Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS



Маршрут по Большеземельской тундре (к Вашуткиным озерам и теплым источникам Пымва-Шор)

Руководитель: Николай Александров (Печора)

Содержание
  1. Справочные сведения о маршруте;
  2. Участники;
  3. Нитка маршрута;
  4. Немного истории, или с чего всё начиналось;
  5. Реализация проекта и немного об особенностях района;
  6. Описание маршрута:
    1. Заброска;
    2. По рекам Тарью и Коротаиха;
    3. По реке Саваю;
    4. Волок;
    5. Вашуткины озера;
    6. По реке Адзьва;
    7. Река Уса;
  7. Краткая техническая характеристика маршрута:
    1. Реки Тарью и Коротаиха;
    2. Река Саваю;
    3. Вашуткины озёра;
    4. Река Адзьва;
    5. Река Уса;
  8. Пройденный километраж по рекам;
  9. Некоторые рекомендации по снаряжению;
  10. Общий вывод по маршруту
Справочные сведения о маршруте

Общая протяжённость маршрута (включая заброску) - 670 километров;
Протяжённость активной части маршрута - 603 километра;
Из них против течения - 62 километра.
Время проведения - с 26 июля по 26 августа 2005 года.
Активная часть маршрута:
    Ходовых дней - 25;
    Дневки - 5.
Сплав средство - байдарка "Щука-3".

Участники
Нитка маршрута

Николай Александров Татьяна Александрова

г. Воркута - р. Тарью - р. Коротаиха - р. Саваю - оз. Саваты - волок на Вашуткины озера (оз. Болбанты) – р. Адзьва - руч. Пымва-Шор и Дершор (радиалка) - р. Уса – ж-д мост через реку Уса (ж-д ветка Сыня-Усинск)

Немного истории, или с чего всё начиналось

Если взглянуть на карту Большеземельской тундры, то трудно не заметить реку Адзьву, приток Усы, истоки которой находятся далеко в тундре и начинаются из загадочного лабиринта озёр, с таким же загадочным названием - Вашуткины озёра. Беря начало из этого лабиринта, воды Адзьвы долгое время текут по тундре, режут гряду Чернышева, чтобы потом влиться в Усу. Эта река уже давно привлекала меня. Но добраться до её истоков было сложной задачей. Ведь Вашуткины озера находятся далеко в тундре, и пешком практически недосягаемы. Что-то мне подсказывало, что сами Вашуткины озера объект не менее интересный, чем река Адзьва, и стоят посещения. К сожалению, недоступность топографических карт в те времена, не позволяло каким либо образом разработать реальный маршрут, и из года в год эта идея откладывалась до лучших времен.

Тем более в те годы ещё не было лёгкого и надёжного снаряжения, чтобы можно было путешествовать по тундре. Ведь там нет леса, и поэтому трудно укрыться от непогоды. Всё это требовало специального снаряжения, которого у меня тогда ещё не было, как не было и опыта путешествий по безлесной местности.

Но времена изменились, реально стало купить хорошее снаряжение, стали доступны топографические карты. Желание попасть на Вашуткины озера, и сплавится по Адзьве ещё более усилилось, когда я узнал о наличие в её среднем течении тёплых источников и выходах базальтов. Погрузившись в карты, разрабатывал маршруты - варианты достижения истоков Адзьвы своим ходом, без дорогостоящей заброски из Воркуты.

Детальная работа с картами выявила несколько таких вариантов. Но все они были отброшены ввиду значительной протяжённости, большого количества волоков и протяженных участков против течения. В конце концов наметился реальный вариант маршрута от станции Сейда (сев. ж-д.), который предусматривал подъем по реке Сейда до озера Харбейто, и далее по системе озер большое и малое Сяттейто до озер Падимейто, откуда далее вниз по реке Падимейтывис до его левого притока Нядейтывис. По нему планировалось подняться до верховьев, на сколько можно, и оттуда осуществить волок (6 километров) на озеро Юрто – самое верхнее из Вашуткиных озер. Казалось, наконец-то найден удобный и рациональный вариант достижения цели, к тому же и интересный. Ведь на реке Падимейтывис есть каньон с водопадом. Но и этот вариант маршрута был отклонен. Потому как, более детальное изучение местности по спутниковым снимкам заставили усомниться в правильности выбранного решения. Дело в том, что река Нядейтывис в верховьях практически не отслеживается, что говорит не в пользу её проходимости. Таким образом, волок на озеро Юрто рисковал начаться задолго до подхода к шестикилометровому рубежу.

Дальнейшие поиски выявили возможность реального подхода к Вашуткиным озерам с верхнего течения реки Коротаиха, по её левому притоку Саваю. Река непротяжённая (всего 62 километра), русло её хорошо отслеживается, да и начинается она из довольно большого озера (Саваты), что позволяет надеяться на достаточную полноводность, для проводки байдарки. Оставалось только найти способ достичь, этих самых, верховьев Коротаихи. Тот вариант, с подъемом по Сейде, переходом на Падимейтывис, и далее со спуском по нему до Коротаихи, был явно сложным и протяженным. В таком случае путешествие рисковало затянуться более чем на месяц. В результате поиска альтернативных вариантов, был найден наиболее оптимальный – подъем по реке Воркута от поселка Северный (гор. Воркута), и далее по её притоку Молотовей-Ямботовис до озера Молотовей. Отсюда следовал волок по возвышенной сухой тундре к реке Сядейю, который можно было сократить (до 5 километров) если достичь по протоке озера Дияты. Таким образом, получилась нитка маршрута с двумя волоками, со стартом непосредственно из Воркуты.

Реализация проекта и немного об особенностях района

В ходе подготовки к прохождению маршрута мне случайно удалось найти единомышленников - методиста Дворца технического творчества Центрального района города Москвы по детскому туризму Валерия Кожина. И известного среди пользователей Интернета (и не только) туриста водника со стажем - Нестерова Александра (Василича). Они серьёзно заинтересовались моим маршрутом, и завязалась переписка с обсуждением предстоящего путешествия. Дело в том, что в этом регионе, в плане самодеятельного туризма, достаточно хорошо уже освоен Уральский север, но абсолютно нет информации о Большеземельской тундре. В туристском плане, это "Терра инкогнита", и здесь почти любой маршрут - первопрохождение. Именно это и привлекло в первую очередь. В Интернете практически совсем нет информации о прохождении туристами реки Адзьвы, за исключением описания Чернова, в известной книге "Туристские походы в Печорские Альпы". Все это сулило наличия здесь первопрохождения, в туристском плане конечно. А о термальных источниках "Пымва-Шор" нигде нет никакой информации вообще. Одним словом, район малоизвестный из-за своей труднодоступности и мало популярный, в виду близкорасположенного "лакомого кусочка" - Полярного и Приполярного Урала. Конечно, многих влекут горы. Таких людей, как правило, подавляющее большинство. Но у тундры свои прелести, и пока там не побываешь, трудно понять это. Мы не исключаем, что туристы хоть когда-либо, да сплавлялись по Адзьве, но отчетов на сегодняшний день в Интернете нет. В любом случае, выход на Вашуткины озера, с реки Коротаихи, по реке Саваю является первопрохождением. Как потом подтвердили местные жители, мы были правы - вверх по реке Саваю никто и никогда не ходил.

Чем же привлекает район? Прежде всего, здесь первозданная глушь и как результат нетронутая природа. Туристские группы здесь почти не ходят, а оленеводы бывают сезонно. Правда, изредка встречаются буровые, и даже целые нефтехранилища, но в масштабах территории их совсем немного. В целом, район необжитый. Населённых пунктов крайне мало и их можно перечесть по пальцам. В связи с этим на всём маршруте отличная рыбалка. В августе в тундре обилие ягод и грибов. Всё это позволяет идти по маршруту с меньшей раскладкой. И ко всему этому тундра неописуемо красива. Нельзя сравнивать её с горами. Каждый элемент пейзажа и экосистемы красив по-своему. Вопреки широко бытующему мнению, тундра далеко не пологое ровное пространство. Здесь есть каньоны, и даже водопады. Встречаются так же массивы песков – Яреи. В большинстве своем, здешняя тундра довольно легко проходима, в частности вдоль рек, берега которых достаточно высокие и сухие. Здесь нет непроходимых зарослей карликовой берёзы, топких болот и торфяников, что характерно для лесотундры восточного склона Полярного Урала, где реки текут в коридорах их ивняка, и совершенно непроходимы пешком вдоль берега. В этом её основное отличие. В общем - район довольно интересный, и ни на что не похожий.

Теперь о реках. С точки зрения сплава, технической сложности они не представляют - наверняка двойка, с элементами тройки. Могут встретиться одиночные препятствия и четвёртой категории сложности, но они никак не определяют категорию сложности. Их надо вовремя замечать и обносить. Тундровые реки довольно спокойны, хотя здесь могут встретиться даже небольшие водопады. Пример тому, водопад на притоке Коротаихи - реке Падейтымивис. И всё-таки, это скорей исключения. Основная сложность маршрута заключается в его протяжённости. Особенно, если учесть, что на нем имеются протяжённые участки против течения, и два волока. Именно этими категориями оценивается сложность маршрута (спортивного сплава здесь нет), потому как включает более 400 километров по ненаселённой местности. В случае аварийной ситуации на маршруте, сход с него практически невозможен. На участке до Вашуткиных озер можно спуститься до реки Коротаиха и ждать там попутный вездеход. Здесь имеется регулярное вездеходное сообщение между Воркутой и поселком Янгарей в низовье Коротаихи. Вездеходы ходят в среднем раз в неделю. На Адзьве нет иного выхода, как идти вниз до поселка Харута. В случае потери или серьёзного повреждения сплав средства выбраться отсюда будет очень сложно.

Валерий решил сводить по этому маршруту подростков (своих подопечных), и сразу же отверг идею достижения истоков Адзьвы своим ходом, предпочтя ей "матрасный" сплав с вездеходной или вертолетной заброской непосредственно на Вашуткины озера. Но стоимость этого удовольствия оказалась непомерно большой, что ничего не оставалось, как согласится на полностью автономный вариант - с двумя волоками. Для чего Валерием были приобретены необходимые листы ведомственных топографических карт на участки против течения и волоки. Но и этот вариант маршрута не нашёл своей реализации. Я вспомнил, что год назад на Полярном Урале познакомился с человеком из Воркуты, который говорил, что может организовать заброску. Появилась возможность сократить маршрут, исключив из него наименее интересную часть – окрестности города Воркуты. Таким образом, первый волок исключался и у нас оставался запас времени для отдыха на маршруте и более детального знакомства с достопримечательностями. При этом сохранялась (как потом подтвердилось) наиболее глухая и живописная часть маршрута – подъем по реке Саваю. Вообще, характер маловодных рек оказался таким, каким я его себе представлял – протяженные участки почти стоячей воды, разделённые короткими шиверами.

Ближе к срокам, в связи с организационными трудностями, состав группы Валерия Кожина претерпел изменения. В итоге, было принято решение идти малой группой, со своими коллегами по интересам. Таким образом, набралась команда в количестве 6 человек, где было четыре инструктора по туризму, что в дальнейшем привело к несогласованным действиям, принятию неверных решений и в итоге сильно тормозило группу. Я с Татьяной шёл индивидуально, не теряя группу Валерия из виду, но в итоге всё же вынужден был уйти вперёд, потому как продвигались они очень медленно и ждать их не было смысла. Учитывая численный состав группы (6 человек) она была в состоянии выжить (в случае чего) и без моей помощи. Каркасные байдарки, на которых шла группа, оказались малопригодными для подъема по обмелевшим рекам. Их приходилось разгружать и проводить пустыми, а груз нести по берегу. Щука же наоборот, беспрепятственно проходила там, где было всего 3 сантиметра воды, легко скользила по зарослям лопухов и траве. Предоставленная мной, надувная байдарка "Ватерфлай" в первый же день получила пробоину (по неаккуратности) и шла в полузатопленном состоянии весь маршрут. Прохождение маршрута на ней превратилось в пытку для участников экспедиции. Каждый день начинался с ремонтных работ, и подкачивать приходилось каждые полчаса.

Об особенностях прохождения этого маршрута на различных судах, и сравнение Ватерфлая с Щукой здесь (в описании прохождения маршрута) не стоит описывать, это тема отдельного разговора вообще. Скажу лишь, что все участники похода признали лучшей лодкой на этом маршруте Щуку. Ватерфлай (это не мои слова) был признан далеко не лучшим выбором для такого маршрута. О своих Тайменях они, почему-то смолчали. Здесь следует отметить, что маршрут всё же был пройден, и достаточно успешно, обеими группами. Правда, в результате несогласованных действий, группа Валерия Кожина потеряла много времени на подъеме по Саваю и волоке, а так же проскочила интересный объект природы Пымва-Шор.

В действительности, маршрут технически несложный. Для сравнения - на прохождение маршрута 2003 года (с Соби на Сыню) я потратил гораздо больше усилий.

Описание маршрута
Заброска

Главное достоинство маршрута в том, что он позволяет обойтись без заброски. Движение по маршруту можно начинать непосредственно от города Воркута. Для этого достаточно подъехать к реке у поселка Северный. Малый уклон реки Воркута позволяет без проблем подняться по ней до притока Молотовей-Ямботывис, и далее по нему до одноименного озера, откуда реален волок в реку Сядейю, бассейна Коротаихи. При наличии достаточного количества времени, и малых финансовых средств, этот вариант вполне можно рассматривать. Маршрут в этом случае увеличивается на сотню километров и продлится на 5-6 дней.

Так же можно осуществить вездеходную заброску непосредственно на Вашуткины озера, но в этом случае из маршрута исключается довольно интересный и глухой участок пути – подъем по речке Саваю. Мы выбрали наиболее оптимальный вариант – заброску на реку Сядейю, с целью исключить подъем по реке Воркута, как малоинтересный отрезок пути. Ввиду близости города Воркута, река эта посещается местными довольно часто, и вряд ли можно будет там ожидать хорошей рыбалки и увидеть нетронутую природу. Идея заманчивая, но по финансовым возможностям, нам было не потянуть эти расходы. Следующая с нами параллельно группа В. Кожина согласилась оплатить свою часть расходов на вездеход, и таким образом решение было принято.

Как оказалось в дальнейшем, водитель никогда не ездил по этому маршруту. В итоге мы сбились с пути и заблудились. Попытки определить свое местонахождение не привели к успеху. От поселка Воргашор проходит вездеходная трасса на поселок Коротаиха (на некоторых картах – Янгарей), в низовье Коротаихи. Казалось бы, что проще - держаться её. Однако на ней столько ответвлений, что если не знать нужной дороги, то можно подолгу колесить по ним в поисках правильного направления. В лабиринте озер и холмом подчас практически невозможно ориентироваться, поэтому решили ехать прямиком по тундре, предварительно выбрав направление. У водителя нашлось много советчиков. Что явно не способствовало правильности принимаемых решений. Ехали всю ночь. К утру встали на вынужденный ремонт – у вездехода сломалась коробка передач. Ремонт занял четыре часа. За это время, мне с помощью Василича, у которого был спутниковый навигатор (GPS) и пятикилометровые карты, удалось осуществить привязку к местности. Оказалось, что мы уже проскочили южную петлю реки Сядейю, и находимся южней её, недалеко от реки Тарью. Было принято решение выходить на Тарью, тем более от этого ничего не менялось, потому как Тарью в этом месте течёт параллельно Сядейю, и в том же направлении. После ремонта продолжили путь и через пару часов вышли к реке, в наиболее красивом её месте – каньону с водопадом (фото 1).

По рекам Тарью и Коротаиха

27-28.07.2005

После долгого пути устроили дневку. Тем более, жаркий день располагал к этому. Нашлись желающие искупаться. Река здесь прорывает небольшую гряду, образовав порог с водопадной ступенью (фото 2) около 70 см. высотой и каньон, в известняковых скалах (фото 3, 4). Оказалось - под водопадом очень хорошо ловится крупный окунь. В качестве наживки использовались мальки, которых возле берега было в изобилии. Попалась даже щука и несколько хариусов. У нас появилась идея, испытать ходовые качества Ватерфлая в пороге, и снять это на видео (фото 5, 6, 7, 8) После повторного прохождения порога, в лодку сел человек, достаточно опытный водник, Николай Плюхин - видевший Ватерфлай впервые. В результате его неосторожных действий лодка протаранила надводной частью прибрежную скалу, и получила порез оболочки. Следовало всё-таки знать, что скалы известняки и сланцы подчас имеют очень острые края и режут оболочку лодки как бритва. Заклеили оболочку и на следующий день вышли на маршрут. Тут то и оказалось, что заплатка травит воздух из баллона. Объяснить этот "феномен" так никто и не смог, а новые заплатки (большего размера) прилепленные сверху, так и не решили проблему.

Река Тарью течет на этом участке почти параллельно Сядейю, сливаясь с ней через 30 километров - образуя реку Коротаиху. Долина реки довольно хорошо выработана и глубокая. С обеих сторон вдоль реки тянуться высокие берега, местами с песчаными обрывами и оползнями, высотой до 30 метров. Наверху голая тундра. Течение фактически отсутствует. Русло реки представляет собой протяженные участки стоячей воды, разделённые мелководными каменистыми перекатами, на которые и приходится основное падение реки. Сложность сплава заключается в том, что много мелких участков со спокойным течением, где (как правило) под водой находятся камни, подчас с острыми гранями, которых не видно в тёмной воде. Цепляя их дном, можно легко повредить лодку. Что и случилось с Ватерфлаем. Проехав несколько раз по таким камням, лодка порвала надувное дно. Как потом оказалось, всему виной был пластмассовый клапан, на дне лодки. (Это только потом я узнал, что они недостаточно накачали дно). Если учесть, что лодка постоянно травила через заплатку, то шансы изодрать лодку в клочья до окончания маршрута увеличивались, что ставило под угрозу не только успешное прохождение маршрута, но и жизнь участников группы. К несчастью, на две лодки в группе оказался только один насос - у меня. Валерий видимо решил, что я буду идти в составе их группы, и не удосужился взять второй, что с его стороны очень опрометчиво. В результате чего, мне пришлось отдать им свой насос, и самому весь маршрут идти без него – на свой страх и риск. Меня спасло, что баллоны Щуки оказались очень надежными. В течение всего маршрута (а это целый месяц) лодка так прекрасно держала давление, что не понадобилось даже подкачивать.

Как уже было сказано, все эти факторы очень тормозили группу Валерия. Отсутствие течения заставляло усиленно работать вёслами (что в первый день довольно сложно), а перекаты были настолько мелкие, что каркасные байдарки попросту не могли пройти их, и периодически садились на камни на каждом из них. Экипажам приходилось постоянно заниматься проводками. Щука проходила вполне сносно - лишь слегка задевая дном камни. Однако, учитывая, что впереди ещё долгий маршрут, мне не хотелось рисковать - дырявить лодку раньше времени, и я после нескольких раз предпочел так же выходить и проводить.

Погода испортилась, и начался дождь. Река по-прежнему, не изменила свой характер – всё те же высокие берега с глинистыми обрывами, высотой до 30 метров. Пристали к берегу. Всюду заросли ивняка. Они взбираются вверх по высокому, травянистому склону. Но дров для костра не найти, потому, как напрочь отсутствуют засохшие ветки. Зажигаем газовую горелку и готовим чай, в ожидании группы Кожина. Берег настолько загажен гусиным пометом, что некуда ступить (Этот помет будет сопутствовать нас на маршруте постоянно), но приходится с этим мириться.

Очень долго ждали остальных. За это время удалось даже прогуляться в тундру. Наверху совершенно плоская, голая местность. Река течет в глубокой долине, выписывая петли от одного обрыва к другому. Похоже, мы прошли уже по реке достаточное расстояние, а устья всё нет. У нас отсутствует карта этого участка. Ведь изначально мы не планировали сплав по Тарью. В итоге, мы идем вслепую. Река очень сильно петляет. На порожках, под вогнутым берегом река размывает узкие, глубокие протоки со стремительным, навальным течением на берег. Здесь надо быть осторожным. Так как, зацепив нависшие к воде кусты можно и опрокинуться. Поравнявшись с группой В. Кожина, мы через несколько минут вновь её обогнали (как же медленно они идут), и далее уже шли одни.

Постепенно берега стали понижаться, и мы пересекли вездеходную дорогу на Коротаиху. Когда уже стало темнеть, с реки увидели триангуляционный знак. Через некоторое время он исчез и появился вновь с другой стороны. Как оказалось в дальнейшем, река здесь выписывает большую петлю, около трех километров, когда как по прямой, всего 200 метров. На очередном мелководье увидели удобный подход к воде и решили поискать место на ночлег. Берег оказался достаточно сухим и уютным для стоянки. Ровную полянку отыскать не стоило труда. Здесь и заночевали. Дрова проглядывались в прибрежном ивняке. Не стали их собирать, оставив на утро. Ужин приготовили на газе.

29.07.2005

С утра солнечно и тихо. Мы с Татьяной одни в бескрайней тундре. Ощущение глуши не покидает нас. Кажется, на сотни километров нет ни души. Хотя где-то за поворотом находится группа Валеры. Но видно не суждено им сегодня нас догнать Неспешно завтракаем и собираемся. Причем очень долго, успев при этом несколько раз искупаться. Вода очень теплая и совсем не освежает. Сушим намокшие вчера вещи (фото 9).

К полудню, наконец-то собрались и отплыли. На плесах сегодня встречный ветер. Спугиваем большие стаи гусей, которые не могут летать (потому как у них сейчас линька) и вынуждены спасаться от нас бегством, удирая в тундру. Преодолеваем ещё несколько мелководных каменистых участков (фото 10), проводя байдарку вручную, и через полтора часа выходим к месту слияния (фото 11). Сядейю течет прямо, а Тарью вливается в неё почти под прямым углом. В русле Сядейю видны острова, поросшие высоким ивняком. Эти острова делят пред устьевой участок реки на несколько проток, со стремительным течением, образующим небольшой порог. Тарью же наоборот, впадает заливом стоячей воды. Следует полагать, что в Сядейю течение всё же быстрее, но если нам не суждено было по ней пройти, что тут поделаешь.

Отсюда пошла уже полноводная река Коротаиха. Несколько ниже слияния на реке галечный остров, где мы решаем отдохнуть и перекусить, прежде чем плыть дальше по ней. Пробую рыбачить, и сразу же вытаскиваю, одного за другим, нескольких хариусов. Пообедав ухой их свежего хариуса, отправляемся дальше, надеясь войти в очередной лист карты квадрата R -47, который у нас есть. Тогда хоть будет возможность сориентироваться и определить свое местоположение, а то мы до сих пор не знаем, где находимся.

Впереди вновь видны песчаные обрывы (фото 12). Но сейчас они тянутся вдоль реки непостоянно, лишь временами подходят к реке. Похоже, здесь у всех рек такие берега. А они действительно, пока только радуют - сухие, с мягкими полянками пышной травы, и обилием всевозможных цветов. Дров более чем достаточно, потому как вдоль реки рощицы высокого ивняка.

Справа, широким устьем впал достаточно полноводный приток с интенсивным течением. Пытаюсь определиться по карте, что это может быть. Ах вот, есть тут река… Да, сомнений быть не может - это Сярнаю. Она течет и впадает с севера. До границы имеющегося у нас листа карты мы ещё не дошли, но находимся уже где-то рядом. Внезапно начинает темнеть. Впереди возникает огромная, свинцовая туча, идущая на нас. Разряды ослепительных молний, раскалывающие небо, дают понять, как опасно сейчас продолжать движение по воде, и мы спешно начинаем искать стоянку. Неожиданно налетевший ветер поднимает на реке огромную волну, которую мы не в силах перегрести. С трудом нам удается пристать к берегу несколько ниже обширной отмели. К счастью у кромки кустов сразу же нашлась ровная полянка и спустя три минуты палатка уже стояла на месте.

30.07.2005

Утро оказалось достаточно тихим и тёплым, несмотря на шедший всю ночь дождь. Поднявшийся к полудню ветер, разогнал облака. Пока готовились к выходу, нас догнали наши попутчики. Надо же, а мы уже были почти уверены, что они отстали безнадёжно! Ватерфлай причаливает к берегу, и мы видим, что на дне его полно воды. Виной всему - разбитый клапан дна. Пробоина оказалась настолько серьёзной, что о ремонте можно было забыть. Теперь ничего не оставалось, как идти весь маршрут в режиме полу-затопления, с плескающейся водой в кокпите.

Остановившись на нашей стоянке, они решили устроить обед. Мы же, наоборот, сразу отчалили, потому, как только закончили сборы. Едва вышли на плёс, как сразу же столкнулись со встречным ветром средней интенсивности. Выгребать против него, было удовольствием ниже среднего. Пришлось идти под берегом, верней – вплотную с ним. Берега здесь высокие, глинисто песчаные обрывы, поросшие густым ивняком, среди которого немало открытых полян с пышной травой. Нетипичное разнотравье с обилием цветущих растений просто удивляет, ведь мы гораздо северней полярного круга. На поворотах река намывает громадные песчаные косы и отмели. Так, прижимаясь, где это возможно, к берегу, мы преодолевали километры плёсов со встречным ветром и волной. Надо сказать, у нас это неплохо получалось, хотя упираться всё же приходилось.

Отслеживая большую петлю, мне всё же удалось сориентироваться. Оказывается, мы уже совсем близко от устья Падимейтывиса. Река здесь, выписывая очередную огромную петлю, поворачивает на запад, и течёт так до слияния с ним. Наконец то вошли в местность отображаемую картой. Сразу стало как-то веселее, потому как стало ясно, что до устья Саваю остаётся всего лишь 20 километров. Падимейтывис впадает на повороте. При подходе к нему, ещё за километр на берегу показались два строения. Это бывшая база оленеводов "Малый Паук", используемая нынче как пункт отдыха для водителей вездеходов, курсирующих по трассе Воркута-Коротаиха. Поселок Коротаиха расположен в устьевом участке одноименной реки, на притоке Янгарей. Здесь регулярно (раз в неделю) проезжают вездеходы, доставляющие в этот поселок продукты и прочие грузы из Воркуты. Всё это стало известно из общения со сторожем базы, который здесь живёт почти круглый год. Так же узнали, что у него обычно всегда имеется радиосвязь с Воркутой, но сейчас рацию забрали на ремонт. Добродушный хозяин базы напоил нас чаем, и мы поплыли дальше. Впереди оставалась последняя четырехкилометровая петля и далее до устья Саваю сплав по прямой реке. Падимейтывис впадает довольно полноводной струёй со стремительным течением, намывая здесь громадные песчаные косы и отмели. Мы сразу же оценили их когда, едва отчалив от берега, застряли на мелководье, прямо посредине реки. С трудом удалось выбраться на глубокую воду из вязких песков.

Выгребая против ветра, мы вконец вымотались, и решили в конце петли устроить отдых с обедом, под прикрытием высокого и пологого берега. Несмотря на малое количество кустарника, дров для костра вполне хватило. Поднялся на высокий берег – кругом, куда не кинь взор, плоская бескрайняя тундра, сливающаяся на горизонте с небом. Ощущение, словно мы одни среди этих бескрайних просторов. И опять же по берегам реки яркий ковер всевозможных цветов (фото 13). Пока обедали, ветер постепенно стих и далее, сплав по зеркальной глади успокоившейся реки доставил лишь удовольствие. Впереди неожиданно появился довольно большой перекат, каких не было с самого начала сплава. Через всю реку протянулась полоса нагромождения валунов, через которые с шумом перекатывалась вода. Решив немного порыбачить, мы пристали к берегу. Поклевки не застали себя долго ждать. Буквально с первого заброса на берег был вытащен средних размеров хариус. И так продолжалось в течение всего времени пока мы рыбачили. Надо сказать, рыбалка здесь отменная – практически с каждым забросом блесны вытаскиваешь на берег хариуса. Иногда попадает щука. В любом случае, такая рыбалка (монотонное вытаскивание рыбы из воды) вскоре надоедает и приходится прекращать это занятие. Или же отпускать пойманную рыбу обратно, что мы и делали, довольно часто.

Продолжив путь к устью Саваю, стали очевидцами красивейшего заката над рекой (фото 14, 15). Снимали всё это на видео и фотографировали, наверное, около десяти минут, не в силах оторвать взгляд от этого, поистине фантастического зрелища. Так незаметно достигли устья Саваю. Здесь, на Коротаихе, ещё один мощный перекат, перегородивший половину реки каменистой косой вклинившейся с правого берега. Сразу за ним, с левого берега, довольно мощной струёй впадает Саваю. Этот берег оказался малопригодным для стоянки, поэтому пришлось встать на противоположном, правом, берегу. Выход на берег, правда, оказался загорожен полосой ивняка, в котором пришлось прорубать проход.

По реке Саваю

Устье речки Саваю - начало наиболее сложного участка маршрута. Отсюда надо подняться 65 километров против течения по маловодной реке до её истоков - озера Саваты. Общее её падение составляет 131 метр, что достаточно много. Это единственная река на маршруте, пройденная против течения. Почти на всём протяжении она течёт среди высоких, местами отвесных коренных берегов. Как потом оказалось, это ещё и наиболее глухая, интересная часть маршрута.

31.07.2005

Выйти с утра на маршрут нам помешало внезапное ухудшение погоды. Постепенно небо стало затягивать тучами, и вскоре пошел дождь. Пока мы собирались, подоспели наши попутчики. Ватерфлай у них по-прежнему травит воздух, хотя они уже наложили новую заплату большего размера, поверх старой. Не в силах, что-либо посоветовать, начинаю чувствовать себя виноватым, в том, что предложил им эту лодку. Пообедав здесь, воспользовавшись нашим костром, они быстро собираются, и отчаливают, невзирая на дождь, и вскоре исчезают в устье Саваю. Мы же, наоборот, не торопимся - ждём, пока прекратится дождь. Погода видимо испортилась надолго - вокруг всё окутано серой мглой, которой не видно края. Перспектива, ночевать здесь ещё раз из-за непогоды нас не радует. И поймав момент, как только дождь ослабел, начинаем снимать лагерь.

Саваю впадает в Коротаиху быстрой струёй, выше которой перекат, которым и обусловлена здесь большая скорость течения. Войдя в нее, начинаем усиленно работать вёслами, в виду того, что по берегам ивняк и иной альтернативы нет. Достигнув переката, пробую проводить лодку против течения, и замечаю, что это не так уж сложно. Она идет довольно легко против струи, просто скользит по воде. Глубина у берега оказывается значительной и идти по воде несколько страшновато - можно оступиться и угодить в яму, потому как в тёмной воде торфяного оттенка не видно дна и не знаешь, куда ступать. Обращаю внимание на прибрежную затопленную траву - прошедшие дожди, видимо, вызвали подъем воды в реке. Пока не знаю, радоваться этому или нет, но скорость течения даже на плёсах довольно значительна, что вселяет сомнения в возможность подъема по этой реке на вёслах. К счастью, Щука (как, оказалось) позволяет идти против течения весьма успешно - вот уж чего не ожидал! Далее река представляет собой канаву шириной около 10-15метров, с высокими травянистыми берегами, и умеренным (местами быстрым) течением. Заметив, что далее берег становится достаточно сухой и легкопроходимый, пускаю Татьяну пешком по берегу. Выгребая в одиночку, вижу, как облегченная лодка довольно резво идет против течения. Мне это начинает даже нравиться - вот уж действительно, по-моему, не хуже каркасной байдарки... Достигаем левого притока Хальмершор. Здесь река образует небольшой разлив с глубокой ямой. Взяв Татьяну на борт, вместе прогребаем плёсовый участок и далее начинается протяжённый мелководный участок реки. Река здесь делает крутую излучину, поворачивая почти на 180 градусов. Вогнутый берег представляет собой песчаный обрыв высотой более 10 метров. В русле травянистые острова, и местами заросли калужницы. Провожу лодку по наиболее мелководной протоке. Течение стремительное, но ввиду небольшой глубины и ровного дна вести её здесь за собой несложно. Груженая лодка легко проходит даже там, где не более 5 сантиметров воды. На выходе из этой петли, видим своих попутчиков. Они приготовились здесь ночевать и уже поставили палатки. Костер и горячий ужин, которым они нас угостили, оказался очень кстати. Несмотря на приглашение остаться, мы решили идти дальше. Тем более, было видно, что русло далее ощутимо расширяется и течение почти отсутствует.

В реке, невзирая ни на какие погодные условия, всегда отличная рыбалка. Почти в любом месте, достаточно сделать пару забросов спиннингом, чтобы поймать хариуса - основную рыбу этих мест. Наловить его можно прямо напротив стоянки, непосредственно перед приготовлением. Правда, и здесь есть свои тонкости - в тёмной воде эффективна белая блесна. Если использовать жёлтую - поклевок не жди.

Надо отметить, что в низовье Саваю около 20 километров течёт на север, почти параллельно Коротаихе, интенсивно петляя при этом. Почти на всём протяжении река имеет лестничный характер, где протяжённые плёсы разделены короткими и стремительными шиверами, представляющими собой нагромождения камней. Основное падение реки в таком случае приходится на эти препятствия, что облегчает подъем по реке. На плёсах, где течение почти не ощущается, она имеет ширину русла до 30 и более метров. В большую воду река интенсивно размывает берега, образуя на поворотах высокие песчаные обрывы. Они попеременно (то слева, то справа) подходят к воде. Лишь только нижний, устьевой участок (последние два километра ниже Хальмершора), Саваю течёт достаточно быстро в сравнительно узком русле.

Прогребя по протяжённому плёсу со слабым течением мимо высоких обрывов, мы достигли очередной шиверы, представляющей собой пологий слив через каменистую гряду. Проводка не составила труда, и мы решили порыбачить. Хариус, как всегда, ловился отменно. Едва блесна ложилась на воду, как следовал рывок, и очередная красивая рыбина лежала на берегу. Честно говоря, очень жаль губить таких красавцев, и мы старались ловить их очень ограниченно - только для еды. Заготовив пропитание на ужин, пошли дальше. Приблизительно через 2 километра мы подошли к большой петле и увидели, как река промыла здесь новое русло, образовав здесь внушительный порог с высоким падением, сократив нам путь на целый километр (фото 16). Удивило то, что высота берега здесь (около 10 метров) никак не должна была способствовать сквозному размыву (фото 17). Видимо, действительно, паводок здесь бывает очень высоким! Несмотря на то, что русло реки здесь представляет собой беспорядочное нагромождение торчащих из воды камней с мощным сливом в центре, проводка опять оказалась легче, чем я это себе представлял. Я всё более убеждаюсь в универсальности Щуки при хождении по таким маршрутам. Идя по мелководью рядом с берегом, я легко обхожу камни и провожу лодку через сливы. Правда при этом надо слегка приподнимать нос, иначе она норовит зарыться носом во встречную струю с высоким падением. Впрочем, эту проблему не считаю большим неудобством, так как она легко решаема.

Здесь мы вновь стали свидетелями красивейшего заката (фото 18). Открытый горизонт вселял надежду, что завтрашний день будет теплее. К этому располагал поднимающийся над водой туман. Хотелось поснимать эту красоту подольше, но времени у нас мало, и мы продолжаем идти дальше. Далее, выше порога, простирается протяжённый (более километра) плёс, с интенсивным течением. Река здесь делает двухкилометровую петлю с севера на юг, хотя по прямой здесь не более 200 метров. Хочется пройти этот участок пути сегодня и поэтому, невзирая на надвигающиеся сумерки, мы продолжаем путь. Большая скорость встречного течения не позволяют здесь идти на вёслах - приходится проводить лодку вдоль берега. Глубина рядом с берегом достаточно большая, и к тому же острые камни ползут под ногами, что осложняет проводку. Перед поворотом реки стремительный перекат, а непосредственно на повороте шивера. Переправив Татьяну на левый берег, вновь берусь за проводку. Тем временем она срезает расстояние по прямой, ощутимо опережая меня, и находит место для стоянки в полукилометре дальше этого поворота. Выше этой шиверы течение остается всё так же интенсивным. Решаю попробовать подняться здесь на вёслах. Это у меня получается, и вскоре я подгребаю к выбранной стоянке. Наверху ровная, похожая на футбольное поле, тундра, покрытая редким ягелем и стелющимися по земле кустиками голубики. В пойме, напротив, ивняк и кочки. Решаем встать наверху, тем более нашей палатке никакой ветер не страшен. В связи с поздним временем и ленью собирать дрова (за ними опять далеко ходить) решаем готовить на газе. Холод нас быстро загоняет в палатку, где мы быстро согреваемся и засыпаем.

01.08.2005

Утро действительно выдалось солнечным. Насобирав сухих веток в ивняке, готовим завтрак, жарим рыбу, которую наловили вчера. Пока завтракаем, замечаем, как по реке движется группа В. Кожина. Интересное зрелище - Мы стоим на высоком берегу, и видим, как они движутся по реке, проходя мимо нас всего в двухстах метрах, чтобы через час вновь приблизится к нам.

Пропустив их вперёд, неспешно собираемся и выходим. Река вновь успокаивается, гребём почти по стоячей воде. Остановившись на очередном порожке, пробуем рыбачить, и опять вытаскиваем парочку крупных хариусов. После чего вновь садимся за вёсла и почти сразу, за очередным поворотом, видим наших попутчиков. У них по расписанию обед, и мы решаем воспользоваться их костром, пьем чай. Плёс, напротив которого они встали, оказался вполне рыбным местом. Одного за другим они таскают хариусов, а у Валерия даже взяла щука средних размеров, которую он долго водил, прежде чем смог вытащить. С Ватерфлаем у них по прежнему сплошные проблемы. Устав от воды в кокпите, они заклеивают кингстоны на дне лодки, надеясь этим способом хоть как-то решить проблему.

Далее река представляет всё тот же спокойный плёс. Через пару поворотов вновь выходим на протяжённый прямой участок с широким руслом и отсутствием какого либо течения. Низкие берега здесь сплошь заросли ивняком. Если верить карте, в конце его, по правому берегу, должен впадать очередной приток. Так и есть - ручей впадает узкой, заросшей ивняком протокой. После этого места следует несколько излучин, где спокойные плёсы чередуются с небольшими участками быстрого течения. На поворотах река вымывает огромные ямы, с высокими обрывистыми берегами. Мы сейчас идем вместе с нашими попутчиками, практически не теряя их из виду. Неожиданно, впереди открывается протяжённая мощная шивера. На участке около 200 метров река мчит под большим уклоном, образуя высокие (до полуметра высотой) стоячие волны. Левый берег обрывистый, но правый вполне пригоден для проводки. Он представляет здесь затопленные травянистые острова, разделенные глубокими протоками. Невзирая на кажущуюся сложность, мне удается пройти этот участок вверх относительно легко. Щука и здесь не подвела. Даже не почувствовал, как провёл её через это препятствие, ведя за собой, ступая, где по кочкам - где по камням. Если мне надо преодолеть глубокую и широкую канаву, то, становясь одной ногой в лодку, отталкиваюсь другой от берега или дна, запрыгивая в неё. В результате, лодка с разгону преодолевает глубокое место, остается лишь вовремя выпрыгнуть из неё. Остановившись у верхнего конца шиверы, решаю подождать остальных и заодно порыбачить. К своему удивлению замечаю, как медленно и с трудом поднимают свой Таймень-2 Н.Плюхин и Василич. На это у них уходит почти 15 минут. И это там, где мне удалось проскочил на Щуке всего за пять минут. Вслед за ними идет Ватерфлай. Как ни странно, он проходит гораздо быстрее, всего за 10 минут. Может быть, можно было бы и быстрее, но видимо они не торопятся. Валера, забегая вперёд, отпускает бечеву. Затем, найдя удобное место, становится на нем и начинает подтягивать лодку, сматывая её. Михайлов идет рядом, отталкивая лодку от берега (фото 19, 20, 21). Неужели нельзя идти рядом и просто вести её на бечеве? Далее начинается участок ещё более неприятный - стремительное течение с заросшим ивняком берегом, напрочь исключающим всякую проводку. Пришлось висеть над водой, держась одной рукой за кусты и бечеву в другой. Уж и не помню всех подробностей, как мне удалось пройти это? Ощущение не из приятных. Казалось, вот-вот оторвутся руки… С таким же успехом её можно было провести здесь, идя прямо по руслу, по пояс в воде, что у меня не вызвало энтузиазма. Моим попутчикам эта идея тоже не понравилась, и они также предпочли ломиться по зарослям, потеряв на это уйму времени.

Сразу же за этим участком на реке остров. Переплыв к нему и оставив в стороне мелководную правую протоку, продолжаю проводить вдоль острова. Течение успокаивается лишь за ним. Наконец то можно опять идти на вёслах. Очередной крутой поворот реки, и устье ручья впадающего слева. Ага, до планового места ночевки не так много, всего каких-то три километра. Решаем не ждать наших коллег и поднажать. Однако вновь начинаются протяжённые участки интенсивного течения, которые преодолеваем, где на вёслах - где в проводку. Через километр река вновь успокаивается и, пройдя ещё немного по спокойной воде, видим уютное место для стоянки. Отсюда уже видно возвышенность, водораздел - откуда течёт река. Где-то там находятся Вашуткины озера - цель нашего путешествия. До планируемого места мы не дошли всего километр, но считаем, не стоит проходить мимо такого места. Тем более в тундре не так много мест пригодных для привала. Здесь же, у берега, полоса высокого ивняка и ровные полянки, покрытые мягким мхом.. Вопреки логике, в этом походе мы ставим палатку не в кустах, а на открытом высоком месте. Эта ночевка тоже не исключение. Связано это (как я уже упоминал) с особенностями конструкции нашей новой палатки, которой нипочем никакой ветер.

02.08.2005

Утро достаточно мрачное и прохладное. Хорошо ещё, что в палатке тепло и уютно. Поэтому-то и неохота вылезать наружу. Но ничего не поделаешь - надо! В этом маршруте все хлопоты по костру и готовке завтрака и ужина лежат на мне, я постоянный дежурный. Таня обычно нежится в палатке почти до выхода на маршрут. Впрочем, это мне в радость - чего не сделаешь для любимого человека! Её задача собирать и упаковывать гермы. Такое разделение труда очень удобно – каждый знает свое дело.

Пока занимаюсь приготовлением завтрака, вижу наших попутчиков. Василич с Плюхиным останавливаются возле нас попить чаю, а остальные проходят мимо. Видя, что наша палатка стоит на высоком месте они удивляются, почему мы не нашли более укрытого места. Учитывая, что у них обычная двускатная палатка, ох как я их понимаю! - Сам, совсем ещё недавно, мучался с такой палаткой, ища укрытие от ветра. Иной раз даже площадки приходилось вырубать в кустах, чтобы спастись от ветра. Сейчас, с каркасно-дуговой палаткой я просто не знаю никаких проблем. Она ветроустойчива и практически герметична, как раз для тундры.

Настигаем наших коллег достаточно быстро, и как всегда - на обеденном привале. Мы так хорошо разогнавшись, неожиданно выскочили из-за поворота, что когда резко сбросив ход причалили к берегу, сразу же получили реплику - "Чего остановились-то? Так хорошо шли…!" Мне показалось, что в голосе отдавало некоторой завистью. Странно, а кто им мешает так же идти? Что бросается в глаза, настроение у всех, какое-то подавленное, словно только что произошел конфликт. Никто особо не хочет с нами общаться. Лишь только Василич полон энтузиазма - угощает нас копченым хариусом, который больше похож на запечённого в собственном соку. Эх, не умеют ребята коптить рыбу! Сказать об этом вслух не рискую, дабы не обидеть - и так уже атмосфера здесь не очень. Василич хлопочет с GPS, пытаясь определить местонахождение и высоту над уровнем моря. Предлагаю не тратить время, потому как знаю с высокой точностью, где мы находимся. Дело в том, что я отслеживаю все повороты русла реки, и довольно успешно, что позволяет мне быть всегда привязанным к местности без всякого GPS, хотя с последним конечно, без сомнения, удобней и надежней.

Неожиданно начинается дождь. Предпочитаем не задерживаться здесь, и отчаливаем, невзирая на него. Забегая вперёд, скажу - это была наша последняя встреча с Василичем, и с группой вообще. С этого момента мы не стали никого ждать, и пошли полностью автономно. С некоторыми из этой группы мы встретимся ещё на озере Болбанты, а с Валерой Кожиным и Василичем уже будет не суждено.

Река всё так же монотонна. Небольшие короткие шиверы чередуются с протяжёнными плёсами. Подъем сложностей не представляет. На спокойных участках река достаточно глубокая, и широкая до 30 метров. Опять появились стаи гусей. Они почти на каждом большом плёсе. Некоторые убегают на берег, другие спасаются бегством по воде, постоянно ныряя. Погода проясняется и выглядывает солнце. Опять пошли меандры, и началась серия коротких шивер и перекатов. Таня вновь идёт по берегу и попутно собирает грибы, которых здесь видимо-невидимо. О них попросту спотыкаешься. Рыба - грибы… да с таким подножным кормом, мы все продукты назад привезём! Река выписывает круги среди высоких обрывов. Пока провожу по этим зигзагам лодку, Татьяна срезает все излучины пешком, напрямую - попросту отдыхает. Тундра наверху как лужайка, идти - одно удовольствие. Долина реки давно уже сменила генеральное направление. Теперь мы уверенно приближаемся к Вашуткиным озёрам. Река всё ещё полноводная, но шивер и быстротоков стало гораздо больше. Почти через каждые 100 метров приходится проводить. Чувствуется, что река поднимается в гору. Сегодня мы можем подойти достаточно близко к устью Кебесатывис. Ближе к вечеру небо совсем очистилось от облаков, и это вдохновляет. Решаем идти допоздна, но усталость берёт свое, и оступившись на очередном перекате, падаю в воду. Вынужденное купание в холодной воде под вечер - удовольствие не из приятных. Солнце уже садится, и начинаю по настоящему замерзать. Но всё равно приходится некоторое время идти, в поисках удобного места для стоянки. Река опять сплошной порог с высоким падением. Камни скользкие и вновь чуть не падаю, поскользнувшись, очередной раз. А местность, как назло, широкая, травянистая пойма, и вокруг ни кустика. Надо бы сделать костер, да где взять дрова? Чуть выше порога река разливается мелководным, широким перекатом, где и переходим её. Здесь есть ровная поляна, а на берегу валяется полно плавника. Ставим палатку, и я собираю сухие ветки в одну кучу. Ну вот, на костер должно хватить! С воды поднимается туман и ощутимо холодает. Однако мы не можем отказать себе в горячем ужине. Полежав и согревшись в палатке, выходим и начинаем заниматься костром. И опять видим удивительный закат. Солнце бьет их под тучи веером расходящихся лучей (фото 22). Определяю по карте наше местонахождения и прихожу к выводу, что завтра нас не потревожат, потому как ушли мы сегодня действительно далеко - продвинулись на 15 километров. Вверх по такой реке, это очень даже неплохо!

03.08.2005

И вновь нам везёт с погодой - с утра солнечно и вполне тепло. Оставляем записку для Валеры и двигаемся в путь. Перед нами обширная высотка, подступающая к реке с правого (нашего) берега. Далее река делает излучину к северу, и сразу же за ней большую, замысловатую загогулину к югу, в средине которой впадает Кебесатывис. До обеда надеемся успеть дойти до места слияния. Чувствуется, что река набирает высоту, плёсов стало совсем немного. Прямой участок вдоль высотки почти сплошные проводки. Когда река повернула на север, стало глубже, появилась возможность идти на вёслах. На резком повороте русла на юг красивое обнажение. Далее пошла вновь струя. Пока всё это легко проводится. Иду посуху, по траве вдоль кромки воды и веду лодку, которая легко скользит вслед за мной, лишь слегка шаркая боком по кромке нависающего дёрна у берега. Одним словом, идти так одно удовольствие! Местами сажусь в лодку и иду на вёслах. Она легко проходит быстротоки и слабые перекаты, немало удивляя меня своими ходовыми качествами. Перед резким поворотом на запад русло расширяется. Стремясь срезать этот разлив вдоль выпуклого берега, попадаем в обширную мель. Приходится поворачивать обратно и заходить с вогнутого берега, который обрывается в реку глинистым, вязким берегом. За поворотом видим внушительное препятствие. Всё река перегорожена мощным намывом из крупных камней. Высота этой плотины около полуметра. Какого либо прохода здесь нет - вода струится тонким слоем по всей поверхности. Остановившись здесь и поймав парочку крупных хариусов, решаемся провести лодку через "плотину" не разгружая, и приподнимая за средину, протаскиваем её короткими рывками вверх по скользким камням. На удивление, всё оказалось гораздо проще, чем я себе это представлял. Сразу же вспомнил, как приходилось в 2003 году, мучатся на таких препятствиях с "Тайменем". Не берусь утверждать, для чего "Таймень", но "Щука" по всем показателям здесь оптимальная лодка, хотя она тоже проектировалась явно не для таких маршрутов. Однако, что проползти ей везде под силу, я уже убеждаюсь. Лучше "Щуки" на таком маршруте ничего быть не может!

Ещё каких-то 500 метров, и с правого берега под прямым углом вливается Кебесатывис - "Ну, наконец-то!". Русло его очень узкое, и низкие берега сплошь заросли ивняком. Саваю продолжается дальше, по прямой, но его русло сразу, как-то тоже стало вдвое уже. Расход воды ощутимо уменьшился. Теперь это канава шириной около 7 метров с интенсивным течением. Поднявшись от места слияния на сотню метров, решаем пообедать, и варим уху из свежего, только что пойманного хариуса. Тундра вокруг абсолютно голая, но плавника насобирать можно. Поэтому костром мы не обделены. Оставляем записку идущим позади нас, и двигаемся дальше. Река здесь течёт в глубокой долине среди высокой и сухой тундры, делая внушительные меандры. Течение стремительное, но мне его удаётся выгребать. Татьяна идет берегом, который вполне сухой, как лужайка. Участков, требующих проводки, стало сразу гораздо больше. К счастью, делать здесь это несложно, и продвижение вверх по реке неудобств пока не доставляет. Татьяна идет пешком, периодически переходя на перекатах с берега на берег, обходя, таким образом, неудобные обрывистые берега, и заросли кое-где встречающегося ивняка. Река ощутимо обмелела и вода в ней стала гораздо чище и прозрачней. Теперь она уже не болотного цвета и в реке практически везде видно дно. Подтверждается моя догадка, что в озере Саваты вода всё-таки светлая, а тёмный цвет воды реке дают стоки с болот, вливающиеся в неё на всём протяжении, почти до самого устья. Местность действительно очень уютная. Кругом холмистая тундра, сплошь утыканная грибами. Речка течёт в ложбине (фото 23) где все повороты легко отслеживаются по карте, и поэтому всегда можно знать свое местонахождение. Мы уже почти были уверенны, что успеем дойти сегодня до слияния с Чаепшором, как неожиданно нагнало тучи, и начался дождь. К нашей радости, удобная полянка для лагеря нашлась почти сразу. Ещё не успев намокнуть, мы поставили палатку, и к тому времени, когда дождь разошелся уже в полную силу, были в безопасности.

04.08.2005

Прекратившийся было ночью дождь, под утро ударил с новой силой и продлился до полудня. Зато удалось вволю выспаться под его монотонный шум. Никогда у нас в этом походе ещё не было более уютной ночевки, чем эта. Ночь была необыкновенно тёплой, а мягкий мох под палаткой ощущался чем-то подобием перины. Когда мы уже почти были уверенны, что сегодня не удастся куда либо пойти, как дождь вдруг прекратился и начало выглядывать солнце. Мы не преминули воспользоваться этим. В стелющихся кустах ивняка, окружающих полянку, нашлось достаточно дров для хорошего костра, и быстро приготовить завтрак не составило труда. Далее, как всегда, сборы и вперёд - к цели. Несмотря на протяжённые участки мелководных перекатов, лодка их не чувствует, и легко проходит, совсем не цепляя дна. Практически ведёшь её играючи. Встречаются и глубокие участки. Правда, сейчас их не так много. Ещё один сложный участок с нависающими над водой кустами, и глубокой струёй, который прохожу со стороны травянистого острова, и взору предстаёт небольшой разлив. В него вливаются два почти одинаковых по полноводности небольших ручья - прямо по ходу вытекает из глубокого ущелья Чаепшор, а сбоку каменистым ручейком вливается Саваю (фото 24). Действительно, если нет карты, то можно проскочить и пойти не туда. Как потом выяснилось, у моих попутчиков с замыкающим экипажем так и случилось - впереди идущие сняли мою записку, не подумав об остальных. Поднимаемся на высокий берег и любуемся живописным видом. Несмотря на солнечный день, долго усидеть здесь не удается - ветер довольно холодный.

Отсюда Саваю представляет собой небольшой ручей, шириной около пяти метров. Несмотря на малый расход воды, он оказался вполне проходимым. Идти на вёслах, правда, здесь уже нельзя - приходится идти пешком по руслу, и тянуть за собой лодку. Дно достаточно ровное и лодка почти нигде не садится на камни. И, тем не менее, даже здесь ещё попадаются небольшие плёсы, где можно сесть в лодку и прогрести. Превратившись в ручей, Саваю стала по-домашнему уютной и интересной. Здесь она течёт в глубокой долине, среди высоких (до 50 метров) коренных берегов (фото 25). Местами долина расширяется, уступая место широким галечным косам. В таких местах образуются галечные намывы, своеобразные ступени высотой до полуметра, через которые едва струится вода (фото 26). К тому же всё русло на таких мелких местах заросло калужницей, которая полностью скрывает поверхность воды. Но и это не оказалось для нас проблемой. Выяснилось, что лодка вполне успешно скользит прямо по зелёному ковру калужницы, подминая её под себя. Когда на нашем пути встретилось препятствие из нагромождения валунов средних размеров, высотой более полуметра, мы просто обогнули его по берегу, протащив лодку рядом по траве. Причем, не разгружая. Я где-то раньше слышал, что Щука может скользить по траве.… Вот и пригодилось! Должен признать, Щуку довольно легко вести против течения одному. Малая же скорость передвижения (около 10 километров в день) обуславливается лишь тем, что довольно часто приходится идти пешком прямо по руслу реки, преодолевая сопротивление воды и рискуя оступиться на скользких камнях. Если бы не это, можно было проходить гораздо больше. В любом случае, это значительно лучше, чем пеший волок. Особо мы не устаём, а к цели приближаемся уверенно. Сегодня стали на очередную стоянку всего в 12 километрах от озера. Есть вероятность, что завтра уже достигнем его.

05.08.2005

С утра стоит настоящая жара. Неужели вновь вернулось лето? Подойдя к реке, замечаю, что вода в ней стала очень чистая, почти горная. Оно и понятно, здесь (в верховье) уже нет тех болотных притоков. Правда, рыбы в реке тоже не видать. Возможно, для неё здесь очень мелко. В том, что река стала ещё мельче, убеждаемся сразу же, как только трогаемся в путь. Сейчас это уже цепочка захламленных булыжниками мелководных плёсов, разделенных почти сухими гривами намытой половодьем крупной гальки. Никакое плавсредство здесь нормально провести уже невозможно, потому как это почти сухое русло. Фактически, последние 15 километров подъем по Саваю невозможен. Меня удивило, что Щука здесь вообще прошла, хотя воды не было даже для неё. Забегая вперёд, скажу: - Мои опасения, что наши попутчики здесь не пройдут, и им придётся эти последние километры идти пешком, носить берегом груз, а возможно и байдарки - полностью оправдались. Поэтому их прибытие на озеро Саваты я планировал тремя днями позже, что, в общем, так и получилось. Меня спасла лёгкая, и везде проходимая Щука. На другой лодке можно было и не осилить маршрут. Что поделаешь, такой низкой воды в верховьях я не ожидал.

Чем дальше вверх по Саваю, тем сложнее путь. Хуже, уже трудно что-либо представить. Попалось место, где ручей растекается по большой площади, теряясь среди гальки. Его просто нет! Лишь небольшие локальные лужицы, а чуть поодаль массивное поле калужницы (фото 27). Просачиваясь сквозь её заросли, вода устремляется под высокий правый берег, где постепенно собирается в узкую глубокую струю, со стремительным течением, шириной около метра. Поднимаюсь по этой струе насколько это возможно, и далее волочу лодку посуху - по пышному ковру этих зарослей. Такие места, где лодку можно беспрепятственно провести на плаву, не волоча, становятся из ряда экзотики. О том, чтобы здесь пройти на вёслах не может быть и речи. Даже там, где почти нет течения, приходится бороздить дно, и поминутно стаскивать её с камней, на которые она постоянно садится. А тут ещё скопление огромных, беспорядочно разбросанных валунов в русле. Лавируя среди них, едва вписываясь в узкие проходы, всё же выхожу к струе. Что удивительно - несмотря на отсутствие воды, здесь запросто можно оступиться и "найти" яму по пояс.

Решаю передохнуть, и подняться в тундру. Надеюсь хоть что-либо увидеть, потому как высота берега здесь всё-таки около 50 метров. Однако, кроме уходящей за горизонт, слегка холмистой тундры ничего не видно. Глубокая долина Саваю смотрится на её фоне внушительным оврагом. Наверху заросшее багульником болото. В ста метрах от меня находится небольшое мелкое озерцо, с илистым дном. Спускаюсь вниз, и продолжаем движение. Уклон русла давно уже виден невооруженным глазом. По карте он в среднем составляет 10 метров на два километра, а в данном месте, где я нахожусь, и того больше - доходит до 10 метров на километр. Неудивительно, что здесь так сложно проводить.

Впереди ещё один прижим с большим уклоном, где вся вода собирается в узкое полноводное русло, и мчит с большой скоростью. Левый берег загроможден большими валунами, а правый представляет метровой высоты стенку, с которой свисают кусты ивняка. Стремительная струя со стоячей волной и торчащими в воде высохшими стволами ивняка, при ширине русла не более двух метров, создают здесь явную проблему проводке. К счастью острые, высохшие ветви ивняка не перегораживают русло, и мне удаётся поднять лодку по основной струе. Признаюсь, здесь действительно пришлось поднапрячься – течение норовило вырвать лодку из рук.

Дальнейший путь стал чуть легче. Около высотки 170 м. река делает резкую излучину, и течёт около 200 метров с юга на север. Это колено удалось пройти на вёслах, потому как здесь (на удивление) оказался плёс. Река здесь огибает с юга обозначенную на карте возвышенность, и правый берег особенно высокий. Он полого поднимается вверх, и у верхней его кромки торфяные обрывы. Здесь видим хищных пернатых обитателей тундры - соколов, которые занесены в "Красную книгу". Сидя на краю, они озирают окрестность, нисколько не боясь нашего присутствия.

Ещё около полутора километра ёрзанья по камням и русло вновь расширяется. Здесь образовалось что-то наподобие небольшого разлива. Правда, при попытке пройти это место на вёслах, сразу же сажусь на мель. Тем более, вечернее солнце светит в глаза и впереди трудно что-либо разглядеть. Пройдя немного вперёд, вижу устье впадающего справа (по ходу) ручья, и чуть дальше ещё такого же. Так и есть, это место впадения двух левых притоков, где долина меняет свое направление. Отсюда до озера остается немногим более двух километров. Поднявший было настроение плёс, неожиданно закончился через сотню метров. Русло опять пошло вверх. Здесь оно приобрело явно выраженный лестничный характер. При этом препятствия не стали проще, хотя и появились участки почти стоячей воды протяжённостью по нескольку десятков метров (фото 28). Их так же приходиться проводить. Потому, как при попытке проплыть здесь, лодка бороздит дном камни. Протоки между этими плёсами стали очень узкими, и с крутым падением. Когда есть возможность протащить лодку по траве, мы стараемся не лезть в них, потому как попадаются довольно острые камни. В противном случае приходится расчищать русло. В связи с этим, скорость передвижения у нас ощутимо упала, да к тому же сказывается усталость. Ноги подкашиваются, и мы понимаем, что сегодня нам не суждено дойти до озера. Так, буквально в двух километрах от него, мы вынуждены становиться на ночлег.

06.08.2005

Погода с утра вполне сносная, но пока собираемся, небо заволакивает какая то пелена, скрывая солнце, и поднимается ветер. Обидно, что он западный - будет не просто пересечь озеро, хотя до него сначала надо дойти. В том, что будем на нем сегодня, мы ничуть не сомневаемся. Попытка увидеть его с высокого берега, успеха не принесла. Долина реки уходит далеко на юг, слегка петляя, и теряется за очередным поворотом - никаких намёков на озеро. Нам остается только продолжать движение, что мы и делаем. Преодолев пару очередных ступеней, аналогичных вчерашним, выходим на более-менее ровное место. Впереди протяжённый плёсовый участок - около километра стоячей воды. Встречный ветер гонит по воде рябь и препятствует движению на вёслах. Вообще-то, плыть здесь даже не понадобилось - всюду подводные камни. А вот проводка показалась отдыхом, особенно после вчерашнего, и не заняла много времени (фото 29). Мы были уже почти уверен, что так будет до самого озера, как вдруг вновь начались сюрпризы - опять эти горки из скользких камней, перегораживающие реку и сплошные заросли калужницы. Русло превратилось в лужайку на расстояние нескольких десятков метров. Воды, разумеется, почти нет. В результате ничего не остается, как тащить лодку посуху по этому пышному ковру. И так повторяется два-три раза, чередуясь с небольшими плёсами. Далее русло делится островками на узкие и мелководные протоки, представляющие собой навалы камней. В одну из них (под вогнутым берегом) устремляется вся вода в русле ручья. Всё бы ничего, но колено (изгиб русла) здесь настолько крутое, что наша Щука не вписывается в поворот. Так вот, ёрзая по булыжникам, и продвигаясь вперёд небольшими рывками, буквально по метру, мы протаскиваем Щуку через это место. Вдохновляло лишь, что до озера "подать рукой". И действительно - ситуация не заставила долго ждать. Долина резко повернула на запад, и река изменила характер. Мелкое поначалу, русло стало постепенно расширяться, пока не превратилось в глубокий и широкий плёс. Ещё на подходе к этому месту, увидели небольшую стайку хариусов, метнувшуюся из-под ног. Учитывая, что мы уже успели соскучиться по рыбе, берусь за спиннинг. Первые забросы… и вот они красавцы, правда, не очень крупные. Сходов правда тоже хватает, что делает ловлю довольно интересной. Попавшись на крючок, рыбина начинает так метаться, что даже выпрыгивает из воды. Акробатика, да и только! Боевой здесь хариус всё-таки!

Разлив заканчивается небольшой круглой заводью, в которую слева узкой протокой впадает ручей из озера, т.е. собственно Саваю. Едва мы ступили в эту протоку, как стали свидетелями удивительнейшего зрелища: - Вода буквально вскипела от черных спин вспугнутых нами хариусов, кинувшихся удирать от нас в озеро. В этой мелководной протоке, где воды не более 15 сантиметров, они метались как сумасшедшие, натыкаясь на наши ноги, едва не выскакивая на берег… Трудно описать словами - надо просто видеть! И мы, конечно видя, такую стаю крупного и жирного хариуса, решаем устроить здесь полу-дневку с отдыхом и рыбалкой. Уж очень велик соблазн поймать, и потрогать руками этих красавцев. Тем более мы знаем, что стая никуда не ушла, и находится в верхнем разливе (фото 30), совсем рядом с нами, дожидаясь, когда мы отсюда уйдём, чтобы потом вновь вернуться на струю. Ко всему и место здесь вполне уютное, защищенное от ветра стеной ивняка, с лужайкой мягкой травы - лучше и не придумать. Рядом с нами (впервые за столько дней) признак цивилизации - вездеходная дорога. Это нас не удивило, потому как мы знали, о наличие базы на озере Саваты. Куда и планировалось сегодня дойти.

Описывать рыбалку нет особого смысла. Практически с каждым забросом здесь вытаскиваешь на берег красавца-хариуса. Можно лишь отметить одно - почти каждый третий экземпляр попадается на крючок, зацепившись за глаз или жабры, что говорит о плотности косяка рыбы. Таким образом, бессмысленно ловить более чем необходимо для пропитания (фото 31). В противном случае, такие нестандартные зацепы попросту калечат рыбу, и у неё мало шансов выжить, если даже её отпускаешь.

Пообедав жареным хариусом, сворачиваемся со стоянки и выходим в озеро. Оно начинается не сразу. Разлив, на котором мы стоим, постепенно расширяется… и вот мы уже на просторах озера. Высокие берега здесь довольно живописны. Всё бы ничего, но высокая волна и встречный ветер делают продвижение вперёд весьма некомфортным. Татьяне страшновато, и она вновь идет берегом. Однако, преградившая дальнейший путь заболоченная низина с протокой из соседнего озера, заставляет сесть её снова в лодку. Озеро два километра в длину. Идя поначалу вдоль северного берега, мы в средней, наиболее узкой его части уходим под южный берег, продолжая движение в западный конец озера. Отсюда уже хорошо видны строения базы. Ещё немного, и вот уже лодка уткнулась в песчаный берег (фото 32). Здесь два строения. Первый домик - своего рода птицеферма (фото 33). К нему примыкает просторная вольера из стальной сетки, внутри которой прогуливают куры и гуси. Второй, наполовину вросший в землю, с обилием всевозможных пристроек - жилой. Мы прошли целых три помещения, прежде чем добрались до жилой части этого строения. Хозяин был немало удивлён, увидев нас здесь. Особенно, когда узнал, что мы поднялись сюда по Саваю своим ходом от реки Коротаихи. Он тут же пошёл на берег, смотреть нашу лодку, сообщив, сколько он здесь живет - не помнит, чтобы с той стороны по Саваю кто-либо поднимался.

Пообщавшись с гостеприимным хозяином, мы узнали, что эта база служит своего рода факторией для оленеводов. Здесь, во время перекочевья у них принимают оленьи рога (панты), а в зимнее время занимаются заготовкой рыбы. Сам Владимир Рубо (так он нам представился) оказался таки довольно рачительным хозяином. Живёт он здесь по шесть месяцев, периодически меняясь со своим сменщиком. Раз в 3-4 месяца приезжает вездеход. Длительное нахождение вдали от благ цивилизации заставляет насколько это возможно обустраивать быт. На базе есть небольшой ветряк для выработки электроэнергии, которой хватает для освещения и радиосвязи. Имеется небольшое подсобное хозяйство (куры гуси), а также кролик и кошка. На небольшом земельном участке произрастают (правда, земля привозная) редис, лук. Сама база находится на узкой перемычке между большим и малым озерами, соединяющимися протокой в дальней, западной оконечности. Третий, стоящий поодаль недостроенный дом используется как ледник, для хранения рыбы и других продуктов. Имеются в наличие снегоход "Буран", и спутниковый GPS навигатор. Володе очень понравились наши карты - Генштабовские километровки этой местности, которых он раннее нигде не видел. Взяв посмотреть, он долго сидел над ними, изучая их. Учитывая, что он пользуется пятикилометровкой, легко было представить, какую они представляют для него ценность. В конце концов, мы договорились отправить ему их по почте, когда вернёмся домой, и сдержали свое слово.

Волок

07-08.08.2005

С выходом на дальнейший маршрут мы не спешили, потому как не совсем было ясна ситуация с группой В.Кожина. Рисковать идти без насоса, не будучи уверенным, что вслед за тобой идут люди, было крайне неразумно. Поэтому, я должен был удостовериться, что в случае непредвиденных обстоятельств могу рассчитывать на поддержку идущих позади меня. По моим расчетам остальная группа должна была придти сюда вслед за мной на третий день, что (впрочем) так и случилось. Забегая вперёд, скажу - когда мы днем покинули базу, вечером того же дня, туда прибыла группа В.Кожина. Мы разминулись всего на несколько часов. Об этом мы узнали от Плюхина с Михайловым, которые успели настичь нас перед отплытием на восточном берегу озера Болбанты.

Надо сказать - дни, проведенные на озере Саваты мало чем порадовали. Все это время стояла холодная погода, с постоянно дующим северо-западным ветром, сопровождающимся периодическими зарядами дождя. Нам ничего не оставалось, как отсиживаться в палатке, которая действительно оказалась на высшем уровне. Непроницаема для ветра и дождя, она заменяла нам дом. В ней мы чувствовали себя весьма комфортно и тепло. Однако такое времяпровождение очень скоро надоедает, и я (как и планировал) предпринял попытку разведать волок, и заодно отнести туда часть продуктов. Выйти в озеро оказалось проблемой. С трудом, перегребая встречный ветер, мне удалось обогнуть мыс, но далее всё же пришлось пойти по мелководью пешком, ведя за собой лодку вдоль берега. Достигнув протоки, переплыв её, вытащил лодку на берег.

Здесь следует сказать несколько слов о возможных вариантах волока: Ещё на стадии подъема по Саваю, были сделаны соответствующие (как выяснилось, правильные) выводы о непригодности использования стекающих с водораздела ручьев для проводки лодок, в целях сокращения волока. Одним словом - варианты волока, намеченные дома, оказались в действительности нереальными. Таким образом, сразу созрела мысль, что надо идти по наикратчайшему пути. Наличие точной карты, где обозначены даже самые крохотные ручейки и озера значительно упрощало задачу. Надев на себя рюкзак, ухожу прямо в тундру, строго в западном направлении. Сразу же от берега начинается плавный подъем. Местность здесь слабохолмистая тундра, с большим скоплением мелких озер в понижениях, многие из которых соединяются между собой ручьями. Воочию убеждаюсь, что без точной карты ориентироваться здесь, в этом хитросплетении, довольно сложно. Двигаясь по сухим холмам, вдоль долины впадающего в Саваты ручья, выхожу на вездеходный след. Идя по нему некоторое время, вижу, как он плавно поворачивает на север. Нисколько не сожалея, сворачиваю с него и продолжаю, сверяясь с картой держать строго западного направления. Пересекаю ложбину с полузаросшим ручьем и выхожу на очередной небольшой холм, с которого вижу лежащую предо мной обширную низину с двумя озерами, и ярко выраженным, высоким, продолговатым холмом на другой стороне. Травянистые склоны его местами заросли кустарником. Полагаю, что с него должно быть видно озеро Болбанты. Всё бы ничего, но едва я спустился в низину, как сразу же началось болото с обилием высоких кочек, поросшее местами сплошным ивняком. Хорошо ещё то, эти заросли были не столь обширны, но идти, увязая по колено в мох, удовольствием тоже не назовёшь. Благо, это оказалось единственным местом на волоке, и я уже подумал о том, как обойти его. Тем более, те два озера, приютившиеся в этой низине, позволяли вполне удачно миновать это болото по воде.

С вершины холма действительно открылся вид, которого я ожидал. Впереди, на западе, предстала во всей красе озеро Болбанты - заполняя своей гладью почти весь горизонт (фото 34). Позади - маленькое, по домашнему уютное, озеро Саваты. Здесь вижу нартовую дорогу, которая (что удивительно) отмечена на карте. Чаще всего такие дороги - ворги, будучи отмеченные на карте, отсутствуют в действительности. Здесь же она на редкость наезженная, и прорубленная через кусты, идёт широкой колеёй с юга на север, вдоль по возвышенности. Кругом куча заготовленных дров, что указывает на наличие здесь чумовища - стоянки во время перекочевья. К удивлению, обнаруживаю раскиданные по всей поляне банки шпрот. С чего аборигены их здесь побросали? Однако, мы не преминули воспользоваться ими, подобрав потом несколько банок.

Внизу, под холмом ещё одно озеро, разделенное на две части заболоченной перемычкой. Далее за ним озёр нет, и на протяжении оставшихся двух километров идёт пологий спуск до самого берега Болбанты. Нет так же и триангуляционного пункта на отметке 184.9 на другой стороне озера, что неудивительно, потому как местные кочевники давно уже использовали большую часть геодезических знаков на дрова. Тундра здесь достаточно сухая, поросшая редким ягелем и травой. В более сырых местах преобладает багульник и ивовый стланик. Слева видать ещё одно озеро, которое остается в стороне. Пересекаю вытекающий из него ручей, который представляет собой неглубокий овраг с зарослями осоки на дне, полным отсутствием воды и какого либо русла вообще. Вот где интересно - на карте чётко изображён ручей, которого в действительности нет! Болбанты отсюда уже явственно ближе - видно даже белые барашки волн на его поверхности. При таком ветре это неудивительно, Он достигает такой силы, что продувает насквозь через свитер и штормовку. Перед самым берегом озера небольшой холм, окружённый небольшим топким болотцем, со стеной ивняка. Найдя вытоптанный оленями проход, выхожу к подножию холма и, обойдя его по левому краю, оказываюсь на берегу озера. Ветер поднимает на его поверхности почти метровую волну, пенным прибоем обрушиваясь на берег. Даже в такую погоду оно прекрасно. Словом, виденное мною превзошло все ожидания. Спрятав в прибрежных кустах герму с продуктами, отправляюсь в обратный путь, который уже несколько проще, в виду того, что ветер теперь попутный. В общей сложности, я уложился за пять часов в оба конца, что не так плохо.

Весь следующий день был посвящен отдыху и рыбной ловле. Решил пройти вдоль берега к протоке, и там попытать счастья. Как оказалось, хариус с подветренной стороны, на малом озере ловится отменно, невзирая на погоду. Экземпляры здесь преимущественно средних размеров. Мне же хотелось что-либо значимое - более килограмма. Поэтому всё это мне быстро надоело и, поймав десяток, стал отпускать остальных обратно. Тем более заготовленной рыбы у нас было явно с избытком. Мы третий день подряд не могли с ней управиться.

Так и проводили время, в ожидании наших коллег. Почти целый день в палатке под шум ветра и прибойной волны озера (палатка стояла на берегу), где на фоне этих звуков нам неоднократно казалось, что мы явственно слышим всплески от вёсел. Несколько раз даже выглядывали из палатки, чтобы убедиться - не плывут ли "наши". Жилище Володи стало нам в эти дни своеобразной столовой и местом общения. Здесь мы завтракали, обедали и ужинали. Просыпались обычно под какуреканье петуха, что было весьма непривычным. В общем, такая монотонность стала надоедать, и было решено отплывать на следующий день, невзирая ни на что.

09.08.2005

Ночью ветер сменился на северный. К утру разогнало тучи, и похолодало. Ощущение, словно закончилось лето и вот-вот выпадет снег. Не знаем, где сейчас наши коллеги, не повернули ли они ненароком назад? В любом случае, не видим смысла более ждать их. Узнав, что у нас нет насоса, Володя пытается помочь, чем может, и предлагает свою помпу от лодки "Нырок". Она конечно не очень, но другого выбора у нас нет. Приняв его подарок, мы всё-таки не рискуем сдувать лодку. Решаем перетащить её, как есть - на руках по тундре, используя по возможности цепочку озер. Мы без нормального насоса, конечно, идем на свой страх и риск, но уверены, что на Вашуткиных озерах будут люди. Да и баллоны у лодки новые, вряд ли они подведут, если самому не пробить их случайно. Володя, как заботливая мать, даёт нам в дорогу хлеба, несколько свежих яиц и пучок выращенной на грядке зелени. Попрощавшись, мы отплываем.

В альтернативу моей идее, отнести сначала на озеро Болбанты груз, а затем вернуться за лодкой - Татьяна предлагает свою - перетаскивать груз и лодку одновременно, с небольшим челноченьем. Забегая вперёд должен отметить, что предложенный ею вариант оказался наиболее рациональным. Волок начали, как обычно от протоки, куда впадает небольшой ручей. Первое, круглое озерцо находится от неё менее чем в ста метрах. Отнесли рюкзаки сразу ко второму, продолговатому озеру, и вернулись за лодкой. Поднять её на берег по кустам оказалось довольно тяжёлым занятием. Почти волоча по кустам багульника, подтащили её к берегу первого озерца и в несколько взмахов вёсел пересекли его. Второе перетаскивание, и вот мы уже возле рюкзаков. Загрузив лодку, переплываем озеро. Далее надо пройти более 500 метров по тундре, прежде чем будет возможность воспользоваться очередным озером. Вновь делаем две ходки, сначала с рюкзаками - потом с лодкой. Лодку нести тяжелее, хотя она весит меньше рюкзаков. Но вроде бы постепенно втягиваемся. Третья ходка ещё длиннее - более 800 метров. Постепенно, с передышками, продвигаемся к цели. Следующее озерцо совсем небольшое и далее такой же короткий (правда, по кустам) волок и, наконец-то, мы достигаем низины, отделяющей нас от водораздельного холма. Впереди 500 метров по озеру, а далее, перетащившись через короткую перемычку, мы попадаем во второе озеро, и по нему прямо к подножию холма. Мы и сами удивились тому, как незаметно преодолели по тундре первые два километра и уже находимся почти у водораздела. Первое озеро переплываем вполне успешно, но перемычка заросла сплошь непролазным ивняком, и поэтому приходится разведывать путь. Всё бы ничего, но удовольствие портит, накатывающийся зарядами дождь. Ко всему ещё и берега у второго озера оказываются топкими. Но несмотря ни на что мы уже у подножия высотки. Перенеся на неё рюкзаки, возвращаемся за лодкой и медленно поднимаем её туда же. Наконец то, мы прошли две трети пути. Благодаря тому, что удалось сократить путь по воде, всё прошло как-то незаметно и достаточно быстро. Собрав часть банок со шпротами, переплываем последнее озеро и располагаемся на обед. Времени в запасе у нас ещё достаточно, и мы можем себе это позволить. Правда, дождь несколько подпортил удовольствие и отдых от обеденного привала. Задерживаться нет возможности и надо идти дальше. Радует одно, что теперь всё время вниз по ровной тундре. Беспокоит лишь только то, что оставшееся расстояние придется пройти с лодкой на руках пешком - озер больше нет. Оставшиеся два километра проходим с рюкзаками вполне успешно, с одной лишь передышкой. И вот он, пред нами, берег Болбанты - уютная ровная поляна, где чуть поодаль находится в кустах герма с продуктами, которую я принес сюда накануне. Всё в целости, в сохранности. Осталось сущий пустяк - вернуться за лодкой, чтобы принести её сюда. Это необходимо сделать сегодня, без неё нам не будет покоя. Возвращение за ней и доставка её сюда, оказались наиболее тяжёлым этапом (фото 35) сегодняшнего дня (видимо под вечер уже сказывалась усталость), но сам факт, что это последний рывок, подхлестывал нас. Татьяна почти обессилела на этом этапе. Правильней было бы сдуть лодку и последние два километра я один бы смог принести её. Однако мы не стали рисковать - подаренный Володей насос не внушал доверия. Главное всё же было сделано - основная цель достигнута (фото 36), впереди нас ждал матрасный сплав по Вашуткиным озерами, реке Адзьве, и никаких больше волоков! Следует отметить так же и то, как слаженно и быстро (в течение одного дня), мы преодолели волок. Словом, наиболее сложная часть маршрута была пройдена. Разве это не повод радоваться?

Вашуткины озера

10.08.2005

О Вашуткиных озерах следует сказать особо. Прежде всего, это значимый объект маршрута - его основная цель. И эта цель, о которой мечтал столько лет, вдруг оказалось достигнута. Трудно выразить те ощущения, которые охватывают в такой момент. Уже первого взгляда было достаточно, чтобы понять, что сюда стоило идти. Погода в этот раз порадовала нас - утро выдалось тёплым и солнечным. В такую погоду озеро Болбанты ещё прекрасней. Берега его очень удобны для стоянок (фото 37). С ровной полянкой проблемы нет, как нет её и с дровами - на берегу полно плавника. Этот плавучий мусор озеро выносит на берег ежегодно, и высыхая, он становится идеальным топливом. Глубина от берега нарастает очень медленно - можно войти в воду на несколько десятков метров, и будет всего по колено. Берег в большинстве своем каменистый, состоящий частично из песка и озерной гальки (фото 38). Как имеют место сплошные нагромождения камней, так же попадаются берега с ровным песчаным дном. Местами берега высоки и обрывисты (фото 39), что обусловлено здесь холмистым характером рельефа, представляющего собой ледниковые наносы. Сами Вашуткины озёра, так же ледникового происхождения, образовавшиеся в результате отступления древнего ледника. Это одна из причин, почему вода в озерах очень чистая и похожа на горную.

Под названием Вашуткины озера объединено более десятка озёр, пять из которых довольно большие. Система озёр напоминает своеобразный лабиринт, с замысловатой береговой линией, в котором без карты не так просто ориентироваться. Нам предстояло пересечь Болбанты, и выйти по протоке в озеро Сейто. Далее через озёра Большой и Малый Старик-Ты выйти к озеру Ванюкты - истоку Адзьвы. Учитывая немалые размеры озера Болбанты - 6 на 3 километра, мы не рискнули без нужды лезть на самую его середину. Ещё на стадии разработки маршрута был намечен путь следования вдоль островов, который и был здесь реализован.

Пока собирались, к нам со стороны Саваты пришли Плюхин с Михайловым. Вот уж никак не ожидали здесь их увидеть - были почти уверены, что они повернули назад, и нам придется идти дальше одним. Попросив напоить их чаем, они вытряхнули из своих рюкзаков кучу банок с рыбными консервами, чем немало удивили меня с Татьяной. Открыв одну из них, они с упоением накинулись на еду… и это здесь, где свежей рыбы просто некуда девать, только ловить не ленись! Видя такое дело, я предложил им трофейные шпроты, сославшись на их горьковатый вкус, на что (испробовав их) они высказали нам свой вердикт, что мы, дескать, зажрались. Так же они сообщили, что насос от постоянной работы уже наполовину пришёл в негодность – износились сальники. Михайлов, продемонстрировав при этом распухшую от постоянной работы с насосом руку. Спустя некоторое время подошли Агриппина с Санычем. Они сообщили, что Василич с Валерой пошли разведать другие варианты волока - по вездеходной колее. Странно, неужели неясно было сразу - самый оптимальный путь, это прямиком по тундре. Стало понятно, что ждать их придется долго. Поэтому мы решили отплывать. Тем более к вечеру ветер стихает (фото 40), и волнение на озере успокаивается.

Несмотря на слабый ветер, волна на средине озера оказалась достаточно большой, в то время как под берегом был почти полный штиль. Всё дело здесь в направлении ветра, который за ночь поменялся на восточный, и берег от которого мы отплыли, оказался подветренным. В результате, что с берега казалось мелкой рябью, в действительности оказалось вполне приличной волной, полуметровой высоты. Возможно, она не столь опасна для лодки, но нам было довольно некомфортно, находиться при такой волне посреди огромного пространства воды, где ошибка может дорого стоить. Стараясь держать лодку носом к волне, идем на узкую косу, вдающуюся в озеро на километр. Здесь как-никак ощущаются размеры озера - несмотря на усиленную работу вёслами, кажется, что мы стоим на месте, среди огромного водного пространства. Постепенно мы всё же приближаемся к цели. Ещё несколько минут, и вот уже лодка уткнулась в берег. Решаем передохнуть и осмотреть окрестности. С небольшого холма на косе открывается довольно интересная панорама на скопление островов в проливе между озерами Болбанты и Юрто (фото 41), вдоль которых лежит наш дальнейший путь. Надеемся, что волнение здесь не очень большое, а относительная близость берега делает плавание не столь опасным. Таким образом, передвигаясь от острова к острову, продолжаем дальнейший путь. Проливы между ними оказались относительно мелкими, и на большой площади заросшие тростником (фото 42). Пройдя вдоль цепочки этих островов, наконец-то достигаем дальнего берега Болбанты. Правда, в наиболее широком месте нас всё же потрепало.

С левой стороны, на берегу видим строения напоминающие вагончики. Присутствия людей не видно. Как потом выяснилось, таких строений и прочих баз здесь достаточно много. Мы видели их неоднократно. Вашуткины озера оказались очень даже обитаемыми. Глушью здесь близко не пахнет. Народу довольно много. За два дня плавания по озерам, мы дважды видели вертолет. Но и это ещё не всё. Кроме прилетающего сюда богатого народа, здесь ещё имеется и постоянное население, в чём мы убедились собственными глазами.

Идя вдоль западной, довольно мелководной оконечности озера, входим в протоку и далее движемся по ней, замечая, что здесь имеется слабое течение. При ширине около 40 метров она имеет длину с километр, и немного извилиста. Местами посреди русла попадаются торчащие из воды камни. Пытаемся выбрать место для стоянки, но берега малопригодны, с отсутствием удобного подхода к воде, да и дров нет. Неожиданно за очередным поворотом открывается озеро Сейто (фото 43), и на правом берегу протоки, мы видим большой дом с застеклённой верандой (фото 44). Причалив к берегу, вошли в него, но никого не обнаружили. Головная часть представляет собой большую гостиную, далее идёт коридор, по обе стороны от которого жилые помещения. Если взглянуть на стол, то судя по следам свежей трапезы, было впечатление, словно хозяева спасались от кого то бегством - всё вокруг было раскидано где попало. На сковороде лежала ещё тёплая, жареная горбуша. Было понятно, что хозяин, где-то рядом. Покинув дом, мы обогнули вдающийся в озеро мыс и причалили к хорошему берегу неподалёку за ним. Учитывая, что здесь имеется баня, решили всё-таки дождаться хозяина, чтобы получить разрешения помыться в ней.

Полянка наша вполне уютная и защищенная от ветра. Вокруг мягкий мох, по которому мы ходим босиком. Должен сказать, мы всегда тщательно выбираем стоянку. Наши попутчики (я это заметил) довольно часто ставили свои палатки на прибрежном песке, а то и вовсе на камнях, чем немало удивляли меня. Как можно на такой грязи ставить палатку, ведь весь прибрежный песок здесь загажен гусиным пометом. Но даже если он чистый, не думаю, что будет приятно, когда этот песок будет попадать в палатку, на одежду, и скрипеть на зубах, попадая в пищу. Ну, а каково спать на жестких и холодных камнях, то это в комментариях (думаю) не нуждается! Неужели нельзя поставить палатку на ровной траве или мягком мху, где можно будет выходить из неё босиком. При этом внутри всегда будет чисто. Вот уж, воистину, у каждого свои пристрастия... Забегая вперёд - скажу. Мне пришлось почувствовать все "прелести" постановки палатки на песке, когда на Адзьве неожиданно застала гроза. Такого дикого дискомфорта я ещё не ощущал - от грязи было некуда деться. Утром мы отмывали дно палатки от прилипшего песка.

11.08.2005

Утро началось с дождя - ещё одна веская причина для дневки. Татьяна предлагает сходить к дому, который отсюда в сотне метрах, чтобы узнать на месте ли хозяин. Но в палатке так тепло и уютно, что мне не хочется этого делать. Поймав момент, когда дождь прекращается, выхожу из палатки и берегом направляюсь к нему, под напутствие Татьяны принести ей жареной рыбы. Войдя внутрь, вижу уже несколько иную обстановку - довольно прибрано. И тут замечаю, что на меня из окна жилого помещения, изучающим взглядом смотрит хозяин. Мы представились. Оказывается это бывшая база отдыха объединения "Воркута-уголь". Марат (так зовут хозяина) работает здесь сторожем. Кому принадлежит база сейчас он и сам толком объяснить не может. Живет здесь в свое удовольствие, встречает высокое начальство (это оно вчера прилетало), и заготавливает рыбу. Когда же прилетает Нарьян-Марское начальство, он вынужден прятаться. Здесь как нигде развиты территориально-ведомственные притязания. Воркутинцы давно облюбовали эти озера, а администрация Ненецкого АО считает эти земли своими, и терпеть не может присутствия здесь властей Коми. Однако, в виду чрезвычайной удалённости он Нарьян-Мара, контролировать эту территорию не в состоянии.

На мою просьбу о бане Марат ответил отказом, сославшись на отсутствие дров и угля, но узнав о том, что я иду с женой уже 15 дней от реки Коротаихи, сразу же изменился в тоне, произнеся - "Так бы сразу и сказал, а то откуда мне знать, что за вы люди"! Сказав при этом, чтобы я позвал Татьяну - он приглашает нас за стол. Стол у него оказался на редкость трофейный - чего только не оставляет после себя высокое начальство! Кроме хлеба и сладостей, здесь и колбаса нескольких сортов, всевозможная выпивка, и даже минеральная вода. Рыбу Марат ловит прямо в протоке, напротив дома, непосредственно перед приготовлением. Чего ещё нужно для жизни?

Баня действительно оказалась на редкость жаркой и весьма кстати. Приятным сюрпризом к ней была любезно предложенная минералка. Чередование жаркой парилки с окунанием в озеро даёт потрясающие контрасты! В такие моменты лучшего счастья кажется и не надо. После бани как всегда стол, с всевозможными плодами цивилизации, от которых мы уже успели отвыкнуть, с умеренной дозой спиртного. В это раз на столе была весьма пикантная водка "Путинка", с изображением нашего нынешнего президента, и плавающим внутри стручком перца.

Марат предложил нам комнату для отдыха, но мы отказались, ответив, что у нас очень уютно в палатке и ушли к себе. Всю оставшуюся часть дня и ночь мы отлеживались, убаюкиваемые под шум дождя, который иногда барабанил по палатке. Никогда нам не было ещё так уютно, сытно и тепло. Среди ночи стало немного прохладней. Выйдя из палатки, увидел на севере огненно-красный восход (фото 45) и полез в палатку за видеокамерой, чтобы отснять редкой красоты явление. Было видно, что небо очищается от туч, и предстоящий день должен быть солнечным.

12.08.2005

Утро действительно оказалось тёплым и солнечным. Ветер по-прежнему восточный, что радует. Пока готовим завтрак, замечаю дымку, и чувствую запах гари. Это явление мне хорошо знакомо. На Полярном Урале в это время (в средине августа) довольно часто висит пелена от дыма далёких пожаров в Западной Сибири - стоит лишь только ветру подуть с востока. Однако чтобы дымовая завеса доходила сюда (достигала Вашуткиных озер), мы увидели впервые.

Собирался, было попрощаться с Маратом, как увидел, что он сам к нам идет по берегу. Ему стало интересно, на какой лодке мы идем, и что за у нас палатка. Мы сообщили ему, что одиночество его продлится недолго - позади нас идёт группа из Москвы в количестве шести человек. Так что, пусть готовится принимать гостей.

Собрались, погрузились и отплыли в направлении мыса по левому берегу. Волна приблизительно такая, как была при пересечении Болбанты. Как зашли за мыс, стало гораздо тише. Отсюда, чтобы попасть в озеро Старик-Ты, надо пройти небольшими озёрами Мак-Ты и Перна-Ты. При малых размерах, эти два озёра имеют столь сильно запутанную береговую линию, что напоминают лабиринт. Достигнув узкой протоки между озёрами, решаем порыбачить. Едва блесна падает в воду, как бойкие хариусы моментально цепляются на неё, словно уже поджидали. Необходимое количество на пропитание здесь можно наловить в течение нескольких минут, и чтобы растянуть удовольствие, мы добрую половину рыбы отпускаем в процессе ловли обратно в озеро, в родную стихию. У непосвящённого читателя может сложиться мнение, что такая отменная рыбалка на озёрах везде. Однако, это не так. Хариус летом стоит только на протоках, в озере его почти нет. И если не знать этих тонкостей, можно вообще ничего не наловить.

Проплыв небольшое и уютное озеро Перна-Ты, вошли в Старик-Ты, и взору открылась бескрайняя водная гладь. Размеры его действительно впечатляют – другого берега почти не видно. И опять нам мешает ветер, который поднимает здесь приличную волну. Не помогает даже то, что мы идём вдоль подветренного берега. Можно лишь догадываться, какова сейчас волна на средине. Маячивший впереди мыс оказался островом, и пройдя проливом мы выходим на просторы озера Малый Старик-Ты, на берегу которого делаем остановку на обед (фото 46). Впереди, по курсу следования виден чум. Однако на пути к нему предстоит пересечение обширного водного пространства - вклинивающегося в сушу, восточного залива озера. Двигаясь вдоль берега, в некоторый момент мы всё же рискуем отвернуть от него и идём напрямую к противоположному берегу, срезая залив. Это нам удается, и проплыв мимо чума мы попадаем в небольшое озеро Дияты. Впереди, с правого берега в озеро вклинивается узкий и длинный мыс. В конечной его части, на пригорке несколько строений, напоминающих вагончики. При более близком знакомстве, здесь никого не оказалось. Мыс напоминает собой высокий остров, соединяющийся с берегом узкой и низкой (видимо затопляемой в половодье) косой. Напротив, на берегу видно ещё несколько вагончиков. Судя по всему, это сезонная база оленеводов или рыбаков. Вашуткины озера действительно оказались более чем посещаемыми.

Протока в озеро Ванюкты оказалась почти сразу за этим мысом (фото 47). После сегодняшнего плавания по обширным водным пространствам, оно показалось нам по-домашнему уютным. Плавание здесь не доставило хлопот, потому как солнце опустилось к горизонту и волнение уже стихло (фото 48). Ванюкты имеет высокие берега, находясь как бы в котловане. Береговая линия довольно изломана, с несколькими заливами и мысами (фото 49). Один из них, вдающийся в озеро с юга делит его на две части. Перепад уровней здесь настолько ощутим, что в проливе хорошо выражено течение, и образовался даже перекат. Отсюда уже виден западный берег с домиком на берегу – бывшая фактория Вашуткино. Неожиданно слышим шум мотора и видим приближающуюся к нам лодку. Им оказался местный ненец, живущий здесь круглогодично, представившийся нам Аркадием. Он любезно предложил нам для ночлега балок, но мы отказались, предпочтя как всегда палатку, и попросили у него лишь дрова для костра. Берег здесь оказался не совсем удобным для становления лагеря – кругом заболочено и кочки, а на ровных местах загажено. Однако искать лучшего места, времени уже не было, солнце садилось и стало холодать. С трудом удалось найти ровный пятачок почвы среди зарослей ивового стланика, где мы и поставили палатку. Сегодня вновь видели на редкость красивый закат. Эта ночь оказалась весьма прохладной, что я почувствовал, пока готовил ужин. Дрова очень плохо горели, и костер почти не грел.

По реке Адзьва

13.08.2005

Исток реки ничем непримечателен, просто один из заливов озера постепенно сужается, превращаясь в реку. Сразу же у истока протяжённый перекат, который у Чернова описывается как сложное препятствие (фото 50). Видимо, так оно и есть, если тянуть через него вверх деревянные лодки, что он и делал, ведь других в те времена не было. Прямо от истока, Адзьва течёт в глубоко выработанной долине. В связи с этим отличительной её особенностью являются высокие берега почти на всём протяжении. Поначалу всё необычно интересно, но потом это однообразие начинает надоедать. Течение здесь довольно быстрое, а вода очень прозрачная, напоминающая воду горных рек. Сквозь неё видно, как мелькает галечное дно. Местами к воде подходят песчаные обрывы (фото 51). Так же на берегу полно террас для хороших стоянок, но совсем нет дров, совершенно голые берега, даже ивняк отсутствует.

Поворот за поворотом, всё дальше удаляемся мы от истока, а течение по прежнему быстрое. За очередным поворотом открываются массивы песков. Песчаные дюны (фото 52) тянутся на многие километры, придавая необычность пейзажу. Река так усиленно петляет, что упустив момент в самом истоке, я теперь не в состоянии определить где мы находимся. Да это и не важно, потому как скоро будет приток Лыаю, откуда и планирую начать отслеживать реку. Остановившись на небольшую передышку пробуем рыбачить. Клёв сумасшедший – хариуса просто некуда девать. Поймав необходимое количество, продолжаем остальных отпускать обратно. Хариус здесь более крупный, тёмно-фиолетовой окраски. С наступлением весны он спускается на кормежку из озера в реку, где и находится всё лето. Стая настолько плотная, что блесна вновь цепляет за глаза и жабры, а одного даже вытащил за спину – крючок вонзился в районе спинного плавника. С Уральскими реками здесь не сравнить – поголовье хариуса за последний десяток лет там сильно сократилось, в чём виновато и истребление его туристами. Здесь же такое изобилие вполне объяснимо. Причина тому – значительная удалённость района от цивилизации, что делает его труднодоступным большинству желающих. Как потом оказалось, такая картина наблюдается лишь в самых верховьях Адзьвы. Далее ситуация меняется, и чем ниже по течению, тем хуже рыбалка. Знать бы нам об этом сразу – не отпускали бы пойманную рыбу, а заготовили для пропитания на последующие дни путешествия.

Погода портится, небо заволакивает тучами и начинает идти мелкий дождь. Невзирая на него, решаем продолжать движение. Скорость течения пока вполне приличная, и мы идём достаточно быстро. Река делает резкие крутые повороты, меняя подчас направление на противоположное. Неожиданно увидев впереди, два перпендикулярно расходящихся в противоположные стороны русла, сначала даже не могли сообразить в какую сторону плыть дальше. Когда посмотрели на карту – всё стало понятно. Действительно, такое место здесь обозначено, и судя по всему, до Лыаю нам осталось не более шести километров. Последние километры до неё река особенно усиленно петляет. И вот, когда мы уже устали ждать, появляется её устье. По сравнению с Адзьвой, она довольно мелководная, и вода в ней болотного оттенка. Однако и этого количества воды вполне хватило, чтобы "подпортить" воду в Адзьве, и она стала тёмного оттенка. Представляю, во сколько раз темней должна быть вода в низовье.

Зная теперь свое местонахождение, решаем дойти сегодня до устья речки Сересьтывис, вытекающей из озера Сересьты. Отслеживая реку, видим как маленькая на карте излучина "урочище Лыаювом" в действительности оказалась довольно внушительным меандром. Эта живописная трехкилометровая петля запомнилась красивым обрывистым берегом, изогнувшимся дугой почти на целый километр. Противоположный берег реки, здесь представляет галечниковую косу с редким островками ивняка, за которым плавно начинается тундра. Пройдя это место, незаметно достигаем устья Сересьтывис, который оказывается маловодным ручьем. Вода в нем, почему-то тёмного оттенка. Решаем идти дальше до первой удобной стоянки. Однако, как назло удобного берега нигде нет – вдоль реки тянется затопляемая пойма со свежей порослью ивняка, растущего прямо на песке и глине, покрываю землю сплошным ковром. Берег здесь – метровой высоты уступ, поросший травой. Здесь не то, чтобы палатку не поставить – причалить невозможно. Неожиданно на очередном повороте реки видим перекат с обширной каменистой косой по левому берегу, за которой есть вполне сносная полянка у границы зарослей ивняка. Найти дрова в этих зарослях оказалось сродни подвигу, потому как всюду живые стволы и почти совсем нет сухих веток. Полазив среди переплетения этих закрученных стволов, мне всё-таки мне удалось насобирать в течение часа дрова для костра, которых хватило на ужин и завтрак. Вечер оказался на редкость тихим и комариным – давно о них мы не вспоминали.

14.08.2005

С утра очень сыро, хотя и тепло. Какой то туман стелется по земле. Сквозь него с трудом пробивается солнце. К нашей радости, пока мы готовимся к отплытию, он поднимается вверх и выглядывает солнце. Сегодня много времени потратили на жарку рыбы, и выходим довольно поздно. Надеемся всё же наверстать упущенное, отказавшись от горячего обеда, устроив перекус жареным хариусом, и вскипятив чай на газовой горелке.

В целом об этом дне, как и о последующих, сказать особо нечего. На многие километры берега Адзьвы довольно однообразны. Река течёт (как уже было сказано) в глубокой долине и на всём протяжении по обе стороны тянутся высокие (до 30 метров) берега. Вокруг голая тундра, покрытая травой и редким ягелем, в большей своей части довольно сухая. Ивняк растёт лишь в низинах и вдоль рек. В большинстве своем он здесь сырой и малопригоден для костра, потому как почти не имеет высохших веток. Принесённого водой мусора (плавника) на берегу тоже мало – почти нет. По этой причине с костром здесь возникают определённые трудности и газовая горелка к стати как никогда.

Забегая вперёд – скажу: Такая картина сохраняется почти до среднего течения Адзьвы – речки Черпаю, где прямо в устье сплошная роща высокого ивняка. Далее, отсюда, картина резко преображается, вдоль реки начинают появляться первые островки елового леса, которые далее становятся всё протяжённее, и в ниже впадения речки Нерую вдоль реки уже тянется сплошная стена леса.

Отличительная особенность Адзьвы – её перекаты. Они здесь довольно своеобразны и представляют во многих местах намытые внушительных размеров галечно-каменистые косы, полностью перегораживающие реку плотиной, перекрывающей водоток основного русла. В таких местах река течёт по прорытому под берегом новому руслу, достаточно узкому и глубокому, со стремительным течением. По основному руслу река видимо течёт только в половодье. Интересное зрелище, двигаясь по широкому (70-80 метров) плесу, видеть впереди конец реки, своеобразный тупик. И лишь приблизившись почти вплотную, замечаешь узкую (до 10 метров) протоку в кустах под берегом, куда устремляется вся масса воды.

Отслеживая реку по карте, узнаю излучину, где Адзьва ближе всего подходит к реке Море-Ю. Отсюда до неё чуть более четырех километров по тундре. Море-Ю - интересная река, и если в будущем буду планировать её посещение, то обязательно воспользуюсь этим вариантом волока, а сейчас проплываем мимо. Надо сказать, петля довольно большая по масштабам, чтобы её можно было не заметить, даже идя без карты.

Впереди ещё одна петля в устье притока Вучьюраю. Далее, после неё, река входит в высокие берега, прорезая возвышенность. Учитывая, что здесь явно следует ожидать проблемы с местом для ночлега, планируем проскочить это место до наступления темноты. Однако, погода неожиданно готовит нам неприятный сюрприз и впереди появляется грозовое облако, стремительно закрывающее небо. Черная, свинцовая туча прячет солнце и становится довольно темно. Разряды молний уже полыхают рядом, того и гляди, сейчас хлынет ливень. Как назло, удобное место мы уже проскочили, и впереди четыре километра крутого берега, где невозможно встать. Лихорадочно начинаем искать место для палатки, периодически выходя на берег, но всюду сплошные заросли низкорослого ивняка, да ещё и косогор – нигде нет сколь либо приемлемой площадки. Впереди, на повороте река уходит в ущелье, и становится ясно, что если мы заплывём за поворот, то будем обречены. Надо срочно искать место здесь. На другом берегу видим у воды низкую террасу. Переправляемся туда, и здесь у воды находим более-менее приемлемую площадку. Двумя метрами выше на песке молодая поросль ивняка, переходящая далее от берега в непролазные заросли, за которыми высокий, обрывистый берег. И так, мы зажаты у самой воды, но раздумывать некогда. Едва поставили палатку, как хлынул ливень. Сидя в ней под раскатами грома, замечаем, что место отнюдь не ровное. Не успели опомниться, как почувствовали под палаткой воду, благо дно не пропускает её, но сидеть в воде крайне неприятно и тянет холодом. Кроме того, мы всего в двух метрах от реки, и нет гарантии, что нас не смоет в реку, в случае подъема воды в ней. Решаем перетащить палатку повыше, предварительно расчистив место. Выждав, когда ливень прекратился, выхожу вырубать кусты. На заготовленную площадку переносим палатку, и убеждаемся, что здесь всё-таки удобней. В виду отсутствия дров, ужин готовим на газе. Расположившись в палатке, быстро согреваемся и засыпаем.

15.08.2005

Утро сырое и дождливое. Хотя уровень воды поднялся незначительно, реку не узнать, вода в ней стала настолько мутной, что не видно дна даже у самого берега. На вкус она стала крайне неприятной, но чистой воды взять негде, и приходится готовить на том, что имеем. Завтрак довольно скудный. Потому как мы не хотим здесь засиживаться и торопимся. Несмотря на то, что ночь была довольно комфортной и тёплой, грязь от мокрого песка доставила нам немало хлопот. Пришлось отмывать дно палатки.

Прямо перед нами, на повороте реки - шивера. Её видно от нашей стоянки. Хорошо видать стоячие валы и прижим к высокому, вогнутому берегу. Словом – ощущение неизвестности. Пока собираемся, дождь несколько раз начинается и затихает. Невзирая на него, начинаем движение и стремительно проскакиваем препятствие. Некоторое время река течёт по ущелью, которое вскоре кончается, и берега вновь приобретают прежний характер. Постепенно она поворачивает на запад, приближаясь к озеру Ватьярты. Погода начала исправляться и воспользовавшись этим обстоятельством, решаем устроить обеденный перерыв. Воду для готовки берём из впадающего здесь ручейка. Она хоть и болотного оттенка, но чистая, без примеси глины. Правда с дровами здесь оказалась настоящая проблема. Пришлось побегать по тундре в поисках сколь либо пригодного топлива, потому как растущие рядом кусты ивняка оказались как всегда живыми, и непригодными для костра. Да и то, что удалось собрать, дровами можно назвать с большим трудом. Разжечь костёр из них оказалось настоящим искусством, я бы сказал даже геройством. Он упрямо не хотел гореть, уж какие тонкие ветки я только не подкладывал, потому как всё топливо было пропитано водой. В таких случаях эффективно помогает парафиновая свеча, или кусок плексигласа. На удивление, когда всё разгорелось, костер из этого полугнилого ивняка получился на редкость жарким, и мы довольно быстро всё смогли приготовить.

Вскоре после обеда доходим до места, где река резко меняет направлениё, поворачивая к югу. В месте поворота глубокий плёс с почти стоячей водой и высоким обрывом. Прошли впадающий слева приток Верхний Щельяэсъю. До Ватьяртывиса осталось не так много, но нам, видимо, до него сегодня уже не дойти. К вечеру небо основательно очищается от тучи и немного холодает. Начинаем искать стоянку. Уж в этот раз мы надеемся не пропустить её. И опять это даётся не с первого разу. С левого берега впадает ручей, и в его устье видно полянки с островками ивняка. В действительности же казавшийся вполне уютным с воды берег оказывается совершенно непригодным – сплошной косогор. Поднимаюсь выше - картина та же самая. С высокого берега хорошо просматривается долина реки. Со стороны озера Ватьярты, которое в десяти километрах отсюда, вижу столб дыма от факела. В виду отсутствия ветра он сейчас поднимается на большую высоту, образовав облако средних размеров. Как потом я узнал, там проходит нефтепровод, и это идёт сброс попутного газа.

Вполне нормальная полянка нашлась на противоположном берегу. После предыдущей ночи, спать на мягком мху было одно удовольствие. Дров оказалось больше чем достаточно, хотя и пришлось ради них полазить по кустам. С заходом солнца ощутимо похолодало, и над рекой пополз туман, который почему-то довольно скоро рассеялся.

16.08.2005

Сегодня планируем дойти до устья реки Большая Нядэйта. На этом участке Адзьва делает большую петлю и течёт более десяти километров на север. Погода вновь солнечная и вполне тёплая. Да и вода в реке за сутки почти очистилась от мути. Глядишь, скоро и рыба будет брать. Пока мы ещё по ней не соскучились и можем потерпеть – вечером порыбачим. Берега реки как обычно, без изменений. Сразу же за поворотом река разбивается на рукава, образуя протяжённый остров. В таких местах обычно быстрое течение, и около километра мы идем с хорошей скоростью. Ещё километр, и справа впадает речка Ватьяртывис, текущая из одноименного озера. Вода в ней, на удивление оказывается тоже болотного цвета, хотя озеро Ватьярты, из которого она вытекает, довольно большое (4х10 км.), и следовательно должно быть чистым, во всяком случае не болотным. Пример тому Вашуткины озёра и Саваты.

На небе вновь собираются грозовые тучи. Они приближаются к нам, заслоняя солнце. Видны даже тёмные полосы дождя спускающиеся с них. В виду того, что река в этом месте течёт на юг, мы движемся прямо на эти тучи, что немного нервирует, хотя умом понимаешь, что это никакой роли не играет. Всё равно не убежишь, если суждено – накроет.

После впадения притока Нижний Щельяэсъю, Адзьва повернула на север. Грозная туча исчезла из поля зрения, и психологически стало как-то веселей, но здесь препятствием нам встал встречный ветер. Пришлось упираться против него изо всех сил целых четыре километра. Когда река вновь повернула на юг, то мы увидели, что тучу проносит мимо. Правда, впереди видно ещё одну, не меньших размеров. Надеемся, что и эта пройдет стороной.

У воды, ободранные ледоходом заросли ивняка, которые торчат тонкими белыми засохшими палками. Однако, когда мы пытаемся использовать их на топливо, то выясняется, что не такие уж они и сухие – просто, содрана кора. Правда, сухих верхушек наломать всегда можно, но на нормальный костер их не хватает.

Вновь стали появляться стаи гусей - второй день видим их. Многие из них уже заканчивают линьку и встали на крыло, а которые ещё не успели, успешно удирают от нас по воде.

Достигнув левого крупного притока, реки Большая Нядейта, видим в её устье небольшой балок. Если учесть, что сих пор мы шли по абсолютно безжизненной реке, то здесь это первый признак присутствия людей. Видимо жители поселка Харута поднимаются сюда уже на лодках. Надо полагать, отсюда следы цивилизации начнут попадаться всё чаще.

Большая Нядейта добавила воды в Адзьву, и она стала значительно шире. Почти стометровой ширины плёс, оказался с явно выраженным течением, которое довольно быстро понесло лодку вперёд. Однако вечернее время заставило искать место для ночлега, а вдоль реки как назло пошли низкие берега с зарослями ивняка. Так высматривая удобный берег, дошли до очередного переката, где встали на возвышении правого берега, на вполне уютной полянке.

17.08.2005

Реку в этом месте пересекает зимняя тракторная дорога. Она даже обозначена на карте. Несколько выше, на берегу, находятся какие то брошенные металлоконструкции – атрибуты цивилизации. К ним сегодня добавился ещё один существенный компонент – в той стороне, куда уходит зимник, видно буровую вышку. Интересно было бы сходить, посмотреть, но судя по всему до неё более двух километров, и поэтому нет желания. По всем признакам, буровая брошена, так как в той стороне не видно никакого шевеления и не слышно звуков. Вечер сегодня на редкость тихий и безветренный, но всё-таки прохладный. Дров для костра здесь вполне достаточно, но собирать их не совсем удобно. В основном это высохшие останки снесенных ледоходом кустов. Даже мёртвые они достаточно цепко держаться корнями за почву, откуда их выкорчевать не так просто.

Напротив, на реке небольшой порог, точней – мощный перекат. Решаю здесь порыбачить, но попытки поймать в нем хариуса не приводят к успеху. Кто бы знал, что вся рыба в верховьях – не отпускали бы, засолили про запас. А так… ну ладно, хоть грибов кругом в избытке.

Вдоль берега реки теперь сплошной стеной по нескольку километров тянутся заросли высокого ивняка. С дровами здесь не проблема, вот только пристать к берегу в этих местах невозможно. Достаточно уютные места есть в устьях впадающих ручьев и речек. Там мы и пристаём, пробуя рыбачить. Однако с рыбалкой нынче дело плохо. То ли погода не очень (ветер холодный), то ли рыба вся ушла вверх. Тем не менее, поймать нескольких мелких хариусов нам всё же удаётся. Что ж, на уху вполне хватит. Теперь мы уже не избалованы – уха из только что пойманного хариуса показалась нам объедением. Ощутимый минус всей этой рыбалки – большие потери времени. Вместо того чтобы идти по маршруту, мы тратим более часа на то, чтобы поймать пару небольших хариусов. В итоге сильно отстаем от графика. Таким образом, планируемое сегодня достижение устья речки Пымва-Шор явно не состоится.

Река здесь местами стала очень широкая, без какого либо выраженного течения. К своему удивлению увидели здесь по берегам створные знаки, что говорит о судоходности реки. Видимо по весне, в большую воду, сюда поднимают баржи. За очередным поворотом реки увидели целое нефтехранилищ (фото 53). На берегу около десятка громадных резервуаров, и несколько жилых строений. Доставленные сюда штабеля дров и огромная куча угля, вполне смогут обеспечить беззаботное существование работающего здесь персонала не один год. Но судя по всему, нефтехранилище это уже брошенное. Ёмкости все проржавели, и почерневшие от времени строения оставляют желать лучшего. Хотя, причаленная к берегу, дюралевая лодка говорит о том, что здесь кто-то есть. Вероятно, здесь живет какой то отшельник. В любом случае, кто бы это не был, проплываем мимо, не имея желания причаливаться, и вступать в контакт. Вновь прошли длинные, прямые плёсы, на которых встречный ветер тормозит движение. Берега опять повышаются, и нам приходится искать удобное место, чтобы причалить к берегу. Судя по карте, через два километра должно быть устье речки Черпаю. Однако, идти до него не хочется, хотя там по карте показан сплошной кустарник, и дров должно быть много. Я не сомневаюсь, что там вполне должно быть уютно, но вероятно там есть местные, и я не хочу теснить их. В одном месте замечаем у воды низкую террасу, с удобным подходом к воде (фото 54). Здесь уже появились даже редкие деревья – первый островок леса. Берег оказался вполне уютным и сухим. Высоко вверх уходит заросший ивняком склон. Среди этих зарослей нашлась ровная площадка для палатки – место более чем уютное, потому как окружающие кусты создают дополнительную защиту от ветра. С дровами, правда здесь как всегда не густо, но насобирать для костра сухих веток вперемешку с плавником всё же удается. Наверху оказалась заболоченная тундра, с кочками и зарослями карликовой берёзы. Кругом обилие листьев морошки, но ягод нет совсем. Видимо год неурожайный.

18.08.2005

В устье реки Черпаю, как я и ожидал, оказались люди. Мы ещё с воды заметили у берега дюралевую Казанку с мотором. Решив расспросить местных о горячих источниках и уточнить местоположения порога Бурундук-Кось, мы причалили к берегу. Вокруг настоящий лес из мощного высокоствольного ивняка. Войдя в него, мы сразу же оказались в окружении зарослей красной смородины. Кругом обилие ягод, мимо которого трудно пройти. Идя по тропе и срывая аппетитные грозди, вдруг видим приближающегося к нам мужчину. Мы познакомились. Им оказался житель поселка Харута Сергей Волокитин. Сюда он приехал вместе с женой и дочерью, отдохнуть на природе, порыбачить, насобирать ягод. Пригласил в домик, познакомив нас женой. Та сразу пригласила нас к столу. Им очень понравилось наше снаряжение, в частности палатка, которая позволяет не зависеть от приютов и становится где угодно. Пообщавшись с гостеприимными хозяевами и отдохнув в тёплом домике, мы отправились дальше.

Сразу же за устьем Черпаю мощный перекат, который проходим с ходу. Далее течение становится несколько быстрее, и мы довольно быстро приближаемся к крутой излучине Адзьвы, после которой должны быть устья ручьев Дершор и Пымва-Шор. С протяженного плёса видно даже пологую возвышенность гряды Чернышева. Здесь уже к реке подступают небольшие островки елового леса. А вот и сама излучина! Река здесь поворачивает почти на 180 градусов, намывая огромную песчаную косу. Почти сразу после поворота достигаем устья ручья Дершор. Пробуем здесь рыбачить, и как всегда удаётся поймать трёх небольших хариусов. Надо сказать, погода не очень располагает отдыху, и мы быстро начинаем мерзнуть. Поэтому долго не задерживаемся. Тем более, мы совсем уже рядом (всего в каких-то двух километрах) от ручья Пымва-Шор – основной цели нашего путешествия.

Ещё немного и вот он ручей, с виду совсем неприметный, вытекающий из зарослей ивняка. Если не знать, то запросто проскочишь мимо. Причаливаем в устье, к небольшой травянистой лужайке. Здесь разбираем гермы, и укладываем рюкзаки по походному. Ловлю себя на мысли, то не мешало бы оставить записку группе Валерия Кожина. Но, будучи уверенный, что они идут далеко позади меня, решаю это сделать на обратном пути. Я и представить не мог – как в этот момент ошибался! Спрятав лодку в зарослях ивняка, трогаемся в путь. Сразу же находим тропу, которая углубляется в заросли прибрежного ивняка и приводит через несколько десятков метров к домику, который имеет печку и вполне пригоден для ночлега. Разумеется, мы не собираемся здесь останавливаться и идем дальше. Очень скоро хорошо набитая тропа выводит в открытую тундру. Местность довольно ровная и сухая (фото 55). Повсюду следы почвенной эрозии – обширные плешины чистых песков. Это характерные для всей Большеземельской тундры пятна выдувания – яреи. Грибов как всегда в избытке. Мы предпочитаем не брать подберёзовики, потому как полно подосиновиков. Их красно-оранжевые шляпки виднеются по обе стороны от тропы.

Впереди хорошо видны скалистые уступы гряды Чернышева (фото 56). До них уже совсем немного – чуть более километра. Это и есть Урочище Пымва-Шор. Даже отсюда видно, как там должно быть красиво и интересно. Со склонов в долину спускается лес, а белеющая вдали крыша домика придает особенный интерьер этой местности (фото 57), вписывается в пейзаж, не нарушая гармонии. Через километр, тропа спускается к речке и переходит на другой берег. Здесь появляется вездеходная дорога, спускающаяся с гряды, которая идёт по низине, в нужном нам направлении. По следам вездехода видно, что сюда уже наведывались этим летом. Перед самым домиком ещё одна переправа, и вот он исторический момент – мы на месте.

Местность представляет собой широкий лог, окружённый скальными уступами выходов известняков. Со склонов сюда спускается редкий еловый лес. Видно пещеру, которая обозначена на карте (фото 58). Почти правильной формы её отверстие чернеет наверху склона, под нависающим скальным карнизом. Внизу лесотундра, поросшая в нижнем ярусе сплошными зарослями карликовой берёзы (фото 59, 60). Сразу же захотелось посмотреть, что представляет собой источник. В поисках его направляюсь по тропе к стоящему поодаль вагончику (балку), и нахожу здесь, что искал – прямо на берегу речки, у самой воды сооружён… бетонный бассейн (фото 61, 62). От увиденного я как то сразу растерялся, ожидая увидеть скромную ванну для купания, но никак не бассейн, где можно свободно плавать.

Со всей поверхности дна вереницей пузырьков поднимается газ, вода словно кипит от него (фото 63, 64). Со слов местных, у которых я останавливался сегодня утром, это радоновый источник. Хотя неизвестно, откуда эта информация у них, но что источник действительно минеральный и целебный – сомнений нет. Вода идущая из глубинных разломов земных недр кристально чиста и имеет температуру +28 градусов по цельсию. Это конечно не кипяток – всего лишь комнатной температуры, но всё-таки достаточно чтобы ощущать её тепло и согреваться в ней. Удивил бассейн, который сооружён на совесть. Его бетонные стены имеют в нижней части сливные трубы (фото 65), через которые вода источника стекает в речку Пымва-Шор, растворяясь в её болотных водах торфяного оттенка. Для подъема уровня воды, необходимого для купания, эти трубы затыкаются имеющимися здесь пробками, и вода в течение 10 минут поднимается до краёв, это почти на метр. Видимо здесь купаются и зимой. Именно для этой цели здесь оборудована баня – тот самый балок, рядом с источником (фото 66).

Место оказалось посещаемым, и как всегда бывает в таких случаях… (к сожалению) загаженным. Хорошо ещё, что это не относится непосредственно к источнику. Однако всё остальное оставляет желать лучшего. Территория вокруг домика превращена в настоящую свалку. Кругом валяется мусор, разбросаны повсюду куски оленьих шкур. Обрывки ваты, бумага и прочий мусор висят прямо на кустах, и разбросаны по земле. Повсюду куча банок, битого стекла, проволока. Я ничего не имею против оставленной здесь груды металлолома теми, кто производили здесь буровые работы, но неужели нынешним посетителям так трудно убрать за собой? Интересно, правда, что искали здесь геологи, но забуренные в землю трубы торчат в нескольких местах. Рядом с вагончиком (баней) стоит и сам буровой станок. Домик на поляне скорей всего тоже их творение. Сам он в достаточно хорошем состоянии, хотя и бесхозный, что видно по внутреннему беспорядку. В нём есть печка, стол, двухэтажные нары, застеленные оленьими шкурами. Толстые утепленные стены позволяют жить в нём и зимой, но в виду отсутствия вокруг дров, с трудом представляю, как это может выглядеть. Скорей всего приезжающие зимой, привозят дрова с собой. Растущие вокруг редкие ели, вряд ли могут сгодиться на дрова, потому как живые. Хотя ими тоже не брезгуют, и успешно рубят, что видно по торчащим вокруг пенькам. Удивительно, как до сих пор ещё не начали разбирать на дрова внешнюю обшивку дома, что у нас иногда случается – внутри живут, а снаружи рубят на дрова. Возможно, местные жители используют зимой тот уголь, который лежит в двух километрах отсюда, на берегу Адзьвы, доставить его сюда снегоходом нет проблем. Дополняет всю эту картину, мусорный контейнер из железной бочки, стоящий почти у входа в дом, набитый доверху стеклотарой от дорогих экзотических спиртных напитков. Всё это наводит на мысль, что сюда регулярно наведываются люди имеющие деньги и власть, возможно чиновники Ненецкого автономного округа и республики Коми, и бассейн для купания, вероятно, дело их рук. В домике я обнаружил два мешка импортного водостойкого цемента. Несложно представить, каких средств стоило всё это построить. Ведь надо было доставить в эту глушь стройматериалы и рабочих. Копать котлован и заливать его внутри бетоном. В противном случае, вода попросту просочилась бы через песок и камень, подмыв бетонную стенку снизу. Здесь же хорошо видно, что сооружение серьёзное и построено надолго, и затраты на его строительство, видимо были немалыми.

Мы сразу же не преминули воспользоваться моментом и окунуться в него. Глубина бассейна оказалась более полутора метра, вода достаточно тёплой, но при выходе из неё начинаешь сразу замерзать, потому как температура окружающего воздуха всего около +10. Согревает лишь повторное окунание в воду. Как бы не было тепло в воде, но проблема согревания при выходе из неё явно актуальна. Надо было предварительно протопить балок, то есть баньку, а мы об этом как-то не подумали. В итоге, пока мы одевались, изрядно замерзли на холодном ветру. Пока выбирали место для палатки, совсем стемнело. И опять, спустя много дней, мы вновь увидели удивительной красоты закат (фото 67). Ужин готовили уже в темноте. В сгустившейся тьме, место показалось, каким то мистическим и загадочным, чему способствовали окружающие его скалы. Было прохладно, но в избу идти не хотелось, потому, как мы уже привыкли к внутреннему уюту нашей палатки, родней которого для нас ничего не существовало.

19.08.2005

Утро выдалось хмурым и прохладным. Хорошо ещё хоть без дождя. Учитывая, что Татьяне после вчерашнего купания немного нездоровиться, решил протопить в домике печь и приготовить заодно на ней завтрак. С дровами, как я уже упоминал, здесь проблема, однако, побродив вокруг, всё же удалось найти ствол срубленной ели и пару досок возле бани. На готовку их вполне хватило. В домике стало довольно жарко и пришлось обедать с открытой дверью. Пока обедали, ветер разогнал тучи, и выглянуло солнце. Разомлев от жары и сытного завтрака (скорей уже обеда) отдыхаем в домике, читая записи на стенах и потолке, своеобразную летопись посещений, оставленную посетителями. География их оказывается довольно обширной. Каких городов здесь только нет - почти всё СНГ! Хватает и местных записей. К удивлению находим здесь даже свою Печору. Кто бы мог подумать, что это место столь известно и посещаемо! Что интересно, в Интернете нет ни одного туристского отчёта. В общем, ясно – мы далеко здесь не первые и, конечно же, не последние. Но в одном я уверен точно – нашим путём сюда ещё никто не приходил, никто не достигал этого места подобным способом. В этом мы первые, это однозначно. Подавляющее большинство поднимаются сюда явно по реке от поселка Харута, а у кого есть возможность и средства, конечно же, прилетают вертолётом, на худой конец приезжают вездеходом.

Татьяна сегодня решает отлежаться в палатке, а у меня плановая экскурсия на каньон ручья Дершор, до которого отсюда два километра по плато на север. Но время пока есть, и для начала решаю прогуляться вдоль речки Пымва-Шор. Здесь неожиданно натыкаюсь на сплошные заросли красной смородины (фото 68). Стволы сплошь облеплены гроздьями сочных ягод, но много съесть их невозможно, а сделать варенье или желе у нас нет сахара. Срываю пару веток и несу Татьяне в качестве подарочного букета (фото 69). К моему удивлению, они через пару минут, совсем голые, уже без ягод, оказываются лежащими наружу возле палатки. Знал бы – принёс больше, но идти туда ещё раз неохота!

Наконец то, кажется всё готово – я выхожу на маршрут. Кроме видеокамеры больше с собой ничего не беру, надеясь вернуться через несколько часов. Решаю подняться на плато прямо по склону, мимо пещеры, заодно осмотрев её. Первые метры довольно крутые, по сыплющимся камням и бурелому. Хватаясь за кусты, преодолеваю этот участок и оказываюсь на небольшой террасе у входа в пещеру, которая оказывается небольшим гротом, глубиною в несколько метров (фото 70, 71). Углубляясь в скалу, он плавно уходит вверх, откуда виден свет. Видимо там выход на плато. Удивительно, что здесь всё изрыто шурфами. Что здесь искали, опять таки для нас остаётся загадкой. Есть сведения, что здесь имеются археологические памятники каменного века, уж не эти ли это раскопки? В любом случае мы не специалисты в этой области и ничего сказать не можем. Впрочем, вот официальная информация об этом уникальном месте:

Памятник природы "Пым-Ва-Шор"
Образован в 1999 г. Расположен в Большеземельской тундре на юго-востоке Ненецкого округа по среднему течению реки Адзьва в районе ручьев Пым-Ва-Шор и Дэр-Шор. Здесь находятся единственные минерально-термальные источники на Крайнем Севере Европейской части России. Кроме того, к охраняемым объектам относятся археологические памятники каменного века. Флора этого района насчитывает 251 вид сосудистых растений, среди которых 26 видов являются редкими и подлежат охране - Lycopodium clavatum, Selaginella selaginoides, Carex parallela, Coeloglossum viride, Minuartia stricta, Gastrolychnis apetala, Anemone sylvestris, Paeonia anomala, Thalictrum alpinum, Cotoneaster uniflorus, Dryas octopetala, Orthilia obtusata, Primula stricta, Pedicularis labradorica, Actaea erythrocarpa, Androsace lehmanniana, Arnica iljinii и др.

Надо сказать, скалы необычно живописны, особенно вблизи (фото 72). Они покрыты причудливым узором лишайников, которые придают им оранжевую окраску. Сами они состоят из серо-белого известняка, который легко разрушается, поэтому вся их поверхность испещрена выбоинами, и отверстиями, которые ведут вглубь (фото 73). Некоторые из них соединяются с основным гротом (фото 74). Внизу, под скалой всё усыпано щебёнкой – продуктами разрушения этих скал. Кусочки известняка можно отламывать от стены прямо руками. К своему удивлению здесь, наверху, замечаю кусты красной смородины – растения которое предпочитает сырые низины. Долго снимаю на видео и фотографирую эти скалы, замечая, как Татьяна смотрит в это время на меня из палатки. Наконец закончив, поднимаюсь наверх, на гряду Чернышева.

Здесь ровная тундра с разбросанными повсеместно выходами камней. Одним словом – каменистая равнина (фото 75), проходимая во всех направлениях. Отсюда открываются красивейшие панорамы тундры (фото 76) и вид на долину реки Адзьвы (фото 77). Невдалеке отсюда, подмывая высокий берег, река образовала грандиозное обнажение (фото 78), мимо которого нам ещё предстоит проплыть. Хорошо так же видно долину ручья Пымва-Шор (фото 79). Под ногами большое количество грибов, преобладают особо ценный вид – белые грузди, довольно больших размеров. К сожалению, собирать их здесь, однако, бессмысленно.

По ровной сухой тундре идется легко, и довольно быстро преодолеваю это расстояние, приближаюсь к ручью Дершор, однако признаков каньона не видно. Я уже начинаю сомневаться, правильно ли иду, как вдруг предо мной встаёт глубокий провал, среди абсолютно ровной тундры на дне которого шумит ручей. Он оказался более чем грандиозен. Стены его во многих местах уходят отвесно вниз. Высота их более 50 метров. Идя вдоль него, пытаюсь найти спуск вниз и нахожу его в конце, на выходе ручья из каньона (фото 80). Есть идея пройтись по его дну, что и делаю. Снизу каньон (фото 81) производит несколько мрачное впечатление. Одна из его стен уходит вверх несколькими ступенями (фото 82), на скальных террасах которой (фото 83) растут одинокие чахлые ели и кустарники. Противоположная стена, напротив, падает сплошным отвесом на всю глубину каньона (фото 84, 85). Впереди, в средней части, они почти смыкаются, сближаясь почти до двух метров (фото 86), нависая над водным потоком с отрицательным уклоном. Несмотря на достаточную ширину, в нижней своей части каньон представляет здесь расщелину (фото 87). Ручей течёт в ней зажатый отвесными скальными стенками и внизу не проходим. Чтобы обойти это место приходится подниматься на террасу (фото 88). Вид с неё оказывается, ещё более интересен. Вообще, здесь можно снимать и фотографировать без конца, с каждого ракурса свои неповторимые виды. Последующий просмотр отснятого материала лишний раз подтвердил, что, никакая фотосъемка не может полностью передать всю прелесть увиденного своими глазами.

С трудом представляется, каким образом небольшой болотный ручеёк пропилил насквозь гряду Чернышева, образовав такой внушительный каньон. Тем более не вся порода здесь известняки. В средней части преобладают выходы базальтов, а как известно, эта порода очень трудно поддается разрушению. Залегая в нижних слоях, они вдаются в русло мощными блоками, выделяясь коричнево-черной окраской на фоне светлых известняков (фото 89). Известняки преобладают в основном в верхних слоях, ближе к поверхности. Здесь в результате выветривания образовались причудливые останцы (фото 90), вокруг которых всё засыпано белой щебёнкой, словно поработал неизвестный скульптор. Увиденное здесь превзошло все мои ожидания, и трудно поддаётся выражению словами. Это грандиозное творение природы, напоминающее собой огромный разлом на земной поверхности (фото 91), или провал (фото 92), смотрится среди ровной тундры чем-то необычным и фантастическим, и трудно поддаётся описанию.

Каньон меня покорил! Хоть и трудно покинуть такое уникальное место, вернуться в лагерь всё же успеваю засветло. Учитывая, что завтра с утра надо выходить на маршрут, планирую успеть сегодня ещё, в последний раз, получить удовольствие от купания в теплом бассейне. Несмотря на солнце и переменную облачность, ветер какой уж день дует с севера и поэтому относительно холодно. В этот раз поступаю осмотрительней – предварительно протапливаю баню. Татьяна отказалась от купания, и предложила свои услуги в качестве кинооператора, чтобы запечатлеть сей "исторический" момент. Киноактёр из меня (как и комментатор) конечно неважный, но всё-таки, набравшись смелости, рискую сняться на видео, попытавшись изложить всю суть процедуры подготовки бассейна к купанию, и продемонстрировать всё остальное (фото 93, 94). Ощущения от купания действительно приятные. Едва окунаешься в воду, как тут же согреваешься, но стоит только выйти, как сразу начинаешь замерзать. В этот раз спасает натопленная банька, но она, почему-то моментально остыла в течение часа. Остаётся только удивляться, как здесь купаются зимой? В общем, трёх заходов с меня хватило. К тому времени солнце опустилось к горизонту и серьёзно похолодало. Таким образом, закончился этот день. Готовка ужина на холоде была занятием не очень приятным, потому как слабый костёр совсем не согревал. Да и холодная ночь казалась бесконечной. Последняя задача на маршруте была выполнена и впереди нас ждала финишная прямая сплава по Адзьве, а возможно и по Усе. Мы ещё не знали, что завтра нам будет суждено услышать весьма неприятную для нас новость о наших попутчиках и коллегах, и строили планы об очередной встрече с ними.

20.08.2005

Утро вновь выдалось пасмурным. Снявшись со стоянки, мы пошли к реке. На все эти хлопоты и обратный путь по тундре ушло почти пол дня. Видели на тропе свежего растерзанного зайца. Скорей всего это охотятся тундровые соколы. Тушка совсем целая, лишь дочиста выклеваны внутренности. Нам и раньше попадались следы таких пиршеств, но, но этот совсем уж свежий. Видимо вчерашний, если не сегодняшний.

Лодка оказалась на месте, в целости и сохранности. Вытащив её из кустов, укладываем вещи в гермы и спускаем лодку на воду. Перед отходом оставляем записку Валерию и его группе. Наконец, закончив все приготовления, трогаемся в путь. Похоже, мы успели соскучиться по вёслам. Лодка идёт довольно резво и вот оно, то грандиозное обнажение, которое я видел днём раньше из тундры, с гряды Чернышева. Высота берега здесь почти 100 метров. Весь берег рассечён огромными оврагами, и представляет собой грандиозное зрелище, несмотря на то, что это всего лишь глинисто-песчаный обрыв, а не скала.

На реке вновь начались перекаты. В связи с этим появляется желание порыбачить, тем более за последние два дня мы уже успели соскучиться по рыбе. Клёв, как и следовало ожидать, оказался неважный, но обследовав два очередных переката, нам удаётся всё же поймать несколько мелких хариусов. Увидев впереди очередной большой перекат, причаливаю для рыбалки, почему-то уверенный, что здесь должен быть крупный хариус. И действительно, здесь мне практически сразу удаётся вытащить достаточно крупную особь – весом около 700 грамм. Последующие забросы, однако, результата не дают, лишь цепляю блесной за камни, и потом приходиться заходить в воду, чтобы отцеплять её. Во время очередного такого занятия вдруг слышим шум мотора и видим поднимающуюся вверх по реке моторную лодку. Причалив к нам, они сообщают нам ошеломляющую новость: - "Василич просил передать, что они будут идти до Адзьвавома, и искать там попутный транспорт на Инту". Нам и в голову не могло придти, что нас могут так быстро обогнать. Мы не можем понять, как они могли уйти вперёд, зная, что мы идём без насоса! Местные говорят, что они не нашли ручей Пымва-Шор и проскочили мимо. И всё-таки всё это не укладывается в голове – нас просто бросили на произвол судьбы. Ведь они прекрасно знают, что в случае повреждения лодки, выбраться нам отсюда будет весьма сложно. Даже если они и проскочили мимо нас случайно, то должны были подождать нас на стоянке ниже, а не мчать вперёд как угорелые. Какими бы не были их оправдания, все они неубедительны – нас просто кинули, не подумав о нашей безопасности. Такое вот безответственное отношение встречается иной раз среди, казалось бы, близких по духу людей. За то, что предоставили безвозмездно лодку и отдали свой насос, рискуя собой, мы вдруг стали не нужны, и безопасность наша никому не интересна. Достигли бы они Вашуткиных озёр, если бы мы ушли вперёд, не отдав им своего насоса? Такие вот "солидарность" и "взаимовыручка"! Что ж, будем надеяться, что лодка не подведёт. И впредь будем умнее – не будем отдавать своё снаряжение, проявляя заботу о других. А сейчас мы как никогда почувствовали себя одинокими и брошенными, осознав, что до конца маршрута будем теперь одни. Уединение нам даже нравиться. Мы сразу как-то облегчённо вздохнули, что можно никуда не торопиться и быть предоставленным самим себе. Тем более, после такого их поступка в отношении нас, нам расхотелось с ними встречаться.

От таких новостей неожиданно появилось чувство голода. Учитывая, что здесь уже нет проблемы с дровами, решаем пообедать, приготовить уху из только что пойманных хариусов. На фоне скудного завтрака, уха действительно объедение, а из остатков муки, оказывается, получаются неплохие блинчики, даже на воде. И мы вновь с новыми силами берёмся за вёсла.

Берега реки стали веселей. Повсюду виднеются заросли высокого ивняка, перемежающегося с ольховым стлаником. Местами вдоль реки появляются островки леса. Словом, после Пымва-Шора ландшафт кардинально меняется. Приближаемся к большой, 10 километровой петле, где река дважды меняет направление. Здесь по рассказам местных должен быть порог Бурундук-Кось и выходы базальтов. К своему удивлению, порог оказался всего лишь мощным перекатом. Проходится он по центральной струе, которая довольно полноводная. Лишь на выходе из неё торчат два камня, которые легко обойти. Знаменитые выходы базальтов, упоминаемые Черновым, оказались столь непримечательными, что я даже не счёл нужным их запечатлеть. В невысоком земляном обрыве виднеются выходы коричневых глыб почти прямоугольной формы. Такие же глыбы лежат прямо у берега, в воде. В общем, если не знать что это базальты – можно и не обратить внимания. Эти обнажения имеются в 2-3 местах, в самой излучине. Далее береговые склоны вновь сменяются песчано-глинистыми обрывами, и так почти до самого устья Адзьвы.

Ландшафты меняются прямо на глазах. Если с утра ещё была тундра, то теперь по правому берегу тянется сплошная стена леса. Но сейчас нам не до красот, потому как уже темнеет, и надо срочно искать стоянку. Всё бы хорошо, но берег для этого не совсем удобен – кругом непролазные заросли карликовой берёзы, которые составляют нижний ярус этого леса, верней лесотундры. Приходится периодически выходить на берег, осматривая место. И как всегда возникает проблема либо с дровами, либо с ровным местом под палатку, а то и вовсе – с неудобным подходом к воде. Перед очередным поворотом реки направо видим на берегу гору, представляющую навал камней, высотой около 30 метров. Все камни здесь слежавшиеся и поросшие лишайником, что и выделяет её серым цветом на фоне зелёной тундры. Вот и ещё одна загадка природы.

Удачное место нашлось чуть дальше этой горки, и надо сказать вовремя. Потому как далее на реке внушительный порог, что угадывается по шуму воды, и в полумраке не хотелось бы рисковать и лезть в него. Место оказалось открытым, что для нас не является помехой, зато на ровном и мягком мху было достаточно удобно и комфортно. Спуск к воде оказался не совсем удобным, но с дровами проблем не оказалось. Холодный вечер не лишил нас оптимизма, и приготовив ужин, мы залезаем в палатку, где быстро согреваемся и засыпаем.

21.08.2005

Начавшийся ночью дождь продолжился и утром. В такую погоду в палатке особенно тепло и уютно, что даже не хочется вылезать. Но, невзирая на погоду, надо что-то предпринимать. В противном случае можно потерять целый день, чего не хотелось бы. Поймав момент, когда дождь прекращается, покидаю палатку и разжигаю костёр. Благо, поблизости оказалось несколько низкорослых елей, под которыми нашлась сухая растопка, и мне это не стоило больших усилий. Ударивший с новой силой дождь уже не смог причинить вреда разгоревшемуся костру. Таким образом, завтрак вполне удался, и сейчас пора бы выходить на маршрут. Вот только чередующиеся с небольшими интервалами заряды сильного дождя не дают собраться. Татьяна так и не выходила с утра из палатки, и вроде сейчас не торопится это делать. Учитывая ситуацию, предоставляю ей право отдохнуть, и расслабится, а сам иду рыбачить. Предполагая, что это наш последний шанс ещё раз отведать свежей рыбы. Далее уже наверняка ничего не будет. Тем более мы планируем дойти отсюда до поселка Харута за два дня.

Прямо от нашей стоянки ниже по течению река разделяется на три протоки, образуя порог. Кажется, более серьёзного препятствия нам на Адзьве ещё не попадалось. Мы правильно поступили, что не стали проходить его вчера. Если две малые протоки относительно несложные для прохождения, то об основной так не скажешь. Река срывается вниз с наклонного уступа высотой около полуметра, и далее мчит по каменистому руслу, образуя мощную шиверу. Торчащие среди пенной струи камни не вселяют оптимизма. Становится ясно, что наиболее оптимально пройти это препятствие средней протокой – крайняя, которая под берегом, слишком мелководна. Перейдя её вброд, я начинаю делать забросы чуть выше порога. К моему удивлению, хариус здесь хватает один за другим, но правда довольно мелкий. Смешно представить, что раньше мы его не брали (отпускали обратно), а сейчас он для нас в радость. По крайней мере, без деликатеса мы не останемся. Единственное неудобство – на разделку мелкой рыбы уходит гораздо больше времени, как и на ловлю.

Погода постепенно вроде начинает налаживаться. Время уже около двух часов дня, а мы не начали ещё даже собираться. Радует всё-таки то, что время явно не потрачено даром, о чем свидетельствует кучка наловленной рыбы на берегу. Пока чищу рыбу, в облаках появляются просветы. Срочно начинаем снимать лагерь и упаковывать вещи. От наловленной рыбы Татьяна в восторге. Да и сам предвкушаю сегодня отменный ужин. Только для начала нам надо пройти сегодня как можно больше, чтобы завтра вечером быть в Харуте. Длительное автономное путешествие даёт знать о себе некоторой эмоциональной усталостью. И узнав от местных жителей, что оттуда можно улететь вертолетом в Инту, мы искушаемся на эту возможность.

Когда, уже собравшись, мы были готовы отчаливать от берега, чуть выше на реке вдруг раздался сильный всплеск. Судя по кругам на воде, это должно было быть что-то довольно крупное. В мгновение ока, во мне проснулся древний охотничий инстинкт. Схватив спиннинг, кинулся туда, напролом, через кусты. Добыча взяла с первого заброса, это почувствовалось по уверенному рывку. Когда подвёл её к берегу, то стало видно, что это килограммовая щука. Вот так сюрприз напоследок! На Адзьве нам ещё ни разу не попадалась щука, и вот, наконец, схватила – прямо на перекате.

Порог, как и планировалось, проходим по средней протоке, без приключений. Дальше довольно мощная струя несёт нас почти километр, ровно столько, сколько тянется остров. Вдоль правого берега продолжается лес, в то время как левый остаётся безлесным. Скорость течения вполне приемлемая, чтобы идти со скоростью до 8 километров в час и более. К тому же на реке достаточно перекатов, и быстротоков. Всё это позволяет надеяться, что мы дойдём сегодня до границы листа карты Q -41-07,08. В том месте, где река меняет северо-западное направление на юго-восточное, видим очередной приют, в виде небольшого вагончика. Здесь они уже попадают довольно часто, так как сюда регулярно поднимается на лодках местное население. Река, похоже, становится постепенно всё более обжитой. Это видно даже по тому, как трудно стало здесь уже наловить рыбы, даже на уху. Очередная изба обозначена на карте в устье речки Нерую, до которой отсюда 14 километров. Достигаем её через пару часов и видим, что здесь на высоком месте, на поляне стоит приличный рубленый дом. Решив передохнуть, причаливаемся и осматриваем его. По сути дела, это довольно просторная изба с сенями и большой кирпичной печью. В доме достаточно чисто и ухожено, в общем, порядок. Всё это указывает на то, что у избы явно есть хозяин. Мы уже успели замёрзнуть и устать, поэтому так не хочется покидать тепло и уют избы. Однако, останавливаться здесь крайне нерационально. Тем более и палатка тоже вполне способна обеспечить нам нормальный ночлег, что было уже не раз. Скрепя сердце отчаливаем и продолжаем свой путь дальше. На реке дует северный ветер, и когда садишься в лодку довольно холодно, но усиленная работа вёслами согревает, и уже через 15 минут практически не ощущаешь холода. Последние километры кажутся бесконечными. Мы уже достигли нового листа карты. Это видно по тому, как река начинает здесь меандрировать. Адзьва здесь дважды переходит с листа на лист, прежде чем вновь примет юго-западное направление. На сегодня с нас конечно уже достаточно, и мы, поглядывая на берега, ищем удобную стоянку. Проходим последнюю излучину восточного направления, где река последний раз вторгается на лист Q -41, и вдруг Татьяна предлагает осмотреть правый берег. Предчувствия не обманули – на берегу, в редком ельнике, действительно оказалась защищенная от ветра полянка с мягким мхом в окружении зарослей карликовой берёзы. Дров здесь тоже оказалось в избытке. Единственное неудобство – далековато ходить за водой, так как приходится пересекать широкую полосу песчаного пляжа.

Это был первый ночлег, где мы могли себе позволить большой, жаркий костёр. Стоянка оказалась более чем удачной. Ветер, который неистовствовал вокруг, ощущался лишь по вершинам деревьев и на реке. Возле костра было тепло и уютно как никогда. И действительно, в тундре мы были лишены всего этого, замерзая иной раз от ветра, не имея возможности спрятаться от него.

22.08.2005

С утра на реке по-прежнему холодно, ветер продувает насквозь. Ощущение, словно лето закончилось, и сейчас уже конец сентября не покидает нас. Тёплое место по-прежнему только в палатке и у костра, в защищенном от ветра месте. Пока завтракали, мимо нас вверх по реке прошла моторная лодка, напоминание о том, что мы на реке давно уже не одни. К счастью дождя сегодня нет, и мы выходим на маршрут почти без задержки. Ветер поначалу попутный, но ввиду того, что Адзьва здесь интенсивно петляет, на некоторых плёсах он становится встречным. Тянущаяся по левому берегу тундра неожиданно заканчивается в четырёх километрах от устья речки Фома-Ю. Отсюда Адзьва фактически входит в зону тайги, поскольку далее по обеим берегам уже следует сплошной лес. Есть ещё один интересный момент – в этом месте мы пересекаем административную границу и входим на территорию Коми. Ещё немного и за очередным поворотом реки показывается деревня Фома-Ю, в устье одноименной речки. Место высокое, и несомненно красивое – наши предки знали где селиться. На поляне видно два добротных дома, крытых шиферной крышей. На карте она значится как нежилая, но в действительности здесь всё-таки живут, или используют в качестве охотничье-рыбацкой базы, что видно по её ухоженности. За деревней река поворачивает на северо-запад и нам приходится бороться со встречным ветром, который тормозит течение реки и поднимает полуметровую волну. В борьбе с ветром и холодом мёрзнут руки. Скорость падает до 4 километров в час. Радует лишь то, что впереди около 6 километров пути с попутным ветром. Поросшие здесь лесом берега довольно высокие, но в виду большой ширины реки (около 100 метров) ветер гуляет по ней беспрепятственно. Характерно, что высокая волна поднимается лишь там, где ветер дует против течения. Когда же он попутный, его почти не ощущается.

Приближаемся к очередному повороту на север. И вновь пред нами встаёт широкий протяженный плёс со встречным ветром. Прямо на повороте река широко разливается. Течения почти нет, и нам приходится потратить немало усилий, чтобы преодолеть этот участок со штормовой волной. Вселяет оптимизм лишь то, что это последний такой участок. Далее ветер до самого посёлка (если не поменяет направление) должен быть попутным. И опять присутствие людей – у берега стоит моторная лодка. Хозяина рядом не видно, видимо собирает ягоды или охотится. До крупного притока Хоседаю отсюда остается всего 5 километров. Планируем дойти до него в течение часа и там пообедать. Ветер здесь не совсем попутный, больше боковой, но это всё же лучше, чем встречный. Берега местами довольно красивы. Попадаются интересные обнажения (фото 95). Устье Хоседаю появляется неожиданно. Этот довольно крупный приток выносит в русло Адзьвы массу песка, образуя здесь косы и отмели. К её устью сложно пробиться, да и нет в этом смысл, потому как там сплошные заросли ивняка. Поэтому решаем встать на противоположном берегу, под кронами елей. Правда, здесь тоже надо пройти несколько десятков метров по вязкой глине, прежде чем достигнешь кромки леса. Едва ступив под полог леса, обнаруживаем огромные заросли красной смородины. Такое ощущение, что ведро здесь можно собрать за час, но, к сожалению, у нас нет тары, и остаётся лишь созерцать на это великолепие, лакомясь сочными ягодами. Пока занимаемся обедом, несколько раз начинается дождь. Здесь под кронами раскидистых елей мы для него неуязвимы. Лишь при порывах ветра до нас долетают брызги.

Оставшиеся 10 километров пути пролетели как-то незаметно. Через час на берегу показались емкости склада ГСМ, после чего за поворотом открылся взору посёлок. Сразу же отправляю Татьяну на разведку, а заодно и на поиски продуктов. Вернувшись через полчаса, она сообщает, что посёлок довольно большой, и со слов местных жителей муниципальный магазин и хлебопекарня находятся на другом конце поселка. Нашла она лишь коммерческий магазинчик, где подтвердили информацию о судне на воздушной подушке, которое сегодня должно привезти им товар с села Адзьвавом, и завтра пойти на Инту. Идея конечно заманчивая, но остальное всё расплывчато. Как его подкараулить, где оно причаливается, и захотят ли нас взять вообще?

Народ здесь, какой то странный – на нас никто не обращает внимания. На Оби местное население сразу же "атакует" туристов, предлагая им свои услуги в качестве извоза, а здесь такое ощущение, словно мы свои. Уже вечереет и довольно холодно. Надо решать, как быть дальше. Гостиница здесь (как ни странно) есть, но она почему-то всегда переполнена – нет свободных мест. Да нам оно и не надо. Найти бы укромное место, что в пределах посёлка непросто. Для начала решаем всё-таки отыскать магазин, где можно купить хлеба и ещё чего-либо съестного, потому как сухари и концентраты уже поднадоели. Для этого сплавляемся немного вниз по реке и причаливаем в середине поселка. В этот раз всё получилось удачно, пересекли прибрежную полосу частных домов, и сразу попали в центр, прямо к магазину. От обилия виденного у нас сразу разбежались глаза – мы просто отвыкли от цивилизации, но тут же уверенно начав со свежего хлеба, дополнили свою потребительскую корзину всем необходимым для предстоящей трапезы. Правда, сливочного масла и колбасы в свободной продаже не оказалось. Видя, что мы идём издалека продавец отпустила нам их из своих "под прилавочных" запасов. В магазине на нас обратили внимание двое молодых людей, спросив, откуда мы идём. Когда услышали ответ – "от Коротаихи" - были немало удивлены. "Я бы так не смог" - произнёс один из них.

К берегу идём с некоторым волнением. Нам всё кажется, что оставленную без присмотра лодку могут запросто украсть. И лишь когда видим её на месте, сразу появляется чувство облегчения. Решаем, переправится на противоположный берег и там найти место для ночлега. К нашей радости, здесь в небольшом лесочке обнаруживается весьма уютное место для лагеря. Сухая и ровная полянка окружена молодыми берёзками и сосенками, которые укрывают её от посторонних глаз. Разожженный здесь костёр не виден с берега. Вот так Удача! Лучшего места трудно и пожелать. Перетаскиваем вещи на поляну, а лодку как можно ближе к ней, прячем в низкорослых кустах. В это время слышим на реке гул и видим судно на воздушной подушке. С большой скоростью оно изящно скользит по воде. Я успеваю прочесть надпись "Комиссар". Становится ясно, что этот катер собственность одноимённой частной фирмы в городе Инте, хорошо известной в туристской среде под этим именем, которая добывает строительный камень на хребте Обеиз, Приполярного Урала, и промышляет между делом по Кожиму на этом самом катере. Учитывая, что лодка у нас уже на берегу, договариваться мы не пошли. Решили сделать это с утра. Тем более нам сообщили, что завтра должен быть вертолет на Инту. В любом случае у нас есть варианты, и это радует. Правда, ситуация меняется неожиданно. Катер, вопреки прогнозам, не остается здесь на ночь и уходит обратно. Нас это особо не расстраивает, потому как для нас полноценный отдых важней бессонной ночи в пути. Пока занимаемся обустройством лагеря, успевает стемнеть и на небе всходит луна. Оборудовав стоянку, устраиваем здесь настоящий пир продуктами цивилизации, по которым мы успели соскучиться. После чего отправляемся спать.

23.08.2005

Ночь прошла более чем спокойно, и мы чувствуем себя полноценно отдохнувшими. Правда, катер под утро вновь наведывался, разбудив нас своим шумом (видимо сделал второй рейс) и тут же вновь покинул посёлок. С утра тепло и безветренно. Погода постепенно налаживается и у нас неожиданно появляется свежая идея, дойти своим ходом до конечной точки маршрута – железнодорожного моста через реку Уса. Расстояние это конечно большое, только по реке Усе предстоит пройти 98 километров, а мы ещё не прошли даже Адзьву, но мы уверенны, что пройдем его. Всему причина, появившееся в нас чувство самолюбия. Мы не хотим унижаться перед кем-либо, когда сами в состоянии достичь цели. Ради интереса всё-таки сходили в контору аэропорта, где диспетчер, не пожелав показать нам своего лица, спросил по громкоговорящей связи, чего нам надо. На вопрос можно ли улететь в Инту он ответил, что на сегодняшний рейс билетов нет. И вообще, билеты здесь заказываются заблаговременно – за 10 дней.

Делаем ещё один поход в магазин и, возвратившись на свою полянку, начинаем собираться. Вокруг нашей стоянки много грибов, преимущественно молодых подосиновиков, мимо которых Татьяна не может пройти и собирает их, обещая на обед жареные грибы. Сняв лагерь, постепенно перетаскиваем к реке все свои вещи и начинаем укладывать в лодку. К тому времени на наш берег начинает переправляться народ. Лодки следуют одна за другой. Не похоже, чтобы все шли за ягодами или грибами, уж слишком всё организовано. Причём, на нас никто не обращает внимания. Разгадка последовала довольно скоро. Над головой мы услышали шум и увидели идущий на посадку АН-2. Оказывается сегодня ещё рейс из Нарьян-Мара, и люд шёл на аэродром, который находится на этом берегу, за узкой полоской леса, в котором мы ночевали. Посёлок Харута (фото 96) является административно субъектом Ненецкого автономного округа, хотя и находится на территории Коми, поэтому он имеет регулярное сообщение с Нарьян-Маром. Несмотря на наличие регулярного воздушного сообщения, выбраться отсюда летом довольно сложно. На все рейсы, как правило, билеты раскупаются заранее, и осуществляются они по мере заполнения мест.

Собравшись, мы отчаливаем – покидаем этот очаг цивилизации уверенными в свои силы, и сегодня планируем быть в Адзьвавоме. Ветра сегодня нет, и мы легко скользим по зеркальной глади реки, в которой отражаются облака. Довольно быстро достигаем устья речки Малваю, где видим лодки местных жителей. На берегу здесь так же есть домики, как и обычно возле устьев речек. Таёжные берега реки здесь хоть и достаточно монотонны, но порой попадаются довольно красивые места (фото 97;98). На одном из таких мест мы сделали небольшую остановку для отдыха и не пожалели. На высоком берегу здесь стоит изба (фото 99), которую хорошо видно с реки, Когда поднялись к ней, то взору предстал парковый лес, поросший белым ягелем (фото 100). Удивило полное отсутствие валежника, словно кто-то вычистил этот лес. Избушка оказалась довольно просторным домом, со скромным интерьером внутри. Добротная шиферная крыша, печь, полати и стол, создают все необходимые условия для проживания здесь. Видимо она используется местными жителями в осеннее зимний период, когда они занимаются здесь охотой и рыболовством. При взгляде на карту, в двух километрах отсюда есть озеро Гычаты. Скорей всего отсюда ходят к озеру для охоты на гусей. В любом случае, наличие избы здесь, конечно же, не случайность.

Прогребя протяжённый плёс, приближаемся к устью речки Салюкую. Река здесь намывает обширную протяжённую отмель, благодаря чему имеются явно выраженные струи, на которых мы развиваем неплохую скорость. Перед устьем речки видим на берегу лодку и фигуру человека. Когда приблизились совсем близко, то увидели стоящий поодаль от берега на высоком пригорке дом. На карте он значится как изба Салюкувом. Причаливать не стали и проплыли мимо. Хозяин проводил нас молчаливым взглядом. Речка Салюкую впадает почти в километре ниже, тихой и широкой заводью. Берега довольно высокие и поросли густым, дремучим лесом. Отсюда мы вновь выплываем на широкий разлив, где почти нет течения (фото 101). Левый берег нам кажется чем-то интересным, и мы решаем причалить туда для обеденного привала. Сразу же поражает лес. Действительно, здесь уже настоящая темнохвойная тайга. Всё это видится довольно непривычным после стольких дней пребывания в тундре. Кругом полно бурелома и валежника, поэтому с костром проблем нет вообще. Уютно расположившись под сенью раскидистых елей, обедаем и отдыхаем. К этому времени небо вновь заволакивает тучами, зато исчезает ветер и наступает полный штиль. Идём по зеркальной глади, в которой отражаются берега и небо (фото 102). Ширина реки здесь уже более 200 метров, и нам кажется, что мы идём слишком медленно. И всё-таки приближаемся ещё к очередному перекату, которые здесь представляют собой мелководные участки с относительно быстрым течением. Они, как правило, имеют место там, где река намывает песчаные острова. На перекате вновь видим местных жителей, которые, зайдя по колено в воду, ловят здесь на кораблик мелкого хариуса. Мы уже на другом листе карты и нам до реки Усы остается менее 10 километров. После переката русло вновь сужается до 100 метров, и река делает крутой поворот налево. Правый берег здесь довольно высокий, а местами обрывистый. Судя по всему, мы находимся близко от деревни Ниедзьель. И действительно, впереди вновь видим длинный галечный остров, который огибаем по правой протоке, за которым (если верить карте) должна быть деревня. Струя здесь быстрая и глубокая. Берег представляет песчаный обрыв высотой несколько метров, и зарос ивняком. Река усилено размывает его, и в воде возле берега множество коряг и упавших в воду стволов. Если даже причалить к нему, то подняться наверх по осыпающему обрыву не так просто.

Деревня Ниедзьель оказалась очень даже обитаемой. Постройки здесь новые и довольно добротные, на деревню не похоже. Скорей всего это дачи какого то начальства, но никак не дома местных жителей. Напротив деревни дорога, которая переходит через реку вброд и уходит в сторону села Адзьвавом. Тут же видим и людей, которые рыбачат с лодок на средине реки. Спросив о наших попутчиках, мы получили от них информацию, что их видели здесь три дня тому назад – ну и быстро же они идут! Всё стало понятно – скорей всего они сейчас едут в поезде, если уже дома. В любом случае, для нас всё это уже не имеет никакого значения. Мы остались одни наедине с рекой, и полны решимости, завершить маршрут своими силами. Река постепенно поворачивает вправо, приближаясь к своему устью. Оба берега здесь представляют сплошные заросли высокой ивы с песчано-глинистыми обрывами, где крайне неудобно приставать. Невзирая на то, что начинает темнеть, теперь уже придётся идти до реки Усы. Мы ждём, этого момента, когда она откроется. Впереди видим обширное водное пространство, левый берег неожиданно заканчивается, и взору открывается река Уса, верней её правая протока, в которую-то и впадает Адзьва. По этой причине, ширина её здесь не кажется такой большой. Почти сразу впереди появляется село Адзьвавом. Расположенный на высоком холме, он в сумерках кажется нам довольно большим, и смотрится внушительным островом цивилизации (фото 103). Судя по карте до него отсюда около двух километров. По правому берегу впереди обширная песчаная коса. Понятно, что необходимо встать до неё, иначе придётся плыть ещё неизвестно сколько. У начала этой косы находим приемлемое место, с удобным подъёмом на берег, который, в общем-то, неплохой – найти ровные полянки среди ветвистых стволов ивняка несложно. Только вот всё изрыто кротами, повсюду их норы. Кругом всё те же заросли смородины, здесь к красной добавилась ещё и чёрная. Перетаскивая вещи, слышим со стороны села грохот дизеля, который почему-то становится всё ближе, и явственней. Такое ощущение, что к нам напролом по кустам приближается вездеход. Я уже в смятении, куда складывать вещи, а вдруг он по этому месту проедет… Когда рёв стал вообще оглушительным, я увидел как в 30 метрах от меня на приличной скорости промчался тяжёлый тягач, с гружённым прицепом. Здесь в кустах оказалась наезженная вездеходная дорога, представляющая собой канаву глубиной до полуметра заполненную жидкой грязью. Уж, не на Ниедзьель ли этот дорога?

Ещё одно беспокойство – местные жители на косе. Скорей всего они там ловят рыбу, но такое количество местного населения бодрствующего ночью, не даёт нам покоя. Мы боимся за оставленную на берегу лодку, а поднять её здесь на берег достаточно сложно.

Река Уса

24.08.2005

Ночь прошла спокойно. Несмотря на оживлённое перемещение народа в полукилометре от нас, к нам так никто и не приблизился, хотя наш костёр они видели, это факт. Ночью был небольшой заморозок и с утра сегодня стоит солнечная погода. Впервые за столько дней мы видим безоблачное небо. Что ж, нам такая погода в самый раз кстати для плавания по такой широкой реке. Даже как-то непривычно осознавать, что мы достигли реки Усы, которая в начале маршрута казалась нам такой далёкой и недоступной. Пока собираемся, видим тот самый вертолёт, на котором мы надеялись улететь. Пролетев над рекой, он приземляется в Адзьвавоме, потому как первый рейс у него сюда.

Отчалив от берега, выгребаем на середину, чтобы обогнуть косу и здесь нас подхватывает течение. Приближаясь к Адзьвавому, видим, что на берегу никого нет – село словно вымерло (фото 104). Остаётся только гадать почему здесь всё наоборот – население бодрствует ночью. Сейчас мы видим, что село не такое уж большое, каким оно нам показалось вчера. Умеренный южный ветер поднимает на реке среднюю волну. Нас это не очень то радует, потому, как здесь река меняет направление течения, и ветер уже становится далеко не попутным. Решаем идти вдоль высокого правого берега, не особо сильно удаляясь от него. Впереди десятикилометровый прямой плёс. При ширине реки около километра движения почти не ощущается. Когда достигаем поворота реки на юг, то взору открывается ещё более обширное водное пространство. Дальний берег, до которого 12 километров, отсюда еле виден. Встречный ветер нагоняет здесь метровую волну, которая для Щуки довольно опасна. Надо было учесть это заранее и подойти ближе к берегу, чего мы не сделали, и в результате такой неосмотрительности оказались среди этих волн на достаточном удалении от берега. Ввиду малой жёсткости, Щука не протыкает валы, а обтекает их, изгибаясь на волнах всем корпусом. Татьяну напугало это довольно серьёзно, да и у меня были опасения, что лодка может сложиться пополам. До правого берега относительно недалеко, но для этого нужно развернуть лодку боком к волне, что чревато переворотом. Поэтому, прежде чем удалось пристать к нему, пришлось некоторое время бороться с этой гигантской волной и встречным ветром. Далее мы решаем не удаляться от берега, что и делаем. Срезая небольшие заливчики, мы уверенно продвигаемся вперёд к виднеющемуся впереди высокому мысу на повороте реки. Глубина реки здесь достаточная, чтобы можно было идти всего в двух метрах от берега, находясь в полной безопасности. Таким образом, незаметно огибая мыс на повороте реки, оказываемся предоставленными воле волн, потому как здесь уже негде укрыться. К счастью открытое водное пространство здесь уже гораздо короче, потому как мы уже почти у конца плёса, и волна значительно меньше. Впереди появилась обширная песчаная коса. Идя вдоль неё, мы всё дальше удаляемся к средине реки, идя прямо на остров Меркушди, который находится сразу за поворотом, держась при этом на расстоянии двух десятков метров от кромки песка. Когда коса кончается, нас уже от острова отделяет протока всего лишь пару сотен метров шириной. Идём наискось вдоль него, выискивая удобное место для причаливания. Ещё несколько минут работы веслами, и мы на песчаном пляже острова. Сразу же удивляет то, как здесь тихо – полный штиль.

Остров оказался достаточно приветливым и уютным (фото 105). За стеной редкого ивняка, протянувшегося вдоль берега, раскинулся пышный луг. Берег вполне удобен для привала, и мы решаем здесь пообедать. Вода у берега чистая и прозрачная, что удивляет. Обычно у больших рек с этим всегда проблема. Видимо сказывается отсутствие постоянного судоходства, и малое количество населённых пунктов на реке. Пока обедали, ветер стих совсем и на реке установился полный штиль. Воспользовавшись этим моментом, продолжаем движение. Этот плёс ещё более протяжённый – около 15 километров. Теперь мы идем по средине реки и ощущение, словно мы стоим на месте, не покидает нас. И всё-таки здесь есть течение, о чём свидетельствуют перемещения воды, которые видны по слабым завихрениям на поверхности. Впереди раздался всплеск. Огромных размеров рыба, буквально выскочила из воды. Я хотел было взяться за спиннинг, но Татьяна возразила против, ссылаясь на то, что мы находимся далеко от берега, и крупная добыча может перевернуть лодку…

Миновав высокий мыс по правому берегу, приближаемся к очередному, виднеющемуся впереди острову. Он давно уже маячит впереди зелёной шапкой ивняка, но почти не приближается. Судя по карте, это Пашпиянди. Перед ним прямо посредине реки обширные мели. Опустившееся к горизонту солнце светит прямо в глаза, в результате чего их невозможно разглядеть. Появившаяся вдоль правого берега длинная песчаная коса, незаметно переходит в остров. Ну, наконец-то достигли его! Неожиданно слева и спереди видим всё те же пространства песков. Заблаговременно, пытаясь уйти от них, сворачиваем в сторону и намертво садимся на грунт. Становится понятно, что вперёд плыть невозможно. Вот так вот, прямо посредине реки мы попали в западню, куда ни кинь взгляд, всюду не более 3 сантиметров воды – проще идти пешком. С трудом выталкиваемся обратно, и ищем выход. Но всюду натыкаемся на одно и тоже – лодка бороздит дном песок. Где-то здесь должен быть фарватер, или хотя бы проход в этих песках, но его мешает разглядеть низко висящее над горизонтом солнце, которое слепит глаза. Принимаю решение, переместится к правому берегу, ближе к острову, что и делаю. Неожиданно сразу же появляется глубина и довольно ощутимое течение. Вот где оказывается фарватер! Теперь мы идём вдоль острова. Удивляет его берег, который здесь вытянулся в идеально прямую линию на целых 4 километра (фото 106). Маячащий впереди, на повороте реки, коренной берег довольно высокий и вряд ли пригоден для привала, поэтому становится ясно, что место для ночлега надо искать здесь. Идя вплотную с островом, высматриваем наиболее приемлемое место. Подходы к воде и выход наверх есть практически везде, а вот что там, в зарослях ивняка, не узнать пока не выйдешь на берег, и не посмотришь. Результат обескураживает – таких дебрей я ещё на маршруте не встречал. Повсюду дремучие заросли ивы, с буреломом и травой по пояс, которые производят довольно жуткое впечатление. При мысли о ночевке здесь, становится как-то неуютно. Воображение рисует эту местность излюбленным местом обитания лесных зверей, плоть до росомахи. И действительно, под густыми кронами ив довольно темно и сыро.

Пригодное для ночлега место нашлось неожиданно и совсем рядом. В четырёх метрах от берега среди зарослей обнаружилась ровная полянка. После того как мы, примяв траву, поставили палатку, она стала совсем уютной. Радует то, что здесь нет проблем с дровами, потому как повсюду полно принесённого половодьем плавника. Толщиной до 15 сантиметров и длиной в несколько метров выбеленные стволы хорошо рубить, и горят они жарким пламенем, совершенно не стреляя при этом, как древесина хвойных пород.

Фактически, место оказалось очень уютным, но поспать нам нормально не удалось. Не могу объяснить причину сего беспокойства, но только мы начинали засыпать, как вокруг палатки начинала шуршать трава, словно кто-то крадётся к нам. Мы неоднократно выходили из палатки, пытаясь понять, в чём дело, всё безрезультатно. Шорохи прекращались на некоторое время, если мы вновь разводили костёр, или светили фонариком в палатке, но стоило только костру прогореть, как всё повторялось снова. Нам так и не удалось понять причину происходящего. В конце концов, я вышел из палатки и затаился в стороне, попросив Татьяну дать мне знак, если она услышит шуршание возле палатки. Как ни странно, долго ждать не пришлось. Она сразу произнесла "есть", сообщив мне таким образом, что возле палатки что-то имеется. Однако, как ни странно, я совершенно ничего не увидел. Зато услышал шуршание травы поодаль, позади себя, отчего по спине пробежали мурашки, и я скорей кинулся раздувать погасший костёр. Ну, мистика, да и только!!! Ощущение этой фантастической ночи усиливалось полыхающим на небе северным сиянием. Давно мы не видели такого зрелища. Половина неба было охвачено зелёным светом, отражающимся в водной глади реки. При этом ночь была необычайно тёплая и тихая. Светила луна и было видно течение реки по завихрениям на воде.

Я вспомнил о том, как нечто подобное испытала и Марина Галкина, во время одиночного путешествия на Камчатке: "… Я писала дневник в палатке при свече, когда на фоне несмолкающего гула падуна вокруг меня стали возникать непонятные звуки. Я слышала, и не раз, как топают ежики, как шебуршатся мыши, но эти звуки не укладывались в известные мне. Кто-то шелестел моим тентом то с одного боку, то резко - с противоположной стороны, то у меня за спиной, то у входа. Казалось, какой-то легкий невидимка перемещался мановением ока и дразнил меня.
Низкочастотные звуки падающей воды могут вызывать слуховые галлюцинации. Кроме того, не воспринимаемые человеческим слухом звуковые волны могут негативно воздействовать на психику. Я знала это, но от этого знания в тот момент спокойнее мне не становилось. По крайней мере, заставить себя выйти из палатки со свечкой в руках и убедиться, что вокруг никого нет, я не смогла. Липкий холодный страх сковывал меня. Наконец, я смогла уговорить себя, что это мыши, и бояться нечего, а если это что-то другое, то его тем более не стоит бояться, и тогда оно тоже не причинит мне вреда. Завернувшись в спальник с головой, я все-таки смогла заснуть." - так описывает она свои ощущения. Как видите, здесь много общего.

Промучившись так до трёх часов ночи, мы с нетерпением ждали рассвета, надеясь немного поспать хоть под утро. В конце концов, я соорудил огромный костёр их толстых брёвен, надеясь, что мы заснём прежде, чем он прогорит. Как ни странно, это помогло. Пока горел костёр, было довольно спокойно, и мы не заметили, как отключились.

25.08.2005

Проснулись довольно поздно. Ночные переживания не дают нам покоя. При свете дня местность приобретает совсем другой вид, и её уже не узнать. От ночных страхов не осталось и следа, но хочется знать природу этого явления. Однако нам это уже не суждено. Что и не говори, а загадочного и непознанного в нашей жизни ещё хватает. Спешно собираемся и отчаливаем. Идя вдоль острова, вновь удивляемся его идеально прямой береговой линии. Фактически здесь два острова, разделённых узкой протокой, в чём мы убедились, пройдя мимо её устья. Далее река поворачивает вправо – на юг. Плёс здесь относительно непротяжённый, всего каких-то 7 километров. Как обычно, днём на реке поднимается ветер, и мы вынуждены сегодня вновь бороться с ним, потому как лучшее время упустили. Радует лишь то, что он пока небольшой. Продолжаем идти (как и вчера) под прикрытием правого берега, не рискуя удаляться от него более чем на полсотни метров. Река значительно обмелела, во многих местах даже на средине глубина не более 20 сантиметров. Фарватер, несомненно, есть, но здесь он сложный и запутанный. Не удивительно, что за всё время плавание по Усе мы пока не встретили ни теплохода – даже моторной лодки. Река словно вымерла – настоящая глушь, которая нас даже радует. Погода продолжает баловать нас тёплыми солнечными днями, которых нам так не хватало на Адзьве, и мы полны оптимизма продолжать путешествие. Завтра мы планируем быть уже дома. Для этого нам осталось пройти 45 километров. Если бы не ветер, мы проскочили бы это расстояние за день – он уже достаточно окреп, и приходится прилагать много усилий, чтобы противостоять ему.

Достигнув очередного поворота реки на запад, причаливаем, чтобы передохнуть. На высоком берегу здесь раскинулся живописный сосновый бор, что хорошо видно по кронам высоких деревьев. Решаю обследовать его в поисках грибов. Здесь действительно очень красиво – больше похоже на парк, чем на лес. Кругом чистый белый мох, совсем нет кустарника и упавших деревьев. Всё это напоминает искусственное насаждение, и лишь отсутствие здесь дорожек и мусора, говорит о том, что это всё-таки часть девственной тайги. Судя по всему, такие боры являются излюбленным местом произрастания белых грибов. Однако, к сожалению, кроме моховиков здесь более ничего не обнаружилось. Зато прогулка по этому, сказочно красивому лесу внесла разнообразие, и доставила удовольствие.

Следующий прямой участок реки и того короче – всего 5 километров. Ещё 15 километров (два поворота) и будет устье Большой Макарихи, до которого мы планируем дойти сегодня. Но, похоже, нашим планам не суждено сбыться. Здесь мы встречаем лобовое сопротивление ветра, который не даёт нам сколь либо уверенно идти вперёд. Упираясь из всех сил, тратя понапрасну энергию, мы продвигаемся черепашьими темпами. За устьем Лёк-Макарихи протяженная отмель, далеко вдающаяся на средину реки. Приходится делать большой крюк, чтобы обойти её. Здесь решаю высадить Татьяну, чтобы облегчить лодку, потому как уже проверено, так она идёт легче. К моему удивлению, пешком по берегу получается быстрее. Видя всю бесперспективность такой борьбы с ветром, решаем поставить здесь палатку и отдохнуть до вечера – дождаться, когда стихнет ветер.

Проснулись около 6 часов вечера. Ветер ещё не стих, лишь слегка ослабел. Решаем начать собираться, чтобы быть готовыми в любой момент выйти на маршрут. И действительно, буквально в течение часа, ветер вдруг почти прекратился и воцарился штиль. Нас это немало удивило. Спешим воспользоваться моментом, потому как через два часа уже будет темно, а плыть ночью, не хотелось бы, особенно зная какие тут мели посреди реки. Мы убедились в этом сразу же, попытавшись срезать угол на повороте реки. Пришлось вновь выгребать к середине, на что потеряли время. На реке полная тишь, и на зеркальной глади хорошо видно движение воды. Всё это говорит о том, что мы проходим сейчас перекат. Река на этом отрезке течёт прямо на юг, и впереди хорошо видно гряду Чернышева. За следующим, крутым поворотом реки на запад открывается очередной прямой плёс. До острова Шарьюди, отсюда остаётся менее 6 километров. Течение перед ним почти отсутствует, и давно показавшийся впереди, он приближается весьма медленно. Темнота напротив, наступает очень стремительно. Когда мы достигаем острова, становится совсем темно. Фактически, мы идём уже по ночной реке. Движемся, прижимаясь к острову. У начала его растёт полноценный лес, который ближе к концу переходит в заросли ивы. К сожалению, берег здесь достаточно крутой и обрывист, чтобы можно было пристать. Решаем идти до первого удобного места. Где-то по правому берегу, должно быть, устье Большой Макарихи, однако в темноте его невозможно разглядеть. Продолжаем идти вдоль острова, надеясь найти удобное место для стоянки. Здесь он зарос редким ивняком, но береговой откос слишком крутой, не взобраться. Когда, наконец, подходящее место найдено, то выясняется, что мы не можем к нему причалить – лодка садится на дно задолго до берега. Видимо, нас от него отделяет обширная мелкая коса. Ничего не остается, как уходить на середину. Пересекая реку, мы гребём к противоположному, высокому берегу, надвигающемуся на нас таинственной стеной кромешной тьмы. Ощущение немного жутковатое, тем более, впереди ничего не видно. Лишь с расстояния около десяти метров стало возможным разглядеть прибрежные кусты и прочие детали. Низкий заболоченный берег, с высокой травой и свисающими в воду кустами исключает здесь возможность причаливания, и мы продолжаем идти вдоль него. Судя по скорости, с которой мы идём, следует полагать, что здесь появилось течение. Проскочив устье впадающего здесь ручейка, видим впереди спускающийся к реке пологий берег с широкой полосой галечника, где и пристаём. Хотелось встать наверху, под сенью деревьев, но там оказался сырой луг с высокой травой и палатку приходится ставить недалеко от воды, на открытом месте, найдя более-менее ровную лужайку без камней. Где-то внизу на реке слышен шум лодочного мотора – впервые за всё время плавания по Усе. Всё это говорит о том, что до моста уже недалеко. В плане завтрашнего дня, мы должны любой ценой успеть к поезду на Печору. Для этого надо проскочить последний отрезок реки рано утром, пока не поднялся ветер. Время около 12 ночи, и следовательно, на сон нам остаётся всего 4 часа. Быстро готовим чай и ложимся спать.

26.08.2005

С утра на реке густой туман. Он настолько плотный, что ничего не видно с расстояния полсотни метров. Небо над головой ясное, но лучи низко висящего над горизонтом солнца не могут пробить его пелену. Постепенно, пока собираемся, туман начинает рассеиваться. Когда показывается противоположный берег реки, становится ясно, что мы находимся в конце острова, напротив устья протоки, куда впадает река Шарью. Учитывая, что на реке полное безветрие, отчалив, сразу же выгребаем на середину, ближе к фарватеру. Река здесь на протяжении 12 километров течёт единым руслом, достигая ширины более километра. По гладкой поверхности воды, лодка скользит довольно быстро. Периодически стали встречаться моторки местных жителей. Они поднимаются вверх по реке. Учитывая, что река очень широкая, нам удаётся разминуться с ними без проблем на приличном расстоянии. На берегах тоже присутствуют люди, что видно по причаленным лодкам. Словом – река ожила! Как-то непривычно даже – ещё вчера были полная тишина и безлюдье, а сейчас её не узнать.

Постепенно приближаемся к последнему повороту реки на юг, откуда до железнодорожного моста остается всего 12 километров. Уса здесь разбивается на несколько рукавов среди довольно больших островов. Наибольший из них по размерам – Табликади, растянувшийся почти на 8 километров. Практически. Сразу же за ним железнодорожный мост – конечная точка нашего путешествия. Как-то непривычно осознавать после стольких дней пути, что маршрут завершается. С трудом в это верится, как и в то, что вот сейчас, скоро, мы сядем на поезд и будем сегодня уже дома... Слишком много дней было проведёно наедине с природой и немало километров пройдено.

Наблюдая за движением моторных лодок, здесь нетрудно определить, какой протокой следует идти. В описаниях туристов известны случаи, когда выбрав не ту протоку, они попадали в пески, где невозможно было плыть, и приходилось тащить байдарку волоком по мелководью. Главное условие здесь – держаться правого берега, тем более остановка поезда тоже на правом берегу. Левая протока острова Табликади к концу лета становится довольно мелководной, и её следует избегать.

Выше Табликади, на Усе ещё два острова. Пройдя между ними, по средней протоке, достигаем острова Табликади. Действительно, левая протока смотрится гораздо шире и прямее, что так и тянет свернуть в неё. Повернув вправо, мы продолжаем движение вдоль острова, ожидая с нетерпением появления моста. И вот уже показались ажурные фермы двух пролетов у правого берега. Мост выплывает из за поворота реки постепенно, пролет за пролетом открываясь во всю длину (фото 107). Однако, расстояние обманчиво, и нам приходится ещё достаточно долго грести, прежде чем удаётся приблизиться к нему. Ещё несколько взмахов вёсел и лодка вползает носом на песчаный берег. Всё, путешествие окончилось! Несмотря на то, что мы провели целый месяц наедине с природой, как-то немного грустно становится при этой мысли. Впереди нас ждут долгая зима и воспоминания, которые будут разнообразить унылые зимние дни. В любом случае, мы уверены, следующим летом нас ожидает не менее интересный маршрут. Но об этом в другой раз.

Краткая техническая характеристика маршрута

Для тех, кому лень читать весь дневник путешествия, приводится эта краткая техническая характеристика рек.

Реки Тарью и Коротаиха

Тарью – типичная тундровая река. Представляет собой цепь протяженных плёсов, разделенных короткими, стремительными перекатами. Течение на плёсах практически отсутствует, и всё падение реки приходится на эти перекаты. Берега довольно высокие, представляют собой песчано-глинистые оползни и обрывы. Под водой множество камней, даже на плёсах. Их не видно в виду низкой прозрачности воды, и многие из них представляют обломки известняков с острыми краями, могущими повредить дно лодки. Мест для стоянки не так много. Прибрежный песок загажен гусиным помётом, а наверху становится не так удобно – высоко таскать вещи, да и за водой далеко спускаться. Ивняк вдоль реки есть не везде, и не всегда в нём можно найти сухие ветки. Поэтому с поиском топлива для костра могут быть затруднения. Ближе к устью берега понижаются, река здесь выписывает огромные петли, меняя местами направление течения на противоположное.

Коротаиха – достаточно полноводная река. Образуется при слиянии рек Сядейю и Тарью. Сплав по ней сложностей не представляет. Единственным препятствием здесь может быть встречный ветер, который ощутимо тормозит движение. Тундровые берега реки достаточно высокие и сухие – удобные для привала. На многие километры тянутся луга, с полосой высокого ивняка вдоль берега. С дровами и укрытием от ветра здесь нет проблем. Течение довольно слабое, дно песчаное. Изредка встречаются перекаты, на которых хорошо ловится хариус. Рыбалка здесь отменная на обеих реках (на Тарью так же ловится хариус). Кроме хариуса есть ещё щука и окунь, но они попадаются реже. В целом, Коротаиха – равнинная река со спокойным течением. Вдоль неё здесь проходит вездеходная трасса на посёлок Янгарей, что расположен в её низовье. Движение вездеходов регулярное (раз в неделю) и можно воспользоваться этим транспортом в случае аварийной ситуации, на первом этапе маршрута. Для отдыха водителей вездеходов есть две базы – малый и большой Паук. Малый Паук находится в устье реки Падимейтывис. Там, как и на большой, всегда находится сторож.

Река Саваю

Единственная сложная река маршрута (потому как проходится вверх) к тому же достаточно мелководная. На 62 километра своей протяжённости, река имеет набор высоты 131 метр, что достаточно много. Первые 20 километров река представляет череду коротких шивер и перекатов, разделенных протяженными плёсами, со слабым или вообще отсутствующим течением. При этом река сильно петляет. Далее, про ходу повышения местности, уклон русла реки увеличивается. Следуют протяженные шиверы и участки с интенсивным течением по два и более километра. Вплоть до устья притока Кебесатывис, река позволяет идти на вёслах, за исключением участков требующих проводки. На участке от устья Кебесатывис и до слияния с Чаепшором скорость течения увеличивается. Здесь в основном уже идет проводка, хотя участков, где можно подняться на вёслах тоже хватает. Выше впадения Чаепшора, река представляет собой мелководный ручей около 7 метров шириной. Отсюда возможна лишь проводка, да и то не каждая байдарка здесь пройдёт. Каркасные байдарки пришлось разгружать и таскать груз по берегу. Надувная байдарка Щука легко шла по мелководью и скользила по зарослям калужницы и траве, что показало её максимальную приспособленность для таких условий.

Практически на всём протяжении река течёт в глубокой долине. Берега достаточно сухие и удобные, тундра здесь легко проходима во всех направлениях, что отличает её от тундры восточной стороны Полярного Урала. С местами для стоянок проблем нет. Дровами обеспечивает растущий по берегам ивняк. Так же попадается плавник – плавучий мусор, принесенный половодьем. В нижнем и среднем течении реки хорошая рыбалка, потому как река глухая и никем практически не посещаема. Вытекает Саваю из озера Саваты, где есть обитаемая база. Раз в 3-4 месяца базу посещает вездеход из Воркуты. Вода в озере Саваты светлая, берега песчано-каменистые. Здесь обитают хариус, сиг, щука и ещё несколько видов рыб. На удочку в основном ловятся хариус и щука. Сига заготавливают зимой – ловя сетями.

Из дальнего конца озера Саваты начинается волок на Вашуткины озёра. Сам волок сложностей не представляет – тундра сухая и легко проходима. От берега Саваты, строго на западе, виден выделяющийся на фоне тундры пологий холм. Это и есть ориентир. С него видно Болбанты, до которого остаётся всего 2 километра пологого спуска по ровной тундре.

Вашуткины озёра

Это целая система озёр в Большеземельской тундре, объединяющая более десятка озёр, пять из которых довольно большие. Озёра эти ледникового происхождения. По этой причине вода в них очень чистая и светлая, дно каменистое. Берега большей частью высокие, и даже обрывистые, сложенные крупной озерной галькой и песком, местами каменистые. Разумеется, они богаты рыбой, но на спортивную снасть невозможно поймать основную рыбу этих мест. В протоках и между озёрами в основном очень хорошо ловится только хариус. Озёра обитаемы, довольно часто посещаются из Воркуты. В качестве транспорта используются вездеходы. Прилетают сюда и на вертолётах. Здесь много всевозможных приютов и сезонных баз, начиная с небольших вагончиков (балков) и кончая добротными домами. На некоторых из них всегда находится сторож. Многие из них летом обычно пустуют, и могут служить укрытием в случае непогоды. Удобных для стоянки мест полно и на берегах. Найти ровную, сухую полянку здесь не проблема. С дровами для костра проблем нет, на берегах полно плавника, да и зарослей ивняка хватает. Надо признать, озёра очень живописны и располагают к отдыху и дневке.

Река Адзьва

Наиболее протяжённая река маршрута (340 километров). Вытекает из озера Ванюкты, входящего в систему Вашуткиных озёр. До первого притока Лыаю течение быстрое, вода в реке светлая и здесь на галечном дне косяками стоит хариус, который спускается сюда на лето из озера. Далее река, принимает всё больше тундрово-болотных притоков. Вода в ней становится всё темней и количество хариуса резко сокращается. В среднем течении рыбалка неэффективна.

В целом, река оказалась несколько однообразной. Течение в ней незначительное и наиболее быстрое лишь у истока. Протяженные плёсы чередуются с мощными короткими перекатами. Река довольно полноводная и перейти вброд её очень сложно даже на перекате. Во многих местах образуются галечно-каменистые косы, словно плотиной перегораживающие реку. В таких местах река интенсивно размывает под берегом новое русло, представляющее глубокую и узкую протоку, чаще всего отделённую островом от основного русла. На многие километры вдоль реки тянется сухая, холмистая тундра, прорезанная оврагами ручьёв. Ивняк вдоль реки довольно редкий и сырой, найти топливо для костра здесь (в верховьях) крайне сложно. Так же практически нет и плавника. Поэтому здесь газовая горелка как нельзя кстати. Удобных мест для стоянки так же очень мало. Берега хоть и сухие, но чаще всего неудобны. Это или глинистый обрыв, или косогор. Иной раз чтобы пробиться к нормальной полянке, надо преодолеть полосу густого ивняка. Кроме того, не везде можно причалить. Преобладают так же обширные пространства почвенной эрозии, где на многие километры вдоль реки тянутся массивы песков. Это так называемые, площади выдувания – яреи.

От устья реки Черпаю появляются отдельные островки леса и густые прибрежные леса из ивы, где уже реально развести большой костёр. Начиная отсюда, в устье почти каждой впадающей речки имеются приюты, в которых можно укрыться от непогоды. В среднем течении река режет гряду Чернышева, вскрывая в береговых обнажениях базальты. Здесь находится уникальнейшее место во всей Большеземельской тундре – урочище Пымва-Шор. Ручьи Дер-Шор и Пымва-Шор прорезают здесь гряду Чернышева всего в двух километрах от Адзьвы. На первом имеется удивительный по красоте каньон, а на другом ручье минерально-термальные источники.

Далее по Адзьве начинается лес, и от нежилой деревни Фома-Ю река течёт уже в зоне тайги. Течение здесь довольно слабое и основным препятствием является встречный ветер на плёсах. Единственный посёлок на Адзьве – Харута, который достаточно цивилизован, хоть и отрезан от большой земли на летний период. Ввиду того, что река летом сильно мелеет, единственный транспорт здесь воздушный. Но на вертолёт до города Инта билет, как правило, невозможно купить, потому, как надо записываться заранее. Рейсы осуществляются по мере заполнения.

Река Уса

Эта река скорей для выброски, чем для продолжения маршрута. Однако сплав по ней нам доставил удовольствие. В летнее время она несудоходна и здесь практически тишь. На участке от устья Адзьвы и до железнодорожного моста нет населенных пунктов. Нам конечно повезло с погодой. В случае прихода с Баренцева моря арктического циклона, что здесь бывает нередко, можно застрять на реке несколько дней. Днем ветер поднимает здесь довольно большую волну, которая стихает только к вечеру. Однако, в августе ночи уже тёмные и идти невозможно, потому как на реке очень много мелей. В целом, река по-своему красива. Правый берег почти везде пригоден для стоянки. С левым несколько хуже. Во многих местах он представляет собой террасу, поросшую ивняком. Реально становится на островах. Дров для костра всегда с избытком, поэтому здесь всегда можно переждать непогоду.

Пройденный километраж по рекам

Общий километраж (включая заброску) - 670 км.

Километраж активной части маршрута - 603 км.

По реке Тарью - 32 км.
По реке Коротаиха - 35 км.
По реке Саваю - 62 км.(против течения)
Озеро саваты - 2 км.
Волок Вашуткины озера - 6 км.
Итого: До Вашуткиных озер - 137 км.
Далее:
По Вашуткиным озерам - 26 км.
По Адзьве до устья - 342 км.
По реке Уса до железнодорожного моста (ветка Сыня-Усинск) - 98 км.

Некоторые рекомендации по снаряжению

Технически, маршруты в тундре несложные, но требуют соответствующего снаряжения.

  1. Палатка должна быть обязательно "полусфера". Палатки типа "домик" совершенно непригодны, потому как не противостоят ветрам. Вполне можно использовать палатки типа "кибитка", но "полусфера" всё-таки лучше.
  2. Топливо для костра найти в тундре можно, но не всегда. По этой причине газовая горелка необходима. Так же необходимо иметь с собой полоски плексигласа для разжигания костра, потому как ивняк очень трудно разжечь.
  3. На какой лодке идти в маршрут – дело личных предпочтений. Однако, если на маршруте имеют место длительный подъем по обмелевшим рекам, и протяженные волоки, то наиболее оптимальным выбором будет "Щука". При отсутствии на маршруте сколь либо серьёзных порогов, её применение здесь будет полностью оправдано.
Общий вывод по маршруту

Маршрут на две трети проходит по глухим, малопосещаемым местам, о прохождении которых нет информации в Интернете. Прежде всего, он интересен тем, что позволяет увидеть два весьма интересных объекта природы. Это Вашуткины озёра и памятник природы "Пымва-Шор", находящийся в среднем течении Адзьвы. Объекты эти удалены от железной дороги, и никаким другим способом недоступны. Общее количество экскурсионных объектов в тундре невелико, но в дополнении с отменной рыбалкой, время, проведённое среди этой первозданной, дикой природы доставит массу положительных впечатлений. Тундра не унылое ровное пространство, здесь по-своему красиво и живописно. Туристами Большеземельская тундра освоена крайне слабо. Сегодня, когда на Уральском севере совсем уже не осталось уголков, куда не ступала нога туриста, и даже плато Путорана, находящееся на краю света, ежегодно пересекают в различных направлениях туристские группы, этот район оказался незаслуженно забыт. Впрочем, это и к лучшему, потому как именно благодаря этому здесь как нигде реально соприкоснуться с нетронутой природой.

Николай Александров, 12.03.2006

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
 Скиба, 25.01.2008
напишите
 Скиба, 25.01.2008
Живу в Инте ходим в походы
на Урал. Заинтересовался вашим маршрутом.Хотелось узнать подробности. С уважением Анатолий.
 Скиба, 23.03.2008
Напишите мне свой адрес
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.


Фотографии:















































































































































































































© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100