Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Приключения на реке Умба или Оленегорск - Кандалакша go-go…

Автор - Максим Сысоев (Санкт-Петербург)

Долго, ой долго собирался я на Умбу. Года три. Под это мероприятие был даже куплен новый рафт. За дешенные беньги, аж тыща двести зеленых президентов…
И вот как-то ранней зимой решение было принято окончательно и бесповоротно. Дело было за малым - найти экипаж. Проведя между тут конгениальную рекламную компанию, я не только набрал экипаж на рафт. К нашей группе присоединились две байдарки в полном составе. Впрочем, в вербовку экипажа немалую лепту внес наш штурман - Серега Куликов. И вот после Нового Года начались эти хорошо знакомые настоящим туристам ежемесячные сборы группы, на которых не только, да и не столько, обсуждались технико-тактические подробности предстоящего путешествия, сколько смаковался предполагаемый кайф от того, что все это будет… И чем ближе, тем желаннее становилась намеченная цель, тем нетерпеливее вели себя будущие "аргонавты".
И вот благословенное время настало. Маршрут обмусолен до мелочей, билеты куплены, рюкзаки собраны. И вся наша братия, в сопровождении чада и домочадцы, оккупировала один из перронов Московского вокзала. Сидим, ждем. Минут за двадцать до времени "Ч" милый голос диктора объявляет, что наш паровоз пребывает (а, точнее, уже прибыл) совсем на другую платформу. Вагон, ессесственно, в самом конце состава. Похватав кто что смог, и оставив провожающих стеречь то, что осталось, мы помчались к месту дислокации нашего дома на колесах. После первого этапа забега выяснилось, что нашего Леху не пускают в вагон без предъявления "паспорта или заменяющего его документа". На отчаянные вопли Лехи о том, что паспорт на дне рюкзака, и мои предложения занести сначала вещи в вагон, а потом доставать оный документ, сфинксообразная проводница и ее не менее невозмутимый напарник никак не отреагировали. Леха был вынужден выгрести содержимое рюкзака на перрон. С учетом того, что на его шмотках сверху располагалась частично упакованная байда, веселуха удалась. За это время я успел сделать еще один рейс за вещами, ибо документ документом, а время-то идет. К моему прибытию выяснилось, что теперь многострадального Леху не пускают в вагон, ибо впопыхах упакованный рюкзак, по мнению проводников, не соответствовал габаритам. Пришлось искать бригадира. До отхода поезда оставалось 5 минут. Притащив упиравшегося бригадира на разборку за 2 минуты до отхода поезда, я добился положительного решения нашего вопроса и мы, наконец, загрузились. Как выяснилось позже - нам это только казалось. Но - по порядку.
Распределив груз и угнездившись, каждый предался обеспечению личного комфорта. Наш видеооператор Андрей отправился на поиски своих тапочек. Часа через пол выяснилось, что отсутствует его рюкзак. Потратив еще минут пятнадцать на перепроверку, я вынужден был констатировать этот прискорбный факт. Помимо личных вещей в рюкзаке находились аккумуляторы от видеокамеры, что привело Андрея в особенное уныние. Путем активных мозговых усилий пришли к выводу, что рюкзак остался на попечении двух провожавших нас дам, на перроне. Беготня в Волховстрое до телефона, звонки домой ни к чему не привели.
К сожалению, этим не ограничилось. К обеду следующего дня выяснилось, что забыт так же мешок с большей частью продуктов. Теперь унынию предались уже все…
И вот Оленегорск. Сверхзадача - за полтора часа до отхода автобуса на Ревду успеть дозвониться в Питер, узнать судьбу нашего багажа и попытаться заполучить его обратно. Вокзал в Оленегорске расположен в чистом поле, где почта, где телефон? Подхожу к стоящим "Жигулям".
- Сколько до почты?
- Пятьдесят.
- …
- Ну, ехать километров 10 в один конец, бензин дорогой…
- Ладно, поехали!
Торговаться некогда. Спустя некоторое время подъезжаем к почте, выходим. Набираем Питер и минут пять слушаем выражения, более присущие портовым грузчикам, причем из женских уст. Ну да, поезд то уходит в 00.20! И две милые дамы остались с двумя неподъемными мешками на опустевшем перроне…
К счастью, они догадались отправить наш груз следующим поездом с проводником. Значит, завтра утром он будет в Оленегорске. Ура! Окрыленные, выходим из здания почты. Пора на автобус. На наш вопрос об автобусе до вокзала местный абориген смотрит на нас с изумлением и выдает: "Да тут напрямик через поле минут двадцать ходу!". Хитрые, однако, люди эти извозчики…
На мой укоризненный взгляд на обратном пути все тот же водила только пожал плечами: "А кто тебя заставлял?…".
Порешили - едем все до места сборки судов, двое возвращаются обратно в Оленегорск и ждут завтрашнего утра, остальные перебрасываются на ближайшее озеро и встают лагерем в ожидании ходоков. По карте, прямо от шоссе перед поворотом на Ревду - протока, впадающая в нужное нам озеро (Яичное).
Грузимся в автобус и пытаемся сориентироваться по карте. Тундры - они и есть тундры. Подъезжаем к повороту, вижу протоку, пытаюсь затормозить автобус. И тут Серега Куликов, всегда больше доверяющий карте, чем своим глазам, говорит: "Мне местные сказали, что лучше собираться за поворотом. Там есть еще протока, она побольше." Пока спорим, автобус поворачивает. Выходим. Разгружаемся. Видим протоку метров 10 шириной. Ладно, годится…
Сборка, перепаковка, обед. Отправляем двоих обратно в город, сами становимся на воду. Погодка вполне приличная. Протока теряется в ближайших кустах. В них же она делится на три, отнюдь не равнозначных, рукава. Проходим только третий, дальний от нас. Вы когда-нибудь перетаскивали груженый рафт по пояс в воде через кусты? Рекомендую…
Наконец этот короткий, но тяжелый волок завершен. "Таймешка" уходит вперед по узкой, но весьма шустрой протоке, Серега готовится гнать "спортивку", а мы, загрузившись в наш дредноут и резво отмахиваясь от проносящихся мимо кустов веслами, пускаемся в путь. На выходе в озеро тормозим и ждем Серегу. Он появляется из-за поворота, сидя на лодке по-турецки. Оказалось, что его ноги не влезали в груженую "жуковку", поэтому он решил "идти верхами". Далее не было ничего примечательного, окромя дождя и тучи комаров.
Наутро собрались мы на другой берег озера - ходоков встречать. Вот тут и обнаружилось, что от берега до шоссе - метров 400 по укатанной грунтовке. Опять аборигены надули…
С момента старта моросящий дождичек стихал лишь иногда, небо напоминало тельняшку, где темные полосы сменялись более светлыми. Прошли протоками до оз. Секир. После него уклон стал больше, течение быстрее, появились отдельные пороги 2-3 к.с. Случались и забавные ситуации.
Входим в протоку, уклон приличный, шумит. За поворотом поперек русла над водой бревно. На какой высоте - с воды не определить, зачалиться негде, речка едва в две ширины рафта, по берегам кусты. Бодаться с бревном тоже не хочется. Принимаю решение - упираться в бревно ногами. Выставил ноги, подлетаем к бревну - в принципе проходим. Ноги убирать поздно, я засуетился и меня тихо снесло с рафта в воду. Отряд не заметил потери бойца, я зацепился рукой за чалку и сплавляюсь за рафтом на манер водоросли. На ноги не встать - мелко и быстроток. Веревочку отпускать тоже не хочется - догоняй их потом по воде. А крикнуть не успеваю - вода в рот заливается. Через некоторое время заметили, засуетились, стали искать глазами. А я вон он - за рафтом плыву. Тормознули, затащили внутрь…
Идем дальше. Вдруг весь поток уходит в кусты, а на месте русла - огромный завал. У его края, наполовину в воде, полощется настоящий деревянный катер. Нам даже не по себе стало - тут катер замыло, а мы черт-те на чем! Зачалились, вылезли. Завал из бревен вперемешку с железными бочками, шириной метров 30. Вода нашла себе дорогу через густой кустарник, а единственный теоретически возможный проход перегорожен несколькими здоровенными бревнами. Причем испытывать на собственной шкуре, какая здесь глубина и затягивает ли под завал - естественно, ни у кого желания нет. Но делать что-то надо. Опять же, обносить по заболоченному бурелому - нема дурных. Сначала попытались распилить естественный шлагбаум. Пилить на весу полузатонувшее бревно, стоя на быстротоке по пояс в воде - еще то удовольствие. Да и пилу зажало. Решили вырубать кусты. Тоже развлечение - временами вода доходила до шеи. Помесь лесоруба и водолаза. Но, как не странно - протащились. (Для молодежи: от слова "тащить", а не "тащиться").
В общем, к обеду четвертого дня вышли мы в устье Северной протоки и "впали" в Умбозеро. Был, правда, еще милый деревянный мостик "вот такой нижины", но это уже так, мелочи.
Что это Умбозеро мы поняли, только выйдя на оперативный простор. Ветер был попутный, северный, шел небольшой ливень, грести по ровной воде никому не хотелось, и, поэтому, решили поставить импровизированный парус. Я потом сильно об этом пожалел. Во-первых - парус соорудили из моего химзащитного плаща, да и задубели мы без движения на такой погодке. Хоть и ветер был в спину…
В общем, когда мы зачалились к берегу в районе ручья Азимут, у всей команды зуб на зуб не попадал. От холода так трясло, что топор из рук вываливался. Клацая зубами, я сообщил экипажам, что на все прогулки в горы у них - сутки. Вот такой я нехороший. Мои орлы, слегка отогревшись и перекусив, рванули наверх, а мы с сыном остались сторожить лагерь. Чего я в этих Ловозерских тундрах не видел? К ночи вышло солнце, а мне стало настолько хреново, что в глазах мутилось. Не сидите на холодном ветру в мокрых шмотках! Сожрав чего-то антипростудного, я прочитал сыну краткую лекцию, что, мол, не надо папин труп тащить на себе, а надо ждать, когда за мной придут люди. И завалился в палатку.
Как не странно, на утро я встал относительно бодрым. Ветер усилился, палатка постепенно принимала странные очертания, несмотря на все штормовые растяжки. Но светило солнце и жизнь казалась весьма приемлемой штукой, несмотря на чахоточный кашель.
К 9 часам вечера на склоне показались знакомые фигуры. Народ пришел уставший, но довольный, впечатления переполняли. Под их рассказки о Сейдозере, о холодной ночевке и снегопаде (17 июля!) мы засиделись у костра допоздна…
Утро было ветреным и солнечным, впрочем, как и предыдущее. Часов в 12 мы встали на воду. Задача - пересечь Умбозеро и, двигаясь от мыса к мысу вдоль западного берега, достичь истока Умбы. Порядка 45 км по ровной воде. Чистых ходовых часов - 13. Две остановки по часу на обед и ужин. Когда мы к трем ночи выдернулись на песчаный пляж в 800 метрах от истока, нам уже даже спать не хотелось. Мы тупо сидели у костра, не в состоянии заставить себя поставить палатки.
Умба - река мелкая, в верховьях глубина едва достигает 30-40 см. И до моста, откуда начинают походы нормальные группы, практически не течет. Зачалились перед мостом, на комарином лугу. Вышли, так сказать, на исходные позиции. Первопроход закончился. Начинался подробно описанный в отчетах маршрут. Впереди был Падун.
Пара часов гребли - и мы его услышали. Порог впечатлял. Локальный двухступенчатый слив метра 2,5 высотой, каньон около километра длиной 2-3 к.с. и третья ступень с впечатляющей "бочкой" посредине и прижимом к скале слева, после которого косая бочка. Слева, отделенные островками, две более простых протоки, но заход в них достаточно проблематичен.
Осмотрев Падун, решили встать на дневку и устроить банный день. Нашли стоянку, перетащили часть снаряжения. Идти на рафте решили гружеными. Задача - прыгнуть слив и уйти по каньону траверзом влево, т.к. в нижнюю "бочку" не хотелось лезть даже на рафте. Вырулили на заход, пошли. Слив прыгнули нормально, хотя и притормозили внизу. С перепугу перестарались на развороте, в результате чего метров 100 шли кормой вперед. Еще смещаемся влево и, за поворотом, нас неотвратимо несет на скалу. Хорошо, что рафт мягкий. Черканули об скалу бортом, плюхнуло водичкой в косой "бочке", и все, можно расслабиться.
Разгрузили рюкзаки, ознакомились с очередной мемориальной табличкой. Парня, конечно, жалко, но кто же лезет в пятерочный порог без спасжилета и фартука.
К прохождению готовится "Таймень". То, что матросу не хотелось идти в порог - было видно издалека. Рафт притаился на страховке за скалой и потянулись минуты ожидания. Ожидание что-то затянулось. Наконец, я увидел бегущего вприпрыжку сына, с восторгом вопящего: "Они перевернулись!". Приготовились, ждем…
Из-за поворота появились две головы в красных касках, цепляющиеся за зеленое брюхо "Тайменя". Ребят несло прямо в нижнюю "бочку". Отчаянный прыжок Куликова через байдарку - и все трое скрылись в пене, откуда появились уже по отдельности…
Мы рванули на спасение, но уже через несколько секунд стало видно, что ребята встали на дно. И мы бросились догонять уплывающий "Таймень". Догнали… Погрузив "утопленника" на рафт, мы бодро попытались идти против струи, но не тут то было. Но любому действию всегда есть альтернатива. Поэтому мы так же бодро изобразили бурлаков. Еще траверз за пловцами поневоле, вылезшими на другой берег - и вот уже все в сборе. Ребята в шоке, на алкоголь не реагируют, наблюдается судорожный поток невнятных словосочетаний. При ближайшем рассмотрении судна заметно, что оное подлежит ремонту. Ну что ж, запланированная дневка весьма кстати…
Вечером - посиделки, байки. Что за ерунда? Постепенно экипаж начинает пропадать. За разговорами это не так заметно, но в какой-то момент обнаруживаю, что около меня сидят трое, а по тропе к лагерю приближается пара моих матросов в весьма приподнятом настроении. Подойдя поближе, они восторженно выдыхают в один голос: "Там наливают!". Вот что делает с людьми дефицит спиртного. В общем "там" мы оказались все. По соседству обнаружилась московская группа, "выгуливающая" двух поляков. А спирта они запасли немало… После многих кружек грога "туристский" (горячий чай, сахар, спирт) стало всем хорошо и, попев песни, часам к четырем утра команда потянулась в лагерь. По дороге потеряли Серегу Романенко. Народ переполошился, стали рыскать по утреннему лесу, оглашая его тоскливыми воплями. Серега нашелся около моей палатки, ибо был он в камуфляже, а в низинке, в предрассветных сумерках, мы его просто не заметили. Идти в палатку он отказался, в связи с чем был накрыт куском полиэтилена. Так и проспал до утра.
Подъем был поздний. К завтраку народ явил свои помятые лики. Но баню делать надо!
Оставив двух Серег разбираться с "Таймешкой", уныло принялись за дело. Часам к пяти баня была готова. Народ у нас без комплексов, что мужского, что женского полу. Но у местных рыбаков вид обнаженного женского тела вызвал столбняк и дефекты речи. Как делился впоследствии впечатлениями Романенко, попытка выяснить, как клюет здесь рыба, окончилась фиаско. Мужик смог только выдавить из себя: "Ну ни фига себе!". Правда, на наши могучие торсы он уже такого внимания не обращал. Вот что значит - правильная ориентация.
Леха перед мытьем решил намылиться и пройти низ порога в одиночку на "спортивке". Как ни странно, ему это удалось.
Кстати, придя на обед, мы смогли увидеть останки "Тайменя". Ломаные и погнутые стрингера, треснувший дюралевый нос. Но к вечеру умелые ручонки наших мастеров, с помощью веточек, веревочек и изоленты, привели байду в приемлемый вид. Вот и ладненько…
На следующий день были Капустные озера, целых три. На одном из них, посреди озера, вода едва доходила до пояса. Между Верхним и Средним озерами река побаловала порожком и тучей мошки, поджидавшей нас в кустах. Среднее и Нижнее озера оказались разделены наплавным мостом. Там нам повстречались две милые девушки с биостанции, мужественно пытавшиеся напоить нас чаем, что закончилось падением котла в костер. Биологи предприняли вторую попытку, а мы двинулись дальше. Места красивейшие, пологие сопки, тайга.
За озерами нас ждал "Разбойник". Не потому, что злой, а потому, что разбои, т.е. деление основного русла на несколько довольно мелких проток. Смеркалось. Заночевали на левом высоком берегу посреди порога. Серега Куликов, фанат фотосьемки, до ночи "ловил" закат, стоя на высоком пне, а мы сидели у костерка и отмахивались от комаров…
Наутро, быстренько проскочив нижний участок порога, двинулись дальше. Достает мошка, но попытка одной из наших "амазонок" пройти порог в накомарнике закончилась полным фиаско - сквозь мокрую сетку плохо видно, да и дышать трудно. Еще часа полтора трудов праведных - и начался "Семиверстный". 7 веселых километров, особенно последний…
"Спортивка" ушла вперед, валы сменяются "бочками". Вылетаем из-за поворота - у берега в воде две знакомые фигуры ковыряются с байдой. Командую траверз, одна из фигур машет руками. "Неужто и эти заломались?!". Подходим ближе - Леха кричит: "Проходите, все нормально!". Было бы предложено… Как оказалось позже, эти юмористы решили "отлиться" на "обливнике". Нашли место!
За порогом - шикарный Жемчужный плес. Высокие обрывистые песчаные берега, сосновый бор. В лесу ягель напоминает кораллы - настолько высох. Чувствуется: кинь спичку - и все запылает. Обед варим в песчаной яме. Обещанных Карежек, первой и второй, не заметили, зато Карельский порог запомнился хорошо. Широкая пологая лестница с множеством "обливников". Для начала рафт успешно взгромоздился на один из них. Пришлось части экипажа лезть в воду.
Прошли, зачалились на островке посреди плеса. Ждем. Через пару минут подходит "спортивка". Ждем вместе. Вот вдали засверкали дюралевые лопасти. Отслеживаю взглядом. Вдруг "Таймень" рванул к левому берегу. С чего бы… Вылезают на берег. Зачем? До конца порога еще метров сто, а по берегу - болотина. Потянулось недоуменное ожидание.
Напротив острова появляется Серега Пушкинский. Кстати, большой экстремал - ушел в 20-дневный поход на север в одной-единственной! "стройотрядовке", а свою "парашютную" палатку, без тента, на моей памяти ставил раза два. Серега что-то кричит, за шумом воды - не слышно. Пытается перейти протоку вброд - глубоко. Кидаем ему спасконец, выдергиваем к себе на остров.
Наконец то все проясняется. "Таймень" решил развалиться посреди порога. Экипаж, почувствовав, что довольно шустро погружается в воду, поспешил зачалиться. Но до низа дойти не успел… В общем: "Врагу не сдается наш гордый "Таймень"! Точнее, то, что от него осталось. Похоже, экипажа на рафте прибавляется.
Вечер закончился еще одной потерей - отпрыск утопил шланг от фирменного насоса.
Встали на вынужденную рядом с болотом. Два Сереги кое-как залатали байду, решив гнать ее своим ходом.
Утром вышли поздно, Пушкинский взгромоздился на останки судна верхом и положил рядом миску - отчерпываться. До порога "Канозерский" дошли без приключений.
"Канозерский" впечатлил - валуны, гряды, "обливники" с "бочками". И так более километра. Линия движения для рафта просматривается с трудом. Страховка проблематична и, в общем, бессмысленна. Кончается порог 200-метровой мелью. Обнос вещей и останков "Тайменя" - без вопросов. Тропа обноса - километра 1,5, комары, солнце печет. А тут еще мужичок такой невзрачный, ковбойка, болотники - спрашивает иезуитским голосом: "Мол, не хотите купить лицензию?". Ну, мы ему и объяснили популярно, во сколько раз он может эту лицензию сложить. Долго грозился охранник рыбных запасов: "Найду снасти - отберу!". Экипаж отнесся к угрозам философски. "Вот найдешь - тогда и отбирай…"
На берегу облицензированные литовцы ловят семгу. Подарили нам пакет "бросового" хариуса - на уху. Ну, хоть рыбки поедим, а то нашему штатному рыболову упорно не везет.
Наконец обнос завершен - можно и покататься. Первой пошла "жуковка" - Леха с Куликовым. Прошли чисто. За ними двинулся рафт. Нацелились, разогнались - и сели на камень! Ладно, идем дальше…
Намеченных ориентиров я с воды не заметил, прыгнули через "обливник", "подкусило" в "бочке". А кончилось все пешим хождением по каменистой мели. Зачалились. Обнаружилась аномалия - внизу порога, почти в болоте, не было комаров. После обильной ушицы идти никуда не хотелось. Народ часа полтора разлагался на солнышке. Бедный Куликов, поторопившийся натянуть на себя сухую гидру, с шумом бросался в болото. Остальные лениво грузили суда. В конце концов двинулись дальше. Метров 100 - и впереди открылась многокилометровая гладь Канозера.
Разложение достигло апогея, грести никто не хочет, экипаж попеременно сигает в теплую воду, на "спортивке" Леха изображает голодного сивуча. Но надо пройти хотя бы 4 километра до Плешака - скалистого круглого острова, виднеющегося на горизонте. Почти треть острова занимает голый скальный лоб - отсюда и название.
Когда подходим к острову - уже вечереет. На берегу видны палатки и катамаран. Весьма неприветливо настроенная группа на вопрос - не помешаем ли, бурчит что-то невразумительное. Ну и ладненько, не хотят знакомиться - не надо.
Закат поражает сочетанием сиреневого и кроваво-красного. А ночью начинается дождь…
Стук дождевых капель так хорошо убаюкивает. И так неохота утром вылезать из палатки. Особенно в отсутствие тента (оный был изведен на баню). Упаднические настроения овладели даже мной. Предлагаю задержаться на острове до завтра. Но Куликов пророчит прекращение дождя к полудню, и, как не странно, оказывается прав. Несмотря на сильный боковой ветер и пасмурную погоду выходим. Цель - исток Родвиньги.
Географическая справка: После Канозера Умба делится на две протоки: левую - Кицу и правую - Родвиньгу.
Но до нее - 16 километров по довольно бурному озеру. Ветер пытается прижать нас к правому берегу, поэтому идем без остановок. Мористее рядом с рафтом идет Пушкинский на останках "Тайменя". В лодке полно воды и, после пары часов хода, его лицо и руки приобретают иссиня-серый оттенок. Приходится все же зачалиться на обед. Немного отдохнув, совершаем последний рывок - и вот впереди, за песчаными пляжами, река. Проходим метров 500 и чалимся на ночлег. Здесь происходит прощание с нашим боевым товарищем - "Тайменем". Он не годится теперь даже на запчасти, только хозяйственный Куликов срезает брезентовую деку…
А завтра река снова делится на два рукава - собственно Родвиньгу и Низьму. Родвиньга ведет нас в Пончозеро, на Низиме же, согласно отчетам, находится еще один Падун. Еще наверху кто-то из старожилов сказал нам, что в Падуне могут быть бревна, поэтому мы выбрали Родвиньгу. Пройдя развилку, с остатками то ли плотины, то ли ряжевой стенки, через некоторое время выходим в Пончозеро. Где-то на середине пути нас настигает рыбнадзор и предлагает остановиться. Тормозим. Нудная беседа по поводу того, что речка-де закрытая, сплавляться нельзя и т.д. Не обнаружив у нас рыболовных принадлежностей, рыбинспектор Володя милостиво нас отпускает, предупредив, что до нижнего моста вставать на ночь запрещено. Клятвенно заверяем его, что будем, если надо, грести всю ночь - и идем дальше.
После Пончозера начинается порог Большой Кривец - такая симпатичная 5-километровая шиверка, категории до 3. Где-то в конце порога нас обгоняет моторка и с ревом скрывается за поворотом. Однако!
К вечеру подходим к Медвежьему то ли Посаду, то ли погосту. На стрелке - рыболовная база, над которой развивается шведский флаг. В русле на отмелях попадаются буржуи со спиннингами. Снова "содержательное" общение с рыбохраной. Отвечаем, что на Пончозере уже общались с их инспектором - отстают…
Время приближается к полуночи и экипаж бунтует - пора бы и пообедать. А, заодно, и поужинать. Причем все клятвенно уверяют, что встаем только на часик. Скалистый берег не располагает к долгим остановкам, поэтому я соглашаюсь. О, как я ошибался! Через полчаса начинаются уговоры на предмет ночевки. Народ даже находит подходящую террасу под скалой, где, при желании, можно разместить три палатки.
Я понимаю, что команда отсюда никуда не двинется, и, скрепя сердце, соглашаюсь на ночевку. Сушин навалом, и до раннего утра мы оттягиваемся у костра, пьем чай и поем песни…
Подъем, ессественно, поздний. Еще восемь километров по плесам - и впереди показался вожделенный мост. Слева - грязноватый пляж и ржавая туша речного буксира. Чуть выше - вполне приличная стоянка. Маршрут по Умбе закончен!
Вечером - праздник, День рождения моего сына, а пока - нужно идти в Умбу (поселок), закупать продукты и заказывать машину на завтра. Впереди - 80 километров пути и Колвица на закуску.
Машина заказана, жратва закуплена, вечер прошел в теплой, дружественной обстановке.
Даже слишком теплой. Ибо наутро к нам зашел наш финский друг - Юкко Похмеляйнен. А на 12 часов была заказана машина.
Часов в 10 утра плохо соображающая команда уныло приступила к сборам. В 12 часов машины не обнаружилось. Подождав минут 15, мы отправили гонцов в поселок. Еще через час машина прибыла на место. Как всегда, водителю показалось, что мы ждем его у магазина в поселке. Это, почему-то, происходит регулярно…
Закидав снарягу в кузов и привязав сверху надутый рафт, так, что ГАЗ-52 стал напоминать передвижную ракетную установку, мы выехали.
Восьмидесятикилометровый перегон прошел без приключений и к 3 часам дня мы были на Колвице. Ее "горность" (а Колвица относится к рекам горного типа, перепад - 61 м на 12 км) мы отметили сразу - в пределах видимости что-то вполне прилично "булькало". Разгрузив все необходимое для менее, чем суточного, сплава, забросили оставшиеся вещи вниз, в дер. Колвица. Видимо, мы не одни отличались умом и сообразительностью, потому, что нам сразу показали дом, где хозяйка, за более, чем скромную мзду, приняла наши вещи на хранение.
Вернувшись обратно к верхнему мосту, мы пообедали и встали на воду. Довольно бурный поток резво потащил нашего "Бегемота" к первому порогу. Бурный, но несложный сливчик - и мы идем дальше.
Впереди был порог Кривой. Уклон реки увеличивался, и мы решили просмотреть… В принципе, ничего сложного не было. Крутой левый поворот, прижим к ряжевой стенке, обильно снабженной ржавыми гвоздями, за ним - болотистая суводина. Река уходит под низенький мостик, за которым порог переходит в мощную выходную шиверу. Тактика, вроде бы, проста. По основной струе, стараясь не вписаться в гвозди, и сразу направо, в болотину. Чалимся, обносим мостик и - пошли дальше. Далее была наглядная иллюстрация к совету "грести до последнего". Красиво проходим прижим, разворачиваемся, практически заходим в болотину. Все бросают грести, наш кадет, переименованный из "юнги" в "боцмана", сжимая чалку, выскакивает на камни, поскальзывается, и с ускорением, проплывает мимо нас к мосту. За ним, выдернутые из суводи за корму течением, дрейфуем мы. На коротком участке успеваем развернуться носом и пытаемся зачалиться к завалу из бревен у правого берега. Рафт сильно тыкается носом в бревна, отскакивает, и кормой уходит под мост.
А на корме сидим мы с Серегой Романенко, пристегнутые страховочным ремнем (был у нас такой задвиг, хотя на Кивиристи он позволил мне не вывалиться за борт). Наши спины упираются в настил моста, в животы впивается страховочный ремень, колени спереди зафиксированы поперечным баллоном, который, в свою очередь, упирается в сложенную в центре снарягу. Классическая мышеловка. Если удастся отстегнуть ремень - мы, возможно, сумеем проскочить в нос, но рафт затянет дальше под мост.
В какой то момент мне показалось, что позвоночник сейчас не выдержит. Дышать было нечем, мы держали рафт, аки атланты, сопротивляясь бурному потоку, пытающемуся задвинуть нас под мост. Хорошо, что ребята на носу быстро сориентировались, вылезли на мост и, за считанные секунды разгрузили рафт. Стало полегче. Заведя конец через прибрежную березу, ребята выдернули нашу посудину из-под моста и помогли нам вылезти. Снизу показался "боцман", которого протащило под мостом и "выплюнуло" на берег. Он был полон впечатлений, и заявил, что "теперь-то он знает, зачем каску одевают". Сына моего, пока извлекали из рафта, умудрились уронить в воду - и теперь он сидел, весь мокрый, на мосту, в раздумьях - то ли зареветь, то ли не стоит.
Обнеся мост, мы двинули дальше. Вечерело. Пройдя, согласно лоции еще 4 порога, разделенных короткими, не более 600 м, плесами, мы увидели справа водомерный пост, за которым что-то шумело. Вышли посмотреть. Оказалось - порог "Белый".
Глянули в лоцию - порог водопадного типа, общий перепад 3 метра. На правом повороте расположены две ступени, сходящиеся к правому берегу. Слева - прижим к скале. У правого берега довольно хитрая динамика потока, выходы острых камней. Оптимальный вариант прохождения - по центру струи…
Но время близилось к 10 часам вечера, посему решили прыгать завтра. На ночевку встали на высокой террасе правого берега, затащив шмотки по крутой песчаной осыпи. Поставив лагерь, часть экипажа, не исключая Вашего покорного слугу, отправилась смотреть восьмиметровый водопад в конце реки. Оставшиеся предались хозяйству и рыбной ловле.
Спустя примерно час хода мы явственно различили слева шум бурлящего потока. Подойдя ближе, мы увидели в вечерних сумерках сам водопад. С деревянных конструкций правого берега были отлично видны торчащие вертикально обгорелые бревна. Слева открывался весьма проблематичный проход для очень опытного экипажа. Метровая ступенька, за ней небольшая площадка с "бочкой" и торчащим в ней бревном, после чего - шестиметровый крутой слив по хаотично разбросанным обливникам. Прыгать его - даже мысли такой не появилось. Вру, в мозгах привычно прокручивались варианты подобной авантюры. Но не с этим экипажем.
Постояв у края воды минут 10, мы двинулись обратно. У самого водопада, на поляне, стояла группа москвичей. Там мы и застряли. Чаёк, обмен впечатлениями, поиск общих знакомых… Просидели около часа. Что ж, пора и честь знать.
В нашем лагере царил ажиотаж, на полиэтилене валялись куски чего-то красного. Оказалось, Романенко в наше отсутствие выловил семгу на 8 килограммов. Народ похватал удочки и бросился ловить рыбу. Но остальным не повезло - видимо, рыба ушла спать. Уже в городе, напечатав фотографии, мы увидели эту легендарную рыбу. Серега рядом с ней выглядел совершенно обалдевшим. Рыбу присолили и оставили до завтра.
Утро началось с малосольной семги. Просматривая отснятый видеофильм, я и по сей день испытываю обильное слюнотечение. Народ цинично трескает огромные куски красной рыбы. Потом ест уху из головизны. С толком, с чувством, с расстановкой.
Решили все-таки попрыгать по порогу. Получилось неплохо. Впечатлений масса! Хотя на пленке это смотрится довольно лениво. На высокой голой сосне, рядом со стоянкой, был обнаружен привязанный к вершине пластиковый каяк, с отпиленным носом и кормой. Подивились на сие чудо…
После обеда загрузились и пошли дальше. До Бом-камня, до конца маршрута.
Первая половина следующего дня прошла в сборах. Упаковались, доволокли снаряжение до автобусной остановки, сходили к гостеприимной хозяйке за оставленным. Сорок минут - и мы в Кандалакше.
Вокзал был забит группами возвращающихся домой водников. Москва, Белгород, Питер. Вместе стояли за билетами, вместе куковали на вокзальных лавках, пили пиво, вспоминая походные истории и сочиняя на ходу небылицы. Постепенно все разъехались, остались только мы. Паровоз на Питер отправлялся в 7 утра…

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.


Фотографии:






























































  • ремонт и отделка квартир вебсайт
  • kvartiry-remont.com


© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100