Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Ваймуга - Сийские озера - Сия

Поход с 6 по 20 августа 2004 г.

Автор: Глеб Гололобов (Москва)

Путь:
р. Ваймуга (пос. Самодед - пос. Осерёдок, 110 км) -- Сийские озера: Большой и Малый Волгуш, Бол. Михайловское, Долгое, Черная Лахта - р. Сия - оз. Плоское - р. Сия - оз. Плешково - р.Сия - мост трассы Архангельск-Емецк.

Состав команды: Соколов Александр (Саня), Зубков Александр (Алекс), Тюшкевич Степан, Гололобов Глеб

Плавсредства: две байдарки "Щука-3"

На поезде Москва-Северодвинск доехали до станции Пермилово примерно к шести вечера. От станции надо идти вперед и вправо (если смотреть по ходу движения поезда из Москвы) по грунтовке. Грунтовка скоро переходит в плохой асфальт и, пропетляв по поселку Самодед, выводит на его окраины к мосту. Общее расстояние до реки около трех километров. Собирались в спешке - хотелось хоть немного отойти от села. "И не страшно вам плыть по тайге?" - спросили местные парни, подбросившие до реки, - "Да поосторожнее там, порогов много".
Река сразу удивила своей чистотой, быстрым течением, травянисто-каменным дном и обилием островов в русле. Несмотря на внушительные размеры, Самодед оказался тихим и как будто малонаселенным поселком. За час, что плыли, встретили лишь рыбака да женщину средних лет, стирающую белье. Встали вскорости за селом на левом берегу у кромки леса. Где-то впереди шумела вода, наверное, начинались те самые пороги, о которых предупреждали ребята. У места нашего ночлега вдоль реки проходила местная зарастающая грунтовая дорога, кругом стеной стоял смешанный лес. Это была последняя по-настоящему теплая августовская ночь.
На следующее утро отправились рано, хотелось поскорее стать на воду; и сразу пошли пороги, вернее перекаты, по категории, пожалуй, не дотягивающие и до двушки, но очень поднимающие настрой - они встречались на реке регулярно и дальше - почти до самого Осерёдка. Глубина и ширина реки постоянно менялись, особенно запомнились подводные растения и травы - такого я не видел даже на верхнем Керженце. Постоянно видели рыбу, ходившую у дна. Все предвкушали рыбалку, тем более, что самодедовские ребята обещали хариуса. Река стала сильно петлять, по берегам появились заливные луга и копенки сена. Появились первые дома деревни Верховье. На старой деревянной лодке дед с внуком ловят в заводи рыбу.

- Есть что-нибудь?
- Есть. Щуки много. Может, и хариуса возьмете, если повезет.

За селом обветшалый деревянный мост, а далее лес снова подступает к реке. Красота. Однако стоянок не видно. Только одну проплыли, больше ничего подходящего не увидели. Обедали, сидя в густой траве на правом берегу в березняке. Костер не жгли - негде. Кстати, недалеко от реки проходит узкоколейная железная дорога. Мы в течение нескольких часов слышали гул локомотива вдали. И хотя берега Ваймуги в целом были невысокие, травянистые и сырые, на живописности реки это не сказывалось.
Ближе к вечеру отсутствие удобных для стоянки мест уже стало вызывать тревогу. Я несколько раз вылезал на берег в различных местах, и каждый раз возвращался в лодку с плохими вестями. Всюду трава по пояс и выше, сразу за ней лес и никаких признаков стоянок и вообще, пребывания на реке людей. Все же стоянку мы со Степой нашли, хотя за стоянку ее люди, привыкшие к Луху-Керженцу, и не сочли бы - небольшой пятачок с костровищем и сушилкой, а кругом трава, мхи да болота. Но других вариантов не было, так что мы были рады. Черника по берегам росла, но была мелкая и вообще, ее было мало. Так же невесело обстояло дело с грибами; почти два месяца в Архангелькой области не было ни капли дождя. Но зато и комары с мошкой особо не доставали. Рыбачить не стали - слишком устали за этот переход. Лежали у костра, обменивались впечатлениями, гоняли чаи.
Утром мы с Саней пошли на первую в этом походе рыбалку. Заплыли в тихую заводь, к наклоненному к самой воде дереву - уж очень место подходящим показалось, и принялись ловить. Было значительно прохладнее, чем вчера и мы прилично подмерзали. Но Саня буквально на второй-третий заброс остался без блесны, а моя манка никак не хотела липнуть на крючок. Помучившись с полчаса, мы вернулись на берег ни с чем. Тем не менее, неудача не охладила азарт. Когда все позавтракали и прознали про наши успехи, решили отплыть немного и, найдя место посимпатичнее, хотя бы полчаса покидать спиннинги. И тут мне уже повезло, я вытащил молодую щучку. С этой минуты рыбная тема стала неотъемлемой частью похода.
Буквально через четверть часа появился вдали мост, а за ним село Н.Ильма на правом берегу. Сразу за мостом характер реки немного изменился - появились небольшие открытые участки берега, луга. Значит, худо-бедно, но устроится на ночевку можно. Плывем дальше и дальше. На реке особенно красивы острова - высокие, иногда лесистые. Река, обтекая остров и разделяясь на два рукава, шумит на перекатах, играет солнечными зайчиками. На одном из таких островов встали на обед.
На участке от Новой до Старой Ильмы (около десяти км) места для стоянок еще встречались, а после снова пропали. Саму Старую Ильму, кстати, с берега мы не увидели, только подходы к воде, да пару копенок сена на левом берегу. Прошло часа полтора, как мы ее миновали, пора было становиться на ночлег, но подходящее место для стоянки никак не попадалось. До сих пор удивляюсь, как я ее нашел. Серую заброшенную избушку в лесу на болоте. С берега была еле видна тропинка, точнее намек на нее - еле видимый просвет в густой траве. Без особых надежд найти что-то стоящее я вылез на берег, продрался сквозь травяные заросли и увидел мосток через пересохшую канавку - десяток толстых веток лежащих поперек. Затем тропинка становилась заметнее, а уже через два-три десятка метров слева появилась эта самая изба. Тропинка подводила прямо к ней, на маленький пятачок, окруженной со всех сторон лесом. Подойдя к двери, я спугнул с чердака какую-то птицу, бесшумно скрывшуюся в лесу. Внутри избы было две кушетки со старыми матрасами, стол и печка. Отличный ночлег! Стали разгружаться и обустраиваться. Я еще не закончил возиться с вещами, а братва, видимо впечатленная моим щуренком, побежала без меня удить. Зря я их отпустил! Не прошло и пяти минут, как с берега донесся радостный вопль Алекса, а через несколько секунд прибежал Саня за топором - "щуку глушить!". Щука, по правде говоря, оказалась не такой уж и страшной, чтоб прям топором размахивать, но все-таки куда крупнее моей. Взяла у самого берега. Как рассказали Степан с Алексом, прямо откуда-то из-под ног из травы вышла, и, заходя по дуге, перевернулась на спину и взяла. Алекс дернул спиннинг, рыба так и вылетела на берег. Ужин был со щуками, запеченными на углях. Не понятно мне, почему в народе щука сорной рыбой считается. Очень приличная на вкус и никакой тиной не пахнет. Этот вечер запомнился нам всем. Видимо отдельно стоящие заброшенные строения всегда обладают магнетической силой, но эта избушка была прямо былинной. Сидели у костра до темноты. Со всех сторон лес и только маленький пятачок темно-синего звездного неба над головой. Вообще, красивое там место. И утром, едва проснувшись, мы с Саней двинули рыбачить - жалко было время на сон терять. Поймали что-то на перловку, походили по берегу, посидели у воды.
На следующий день ближе к вечеру, нас ждали деревни Пермилово. Верхнее - жилая и Нижнее - брошенная. Во втором Пермилово мы высадились на берег и побродили средь пустых домов на высоком левом берегу. Повсюду густые заросли малины, крапивы и Иван-чая. Попадались недостроенные дома, уже зарастающие бурьяном, другие еще хранили следы былой красоты. В некоторых строениях двери были заколочены, в других - нет. Внутри пустота: не только брошенных сундуков с золотом нет, но и столов, лавок, полок…Ничего кроме голых серых стен и пыли. С берега открывается вид на Ваймугу. Река петляет, острова, островки, перекаты…потихоньку сгущаются сумерки. Немного грустно. Вечером стали на скошенном пятачке около реки неподалеку за селом.
Позади уже три дня пути по реке. Характер красавицы - Ваймуги особо не изменился, только мест для высадки после Новой Ильмы стало побольше. Много перекатов. Практически нет коряг, русло каменистое, чистое и река "зафиксирована" в нем. Временами встречаются старые вырубки. Лес в этих местах, как правило, заболочен, редкие чахлые ели придают берегам довольно зловещий вид. Песчаных пляжей и соснового леса по-прежнему нет. Что касается населенки, то ее мало, да и там где есть ее следы, людей практически не видно. В маленьких деревеньках есть пустующие дома.
На четвертый и последний день нашего похода по Ваймуге решили искупаться. Остановились на галечной косе на весьма красивом месте и попрыгали в воду. Больше трех минут в этой холодрыге не выдержал никто и это несмотря на небывало жаркое в этом году в Архангельской области лето. Короче говоря, пляжникам в августе делать на Ваймуге нечего.
К концу дня дошли до Осередка. На этом последнем участке на реке появляются небольшие песчаные пляжики, река расширяется до полусотни и более метров. В селах Верхнее и Прилук с высоких живописных берегов в реку глядят потемневшие домики - старые, скромные. Хотели, было высадиться и подняться наверх, посмотреть, но передумали. Правый приток Ваймуги - Калажму мы пропустили. За каждым поворотом мы уже давно ждали Осередок и мост старой архангельской дороги, мысленно рвались к Озерам. И вот - финиш. Прямой последний участок: бросив весла, разглядываем село на правом берегу. Старый "Москвич" медленно ползет по переправе. Мост ремонтируют местные рабочие, стучат молотками, что-то налаживают. Дорога, ведущая налево, к озерам песчано-грунтовая, накатанная хорошо, у обочины виднеется табличка "Сийский заказник". Время часов шесть вечера, надо бы и о ночлеге подумать. По плану мы сегодня сохнем, ночуем поблизости, а завтра с утра пораньше двигаем пешим ходом до Озер. Но Алекс проявил инициативу: остановил проезжающий мимо "МАЗ" и упросил водителя подбросить нас до Волгуша. И вот все шмотки и байдарки летят в кузов, туда же трое из четырех членов нашей банды, четвертый - в кабину, и мы едем, подскакивая и колтыхаясь, через сосновые леса к Сийским Озерам. На полпути нам попадается развилка. Водитель свернул влево, хотя правая ветка выглядела, пожалуй, чуть более наезженной. Шесть километров пролетели быстро и вот мы на Большом Волгуше. Озеро прекрасное. Все в точности по-Воронову: "Мореные гряды, покрытые беломошными сосновыми борами…". Кругом запах хвои и смолы, местами сухой белый песок. Наконец-то!
Быстро ставим палатку, короткий перекус и - на рыбалку. Тут же с берега вытаскиваю окуня на спиннинг. Потом начинаются мучения. Спиннинг океанский, невообразимых размеров, требует много места. Постоянно цепляюсь за ветви деревьев. После очередного заброса, у берега цепляю какое-то подводное растение. Лезть в воду не охота, поэтому тяну изо всех сил, благо леска толстая. Блесна со свистом вылетает из воды, и зависает на кроне сосны. Начинаю рвать спиннинг вниз, чуть не повисаю на нем. Сверху на голову и за шиворот сыплются килограммы хвои и коры, улетает перепуганный дятел. В пылу борьбы дважды налетаю на котелок c окунем и опрокидываю. Вот, блесна слетает с сосны, но повисает в кустах на уровне в два человеческих роста. Оборвав и обломав половину листьев и веток, наконец, снимаю. Спиннинг весь в "бороде", я облеплен комарами и мошкой, и рыбачить больше не хочется. Возвращаюсь к лагерю, где братва уж целый час как на чернике сидит. Пасутся - только зады над травой видны. Подключился и я. Вообще, на озерах мы этим делом просто объедались. Была и брусника, но ее было поменьше. Весь следующий день мы плавали по озеру, рыбачили и сидели на чернике. Саня вытащил самого крупного за весь поход окуня - еле в котелок влезал. Я же на время оставил спиннинг, ловил красноглазую сорогу на перловку. Озеро Большой Волгуш одно из самых красивых Сийских озер. По берегам сосновые леса, есть уютные заливчики и бухты, сами берега - то высокие гряды, то низины. И еще очень запомнилось архангельское небо - бескрайнее, "объемное", с невероятным количеством облаков, ежеминутно меняющих свою форму и краски. Самая хорошая на озере стоянка находится в южной части на высоком берегу среди сосен. Однако самый лучший пятачок земли там куплен каким-то очередным ООО или ЗАО, и, если его представители в данный момент изволят находиться на озере, то остановиться в этом месте могут и не дать. Большой Волгуш состоит из двух больших частей, соединенной неширокой, в полсотни метров, протокой. Проплыв через нее в северную половину озера, и держась левого западного берега, мы добрались до протоки в озеро Малый Волгуш. Протоку издалека не различить, к тому же много камышей и травы, так что пока не подплывешь вплотную и не увидишь просвет меж деревьев, не поймешь что на правильном пути. Протоку по преданиям вырыли древние монахи. Очень извилиста, укромна и лесиста, для лодки места мало. По левому (западному) берегу Малого Волгуша идет ЛЭП. В северной части Малого Волгуша еще одна протока - уже до самого Михайловского озера. Перед протокой большой травянистый полуостров, поросший редкой сосной. Полуостров обходится слева. Двести метров по "монашеской протоке" и снова - ширь и гладь. Степан сразу отметил красно-бурый торфянистый цвет воды в Большом Михайловском, такое я видел в Подмосковье на речке Поля весной. Кто-то из жителей сказал, что местные окуни от этого торфа становятся черными, как гуталином мазанные - не отмоешь. Окуней я там ловил, но эти легенды подтвердить не могу, пойманная рыба была чиста и полосата. От места впадения протоки в озеро следует идти влево (если преследовать цель увидеть монастырь и плыть к Двине), мимо овчарни на левом берегу и дальше к северу. Вообще левый берег отрыт и обжит, ближе к монастырю на нем местится небольшая деревушка. Правый (восточный) берег - лесистый и дикий, только на мысу старый погост. За его кромкой справа и открылся нам через полчаса неспешного хода, монастырь - красивое, монументальное сооружение. Но осмотр решили отложить на завтра, а сами встали на западном берегу между овчарней и деревней, ближе к овчарне. Я направился в овчарню проведать, кто там есть, но людей не нашел, только довел до белого каления сторожевых собак и пошел назад. Не успел отойти и двадцати шагов, как сзади послышался шорох. Оборачиваюсь - овцы. Вышли откуда-то и последовали за мной. Увидев, что я обернулся, овцы остановились и сразу сбились в кучу, наблюдая за моими действиями. Я погрозил им пальцем, но только пошел дальше, как стадо опять двинулось за мной. Я сказал им "брысь", потом "фу", потом еще - "кыш". Овцы внимательно меня выслушали, все также сгрудившись в кучу, но уходить не торопились. Они так на меня таращились, что мне стало смешно, и я полез за фотоаппаратом. Увидев, что я завозился, овцы решили, что это не к добру и с похвальной быстротой бросились к овчарне, где привязанные собаки уже хрипли от бессильного лая. Вообще, эти собаки были какие-то ненормальные, а может, просто скучно им было одним. Их лай доносился до нашей стоянки после любого громкого звука. Алекс чихнет - лают, сухой плавник для костра ломаешь-хрустишь - опять лают. Только было успокоились и перестали брехать, как я, радуясь тишине, набрел на сухое дерево и, упершись коленом, сломал пополам ствол толщиной в руку. Зря я это сделал. Бабах был на все озеро. Собаки аж взвыли от злобы.
Вечером посвящали Степана в байдарочники. С весла он агрессивно осушил стакан разбавленного пополам спирта и получил от нас троих веслом по копчику. Затем все насели на ужин. Около девяти вечера раздался звон Макарьевских колоколов. Долго сидели, слушали, пили-ели, обсуждали поход и все дела. Спорили о технике гребли о преимуществах разных байдарок, вспоминали истории и разошлись по палаткам уже прилично за полночь и столь же прилично "под мухой".
Встал я рано, все еще спали. Это было первое по-настоящему "осеннее" утро. Было холодно и сыро, собственно от холода я и проснулся. Выбравшись из палатки, я не увидел ни соседнего берега, ни овчарни, ни леса - сплошной белой пеленой висел туман. Было настолько тихо, что я слышал свое дыхание. Мне захотелось сесть в лодку и отплыть подальше, в туман, помедитировать и покидать спиннинг. И вот я уже не вижу перед собой ничего кроме своей лодки да зеркала озера в радиусе пяти взмахов весел от меня. Закидывая удочку, не видно места падения блесны в воду, она булькает где-то там, за плотной пеленой, и жужжание катушки в этот час кажется очень громким. Но выглянуло солнце, и через чуток уже стали видны очертания берега, прорисовывались контуры палаток, заблестела вода. "Эй, сонное царство!" - раздалось на берегу. Я разглядел грузную фигуру рядом с палатками. "Я за него! Что случилось?" - крикнул я. "Вы кто?" - спросила фигура, поворотясь в мою сторону. Подгребая к берегу, я увидел седого бородатого пожилого мужика, вероятно, это был пастух монастырских овец, с которым я тщетно пытался познакомиться накануне. Шагов за 20 от берега лодка села на песок, и я потащил ее за нос сквозь редкие камыши. "Сейчас объясню" - пообещал я пастуху. Под ногами блеснул вспугнутый окунь, вылетел ошарашенный на мелководье, запрыгал по песку. Бросив лодку, я прыгнул на него, подняв тучу брызг, и накрыл ладонями. Старик посмеивался, поглаживая бороду и качая головой. Он действительно оказался сторожем-пастухом, гнать нас не стал, но сказал, что по-хорошему-то надо получить благославления батюшки на постой на монастырском пастбище. Я пообещал ему, что покинем пастбище к полудню. Стало пригревать, скоро и народ из палаток повылезал. И, конечно же, сразу - на рыбалку. На Михайловском неплохая рыбалка, рассказывают, что монастырский рыбак каждое день с утра пораньше выходит в озеро и без нескольких щук, или как их называют местные - травянок, ни разу не вернулся. Мы, конечно, рыбаки не столь великие, но щуку подцепили. Другая травянка, побольше, сошла с "дорожки", когда ее уже в лодку втаскивали. У Алекса окунь схватил блесну, колтыхающуюся у самого борта лодки, пока он "бороду" на спиннинге распутывал. А чуть позже Санька, кинув спиннинг, прямо попал блесной, оглушив и подцепив, еще одного окунька. Словом, что ни окунь-то дурачок. Я пытался опять ловить окуней руками, уж очень мне это понравилось. Они все грелись на мелководье, буквально стаями ходили. Но хоть я и "засады" устраивал, и слепым притворялся, и веслом куда ни попадя лупил, и воду мутил, - ничего не вышло.
Всю вторую половину дня осматривали Монастырь - величественные строения в живописном былинном месте. В настоящий момент там идут ремонтные работы, одна башня в лесах. Мастера готовили купол, колдовали над изогнутыми по форме составных частей луковицы главки деревянными заготовками, что-то подгоняли и шкурили. Пахло смолой и свежей стружкой. Группа археологов из Архангельска поодаль что-то раскапывали, сидя в яме. С причала открывался красивый вид на Б. Михайловское озеро и на деревеньку справа. Между Монастырем и озером - маленькая серая избушка неясного назначения и сильно разрушенная каменная стена какого-то строения, вся заросшая Иван-чаем.
Еду можно было купить в местной монастырской лавке, куда, кстати, ходят жители со всех окрестных сел (их, правда, немного) чтобы купить хлеба. Не к месту смотрятся в этой лавчонке шоколад и всякие другие роскошества - их раскупают, как бы выразиться по-приличнее,… плохо. Мне эта лавка запомнилась самопеченым монастырским серым "кирпичиком" и монастырской сметаной жирной, густой как масло и вкусной до невозможности. До сих пор у меня во рту этот вкус. Сметану намазывали ложкой на хлеб слоем втрое толще самого хлеба. Это была не еда, это было объедение.
К вечеру двинулись на озеро Долгое. Пересекли Б. Михайловское, держа курс практически назад, всего лишь на тройку сотен метров правее овчарни, по пути упустили еще одну щуку и, заплыв в бухту, почти прямо напротив Монастыря, увидели песчаный пляжик. Монастырь исчезает за лесом практически одновременно с вплытием в бухту, то есть с небольшой погрешностью можно сказать, что Монастырь, кромка леса и бухта лежат на одной прямой. Тропка с пляжика выводила на грунтовку, по другую сторону которой также было озеро - небольшое. Из него через протоку (в северной его части, или справа, если смотреть на озеро со стороны дороги), короткую, но сильно заросшую, мы попали в озеро Долгое. Прямо у протоки справа по ходу была громадная стоянка, даже скорее 2 стоянки совсем рядом друг с другом. Одна с видом на Долгое, другая - на это небольшое безымянное озерцо. Стоянки были изрядно загажены мусором. Для кого там вырыты мусорные ямы непонятно, так или иначе, все грязища была вне их. Свою стоянку я приводил в порядок минут 40. За вторую браться не стал, просто уморился. На стоянке были огромные сосны, а берега озера сплошь покрывали беломошные боры и ельники. Как же можно в таком изумительном месте так гадить? Хорошо хоть это единственная стоянка на всем озере, а так бы все берега, небось, были такими. Долгое озеро вытянуто с запада на восток, длиной километра три, шириной метров двести-триста. Очень красивое. Но, не смотря на некоторую заботу, проявленную нами в отношении него, озеро не подарило нам ни одной рыбы! Полный провал потерпели и я, и Саня с Алексом, хотя мы стояли там два дня. Правда, отсутствие рыбы мы немного компенсировали черникой-брусникой, но это было слабое утешение.
Через день отправились снова в Монастырь - побродить и заглянуть еще разок в волшебную лавку, а к вечеру выплыли в озеро Черная Лахта (юго-восточное по отношению к Монастырю и соседнее с Б. Михайловским озеро). По словам продавщицы волшебной лавки, песчаные пляжи Черной Лахты знамениты на всю округу. Эти пляжи мы искали часа два, исплавали все озеро и нашли просто чудом - на большом полуострове со старым погостом на холме, совсем недалеко от Монастыря. Пляжи были с другой стороны холма полуострова, от кладбища их отделял березовый лесок и, хотя размер пляжа был раз в 10 меньше самых скромных наших предположений, нам там понравилось. Стоянка на небольшом возвышении, костровище и бревна - скамейки. Погода в этот день была неважной, сильно похолодало. Поплавали мы с Саней, порыбачили, поймали окуня и, прилично подмерзшие на открытом ветре, вернулись назад. Вообще, озеро приятное, в восточной оконечности есть уютная "рыбацкая" бухта, там ветру мало, а по берегам заросли травы, камышей и кувшинок - щука просто обязана быть. Но рыбацкий пыл уже угасал, хотелось посидеть, погреться, пожечь костерок. Белые ночи уже давно кончились, вечерами было темно. Поеживаясь, я вышел на бережок, сел на борт лодки и слушал монастырский колокол и как ветер шумит в вышине. Над Черной Лахтой сквозь облака несся месяц с такой быстротой, что у меня закружилась голова. Где-то на окраине леса тревожно цвенькала одинокая пичуга. Лето подходило к концу.
На следующий день отыскали в северной оконечности озера исток Сии. Он находится где-то приблизительно посередине северного берега. Ориентиром могут служить группа молодых березок, ярко белеющих на небольшом полуострове справа от истока. Исток сильно зарос, но все же река просматривается. Пройдя по травяным зарослям метров двести, река принимает свой естественный вид - невысокие берега и смешанный лес. Количество упавших в воду деревьев не поддается описанию - бобровая работенка. Но, видно, по Сие регулярно ходят рыбаки и местные жители, так как во всех завалах прорублены лазы. Река сильно петляет, сосны сменяются березами, те - ельником, и так по кругу. Перед озером Плоским река широко разливается, мелеет и пару сотен метров течет в камышах. Продраться по ним трудно, но можно. Озеро круглое по форме, с живописными заводями, кувшинками и высоким северо-западным сосновым берегом. Вдоль этого берега идет дорога, о чем несложно догадаться по сильно замусоренным стоянкам. Доступность любого красивого места для автомобилистов сразу означает конец его девственной красе. Как следует высмеять фантастическую страсть людей жрать водку на природе и гадить по-черному, прямо тут же вообще-то кто-нибудь должен. Ведь надо людей как-то будить, нельзя же так! Уборкой почти не занимались, там человек сто нужно для этого запрячь. Ловили рыбу, купались, фотографировали, стараясь, что бы в кадр не попал мусор на берегу.
Озеро Плоское через узкую короткую (полкилометра) протоку соединено с другим озером - озером Плешково, в целом похожим на своего соседа. Протока находится в северо-западной оконечности Плоского. Опять же, просматривается только вблизи. Та же промежуточная мелководная зона из травы и камышей. На берегу Плешково стоит какая-то шикарная дача, принятая нами издалека поначалу за дом отдыха или турбазу. Мы искали исток Сии и я вылез там на берег спросить где он. Но хозяев не было, только собаки рвались на цепях. Побродил я среди этого унылого шика для "избранных" и вернулся к лодке. Исток нашли быстро, он находится метрах в трехстах прямо за полуостровом, на котором стоит эта дача. Сия на этом участке разительно отличалась от отрезка между Плоским и Плешково. Вода в этом году чрезвычайно низкая и перекаты-проводки шли каждые десять-пятнадцать саженей. О том чтобы спокойно плыть не шло и речи. Где-то в описании я прочитал как "светлая Сия весело бежит по перекатам к Двине". Чего уж тут светлого?! Такие чащи! И что значит - весело? Большинству туристов тут было бы совсем не до веселья, как реке - не знаю. Надо же, насколько различаются порой восприятие описания и действительность! Полтора километра мы преодолели, наверное, за час, если не больше. Сначала из лодки вылезали неохотно, мочить штаны не хотели, привередничали. Через четверть часа Сия настолько нас вразумила, что мы радовались даже десятисаженным участкам глубокой воды. Босиком проводиться было сущим адом - дно каменистое, сплошные провалы меж камнями, да еще коряг полно. Сначала "изобрели самокат"- человек в лодке на четвереньках, а одна нога в воде - отталкиваться. Потом Степана осенило - надо достать шлепанцы. В кроссовках щеголять по Сийским перекатам - полная безнадега - разлетятся в полчаса, хорошо мы сразу сообразили. Этим шлепкам, вообще, надо памятник отлить. Это было спасение. Степа спокойно шел в них по реке по колено и повыше в воде, таща лодку за нос, а я самокатил на корме. Саня с Алексом шли где-то сзади, стоило их, конечно, подождать и идти вместе, но мы слишком увлеклись борьбой с рекой и обо всем забыли. Поперек русла нередко лежали громадные стволы. Мы перетаскивали байду через них, а ребята сзади - пропихивали под ними. Над нашей лодкой висела веселая непрекращающаяся ругань. Вот слева показалась крохотная деревушка, бани. Был соблазн высадиться тут и добираться до трассы пешком, но это сулило ряд неудобств и сильно било по нашей гордости. И мы ломимся дальше. Завалы по всей реке. Лес чащобный, глухой, хоть и день, а кругом сумрак. Берега - то сплошные заросли ивняка, то песчаный шестиметровый обрыв с соснами наверху. Видим рыбака, спрашиваем, далеко ли до моста. Говорит меньше километра, а насколько меньше - не говорит. Нам-то и 100 метров с трудом даются. Уходим дальше, попросив рыбака сказать идущим сзади, что мы тут проходили, и в любом случае доберемся до моста, где и будем их ждать. "А чего тут клюет?"- спрашивает Степа, оборачиваясь. "Теперь уже ничего", - бормочет мужик. Мы спешим. Уже слышен шум дороги. Еще чуть-чуть, еще немного…наконец-то! Мост! Добрались! Через полчаса появляется второй экипаж. Тоже обалдевший. Сушимся. Ищем место ночевки. Но места не очень подходящие - рядом деревни, дорога, у автобусной остановки пьяная местная молодежь. В итоге проходим метров двести в сторону Емецка и справа, через канавку, устраиваем стоянку прямо на мху в лесу. С дороги не видно и черники полно. Наша последняя ночевка на открытом воздухе.
Утром ловим фургончик до Архангельска (170 км). Взяли с нас по 130 р. за человека и по 30 р. за каждый рюкзак. В полдень мы в Архангельске. "Народ" предпочел Малым Карелам покой гостиничных номеров, а я с местным водителем Юрой рванул навстречу старине, даже не переодевшись. Доехали за полчаса, купили входной билет и пошли бродить. Под открытым небом создан старинный городок - со всех концов Архангельской области сюда свезли старинные дома, церкви, мельницы, кузницы, амбары и еще много-много всего интересного. Зимой внутрь не пускают, а сейчас все было открыто для посетителей - ходи и смотри. Мельницы поразили своей сложностью и исполнением. На стене висел современный чертеж одной из них, и я понимал насколько технологически серьезна эта штуковина. Детали и узлы в большинстве своем сохранились с тех еще лет нереставрированными, какими и создал их русский мастер. В одной старой и богатой избе я увидел нечто весьма нелепое - обои. Чуть столбняк не хватил от неожиданности. Сначала даже решил, что это работники музея "пошутили", но потом узнал, что это так и было. Настоящие обои, только отреставрированные! Дом принадлежал в прошлом какому-то богатому купцу, и он привез эти обои для своей избы из Германии. Выглядела эта древняя изба с обоями, как-то смешно. Похоже, уже тогда на Руси были люди из числа небедных, платившие большие деньги за заграничный ширпотреб под видом прогресса и моды, но видно только сторонний наблюдатель, да и то по прошествии множества лет может оценить подобное убожество. Обойти Малые Карелы за час, как я планировал, оказалось просто нереально. Так что мы пробыли там гораздо больше, и я здорово умотался. Но за полчаса пути назад в Архангельск, я подремал в машине и снова ожил. Попросил Юру не везти меня в гостиницу, а высадить где-нибудь в городе, да так, чтобы, добираясь пешком на ул. Тимме, я бы смог осмотреть Архангельск по максимуму. Он высадил меня недалеко от набережной Двины, и я более 3 часов болтался по городу - старому деревянному - что ближе к воде и более современному - на периферии. Не будучи любителем современности, я облазил почти все сараи и голубятни старого города. Вообще, город вблизи набережной мне показался более интересным - вся старина, церкви - там. Правда, сильно расстраивают находящиеся в заброшенном состоянии памятники героических военных лет - музеи, старинные дома, где готовились военные моряки, но, тем не менее, город еще сохранил остатки былой привлекательности.
А на обратном пути я решил зайти в парикмахерскую, чтобы сделать пижонскую стрижку. Был я, правда, в весьма "злом виде" - дико перепачканных матерчатых штанах и в выцветшей майке навыпуск, к тому же обросший. В первой парикмахерской девушка-мастер оглядела меня неодобрительно с головы до ног и неуверенно как-то сообщила, что уже вечер, рабочий день к концу, а она очень устала и хочет домой. Я вышел на улицу и, пройдя метров триста, увидел красочную вывеску "Салон красоты". Но на этот раз я на всякий случай решил не показываться мастеру на глаза целиком, а выглянул лишь самую малость из-за приоткрытой двери и громко спросил: "Можно у вас постричься?!" Но молодая парикмахерша бесцеремонно распахнула дверь, за которой я тщетно пытался спрятаться и, оглядев меня, заулыбалась. Она улыбалась так широко и неудержимо, что я тоже заулыбался во всю ширь. "А можно..." - начал, было, я. "Можно! Только завтра, молодой человек, завтра! Когда вы проснетесь…(она чуть не сказала - умоетесь и переоденетесь), позавтракаете и сразу - к нам! Хотите, я вас запишу к себе?" "Нет, спасибо"- сказал я, - "завтра утром у меня поезд. До свидания".
Так что вернулся я в свой номер, каким и ушел - лохматым чумазеем. Ребята успели неплохо без меня отдохнуть, и сидели с пивом ленивые и благодушные. А я не мог сидеть. Впечатлений минувшего дня было так много, что меня продолжало колбасить, и я даже немного поразвлек ребят акробатикой.
Грустновато в последний день похода. Завтра в Москву, билеты на утренний поезд уже куплены, остается только переночевать, и - прощай Архангельская земля. Две недели - как один миг…Утро следующего дня было дождливое, дотопали до вокзала, подгоняемые влагой и холодным ветерком, погрузились в поезд… Двадцать три часа пути - и мы в Москве. Алес!

Резюме
Места очень хорошие. Маршрут по Ваймуге, Сийским озерам и Сие - как раз для двух недель и очень разнообразен. Тем и интересен. Здесь хорош именно суммарный эффект. Ваймуга - прекрасная чистая и таежная река, - на мой личный взгляд, все-таки немного уступает Луху и Керженцу с их неповторимыми песчаными гривами и сосновыми лесами. Сийские озера - места замечательные, но может, не так врезались в память, как скалистый карельский красавец Кукас. Антониево-Сийский монастырь - памятник редкой красоты, показался мне все же не таким ошеломительным, как Макарий на Волге. Но в сумме, повторяю, эффект очень велик. Не стоит "жертвовать" озерами, чтобы проплыть по Ваймуге до конца, или просто приезжать на озера, не поплавав по Ваймуге - будет хорошо, да не то. Добавьте сюда веселые покатушки по порожкам на реке, рыбу-ягоду и замечательное завершение - город Архангельск и музей-заповедник, Малые Карелы.
Если про негативное, то чему должен быть готов турист - так это к недостатку стоянок на Ваймуге, особенно на сорокакилометровом участке Самодед - Н. Ильма. А также к постоянному зрелищу нищеты и разрухи повсюду и повсеместно, где жили или еще живут доведенные "реформаторами" до ручки русские люди.
И еще о реке: по Ваймуге лучше плавать на плоскодонных надувных судах типа "Щуки", так как много мелей и перекатов. На каркасных байдарках идти туда не след, особенно в жаркое лето.

Глеб

Москва. Ноябрь 2004 г.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
 Александр, 12.08.2005
Большое спасибо автору за прекрасное повествование. Сам вожу группы на резиновых лодках "Турист-3" по Ваймуге.
Очень жаль, что самые красивые места ребята пролетели за один день. Мы их проходим не торопясь 3-5 дней, изрядно половив хариуса. На близлежайших озёрах неплохо ловится сорога и окунь. С удовольствием сам приму туристов. Вся экипировка у меня имеется. Достаточно прибыть к нам в костюме для леса. Мой телефон 89212402234 - Саша
 Александр, 12.08.2005
Добавлю свои адрес:pbl6ak@atnet.ru
Желающие получать нашу информацию о предстоящих походах, впечатления и фотки могут скинуть свои адрес.
С уважением, Александр
 Ира))), 17.09.2008
класс... мы были этим летом с 24июля по 3 августа в этих местах))))
 Роман, 20.08.2013
Прошли по этому маршруту в августе 2013 года. Места очень красивые и достаточно дикие, особенно Ваймуга. Даже видели семейство медведей на берегу. От себя добавлю, что "пороги"- на самом деле оказались несложными перекатами, максимум можно было на камне посидеть, так что люди без опыта прошли совершенно спокойно, бояться нечего. В описании у Глеба кажется, что Сийские озера в районе монастыря мало населены, на самом деле, уже полно деревень и автомобилистов, встать в выходные невозможно, мы стремились скорее оказаться на озерах , а там делать особенно нечего, поэтому лучше на Ваймуге побыть подольше. Для волока от Осередка до озер нанимали телегу в поселке, она пять неразобранных байд , загруженных поперек дороги, довезла до озер почти без проблем. Хариуса ловили немного, щук немного, ягоды и грибы были. Чудесный поход!!!
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.


Фотографии:


Наша команда


Глеб

Степан


Большое Михайловское озеро


Большое Михайловское озеро


Озеро Большой Волгуш


Озеро Большой Волгуш


Изба в лесу


Деревня Малые Карелы


Антониево-Сийский монастырь


Нижнее Пермилово


Озеро Долгое


Озеро Долгое


Озеро Плоское


Река Сия


Река Ваймуга


Река Ваймуга


Река Ваймуга


Река Ваймуга


Река Ваймуга


Река Ваймуга


Вереск




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100