Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS



Рассказ о том, как мы ходили на озеро Сулук, или сплав по Амгуни в пик наводнения в июле 2006 г.

Автор: Александр Конаков (Комсомольск-на-Амуре)

В экспедицию на горное озеро Сулук меня пригласил мой коллега по работе Игорь Бледных. Как-то, разговорившись, я узнал, что он давно бродяжничает с различными туристическими группами по маршрутам Дальнего Востока. Я выразил свое восхищение от его рассказов, а он, зная о моем увлечении рыбалкой, преложил поучаствовать в походах. Были очень заманчивые предложения побродить по берегам Байкала, верховьям реки Кур, но, как-то не срасталось. В мае 2006 года он рассказал о плане похода на озеро Большой Сулук, что находится на границе Верхнебуреинского р-на Амурской области и Солнечного р-на Хабаровского края.

Справка Хабаровских турагенств. Маршрут проходит по отрогам Буреинского хребта на высотах от 500 до 1500 метров над уровнем моря. Целью маршрута является выход к озеру Большой Сулук. Озеро находится на высоте 1297 метров, достигает в длину 2 км, в ширину 1 км и имеет глубину до 20 метров.

Велика возможность встречи на маршруте с дикими копытными животными и медведем. По всему маршруту участников ждет великолепная рыбалка на ленка и хариуса. Пешеходная часть маршрута составляет около 30 км до озера. При наличии времени и желания туристы могут пройти интересные радиальные маршруты вокруг озера, совершить увлекательные восхождения, в том числе и скальные, а также просто отдохнуть, порыбачить и насладиться пейзажем, тишиной и чистотой горного воздуха.

В озере водится эндемик - пучеглазый ленок, последующий сплав по реке Сулук до Амгуни так же обещал много приятных моментов. На мои сомнения о том, что я никогда не участвовал в водных походах, Игорь меня успокоил, что река "ученической" категории, уже не раз хоженая, пойдем на четырехместных катамаранах, в общем, все пучком. Я загорелся. Единственное, что напрягало – я абсолютно не знаком с компанией, в которой предстояло идти, кроме Игоря. Обычно я предпочитаю предсказуемые коллективы, чтобы там без закидонов всяких. Или хожу один. К тому же, руководителем группы была какая-то зеленая девчонка, но, по словам Игоря, опытная, но все-таки ....  Из старпёров были только мы с Игорем, остальные – молодняк. Оценив все "pro" и "contra", и в предвкушении рыбацкой удачи, я согласился.

Старт экспедиции был назначен на 9 июля, оргсбор 7июля. Времени было достаточно, чтобы подготовиться, окно в работе на отпуск было. Залез в Интернет, нарыл информации об озере и прилегающей к маршруту местности, нашел несколько отчетов о сплаве по Сулуку. Параллельно готовил снаряжение. Со снастями более-менее все понятно, по остальному, прислушивался к советам Игоря и информации из Интернета. Нашел потрясный портал "Скиталец". Очень много всего, и в тему.

Не заметно пролетело полтора месяца. Увлеченный предстоящим приключением, я проболтался о нем своим сотрудникам. К моему удивлению, наибольший интерес к этой авантюре проявила наша бухгалтер Наталья Рожкова, хрупкая, на мой взгляд, очень городская девушка, и робко попросила записать её в наш "кружок". Так как я в группе играл роль бэквокалиста, я направил её к Бледных. Через некоторое время она сообщила, что её включили в состав группы, мало того, к нам присоединился наш водитель Александр Канатников – очень коммуникабельный парень и заядлый рыболов.

За неделю до старта Игорь сообщил, что по очень  серьезным семейным причинам не сможет участвовать в походе. Для меня это прозвучало, как  гром среди ясного неба. Возможности перенести решение проблем на более позднее время у него не было. На меня накатил депрессняк. Я даже думал отказаться от затеи, но, подумав, что мой уход на финальной стадии подготовки, может создать проблемы для всей группы, я развеял свои сомнения и пришел на организационное собрание группы.

7 июля, 19-00. Наконец-то мне удалось познакомиться с основным составом группы. Наш состав:

 Участник Профессия Возраст, лет Туристический опыт

Екатерина Кондратьева

Географ, биолог, сотрудник Комсомольского-на-Амуре заповедника 23 Опытный турист,  горные, водные и пешие маршруты, все времена года

Кирилл Бочаров

Преподаватель техникума (устройство и эксплуатация автомобилей) 23 Бывалый турист

Наталья Рожкова

Бухгалтер предприятия 32 Уже участвовала в сплаве (в детстве)

Светлана Баженова

Военнослужащая 35 Чайник

Ярослав Баженов

Учащийся СШ 16 Чайник

Нелли Бицко

? 23 Бывалый турист

Александра ?

? ? Чайник

Татьяна Мыслевец

Врач-анастезиолог 50? Опытный турист. Байдарочница

Федор Урманов

Студент – корабел (2 курс КнАГТУ) 19 Бывалый турист

Александр Канатников

Водитель автомобиля 33 Чайник, но бывший в переделках.

Даниил Софонов

Инженер 33 Очень опытный всесезонный турист. Статус  – эксперт.

Алексей Манжак

Военнослужащий 33 Очень опытный всепогодный турист. Статус  – эксперт.

Александр Конаков (я)

Инженер 42 Чайник

Вот такая разношерстная компания. Татьяна Мыслевец специально (!) для этого похода прилетела из Москвы. С Катей она уже ходила по Курилам. Данила Софонов и Алексей Манжак присоединились к группе в последний момент, узнав, что мы идем на Сулук. Времени у них было в обрез и, после рыбалки на озере, они планировали, не дожидаясь нас, спуститься до ближайшей станции (Сулук) и уехать в Комсомольск.

Катя рассказала о плане экспедиции. Предполагалось, что после заброски на озеро и организации лагеря часть группы займется исследованиями его окрестностей, сбором гербариев и выполнит экскурсии к соседним озерам, водопадам и скалам. Желающие будут заниматься рыбной ловлей и водными походами на катамаранах по периметру озера. Спустя 5 дней мы должны будем выйти со стоянки и спуститься вниз, до мест, где можно будет начать сплав по реке Сулук (около 40 км пешком). Общее время в пути, включая днёвки на сборку - разборку катамаранов и отдых, должно было составить 6-7 дней. Выход на железную дорогу планировался на станции Сулук. Длина водной части маршрута около180 км.

Тут же был распределен между участниками общественный груз. На каждого пришлось около 8 кг провианта (в сухом и консервированном виде) и часть сплавного имущества. Мне досталась 9-ти килограммовая гондола от катамарана. Кроме того, каждый брал по булке свежего хлеба, по 1,5 кг сухарей, и что-нибудь из "ништяков" по своему усмотрению. Что касается спиртосодержащих жидкостей, это никак не оговаривалось, но каждый понял по-своему. Я, найдя  на одном из сайтов "опытную" норму – 50 гр. на человека в день, и рекомендации "не возить воду к воде", взял 1 литр чистого этанола.

Последним на собрание явился Федор Урманов и, строго всех оглядев, заявил:

- Кто курит, брать по своей дневной норме. И с запасом!!! Чтобы там никаких …

Новички из курящих (я и Саша Канатников) быстро построились по росту и доложили:

- Так точно!

Дома я упаковал всю вьючную кладь. И без напоминания Федора, я знал, что в таких походах курево может оказаться дороже золота. Взял двойную свою норму – три блока "Явы золотой" и три пачки в карманы. Как оказалось, в последствии этот запас спас нас от никотинового голода. Получился доверху и плотно набитый рюкзак "Ермак", гермомешок с гондолой катамарана и палаткой и авоська с харчами. Взвалив поклажу на себя, я встал на весы. Довесок получился 38 кг. Не плохая прибавка, однако …

9 июля 2006 года, 19-30. Небо плотно затянуто тучами. За неделю до старта я начал сканировать интернет по прогнозу погоды. По крайней мере, до15 числа устойчивая клоака. Моросит противный дождь. Мы собрались на вокзале Комсомольска-на-Амуре. Есть несколько провожающих. В основном Катины друзья по прошлым походам. Небольшая неразбериха с номером вагона, быстрые прощания и вот мы в общем вагоне поезда "Комсомольск-на-Амуре – Тында". Поехали. Федор, устав от выпитой на вокзале полторашки пива, стал забираться на верхнюю полку и наступил на голову спящего внизу мужика. Мужик не проснулся. Наверно не впервой.

10 июля 2006 года, 01-10.  Мы выгружаемся на станции Постышево, БАМ ж\д. На перроне нас встречает Игорь Михайлович Лесев, председатель местного туристического клуба "Азимут", грузит наши пожитки и нас в свой грузовичок и транспортирует к административному зданию местного лесхоза, где расположено помещение клуба. Это место будет нашим пристанищем, пока не наладится погода. В клубе два спортивных зала, туалет, душ и уютная каюткомпания. Усталости не чувствуется, но часть группы, достав свои спальные мешки, укладывается на отдых в одном из залов.  В другом, самые бодрые, начинают безлимитный поединок в настольный теннис. Я устраиваюсь на помосте для штанги и гирь. Отбой.

10 июля 2006 года, утро. Проснулись поздно. На улице дождя нет, но небо плотно затянуто. В тренажерном зале разбросаны тела ночных теннисистов. Полуголый Федор спит на пенке у порога в душевую. Укрыт шнурком от пенки. На лице блаженная улыбка.

Узнали погодный прогноз. Невеселый. Коротаем время, в надежде на погодное окно. Брожу по залам, стены которых плотно увешаны плакатами-фотоотчетами о прошлых подвигах членов клуба. Самые старые еще с черно-белыми фотографиями. М-да, впечатляет! Где они только не побывали! Сахалин, Шантары, Курилы, горы Баджала, таежные закоулки и реки Хабаровского края и Амурской области …. Эх, жисть проходит мимо, а мы сидим в городах, догадываемся, что удивительное рядом и не находим сил оторвать свои задницы  и поступиться бытовым комфортом.  Ничтожные, по современным, меркам материальные затраты не сравнятся с удовольствием прикоснуться  к живой природе Дальнего Востока. А ведь многое на наших глазах уходит безвозвратно. Под напором Homo Sapiens истощаются и загаживаются леса, скудеют реки. Внукам своим, наверное, только на фотографиях сможем показать эти красоты. По доброму завидую этим ребятам, побывавшим на реках, в которые зайти не возможно из-за теснящейся рыбы.

После обеда девчонки сходили в поселок на разведку. Купили кое-какой снеди, а Татьяна и Света сторговали у местных торговцев дешевенькие складные удочки и оснасточку. Как это – быть на реке и не порыбачить? Решаем опробовать снасти немедленно. Узнаем у местных про окрестные  водоемы (кроме р. Амгунь - там очень большая вода). Выходим на дорогу, ведущую к подножью гор Баджальского хребта. Самые высокие – беляки (на их вершинах не тает снег), сейчас скрыты за тучами. Топаем до какого-то лесного озера. Не смотря на уверения местных, что здесь рыбы нет, Санёк Канатников после десятиминутного полоскания блесны вытащил щучку-травянку. Трофей был запечатлен во всех проекциях на фото. Рыболовы-стажеры практиковались в забросе снастей. Обошлось без потерь.

Поздно вечером, выйдя покурить, разговорились с китайцем-переводчиком, работающем в леспромхозе. То – да се, а как у вас, а как у нас, и в конце, как обычно, обучили некоторым новым нюансам великого и могучего.

Утро 11.07.06. Опять хмарь, но дождя нет. Нас вежливо попросили из клуба: прибыла новая партия китайцев на лесозаготовки и их негде разместить. Извинившись, председатель клуба предложил нам плацкарты в местной школе. Перебираемся туда. Разместились в классе географии. Сильно не рассупониваемся, так как сегодня надо принять решение о дальнейшей судьбе экспедиции. Узнав неутешительный прогноз погоды на ближайшую неделю, стоим перед дилеммой: вернуться в Комсомольск, или, поступившись начальными целями похода, пройти по альтернативному, но достижимому маршруту. Первый вариант отметён: все решительно настроены на поход. Анализируем варианты выхода к озеру по другим маршрутам. Катя с группой туристов в 2004 году проходила на озеро со станции Эанга с переправой через реку Мерек и через перевал. Часть пути по лесовозной трассе, дальше – по девственной тайге, горным ущельям, руслам ручьев и рек и звериным тропам. Для неподготовленных туристов, отягощенных сплавным имуществом это трудноисполнимый маршрут. Был вариант с заброской на верхние деляны лесовозами, но до самого озера все равно пришлось бы добираться вверх по буеракам. Черту под этими обсуждениями подвели Даниил и Алексей – туристы с многолетним опытом хождения по тайге, бывавшие так же на Сулуке. Чутьё им подсказывало, что сейчас, в период дождей, горные ручьи и речушки, обычно пересекаемые вброд, теперь превратились в  непроходимые мутные ревущие потоки. В лучшем случае, мы можем засесть в тайге, ожидая понижения воды, в худшем … лучше не думать. С другой стороны, ожидание в Берёзовке погоды, благоприятной для заброски, могло затянуться неопределенно долго и сожрать весь отпуск. С горечью смирившись с тем, что озеро осталось недоступным, Катя предложила пройти сплавом по "утешительному" маршруту: от ст. Сулук по реке Сулук с выходом, после слияния с Аякитом, в Амгунь и далее по ней до ст. Постышево. По реке около 240 км. Маршрут неоднократно хоженый, категория реки не высокая (2-3), в общем, то, что надо для новичков. Итак, решено: сегодня в ночь выдвигаемся на поезде до ст. Сулук.

Чтобы скоротать день, погуляли по селу, сделали фотосессию местному мелкому и крупному рогатому скоту. Между делом, Данила потерял свой дорогой цифровой фотоаппарат. После того, как к поискам подключилась Катя, фотик был чудесным образом найден, что тут же было бурно отмечено! К вечеру самые бодрые отправились на речку окунуться. Не смотря на то, что вода была очень высокой, холодной и грязной, добровольно решили искупаться четверо – Данила, Лёша, Кирилл и Федор (фото). Под напором стихии к ним присоединился и Александр (в чем был и с чем был). Его часы не вынесли издевательств, и навсегда зафиксировали момент трагедии – без пятнадцати шесть. Еще было отмечено, что новые российские паспорта имеют гораздо меньшую водостойкость, чем советские.

После купания собрались ужинать. Тут выяснилось, что сегодня наш коллектив покинут Неля и Александра. Так сложились обстоятельства. Приятного мало, но "такова се ля ви". Перераспределили общественный груз.

День завершила баня, организованная Кириллом у местного знакомого. Наши девушки, решившиеся испытать судьбу, вернулись из неё совсем без сил и красными, как семафоры. Сказали, что баня "ужасная": жарко, дышать нечем, предбанника нет….   Потом сказали, что на обратном пути пойдут ещё.

В половину первого ночи выдвинулись на вокзал. Идти около километра. Тут я впервые испытал прелести своей поклажи…

Раннее утро, 12.07.06.  Выгружаемся на станции Сулук. Небо затянуто, прохладно, плотно моросит дождик. Проводница смотрит на нас как на умалишенных. Напялив дождевики и взвалив на себя свой скарб, бредем по раскисшей дороге до реки. По прикидке бывалых, до неё 1… 1.5 км. За мной бредут Наталья и Светлана, замыкающий Канатников. На девчонок больно смотреть: Наташа и Света идут шатаясь и согнувшись в три погибели. Со стороны я, наверно, выгляжу так же. Слышу за спиной смачный хлюп! При перескоке через кювет, Наташа теряет кроссовку и валится навзничь. Не может подняться, барахтается как черепаха на спине. Помогаем принять вертикальное положение, и ориентируем по направлению движения. Рад бы взять что-нибудь  из их груза, но не могу – и горб и руки заняты своей ношей. Через полкилометра мой организм, не привыкший к таким нагрузкам, начинает скулить, поскрипывать и просить пощады. Рама рюкзака, раньше совсем не заметная, начинает формировать мою спину. Как тяжко! Через некоторое время дорогу пересекает быстрый ручей. Ноги уже мокрые, поэтому бредём сначала по щиколотку, потом по колено, а дальше по самое "ни могу". А вода – то холоднющая!!!

Вспоминает Наталья: " Больше всего боялась поскользнуться и упасть в этом ручье лицом вниз – из под рюкзака я бы самостоятельно не выбралась…"

Последние 500 метров идем по сплошь размытой дороге. И вот, в разрыве леса, мелькнула большая вода – Сулук!? Нет, это всего лишь его правый  приток - Эгоно, но какой! То, что раньше было маленьким ручейком, превратилось в бурлящий поток (фото), шириной в 10 – 15 метров. Коса, разделяющая его с Сулуком - под водой.

Мы остановились на возвышенности дороги, уходящей в воду . Бросаем рюкзаки. Тело с непривычки стонет. Краткое совещание. Первое, что делаем – натягиваем тент и разводим под ним костер (фото). Прячем от дождя вещи. Пока часть людей занимается сбором дров и приготовлением первого походного завтрака, мы с Катериной, Федором и Кириллом начинаем подготовку к сборке катамаранов. Рубим продольные и поперечные жерди. Я очищаю их  от коры и сучков, Катя показывает, как вяжутся рамы с помощью резиновых лент. На берегу расположились Данила и Алексей. Они собирают свой двухместный катамаран, на бортах которого видна полустертая надпись "Косолапый" (фото).

После полутора часов работы у нас собран один четырехместный катамаран и готова рама под второй. "Косолапый", сборку которого начали на каменистом берегу, перенесен на холм, к самому костру: за это время река отвоевала добрых 10 метров берега и продолжает наступать. Слава Богу, кухонная команда успела приготовить завтрак до того, как волны начали лизать угли костра. Переносим тент на самое высокое  место в ближайших окрестностях и организовываем новый очаг. Рюкзаки складываем в пирамиду и накрываем плащами. Под тентом остается место, чтобы в тесноте, но не в обиде разместиться всей команде. Дождь то усиливается, то утихает. Делаем перерыв. Татьяна Леонидовна изучает показания барометра на навороченных часах, которые позаимствовала у мужа. Давление не слабо упало: хорошей погоды ждать нечего. Потом соображаем: мы забрались в верховья Амгуни, это выше 700 м над уровнем моря. Значит, пока паровоз тащил нас вверх, давление монотонно падало. Вот такие артефакты чуть не сбили с панталыку. 

За обедом приходит чувство некоторого комфорта. С помпой отмечаем наше прибытие на место старта, поздравляем наших корабелов с успешной сборкой плавсредств. Первая часть дня была настолько насыщена событиями и эмоционально, что искажается масштаб времени. Катя говорит, что надо быстрее ставить палатки, а то скоро стемнеет и будем возиться в потемках и в сырости. Со смехом сообщаем ей, что сейчас только пол второго. "А у меня без пятнадцати шесть!", - сообщает Санёк Канатников. Все с хохотом вспоминают его вчерашнее купание.

Сразу же после обеда Катя организует экспромтом важное мероприятие: посвящение Федора в туристы-водники. Как оказалось, он уже сплавлялся в прошлом году по реке Туюн, имеет определенный опыт управления катамараном и прохождения препятствий на реке. Процедура проводится очень торжественно. Катя произносит речь и повязывает на голове новоиспеченного водника бондану цвета хаки с символом всемирного фонда охраны дикой природы. Федор очень горд и доволен: наконец-то его оценили по заслугам. Дело заканчивается бурными овациями и, соответствующим случаю, спрыскиванием. "Именинника" пытаются напоить сырой водой из реки, но опасаются за последствия.

Как известно, совместное преодоление трудностей, сближает людей в группе. Признаком такого сближения у нас стало присвоение прозвищ и кликух для самых колоритных членов команды. Ярослава стали сокращенно звать Яриком. Он часто кричал Светлане, по-семейному: "Ма-а-ма-а, где моя удочка? Ма-а-ма-а, когда обед? Ма-а-ма-а, где мои кеды?". Через некоторое время, сначала Данила, в шутку, а потом и все остальные, стали звать ее "Мамой". Сначала она немного смущалась, а потом привыкла и даже была довольна. Фёдора, в зависимости от ситуации, звали то Федотом, то Теодором, то просто – Федя. А с его легкой руки, парочку аксакалов - Даниила и Алексея, вместе, стали звать "Валерами". Почему Валеры, никто, кроме Феди не знает, но прозвище прилипло. Так же, не понятно почему, Саню Канатникова стали звать Серёжей (так и звали: Сережа, который Саша). Кирилла, сокращенно прозвали Кирей. Ко мне, наверно из-за разнице в возрасте, до конца похода продолжали обращаться – Александр, Александр Викторович. Правда, позже, Татьяна Леонидовна, пытаясь подчеркнуть мое рукоделие, ласково и уважительно пыталась прозвать меня "Дятлом". Может у них, в Москвах, это и уважительное прозвище, но здесь оно не прижилось …

Смех смехом, а река пока с нами не приветлива. Подъем воды замедлился, установившись на 40-50 см уровне от утренней отметки. Если так пойдет дальше, то скоро наш островок скроется под водой и нам придется отступить к дамбе. О времени выхода на реку никто не спрашивает. Катерина молчит, но видно, какая борьба происходит в её душе (фото). Наши вчерашние надежды о том, что запасной маршрут будет легким, не оправдались. Мы в настоящей заднице, на пике паводка. Сплавляться в таких условиях – настоящее безумие. Неужели нам опять придется делать выбор между возвращением  домой и неопределенно долгим ожиданием спада воды? В сложившейся ситуации принимается философское и совершенно правильное решение: уровень воды пока стабилизировался, наше положение не критическое, значит ЖДЁМ. Свободные от вахты могут отдыхать.

Река несет с собой массу мусора, коряг и бревен. Скорость течения на середине струи около 15 км/час.  На наших глазах прямо напротив лагеря, в 40 метрах, начинает формироваться залом. Бревна с треском налетают на препятствие, образуя протяженные многотонные нагромождения. Вода очень холодная, субъективно около10 Со. От водных процедур ломит зубы. Мне кажется, что это идет талая вода с ледников и мест с вечной мерзлотой. Из за контраста температур воды и воздуха над поверхностью реки всегда стелется туман. Он не исчезает даже тогда, когда солнце пробивает пелену туч и прогревает долину реки. Иногда образуются интересные эффекты: туман образует слоеный пирог до 3-х слоев, толщиной 1…1.5 метра. Небольшой ветерок над бурлящей поверхностью образует туманные "перья" у заломов, отдельных притопленных бревен и других препятствий. К вечеру туман усиливается и в нем скрывается противоположный берег.

Палатки установили цепочкой, недалеко от тента. Закончили сборку второго катамарана. По ходу пьесы выяснилось, что обе гондолы "Косолапого" травят воздух. Поиски дыр ни к чему не привели. Лёша и Данила к этому относятся спокойно: - будем подкачивать на ходу. Ну, стреляным воробьям виднее. Наметилась тенденция к спаду воды. За ужином  плеснули стопарик Поде, чтобы сменил гнев на милость. Результат – к ночи вода отпустила половину того, что завоевала с утра.

Допоздна сидели у костра, догоняясь, кто чайком, кто спиртяшкой, обсуждали день, вспоминали последние приколы, травили байки. Особой миссией посиделок была просушка амуниции. Я промухал свои кроссовки и одна подошва поджарилась до "красивой" корочки. Этой ночью я впервые услышал настоящий шлягер, шедевр этой экспедиции. Когда Федор, притомившись у костра, почапал к своей палатке, гармоничный шум реки и тайги разорвали крики припева: "А как пошел я в армию по весне…."  Уже похрапывающий, было, Кирилл внезапно подхватил "Провожала милая на заре….". Забодрившись, дуэт еще с полчаса перебирал военно – патриотический репертуар, пока совсем не заморился. (Любая песня состоит из мелодии, слов и души исполнителя. В песнях Фёдора недостатки мелодии с лихвой восполнялись экспрессией). Песни эти были совсем не колыбельные, поэтому я сочувствую Татьяне Леонидовне, оказавшейся в эпицентре взрыва.

Ночью долго не мог уснуть. Часто в шум реки вмешивался треск падающих с подмытого берега деревьев. Сквозь дрему вдруг подумал, что от берега до палаток 4 -5 метров, куда по ночи валить, если река попрет? Под утро слегка прозяб.

13.07.06. Поутру умываясь, отметил, что вода стоит на вечерней отметке. Однако Светлана сообщила, что ночью, часа в 4 видела, что вода поднималась почти до палаток. Паводок "дышит". Ладно, значит еще одна днёвка. Дождь прекратился. Сквозь пелену туч проглядывает солнце. Вчерашний залом, который образовался на наших глазах, смыло ночным паводком.

Завтракаем. Сушим отсыревшие ночью вещи. Вспоминаем вчерашний день. Обращаем внимание на то, что ночной подъем воды не слабо затопил дорогу – она превратилась в озерцо (фото). Федор и Кирилл стаскивают катамаран в эту лужу и катаются туда – сюда. Алексей с Яриком пробуют в ней же свою "двойку". Развернуться двум катамаранам проблемно, поэтому, дурачась, устраивают гонки: кто быстрей. Конечно, пока есть время, надо бы потренироваться всем новичкам в управлении катамаранами, особенно в слаженности действий в команде, но на реке это сделать не возможно, а в луже слишком мало места. И главное – стоячая вода и река, с её препятствиями, это две большие разницы.

К обеду с удовлетворением замечаем, что вода устойчиво падает, берег  увеличился на метра два, но это по прежнему очень мало, даже по сравнению с вчерашним утром. Катя с добровольцами собирается сходить в посёлок, чёнть прикупить и узнать обстановку. Воодушевленные спадом воды самые горячие предлагают этим днем начать сплав. Катерина и наши аксакалы (Леша и Данила) переглядываются, молчат. С одной стороны, понятно: "кони" застоялись, безделье изматывает, и главное – уходит драгоценное время. У Данилы лимит очень жесткий. Он говорит, что если в течении суток ничего не изменится, придется возвращаться поездом. С другой стороны, река ещё не успокоилась и очень большая. То, что мы к ней уже чуть-чуть привыкли, совсем не значит, что сможем с ней справиться. Поэтому, груз ответственности, который лежит на Кате, не позволяет ей принимать скоропалительные решения. Я ее очень понимаю (сам такой). Киря ворчит: дескать, погнали, а там видно будет, главное ввязаться в драку, если страшно будет – пристанем  к берегу и всего делов-то… (А если не пристанем (не к чему), а если кильнёмся и с какими-нибудь потерями? Об этом не хочется думать (страшно), но думать и просчитывать последствия надо!!!) Именно в такие моменты от руководителя требуется максимальное хладнокровие и выдержка.

К часам трем из под воды показалась коса, на которой вчера  Данила и Леша начали собирать "Косолапого". Она изменилась. Справа образовался длинный мелкий перекатик. Вода немного успокоилась, но по основному руслу шурует с прежней яростью. Фёдор попросил у ребят их "двойку" и в паре с Ярославом, поднявшись по косе вверх по течению на метров 50, делают пробные сплавы по Эгоно. Даже "двойка", с её легким ходом, не может выгрести против течения. Остаются только маневры по курсу, отваливание и причаливание. Пожелавшие "попробовать" весло выходят на берег наполненные адреналином.  Федор поучает: "Если окажешься в воде, сперва двумя руками спасай весло, потом себя, а потом катамаран. Без весла на судне ты пустой балласт". (Легко сказать. Одно дело если воды по пояс, а если с головой, и на течении, и при температуре 10  градусов?).

После испытаний "Косолапого" на большой воде, Федя обнаружил два места утечки воздуха. Алексей занялся латанием.

Около пяти часов  к нам на берег выходят два местных дядьки. Пришли проведать обстановку на реке и что творится на их лодочной станции. Рассказали такие новости, что мы их слушали, разинув рты. Оказалось, что это крупнейшее наводнение на Амгуни и притоках, что они помнят. С 12 июля остановлено сквозное движение поездов по БАМу из за того, что размыло пути и разрушены мосты. Говорят, что 40-тонная секция одного из них кувыркалась в воде как щепка! Это значит, что мы приехали на Сулук последним поездом "Комсомольск-Тында", дальше он не пошел. Говорят, что выше нас по течению стоит еще одна группа туристов, ждут погоды. Ну и дела …

Касаемо наших планов сказали, что сегодня в реку лучше не соваться. Вода устойчиво падает, и завтра будет уже самое то. Проводив мужиков, Катя прекращает прения по поводу сегодняшнего выхода. Уже собравший, было, палатку, Кирилл, бурчит на неё, обещает поколотить мужиков, если придут ещё раз и расстроят его планы.

Что писали газеты в это время:

"…гидрологи сообщили,  что паводки и разливы рек возможны  в Комсомольском и Солнечном районах, где в последние дни выпала почти месячная норма осадков.      В Верхнебуреинском  районе в верхнем течении реки Бурея сформировался высокий паводок. Есть угроза подтопления сел Усть-Ниман, Усть-Ургал.  Паводок на реке Ургал вызвал подпор воды  в реке Чегдомын. В течение суток в Чегдомыне подтопило 3 улицы. В районе имени Полины Осипенко в верхнем течении реки Амгунь продолжаются подъемы воды. По прогнозу специалистов может начаться разлив реки Амгунь у поселка Полины Осипенко. В Ванинском  районе в ближайшие дни  возможен разлив реки Тумнин у поселка Тумнин. На реке Тырма начался спад воды. Максимальный уровень, зарегистрированный там в минувшие сутки, был самым высоким за последние 45 лет. Как отметили в Гидрометцентре, дожди в Приамурье продолжаются. Предупреждение о паводковой обстановке разослано главам районов и муниципальных образований".

"…В Верхнебуреинском районе оказалась размыта автомобильная дорога Герби - Ургал и часть железнодорожного полотна, а два поселка вообще отрезало от райцентра. В результате стихии смыло двенадцать мостов, часть дорожного полотна, подмыло дамбу"

"В администрации Верхнебуреинского района подтвердили, что ситуация действительно серьезная. В результате стихии было размыто 12 мостов, из них три больших. Суммарная длина всех поврежденных мостов почти 400 метров. Кроме того, требуется восстановить земляное полотно, дорожное покрытие, необходимо построить дамбу. Дабы подстраховаться от стихии, необходимо менять и русла двух рек, самую серьезную опасность представляет река Игоно,- пояснил первый заместитель главы Верхнебуреинского района Владимир Заворотнюк.".

Обо всем этом мы узнали, только вернувшись из похода.

Ужинаем. К девяти вечера на косу можно выйти, не замочив ног. Теперь уже и мне видно: завтра, Бог даст, пойдем (постучал по деревяшке).

Утро 14.07.06. По реке стелется слоистый туман, но погода шепчет (фото)! Вода отступила еще больше, и Катя объявила подготовку к СТАРТУ! По местам стоять, с якоря сниматься! Звучит утренний гонг на завтрак. Последние засони выползают из палаток. Котелки и миски выстроились в два ряда у костра. Татьяна Леонидовна начисляет молочную кашу. Я уже свою съел: организм не принимает молоко и мне положили простой каши раньше всех.

Собираю шмотки в рюкзак. Как это все раньше в него входило? Идея! Использую освободившийся чехол от гондолы. Теперь порядочек!

Лагерь на глазах пустеет. Не смотря на то, что Катя никого не подгоняет, чувствуется какая-то нервозность и спешка. Замечаю, что я последний вожусь со своей палаткой, зову на помощь Саню Канатникова.

Катамараны уже стащили к берегу и частично спустили в воду заводи, образовавшейся между косой и берегом. Первые начинают вязать свои рюкзаки к рамам катамаранов. На берегу убран последний атрибут лагеря – полог над костром. Остались слегка дымящиеся угли.

Командиры расставили плавсредства в следующем порядке:

  1. "Двойка" ("Косолапый"): Данила и Алексей. Самый опытный и манёвренный экипаж. Будут выполнять функции авангарда и предупреждать позадиидущих о возможных опасностях. Обращаю внимание, что парни усаживаются в седла без спасжилетов и в болотных сапогах. Только очень уверенные в себе люди могут идти в таком виде на сплав. Леша говорит, что конечно, не дай Бог оказаться в воде (такие случаи уже бывали), но ноги в сухости и в тепле – это тоже не маловажно.
  2. Первая "четверка". Из опытных и уже ходивших сплавом только Федор. Он и назначен Катей капитаном (очень этим горд, а мы рады за него). Сидит на левой корме. Остальные (чайники) расположились так: на левом носу – Наталья; на правом носу - Кирилл; на правой корме – я.
  3. походов, чем Федот, и поэтому поставила свой катамаран замыкающим. На нем особая миссия – страховать впередиидущих (нас, то бишь) в случае аварии (оверкиля (стучу по дереву)). Кроме Катерины из бывалых в экипаже Татьяна Леонидовна (передняя правая). Остальные - конченые чайники: Лена (передняя левая), Саня (левый кормовой).

Последняя суета с увязкой багажа. У всех предстартовый адреналин в крови. Катя помогает отстающим.  Леша и Данила уже барражируют  по спокойной воде заводи в 50 метрах от нас, у выхода на струю течения.

Наконец, все на своих местах. С Богом! Катя дает три зеленых свистка: ОТВАЛИВАЕМ!!!

"Косолапый" легко выходит на струю течения и, как-то очень быстро, начинает удаляться, скрывается за поворотом.

Теперь мы. Выходим на веслах, обруливаем "расческу", приближаемся к струе. Начинаем чувствовать её силу. Поток сопротивляется нашему пришествию и старается отбросить обратно в улово, увлекая, тем не менее, в низ  и прижимая к берегу. Парадокс: инстинкт самосохранения пытается удержать тебя в близи береговой тверди, но именно там максимальное скопление препятствий. Поэтому на горных реках самое безопасное на середине русла, хоть и на стремнине. Мысли прерывает истошный крик Федора: "Все навал!!! Правый - навал, ё@ ва&у #ать!!!". Судорожно вгрызаемся веслами в воду, стараясь выскочить на струю. Нас несет на бревно, торчащее с берега, как шлагбаум, в полуметре от воды. Едва не задев его плечом, последним рывком  выскакиваем на течение. Проскочили. На лбу испарина, во рту сухо. Ни хрена себе начало! Перед поворотом оглядываюсь, вижу отплывающий катамаран Екатерины.

Переводим дух, выправляем курс катамарана по течению. До берега около 15 метров. Впереди, на расстоянии около 100 метров видим "Косолапого". У них все нормально. Постоянно оглядываемся назад. Наших пока не видно из за поворота. Как жаль, что мы не можем их предупредить о  засаде: надо сразу после отплытия прижиматься левым бортом к косе, не давая струе отбросить катамаран к берегу.

Что-то долго их нет. Вдруг истошный крик Федора: "Бл@dь!!! Они кильнулись, левый навал! Все к берегу!".   Работая веслом, на мгновенье оглядываюсь, вижу перевернутый катамаран, людей на нем и рядом нет! Внутри похолодело…

Дальше, как в мультипульти – одни кадры. Подваливаем к обрывистому берегу. Кирилл прыгает в воду и подтягивает кат к торчащим корням (в полуметре от берега ему по пояс). Оставляем Наталью следить за катом и втроем бежим, перепрыгивая через валежник к месту аварии. За нами бегут Алексей и Данила.

Выскакиваю к устью какого-то ручья. Раскрывается картина катастрофы. У берега, в небольшой заводи, перевернутый катамаран. Его удерживают, стоящие по пояс в воде, Саня и Ярослав. На раме катамарана сидит (ничего не соображает) мокрая Татьяна, Катя  возится с вещами на берегу, под лиственницами с убитым лицом стоит Света. Все живы!

Подбегают остальные.  Помогаем Татьяне выбраться на берег. Наваливаемся втроем и перекантовываем кат в нормальное положение. Да…. Ну и досталось ему, не говорю уже о пассажирах.  Три жерди сломаны, как раз те которые были из стволов тополя. Отвязываем и выбрасываем на берег рюкзаки и узлы с вещами. Обращаю внимание на множество болтающихся веревок – результат спешки при погрузке на катамаран (наука на будущее: свободных концов быть не должно, не дай Бог кто зацепится). Катя и Кирилл вытряхивают воду из аппаратуры и отключают батареи.

Под лиственницами уже горит костер, растянуты веревки. У "потерпевших" не так много сухих вещей, не смотря на то, что самое важное упаковывалось в гермы. Санек уже разгуливает в белой рубашке и в лиловых кальсонах (единственное, что осталось сухим).

Народ еще не оправился от шока, эмоций никто не выплескивает, стараются бодриться, но видно, что большинство под тяжелейшим депресняком. Постепенно, из разговора, вырисовывается картина происшествия:

Уклоняясь от торчащего с берега бревна, ребята поздно заметили следующую за ней корягу, которая была почти полностью в воде. Чтобы уйти от соприкосновения совсем чуть-чуть не хватило толи сил, толи согласованности действий… Короче, их прижало правым бортом. Дальше все пошло против законов физики: под напором течения левый борт ушел под воду, и сам переворот произошел под водой.

Вспоминает Александр: "Все произошло очень быстро, даже не успел ничего сообразить. Вдруг моя сторона  ката ушла вниз, и я с головой под водой. Выныриваю в стороне, вижу плывущий кверху килем кат, вокруг него - никого. Пытаюсь встать – дна нет. Подгребаю к берегу, нащупываю опору под ногами, но сносит течением. Цепляюсь за куст или корягу, оглядываюсь, вижу приближающийся кат. За него держится Катерина, с другой стороны еще две макушки. Воды мне по грудь, но протягиваю руку Кате. Цепляемся друг за друга локоть в локоть, и я подтягиваю проплывающий кат к берегу".

Вспоминает Татьяна: "После переворота меня накрыло катамараном. Уйти из под него не давала лямка рюкзака, зацепившаяся за ногу. Подумала – все, конец. Но, извернувшись, на последнем воздухе, удалось вынырнуть между гондолами и удерживаться руками за раму. В таком состоянии меня и подтащили к берегу.

Кроме Сани, отдельно от катамарана выплыл и Ярослав. Он зацепился за береговой куст и выбрался на берег самостоятельно. Катя даже его сначала потеряла, когда пересчитывала всех сразу после крушения.

Пока народ сушится, оцениваем потери. Помимо шапок и панамок мы потеряли два хороших весла. Я, Данила и Алексей делаем два эрзац-весла из досок, найденных неподалеку. Получилось топорно, но грести можно.

Я думаю, в тот момент решалась судьба экспедиции. Все члены команды находились под сильнейшим стрессом. Предполагаю, что многие из тех, кто искупался (и не только), мучились мыслью: "А не послать ли все к черту? Авария практически на старте. Впереди 240 км по бурной реке, кто следующий? Может, пока не далеко отошли, вернуться на станцию?". Тем временем, пока все обсушились и мы отремонтировали катамаран и оснастку, прошло около 2 часов. Командир принимает решение – идем дальше. Возражений (вслух) не поступило. Делаем перегруппировку. К нам садится пассажиром Татьяна Леонидовна. Она больше других просидела в ледяной воде и очень продрогла.

Около часа дня выходим на реку. Идем тем же порядком. Не смотря на то, что мы уже на основном, широком русле Сулука, напряженность не спадает. Федор, отдавая команды, матерится как сапожник (или как настоящий шкипер?). Кирилл огрызается в том же стиле, не обращая  внимания на присутствующих на борту дам. Мы судорожно шарахаемся от возникающих то тут, то там препятствий и отпихиваем проплывающие мимо бревна и коряги. Шесть пар глаз сканируют окрестность, в руках появляется некоторая уверенность: мы наконец-то начинаем чувствовать реакцию катамарана на наши, не совсем слаженные, действия. Оглядываемся на идущих сзади. Они не переставая машут веслами, однако матов с их плота не слышно. Наверно Катя матерится шепотом.

Минут через двадцать показался полуразрушенный мост. Мысли заметались в голове: оставшиеся быки моста густо захламлены заломами. Проскочим между ними или нет? Приближаемся. Левый пролет обрушен, но под ним самый свободный проход. Направляемся  к нему и спокойно проходим.

Неожиданно мы теряем из виду наших, впереди идущих, Данилу и Алексея. И это притом, что впереди, на расстоянии около150 метров по курсу большой залом. Течение обходит его справа и слева. Куда идем? (Это нас Федор спрашивает). В какое русло ушли ребята? Течение несет нас в левый рукав. Оба его берега – сплошные заломы, с торчащими бревнами. Ширина прохода 6-8 метров. Слышим свист: справа, на отмели стоит "Косолапый", Данила машет нам рукой, дескать, идти надо в правое русло, но уже поздно. Если начнем выгребать сейчас, попадем прямо в центральный залом. Все, пути назад нет, целимся в левое русло, стараясь попасть между торчащих с берегов расчесок. Входим в рукав. Течение увеличивается, а расстояние между берегов сокращается. Черт! Нас прижимает к правому залому. Обломанная вершина лиственничного ствола несется прямо на меня. Отчаянными усилиям наваливаем с правого борта, левый не справляется (на носу у них Наталья с маленьким веслом от резиновой лодки), и мы влетаем в "ворота", повернувшись по ходу правым бортом! Чуть-чуть не успели: вершина расчески перед моим лицом. Рефлекторно выбрасываю вперед правую руку, пытаюсь оттолкнуться – куда там, - пригибаюсь максимально на лево, почти ложусь на раму. Царапнув расщепленным концом по плечу, листвяк оставляет нас в покое. Фу-у-у, пронесло.

Так, теперь надо где-то причалить, подождать своих. Русло расшнуровалось на несколько проток. В какую пойдут они? Не хватало еще и растеряться по реке. Через 300 метров видим отмель острова. К ней! Изо всех сил гребем, но удается подойти на мелкое место уже в конце острова. Выскакиваем на берег, разминаемся. Я выхожу в начало острова, Федя бежит на нижнюю кромку: контролируем протоки в пределах видимости. Не дай Бог, оставшаяся группа проскочит по правым рукавам, и мы ее не увидим. Тянутся минуты ожидания. Мы изрядно замерзли  и женщины начинают собирать хворост для костра. Вдруг с моей стороны острова выскакивает "Косолапый". Отчаянно машу рукой. Увидели!!!

Моей радости нет предела. По эмоциям – почти встреча на Эльбе! Помогаем причалить Екатерине. Все!!! Таборимся на обед.

Почти все не хотят есть – следствие переизбытка адреналина. Сколько мы его получили с утра, хватит на несколько дней (совсем не терапевтическая доза). Без особого аппетита дожевываем писчу. Надо собираться. Не знаю как другим, но мне не особенно хотелось снова лезть в холодную воду. За обедом немного расслабился, осмыслил без эмоций случившееся утром, и тогда мне немного стало страшно. От мысли: "ЧТО МОГЛО СЛУЧИТЬСЯ". Некоторое время спустя о таких же чувствах, в тот момент, со мной поделился Федя.

Но надо двигать дальше. Надеемся сегодня выйти в Амгунь. По карте это не далеко. Признак слияния Сулука с Аякитом – железнодорожный мост.

Отваливаем от островка и идем, петляя по извилистым и заломистым рукавам реки. Проскочили первый перекатик, чиркнув днищем по камням. Спустя некоторое время мне послышался странный звук, похожий на шипение сдувающегося баллона. Обращаю внимание Кирилла. Все начинают прислушиваться, осматривать гондолы ката. Сомнения развеял Федор: "Это шум катящихся по дну камней и гальки". Поразительно! Как чисто передается цокающий звук сквозь толщу воды! Потом с этим явлением мы сталкивались не раз – в местах встречи струй и быстрого течения формируется новый донный рельеф.

Судьба, тем временем, преподнесла нам еще одно испытание (не много ли для одного дня?). Вспоминает Александр Канатников: "Идем по реке, никого не трогаем. Входим в поворот. Нас тащит к залому, и поэтому работать веслом приходится как швейной машинке. Вдруг, чую, весло у меня, как-то, начинает гнуться (не то, что гребу больше всех, просто у него древко из составных трубок от пылесоса). Кричу Кате: "Кать, у меня весло гнется". Она: "Греби". Ну, я и гребу. Снова кричу: "Катя, у меня весло сломалось, что делать?". Катя, сквозь зубы: "ГРЕБИ, б№я!!!". Беру лопасть в руку и быстро-быстро начинаю грести – залом близко". На ближайшей косе останавливаемся и  из ствола елки делаем модерновый тюнинг весла. Получилось довольно удачно, весло прослужило до конца похода.

И, наконец, около шести вечера пристаем к острову на ночлег. Место не очень удачное, берег каменистый, но люди настолько устали, что рады и этой тверди. На берегу обнаружили свежие следы мишки. Маленькие, наверно медвежонок (где-то его мамка).

Ставим палатки, готовим ужин. Теперь еда сметается влет. Чувствуется усталость, да и продрогли за день. Потом долго сидим у костра, обсуждаем события дня. Удивляемся тому, что за целый день не дошли до Амгуни. Все, глаза слипаются, спать!

Укладываемся. Ни хрена себе денек удался …

15 июля 2006 г. Отсыпаемся досыта. Раньше всех из палаток выползли "старики": я и Татьяна. Наверно уже здоровья не хватает долго спать. Таня начинает хлопотать на кухне, а я занялся модернизацией вчерашних весел. Надо бы их обтесать, а то шибко тяжелые.

На воду вышли поздно, около 11 часов. За ночь уровень воды заметно упал, течение совсем чуть-чуть успокоилось. Вода стала немного светлее, хотя берегового мусора еще предостаточно. В некоторых местах Сулук разливается на ширину до 50-70 метров. За вчерашний день мы приобрели не плохой навык управления катамараном и теперь гораздо уверенней держим курс. Эх, если бы этот опыт был вчера утром!  Мужики на "Косолапом" совсем расслабились и уже пытаются прочесывать спиннингом проходящие мимо плесики и омуты.

Подходим к слиянию с крупным правым рукавом. Или это река? Оглядываемся и видим сзади пересекающий ее крупный железнодорожный мост. Значит, это был Аякит! А мы вошли в Амгунь!!! Общее ликование! Кричим на "Косолапый": "МЫ В АМГУНИ!". Слышим в ответ: "Наливай!". Совсем не смутившись, Кирилл, балансируя на поплавке, откуда ни возьмись, достает бутылку коньяка, откручивает зубами пробку. Мы сходимся бортами и пускаем штоф по кругу. Желающие отхлебывают по глоточку ароматного напитка и ловят блаженный кайф от необычного контраста цивилизации и дикого таежного экстрима. На "Косолапом" заказывают по сигаре, но поздно, лавочка закрыта, и все не успевшие могут расслабиться (фото).

Характер реки существенно изменился. Появились широкие и достаточно долгие плесы. На них можно отдохнуть и осмотреть прелести открывающихся ландшафтов. Ребята, имеющие фотоаппараты, успевают в эти минуты запечатлеть наиболее интересные моменты. На кадрах остаются монументальные скалы, сопки, круто взбирающиеся от воды к небу, маленькие водопады, изрезанный прошедшим паводком, берег. В местах, где река расшнуровывается на протоки, мы проходим участки, очень похожие на Сулук: те же заломы, донные коряги и торчащие с берега расчески.

К обеду наконец-то впервые за все дни стало более-менее проглядывать солнце. Это очень кстати, так как у холодной реки (с мокрыми ногами), с монотонно дующем низовиком, да еще под тучами, довольно зябко.

Останавливаемся на обед на симпатичном островке с песчаным берегом. Пока готовится обед, Федя практикуется в забрасывании спиннинга. Успехи пока скромные, но азарта хватает на троих. Хозяин снасти, Данила, предупреждает ловца, что одна блесна стоит 150-200 рублей. Федя пропускает предупреждение мимо ушей, и тут же забрасывает крючок на свисающее с берега дерево. Теперь до него доходит смысл сказанного. Почесав репу, он берет ножовку  и валит ствол, диаметром сантиметров 20. Блесна у него в руках, на лице глубокое удовлетворение.

Слышим восторженные крики из-за залома: Светлана, возвращаясь "из кустиков", нашла у бревен резиновую лодку. В комплекте с насосом и веслами! Лодка занесена песком и подтоплена водой. По всей видимости, занесена сюда наводнением. Надеемся, что с ее хозяином все благополучно. Накачиваем и проверяем на герметичность – целая, хотя и потрепанная. Ярослав ее реквизирует.

Обедаем и позволяем себе немного понежиться под солнцем. Лепота-а-а.

Отваливаем около двух часов. Рыбаки на "Косолапом" после обеда расслабились, по долгу задерживаются на плесах и уловах, прочесывая их спиннингами. Мы, на своем кате, стараясь удержаться на струе, обогнали их и озабоченно оглядываемся. Нам еще не приходилось быть в роли впередсмотрящих. Через некоторое время успокаиваемся и осваиваемся в новой роли. Уловили суть регулирования скорости сплава. Я раньше думал, что скорость движения по реке сплавом примерно одинакова для всех участников группы. На самом деле, оказалось, что можно притормаживать, задерживаясь на плесах и в уловах, или идти с максимальной скоростью, удерживая судно на струе. Это требует определенного мастерства, так как на поворотах максимальная скорость струи у внешнего берега, как правило, забитого заломами и более опасного. Тут надо выбирать: хочешь идти быстро – рискуй, если хочешь безопасно – прижимайся к внутреннему берегу на поворотах. Иногда мы борзеем, и отрываемся от основной группы  на 300-500 метров. Потом на плесах собираемся все вместе.

Проходим по местам, где один из скальных берегов почти отвесно поднимается из воды. Если держаться струи, проносишься мимо него на расстоянии 3-4 метра. Часто у таких скал образуются буруны (фото). Федора к ним тянет, как блудливую козу. Завидев цепочку валов, он начинает канючить, дескать, пойдем, порысачим. Говорит, что на Туюне, в прошлом году, он ходил по более крутым порогам, и ничего. Иногда мы с опаской (особенно женщины), поддаемся его уговором и заходим краем плота в эту круговерть. Конечно, плот не рассчитан на слалом, но впечатления от прохода – восторг поросячий (и мокрые штаны)!!!

Еще одно удовольствие, которое я испытал – это Амгуньская вода. Она уже успокоилась после наводнения, становится все светлее и прозрачнее. Зачерпнуть из-за борта кружку вкусной, холодной воды и пить, пить, пить. Непередаваемый кайф!!! В Амуре такого давно нет (а может и не было).

Кирилл, загоревшись рыбалкой, снарядил маленький спиннинг Татьяны Леонидовны и изредка пошвыривает блесну в понравившиеся места. В шутку поспорил с "Косолапыми": кто первый вытащит рыбу – тому вкусный приз. У тех за два дня сплава ни одного результата. Толи вода мутная, толи мы не умеем ловить или не на то ловим. Так что счет пока сухой. Меня это тоже начинает беспокоить, ведь для меня одним из мотивов похода была богатая рыбалка. Не уж-то не изведаем вкуса амгуньской рыбки?

"Косолапый", тем временем ушел далеко вперед. Мужики изменили тактику. Теперь они ищут подходящее место, спешиваются и ловят с берега, пока не подтянутся остальные. Мы, увлекшись прочесыванием реки с плота, плетемся  в хвосте каравана.

Погода к вечеру совсем наладилась и мы откровенно балдеем. Это настоящая награда за выпавшие на нас в прошлые дни испытания. Течение спокойное и широкое, заломов стало существенно меньше, солнышко припекает (Наталья приладила на нос листочек). Кирюха, между вялыми гребками, разваливается, как в кресле, на привязанной за спиной резиновой лодке. Федору  для полного гарнитура не хватает сигары (или хотя бы боцманской трубки), но вот незадача – у него тотально кончились сигареты. Он потихоньку начинает стрелять у меня. Ему не удобно, ведь сам перед походом предупреждал, чтобы брали с запасом, а сам не подрасчитал. Но мне это совершенно не в напряг. Когда я, собираясь в дорогу, брал с собой три блока, я предполагал, что такое может случиться. Теперь, когда я видел, что у Феди припухли уши, а во взгляде тоска, я сам предлагал ему закурить.

За поворотом, слева,  видим причалившие к косе катамараны Катерины и рыбаков. Они встали в очень живописном месте. Слева скалистый отвесный берег. Между ним и косой широкая заводь со спокойной водой. На границе струи, на отмели косы, стоит Данила и подбрасывает блесну в тень, падающую со скалы на воду. Пока мы вытягиваем свой катамаран на берег, слышим восторженные крики. Не уж- то что-то поймали? Действительно, Данила вытянул приличного ленка. Ай, молодца! Размочил счет! За него радуются все. Трофей запечатлен с героем и всеми желающими. Данила достает припасенный на этот случай коньяк, и отмечает победу (фото). Узнав, что рыба в реке все-таки есть, все старые и новоявленные рыбаки вынимают свои снасти и начинают прочесывать окрестности косы. Но – как обрезало. У Данилы тоже больше ничего. Решаем, что это был самый голодный и единственный в реке ленок, сворачиваемся и идем дальше.

Первыми отваливают Данила с Лешей. Вдруг, отойдя от косы метров 150, они резко, почти поперек течения, гребут на правый берег. Что они там увидели? Может еще одно уловистое место? Мы даем знак идущим сзади, и поворачиваем вслед за "Косолапым". Видим какие то строения на берегу. Лодочная станция? Подходим ближе. Точно! Данила уже разговаривает с местным мужиком. Тут мы узнаем обескуражившую нас, новость. Оказывается, мы чуть не проскочили станцию Герби! По расчетам наших лоцманов, мы должны были ее достичь только завтра к полудню. Или мы активно гребли эти дни, или течение на паводке сильнее обычного?

Спрашиваем у мужика: "А где же само устье Герби?". Говорит, что метров 100 выше от лодочной станции. Ну и ну! Мы минут сорок топтались напротив него, и не догадывались. Нет, мы видели какой-то приток, но не придали значения.

Пока Катерина с Данилой и Алексеем принимают решение о дальнейших действиях, мы с Кириллом осматриваем лодочное хозяйство. Натворила тут река делов! Две лодки утоплены, лежат на глубине, но видны, как на ладошке. Железный бокс, стоящий на сваях устоял, а сарай, сделанный из небольшой цистерны река выбросила на берег. В районе бывшего причала намыто около полуметра свежего песчано-глинистого грунта: наступаешь и проваливаешься по самое это самое (пока мы причаливали – измазались как черти). Местный мужик смотрит на нас с интересом и, немного, с сожалением, дескать: "куда вас, дураков, несет в такую воду?". Разглядев внимательноТатьяну Леонидовну, он по простецки замечает: "А в Ваши годы, дамочка, наверно уже пора завязывать с таким экстремальным туризмом". На эту бестактность она, чуть смутившись, бормочет: "Я двадцать лет весла из рук не выпускаю….".

Тем временем наши аксакалы решают затабориться у истока Герби. Для этого надо вернуться вверх на метров сто двадцать. Против течения это сделать на веслах не реально. Поэтому решаем пройти близ берега, придерживаясь кустов. Первыми уходят ребята на "двойке", за ними мы гуськом. Изо всех сил гребем на встречу течению, продвигаясь по полметра и перехватываясь за кусты. Чтобы помочь гребцам, Кирилл прыгает в воду. Неожиданно для нас, глубина оказалась ему по горло! В прозрачной воде расстояния искажаются. Нащупав под ногами твердь, Киря, по бурлацки, вытягивает наш кат к берегу. На втором катамаране спешился Санек и повторяет наш маневр.

И, наконец, вот она, Герби. Прилегающий к устью берег сплошь покрыт, даже не галькой, а здоровенными валунами.  Нам надо умудриться поставить на них палатки. Катерина объявляет, что завтра делаем днёвку. У Данилы и Алексея истек лимит времени, поэтому завтра к вечеру они нас покинут, а последний день посвятят рыбалке и отдыху. Катя планирует по такому случаю организовать походную баню. Народ принимает слова командира с восторгом (бурные и продолжительные аплодисменты).

Лагерь разбиваем основательно. Расчищаем места и ставим палатки. Здесь я научился ставить палатку без использования колышков (их некуда воткнуть). Для кухонного очага и сидений сооружаем круговую стенку. На теплых камнях раскладываем сырые вещи и намокшие вчера харчи. Девушки хлопочут за приготовлением первой в этом походе, ухи. Данила чистит трофей собственноручно. Оказывается, у ленка можно есть и потроха: молоки, печень, очищенный желудок. Ленок, хоть и крупный, но на 11 ртов маловат. Не важно, в ухе главное – юшка.

Собираем по всему берегу плавник, его здесь маловато и он сырой. Заодно исследуем берег притока. Санек Канатников планирует сегодня "помышачить".

Солнце закатилось за сопки противоположного берега и через некоторое время небо над распадками озарилось изумительным закатом. Это первый теплый вечер за время похода (фото).

Подоспела уха. Пока повара начисляют, Алексей с Данилой забодяжили по такому случаю мерную емкость огненной воды. Какая уха без этого? Причмокивая, народ пробует ушицу. Лепота! Данила дает попробовать кусочек ленковой печени, говорит, что у аборигенов это считается лакомством. Федор провозглашает тост, за "дальний кордон". Когда мы в прошлые дни, безуспешно прочесывая спиннингами реку, вопрошали у Поди: "А где же рыба?", Федор за него отвечал: "Здесь рыбы нет, она вся на дальнем кордоне". Стало быть, сегодня мы его достигли.

За ужином Кирилл почувствовал себя неважно. Наверно сказалось купание в холодной воде Герби. Пошел рано спать. Когда стемнело, на реку опустился туман (влияние холодного притока). Данила рассмотрел сквозь верхушки леса огни железнодорожной станции. Когда он ушел на боковую, мы заметили, что "огни" взошли над лесом и превратились в большую и яркую Луну.  Тогда я впервые в жизни увидел ночную радугу! Свет луны в капельках тумана давал такой удивительный эффект. И она была рядом, не далее пятидесяти метров от нас.

Ночь была настолько приятной, что от костра не хотелось уходить. Вспоминали интересные моменты из прошлых походов, пели песни. Федя на бис исполнил свой нетленный шлягер. Санек рыбачил на мыша, но без результата. Самые стойкие разбрелись по палаткам во втором часу.

16 июля 2006 года. Днёвка на Герби.  Проснулся оттого, что яркое солнце засветило сквозь ткань палатки в глаза. Выползаю. Денёк – песня! Иду на водные процедуры.  Студеная вода горной реки покалывает кожу. А на вкус – амброзия!

Так, пока суд да дело, надо подготовиться к рыбалке и организовать сушку аппаратуры, подмокшей позавчера при крушении. Катя очень переживает за видеокамеру, которую нам дал Игорь Бледных. Мы не успели на неё снять почти ничего. Устраиваю из железного короба Кирилла что-то вроде духовки и  располагаю это на солнцепеке. Конечно, чтобы надежно удалить влагу, надо аппарат разобрать. Но в этих условиях лучше сушить на ветерке.

После завтрака Катя, Федор и Ярослав пошли в поселок прикупить хлеба, пива к баньке и прочих ништяков. Мы с Саней Канатниковым и Данилой решили подняться вверх по реке, поискать ямки, где может сидеть харюзок. Идем по левому берегу, через лес. Видно, что и здесь сплошным потоком несколько дней назад шуровала большая вода. В лесу много наносов песка и камней. Левый берег – сплошной залом. Через метров четыреста выходим на мелкий плес, который расшнуровывается на несколько потоков. Расходимся. Данила нашел не плохую ямку и уже через несколько минут у него в руках трепыхается небольшой хариус.  Пошло дело!

Перехожу с места на место, но у меня пока ничего. У Данилы то же самое. Смеемся: наверно это были последние рыбы в реке. Данила говорит,  что время для рыбалки (после наводнения) не самое удачное. Вода еще большая и не совсем осветлилась. Уверен, что осенью на этих же ямах можно наловить по мешку рыбы. Ему виднее, а у меня это первый опыт горной рыбалки. И видимо неудачный. Перепробовал все мушки, из тех, что были. Подбирал похожих на насекомых, которых мы видели в желудке ленка. Глухо.

Подтянулся Санек. У него тоже барабан. Но не унываем. Побывать в таких местах и в такое время тоже редкая удача. Пока перекуриваем, видим, как Татьяна Леонидовна собирает какие-то корешки в заломе напротив нас. Видимо, она пошла следом за нами, но не стала переходить на косу.

Помочив еще немного крючки в воде, решаем возвращаться. Идем тем же путем, как и пришли, не торопясь. Санек фотографирует чьи-то следы.

Уже почти около лагеря, я случайно оглядываюсь на реку и вдруг вижу, разгуливающую в одном купальнике по  косе, Татьяну. Как она туда попала? (Потом выяснилось, что она, выпустив нас из виду, и не заметив, как мы ушли, решила, что мы вернулись по косе, и, форсировав три проточки, вышла на отмель. Бедная женщина. Она вымокла с головы до ног.) Теперь она потерянно бродит по косе, отрезанная от берега бурной протокой Герби. Вода в ней очень холодная и быстрая. Сквозь шум воды кричу ей, чтобы возвращалась тем же путем, как пришла, но она машет мне головой, кричит, что замерзла. Пока я тупо соображаю, как спасти заблудшую овечку, появляется Катя. Она одела на себя два спасика. Прыгает в воду и, мощными гребками, саженками переплывает к потерпевшей. Плавает она великолепно, как рыба. Ее почти не снесло. Она отдает один жилет Татьяне и забирает у нее шмутки. Затем, без промедления, в обратный путь. Татьяне: "Следуйте за мной". Хочешь – не хочешь, а той снова приходится лезть в мокрую воду и грести к нам. Сначала она пытается плыть по собачьи (жилет выталкивает из воды), но ее заметно сносит, и мы в три горла орем ей, чтобы гребла в размашку. В конце концов, Катюха ловит Татьяну почти у переката и вытаскивает на берег. Вот так Екатерина Кондратьева (Советский Союз) геройски спасла Татьяну Леонидовну.

В то время пока мы ходили на рыбалку, ходоки принесли со станции харчей, а Кирилл с Лешей сложили печь из валунов, для бани. Киря заделался истопником и подбрасывал в нее дровишки, попивая холодное, из холодильника, пивко. Холодильник сложили из камней на берегу, в свежей струе Герби. Федя принял на грудь полторашку пивка и зашлифовал это дело сверху молочком (!). После этого ему чуть-чуть поплохело, и он выводит хворь, разлегшись на камнях кверху пузом. Солнце палит нещадно, словно в отместку за все предыдущие дни. Я уже накрыл плечи полотенцем. Периодически, чтобы понизить активность дрожжей в животе, Федя охлаждается в Герби. Он прыгает в спасике в ледяной поток, и с гиканьем, несется  в нем до самого устья. На берег выползает уже в Амгуни.

Мы, тем временем, строим баню (фото). Печь протоплена (6 часов), угли вынесены. На каркас, связанный из жердей накидываем полог и плащи, плотно обвязываем шпагатом и присыпаем песком низ. Баня готова. А ну ко, как там? Ух ты, жарко! Первая партия, товсь!

Женщины милостиво разрешают нам словить первый пар. Баня получилась просторная, спокойно вошли все желающие (отщепенец Федя, по причине нутряной хвори, отказался). Ну-ка, пробуем. Ого! Еще! О-го-го. А веничком! А пихтовым. Э-э-х, хорошо пошла! Камни зло шипят и потрескивают, выбрасывая на нас облака горячего пара. Снаружи видно, как палатка раздувается, словно воздушный шар. Я даже не ожидал, что в дремучей тайге, почти из ничего, можно сгородить такую добрую баньку. С нас шматьями начинают отваливаться недельные наслоения. Млеем…. Ну, пора (Катерина кричит персонально Кириллу, чтоб не вздумал выскакивать голым, чай, поди, не в лесу!). С криком: "Следующие, заходи!", выскакиваем из парной и прыгаем в холодную воду реки. Вода шипит! (Так закалялась сталь) (фото)

Пока мы, сполоснувшись, балуемся пивком, парится женская половина. Напарившись, Катюха с разбегу прыгает в реку. Татьяна, Света и Наталья сначала пробуют воду ногой, ежатся, и потом, все-таки, окунаются.

Жара в камнях хватает на три захода, последний пар уже густой и влажный, но его хватает всем. После бани, слегка притомленные, отдыхаем на теплых от солнца валунах.

Ужинаем в восьмом часу. Этот ужин у нас прощальный: сегодня нас покидают Данила и Алексей. Поэтому всем немного грустно, особенно Федору: Валеры уходят. Он оклемался от своей хвори, но в глазах тоска. За прошедшее время мы все сблизились, а для Федора эти ребята – настоящие авторитеты. В турклубе о них ходили легенды. Я его подбадриваю, дескать, конечно, без них будет не так весело и надежно в пути, но ведь с ними мы прошли самый сложный участок маршрута. Дальше должно быть легче. Федя уныло кивает.

Ну, вот и прощальный момент. Рукопожатия, напутствия. Мы смотрим им в след, пока их рюкзаки не скрылись за заломом. Так прошла дневка на Герби.

17 июля 2006 года. Погода ясная, вода устойчиво падает. "Холодильник", который мы соорудили вчера для пива, уже совсем сухой. Вышли на воду в одиннадцатом часу. Немного жаль было покидать этот, уже обжитый нами, берег. Провожаю взглядом одиноко торчащий каркас нашей бани. К нему мы привязали бутылку с посланием другим гостям Герби (с перечнем услуг сауны и тарифами на них). С доброй завистью представляем, как Данила с Лешей, уже в Комсомольске, в комфорте, трескают свежие булочки с кофе. Потом, в шутку, злорадствуем, что им завтра на работу, а у нас авантюра продолжается!

С левого борта проходят живописные отвесные скалы. С удивлением обнаруживаем на них многочисленные надписи, оставленные нашими предшественниками. Некоторые датированы 76 -80 годами, многие выполнены достаточно каллиграфично. Я сначала не понял, как это было сделано, ведь скалы почти вертикальные, а под ними бурный поток. Потом мне объяснили, что во время строительства БАМа, неподалеку была воинская часть. Солдатики в зимнее время выходили к реке и спокойно, со льда, расписывали скалы своими автографами.

К обеду подходим к правому притоку Амгуни, по характеру очень похожему на Герби. Такая же чистейшая и холодная вода, бурлящие перекаты. Катя идентифицирует его, как Талиджак. Место замечательное. Решаем остановиться здесь на обед и порыбачить. Пока девушки занимаются стряпней, мужская половина упражняется со спиннингами и удочками (фото). Результат – потерянная блесна и ни одной рыбы. Катя начинает над нами подсмеиваться, а мы оправдываемся, дескать, наверно горбуша пошла на икромет, всю нашу рыбу разогнала (мы же знаем сказочки про плохого танцора). В общем, на обед у нас супец с сухарями.

Понежившись с полчаса под солнцем после обеда, подкачиваем наши суда, и отваливаем. Река достаточно широкая, течет одним руслом, поэтому можно немного расслабиться. Федя даже пытается умоститься на гондоле и вздремнуть, но река, время от времени, подбрасывает нам ситуации, которые требуют внимания и собранности от всей команды. Теперь, когда мы приближаемся к повороту или развязке, я привстаю во весь рост на раме, и рассматриваю направления дальнейшего движения. Большинство развилок проходим спокойно, часто мы с Федей подруливаем катамаран, не привлекая к этому носовых гребцов.

Тут следует отметить, что начиная с Герби мы идем без карты, Катя ориентируется по памяти, скудным проявлениям человеческой деятельности на берегах, и далеким звукам железной дороги, которая идет параллельно реке, на удалении нескольких километров. Она совершенно точно помнит, что нам по пути предстоит пройти под тремя мостами (в районе станций Баджал, Джамку и Эанга), мимо станции Амгунь (в прямой видимости). Ориентирование по береговым приметам усугубляется тем, что после прошедшего наводнения, неузнаваемо изменилось русло. Появилось множество новых проток, в некоторых местах второстепенные отшнуровки стали основными. В местах слияния с притоками намыты огромные косы, затрудняющие их идентификацию. Точных ориентиров конечной точки путешествия - Березовки, видимых с реки, у нас нет. Контрольным ориентиром является четвертый мост, который пересекает реку сразу после станции Постышево (Березовка). Если мы не заметим  признаков станции и остановимся у него, то придется тащиться несколько километров назад, правда по дороге. Поэтому, мы с нетерпением ждем, когда начнется отсчет мостов. Пока их не было.

Около пяти вечера подходим к вертикальной скале, отжимающей течение налево. У ее подножья пенится цепочка бурунов. Федя пытается соблазнить нас острыми ощущениями. Мы, не обращая внимания на его стенания, обходим водную круговерть левее, следуя за впередиидущим катамараном Кати. Спустя несколько минут, за поворотом, видим ее экипаж уже стоящий на берегу. Причаливаем рядом (фото).

Катя с восторгом рассказывает, что островок, который мы только что обошли, был местом остановок в ее прошлых походах. По ее словам, он очень удобен для расположения лагеря. Заинтересовавшись, мы перебираемся через узкую проточку на островок. Действительно, место удобное и очень красивое.  С восточного берега открывается вид на широкий и длинный плес, справа возвышается скала, мимо которой мы только что прошли. Часть берега песчаная, другая покрыта галькой. От ветра и палящего солнца нас укрывают высокие кроны лиственниц (фото). Подлеска  и валежника почти нет (он снесен наводнением), можно гулять как в парке. Не смотря на то, что время раннее, и можно еще часа полтора плыть, Катя убеждает нас, что это, возможно, самое лучшее место для табора. Не долго думая, мы соглашаемся.

С воодушевлением принимаемся за разбивку лагеря. Палатки ставим рядком на гладеньком песочке, надо отдохнуть после гербийских булыжников. Рядом организовываем уютный очаг, с насестом по кругу.

Татьяна Леонидовна, прогулявшись по островку нашла пучок черемши. Молодая черемша в конце июля! Оставили это лакомство до ужина.

Я замечаю, что Катя как-то странно выглядит. Ее загорелая мордашка густо измазана чем-то черным (фото). Это выглядит настолько забавно, что мы, хохоча, спрашиваем у нее, где можно так вымазаться посреди чистой реки. Выясняется, что лицо она вымазала руками, отгоняя мошкару, ну а руки на ладошках становятся иссиня-черными от алюминиевого древка весла. Странно, у меня весло тоже алюминиевое, но руки так не пачкаются. Наверно я не сильно гребу?

Ярослав, пока готовился ужин, соорудил из песка какую-то архитектурную конструкцию. Катя решила тоже вспомнить детство и изобразила макет катамарана: гондолы из песка, а рама из палочек. Киря тоже не захотел ударить в грязь лицом. Он придумал сделать "джакузи" у берега. Надо сделать большую яму, дождаться, когда она заполнится водой и накидать туда нагретых в костре камней. Накинувшись на песок, как барсук, через двадцать минут, он вырыл купель, в которой могли бы поместиться стоя человека четыре. На этом его энтузиазм угас.

После ужина долго сидим у костра (фото). Сегодня первая абсолютно ясная ночь. На Герби из за холодной воды ночью опускался туман. А здесь нам открылось такое звездное небо! Как у Гарика Сукачева: "Там искрятся алмазами звезды, и падают в горы …". Теперь я знаю где находятся эти края.

18 июля 2006 года. Весь этот день мы шли по равнинному участку реки с довольно скудным береговым ландшафтом. Среди окружавших нас сопок впервые стали попадаться "лысухи" с остатками горельника – признак близкого присутствия и деятельности популяций Homo Sapiens. Относительно медленное течение на этом участке пути способствует формированию мощных и продолжительных заломов, а широкая долина благоприятствует петлянию реки. В таких условиях  надо постоянно держать ухо востро и энергично работать веслами.

Катя идет впереди, ведет разведку. Мы на дистанции 100 -200 метров. Мы видим, что страхуясь, она старается провести катамаран по внутреннему радиусу поворота русла, подальше от заломов, устилающих противоположный берег. Эта тактика требует от экипажа значительных физических усилий, так как струя течения, наоборот, старается пронести судно у залома, а то и прижать к нему. Наблюдая за действиями нашего авангарда, Киря иногда посмеивается, дескать, хотят грести, пусть гребут, а мы пойдем туда, куда несет струя. Река, ведь, не глупая, знает куда толкать воду. На этой почве у нас иногда возникают мелкие перепалки, когда наш плот опасно приближается к препятствиям, торчащим из заломов. Пытаюсь объяснить ему, что если бы все было так, как он думает, то заломов бы не было вообще. Все дрова бы беспрепятственно доплывали до самого моря. Я думаю, что он все понимает, но в крови играет юношеская бравада. К тому же он не может прочувствовать той ответственности за судьбу людей, которую несет на себе руководитель (дай Бог ему испытать когда-нибудь эти чувства). Имхо, в целом Катя действует абсолютно правильно. Она действует, руководствуясь здравым смыслом. Просто он у них с Кириллом разный.

В одном из мест, где река расшнуровалась на извилистые протоки мы попали в такую тугую змейку, что пришлось экстренно высадиться на отмели и провести пешую рекогносцировку. Река виляла через 30-50 метров. При ширине протоки 10 метров остается ничтожно мало времени, чтобы исправить возможные ошибки в управлении плотом. Здесь, разведав посуху сложный зигзаг, пришлось сигать в него, не зная, что нас ожидает за ним. Нам повезло.

К полудню солнце начинает палить нещадно. Остановку для обеда выбираем на низеньком островке, заросшем лесом. Бивак устраиваем в тени деревьев (фото).

Спустя час после обеда, неожиданно для нас, во всей красе показался первый мост. Отсчет пошел! Общее ликование. На мосту замечаем охранника. Это первая живая душа после старика на лодочной стоянке Герби.

Через несколько километров после моста приближаемся к островку, в заломе которого "что-то черненькое белеется, или беленькое чернеется". Подойдя поближе, видим, что это большая моторная лодка. Высаживаемся на берег. Лодка "Казанка", поверх залома, целехонькая. По всей видимости, сорвало наводнением с какой-то лодочной станции и унесло. Киря цокает языком и предлагает забрать с собой. Минутная перебранка, доказываем, что дотащить ее до Березовки не реально. Киря, с сожалением ("Столько, блин, алюминия!"), соглашается. Потом я такие же лодки (выкрашенные в зеленый цвет) видел у других мостов. Наверное эта была сорвана с первого во время наводнения.

Постоянные заломы сегодня уже начинают надоедать. Не то, что они представляют потенциальную опасность. Это само собой разумеется, но и мы уже не такие, как три дня назад. Просто это утомляет, и не только физически. Скорей бы уж на берег, и растянуться бы на песке, распрямить спину.

Присматриваем место для ночевки. Саня Канатников хочет подобрать стоянку с расчетом порыбачить. Но ничего подходящего не попадается. Берег все какой-то заросший или в заломах или дров нет. Наконец, плюнув на все, высаживаемся на узкую песчаную полоску, перед мощнейшим заломом. Течение достаточно быстрое и глубина в метре от суши уже по плечи.

Осматриваемся. Ширина пляжа метров 8, за ним начинается вымытый наводнением и поэтому сырой, лес. Длина песчаной полоски метров 50, за ней нагромождения залома. Забравшись на него, вижу что скопище бревен забило пространство между нашим островком и косой из крупной гальки на 50 – 70 метров. Четко видна граница между бревнами старого залома (они серые) и новыми, свежеошкуренными. Течение отжимается от вершины залома, шевеля торчащие из его недр стволы деревьев.

Немного передохнув, разбиваем лагерь. Не торопясь готовим ужин. Я разбодяживаю в бутылочке из под спрайта spiritus vini в нужной пропорции и закидываю в реку поостыть. Катя решает поощрить команду вкусненьким ништяком из заветных запасов. У нее еще осталась пастрома, привезенная из Москвы (!) Татьяной Леонидовной. Неслабый шматок розового мяска, обмазанный вкусной приправой на основе красного перца, был разрезан на ломтики  и пошел на УРА под охладившийся самопал. Не смотря на то, что в пище мы себя не обделяем, все-таки все соскучились по городским изыскам и кулинарному разнообразию. Только в таких ситуациях, измотавшись на свежем воздухе, можно прочувствовать истинную ценность пищи! Все было так вкусно, что Катя не удержалась и сделала бутербродик из остатков огненной приправы. И это уже оказалось лишним. Через час, от этой "пули в живот" ее начало мутить и она промаялась до поздней ночи. (Вообще, в таких случаях надо чистить желудок известным способом, но не все это умеют или предпочитают мучиться. Я был свидетелем случая, когда одна сладкая парочка объелась  шавермы (дело было в Питере). Когда им через некоторое время поплохело, парень выскочил в туалет и, спустя несколько минут, вышел оттуда посвежевший, как огурец. Оправившись, он начал убеждать подругу сделать тоже самое, но она начала отнекиваться, дескать не умею, не получается, хотя сама уже была зеленая от недомогания. Тогда он взял тазик, поставил на стол, и на глазах у изумленной публики показал как это делается. Подруга тут же опросталась без применения перышек и всяких там пальцев, под общий гогот. Вот так. А куда деваться, особенно когда ты посреди дремучей тайги?)

19 июля 2006 г.  Чтобы течение не затащило в залом, отходили от берега, перетащив катамараны в начало берега. Вышли по очереди. Сначала ушла Катерина со своими, потом мы. Пока выгребли на струю и обошли торчащие из залома бревна, первый катамаран ушел вперед на метров 300. Выходим на большую воду.

Сегодняшний ландшафт берегов, по сравнению с вчерашним, не такой тягостный. Километров 10 после старта река текла по равнинной местности, практически в одном русле. Не частые повороты, хотя порой и крутоватые, были достаточно широки и не представляли серьезных затруднений при прохождении. Придерживаемся прежней тактике: Катерина ведет судно ближе к середине фарватера, мы иногда борзеем и идем, куда несет струя, иногда уворачиваясь от прижимов к заломам. По прогнозу Кати скоро должен показаться очередной мост.

На одном из плесов Ярик заметил у самого берега цепочку поплавков. Подгребаем – сеть! Один конец привязан к коряге, второй болтается. Видимо сорвало течением. Сеть скручена в жгут и забита мелким речным мусором. Интересно, кто ее поставил, вокруг дремучая тайга, ни троп, ни дорог, ни признаков близкого жилья. Осматриваем, находим залетного ленка, решаем экспроприировать, а то протухнет. Сеть оставляем на месте, как была (мы же не Ироды какие-нибудь). Где-то есть ее хозяин?

Через несколько километров мы догадываемся, кто поставил сеть – из-за поворота показался мост! По всей видимости охрана моста между делом добывает с реки к своему столу то, что Бог пошлет. А вон видны и лодки на бетонных плитах  у моста. Резинка и моторка (точь-в-точь такая же "Казанка", как мы видели в заломе). Мы мысленно просим прощения у рыбаков за нанесенную потраву и проносимся под фермами моста.

Обедали на уютной косе. Девушки сготовили из добытого трофея отменную ушицу. В связи малым количеством рыбы (1 шт. на 9 человек), варево  щедро загустили сушеной картошкой. Получился сытный рыбный кулеш. После обеда для завязывания жирка пол часа млеем на песочке. Смотрю в синее небо. Прямо над нами высоко кружит какая-то хищная птица. Коршун или скопа. Обращаю внимание, что за несколько минут парения птица не сделала ни единого взмаха крыльями. Парит в  восходящих потоках. Здорово! Аж завидки берут. Вдруг пернатый охотник делает резкое  пике к воде! Ан нет, добыча ушла. Значит его обед откладывается. Набрав высоту птица уходит в сторону искать новую деляну. Ну и нам пора собираться.

Река тихо несет нас по широким плесам. Кирилл, было, начал упражняться в метании блесен, но так как результат был нулевой, это занятие ему быстро наскучило и он, смотав снасти, развалился навзничь на баллоне катамарана. Глядя на него Федор тоже начал моститься на своем гнезде, но чуть не сколупнулся в воду. Потом его приспичило по-маленькому. Он решил гарцануть и пописать прям с плота ("Я думаю, дамы не будут возражать?"). Развернулся на корме, встал коленками на свой рюкзак и начал рассупониваться. Наталья и Света (сидят на носу) втянули головы в плечи. Как и следовало ожидать, Федя не устоял на шатком баллоне и рухнул в воду. "Человек за бортом!!!".  Через мгновенье голова нашего джигита появляется из под воды. Первое движение – проверить наличие Катиной бонданы на голове. Потом хватается за раму катамарана и рывком выбрасывает тело из воды. Глаза на выкате, зубы стучат, но доволен, смущенно улыбается. Мы даже не успели испугаться. Спрашиваю: "Федя, ты, хоть, пока был в воде, свои дела сделал?" - "Н-н-не успел". Стоило так рисковать здоровьем?

Около пяти часов показался третий мост. Ура! Мы находимся в районе устья притока Эанга. Катя начинает пристально изучать окружающий нас берег. Где-то в этих местах находится изба старинного Катиного знакомого, старика-отшельника, которого она зовет Адамычем. Она нам о нем много рассказывала, как заходили к нему в прошлых походах, останавливались на ночлег. В этот раз мы так же не упустим случая его проведать. Случилось так, что под мостом мы прошли правым рукавом, а жилище Адамыча расположено на левом берегу Амгуни, не далеко от моста. Катя идет впереди, высматривая место слияния с левым рукавом. Наконец, вот она стрелка. За ней противоположный берег, для достижения которого надо пересечь стремнину. Задержавшись в улове, мы наблюдаем, как Катина команда интенсивно гребет, практически против течения, носом на траверз, стараясь пересечь русло перпендикулярно потоку, так как ниже этого места берег достаточно обрывист и захламлен упавшими деревьями.

Вот и мы выходим на струю. Течение бьет нам в левый борт, поэтому основная нагрузка приходится на нас с Кириллом. Наталья и Федя гребут со своей стороны, удерживая нужный курс. Еще немного усилий и мы на берегу. Но вдруг, я вижу как с коленок Кирилла в воду падает спасательный жилет. Течение тут же относит его за корму. Не переставая орудовать веслом, я кричу, - Жилет!!!. То, что произошло дальше не ожидал никто! Федя прекращает грести и прыжком уходит в воду, вслед за жилетом. А мы на самой стремнине! Потеряв гребца плот становится неуправляемым. Конечно, Наталья, с ее маленьким веслом, не может выровнять свой борт. Нас начинает разворачивать и сносить. Федя, тем временем, барахтается  в пятнадцати метрах от нас, пытаясь догнать жилет. То, что он пытается делать нельзя назвать плаваньем. Это беспорядочное хлопанье руками по воде с массой брызг и минимумом движения к цели. Ему очень мешает собственный жилет. Видно, что он выдыхается. Я перепрыгиваю на левый борт и пересаживаюсь  на место, где сидел Федор. Мы с Кириллом разворачиваем судно и в три гребка догоняем нашего "спасателя". Помогаем ему взобраться на раму, затем вылавливаем злополучный жилет. Тем временем нас снесло метров на сорок. Подтягиваемся к берегу и начинаем выгребать против течения, порой подтягиваясь за торчащие с него ветки. Наконец мы у берега. Ребята помогают нам вытянуть катамаран. Федор выползает на каменистую твердь и без сил падает на спину. Его трясет. Вокруг бегает Татьяна Леонидовна и что-то кричит о том, как они тут переживали, но он ее почти не слушает – очень устал и продрог. Второе купание за день!

Катя, тем временем, собирается пройтись вдоль берега, поискать жилище Адамыча. По ее рассказам, он здесь обжился вполне основательно: бревенчатый дом, огородик. Было бы не плохо проведать старика, поговорить с ним за жисть, выпить маленькую, да и переночевать  в цивильных условиях.

Пока она ходит мы осматриваемся. Саня Канатников отмечает места, пригодные для рыбалки. Между коренным берегом, заросшим лиственным лесом и урезом воды широкая отмель, простирающаяся на несколько сот метров, с отвилками кос и мелких заводей. В принципе, не плохое место для стоянки и рыбалки. В полукилометре, вверх по реке, видны фермы моста. Лесок, прилегающий к берегу довольно чист, есть песчаная полянка – как раз для размещения очага. Вокруг много дров.

Через час приходят Катерина с Яриком. Говорят, что Адамыча дома не застали, но повстречали около его дома местного таежного бичика Федю. Он им и рассказал, что Адамыч приболел и уехал поездом в Комсомольск. Так, что свидеться нам не удастся. Ярик порасспрашивал Федю о местной рыбалке. Тот был удивлен тем, что у нас жидкие уловы и сообщил, что прямо на том месте, где мы остановились он сам вытягивал и ленков и тайменей. Эта новость нас воодушевила. Кроме того, Катерина принесла пакет грибочков и рассказала про место, где их много. Решаем затабориться здесь и хорошенько исследовать окрестности на предмет какой-нибудь добычи. Наталья с Татьяной засобирались, пока светло, пройтись по грибы, чтобы накормить всю команду от пуза. А я, Кирилл и Саня начинаем облавливать местные заводи. Итог наших стараний – четыре средненьких леночков и пятого Саня ночью поймал на мыша! Это был его первый ночной ленок (фото)! Восторг поросячий!!!

20 июля 2006 года. Моменты, которые запомнились в этот день:

1. Экстремальный слалом по мощным бурунам, в которые нас все-таки затащил Федя! Всегда, когда впереди показывались барашки бурунов у скал, Федя начинал ныть о том, как здорово было бы по ним пройтись, и невольно подгребал к ним. В этот раз, когда водяная круговерть неожиданно показалась из за поворота, мы даже не успели ничего сообразить, как вот она, рядом! Зажмурив глаза идем вперед, не успевая выровнять курс, и входим немного правой скулой катамарана в клокочущий фонтан воды. Только когда носовая часть судна вошла в буруны и заверещали сидящие впереди Наталья и Света, я заметил, что мы проваливаемся вниз с обрыва высотой около метра (только бы выдержала рама!). У-у-у-у-х!!! Над правым поплавком прокатывается пенящаяся волна, окатывая половину команды. Катамаран слегка скрипнув рамой, плавно выныривает на поверхность. У Феди восторг в глазах! Он сам не ожидал такого крутого трамплина. Мы беззлобно на него материмся – он оказался самым сухим и довольным.

2. К обеду река начала круто петлять, пугая нас мощными заломами на поворотах. Два раза пришлось спешиться и делать сухопутную разведку фарватера. На одной остановке, в самом коряжнике, разошлись на десять минут (мальчики на лево, девочки на право). Отплываем, проходим пару километров, и только тут Светлана вспоминает, что оставила на коряге свой спасик. Возвратиться нет возможности. Смиряемся с потерей. Придется его как-то компенсировать – жилет-то казенный, на подотчете у Катерины, стоит 800 рублей.

3. К часу дня впереди, на склоне сопки левого берега показались крыши каких-то больших строений. Не иначе это станция Амгунь? Точно! Катя с трудом узнает окрестности – так изменился вид реки после наводнения. Раньше к левому берегу они подходили свободно по основному руслу, теперь оно проходит близ правого. Выйти налево нам мешают косы и мели. То есть, пройти-то туда можно, а вот выйдешь ли? Федя и Ярослав тоскливо смотрят на виднеющуюся станцию. У одного кончились (давно) сигареты, другой соскучился по магазинной пище (мама, забери меня обратно). Решаем остановиться на обед немедленно и заодно обдумать ситуацию. Пока готовили пищу, я снарядил удочку. Впервые были поклевки и мелькали спинки хариусов! Жалко, только вода осветлилась, а наше путешествие идет к концу. А на противоположном берегу видим, как два местных хоббита что-то ловят. Не уж-то рыбий жор начался?

4. За обедом решили все-таки сделать попытку высадиться на левый берег. К берегу удалось пристать на километра два ниже станции. Волонтеры (Катя, Федор, Ярослав) решили дойти по тайге до селения. Спустя час вернулись ни с чем, покусанные комарами, а Федя даже клещом. В тайге сплошные буреломы. Видели мертвую косулю (видимо погибла при наводнении) и лежбища медведя. Поплыли дальше.

5. Несколько километров ниже Амгуни железная дорога подходит непосредственно к реке. Пока проходили этот участок ни одного поезда не прошло. Жаль. Помахали бы им.

6. Весь день нас преследовали грозовые тучи. Громыхало то тут, то там. Один раз мы с Натальей видели, как недалеко, в километре от нас, почти светлое небо прошила длинная молния. Находиться на воде в такую погоду крайне опасно! Смотрим на небо и в окрестности, не удаляясь далеко от  берега, чтобы в случае чего….

7. Затаборились на малюсеньком живописном островке, со своим песчаным пляжем, дремучим лесом и мощным заломом. На этой стоянке, в тихой заводи, не смотря на холодную воду, с удовольствием помылись (полностью) и постирались. Сегодня было жарко и душно – к грозе, поэтому за день работы веслом все порядком упарились и вспотели. После помывки – кайф, как после хорошей ванны.

Развели уютный костерок, после ужина долго сидели у огня. Развели последний спирт под жаркое из ленка. К нам в гости приходила маленькая мышка. Не обращая внимания на нас, деловито вышла на свет и направилась к харчам (это ведь ее лес и значит то, что в нем (включая нас) тоже ее). Ушла домой только после долгих уговоров. После ее визита Наталья с опаской вглядывалась в дремучую чащу (размер чащи 20х20 метров). Ей казалось что там Кто-То ходит (если мышь перебралась на остров, то и медведь может). Мы ее успокоили, сказали, что это дерева в заломе трещат (а самим стра-а-ашно). Всю ночь вокруг нас сверкало и грохотало, но на нас не вылилось ни капли.

8. Санек с Кириллом пошли на ночную рыбалку и поймали трех не плохих рыбов (фото). Прикол: в брюхе одного из ленков мы обнаружили горох и куски картошки, которые час назад попали в реку после мытья посуды. Я до этого был абсолютно уверен, что ленок – ярко выраженный хищник. К тому же, во время наводнения с подмытых берегов в воду попало масса всяких козявок, поэтому еще более странно, что этот извращенец кидается на растительную пищу. Изучив этот феномен, мы пришли к двум версиям: либо так патологически на рыбу действуют кубики "Галина бланка" из супа, либо это убежденный вегетарианец. Приговор – в котел!!!

21 июля 2006 года. За завтраком Кирилл поставил задачу дойти к вечеру до финиша. Хорошо бы. Все порядком подустали. Хочется в комфорт, в баню!

Сегодня видел удивительное явление – река течет вверх! Это так же, независимо от меня, заметила и Катя. Кирилл мои наблюдения прокомментировал скептически, дескать, река может течь только вниз, это оптический обман. Хотя теоретически это может быть на отдельных участках русла, где после длинного и крутого спуска в узком желобе возникает пологий подъем, и вода, накопившая энергию, переваливает через него. Примерно на таком рельефе мы с Катериной и заметили это явление. Я тоже сначала не верил своим глазам, но потом зафиксировал небольшой уклон по стволам растущих на берегу деревьев. Они всегда растут вертикально вверх и без оптического обмана!

Еще, что поразило на этом участке реки – свежепроломленные по коренному берегу просеки-протоки. Когда вал наводнения выбирал слабые места в берегах, на них образовывались довольно широкие, почти прямолинейные "проспекты". Когда вода упала они сильно обмелели, а входы в них забились бревнами заломов. Поэтому особенно эффектно они смотрятся со стороны истока, когда проходишь мимо вновь образовавшегося острова. Как правило, в этом месте формируется мощная галечная коса, высотой до полутора метров и длиной 50 – 100 метров. Это сколько же энергии надо, чтобы переместить эти тысячи тонн грунта!!!

В надежде дойти сегодня до Березовки, мы сплавлялись до самых сумерек. Дилемма: или идти до упора, и есть шанс, что в потемках мы достигнем цели, либо засветло найти место для лагеря. Киря кричит: "Идем до Березовки, по любому доберемся, в час ночи на поезд, а уже завтра утром, дома – горячий кофе с гренками!!!!" К его нескрываемому неудовольствию Екатерина принимает более безопасное решение: таборимся. Неизвестно, как нас встретит Березовка. Береговые ориентиры нечеткие, можем по запарке и проскочить до нижнего моста, а вот  оттуда тащиться ночью не сахар. Поэтому ночуем. И точка! (отставить разговорчики в строю!).

22 июля 2006 года. Сегодня ночью нас все-таки накрыла гроза. Крупные капли, упавшие на тент палатки, разбудили меня около часа ночи. Через минуту, с порывами ветра, на нас обрушился ливень. Через вентиляционную сетку внутрь палатки ветер задувал мелкую водяную пыль. Я боялся, что начнет течь по стенкам, но ничего, палатка выдержала напор стихии. К слову сказать, ливень закончился довольно быстро. Грозовой фронт, пройдя над нами, пошел полоскать дальше, оставив нам прохладу и порывы ветра.

А Наталья и Света в своей палатке изрядно промокли. Услышав, как они возятся в темноте со своими промокшими спальниками, я пригласил их скоротать ночь у нас, но они, скрипя душой, отказались. Одностенной палатке по общим итогам похода ставим "низачот" - протекают швы и замки и собирается конденсат на стенках, палатка не дышит.

Утром пасмурно. Не торопясь завтракаем, сворачиваем лагерь и выходим на воду. По косвенным признакам чуется близость железнодорожной станции: ночью были слышны шумы и звуки тепловозных маневров. Я предполагаю, что вчера мы чуть-чуть не достигли конечной точки маршрута. Возможно, Березовка совсем рядом, за соседней сопкой. Выясняется, что точных ориентиров на близлежащей местности никто не знает. Кирилл утверждает, что когда они ходили купаться на Амгунь, он заметил на склоне сопки противоположного берега то ли распадки, то ли просеки, расположенные в форме буквы "V". Но подобных "признаков" мы уже прошли великое множество. Похоже, что узнать это приметное место сможет только сам Кирилл. В случае проскока – основной ориентир: мост.

Идем рядом, не растягиваясь по реке и внимательно осматриваем берега, выискивая признаки близкого жилья и деятельности человека. На одном из поворотов русло  в очередной раз расшнуровалось на несколько протоков и мы сделали глупость: Катин катамаран пошел в левый рукав, а мы в ближайший к нам, правый. Потеряв соседей из виду, я немного поволновался. Не хватало нам еще на финале путешествия искать друг друга меж островками. Проходим через отмель, где течение старается стащить нас еще правее, что крайне не желательно. Я, Кирилл и Федор спрыгиваем по колено в воду и волоком направляем катамаран в нужное русло. Течение подхватывает его, и мы едва успеваем заскочить на свои места. Слышу отчаянный мат Федора: в суете он потерял с ноги тапочек. Поздно, проехали.

Подходим к стрелке и с радостными криками приветствуем, показавшуюся из за косы, команду Кати. Теперь друг от друга никуда!

Выходим на широкий плес. Теперь наш катамаран в авангарде. Мы идем в непосредственной близости от берега. Внезапно показывается какое-то заборное строение. Стоп, мы где-то рядом! Еще через сто метров наблюдаем мужика, стоящего с удочкой. Как будто Бог его нам послал! Ау, кричим, - станция в какой сторона? Он удивленно таращит на нас глаза и показывает пальцем за спину. Виват! Мы это сделали!!!

Кирилл узнает то место, на котором почти две недели назад они купались. Подгребаем к крутому берегу, спешиваемся. Финиш!

Спустя несколько минут подходит катамаран Екатерины. Не расслабляясь, затаскиваем оба судна  на заросшую травой лужайку, развязываем и складываем под тент всю поклажу. Теперь можно немного отдохнуть. Хотя сегодня даже не успели толком устать – время в пути менее полутора часов. Действительно, если бы вчера поднажали, могли бы закончить путь на день раньше. Но, что было, то было.

Часть народа (самые соскучившиеся по цивилизации) отправляются в поселок за свежими продуктами, остальные приступают к разборке плавсредств и сооружению очага для обеда. Из гондол выпущен последний воздух, жерди пошли в костер и на растяжки полога (что-то небо хмурится к дождю). Держу в руках наши самодельные весла. Немного жаль с ними расставаться, они верой и правдой прослужили нам большую часть пути. Не хочу их отправлять в костер, поэтому ставлю у дерева, на видном месте, может кому и сгодятся (фото).

Когда у нас в котелках уже кипела вода, за лесом, раздались звуки всем полюбившегося марша: "А уходил я в армию по весне…".  А через несколько минут показался и радостный исполнитель. Видно было, что Федя уже слегка причастился свежим пивком. Подтянулись и остальные.

Такого борщечка из свежей капустки, да под пивко!, я кажется не едал ни разу в жизни!

А потом была баня, организованная местным товарищем Кирилла. Вот уж тут, за три  захода, с нас и слезла вся двухнедельная копоть и соль. Отквасившись и прочистив паром нос и легкие, я стал ощущать острый запах костра, которым пропиталась моя верхняя одежда. Не завидую пассажирам нашего вагона – попутчикам до Комсомольска.

23 июля 2006 года. Ранним утром высаживаемся на перрон орденоносного города Комсомольска-на-Амуре. С приятным удивлением видим встречающую нас руководительницу Фединого турклуба (Федя воздает хвалу небесам, что не позволили ему накануне перебрать пивка). Она рассказала нам, какой переполох мы устроили здесь, изменив маршрут и не предупредив ее об этом. Зная по сводкам, что творилось на реке, и не имея с нами связи, она не находила себе места и поставила всех на уши по всему БАМу (нас отслеживали по всем мостам на маршруте). Если бы мы не вышли вчера на связь, то она уже собиралась снаряжать спасательную экспедицию. Но все хорошо то, что хорошо кончается.

Так закончилось наше путешествие. Мы не попали на озеро Сулук, но поверьте, то, что мы смогли пережить и преодолеть в этом походе, было не менее захватывающе и прекрасно.

Июль-октябрь 2006.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
 Дмитрий, 22.07.2007
Хотелось бы скем нибудь пообшаться на счет озера. Был недавно там хочется поделиться впечатлениями. Если кто рескнет мне написать:) пишите. Zeba.86@mail.ru
 Дмитрий, 22.07.2007
Очень плохо что вы туда не попали. если интересуетесь у меня есть видео о том как мы туда шли и на самом озере. Если что могу выступить в качестве проводника:)
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.

Фотографии:














































© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100