Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Путешествия Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS
Фотографии

Мексика: дорогами Юкатана

Автор: Катерина Андреева

Источник: andreev.org

Мексиканский полуостров Юкатан - это наш заокеанский сосед, вернее даже за-заливный, расположившийся с южной стороны Мексиканского залива. Мы уже имели возможность проехать по Юкатану на пути в Белиз, однако затронули лишь его восточную сторону, от Канкуна до Четумаля. Конечно, интересно было посмотреть, что же скрывается в другой части полуострова.

Тратить большой отпуск на достаточно близкое к дому место не хотелось, а тут удачно подвернулся американский День труда. Он являлся выходным понедельником, пристыковывался к уик-энду, давая таким образом нам полных три отпускных, и еще чуть-чуть вечера пятницы. Для намеченного плана этого вполне должно было хватить. План вырисовывался простым: объехать западную часть Юкатана против часовой стрелки. Точки маршрута получились следующими:

Мерида - Селестун (заповедник фламинго) - Кампече - Edzna - дорога через джунгли в Ушмаль (Uxmal) - Чичен-Ица (Chichen Itza) - Прогрессо - возвращение в Мериду.

Какой-никакой испанский уже был набран, поэтому подготовка к путешествию свелась к беглому просматриванию сведений о каждом пункте маршрута, да изучению списка национальных блюд, принятых в употребление на Юкатане.

Сразу после работы, в пятницу, мы заскочили домой за собранной накануне сумкой и фото-рюкзаком, и поехали в аэропорт. Трафик ужасал; перед долгими выходными многие выбирались из города, большинство как раз в нужном нам направлении. Очереди к стойкам регистрации тоже на радовали. Специально не выбрав Канкун местом прилета, рассудили, что туда ломанется основная масса. А вместо него остановились на тихой и провинциальной Мериде, куда могли лететь только местные.

Расчет себя оправдал: самолет в Мериду вылетел вовремя и полупустым. Время в пути - чуть больше часа, с традиционной трясучкой над Мексиканским заливом. Стюарды быстро разнесли питье и сэндвичи, после чего стали выдавать бланки въезда в Мексику для заполнения иностранными туристами. Бледнолицые получали бланки автоматом, а в случае с людьми, выглядевшими на латиноамериканский манер, стюарды интересовались, "visitor" они, или жители Мексики. Не обошла эта участь и мужичка, сидевшего перед нами. После привычного вопроса стюарда по-английски, мужичок продолжал на него недоуменно смотреть, ничего не отвечая. Тогда стюард повторил свою фразу по-испански к великой радости пассажира, который гордо ответил, что он гражданин США. Ситуация из серии "мы в Америку не ходим, языки нам не к чему". А как гражданство получил, так это не наша забота.

Как и ожидалось, аэропорт в Мериде оказался маленьким, провинциальным, но милым. Добрый дяденька-пограничник в первый раз спросил, на какую страницу паспорта поставить печать въезда. Обычно они шлёпают её куда попало, портя ценные пустые страницы, а тут проявили заботу, было приятно.

Полуостров Юкатан (Yucatan) всегда находился как бы в изоляции от основной Мексики, что выработало очень сильный дух независимости среди тамошних жителей. Получив свободу от испанцев в 1821-м году, юкатанцы мечтали избавиться и от центральной мексиканской власти. Богатенькие землевладельцы тренировали своих крепостных индейцев Майя с дальним расчетом, учили обращаться с европейским оружием. Ну и зря, конечно. Вскоре Майя достигли такой силы, что к середине 19-го века выбили всех остальных с полуострова, за исключением столицы Мериды и крепости Кампече. Но и у Майя нашлась слабая сторона, и называлась она "религиозность".

Чуть ли не в тот день, когда индейцы собирались оккупировать Мериду, они увидели летающего муравья. По майской мифологии, сразу же после данного явления, должно быть начато засевание кукурузы. Малейшее промедление привело бы к тому, что Чак - бог дождя, рассердился бы и наслал засуху. Поэтому воинственные Майя побросали оружие, отправившись домой на сельскохозяйственные работы. Конечно, это дало время для контратаки со стороны белых и метисов, которые к 1855-му году уменьшили популяцию индейцев наполовину. Выжившие Майя были вынуждены скрываться в джунглях, даже уходить с полуострова на территорию современного Белиза.

До начала 20-го века Юкатан оставался мексиканской территорией, а штатом стал в 1974-м году. Большинство мексиканцев - метисы, потомки испанских завоевателей и индейцев Майя. Однако, даже сегодня на Юкатане есть целые деревни чистокровных Майя, совершенно не говорящих по-испански.

Юкатан представляет собой широкий, плоский шельф, возвышающийся всего на несколько метров над уровнем моря. Единственные горы, довольно пологие Pucc Hills, находятся недалеко от Ушмаля. На севере и в центре Юкатана совсем нет рек. Люди добывали питьевую воду из "cenotes" - известняковых дыр, естественных колодцев.

На полуострове расположены три мексиканских штата: одноименный Yucatan, Campeche и Quintana Roo. По последнему мы уже проехались с севера на юг в предыдущем путешествии, теперь любопытно было взглянуть на оставшиеся два. К тому же, хотелось испытать на себе юкатанскую кухню.

Изоляция от основной Мексики определенно наложила свои особенности на местное гурманство. Прежде всего, желательно было попробовать "Pibil" - мясо в банановых листьях с апельсинами, запеченное как барбекю; "Poc-chuc" - тонкие, прозрачные полоски свинины, вымоченные в апельсиновом соке и зажаренные на гриле с луком; и "Sopa de lima" - лаймовый суп - бульон из цыпленка с лаймом.

Жители Юкатана кушают как обычно, три раза в день. Завтрак называется "desayuno" ("десаюно"), когда подаются в основном омлеты (huevos rancheros) и поджаренные тосты (pan tostado) с маслом и джемом. Ланч у них "comida", обычно самая большая еда за день. Из собственного опыта можно посоветовать брать меню дня - "comida corrida" или "menu del dia" в некоторых местах. Это обед из трех блюд с напитком; дешево, сытно, и не надо рыскать по меню, пытаясь найти знакомые слова. На ужин ("cena") юкатанцы кушают супы или свои любимые tacos с сальсой.

Из дома мы зарезервировали машину в "Budget", компакт, по $14 в день. По бездорожью ездить не планировали, и маленькой машиной можно было вполне обойтись. Досталась ничем не примечательная "Шеви", с не совсем удобной коробкой передач, что на следующий день вышло нам боком.

Аэропорт Мериды находится в 10 км от центра, от Plaza Grande, центральной площади города. Многие города Центральной и Южной Америки имеют схожую структуру, когда всё наслоено вокруг главной площади. В её окрестностях обычно много односторонних улиц, каким мелким бы ни казался городок, и конечно над площадью должен возвышаться собор, желательно с колокольней.

Мерида (ударение на "е") с населением 700 тысяч человек - это бывший город Майя - Tihoo, отобранный испанцами в 1542-м году. Она всегда была социальным и культурным центром на Юкатане, еще со времен индейцев. Испанские завоеватели разобрали городские пирамиды Майя, пустив камни для постройки того самого собора, что возвышается над площадью сегодня. Современная Мерида распланирована по решетке, ориентироваться очень легко; небольшое неудобство доставляют односторонние улицы.

Неспешно двигаясь в несильном потоке машин по Av. Itzaez, держали путь до Calle 55 ("Улица 55?), где у нас была заказана гостиница. За пару недель до поездки я нагуглила симпатичную гостиницу-хасиенду "Luz en Yucatan". Обещалось гостеприимство, уединенность, элементы декора в стиле Майя, и два complimentary beer по приезду. Интересно, что же меня сподвигло зарезервировать номер? Не иначе, как элементы декора :) Цена оказалась вполне приемлемой, 450 песо ($38; $1=12 мекс. песо).

В дверях встретил мальчик-подросток, хозяйский сын; всё очень любезно показал, выдав ключи от одной из 7 комнат. Hacienda - это такой дом в мексиканском стиле, с внутренним двориком и летним садом, фонтанчиками, многочисленными лестницами, и нередко бассейном. В общей комнате отдыха болтались гамаки; стопочкой приютились настольные игры; стояли рядком бутылочки текил, ликера Kahlua, рома; всё это, конечно, тоже можно было пробовать. Наша комната была ярко раскрашена в сине-красные цвета, по стенам красовались маски доброй и не очень наружности, висели сомбреро.

Единственное, к чему можно было придраться - вода пахла сероводородом. Но эта особенность всего региона, не только данной гостиницы. Из-под крана лучше не пить, а использовать покупную воду в бутылках. Перед сном сделали вылазку в ближайший супермаркет сети "Oxxo", где в банкомате сняли кучку песо, прикупили немного продуктов. Спиртное не продают после 10 pm. Народ вокруг был хорошо и стильно одет, многие собирались на пятничные дискотеки, пьяных не видели, что приятно удивило. Так завершился день приезда на Юкатан. Следующим утром нужно было встать до 7:30, убрать машину от обочины, так как в это время начинали чистить от мусора улицы.

День 2-й. Маршрут: дорога до Селестуна - заповедник фламинго - обед на пляже - несостоявшаяся авария - провинция Campeche - город Campeche - народные гуляния на центральной площади - ночевка в "Hotel villa Campeche".

Проснувшись около 7, позавтракали тем, что было припасено со вчерашнего дня, и отправились в дорогу в сторону Селестуна. Всего на Юкатане существует две колонии фламинго, в Селестуне (Celestun), и в районе Rio Lagartos (недалеко от Чичен-Ицы). Эта последняя еще и самая многочисленная во всей Мексике. Поначалу, мы планировали заехать в Рио Лагартос после Чичен-Ицы, но такое положение дел не вписалось в окончательный маршрут. К птичкам стоит ездить ранним утром, когда они наиболее активны, и если уж совмещать их посещение с чем-нибудь другим, то ставить на первое место. Нужно также учитывать, что Карибские фламинго (Phoenicopterus ruber) - миграционные птицы, в заповеднике толкутся лишь с мая по сентябрь, а в другое время года перелетают южнее. Оказавшись на Юкатане в начале сентября, я не думала, что нам удастся их увидеть в большом количестве, однако действительность превзошла все ожидания.

Еще не выезжая из Мериды, пришлось заправиться. Как всегда, в Центральной и Латинской Америках машины не выдаются с полным баком. Могут даже сбагрить такую, где топлива хватит лишь для того, чтобы доехать до ближайшей заправки. Нам можно сказать "повезло", бензина оказалось ровно половина.

Мексиканские заправки называются "PetMex", самый распространенный вид бензина - "Magna"; литр стоит в среднем US$0.60. На заправочных станциях принят full service, из машины выходить не нужно, просто сказать работнику "йено, пор фавор" ("полный бак, пожалуйста"), либо назвать желаемую сумму. Чаевых оставлять не нужно, чтобы там ни говорили в американских книжках. Из Мериды шоссе выбегало в три полосы, две левые по 90 км/ч, правая 80 км/ч; потом сузилось до двух полос в каждую сторону.

По карте дорога из Мериды в Селестун выглядит абсолютно простой: все время на юго-запад по 281-й, 96 км. На деле же, шоссе проходит через городки Uman и Kinchil, и в этом заключается самая сложность. Точка въезда в городок и точка выезда совсем не обязательно находятся на одной прямой. Вернее даже совсем не находятся. Автомобилистов прогоняют какими-то закоулками и через объезды, по "лежачим полицейским", оккупировавшим весь город. Знаков, конечно, тоже не наблюдается. Но чудесным образом (правда, потеряв минут 20-30), наконец, удается оказаться за пределами городов-ловушек.

Самый распространенный транспорт в деревнях - велорикши, трехколесные желтые таратайки с балдахином. Часто доводилось видеть, как муж, сидя сзади, работает педалями изо всех сил, а жена с ребятишками с комфортом едут на переднем сидении.

На въезде в Селестун встретил знак, намалеванный от руки, приглашающий свернуть влево, и отправиться в тур к фламингам. Но я предварительно прочитала рассказ одного фотографа-птицелюбителя, который советовал не съезжать под заманивающую табличку, а доехать до пляжа в конце деревне (~ еще 2 км), и нанять лодку оттуда. Во-первых, путь к фламинговой колонии пройдет через птичьи базары с пеликанами, бакланами и разной мелочью, а во-вторых, больше шансов, что в лодке кроме вас никого не будет. Капитан-навигатор сможет полностью подчинить маршрут желанию клиентов, где-то больше времени провести, что-то пропустить. Мы, конечно, решили воспользоваться советом, хотя это и выходило дороже по деньгам.

Припарковав машину на пыльной улочке, чьи дома фасадами выходили на пляж, направились к воде. Белоснежный песок приятно обволакивал ноги своей теплотой, тихие зеленые волны толкали в бока лодки, прикорнувшие у самой кромки залива.

Проблема "как нам найти капитана" решилась моментально - он сам нас нашел. Стоило двум белым гринго показаться на пляже, как к нам тут же подскочил один из мужичков, сидевших в тени ближайшего ресторана, и предложил фламинговый тур. Поставили ему условие, чтобы никого в лодку к нам больше не подсаживали. Мужичок легко согласился за $120. Не, так дело не пойдет, решил Илья, и стал сбивать цену, что у него неплохо получается проделывать в латиноамериканских странах.

Мужик: - Ладно, $100.

Илья: - $50.

Мужик: - Мало!

Илья: - Да ты в песо посчитай, целых 600 песо получается!

Мужик: - Да? (почесывая в затылке). Всё равно как-то маловато.

Сговорились на 700. Мужик щелкнул пальцами, и из ресторана к нам выбежал непосредственно тот, кому предназначалось исполнять роль капитана. Новый товарищ почти не говорил по-английски, и я немного засомневалась, найдем ли мы общий язык, т.к. испанских слов, относящийся к морской тематике, я тоже не знала. Однако, они и не понадобились. Капитан моментально глушил мотор, когда я кричала "Стоп! ("Pare!"), а во время съемок баклана, заглатывающего сомика, вообще проявил чудеса лодочной эквилибристики, заходя с самых удачных углов без лишнего напоминания.

Едва отчалив от берега выяснилось, что надо заправиться. Даже с водными средствами передвижения в Мексике была та же ситуация, что и с наземными - с полным баком не выдаются. Но здесь, конечно, платить за топливо должен был сам капитан.

Первым местом, куда он нас подвез, стала точка Pelican Point (Punta Pelicanos), неофициальное название деревни Nichili. Сотни коричневых пеликанов заполняли каменную косу, далеко вдающуюся в залив. В небе носились фрегаты и грифы, а у воды стройными рядами восседали бакланы. Появление лодки почти не испугало птиц, видимо для них это было привычное зрелище. Бакланы спокойно оглядывали нас своими необычными лазурными глазами с желтой окантовкой, а пеликаны, которых хотелось назвать "великаны" по сравнению с другими пернатыми, сушили на солнце крылья. В этом месте встречается и птица джабиру, о которой я писала в белизском рассказе, но она очень "сезонная", появляется лишь в зимние месяцы.

Тихим ходом мы плыли вдоль берега на юг. Птичьи колонии бесконечной чередой сменяли друг друга. Забавно было видеть древесных аистов, охотящихся у самого берега на мальков, когда за спиной у них возвышались стройные пальмы. Вскоре наткнулись на первую колонию фламинго, не очень большую, штук в 30. Они паслись метрах в десяти от берега, и завидев лодку, стали сдвигаться всей массой в тень от деревьев, недовольно покряхтывая. Капитан прокричал, что это подростки; они более пугливы, чем взрослые, близко вряд ли подпустят.

Спустя минут 20 проехали мимо инфо-центра и под мостом, через который попали в Селестун. Как я уже писала, лодку можно нанять и там, но тогда плыть слишком близко и не интересно, минуя птичьи базары. Сразу за мостом показалась огромная колония фламинго. Они появились в виде красной линии на горизонте, постепенно обрастая деталями по мере нашего приближения. Капитан приглушил мотор, лодку понесло по воле волн, тихо, навстречу птицам.

Для поддержания формы фламинго должны питаться 12 часов в день. Вот почему самая распространенная поза среди них - крупом вверх, с опущенной на дно шеей. Уникальный фламинговый клюв позволяет им процеживать воду, задерживая мелких креветко-образных. Так и ходят птицы, с поникшей головой, мотая её то влево, то вправо; как только не сталкиваются. Весь процесс сопровождается похрюкиванием. Если закрыть глаза, то вполне можно представить, что находишься на свиноферме.

Смешное и ласковое "хрю-хрю-хрю; хрю-хрю-хрю" витало в воздухе. Однако, стоило двум особям не поделить место, как хрюк сменялся на резкий и противный крик, сопровождаемый шумом крыльев, после чего соперники взлетали в воздух.

Дети фламинговой колонии паслись отдельно. Их оперение было бледно-бледно розовым, в отличие от яркого взрослого, и показывало, что детишки пока не наели достаточное количество креветок, чтобы впитать их цвет. Если подплывать на лодке с выключенным мотором, подпускают совсем близко; можно было даже использовать линзу на 200 мм. Вблизи фламинго выглядят ненатурально, как резиновые чучелки или клюшки для гольфа. Часто ходят строем, затылок в затылок, копируют поведение друг друга. Один присядет - и другому надо; один крыльями помашет, глядишь - и сосед расправляет.

Некоторые группки на периферии колонии учились чудесам на виражах. Никакой видимой опасности не наблюдалось, поэтому мы пришли к выводу, что это были именно тренировочные полеты. Сначала группа выстраивалась в колонну, махала крыльями секунды три, и затем начинала забег с места. Шаг, другой, третий - и все взмывали ввысь, вытянув шеи параллельно воде. В воздухе фламинго смотрятся на удивление нескладно, из-за излишне длинных шей.

Около колонии мы провели где-то с час, стараясь громко не ржать над коленцами, выделываемыми птицами. Фламинго оказались очень потешными и в то же время, красивыми.

Капитан завел мотор. Все фламинго подняли головы из воды, насторожились, и начали нас обходить. Мы не стали им мешать, развернулись, и вплыли под ветви деревьев в небольшой канал. В одном из закоулков Mango Creek из воды поднимались деревянные подмостки. Капитан предложил прогуляться по ним до ближайшей "cenote", лагуны с голубой, прозрачной водой. Едва выйдя из лодки, мы тут же пожалели - москиты стаями принялись бросаться на свеженькое мясцо, противно пища и забиваясь в нос. Капитан было посоветовал искупаться, но нам уже ничего не хотелось, кроме как побыстрее выбраться на открытое пространство, подальше от кровососов.

На обратном пути застали интересную сценку "охотящийся баклан". Вернее, он уже был с уловом, вытащив из воды огромного сома, однако тот никак не хотел пролезать баклану в глотку. Птиц его и так крутил, и этак; сом не поддавался, выворачиваясь поперек. Вдобавок и мы мешались. Капитан ловко заходил с разных сторон, давая мне шанс на удачные кадры, в то время как баклан думал, что мы хотим отобрать его добычу. Он отворачивался и наверное даже недовольно урчал бы, если б умел. Минут 15 мучений, и наконец сомик проскочил в тонкую шею, отчего та раздулась, став похожей на сытого удава.

Вдали показались крыши домов в Селестуне. Мы выгрузились на белоснежный песок, поблагодарили капитана за поездку, и направились в один из ресторанов, разместившихся тут же на пляже.

В ресторане "Avila" официант не говорил по-английски, пришлось вспоминать относящиеся к еде испанские слова. Взяли пиво "Montejo", причем Илье досталось 6%, а мне - 4,5% без всяких намеков с нашей стороны. Через некоторое время принесли и блюда, филе неизвестной белой рыбы. Одно было приготовлено по-юкатански, а другое - по-мексикански; оба украшали сальсы из авокадо, репчатого и зеленого лука, помидоров, огурцов. Затем на столе появилась тарелочка с солью и кусочками лайма (к пиву) и лепешки-тартильи со вкусом кукурузных чипсов. Не исключено, что когда они затвердевают, чипсами и становятся.

Часы показывали чуть больше 12, пора было собираться в дорогу после расслабленного отдыха в Селестуне. В этот день мы планировали заночевать в Кампече, столице одноименного штата, расположенного на юго-западе Юкатана.

Сразу за границей Селестуна случилось неприятное происшествие, заставившее поволноваться. В одном месте дорога там достаточно узка; с одной стороны обрывается в овраг, с другой - стена леса. Увидев какой-то интересный кадр, мы решили развернуться, причем из-за недостатка места пришлось делать K-turn. Коробка передач у Шеви была со странностями; первая скорость и задний ход иногда не переключались. На финальном отрезке маневра Илья воткнул 1-ю, нажал на газ, и о ужас! - мы покатились задом в овраг. Чтобы не свалиться окончательно, Илья сидел и изо всех сил давил на тормоза; я вылезла кое-как из нависшей на склоном машины, и побежала на центр дороги звать на помощь.

Минуты через две показались два белых пикапа, остановившиеся на мои яростные размахивания руками. И стали из них вылезать… качки. Реальные такие пацаны с горой мышц, при татуировках, золотых цепях на шеях, с перстнями, и в спортивных костюмах. Выгрузилось их человек 7. Всё, что я смогла пролепетать, было: "Русские… машина… падаем… помогите!!!" Ребята тут же бросились к оврагу, накидали камней под задние колеса, уже прокручивающиеся в воздухе, и толкая машину со всех сторон, чуть ли не на плечах вынесли на шоссе. Илья тоже обалдел, увидев каких помощников нашла жена :) Ну какие были, таких и нашла. Все разом загалдели, стали пожимать руки, похлопывать по спине; мы без устали рассыпались в благодарностях. Минут через 5 расселись по машинам и разъехались в противоположных направлениях. Вот такие мексиканские ребята попались на нашем пути. Уж не знаю, каким бизнесом они промышляют, но за совершенное доброе дело, карма у них однозначно повысится.

Оставшийся путь в Кампече прошел довольно спокойно. Можно было воспользоваться более короткой дорогой вдоль побережья, но она местами грунтовая, и местный народ не рекомендовал по ней ездить. Пришлось вернуться в Уман, потратить по традиции минут 20 на плутания по городу, и лишь затем на глаза попался знак "Campeche - на юг 150 км".

Кампече (Кампеше) - наименее посещаемый из всех трех штатов Юкатана; к тому же 30% его площади до сих пор покрывают непроходимые джунгли. Перед въездом в штат располагался пограничный пост. Останавливаться не надо, просто медленно ехать, пока смотрят в лицо. Индейцы из окрестных поселков пользуются моментом: стоят у обочин, предлагают купить dragon fruits, панамы, гуайаберы (рубахи местного производства с четырьмя огромными карманами, куда можно поместить плоды гуавы, отсюда и название guayabera), соки, деревянные поделки. Как въехали в Кампече, дорога вместо асфальтовой превратилась в бетонную, а машины перестали показывать поворотники при обгоне, в отличие от восточной части Юкатана.

В окрестностях Кампече на дорогу обрушился ливень; город заполнили бегущие реки, стремившиеся к Мексиканскому заливу. Народ, не долго думая, скинул обувь, рассекая по улицам босиком.

По брюхо в воде выехали на Ave. Central, где напротив автобусного терминала была зарезервирована гостиница "Hotel villa Campeche". Отель сделан по подобию американских "Super 8?, с парковкой во внутреннем дворике. Очень любезный молодой человек за стойкой поселил нас в комнату на 2-м этаже всего за 300 песо ($25), с бесплатным интернетом, кондиционером, TV, душем и даже питьевой водой в огромной бутылке-холодильнике.

Чуть-чуть передохнув, отправились в исторический центр города. В 1999-м году организация ЮНЕСКО внесла крепость Кампече в список объектов мирового наследия. Ранее город принадлежал индейцам Майя, как и всё на Юкатане, но к 1540-му году конкистадоры завладели маленьким Кампече, превратив его через несколько лет в главный порт на полуострове. Однако, выгодное местоположение привлекало внимание карибских пиратов, которые постоянно терроризировали Кампече. Испанцам в конце концов надоели грабежи, и они построили шестиугольную стену вдоль побережья, с 8-мью бастионами.

Частично она сохранилась до наших дней, являясь основной достопримечательностью города. Улочки в окрестностях замощены камнями, взятыми из самой стены. Дома, выкрашенные в яркие цвета, радовали глаз. По улицам ездили старые "Жуки"; народ немного косился на белых. У самого берега пушки все еще грозно направляли дула на потенциальных захватчиков, а грозовой фронт, чьи тучи залили город, постепенно смещался на север.

На главной площади Кампече, Plaza Principal, мы решили задержаться подольше, так как в воздухе витали веселые мелодии, и явно ожидалось приближение какого-то шоу или события. Осмотревшись, выбрали ресторан "Casa vieja de los Argos" из-за террасы на втором этаже, с которой нам показалось, что будет удобно снимать людей. Меню не было переведено на английский, но "Маргариты" они и Юкатане "Маргариты" :)

Справа от площади возвышался огромный собор Catedral de la Concepcion Inmaculada, который начали строить в 1650-м году, а закончили лишь через 200 лет. Каждые 15 минут колокольня собора отмечала громким ударом.

Народу внизу в парке и на прилегающих улицах было видимо-невидимо. Часть играла в лото, сидя за столами, расставленными у обочины; продавцы сладкой ваты и воздушных шариков сновали между отдыхающими; парочки обнимались в углах парка. Никто не пил даже пива. Вместо этого спросом пользовались ледяные напитки из передвижных киосков, со вкусом гуавы, банана, пина-колады (18 песо). Атмосфера царила самая дружелюбная и приятная.

Через некоторое время осветили небольшую сцену в центре парка, к ней стали подтягиваться нарядные дети в национальных костюмах, и зрители - очевидно родители с видеокамерами наизготовку. Мы тоже нацелились со своего 2-го этажа.

Вся эта музыкальная фиеста называется на Юкатане "jaranas". Музыка представляет из себя комбинацию народной испанской и майской, с нотками кубинской гуарачи. Исполняется обычно оркестром, ведомым саксофоном и кларнетом. Маленькие девочки, вышедшие на сцену, были одеты в "terno", костюм, состоящий из трех частей: туники, вышитого воротника и юбки ("fustan"). Плюс обязательный огромный бант на голове, называемый "cinta colorada". Мальчики выступали в черных брюках и белых национальных рубахах, подпоясанные красными кушаками, с алыми бантами на шее.

Танцы чем-то напоминали русскую кадриль, когда танцующие выстраиваются в шеренги лицом друг к другу, выделывают фигуры, меняются партнерами. Зрелище нас настолько увлекло, что мы присоединились к толпе перед сценой, предварительно зацепив в киоске парочку ледяных коктейлей. Сплясав подряд пять танцев, детишки поклонились, уступив место какому-то мужику в майке. Мужик, оказавшийся певцом, принялся горланить веселые песни грустным голосом. Такая музыка нам не очень пришлась по душе, и допив коктейли, мы отправились в гостиницу, отдыхать от насыщенного событиями дня.

День 3-й. Маршрут: руины древнего города Эцны (Edzna) - дорога через поселения индейцев Майя - обед в деревне Santa Elena - Ушмаль (Uxmal) - ночевка в окрестностях Чичен-Ицы.

Переночевав на вилле Кампече в весьма комфортабельных условиях, выписались рано утром, взяв курс на восток от города. Там, в гуще юкатанских джунглей, была спрятана Эцна, древний майский город, запланированный нами для посещения. К нему удобно подъезжать по шоссе 261, известного так же под названием Long route. Всего 55 км на юго-восток, через китайское поселение China, через совсем уж мелкие, безымянные деревеньки, однако щедро утыканные топесами (в одной насчитали подряд 20 штук), и вот показался вход на территорию раскопок.

С каждого взяли по 33 песо. Персонал не говорил по-английски совсем, но из испанского монолога я поняла, что нас просят расписаться в регистрационной книге, кто такие, да откуда. Под столбиком с десятком "Mexico, Mexico, Mexico…" теперь гордо красуется начертанное кириллицей "Россия". Действительно, Эцна не входит в программу посещения у иностранных туристов. В основном мы видели небольшие группы местных школьников во главе с учителем, изучающих руины.

Все майские города, в принципе, похожи друг на друга. Сначала попадаешь на обширное пустое поле, засеянное травой, за которой тщательно следят; а потом взгляд падает на пирамиды, колонны, постаменты. Города эти занимают довольно большие площади, постройки отнюдь не стоят близко друг к другу. Поэтому наличие удобной и устойчивой обуви очень важно, особенно если забираться по ступеням пирамид.

Не стала исключением и Эцна. С подстриженного поля была хорошо видна ладная пирамидка, слева от неё возвышался огромный холм с колоннами наверху, а справа тянулись ступени древнего стадиона. На нагретых солнцем камнях нежились темные и белесые игуаны, с черными поперечными полосками. Илья не удержался, легонько дернув одну за хвост, отчего та, возмущенно фыркнув, скрылась в щели под камнем.

Edzna на майском языке означает "Дом гримас", известна с более раннего периода, чем основные города Майя. Как предполагают археологи, случилось это потому что в Эцне селились дважды. В первый раз в районе 400 в. до н.э. на территории обосновались мирные индейцы-сельскохозяйственники. Именно они ответственны за разветвленную систему каналов, по которым дождевая вода подводилась к полям. Однако, в 150 г. н.э. город был оставлен, возможно из-за конфликта с другим племенем, либо эпидемии. Прошло 500 лет, и в Эцне поселились новые индейцы, начавшие строительство тех самых пирамид, которые можно видеть сегодня. Во вторую фазу город полностью возродился, став к тому же основным торговым центром в этой части Юкатана.

Справа от главной лужайки (Main Plaza) располагалась ступенчатая платформа, напоминавшая пирамиду, которую растянули по горизонтали. Она называется Nohochna (Большой Дом), с её ступеней более чем удобно было наблюдать за ритуалами, проводимыми на лужайке. С торца поля пристроилась небольшая, 11-метровая пирамида South Temple. Необычность её в том, что спереди вместо ступеней у пирамиды находится наклонный пандус, местная архитектурная особенность. Примыкает к пирамиде Ball Court, место для игры в мяч. Месоамериканская игра в мяч - игра на выживание, проигравшую команду во главе с капитаном приносили в жертву. Кольцо, в которое нужно было попасть мячом, находилось на высоте 2-3 человеческих ростов; узкое, чуть больше диаметра мяча. Руками во время игры пользоваться было нельзя.

Настало время исследовать Большой Акрополь. Он отделен от лужайки при помощи невысокой стены Temazcal, где проводилось ритуальное очищение паром; а по бокам возвышались (да и теперь есть) две красивые пирамиды. Но главное строение в Акрополе и во всей Эцне - это Building of the Five Stories.

5-уровневая пирамида вздымается ввысь на 35 метров, а увенчивает её небольшой храм с длинными колоннами. На каждом уровне расположены кельи, чьи двери черными глазницами смотрят на лужайку. Во внутренних помещениях пирамиды всегда полумрак, за исключением нескольких минут на закате солнца. Пирамида построена так, чтобы солнечные лучи пронизывали её насквозь перед самым своим исчезновением. Тогда создавалась иллюзия, что из пирамиды бьет свет прямо вниз, на ритуальную лужайку. Можно только предполагать, что происходило в головах индейцев при виде такого зрелища.

Мы решили обязательно залезть на самую вершину пирамиды. Лестничная платформа не производила очень страшного впечатления, однако посередине был проложен канат для слабых духом. И дернуло меня обернуться с полпути назад! Такой же ужас можно испытать, встав на перила балкона, этаже так на четвертом. Лестница стремительно уходила вниз под углом чуть ли не 75 градусов; как по ней спускаться было совершенно непонятно. Воздух тем временем раскалился до 40 Цельсиев. Взмокнув и свесив языки на плечо, все же доползли до самого верха. Как хорошо было привалиться спиной к холодным стенам храма, да и взявшийся откуда-то прохладный ветерок пошел на пользу. Сверху открывался великолепный вид на всю Эцну, и даже гораздо дальше. Кроны деревьев разнообразных оттенков зеленого, сливались в одно большое море, над которым вместо чаек парили грифы. Один уж очень пристально к нам стал присматриваться, прикидывал наверное - годимся мы ему на зубок, или еще надо подождать.

Настала самая страшная часть в ползании по пирамидам - спуск. Вцепившись обеими руками в тот самый канат, над которым высокомерно хихикала на подъеме, я бочком, бочком поползла вниз. Где-то на середине удалось уговорить себя отцепить одну руку, а дальше совсем легко стало идти, как по обычной лестнице. Фотографии не передают, к сожалению, всей перспективы сверху. Но можно смело сказать, что лазать по пирамидам не только интересно, но и страшновато.

По выходу из Эцны обнаружилось, что времени вполне хватает, чтобы посетить и более известный Ушмаль. Только добираться до него предстояло не по шоссе, а сетью мелких местных дорог.

За пределами человеческих поселений, джунгли смело подступали к дорожному полотну, жадно проглатывая обочины. Миновав мелкую деревню Cayal, повернули направо по 261-й (есть знак к Ушмалю). Покрытие слегка попортилось, появились трещины и небольшие ямы. В чистом поле между деревнями Хопельчен и Муленчен повстречали группу белых молодых людей. Выглядели они по здешним понятиям настоящими пришельцами: девушки в длинных, "русских" сарафанах, мальчики в косоворотках и пастушьих шляпах. Что делали белые люди, да еще так странно одетые, в центре юкатанских джунглей, осталось для нас загадкой.

Над дорогой стали появляться необычные гнезда. Свитые какими-то искусными птицами, они свисали целыми гроздьями с веток. Некоторые очень аккуратные, другие - с торчащими во все стороны травинками. Мы немного покараулили, надеясь что покажутся хозяева гнезд, но они нас полностью проигнорировали.

В деревне Паланчен дорога по обыкновению не пошла насквозь, а вместо этого принялась петлять по закоулкам. Плюясь на топесы, перегораживающие путь через каждые 50 метров, мы тем не менее имели возможность хорошо осмотреться вокруг. Улицы полнились женщинами Майя в традиционных белых платьях-huipiles с цветастой вышивкой по подолу и груди. Обычные такие женщины, только на головах они носили не шляпки от солнца, а глубокие миски с маисовыми зернами. Передвигались при этом очень шустро, перебегая в разных направлениях дорогу перед машиной, не делая ни малейшего движения руками для поддержания миски на голове. То ли опыт тому причина, то ли строение черепа, а может и маленький рост. Ни одна из женщин Майя не превышала на глаз 1,40 м. Мужички в Паланчене разъезжали исключительно на трехколесных таратайках-рикшах, оставляя хождение пешком женскому полу.

С юга въехали из Кампече в штат Юкатан. На этот раз пограничники решили нас остановить. Один подошел, спросил, говорим ли мы по-испански. Прикинулись одуванчиками, сказали что нет. Погранец попросил один паспорт, открыл его на какой-то визе, то ли греческой, то ли белизской, с умным видом тут же закрыл, кивнул, и пожелал счастливого пути.

Не доезжая до Ушмаля десятка километров, остановились в небольшом поселке Santa Elena, в ресторане "El Chac Mool" на окраине. Выглядел он очень миленько, весь в цветах, красочный. Хозяйка, не говорящая по-английски, встретила в дверях, проводила к понравившемуся столику единственных посетителей. Внутреннее убранство ресторана составляли многочисленные развешанные по стенам маски Майя, расставленные вдоль стен фигурки пирамид и статуи бога дождя, в честь которого было названо заведение. Еда предлагалась самая традиционная - Conchinita pibil - мясо с сальсой из артишоков, апельсинов, помидоров, лука. Все запечено в банановых листьях, с бобовым пюре в качестве гарнира. К этому полагались еще два лаймовых супа. Вот это вещь, особенно в жару! Приятный, слегка кисленький суп, с кусочками цыпленка, болгарского перца и помидор, одновременно утолил и жажду, и голод.

За десять минут добрались до Ушмаля. За парковку, ограниченную шлагбаумами на въезде и выезде, берут 10 песо. Билетик лучше сохранить, его требуют, чтобы выпустить машину со стоянки. Вход на территорию раскопок стоит 95 песо, но с нас почему-то взяли полцены. Оказалось, правило есть на Юкатане - по воскресениям и праздникам музеи берут 50% стоимости. Народу было мало, белых совсем не видели, лишь небольшие группы мексиканских ребятишек в школьной синей форме.

Поклонение богу дождя - Чак Мулу, "Небесному Змею", видно в Ушмале везде. Его лепные маски с длинными носами смотрят буквально со всех фасадов зданий. Эта часть Юкатана всегда испытывала недостаток воды (нет рек), поэтому доброе расположение бога дождя было для индейцев особенно важно.

Ушмаль (Uxmal) на майском наречии означает "Троекратно воздвигнутый", хотя на самом деле город отстраивали целых пять раз. Пирамиды и различные постройки складывали из известняка теплого оттенка, добываемого в близлежащих холмах.

На входе большинство туристов буквально столбенеет при виде необычной Пирамиды Волшебника (Casa del Advintino). У неё овальное основание и закругленные углы, а если посмотреть с высоты птичьего полета, проекция пирамиды похожа на круговую мышцу рта. По замыслу она и представляет собой рот воображаемой маски Чак Мула, занимающую территорию в несколько километров. Похоже, что стереометрическое воображение у древних индейцев работало просто отлично. К Пирамиде Волшебника можно подойти вплотную, но подниматься к сожалению нельзя.

Это самая впечатляющая пирамида, что мы видели в путешествиях, включая и белизский Шунантунич, и посещенную позже Чичен-Ицу.

После волшебной пирамиды, в сопровождении любопытных полосатых игуан, тропинка вывела к Квадранту монашек. Cuadrangulo de las Monjas представляет собой прямоугольник-лужайку, окруженную с четырех сторон четырьмя разными храмами. В них вырублены дверные проемы 74 комнат-келий, лицом выходящие в центр лужайки. Фасады всех четырех храмов пестрят носатыми масками Чак Мула. Выглядят они отнюдь не дружелюбно, особенно те, что украшают углы.

В восточном храме посередине прорублена арка, через которую можно выбраться из квадранта на длинный луг, пестрящий в тот момент полевыми цветами. Даже луг в Ушмале имел свое предназначение - на нем играли в мяч. Ворота-кольцо сохранилось в оригинальном исполнении, по виду такое же, что видели в Эцне.

Жара давила на головы нещадно. По курсу показалась еще одна пирамида, по виду меньше той, что на входе, однако с громким именем Gran Piramide. На неё разрешалось залезать, хотя желающих по такой жаре было немного. Что делать - полезли, не уходить же из Ушмаля без традиционного обзора сверху. 32 метра вверх по не самой крутой лестнице (в Эцне было страшнее), и опять перед глазами разлилось зеленое море древесных крон.

В целом, на Ушмаль достаточно часа-полутора, чтобы не спеша осмотреть основные пирамиды и второстепенные строения. Народу с каждой минутой становилось все меньше, даже надоедливые игуаны куда-то запропастились. На выходе с места раскопок есть отличный сувенирный магазин с невысокими ценами, где можно приобрести хорошо сделанные каменные настенные маски, календари-круги Майского летоисчисления, глиняную посуду.

По первоначальному плану мы прикидывали заночевать в Санта-Елене. Я даже сделала резервацию комнаты в небольшой гостинице. Но дурная голова ногам покоя не дает, и нам подумалось - а зачем тут сидеть целый вечер, когда можно доехать до окрестностей Чичен-Ицы? Время приближалось к 5 pm, до Чичен-Ицы было 130 километров. Судя по опыту, дороги между деревеньками не так плохи и разбиты, как о них рассказывали, за два часа должны доехать.

Резервацию отменить не получилось, телефона не было, а с лету бунгало в деревне не нашли. Мысленно извинились. По прилету в Хьюстон меня ждало обидное письмо от хозяина гостиницы на тему "я вас так ждал, так ждал, а вы…" Было очень стыдно.

Тем временем, мы доехали до деревни Ticul, где дернуло почему-то заправиться, хотя индикатор бензина показывал чуть меньше половины бака. Просто это было более-менее крупное поселение, дальше ожидалась совсем уж глушь, не хотели рисковать. Полчаса мы плутали по Тикулю в поисках заправки. Обращение к помощи местного населения ни к чему не привело.

Я: - Senor, donde esta la gasolinera? ( - Сеньор, где у вас тут заправочная станция?)

Прохожий: - Derecho, senora. ( - Прямо, сеньора)

Оk, едем прямо, заправки нет. Сворачиваем на поперечную улицу, диалог повторяется слово в слово. Если верить жителям Тикуля, так прямо пойдешь - к заправке придешь, налево пойдешь - к заправке придешь, направо - то же самое :) Самое смешное, что в принципе так и вышло. Плюнув на всё, принялись кружить по деревне по часовой стрелке, и каким-то образом таки выехали к нужному месту. Бензин стоил 6.6 песо за литр ($2.40 за галлон).

За Дзаном дорога стала однополосной, без разметки. Вверх-вниз, вверх-вниз прыгало покрытие, прорезая хищные джунгли, оттяпавшие обочины. Между деревнями Mani и Tiabo поперек нашего пути просвистел хайвей на Мериду. И конечно, на этой развилке стояла шикарная, блестящая заправочная станция на десяток колонок. Так что мы совершенно зря потеряли время в Тикуле.

Кстати, хочу порекомендовать туристический журнал "Yucatan today". Это двуязычное издание, распространяется бесплатно в гостиницах, на заправках, в туристических местах. Статьи там очень хорошо подобраны, охватывают самые интересные уголки полуострова, к тому же есть подробные карты. Именно с помощью карты из этого журнала мы сумели не потеряться в юкатанских джунглях.

За хайвеем потянулись негостеприимные места. Деревни мельчали на глазах, Mayapan, Katamayek, Sotuta… Испортилась дорога, походившая теперь на решето из-за ям. Вечерние длинные тени пересекали поперек весь обзор, в глазах из-за них пестрело, ямы не просматривались, проваливаясь в черноту.

Напряжение последнего часа в дороге стало сказываться, накатила усталость. Но к тому времени мы уже оказались в окрестностях городка Piste, базы для исследования Чичен-Ицы. Стукнулись в первую попавшуюся гостиницу. Ёй оказалась симпатичная "Piramide Inn", утопающая в цветах. На своей территории гостиница разрешает ставить палатки за небольшую денежку. Ну а комната обошлась нам в 410 песо ($38). В ближайшей лавочке купили мексиканского "Modelo", и остаток вечера провели в теплом, гостиничном бассейне, отдыхая от дороги.

День 4-й. Маршрут: исследование Чичен-Ицы - хайвей на Мериду - Прогресо на побережье - ночлег в "Luz en Yucatan".

С самого утра мы поехали в Чичен-Ицу, которая находилась всего в полутора километрах от гостиницы к востоку, в сторону Канкуна. План был таков, чтобы зайти на территорию строго в час открытия, в 8 утра. Чичен-Ица, к сожалению, слишком туристическое место, толп избежать вряд ли получится, а вот минимизировать соприкосновение с ними можно либо ранним, либо очень поздним приходом.

За парковку взяли стандартные 10 песо, выдав взамен талон. На стоянке присутствовала всего парочка легковушек, туристические длинные автобусы еще не появились. В кассе с нас потребовали по 95 песо с каждого, либо $10. Платить можно и американскими деньгами, не обидятся, но курс конечно грабительский. Покосившись на фото-рюкзак, служитель потребовал дополнительно $3 за видеосъемку. Пришлось пояснить, что это всё фото-причиндалы; он поверил на слово, пропустил без дополнительных поборов. У самого входа группа товарищей попыталась предложить свои услуги, выкрикнув: "Guide… English…", но мы не стали обращаться к их помощи.

Первое строение в Чичен-Ице, которое бросается в глаза, это конечно Пирамида Кукулькана; очень красивая, стройная, ритмичная, но небольшая - всего 25 метров в высоту. В Эцне, Ушмале и белизском Шунантуниче главные пирамиды выглядят намного внушительнее.

Пирамида Кукулькана, она же El Castillo, она же Храм Кетцалькоатля, является по совместительству календарем. Каждый из четырех фасадов пирамиды строго ориентирован по сторонам света. Подножие северной лестницы заканчивается высеченными в камне головами Пернатого змея. Дважды в годы, в дни весеннего и осеннего равноденствия, происходит естественное световое представление. На протяжении 3 часов 22 минут движущиеся треугольники из света и тени напоминают спускающегося (осенью) или ползущего вверх по ступенькам (весной) змея. На каждом фасаде пирамиды лестницы состоят из 91 ступени, что в совокупности с храмом наверху дает число дней в году - 365.

До недавнего времени подъем на пирамиду был разрешен по северной, отреставрированной лестнице, но сейчас опять не пускают. Стены храма на вершине Пирамиды Кукулькана украшены скульптурами тольтекских воинов, подчинивших себе Чичен-Ицу в 10-м веке, принадлежащую до этого индейцам-майя. Две культуры плотно переплелись; стены храмов пестрят изображениями и Чак-Мула, майского бога дождя, и Кетцалькоатля, которому поклонялись тольтеки.

Рассмотрев пирамиду со всех сторон (кроме северной, все они не восстановлены, с осыпающимися под собственной тяжестью ступенями), вышли к месту, обозначенному на карте как Группа тысячи колонн (Grupo de las mil columnas). Колонны высотой выше человеческого роста, уносились вдаль стройными рядами, образуя интересные, графичные узоры. Поверхность колонн на ощупь прохладная и шершавая, с множественными выбоинками-щербинами.

На территории Чичен-Ицы есть небольшие рощицы, и даже вполне европейские тенистые аллеи. В этот ранний час торговцы-коробейники готовили свой товар к продаже. Они расстилали на траве длинные скатерти, поверх которых выкладывали керамические тарелки с переводными картинками, стеклянные пирамидки, деревянные скульптуры Чак-Мула. Всё очень попсовое, топорно сделанное по принципу "заморский турист и так схавает". Я бы рекомендовала не покупать в Чичен-Ице вообще ничего.

В западной части города обнаружили интереснейшее здание - обсерваторию Caracol. "Караколь" по-испански означает "улитка". Именно так прозвали конкистадоры строение с крышей-куполом и зигзагообразной лестницей-вертушкой внутри. Часть купола уже обсыпалась, но это нисколько не мешает поразиться сходству древней обсерватории с современными. Каким образом необразованные индейцы смогли спроектировать и построить чудесное здание? Удивительно. Самые фотогеничные ракурсы можно поймать, зайдя с дальнего конца обсерватории, встав лицом к лестнице.

Разморенные утренним, но уже вовсю шпарившим солнышком, сунулись было купить воды в киоске, но там запросили за 0,5 литровую бутылку воды 35 песо. 3 доллара?! Извините меня, пейте эту золотую воду сами. Я конечно понимаю, что бывают ситуации из серии "а куда ты денешься с подводной лодки", но это был не тот случай, жадных торговцев полностью проигнорировали. В Чичен-Ице "доение" туристов чувствуется повсеместно. Даже на выходе, в лавочке, торгующей исключительно бутилированными напитками, на кассе стояла баночка с надписью "tips". За что? Разве какой-то сервис был оказан? Разве продавец смешивал коктейли или хотя бы наливал их из автомата? Нет, все уже фабрично упаковано, а "типс" клади. Противно от такого отношения.

Неспешно прогуливаясь, заглянули на большое поле для игры в месоамериканский футбол. Gran Juego de Pelota - самое обширное из 8-ми таких полей в Чичен-Ице, и как утверждают знатоки, наиболее впечатляющее во всей Мексике. Поле окружено каменными стенами с барельефами, изображающими процесс отрубания голов у проигравшей команды. Веселенькое местечко. Обойдя по периметру еще раз главную лужайку, мимо платформы Венеры, платформы Черепов (раньше её украшали черепа принесенных в жертву), храма Ягуара, запечатлели Пирамиду Кукулькана в последний раз, и направились к выходу. В целом, на Чичен-Ицу можно потратить час, особенно если приходилось видеть другие пирамиды. Нам она понравилась меньше Ушмаля с Эцной, но пусть каждый сам для себя решает.

Наш круговой маршрут по Юкатану против часовой стрелки подходил к завершению; осталось лишь доехать до Мериды. Для этой цели решили воспользоваться платным мексиканским хайвеем #180 (западное направление); посмотреть - есть ли разница между платными (cuota) и бесплатными (libre) дорогами. Шикарное асфальтовое шоссе бежало двумя полосами в каждую сторону, разделенное лесным массивом посередине. Максимальная скорость - 110 км/ч. Примерно через каждый 5-7 км появлялись рукава-retorno, развороты в обратную сторону. Дорога из Чичен-Ицы в Мериду оказалась платной лишь до половины (62 песо), до городка Kantunil. Далее пошел бесплатный отрезок, но по-прежнему две полосы с разделением. Появился трафик, ранее не было совсем. 117 км до Мериды проскочили незаметно, к обеду мы уже были в городе.

От короткого отпуска оставалось целых полдня, которые решили провести как все нормальные туристы, то бишь на пляже. Для этой цели подошел городок Progreso, в 40 минутах от Мериды строго на север. Бывшая рыбацкая деревушка, Прогресо теперь вполне процветающее курортное место, пользующееся особой популярностью среди местного населения. Еще мне где-то попадалась информация, что Прогресо облюбовали дантисты, поэтому народ с Юкатана, из центральной Мексики, и даже - о ужас! - из США, ездит туда не только поваляться на пляже, но и качественно и не дорого полечить зубы :)

Оставив машину у набережной, скинули сандалии, и по белому, обжигающему песку побрели к воде. Мексиканский залив с этой стороны не чета техасскому Галвестону. У берега плескались волны приятного изумрудного оттенка, тихие, шелестящие, медленно накатывающие на песок. Народ купался небольшими группами, шумных толп не было, что приятно порадовало.

Прямо в песке у кромки воды мы уселись под один из зонтиков, сложенных из сухих пальмовых листьев, принадлежащих ресторану "La fites", расположенному за дорогой. Сразу же подскочил официант, предложил коктейль из креветок, лаймовый супчик, рыбное филе. Взяли к этому парочку "Маргарит", приготовившись наслаждаться отдыхом.

Но не тут-то было. Пока с нами разговаривал официант, больше никто не беспокоил, но стоило ему уйти, как к столику потянулись торговцы-коробейники с навязчивым "купи-купи-купи…" Буквально каждые три минуты нам предлагали приобрести всякий хлам, уродливые бисерные пояса, мягкие игрушки, серьги, браслеты… Причем собратья коробейники прекрасно видели, что их товарищей посылают, но с упрямством снова и снова тянулись к столику. По началу мы всё же говорили: "нет, спасибо", "не нужно", "не интересно", но в конце концов все это настолько надоело, что даже перестали отнекиваться, просто уйдя в тотальный игнор.

Ребята-коробейники несколько попортили впечатления от курортного Прогресо, но как только мы ушли из кафе побродить по пляжу, то торговцы моментально отстали. Видимо, на ходу не принято.

К вечеру вернулись в Мериду в ту же самую гостиницу "Luz en Yucatan", где останавливались в первую ночь после приезда. На этот раз нам выдали ключи от гораздо большего номера - целой квартиры с кухней. Традиция гостиницы угощать пивом новых гостей так же сохранилась. В номере на одной из стен приметили длиннющий гамак; незамедлительно протянув его через всю комнату получили третье спальное место.

Когда стемнело, вышли погулять по центру Мериды. Народу кругом - уйма; все веселые, наряженные. Уличные оркестры разминались перед игрой, перебирая саксофонные этюды. Под их разноголосицу уселись на втором этаже симпатичного ресторана "La Paranda", попить местного пива. Место оказалось шумноватым, да и подвалившая вскоре американская компания мешала; всё же не затем мы приехали в Мексику, чтобы слушать пьяненькую американскую речь. Завершили вечерний променад обойдя центральную плазу, переходя от одной компании музыкантов к другой, впитывая в себя уличные звуки.

День отъезда. Наш самолет отправлялся в 7 утра, и был шанс, что мы успеем на работу, если не будет задержки рейса. 20 минут до аэропорта; Шеви поставили на стоянку "Budget", ключи подсунули под шторку офиса, еще закрытого в такую рань.

При регистрации на билете у меня опять выпал поганый код "SSSS". Это значит "random check", выборочная проверка.

Who gets Searched at the Airport, and Why?

When you obtain your boarding pass, take a close look at your boarding pass. If SSSS appears on your boarding pass, you can expect to be searched. A random number of boarding passes have this SSSS code and if this appears you will be searched. /U.S. Department of the Interior/

Но, видимо, в 6 утра сотрудникам секьюрити было лениво возиться, поэтому помахав для проформы вокруг меня металлоискателем, с миром отпустили. Не то, что в прошлый раз, когда даже фотолинзу обсматривали и обнюхивали со всех сторон, довершив тестом на остатки взрывчатки. Меня это не сильно раздражает, но вот Илья приходит просто в бешенство, говоря, что больше дел у охраны нет, как обыскивать белую, скромную девочку, у которой и карманов-то нет :)

Как бы там ни было, но в Хьюстон мы попали вовремя, не задержавшись даже на десять минут. Уже через час каждый был на своей работе, просыпаясь за утренней чашкой кофе, и рассказывая коллегам о прелестях и красотах полуострова Юкатан.

Хьюстон, США - Юкатан, Мексика
Сентябрь 2006 г.

В начало страницы | Главная страница | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея