Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS



А нужен ли берег турецкий, когда на Урал поезд есть? (1200 км за два месяца на байдарках по рекам Среднего и Южного Урала – Чусовая – Усьва – Ай – Уфа – Белая – в июне–августе 2001 года)

Автор: Владимир Сибирцев, Станислав Сибирцев (Санкт-Петербург)

Зимой 2001 года отец часто ездил в командировки (так что отгулов набралось немало), а я работал ещё в Рентгено–радиологическом институте, где кандидатам наук и так полагались дополнительные дни к отпуску. Да плюс, мы ещё взяли по паре недель за свой счёт… Так что времени на осуществление давно нами задуманного большого похода по рекам Среднего и Южного Урала (где мы до сих пор ещё не бывали, то по Европейской части БСССР путешествуя, то уж сразу в Сибирь забираясь) набралось немало. В результате, в конце  июня, взяв с собой по каяку на каждого (так надёжней, когда вдвоём путешествуешь, чем вместе на байдарке), мы выехали на поезде из Питера… и через двое суток, рано утром прибыли в Свердловск (или Екатеринбург – в чём даже местные жители ещё толком не разобрались)… осмотрели город (основан он был при Петре I для нужд государственного металлургического завода неподалёку от Невьянских предприятий, открывших сии места для промышленного освоения Демидовых… и дамба от тех времён – хотя, конечно, сильно перестроенная – до сих пор являет собой центр города... там же неподалёку часовня – а году к 2005-му и большой храм – поставленная в память о расстреле на сём месте семьи Романовых,  большой красивый собор на горе с "акрополем" чуть пониже – в общем, есть что посмотреть и старого, и нового)… затем, в 12ч сели на электричку (идущую тут от того же вокзала, что и поезда дальнего следования) и доехали на ней за 1,5ч по направлению обратно к Перми (основанной, кстати, тоже при Петре I) за Первоуральск – до станции Кауровка, откуда до реки Чусовой было уже, буквально, м.300. Там собрали свои лодки, докупили недостающие продукты и на следующее утро двинулись в путь.

Полей (но не распаханных, а травяных, цветущих) по-началу тут больше, чем леса. Деревни (многие отнюдь не маленькие и с продуктовыми магазинами) попадались через каждые несколько километров. Река сначала всего несколько десятков метров шириной и весьма мелкая (в июле), но потом достаточно быстро расширилась (хотя шибко глубже так и не стала). Течение быстрое – грести шибко не надо. Мест всерьёз опасных для жизни или хотя бы плавсредств – захочешь, не сыщешь (хотя мелких перекатов, разнообразящих плаванье, хватает)... Вот народ и плывёт во множестве с песнями (причём, подобравшись поближе, можно даже самому принять участие в общем хоровом исполнении) на байдарках, резиновых лодках, катамаранах (на которые тут набивается, бывает, до 9 человек на одно судно, и которые можно взять напрокат на той же Кауровской турбазе), плотах (из них мы видели на Чусовой за время  путешествия, правда, всего один и уже после п.Кын… но зато какой – с бревенчатым настилом над множеством несущих автомобильных покрышек, носовым и кормовым длинными рулевыми вёслами, шатром посередине, в котором размешалось человек 15 народу, и даже деревянным же столом, за которым экипаж мог обедать, не сходя на берег – в общем, полная экзотика, почти как на Амазонке) и т.д.

Горы тоже по-началу с воды почти не видны. Но зато, чуть не на каждом километре пути встречаются чрезвычайно живописные скальные выходы по 100–200м высотой, сложенные (как и, по-большинству, все Уральские горы) из множества слоев 0,5-1м шириной достаточно рыхлого, сверкающего на солнце, белого и оранжево–коричневого известняка – с которых (если не полениться забраться), открываются широкие панорамы Чусовой с цветочными лугами, пологими, залесёнными, отстоящими от берега горами и т.д… Причём нередко выходы эти имеют вид отвесных полуканьонов до полукилометра длиной, обрамляющих бо'льший радиус поворота реки. А если ещё проплывать через такой полуканьон вечером, когда солнце уже почти не освещает противолежащий лес, а вверху с хриплым, далеко разносящимся в тишине карканьем кружат во'роны – то картина получается почти эпическая… Если же скалы надоели, подождите немного (любуясь глянцевым, усеянным желтоватыми камнями дном, над которым вас проносит ровное, но быстрое течение) – и скоро они вновь сменятся обычным лесом, лугом (с травой выше головы, множеством пахучих цветов, цаплями, стоящими навытяжку дозором "по колено" в воде вдоль берега, или лисой, с кошачьей грацией мышкующей под вечер) или очередной деревней.

Так, неспеша, за 5 жарких, солнечных дней мы проплыли около 100км до дер.Ёква, в км.5 ниже по течению от которой на левом берегу, на поляне стоит большой каменный крест, поставленный, как гласит надпись на нём, в 1779 году, в честь рождения на этом месте Иакинфия Никитича Демидова.

Ещё через 13км мы доплыли места впадения в Чусовую р.Серебряной, где стоял уже деревянный памятный крест в честь того, что отсюда 5 сентября 1581 года казачий атаман Ермак (Поволин Василий Тимофеевич) начал своё знаменитое "завоевание" Сибири (кстати, если присмотреться, то до сих пор можно увидеть в этих местах "струги", вроде тех – давних… и вовсе это не могучие ладьи – как принято показывать в фильмах и описывать в книгах – а плоскодонки м.10 длиной и около 1м шириной… на других-то вверх по Серебряной – небольшой, даже по нашим, Питерским меркам, а затем на руках через горы и по притокам – опять-таки не шибко в верховьях большим – к Иртышу не пройдёшь). Здесь, между прочим, ещё и неплохо ловится хариус – так что порой даже на середине реки приходится лавировать между рыбаками и их "корабликами" (что-то вроде маленького катамарана из трёх досочек, к которому привязана леска со множеством крючков, другой конец коей держит человек… при этом он может даже не заходить в воду, а идти против течения вдоль берега и, управляя своим "корабликом" на манер воздушного змея, "тралить" реку).

Затем, ещё через 10км нам открылся самый большой и величественный на Чусовой "камень" (так здесь называют все скальные выходы), именуемый "Великан" (причём народу там набралось и вовсе немерянно – самых разных возрастов и на самых разных судах). А ещё через 5км проплыли мы и мимо п.Кын (где заканчивает плаванье большинство Свердловчан)… потом (на протяжении ещё 17км, уже под сильным, собравшимся наконец дождём) – ещё мимо нескольких красивых скальных полуканьонов и деревни "Верхняя Ослянка".

После чего, на протяжении оставшихся 85км до города Чусовой ни люди (кроме обгоняемых иногда туристов из Перми), ни строения нам больше уже не встречались. Скальные выходы также стали попадаться гораздо реже… Но зато, река приобрела по-настоящему дико-таёжный вид. В неё стало впадать множество других быстрых ручьёв и речек (а местами и весь берег сочился грунтовыми водами… так что снаружи – если не копнуть хотя бы на несколько сантиметров – вроде ничего и не заметно… однако, вода у берега явственно холоднее, чем на середине реки; и рыба в поиске вожделенной прохлады чуть не выползает на сушу). Залесённые, пологие, древние горы подошли гораздо ближе к воде. И в них стали открываться пещеры – с высотой сводов до м.20 (а глубиной м.100 и больше)… нередко, извилистые, разветвлённые, многоярусные, с несколькими выходами, "световыми колодцами" (когда в полной темноте из щели в потолке отвесно спускается тонкий луч света), а бывает, и вытекающей откуда-то из самых глубин рекой (или ручьём – это уж кому как) – первая из которых, впрочем, нам встретилась ещё за км.35 до п.Кын, между деревнями Харенки и Ёква.

Недаром, неподалёку на р.Сылве (в которую впадает Чусовая) находятся знаменитые, самые большие в Европе Кунгурские пещеры, где есть даже подземное озеро, на которое водят экскурсии… Мне, лично, правда, из пещер больше понравилась та, что в пос. "Хантайское Озеро", недалеко от Норильска  (снаружи лето… а там, в холме вечно мёрзлом стены – а также пол и потолок – покрыты толстым слоем никогда не тающего льда… и в залах, ответвляющихся от основного коридора, среди сталактитов и сталагнитов местные жители хранят продукты)…  а из рек подземных – Кельда в Архангельской области (шириной она в верховьях м.30… течение, как и на Чусовой, ровное, но быстрое... и вдруг, всё заканчивается небольшим даже не озерцом, а омутом… и только через км.10 – на протяжении которых в глухом лесу нет даже намёка на какое-либо русло – вода широким потоком снова вырывается наружу из-под одиноко стоящей скалы, спеша дальше к р.Пинеге).

Но это так, к слову… Мы же с отцом к концу 12 дня пути, одолев свои первые 235км по рекам Урала, добрались наконец до г.Чусовой, разобрали свои каяки и на следующее утро на электричке, идущей на Нижний Тагил (а из Чусового местные поезда также идут на Пермь, Дружинино – через ст.Кын, Соликамск и т.д.), доехали до станции "Тёплая гора" (куда можно легко доехать и прямо из Питера на Нижнетагильском поезде… и откуда, с той самой горы, на которой расположен посёлок, красивый вид на окрестности и реку Койву, по которой тоже можно доплыть до р.Чусовой)… где в 19ч (по местному времени, которое в Свердловске на 2ч, а в Перми и Уфе на 1ч больше, чем в Москве) сели в местный "автобус" (фургон на базе "Урала", ходящий тут по понедельникам и пятницам) и, проехав ещё за 2ч 70км по узкой, размокшей, горно–лесной, грунтовой дороге под довольно сильным дождём, выгрузились в посёлке "Средняя Усьва" (который ещё недавно – когда тут велись активные лесоразработки – был большим и оживлённым – так что в него даже от ст.Вижай вела железная дорога – а теперь становится всё более заброшенным – так что продукты тут закупать никому не советую даже и планировать)... после чего, пройдя от здания почты ещё 500м на юг по остаткам железной дороги, разбили "лагерь" уже в сумерках, на берегу реки Усьвы.

Затем, на утро своего 14 дня на Урале мы снова собрали каяки и двинулись в путь по воде дальше… При этом сначала речка наша была шириной м.5, мелкая (это если не по "большой" воде – в паводок или после дождей), быстрая (скорость течения, как правило, от 5 до 12 – на частых перекатах – км/ч), извилистая, с чистой, холодной, прозрачной водой (сквозь которую практически везде видно дно, сплошь выложенное красивыми жёлтоватыми камнями), обилием каменистых "пляжей" (заливаемых – опять-таки по "большой" воде) и берегами, поросшими густым, глухим еловым лесом с примесью пихты, кедра (точнее, сибирской сосны), берёзы, рябины и т.п.

Но уже через км.7, к концу того же дня, после впадения правого большого притока Усьва стала вдвое шире и глубже. Соответственно, серьёзней стали и шиверы с перекатами… Так что на 15-й и 17-й дни пути мы старались получше задраивать свои суда и привязывать к ним вещи, при том как самим быть готовым выскочить из каяка в любую минуту – поскольку если навалит на камень, то утонуть тут и без спасжилета вряд ли утонешь (если это не в начале мая, когда воды много и она не просто, а очень ещё холодная), а вот вещи вымочить или утопить, или судно заломать – вполне можно.

 Немного отошел от воды к концу 15-го дня и лес, открывая ранее скрытые им окружающие Усьву дикие, таёжные (в этих местах, по левому берегу р.Усьвы даже устроен сейчас заповедник "Басеги") горы. Заночевали же мы в этот день посреди длинной и довольно мощной (так что некоторые валы мне на каяке приходилось пробивать уже даже грудью) шиверы, под красивой грядой изъеденных эррозией каменных столбов ("перья" – или "ерань", по-местному)… с которых на противоположном, левом берегу Усьвы в км.6 от берега видна была большая безлесая вершина (гора "Северный Басег" высотой ~ 900 м), а дальше и Средний Басег (994м) – чудно освещаемые (как и сама река) заходящим солнцем… куда мы и ходили пешком (напрямик через лес – поскольку на тропе, как на сказали встреченные туристы, караулил нарушающих заповедный режим лесник) – весь следующий, 16-й день.

К концу же 18-го дня пути, миновав левые притоки Усьвы – Малый и Большой Басег (после чего Усьва стала уже м.30 шириной… а на последнем притоке я видел чёрного соболишку, который, нагло игнорируя меня, проскакал мимо, плюхнулся, даже не остановившись подумать, в воду, да и поплыл на другой берег) и вдоволь налюбовавшись открывающимися вокруг горно–таёжными видами, доплыли мы и до первой на этой реке после посёлка "Средняя Усьва" деревни – Безгодово. Там до 20ч работает магазин, ходит раз в день автобус в пос.Гремячинск, и начинаются открытые склоны и высокие скальные стенки, с которых открываются красивые виды на реку.

После этого по нынешней, июльской "малой" воде снова начались частые мели (а также красивые каменистые пляжи). Горы продолжили подходить всё ближе к реке. Но и поселений по берегам стало больше… Так, к концу 19-го дня пути мы доплыли до пос.Громовой… А ещё через 1,5ч хода (на 20-й день) – до насосной станции при пос.Шумихинский (который сам расположен на горе в 2км от реки, и где есть магазины, автобус, асфальтовое шоссе, большие каменные дома и т.д.). Где сделали остановку, чтобы полазать по живописным каменным "столбам" (на манер, Красноярских), расположенным на правом берегу, у самой воды… После чего, ещё через пару часов ходового времени, пройдя через красивый "каньон" с перекатами (на одном из которых валом меня аж накрыло с головой) и высокими, крупными каменными осыпями по обеим берегам реки, доплыли и до большого пос.Усьва, также расположенного весьма живописно на открытых склонах гор вдоль реки. Там есть навесной, шоссейный и ж/д (от г.Чусовой на Соликамск) мосты… Через час хода после которых мы и встали на ночлег у первой из самых больших (метров по 200 высотой и 700 шириной) и красивых не только на реке Усьве, но и, возможно, на всём Среднем Урале скальных стенок… коих тут всего 4 – на расстоянии ~ 1км друг от друга каждая.

Весь следующий, 21-й день мы, фактически, и плыли эти 4км (поскольку нужно было облазать вдоль и поперёк каждую из вышеупомянутых стен). После этого скальные выходы по берегам на Усьве закончились. Но залесённые горы (правда, видимые с воды уже, как правило, не с обеих, а с какой-либо одной стороны) и река (всё такая же чистая и быстрая) продолжали оставаться весьма живописными. Мы же, продолжая движение уже почти без остановок, к концу 22-го дня доплыли до деревни Мыс – где также есть магазин, ходит в г.Чусовой автобус… и откуда на выходные дни много народу сплавляется вниз по реке – причём у некоторых резиновая лодка плывёт сама по себе, а хозяин в сапогах идёт рядом и "тралит" реку на предмет рыбы с помощью "кораблика".

Затем, к концу 23-го дня добрались до дер.Бобровка, очень красиво расцвеченной после грозы двойной радугой… перед которой два пьяных парня орали, что когда наконец заведут мотор на своей лодке, то всем этим, мягко говоря, бездельникам, которые плывут мимо (а таковых было действительно много: на катамаранах, резиновых лодках, байдарках, вроде нас, и т.д.) не поздоровится…  но мотор оказался, не в пример своим хозяевам (которых я в душе даже в чём-то понимал – поскольку даже "большак" обходит Бобровку как-то странно стороной), добропорядочным и заводиться для таких ужасных дел не пожелал.

На следующий же, 24-й день с утра, в тумане я пробежался по окрестностям (наткнувшись на вершине на стаю воронов – хорошо ещё не накинулись всем скопом и не заклевали – большую чёрную гадюку и маленькую рыжую лисичку). А к вечеру мы добрались снова до г.Чусовой (проплывя всего по реке от посёлка "Средняя Усьва" ещё ~ 165км) – где опять разобрали каяки и на утро 25-го дня своего путешествия сели в местный поезд, идущий до ст.Дружинино.

Пока ехали, один из пассажиров решил избавиться от своей собаки – выпил для храбрости и прямо на ходу выпрыгнул из поезда. Собака же повторить его манёвр не решилась… Да и зачем? Проводницы (тоже местные, и естественно, всё про всех знающие) её на следующий день и так обратно привезут. А до тех пор можно и у пассажиров подкормиться… Впрочем, не менее умны тут и коровы – которые, хотя поля вокруг все позаросли лютиками, как-то сами выбирают между ними съедобную траву… Просто, глупые тут, видимо, все давно уже повымерли – а остальным, чтобы не последовать их примеру, пришлось срочно повысить уровень своего интеллекта.

 Само Дружинино – довольно большая станция. Через него из Свердловска идут дальние поезда на Уфу, Ижевск, Казань, Москву… Но, как в песенке поётся, нам надо было не туда… а на ещё один местный поезд (состоящий, как и предыдущий, всего из двух вагонов, влекомых маленьким маневровым тепловозиком), который после двух часов ожидания, ещё через 1,5ч пути вдоль Уральского хребта (особенно красиво было в р-не посёлка "Нижние Серги", расположенного в широкой открытой долине реки с высокими скальными выступами – прямо на некоторых из которых и стоят дома – и горами на горизонте… да ещё когда проезжали через узкий скальный каньон) уже в сумерках довёз нас до ст.Михайловск (возле которой ещё с Петровских времён расположен старинный Михайловский завод… места вокруг открытые, безлесые… и горы видны только на горизонте)… где мы и переночевали в м.300 от станции, возле быстрой речки с ледяной водой (притока р.Уфы)… а на следующее утро (26-й день пути) в 10ч (по Москве) сели в ещё один местный поезд (в котором было уже 4 вагона: три – через Кусу на Бердяуш и Златоуст, а ещё один – дальше, на Челябинск).

Ж.д. путь – одна колея, живописно проложенная то через чистенький, словно ухоженный лес, то широкими полями, напоминающими искусный цветочный ковер, обрамлёнными лишь далеко вдали горными вершинами. Села и деревни просторные. Дома часто закрываются воротами. Поезд же наш шел до того неспеша, что на ст.Нязепетровск, в середине дня, в самую жару простоял целых 4,5 часа. Вагон проводница закрыла. И мы сразу отправились в сторону реки Уфы (которая здесь практически только начинается, шириной всего несколько десятков метров и весьма мелкая, хоть и быстрая) – на поиски места для купания... после чего через посёлок пошли к дамбе (перед которой имелось уже целое озеро – чистое, глубокое и красивое… нырнув в которое, можно было услышать даже под водой шум слива), погуляли вокруг по пихтовому лесу (который, разогревшись на солнце, пах просто божественно… а под ногами стелился мягкий и скользкий пихтовый же стланник), поели на склонах земляники, обозрели с вышки окрестности… и, вернувшись снова к своему поезду, поехали наконец дальше.

После этого вокруг всё чаще стали расстилаться просторные почти по-сибирски панорамы залесённых синих гор. И любуясь ими, лёжа на верхней полке и обдуваемый ветерком из открытого окна, я почти не заметил, как к 21ч (по местному времени) мы добрались наконец до ст.Куса.

Поселок этот оказался довольно большим (есть пекарня, коммерческий круглосуточный магазин и т.д.). Река Ай – тоже, на радость, достаточно полноводной и в ширину более 40м при быстром течении. И, перейдя её по узкому, высокому, навесному мосту, мы заночевали сразу напротив посёлка, у подножия вздымающихся вокруг гор.

На следующий, 27-й день пути мы позавтракали, закупили в магазине продукты, собрали вновь свои каяки, искупались, пообедали… и в 17ч двинулись в путь. Вдоль берегов шли не очень высокие ещё, сплошь залесённые горы… но сам характер реки – почти равнинный. В 2ч хода от п.Куса, у п.Петропавловский, после завода на правом берегу нам встретилась безлесая гора, с вершины которой открывался красивый вид на окрестные дали (причём р.Ай подходит прямо к её подножию). Ручьёв же с чистой водой мы до конца дня так и не встретили – так что пришлось готовить ужин на воде из Ая (который здесь грязнее даже, чем Чусовая в верховьях).

28-й день. Как идёшь по реке – так будто "Средняя полоса" вокруг… а поднимешься от берега чуть выше – открывается настоящая горная страна с хребтами иногда даже в два яруса и извилистой лентой Ая между ними... Только вот склоны у гор почти везде залесённые; а там, где леса нет – трава выше головы и множество цветов – желтых, розовых, синих, фиолетовых – с сильным, терпким запахом. На ночёвку же мы остановились у башкирского селения, скрытого от реки кольцом безлесых гор. Один из башкиров принёс нам на продажу банку замечательного местного полужидкого сливочного масла. А в сумерках уже поднялись к селу и мы. Внизу открывалась река, широкой дугой огибающая это место и тускло блестящая в последних, затухающих лучах заката. Вдали возвышались в голубой дымке горы. Вокруг начинали трещать цикады, и засветились светлячки.

29-й день. Греблось мне сегодня очень тяжело – температура, подташнивает, ломит всё тело, голова как ватная. По-прежнему, стоит жара (которая отпустила нас немного только на Усьве) – так что приходится всё время купаться. А под конец дня началась ещё и деревня (хотя по нашей крупномасштабной карте никаких населённых пунктов тут не должно быть вообще), где было большое гулянье, пляски под гармошку и т.д., и вдоль которой, чтобы найти место для стоянки, нам пришлось плыть до самой темноты… Но всё равно, ночью чуть не к нам в палатку въехало несколько мотоциклистов, собравшихся на рыбалку.

30-й день. Встали на воду мы уже после 13ч – поскольку я отлёживался ещё после вчерашнего, а у отца те же проблемы, наоборот, только начались. Река спокойная (хотя течение и быстрое) – лишь иногда встречаются небольшие шиверы. Через ч.1,5 хода начался крупный посёлок Межевой. Там рядом аж два больших автомобильных моста, и население в основном русское (в отличие от остальных местных деревень… кроме ещё п.Куса). Скальные стенки высотой от сотни метров и выше и полуканьоны шли часто друг за другом. А в одном месте прямо из горы, из бетонированной шахты вытекала целая река (приток нашей) – холодная до ломоты и аж голубого от своей чистоты цвета – где мы радостно набрали воды (у местных башкир всюду большие стада коров и телят, которых они всем скопом постоянно загоняют прямо в Ай – так что воду нам для приготовления пищи приходится набирать в его редких притоках и возить с собой  в пластиковых бутылках).

Поскольку вышли поздно, то сегодня не обедали… но зато и на ночлег встали не в 2130, как обычно, а в 20ч – напротив очередного большого, красивого полуканьона. Пока готовился ужин, я по расщелине забрался наверх этой стены. Вид оттуда на реку – как с американского "Большого Каньона"… а в другую сторону – ровный луг где на 5, а где и на все 50км шириной – до дальних гор. По самой же границе этого разлома (поскольку по обе стороны от него тянется абсолютно ровная местность – только с разницей по высоте в эти самые несколько сот метров) высотой м.300 и длиной неведомо сколько километров (вдоль которого и течёт тут наша река – то отходя чуть в сторону, то снова подходя вплотную к вертикальной скальной стенке – слоёной, светлой, сложенной, по-большинству, из бело–оранжевого известняка, как и в основном на Урале) тянется чистая, светлая берёзовая роща – прямо как из какого-то романтического фильма… И если бы ещё целый день отдыхающий по берегам в больших количествах местный народ не донимал нас постоянными дурацкими вопросами – откуда, куда, а главное, зачем мы плывём – то было бы просто замечательно.

31-й день. С утра мы с отцом опять слазали наверх полуканьона. Потом, поплыли дальше. Народу отдыхающего и вопрошающего нас от безделья по-прежнему много. Но много и красивейших скальных выходов, гораздо более высоких, чем на Чусовой… а также быстринок, вносящих в плаванье дополнительное разнообразие... Мимо нас (пока лазали по скалам) проплыла компания на большом катамаране и 4-х надувных лодках. Командир их – одноглазый, небритый, выпимший (и может быть, от того маловразумительно изъяснявшийся по-русски) – глядя на нас, страдал от тоски  по "настоящим" походам… А под вечер показалось большое селение Лаклы, недоходя до которого, мы и остановились на ночлег на левом берегу, под крутой горой. Причем, когда я забрался на неё по нахоженной (и тоже весьма крутой) тропе (полюбовавшись по пути рекой с нескольких "смотровых" утесов) – это оказался отрог довольно большого хребта, по вершине которого (сначала поросшей редким, светлым березняком… а потом, и вовсе безлесой) шла автомобильная колея. Видно было отсюда во все стороны на км.50:  позади и чуть слева – горы; а впереди, вниз по реке и правее – степь. Начало темнеть. Внизу зажглись огни селений, здесь – светлячки… а чуть выше стали проступать звёзды. Летали козодои, трещали цикады… но всё это не заглушало, а скорее подчёркивало ставшее вдруг столь отчётливо слышным сейчас и здесь дыхание Вселенной… В результате, спустившись обратно, к нашему лагерю, я раздул костёр, поел, что нашел из оставшегося от ужина… и так задумался, что просидел у огня полночи.

32-й день. С утра пришлось держать оборону от стада коров, пытавшихся сожрать наши вещи не хуже злобных пираний. После п.Лаклы горы отошли далеко в сторону, и река Ай стала уже степной – шириной м.70, с течением ~ 4км/ч и довольно мелкой (хотя на каяке пройти можно… но и вброд практически везде – тоже). По берегам много селений и стад – быков, коров, лошадей, гусей. Впрочем, животные в них (за исключением гусей), на удивление, какие-то мелкие, мирные и боязливые… Забитые, должно быть, башкирами – которые (в отличие, от своих быков) с берегов на нас и по-своему вопили, и по-русски (матом), и камнями швыряли… причём, практически все от 6-летних малышей (ещё только учившихся под присмотром родителей этому сложному дело) до 60-летних аксакалов (хорошо ещё, что ни до луков, ни до лодок они тут пока ещё не додумались… да и некогда думать-то – камни швырять надо)… На ночёвку же встали на левом берегу нашей реки, в открытой степи – так что за дровами пришлось ходить чуть ли не за километр (что было не так-то и легко – поскольку степь та местами оказалась залита водой… и было там довольно глубоко). А пока готовился ужин я ещё прогулялся по суше, полюбовался закатом (из-за который уже день собирающейся грозы он нынче был очень красивый) и т.д.

33-й день. Опять целый день плыли среди степи… хотя река иногда и подводила нас к очередному одинокому, безлесому склону, с которого открывался красивый вид на окрестности. Обедали нынче поздно, и потому ужина не готовили (тем паче, что из-за жары есть и вообще  не шибко хотелось)… хотя на ночёвку остановились на замечательной зелёной лужайке у подножья высокого, покрытого лесом холма, где березняк и липы были такие чистые и светлые, словно в Карпатах… и я до темноты бродил среди их стволов. Опять ярко сияли в сумерках светляки. Впрочем, у комаров, которых днём практически нет, как садится солнце и до утра – тоже массовый вылет. Башкиры с берегов сегодня вопить на нас продолжали… но камнями кидались уже меньше.

33-й день. Ночью был сильный дождь. А с утра гора так хорошо прикрыла нас от утреннего пекла, что мы проблаженствовали в палатке аж до 930… но затем пришлось вылезать и отбиваться от любопытных телят. Через ч.1,5 хода по воде наконец-то доплыли до большого посёлка Месягутово, где докупили продуктов. Ай стал ещё шире… и теперь уже, к нашей радости, далеко не каждый башкир камень добросит до середины его – которой мы всё время старались держаться (от греха подальше). Вокруг по-прежнему предгорная степь. Хотя попадаются уже и отдельные рощицы (где есть и березы, и липы, и тополь, и ольха).

34-й день. На склонах открытых холмов, что стали всё чаще попадаться по берегам, много земляники, цветов… а с вершин открывается красивый вид на окрестности. Быстрины на реке чередуются с большими плёсами и мелями. Нередко попадаются острова. Да и сам Ай довольно сильно петляет, хотя и стал полноводней, да и ширина его достигла уже ~ м.200. По пути я был свидетелем, как один здоровый телёнок сталкивал своих более молодых и оттого хлипких собратьев в воду с крутого обрыва, а после стоял с невинным видом – мол, ничего знать не знаю, это они сами. К вечеру же начались наконец снова леса – правда изрядно прореженные большими селениями (где можно было бы – и не дорого – покупать молоко и зелень… но жизнь всё-таки дороже), у одного из которых нам и пришлось встать на ночь.

35-й день. Берега пошли уже довольно лесистые, хотя ещё и не очень горные... а на отмелях мы собирали красивые камни (изумрудов уральских так и не нашли, а яшма например – пожалуйста… в случае же чего камнями этими можно начать и самим от башкиров отбиваться). Потом, поднялся встречный ветер – настолько сильный, что от волн, поднятых им, пришлось задраивать лодки. Башкиры с берега всё время спрашивают откуда и куда мы плывём – лучше бы подсказали, где мы сейчас находимся. Впрочем, после обеда мы наконец проплыли мимо небольшого современного городка Большеустьикинское, где, как и в Месягутово, помимо одного большого, хорошего моста через р.Ай (по которому идёт шикарная асфальтовая трасса) строят ещё один.

36-й день. С утра был сильный холодный ветер – так что, чтобы не замёрзнуть, мы надели на себя всё, что только могли. А после обеда вплотную к нашей реке наконец-то снова подошли настоящие залесённые горы. В лесу много пихты с шелковистой хвоёй. Места стали менее обжитые (в степи селения шли через каждые несколько километров). А по берегам снова появились русские люди, лодки, цапли… стаи же куликов–сорок, наоборот, пропали.

37-й день. Ещё ночью начался дождь. Но мы всё же в его перерыве успели развести костёр и приготовить завтрак. А потом до обеда так и плыли сквозь туманную морось. Горы, покрытые островерхими елями и пихтами, по-прежнему идут вплотную к воде. Дождевые темные тучи цепляются за их вершины и белёсыми клубами медленно сползают вниз. Да ещё тишина вокруг такая, что слышен даже шорох очередного приближающегося заряда дождя… В общем, вид дикий и величественный – почти как в Сибири.

И лишь в 16ч (а встали мы на воду в 12) нам встретилась первая и единственная за этот день деревня (причем, чисто русская). Там мы в частном магазине купили молока, лука, недостающие продукты… А в 17ч, благо тучи наконец разошлись, сделали обед, во время которого я прогулялся по "горному лугу", а к нам, чуть не в костёр заехало двое мужиков… явно, русских – потому как лошади под ними еле ноги переставляют, а у башкиров – так и летят (да и сами они при этом больше похожи скорее на кентавров – где конь и человек есть единое целое – чем на обычных всадников)… но зато, те ни лодок не знают, ни сена не косят (не говоря уж о том, что свиней не держат – потому как мусульмане) – а тут всё это пожалуйста.

Через же ещё  2,5ч хода по воде от выпеупомянутой деревни Ай (который здесь хоть и петляет, но течёт весьма быстро) слился с рекой Уфой… Причем произошло это почти незаметно – только что ширина реки стала м.400, и просторы вокруг раскинулись – не хуже Саянских...  Бежит вода в р.Уфа ровно и, когда плывёшь по течению, почти не заметно. Но стоит развернуть нос лодки против струи, как ощущаешь скорость и мощь, противостоящие тебе, весьма нешуточные. На правом берегу , у подножия гор, на верхушках высоких елей с галдежом устраивались на ночлег штук 16 серых цапель. А вскоре, остановились на левом берегу, на большой поляне со стогами и мы.

38-й день. Через 1ч, как отплыли, встретили две деревни на разных берегах р.Уфы, между которыми, как по Енисею, курсирует водомёт. Небо красивое, с мощными кучевыми облаками. То с одного, то с другого берега появляются большие поляны, напоминающие альпийские луга, где много принесенных паводком деревьев (как и на нередко встречающихся широких галечных пляжах) – на одной из которых мы и обедали (причем Уфа тут разлилась так широко, что кажется, будто находишься на берегу не реки, а горного озера), разведя большой костёр из плавня и греясь возле него – поскольку ветер был пронзительно холодным. Залесённые горы перемежаются широкими сенокосными полянами (с которых опять-таки видны горы). Кое-где на реке попадаются песчаные, поросшие кустами и деревьями острова – на одном из которых я видел ещё 9 цапель. А над водой летают и когтят рыбу скопы. Через ч.1,5 после обеда проплыли под ЛЭП. Потом, на левом берегу показался большой рабочий посёлок. А ещё через 1км – уже коренная деревня… Вскоре после которой, на сенокосной поляне, почти сразу после впадения в Уфу небольшой, чистой речки (кстати, и в самой Уфе вода гораздо чище, чем в р.Ай) мы и встали на ночлег… Течение здесь хоть и по-прежнему ровное, но по скорости и мощи уже почти как на Лосевском пороге. Да плюс, из воды ещё на м.1,5 вверх выпрыгивают какие-то здоровые рыбины.

39-й день. С утра (да и весь день, если только берег не прикрывал нас от ветра) было опять холодно. Вокруг по-прежнему горная тайга, перемежающаяся сенокосными лугами, а вдоль берегов дозором стоят серые цапли (а утром я ещё видел зимородка – красавец – сверху переливчато-синий, а грудка оранжевая). В одной из деревень мы попытались добыть молока… но на доме висел замок, а потом пришла хозяйская собака, строго на нас зарычала, проводила до калитки и опять ушла по своим делам. С обрыва, по тросу вёдра здесь спускают прямо в воду… а потом поднимают с помощью вертушки. И вместо паромной переправы через реку, на высоте м.20 тоже натянут трос, от которого "отросток" идёт к лебёдке, установленной на "казанке"...  После обеда же, на середине реки я задумался до того, что мой каяк поставило боком и чуть не положило ("закусывая" то один борт течением, то другой – супротивным ему ветром). Потом ветер стих, и на лев.берегу, после впадения в Уфу довольно большого притока открылась красивая брошенная деревня, вскоре за которой мы и встали на ночёвку. Место наверху разъезжено и завалено берёзовыми поленьями…. Но зато, и дров – сколько хочешь; в лесочке неподалёку бежит удивительной чистоты горная речка (с дном, выстланным плоскими, жёлтыми камнями; омутами, заполненными голубой аж от прозрачности своей водой, и быстрым, но ровным, не нарушающим гладь воды течением); и на Уфу открывается широкий, дикий вид, дополненный ещё заходящим солнцем и подсвечиваемыми им, надвигающимися тёмными, величественными тучами.

40-й день. С утра через ручей (холоднющий… а досочку через него никто не кинет – считают, видимо, ниже своего достоинства) сходили в деревню, которую проплыли накануне. Столбы с проводами там есть… а вот самого электричества в домах – нет (потому, очевидно, что кто-то утащил подстанцию). Да ещё каких-то два угрюмых мужика и женщина долго слонялись за нами – словно вурдалаки, не проронив ни слова. Что у меня, что у отца за долгое время гребли руки растрескались и зашелушились так, что не знаешь, как и взять весло. Пробовали мазать растительным маслом – лучше… но зато руки потом не отмыть от окисной плёнки (труба-то на весле дюралевая). Снова ветренно (и соответственно, волна – поскольку Уфа тут разлилась уже на все м.600). Течения же, наоборот, почти не ощущается. То с одной, то с другой стороны – сенокосы. После обеда деревни пошли через каждые км.2.

На ночёвку же мы, проплывя ~ 315км от ст.Куса, встали возле села Караидель. Расположено оно на полуострове, омываемом рекой Уфой. Мост там наплавной, но надёжный (выдерживает машины весом до 30т… а когда нужно пройти судну, то специальным катером его отводят), а ночью освещён (чуть не написал: "освящён") фонарями. Но дорога (на Месягутово и дальше) по левому берегу р.Уфы сразу так круто идет в гору, что проехать в качестве автобуса там могут только вахтовки, сделанные на базе "МАЗа"… а по правому берегу они тут примерно в одинаковую цену (и соответственно, на одинаковое рассотяние в ~ 220км) идут к городам Уфа, Екатеринбург (Свердловск) и Янаул (а чуть дальше, Нефтекамск). На въезде в село находится замечательная табличка: "Дорогие Караидельцы, помните, что красота и благородство нашего села зависят от каждого"… Чтобы люди заботились не о благосостоянии, чистоте или там трудовых достижениях, а о благородстве своего даже не племени или города, а села – это здорово! И действительно, никто в нас здесь не только камнями не швырял, но даже слова худого не сказал… Только гуси, да коровы интересовались нашими вещами и заглядывали в палатку (а встали мы лагерем на поляне, пройдя под мост и обогнув полуостров) – так что мне очень хотелось стукнуть кого-нибудь из них веслом и отправить в суп… В посёлке немало 2-этажных каменных зданий "городского типа", на двух центральных улицах куча магазинов, есть зал бракосочетаний, кинотеатр, газета, прокуратура, служба судебных приставов, пожарная часть, даже стадион – всё чистое, ухоженное. А сразу за городом безлесая гора с ретрансляционной вышкой и большим количеством земляники на склонах… Однако, лучший вид на разливы Уфы и туманные дали, особенно хорошо освещаемые здесь закатным солнцем, открывается с горы подальше – м.800 по асфальтовой дороге вниз по течению р.Уфы, за автозаправку у развилки и вверх по колее… Но мы, естественно, лёгких путей не ищем. А потому, дойдя до скальной стенки, я полез на гору в лоб. Казалось бы, чего там – коровами весь склон вдоль и поперёк истоптан… Но они тут, похоже, навроде горных козлов… Травяные заросли по шею, скрытые ими обломки стволов деревьев вокруг набросаны… да ещё всё мокрое, скользкое – того гляди, обратно, в реку съедешь. А на самой вершине ещё и скопа сидит и с усмешкой на мои старания взирает… Такого я уж никак вынести не мог: "Врёшь – говорю – недолго тебе одной там выпендриваться!", – стиснул зубы и на четвереньках, как те коровы, ещё быстрее наверх полез. Но скопа со мной вершину делить не пожелала, и когда я совсем уж близко к ней подобрался, лениво так улетела, мол: "Не очень-то и хотелось". А вскоре, и солнце совсем зашло (значит, времени, по-местному ~ 24ч)… так что пора обратно, в лагерь.

Весь 41-й день пути, шел с перерывами сильный дождь. Потом, ещё 3 дня, до большого села "Красная Горка" характер реки Уфы оставался прежним. Затем, горы отошли достаточно далеко в стороны, Уфа ещё расширилась и приняла вид почти равнинный. И наконец, к концу 48-го дня пути мы доплыли до города Уфа (ещё 205км от с.Караидель), где снова собрали каяки и утром следующего дня сели в электричку, идущую до ст.Инзер (благо, от ж.д. вокзала до реки всего м.100, и берег там довольно дикий… для того же, чтобы пройти в город тут надо, наоборот, около 1км подниматься в гору).

Было это в субботу… И от того, видимо, все 12 вагонов описываемой электрички оказались до отказа забиты самым разновозрастным (хотя, конечно, с преобладанием молодёжи) народом с катамаранами, резиновыми лодками и т.д. Притом половина из них всё время ещё туда–сюда ходила (пробираясь чуть не по головам – что, впрочем, никого не смущало) – от чего всеобщее столпотворение увеличивалось, как минимум, ещё вдвое. Однако,  духу всеобщего веселия и единения, царящему в поезде, это никак не мешало. Народ, даже явно совершенно ранее не знакомый, общался, играл на гитарах, пел (пусть, подчас и не в лад, но зато дружно и с чувством)… а когда через 2ч после Уфы электричка вышла непосредственно к берегу реки Инзер и поехала дальше вдоль неё сквозь громоздящиеся всё выше вокруг горы – то все (включая как "местных", так и нас), и вовсе, принялись восхищённо бегать от одного окна поезда к другому… и постепенно выходить (чтобы сплавиться к понедельнику обратно, к Уфе).

Но мы всё же, сцепив зубы, чтобы не соблазниться местными красотами, терпим ещё 2ч… пересаживаемся на ст.Инзер (хотя здесь места тоже очень красивые) на следующий поезд (дизель тянет два вагона)... и вот наконец, через очередных 2ч езды станция Белорецке – которая расположена в нескольких километрах от собственно города (хотя небольшой посёлок с магазином есть и здесь), на степном плато – так что пики гор (остроконечные и не очень) видны лишь на горизонте. Но зато, и до реки отсюда всего 5км по асфальтовой дороге (примерно 1 км обратно по ходу поезда, а затем через "железку"). Там же – большая поляна, где хорошо и встать лагерем, и собрать суда и вещи к началу сплава. А вот с водой для готовки – проблема. Можно, конечно, брать оную и прямо из Белой. Но, как и на р.Ай, делать это нам не очень хочется. Лучше уж ручейки поискать и везти воду из них (которая, кстати, действительно тут часто белая – видимо, из-за известковых пород, слагающих местные кряжи) по крайней мере, на пару готовок – с собой, в пластиковых бутылях например. 

50-й день. С утра до 17ч завтракали, собирались, обедали. Затем, двинулись в путь, проплыли до 2030 и встали на ночлег за каким-то отдыхательным лагерем. Река тут достаточно широкая (~м.50), быстрая (~6км/ч), но неглубокая. Горы видны лишь вдалеке… А ночью все ромашки вокруг нас объели кони.

51-й день. На небе солнце постоянно перемежается облаками. Ветер довольно сильный и холодный… но по-большинству в спину. На реке много поворотов и небольших перекатов. За 3ч до обеда проплыли 2 больших деревни (каждая – с автомобильным мостом). По прав.берегу Белой от самого Белорецка идёт асфальтовая автомобильная трасса. На ночёвку встали на высоком берегу, среди травостоя, вскоре после того, как трасса по очередному большому мосту перешла на лев.берег Белой.

52-й день. Погода прежняя. К обеду мы подплыли к очередной большой деревне. Перед ней – высокий, открытый косогор… откуда мы сделали много снимков реки и её долины. В самой деревне – целых 3 магазина, где мы снова докупили продукты. После деревни трасса снова перешла на прав.берег Белой. А затем, река пошла петлять среди гор – до средней величины каменного столба, после которого в 20ч мы встали на ночлег на выкошенной трактором поляне… после чего я ещё сходил по тропе назад – на каменный откос, и вперёд – до следующей деревни.

53-й день. Кроме утренней, сегодня больше деревень не было. Горы подходят к реке всё ближе. Но в основном, они залесённые. Лишь изредка попадаются открытые склоны или скальные выходы. День сегодня был жаркий, солнечный – и потому мы часто купались. Гребу с перебинтованным запястьем (вчера его вывихнул). обедали на поляне у ручья. Река вновь сильно петляет. Но зато, и просторы вокруг открываются достойные – то луг предгорный, то хребет дальний, то лес таёжный на ближних высоких склонах. Ночевать встали на поросшей травой дороге под горой.

54-й день. До 945 всё вокруг закрывал густой туман (сквозь который ночью весьма романтично светила луна). Но потом, сквозь него наконец пробилось жаркое июльское солнце  (в это время тут даже в 1930 в тени температура может доходить до +30–350С... к чему, впрочем, мы уже почти привыкли, и когда становится ниже +200С, думаем – не пора ли что-нибудь надеть на себя дополнительно к рубашкам, в которых ходим практически всё время, кроме нескольких утренних и вечерних часов, чтобы не обгореть... но зато, и зимой мороз тут нередко доходит до –40–450С). Проплыли ещё 2 шоссейных моста. после каждого – деревня (а после 2-го – ещё и довольно большой прав. приток). обедали под горой (на вершину которой вела торная тропа… а на другом берегу – скалы). Небольшие скальные выходы, вообще, стали попадаться довольно часто. Ночевать встали опять под залесённой горой, в травостое. Пока плыл, насчитал 4 новых породы птиц: кривошей, горбонос, обалдень и дурнотень.

55-й день. Ночью на небе ярко сияли удивительно яркие, разнокалиберные и разноцветные звёзды… И тишина (только мёртвых с косами не хватало). Но к утру наш лагерь снова накрыл густой туман, который солнце разогнало лишь к 10ч (да и то, отступал он медленно и с достоинством). Горы подступили к реке с обеих сторон уже практически вплотную. У лысой горы со скальными отрогами остановились и забрались на вершину. С неё открывается красивый вид в обе стороны (поскольку река делает вокруг этой горы петлю 2км длиной и м.400 шириной).

Обедать остановились под очередной горой. Где-то гремит гроза. И потому мы решили остаться здесь до утра. Я пошел вниз по реке. потом, через 2км, перейдя её вброд, добрался до большой деревни. От неё, перейдя через небольшую безлесую гору и пройдя по краю долины, засеянной мышиным горошком (как-будто недостаточно клевера, ромашек и кашки, цветуших вокруг в изобилии) вышел на "большак", ведущий уже в самое сердце гор. На нём вдоволь наобщался с башкирами, которые издали кричали мне каждый раз что-то новое, но по-своему… а я, в ответ, лишь кивал головой или махал рукой – и все оставались довольны. Объелся земляникой. А потом, напрямик вдоль ручья, где, кроме меня, способны были пройти лишь местные коровы(лошадь давно бы ногу сломала – вот и надо им тут ездить на быках) снова вышел к Белой, перешел её вброд, добравшись до лагеря, съел холодный уже горох и лёг спать.

56-й день. С утра опять туман. Доплыв до вчерашней деревни, затарились продуктами. И потом, почти весь день плыли словно мимо одного большого башкирского селения Байназарово, прижатого горами к реке. Обогнали при этом катамаран с молодёжью из Белорецка, больше толкавшей, чем плывшей на своём судне (правда, толкали, как и положено, в основном, девушки… а парни, сидя на балонах, осуществляли матом общее руководство; пытались распугивать местных коров, перегораживающих им путь, стоя по колено в воде посередь реки; да ещё целились из ружья во всех окружающих). Когда же я спросил, захватили ли они с собой хоть верёвки, чтобы удобней было тащить по реке своё судно (или хоть впрячь в него ту же корову), мне ответили, что это ни к чему, поскольку у них с собой много водки (а ещё notebook с выходом в интернет – чтобы удобней грести, наверное). После обеда (у красивой скальной стенки напротив деревни, где я извёл на снимки почти полплёнки) пришла гроза… но к ужину кончилась.

В целом же, про местное население тут надо сказать, что хоть оно и не всегда способно изъясниться по-русски, но в принципе, вполне дружелюбно… В отличие от гусей, каковые, являясь национальной птицей башкир, гордо плавают по всей реке немерянными стаями (уж не знаю как хозяева в такой толчее их различают – скорее всего, хватают на обед первого попавшегося) и злобно шипят на каждого мимо них проплывающего или проходящего, вытягивая свои толстые длинные шеи (за которые так и хочется их ухватить). Да и прочая живность (как то: овцы, коровы, кони, козы… но не куры там, собаки или кошки – которых держат тут, в основном, только русские, каковых весьма немного) гуляет, по-большинству, сама по себе – где хочет и как хочет (единственный раз я видел пастуха – так от него телята и ягнята даже не разбегались, а просто пренебрежительно расходились в разные стороны… пока не пришли их мамаши и не навели порядок… про коз же здешних, вообще, разговор особый – они "гуляют" по таким кручам, что не всякий опытный скалолаз отважится… я, например, составлять им компанию решительно отказался). Плюс ещё есть всякие там ужи (прячущиеся на стоянках от жары в вашу байдарку)… птицы: водо-плавающие и водо-ходящие (типа цапель), хищные (тонко и жалобно пищащие в небесной вышине), а также иные (таинственно оглащающие ночь зловещими хриплыми криками)… жерех (бьющий по утрам и вечерам… только вот кого – не знаю), судак (жрущий, в отличие от жереха, вообще всех, кто в реке хоть не намного меньше него) и прочие.

57-й день. До 1330 ходили на большую, красивую скальную стенку, у которой накануне заночевали. Впрочем, ниже по течению (когда мы уже поплыли дальше) таких стенок оказалось ещё достаточно много. Деревни же, наоборот, за целый день нам попались всего две – и притом небольших.

58-й день. Снова с утра забирались на скальную стенку, у которой ночевали. А через 2км доплыли и до п.Старосубхангулово (местный большой районный центр), где докупили продуктов. Затем, места пошли снова достаточно глухие. Так, на протяжении 4ч хода нам не встретилось больше ни одной деревни (кроме той, у которой остановились на ночлег), но зато много высоких, красивых скальных стенок (у одной из которых мы и обедали).

59-й день. Сегодня скальные стены стали ещё выше, монументальней (и я бы даже сказал, монструозней – так что для их запечатления нужен уже не фотоаппарат, кисть живописца) и присутствовали на каждом повороте реки. Местных жителей и дорог совсем нет. Весь день мы лазали лазали то на одну стену, то на другую, то в пещеру, то к реке, бьющей прямо из скалы – и потому прошли мало. На ночлег же тоже встали на поляне, окруженной скалами.

60-й день. Днёвка. С утра до завтрака по холодку прошли по дороге вниз по реке до заимки из 4-х строений, а потом ещё час по дороге, вверх по ручью. Потом, после завтрака, пошли уже вверх по Белой. Тропа вывела нас на вершину скальной стенки, откуда открывался на реку почти эпический вид (и я спугнул несколько козодоев – которые днём квёлые и улетать далеко не хотят), а затем на большие, некошенные поля, где кругом цвели цикорий, ромашки, клевер и т.д… Солнце то и дело пряталось за облака и после обеда (и до следующего утра) на нас снова вылилась гроза… но я тем не менее ещё раз сходил вечером на поля.

61-й день. Как отплыли (в 11ч), через 2км пошли таблички: "Госуд. природный заповедник", "Причал для туристов" и т.д. Говорят, где-то тут и есть знаменитая на всю округу "Каповая пещера" (где, кстати, заканчивает путешествие, чтобы сесть на автобус или нанятую машину, почему-то большинство из местных туристов). После этого уже по обоим берегам Белой опять пошли монструозные скалы, обрывающиеся практически прямо в воду. И мы в 14ч встали на обед с тем, чтобы заодно ещё слазать наверх… Потом проплыли ещё 2ч (плюс 2 раза ещё вылезая на берег, чтобы подняться на очередную скалу) и встали на ночлег лагерем в большой, светлой берёзовой роще, откуда, поднявшись на гору, я запечатлел в памяти ещё один красивый вид на горную долину, где расположено аж целых два больших селения (при этом меня чуть не затоптало стадо, голов в 50, местных, диких, как и всё тут, овец).

62-й день. Докупив продуктов в селении, возле которого ночевали, на обед мы встали на каменистом пляжике, под горой, заросшей пихтовым стланником. Потом, где-то ещё через 1ч, проплыли ещё одну деревню, где купили мёда…  При этом двор у 2-х братьев–башкир с женами – закрытый. Внутри него 2 жилых дома, домик под летнюю кухню, пристройка для медовых дел… отдельно за загородкой – сарай для коровы и кур… а также, с другой стороны – сад с большим количеством ульев, небольших фруктовых деревьев и цветов. Есть кошка, добрая собака со щенком (каковые животные, как и куры – в башкирских селениях большая редкость), машина "Нива"…  А потом река ушла опять в глухие горы – где мы и встали на ночлег между очередными скальными стенками.

63-й день. С утра горы чуть отступили от реки в стороны, открывая просторы вокруг настолько эпические, что не было смысла их даже снимать. Но когда на обед мы остановились на краю большого луга, я через заросли цветущей мяты всё же поднялся на открытый склон горы… и видел там, в частности, как ястребок (видимо, заботясь о детях) гонял ворона – а тот, уворачиваясь, аж делал "бочку", переворачиваясь в воздухе кверху лапами. Затем горы снова сжали реку. А на ночь мы, и вовсе, остановились за скалой с изображениями ликов трёх (хорошо хоть, не 4-х) коммунистических святых (Маркса, Энгельса и Ленина), перед очередным весьма впечатляющим утёсом. Тут идёт уже потихоньку рубка леса по берегам – для подготовки их к затоплению, когда будет достроена наконец на р.Белой ГЭС… Интересно будет посмотреть, когда тут образуется горное озеро со скалами, обрывающимися прямо в воду.

64-й день. Скалы вокруг становятся всё выше (хотя, куда ещё-то – утёсы и так уже уходят чуть ли не в самое небо), а горы всё глуше – так что об этом даже уже и не написать (а тем более, не сфотографировать) – там надо просто быть, чтобы ощутить всё окружающее тебя величие. На ночлег же мы остановились нынче на живописном каменном пляже, напротив горного ушелья с текущим по его дну ручьём (журчит себе между камнями, а над головой от скал не видно неба… внизу же спешат убраться с пути ужи, утки–чирки и прочая мелкая живность).

65-й день. Днёвка. С утра поднимались вверх по ручью в ущелье. Дошли до водопада высотой м.8. Камни скользкие, "живые". Отец пролез через дырку в скале. А я (поскольку не люблю тесных, замкнутых пространств) предпочел подтягиваться на руках по краю скалы… В общем, налазались мы вдосталь. Так что для спуска предпочли найти другой путь.  А после обеда пошли по старой колее вверх по течению р.Белой. Прошли 3 больших скальных стенки. Несколько раз пытался накрапывать дождик. С высоких скал, как реки, сбегают каменные осыпи. "Стены" изрезаны так, что то там, то тут рядом с ними торчат отдельные каменные столбы. Видел, как ястреб на бреющем полёте преследовал заполошно кричащую утку. Но она успела приводниться. И хищник улетел ни с чем.

66-й день. С утра я опять сходил вверх по ущелью. Затем, через 1,5ч хода мы подплыли к высокой скале на лев.берегу, сплошь изгрызенной человеческими стараниями, где и проходил туннель для реки. Здесь нам можно было бы и разобрать свои суда, и сесть на автобус, идущий до п.Юмагузино, а оттуда уже доехать и до г.Мелеуз. Но мы только сделали обнос м.400 по прав.берегу и поплыли дальше. Река сразу после дамбы из гор вышла в степь, и деревни вдоль её берегов пошли через каждые несколько километров (как раньше на р.Ай). После тесноты гор глаза даже отдыхали на открывшемся перед ними до горизонта просторе. И река, хоть и расширилась уже до м.100 и стала разливаться уже даже местами несколькими рукавами, продолжила ещё, по крайней мере в этот день, оставаться достаточно чистой, глуюокой и быстрой. А ночью, уже в темноте я ещё часа 3 ходил по степи, лежал на большой скирде сена, видел как взошла и снова скрылась за горизонтом вначале ярко–жёлтая, а в конце тускло–красная луна. Галопом от меня убегали невидимые сейчас кони. Ярко светили сверху звёзды. Было тепло, и вместе с тем, дул, прогоняя комаров, ветерок. Пахло цветами.

67-й день. Живот, которым я мучился всю последнюю неделю, наконец-то прошел (видимо, это было последствием моего желания как можно больше в горах успеть увидеть, облазить, сфотографировать – которое в степи улеглось). С утра мы с отцом снова погуляли по ярко уже освещённой солнцем степи, где цвело много голубого цикория, белых ромашек, жёлтой кульбабы, а башкиры (не столь дикие, как на реке Ай) убирали сено. Затем, ещё 3ч плыли до п.Юмагузино (дополнительный час потратив в одной из деревень на поиски прод.магазина и места, где можно набрать воды для готовки), где Белая снова стала сильно петлять и разбилась на несколько рукавов. Потом, берега повысились. И мы встали на левом, на ночёвку. А после ужина по тропе через лес я поднялся в гору – где тоже оказалась степь, а по верху холма шла дорога, с которой видно было на км.30 в обе стороны…  Долина р.Белой вся сияла огнями. Взошла и снова, потускнев и покраснев, скрылась луна. Горели вверху звёзды… Но вдоволь налюбовавшись всем этим, я долго не мог найти в темноте дороги обратно, к лагерю – которую приходилось местами буквально нащупывать руками – и вышел на берег, где уже находилось несколько других компаний. Сначала я хотел их обойти... но потом подумал: "Им ведь тоже неизвестно кто тут кого должен бояться", – и нагло пошел напрямик. И точно, они от своих костров сами попрятались от меня в кусты и в машины, и лишь боязливо выглядывали отттуда. В воде всю ночь громко плескался жерех. А под утро к нашей палатке стал подбираться какой-то птенец, мамаша которого истошно вопила из благоразумного удаления.

68-й день. День опять жаркий – так что спасаемся только купанием. Воду для готовки опять набрали по пути в какой-то деревне – где толпами плавали, тревожно крича и пытаясь эскадрами нападать на купающихся местных мальчишек, гуси. Все ловят рыбу – кто на удочку, кто "корабликами", кто бреднями или стационарными сетями, кто "острогами" разной величины (от вилки до лома) – и только отцу на его воблер ничего не попадается. На ночёвку же мы встали у парома (км.35 по реке от Юмагузино), куда за 20км от г.Ира на лев.берег р.Белой под вечер приезжает огромное количество машин на отдых (все купаются, жараят шашлыки и т.д.).

69-й день. Над рекою летают здоровенные скопы и когтят рыбу. После обеда же подошла гроза, под которой до автомобильного моста в г.Мелеуз (рядом с которым мы и встали на стоянку) пришлось плыть ч.1,5. При этом шквальный ветер грозил "положить" каяк (так что приходилось всё время "строго держать" его), а дождь шел просто сплошной стеной. Но одуревших от жары местных жителей это, похоже, только радовало – большинство из них просто забралось на всё это время по шею в реку. Затем, мы разобрали в последний раз свои суда, загрузились в автобус №1, доехали на нём до ж.д. вокзала, купили там билеты на поезд, отходящий в 2330 (по Москве)… и на следующее утро, в 530 (по Москве же) прибыли на нём снова в г.Уфа… где в 8ч сели на поезд, идущий уже в Питер… Вернее, это был прицепной вагон, который простоял ещё в г.Самара 4ч… за которые мы с отцом вдоволь нагулялись по этому городу, осмотрев и новый местный вокзал (лучший даже, чем в Москве) и широкую набережную р.Волги, и памятники: мужику с "бумажным самолётиком", Алексию Московскому (святому покровителю Самары, современнику Дмитрия Донского), Сергию Радонежскому (видимо, за компанию с Алексием), 1-му воеводе Самары (Жаль только не уточнялось – когда, кто и за что его сюда послал. А может, сам объявился? Буду – говорит – вашим воеводой. А остальные посмотрели, подумали: "Ну ладно, буль".) – и католическую церковь (довольно угрюмую, но с удивительно ажурными башенками). А ещё через 1,5 суток были наконец дома.

Комментарии и дополнения
 Лариса, 05.04.2008
Описание вашего путешествия подробное и дало мне полное представление об уральских реках.Если этим летом собираетесь опять на реку напишите, я могу присоединиться.
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100