. Густым сонным теплом тянуло от полей, выгоревшая от солнца трава светлела в сумерках. Потом и совсем стемнело.

Но вот огни фар. Ближе и ближе. Поднимаюсь по ступенькам вверх. Рюкзак – назад за сиденье. Хоть несколько часов, но снова в пути, а, значит, ближе к цели!

Александр, мой водитель, сколько могу рассмотреть, очень плотный, большой и какой-то надёжный… В темноте кабины тепло и уютно. Сколько будем ехать? Километров 160-200? Отлично, так и ночь пройдет за разговорами. Я в новых вариациях рассказываю уже десятки раз рассказанное, но с новыми подробностями и акцентами, увлекаюсь и увлеченно наблюдаю за реакцией моего слушателя. Слушатель один, и ничто не мешает мне упиваться его все возрастающим вниманием и интересом к моей персоне.

Под конец совместной дороги Александр начинает по рации «сватать» меня. Увы, все едут на стоянку или совсем недалеко. Расточаемые Александром комплименты в мой адрес никого не воодушевляют пожертвовать ради меня отдыхом и некомфортным водительским сном. Ну, красивая, ну, интересная, ну, общительная. Но спать-то хочется.

Не хочу я быть соловьем, не хочу никого тревожить! Пусть солдаты поспят. Что я, в самом деле, за птица такая? Ну, перелетная, ну, и что? Сколько их вдоль дороги… Но Александр уже знает, что я за птица, и, доехав до стоянки, до своего поворота, просит меня посидеть в кабине, пока он будет искать мне машину.

Я сижу в тепле кабины с легким головокружением от сознания собственной значимости. Ну, хочет Александр проявить себя мужчиной, джентльменом. Ну, мне не жалко. Я, конечно, слабо пробую воспротивиться.

— Я найду сама. Не беспокойтесь. Мы и так много проехали.

Александр неумолим.

— Найдем, найдем, - подбадривает он меня, а, может, себя.

В самом деле, уже заполночь. Машины скучились на стоянке, движение редкое. Но, назвавшись груздем, Александр играет свою роль до конца: мигает фарами, выходит на дорогу и машет руками. Я наблюдаю, как персиянка из шатра, что там происходит, кому достанется этот ценный груз, эта эстафетная палочка, этот олимпийский огонь, который надо доставить ко вторнику.

Гордый Александр распахивает дверцу:

— Пересаживайся. До Саратова.

Пожав благодарно руку моему заботливому водителю, сажусь в другую кабину. Ехать предстоит часа полтора, значит, знакомиться ни к чему. Водитель и мрак ночи не располагают к разговору, и я дремлю.

Заметив мои поёживания, водитель включает печку, пояснив, что лишний раз старается не топить – ко сну клонит.

— Приехали, - слышу сквозь дрему глухой голос.- Тут немного осталось.

Освещенная трасса пустынна. Но, пройдя немного, вижу фургончик.

— Вам куда? Садитесь.

Два молодых крепких кавказца внушают доверие, и я доезжаю до поста ГАИ.

— Тут Вам проще будет, кого-нибудь остановят, - расстаются со мной джигиты.

Ничего, я сама себе остановлю. Подхожу к стоящей на обочине грузовой машине. Саратовец Николай обещается вывезти меня на поворот к Волгограду.

— За битумом ехать надо, а то дальше бы повез. Что-нибудь сейчас поймаем, подожди. Безуспешно прождав очередной транспорт, уговариваю Николая меня оставить. Нет-нет, я не голодна, да и закрыты сейчас все кафе. Скоро рассвет, пойдут машины, я не новичок, в конце концов. Николай сдается.

Опять иду вдоль трассы, наслаждаясь свежестью предутреннего воздуха. Изредка взмахиваю рукой, заслышав позади шум мотора. Так хорошо чувствовать себя бодрствующей в этом сонном молчащем мире, где лишь холодные зрачки звёзд наблюдают за мной, да отсвечивает серебром млечный путь повлажневшей от росы асфальтовой дороги!

Но вот молодой водитель легкового авто довозит меня до парковки, где есть кафе и все необходимое в пути.

Все и всё ещё спит, хотя машин много. Я слоняюсь по территории с независимым видом, деловито подхожу, завидев вспыхнувшие фары. Нет, всё не то. Наконец, с огороженной стоянки выезжает что-то более-менее массивное. И направляется в ту же сторону, куда надо и мне!

После недолгих выяснений – снова тепло кабины, умиротворённость и расслабленность обволакивают меня. Неразговорчивый уралец Сергей едет в направлении Элисты. Это то, что нужно.

Я всю дорогу дремлю, восполняя неиспользованную ночь. Но едем мы что-то не очень бойко. А трасса ещё пуста и степной жары не чувствуется ни в кабине, ни в плоском трёхцветном пейзаже, однообразно протянувшемся за окном: желтое, зелёное, голубое… И что бы не гнать? Движения нет, день только начинается… За это и люблю ковбоев – чувствуешь себя хозяином дороги в ночное и утреннее время, лишённое суетливости и необходимости подстраиваться под общий темп. Но Сергей осторожничает. Что делать – я в данной ситуации существо зависимое.

Но вот остановка.

— Пойдем перекусим,- бросает Сергей.

Пыльная пудра, перетертая тысячами шин, оседает под ногами. Навстречу нам бросается зондеркоманда фигуристых девиц.

— К нам, к нам, просим,- только что за руки не хватают. Цепь здоровых тел слишком напористая и мощная, чтобы можно было уклониться в сторону. Загнанные в садок два осетра и не думают трепыхаться.

— Как водитель решит, - скромно говорю я.

Простодушный, не искушенный в уловках придорожного бизнеса Сергей не сопротивляется уговорам (льстит, льстит ему такое внимание, замечаю по смущенным, но довольным усмешкам). Девицы, отконвоировав нас к своей таверне, бросаются к очередному клиенту, свернувшему с трассы.

Заправившись пельменями (наконец-то, с ума сойти, настоящие фаянсовые тарелки и даже никелированные нож, вилка и ложка – прямо как в ресторане, льщу я официантке), едем дальше. День понемногу накаляется, и, когда, наконец, мы выезжаем на поворот к объездной, солнце в зените уже обливает зноем разноцветную шеренгу машин, скучающих в очереди перед ДПС. Но мы – тяжеловесы, и нам в город нельзя.

Ищем поворот с трассы, развязку, о которой все нам говорят. Но развязка всё время где-то впереди, где-то на горизонте, а мы всё едем и едем.

— Серёж, мы вообще куда едем?- озираюсь я.

По сторонам трассы теперь тянутся лишь пустоши и выгоревшие степи. Город с трубами заводов остался давно где-то позади. Впереди – Ростов. Но нам туда не надо – это точно.

Ни мне, ни Сергею.

Сергей нервничает. Рация молчит. Развязка по-прежнему впереди.

Я с убитым видом вдавливаюсь в сиденье.

— Я что, виноват? Мне самому на Элисту надо,- пытается оправдаться Сергей.

И, правда, не виноват, и чего оправдывается? Виновата я – выйти надо было на въезде.

Я никак не могу сообразить, почему мы так долго едем. Ведь по Продольной уже давно бы проехали город и через южный район вышли на Элисту – ведь это так близко. Мне почему-то кажется, что объездная должна идти параллельно городу. Но, видно, объездная потому так и называется, ведь в объезд всегда дольше. Но что настолько – в это трудно поверить!

Вот какой-то областной городок. Тянутся улицы с заборами, каменными кладками, вывесками. Так и кажется – Урюпинск. Захолустье с арбузными корками в прокисших лужах с голенастыми курами, с истошными криками вылетающими из-под колес вместе с брызгами и комками грязи.

И опять бесконечные степи, заросли камыша по обочинам. Зной обесцвечивает все краски, и смотреть в окно совсем не хочется. Но главное – куда мы едем? Никаких указателей, знаков. Время тянется монотонно, как тянется сама дорога, как тянется пустынный однообразный пейзаж вдоль серой ленты, бегущей вперед, к далекой точке горизонта. А, может, это не горизонт, а черная дыра, и нас вот-вот закружит неземной вихрь и вытянет в сумасшедшем рывке в другое пространство, другое измерение…

Сергей предлагает пересесть во встречную машину и ехать назад до въезда в город. Но какой теперь смысл, ведь столько километров позади, надо было сразу это делать! А сейчас – только вперёд, до этой мифической развязки, о которой все упорно говорят. Должна же она где-то быть! Да и не меняют лошадей на переправе!

Я сижу, отвернувшись к окну, в каком-то забытьи, вожу пальцем по красным, голубым, черным линиям атласа, пытаясь отыскать знакомые названия населенных пунктов, маленьких и не очень. Эмоций никаких нет, чувства времени – тоже. Только камыши, выцветшее небо, пустынная трасса. Только остро и резко очерченный упрямый профиль водителя, как остро и резко очерченные слои горных пород, выступающие на склонах лесистых уральских гор, через которые я проезжала ещё только сутки назад.

Но вот пост ДПС, мы выскакиваем каждый со своей стороны. Сергей расспрашивает про нужный ему городишко в направлении Элисты. Я – о своём.

Выясняем, что впереди – поворот на Сальск. А мне – в другую сторону, там и будет въезд в город с юга. Ну, хоть что-то выяснили.

Снова едем. Вот канал.

— Слушай, я чувствую, что это – совсем рядом. Держись канала. Дачи идут вдоль него! – хотя, что за дело водителю до моей дачи… - Чувствую, мы где-то близко!

По атласу определяю, что мы, действительно, едем в южном направлении.

Проезжаем эстакаду. Канал, такой неширокий сверху, ровный, тесно зажатый каменными берегами, уходит вдаль, всё к тому же горизонту. Только горизонт этот обещает уже что-то хорошее, по крайней мере, мы смотрим вперед с уверенностью и надеждой. И мне точно туда – я знаю. Напряжение спадает. Если что – я просто пойду вдоль, главное – держаться канала.

И вот он – поворот на Сальск.

— Прощай, Сусанин! – говорю я измученному Сергею и, наконец, просто иду, ощущая под ногами твёрдую почву, где можно постоять, попрыгать, потоптаться. Где можно упереться ногами в большое, надёжное, бесконечное и, найдя точку опоры, начать новое движение!

На повороте упираюсь в радостное приветствие – «Добро пожаловать!». Тут же знак – Волгоград 10 км. Да это просто ерунда после такой дороги! Всё! Я дома!

Недолго жду машину. Останавливается легковая. Ещё не придя в себя от эйфории, замечаю мелькающие за окном подозрительно густые тенистые деревья вдоль дороги, какие-то знакомой архитектуры неброские строения… Да это дачи! Вот и спасительный канал рядом, и пляж!

— Ой, остановите, пожалуйста, тут моя дача, - вовремя ориентируюсь я в пролетающих остановках.

Я с корабля на бал – воду только дали, и я успеваю полить всё. Развязавшись с неотложными делами, уже полусонная от усталости, плетусь к каналу. Смываю с себя пыль и пот ночных и дневных марш-бросков. Даю волю так долго крепившемуся организму насладиться прохладной лаской и бережными объятиями воды.

Добравшись до тахты, валюсь, раскинувшись, в блаженство льняной простыни. И лечу в черный бесконечный тоннель глубокого заслуженного сна. Где, как свет в конце его, будет такая ослепительная и сумасшедшая развязка.

30.12.2010 г.
Добавлено: 29.06.2011 г.

В начало страницы | Главная страница | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея