Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Поход по р.Подчерем (19.07.99-02.08.99)
(+ неудачная попытка переброса на р.Тельпос)
Действующие лица и исполнители:
«Папа» - Михаил Трусков , 41 год, kayak301@yandex.ru
«Дочь» - Ольга Трускова - 21год
«Сын» - Николай Трусков - 15 лет, n_truskov@mail.ru
«Будущий зять» - Виталий Субботин - 21 год

Плавсредства:
«Таймень-2» - 2 судна
Необходимая преамбула :
по маршруту Подчерем - переброска на Тельпос 15 км - Щугор папа и Оля ходили в 1991 году и уже тогда решили его повторить… Мечты сбываются, но не совсем…


Основной текст: папа

19.07.1999 День первый
В Печору прибыли из Москвы по графику в 6 утра. Холодно, пасмурно. Пока мужики выгружали вещи из вагона и таскали их на привокзальную площадь, Ольга быстро арендовала два «жигуля» для перевозки барахла на речной вокзал. За 2х30 рублей доехали до спуска к дебаркадеру речного вокзала.
«Заря» ходит до Усть-Подчерья через день, так что день прибытия в Печору заранее согласовали с графиком движения. (телефон речного вокзала в Печоре 8-82142-5715, отправление в сторону Усть-Подчерья по понедельникам и средам.)
До отправления около 40 минут. На речном вокзале ажиотажа не наблюдается. Интеллигентные печорцы и печорки осматривают нас и наш туристский скарб довольно скептически. Чтобы совсем удивить их, мы переодеваемся в одинаковые синие ветровочные костюмы, поскольку на реке сильный ветер. Местные ходят «по-осеннему» - в кожаных куртках и демисезонных плащах.
На «Зарю» сели организованно. Народу немного и все вещи сложили в дальнем конце салона. (Раньше байдарки и большие рюкзаки приходилось укреплять на крыше «Зари».) Сразу же позавтракали и поспали. До Усть-Подчерья («Подчери», как называют здесь) 219 километров и ровно 7 часов хода. Дождя нет, но облака низкие и плотные. Добрая примета начинать поход в такую погоду.
Билеты стоят по 180 рублей с носа. Багажа кондуктор насчитала еще на 576 руб. Дорого. Пошли на компромисс - отдали ей 850 и не стали брать никаких билетов. Кондукторша чуть не прослезилась от нежданно свалившегося на нее «черного нала», произнеся волшебную фразу - «теперь я смогу себе помидоров купить».
В 14-30 высадились в Подчерье. Погода разгулялась. Я и Виталий стали собирать лодки, а Оля с Колей пошли искать «извозчиков» до деревни Орловка (нежилая, 25 км от устья Подчерема). Сначала им это не удалось, но информационные круги по воде пошли - вскоре подошел некий Ваня, который запросил за это удовольствие 300 рублей. (Надо признать, что туристы-москвичи здорово развратили местное население «московскими» ценами за перевозки…) Папа с Ольгой переглянулись и с потолка назвали цифру «230». Ваня мгновенно и с радостью согласился. Ему был выдан аванс в 30 рублей на приобретение горючего и он исчез.
Вскоре подошла чудовищной конструкции лодка с двумя проводниками - комиком Мишей и русским Сеней. Из разговоров выяснилось, что Сеня один из тех «извозчиков», кто аналогичным образом подвозил нас с Ольгой в прошлом походе в 1991 году от Орловки до избы Летней. Земля круглая…
Отправление задержалось до 18-00, поскольку местные нарисовали нам довольно неожиданную картину - оказывается уже несколько лет вся территория Щугора, Подчерема и Тельпоса объявлена национальным парком «Югыд-Ва» («Чистая вода» по - русски) и перемещение по нему платное. Пришлось Ольге искать местную администрацию парка и долго и мужественно с ней общаться. Заплатив в итоге за 5-ти дневное пребывание в «зоне» 122 рубля 85 копеек мы, наконец, покинули берег Печоры и пошли вверх по Подчерему на борту моторки. (такса - 6 руб/день со взрослого, 3 р/день ребенок, 3 р/день костер. От наличия видеокамеры и фотоаппарата мы открестились, поскольку это дорого - 20 руб/день за камеру!).
На будущее, советуем не собирать байды в Подчерье, если хотите добираться в верховья на моторках, поскольку местные лодки очень вместительны и удобнее везти упаковки байд непосредственно в моторке. Так проще проходить перекаты. Если вода высокая, то местные могут за определенную плату забросить хоть до «Петны» или даже далее - только плати...
Путь до Орловки был тернист, поскольку горючее, закупленное извозчиками, на поверку оказалось газолином. От этого карбюратор «Вихря» быстро покрывался инеем и отказывался работать. На остатках нормального бензина мы все же дошли до местечка «Даньки» (Данки?), где стоят несколько балков и прекрасный деревянный дом с электроплитой «Индезит». Там, на левом берегу Подчерема, живут вахтовики, которые качают воду на Вуктыл.
Вахтовики напоили нас чаем, а извозчикам дали ведро солярки для разжижения газолина и превращения его в некую новую субстанцию, более приемлемую для работы лодочного мотора. Надо признать, что упрямый «Вихрь» все равно не сдался. Он работал, но теперь упорно не желал качать через себя воду для собственного охлаждения. Моторист МишкА (ударение на А) поливал его из ковшика забортной водой и всеми известными ему русскими и коми ругательствами.
Еще не доходя до Даньков, на прицеп взяли еще одного турягу - Илью Кинёва из Свердловска, шедшего на драном «Катране» в одиночку по нашему же маршруту. Намаявшись, бедняга с радостью согласился отдать 100 рублей из скромной учительской зарплаты, чтобы не оставаться вновь наедине с коварным Подчеремом. Как потом выяснилось, он тащил свой злополучный «Катран» за одну носовую веревку, не удосужившись узнать заранее, как ведут лодку бечевой «корабликом». Как следствие, он не мог обводить прибрежные камни и тащил лодку по ним поверху, что чрезвычайно вредоносно сказывалось на нежной катраньей шкуре.
Из-за высокой воды нижний участок реки от Подчерья до Даньков для бечевы действительно был трудным. Вода поднялась до прибрежных кустов, и Илье приходилось идти все время по воде. В устье Подчерема множество проток и островов, о чем мы узнали чуть позже, когда сплавлялись вниз.
В результате описанных выше приключений мы добрались до Орловки только в 21 час. Быстро сготовили ужин и легли спать, с трудом выпроводив пьяных извозчиков (Илья половину оговоренной суммы натурализовал спиртом!). За ужином обсудили вопрос - брать ли Илью «на хвост». Решили для начала просто идти рядом, а вопрос о «совместной» жизни решать позже, по результатам притирки характеров.
Деревня Орловка - это большая поляна на правом берегу реки, на которой осталось два дома. В одном мы останавливались и сейчас, и 8 лет назад. Это большое чистое сооружение с сенями, тремя жилыми комнатами и двумя печками. Второй дом достаточно далеко (150-200 м), и мы в него не заходили. По сведениям - он непригоден для жилья.

20.07.1999 День второй. Переход Орловка - Балок, 28 км (10 часов)
Позавтракали немытой пшенной кашей (под руку Ольге в рюкзаке попался единственный пакетик с пшеном, который наша заботливая мама Наташа не промыла дома!). В 8-45 мы вышли на бечеву, уговорившись с Ильей, что он, заклеив лодку, выйдет позже и догонит нас.
Первая часть пути до перекуса прошла нормально. Берег для бечевы был удобный, а сил еще много. Перекусывали на перекате Дароватка (или Дароватиха), напротив впадения небольшого, но шумного левого притока. Около него стояли двое москвичей на «Таймене». Они, как и мы, шли с Подчерема на Щугор, но еще не решили по какому маршруту - через Тельпос или сразу в верховья Щугора через волок у впадения в Подчерем ручья Самоцветного.
В конце обеда нас пешком догнал одинокий Илья без лодки и доложил, что опять здорово продырявил свой «Катран», будет его клеить и думать, как жить дальше. Мы снова остались вчетвером.
Берега очень красивые - высокие скалы, кедры, множество кристально чистых мелких ручьев. В некоторых местах идти очень легко - берег как гладкая булыжная мостовая. Практически нет «лопухов» - местного растения-кувшинки, растущего на мелководье вдоль берегов и здорово затрудняющего проводку лодок. Досаждали только комары и огромных размеров оводы, хотя свежий ветерок и капроновые костюмы не давали им вволю насладиться нашей кровушкой.
Перекус с 13-30 до 14-30. После него в 17-00 дошли до избы Летней (п). Этот участок пути проходился уже труднее, поскольку у основных лодкотянутелей - Виталия и папы - разболелись ноги. У меня очень болело правое колено, а у Виталика ноги, по его словам, отнимались. (Проанализировав позже ситуацию с ногами, мы поняли, что нельзя идти на такой маршрут в кедах на плоской подошве. Постоянное скольжение ног по камням заставляло работать совсем не те мышцы ног, которые привыкли к обыденной городской нагрузке. Ольга и Коля шли в кроссовках и у них проблем не было). Переход правого притока Летника ознаменовал, что мы «вошли в карту». Теперь мы могли определять свое местоположение с большой точностью.
Изба Летняя стоит на высоком берегу. Вокруг здорово истоптано - место довольно посещаемое из-за относительной близости к устью реки. Переночевать можно, но длительно жить вряд ли получится без постоянных посещений гостями.
Перед избой Летней встретили на острове странную компанию с биноклем. Они нас внимательно в него поизучали, чем вызвали нашу затаенную неприязнь к себе. Как потом выяснилось, это была экспедиция академии каких-то наук. От Летней с 17-00 до 20-30 тащились 8 км до балка. Наверное, это были «лишние» километры, но уж больно хотелось добраться до постоянного жилья с печкой и твердой крышей над головой. Тем более, что так мы шли восемь лет назад, и хотелось выдержать тот спринтерский график. Километра за два до балка на левом берегу увидели лагерь геологов - несколько палаток и резиновых лодок.
Пошел дождь, усугубив усталость. Я предложил остановиться, не доходя до балка километра полтора, но ребята мужественно решили идти до конца.
Доползли на остатках сил. В балке свалили в кучу мокрые вещи, поужинали и легли спать, решив, что завтра будем зализывать раны и сушить вещи. Воспользоваться печкой не удалось - через трубу в нее залилось много воды и ковыряться в мокром пепле уже не было сил.
Итого, за день прошли 28 километров за 10 ходовых часов. Получается, что при более благоприятных условиях скорость бечевы должна быть около 3-х км в час при 7-8 часовом рабочем дне и здоровых ногах.
(Р.S 2001 г. Поизучав чужие отчеты в Интернете об этих местах, я пришел к выводу, что наш марш-бросок на 28 км был достаточно раритетным для условий этого маршрута…Обычно за день здесь проходят бечевой 9-13 км.)

21.07.1999 День третий - стоянка в балке
ОЛЯ. Проснулись в 12-30. Ноги и у папы и у Виталика болели по-прежнему. Утро (день) было солнечным, поэтому вначале развесили мокрые шмотки, а завтракобед начался только около 16-00. Затем папа, Коля и Виталик пошли ловить рыбу, но безрезультатно. Вместо рыбы на другом берегу реки они видели оленя. Днем был «Совет в Филях» - решали, что будем делать с больными ногами и куда пойдем. Решили - ноги пока не ампутировать, идти вверх по течению, а дальше все будет зависеть от состояния папы и Виталика.
Комары «звирепствуют». Голод пока не чувствуется - мама рассчитала достаточно хорошие порции. Нехватки воды тоже не наблюдается.
Днем подплывали мужики на резиновых лодках. Они сплавляются с Большого Емеля. Рассказали нам про легкий способ добираться до верховий Подчерема - от Вуктыла по автодороге вдоль газопровода до пересечения с Б.Емелем и далее по Емелю вниз до Подчерема. Единственное неудобство - надо дожидаться вахтовки, которая пойдет по этой трассе, а это может быть несколько дней. Хотя, наверняка, возможен вариант, когда можно просто «купить» какой-нибудь транспорт и доехать до Б.Емеля, не дожидаясь халявной вахтовки. Еще мужики рассказали про новую избу с баней в устье Малого Емеля.

22.07.1999 День четвертый. Переход Балок - изба Петна, 18 км (6,5 час)
ВИТАЛИЙ. Подъем в 6-00. На улице непроглядный туман, в трех метрах от себя ничего не видно. Туман довольно быстро рассеялся, на небе ни облачка. В 8-00 отправились в путь. Вновь потянулись километры пути. Первой неожиданностью был северный олень, который шел нам навстречу по нашему берегу. Немного не доходя до нас, дикое животное решило не испытывать судьбу и форсировало реку вброд, но все же попало в объективы видеокамеры и фотоаппарата.
Обедать остановились в устье ручья Мойкемъёль (п). Для отдыха - отменное место, так как хорошо продувается ветром, который отгоняет кровососущих гадов. Подкрепили силы и двинулись дальше. Через некоторое время на высоком противоположном берегу увидели людей. Каково же было наше удивление, когда они спросили, не из Тулы ли мы. Похоже, связь у них работает неплохо. (Как потом оказалось, это были местные рыбаки-браконьеры Саша и Костя, которые оформляли себе «путевки» в национальный парк одновременно с Олей и там слышали про группу из Тулы)
С правой стороны изредка маячит гора Тимаиз. Вскоре на нашем пути появилась скала Тименка-Кыдж (п). Проплывая у ее подножья, чувствуешь себя ничтожно маленьким по сравнению с этой громадиной. Конечным пунктом в этот день была изба Петна, до которой мы благополучно добрались в 15-30. На другой берегу, напротив избы, возвышается гора Тимаиз со снежными пятнами на северном боку.
НИКОЛАЙ. У всех, кроме меня, болели ноги, а я был просто уставший, так как, в отличии от предыдущего ходового дня, тащил байду наравне с папой. Около 18 часов к нам на берег приплыл егерь Иван Онуфриевич, который оказался довольно приятным в общении мужиком, хотя и отказался подтянуть наши байды вверх по течению на моторе.
После обеда и отдыха решили поставить палатку, так как в избе было темно и очень неуютно. Поужинали очень быстро. Оказалось, что того количества еды, которого нам до этого казалось слишком много, в этот раз было самое оно. После ужина резко похолодало, пришлось одеваться теплее, хотя до этого сидели полураздетые. После ужина я и Оля читали обрывки найденных в избе газет, а Виталий писал дневник.

23.07.1999 День пятый. Переход изба Петна - изба на М.Емеле, 10 км (4,5 час)
Спали в палатке. Подъем, как обычно в ходовой день, в 6-00. Выход в 8-15. Цель - дойти до избы в устье Малого Емеля. Это примерно 10 километров. Путь далеко не легкий. Сразу за избой Петной брод вдоль берегового ивняка выше пояса с сильным течением, а дальше много «лопухов» со спрятанными в них камнями. Река мелеет, часты шиверки и мели. Идем небыстро. Встретили одинокого туриста на надувнушке, потом целую орду малолеток, стоявших лагерем на другом берегу (около 23 человек). Из рассказа Ивана Онуфриевича мы знаем, что они идут с Б.Емеля. После детей встретили еще пару плывущих с верховий «резинок». Река обжита гораздо сильнее, чем в 1991 году, хотя на чистоте природы это не сказывается. Следы пребывания человека заметны только около избушек и стационарных мест стоянок.
В 12-30 дошли. Изба новая, шикарная. Бревна и доски совсем белые, видно строили этой зимой или весной. (Реально строилась уже в 1996 году). Из старой избы сделана баня «по-черному». Можно, правда, было бы вставить в печку через дырку в крыше могучую чугунную трубу, но мы не рискнули, боясь провалить крышу. Еще из прелестей цивилизации - чистый уличный сортир об одном очке с рулоном туалетной бумаги.
У меня с Ольгой с этим местом связана история 1991 года, когда мы встретили здесь двух мужиков-браконьеров. Ребята сплавлялиь на плоту и лучили семгу. Они спросили, нет ли у нас хлеба. Хлеб у нас был, и туристская совесть не позволила мне соврать. Я ответил честно, предполагая, что придется поделиться. Они обрадовались и… подарили нам банку 0.7 л свежепосоленой семужной красной икры, посетовав, что у них остались только сухари, а с ними икру есть невкусно… То-то Ольга тогда порезвилась столовой ложкой…
Место чудесное. На нашем берегу - сухая тайга, круто уходящая вверх по склону. Жаль, в этот раз не было еще ни грибов, ни ягод. Для грибов было суховато, а ягоды еще не подошли. В прошлый же раз мы примерно в это время объедались переспевшей красной смородиной и черникой, а грибы собирали только с диаметром шляпки не более 30 мм.
Река здесь - широкий глубокий перекат. На другом берегу скала, куда легко забраться и откуда открывается прекрасный вид на избу, устье М.Емеля и окрестности.
В избе газовый баллон и плита. Оля готовит обед по-домашнему. Пацаны начали колоть дрова для бани. Поленья заранее в изобилии напилены и сложены в аккуратную поленницу за баней. Коля сделал 4 веника из пихты и березы.
Баня топилась часа четыре. За это время прошла кратковременная, но шумная гроза. Сеанс парения в бане начался в начале седьмого вечера. Описать это словами невозможно, лишь только кадры видеосъемки смогут немного приблизить очевидцев к той атмосфере пира духа и тела, который разыгрался на берегу реки. Распарившись после бани, пили чай.
В 20-00 по противоположному берегу чинно проследовали «нелегальные» москвичи. Как объяснил нам пресловутый егерь Иван Онуфриевич, они встретили в Вуктыле предыдущую группу москвичей и взяли у них старую путевку, по которой и пытаются идти, на всякий случай прячась от егерей, ночуя не в избах, а в палатке. Мы, как истинные джентльмены, соблюдая корпоративный туристический дух, оральным способом сообщили им эту информацию, получив в ответ устную благодарность в виде помахивания рукой.
НИКОЛАЙ. Сервис в избе отличный: имеется масса матрацев, вырожденная библиотека (1 том), которую мы пополнили дискетой 5.25'' с весьма полезной информацией, керосиновая лампа с запасом топлива. В виде благодарности мы оставили в избе найденный Виталиком на переходе нож, а папа повесил на стену бани рукомойник, до этого сиротливо валявшийся под навесом.

24.07.1999 День шестой. Переход изба на М.Емеле - ручей Камчатка, 12 км
ОЛЬГА. Подъем в 6.00. Спали все довольно плохо - изба теплая и, как следствие, в ней много комаров. Собрались быстро, ровно в 8.00 вышли на последний переход вверх по течению. Сегодня предстояло дойти до конечной точки первой части похода - ручья Камчатка. Пройти надо было всего 12 км, но, пожалуй, это был самый тяжелый участок бечевы. В основном сложности создавались лопухами и нависающим над водой ивняком. Для полного счастья после перекуса начался дождь. Частично переждали его под деревьями. Наконец-то очно встретились с «нелегалами»-москвичами. Они стояли в устье безымянного ручья в 9 км от Камчатки, а думали, что уже дошли до него. Пришлось их разочаровать. (Опять повторяется история прошлого похода в этих местах, связанная с пижонами-москвичами, шедшими без карты, но с магнитолой). Папа поделился с ними картами.
Камчатка встретила нас немереным количеством комаров и мошкары. Вот уже второй раз не могу понять - почему их так много именно здесь. Может здесь какой-нибудь питомник, где выводят племенных комаров и мошек? Сам ручей Камчатка невелик, впадает в Подчерем в кустах небольшим водопадом и с воды практически не виден.
Погода смилостивилась. Разгрузка байдарок и установка палатки происходила в дружеской солнечной обстановке. Папа с Виталиком достаточно быстро разобрали байдарки, а Коля очень долго не мог развести костер (это ему в минус). (ПАПА.Надо признать, что дрова были сырые, а лазить по мокрому лесу в высокой траве и искать сушняк после трудного перехода было «в лом». Кстати, изучение отчетов других групп показало, что проблема дров на Камчатке - общая беда).
Перед ужином опять объявились москвичи, которые поделились информацией о маршруте по Большому Емелю, а после ужина из небытия возник милиционер (инспектор). «Мент» мирно плыл на «резинке» с Б.Емеля и увидел на берегу папу. «Мент» изумленно спросил: «Ты что тут делаешь?», на что получил совершенно исчерпывающий ответ: «Посуду мою!». (В то время на такой вопрос ещё не отвечали «Пиво пью»). Инспектор зачалился и посмотрел путевку. То, что она уже была просрочена, его нисколько не взволновало.
Р.S. Некоторые думают, что сегодня закончился самый трудный этап пути, но они ошибаются. Все самое веселое начнется завтра…
Вечером перед сном мазали больные ноги йодом в клеточку и смеялись, что к нам приходила зебра…

25.07.1999 День седьмой. Переход Камчатка- тайга - Камчатка - Малый Емель, 4+12 км
С утра собирали вещи для переброски. Погода была предательски солнечная. В 8.55 ступили на тропу. Она поначалу легко угадывалась среди кочек и поваленных деревьев, иногда просто в виде длинной лужи или цепочки лужиц. Челночили, то есть несли первую часть вещей, а потом возвращались за оставшимися двумя рюкзаками. После второй ходки тропа, как таковая, пропала в болоте. Надо было идти по старым затесям на стволах деревьев. Если в прошлый раз такие зарубки были более свежие и достаточно ясно виднелись на большом расстоянии, то сейчас, даже подойдя вплотную к дереву, можно было только догадываться, что когда-то здесь прошелся топор. На старых березах такие затеси иногда нельзя было отличить от трещин на коре. Похоже, что за прошедшие годы эти затёсы никто не обновлял.
Начался дождь, перешедший в ливень. Все небо было в непроглядных тучах, что не вызывало прилива оптимизма. Моя попытка пройти по затесям налегке, без груза за плечами, показала, что дело это не слишком перспективное. Оставалась возможность идти просто по карте и компасу, но с учетом проливного дождя и больных ног велика была вероятность не дойти затемно до единственного относительно сухого места на ручье Васька-Кемосян-Ёль. Это грозило ночевкой на сыром болоте, что с учетом отсутствия таблеток от простуды (дети уже все съели…) могло вылиться в большие неприятности.
Собрали очередной «Совет в Филях». Слушали и постановили: из-за форс-мажорных обстоятельств (отсутствие тропы, перманентный дождь, ноги и пр.) возвращаться на заранее подготовленные позиции на Камчатке, отложив Тельпос до лучших времен, которые, безусловно, настанут.
Днем Виталика в тайге в кисть левой руки укусила какая-то подлая дрянь. Явственно был виден след от укуса в виде темной точки на красной припухлости размером с пятак 1961 г. Рука на глазах распухла до локтя.
Когда мы вышли из тайги на Камчатку - тучи рассеялись, и на абсолютно безоблачном небе вновь издевательски засверкало ласковое солнышко. Собрали лодки и в 17.00 отплыли вниз до избы на Малом Емеле. В связи с травмой, Виталий плыл в качестве пассажира.
В 18.45 были на месте. Прибыв в избу, сразу затопили баньку, но уставшие Ольга и Виталик уснули еще до ее готовности. Папа с Колей чудно попарились, хотя и без того удовольствия, как накануне. Все-таки сказывалась усталость и, подспудно, горечь, что пришлось отступить перед трудностями.

26.07.1999 День восьмой. Полудневка, переход Малый Емель - изба Панфёра, 18 км
Понедельник - день тяжелый. Встали поздно, позавтракали. Папа, Оля и Коля сходили на ближайшую скалу метрах в 200-х выше по течению на правом берегу. Узкая скала высотой с 9-ти этажный дом выдвигалась метров на 15 в реку. Поснимали видео, фото, водрузили на скале маленький флажок. Папа сплавал на другой берег и поснимал с противоположной скалы панораму реки. Виталий во всех этих мероприятиях не участвовал по причине больной руки, опухоль на которой распространилась до плеча.
Основные приключения этого дня начались позже. В 16-30 на берег явились непрошеные гости - две резиновые лодки с ухтинцами и ухтинкой - 2 мужика и две детские особи разного пола. Главарь - очкарик Саша лет 45 - невзрачный мелкий мужичонка, тут же совершил два дела: дал распоряжение сыну Диме делать баню и влёт установил Виталику страшный диагноз - энцефалит, напустив страху. Хотя по симптомам ничего не сходилось - налицо было явное отравление ядом насекомого, но неприятное волнение все равно появилось. «Энцефалитник» Саша попенял мне, что я иду в тайгу и не беру с собой медицинский градусник… Короче, было принято решение плыть ближе к Подчерью хотя бы для того, чтобы уйти от этой малопривлекательной компании.
Пообедав, в 18-15 тронулись вниз, перегруппировав экипажи: Ольга капитанила с Колюхой, а папа катал обезрученного и одновременно удрученного Виталия. План был такой - дойти до балка (18 км), остановиться там на ночь, а мне одному на пустой байде спуститься до лагеря геологов, километрах в 2-х ниже по течению для уточнения ситуации с энцефалитом в данной местности. После этого можно было бы строить дальнейшие планы.
Все получилось быстрее и проще. За пару километров до балка, уже в сумерках, заметили на берегу две двуногие фигуры, которые, судя по всему, ловили на кораблик рыбу. Два местных браконьера из Подчерья - Саша и Костя, окликавшие нас с высокого берега по пути на Камчатку, попытались скрыться от нас в тайге, но вернулись и не только развеяли все наши страхи, но и угостили хариусами. Рыбе больше всех обрадовалась Ольга, главный наш хариусолюб и хариусофаг. Не поняв, вначале, чего мы от них добиваемся, Саша отвечал нам так: «Хариус есть, семга есть, а энцефалита нет…» Мы, на радостях, угостили ребят чаем, сигаретами и антикомарином, чему они были особенно рады.
Договорились, что встретимся назавтра. Ребята стояли неподалеку в шалаше и тоже собирались перебраться в балок. Мы быстро доплыли до балка, но он оказался занят двумя местными рыбаками. Чуть поднялись бечевой 1 км до избы Панфёра (л) и в 22-30 окончательно встали на длительную дневку, решив оставшуюся часть отпущенного нам времени в походе провести в праздности и лени.

27.07.1999 День девятый. Дневка
ВИТАЛИЙ. Ура! Я жив! Пресловутый «энцефалит» оказался укусом овода или слепня.
Сегодня намечена дневка. Проснулись в 10-30. Оказалось, что утром приходили новые знакомые, Саша и Костик, и сделали нам подарок - отдали один из своих запасных корабликов.
После завтрака, мы с Колей пошли опробовать мощь этого орудия лова. Размотав кораблик, начали потихоньку идти вниз по течению. Через каких нибудь 3-4 минуты первая пойманная рыба - неплохой хариус, затем еще один. Четвертый был самым большим, не меньше килограмма. Таких рыбин местные называют почему-то «дугласами». Весь улов составил 9 рыб.
Вечером решили переплыть на другой берег и порыбачить там. Там нам повезло меньше. Поклевки были вялые, но кое-что мы поймали. Уже совсем поздно мне удалось выудить еще двух хариусов.
Ну что ж, для первого дня неплохо.
ОЛЬГА. Кстати, вчера в Парке наблюдался медведь. Особые приметы: коричневый, передние конечности согнуты под углом в 90°. Медведь общался с Костей во время рыбалки.

28.07.1999 День десятый. Дневка
ОЛЬГА. У папы и меня подъем в 9-30. Коля с Виталиком уже в 7-00 пошли ловить рыбу. Безрезультатно. Еще раньше, около 4-00 Саша принес в подарок достаточно большого хариуса.
После позднего завтрака в 11-00 все опять пошли спать. Этот дневной сон длился до 18-00 (Не хило!!!). Пока готовила обед (или уже ужин!), снова появились «незваные гости» из Ухты - «энцефалитный» очкарик в камуфляже. От неприятного разговора с ним спас все тот же Саша, который случайно пришел в это время к нам в гости и достаточно «конкретно» пообщался с ним.( Саша - бывший ЗЭК, дважды сидевший за кражу и убийство и оставшийся в Подчерье у «молодой» жены после последней отсидки. Правильная речь, острый ум и масса наколок на всех видимых и невидимых частях тела.)
Ха-ха, на нашем берегу у очкарика пропала собака. Надеюсь, она не возвратится к нему.
Обедали впятером. После еды Коля, Виталий и Саша пошли вверх по течению ловить рыбу. Надеемся, что к утру они вернутся с добычей.
Мы с папой пытались над костром коптить хариуса, которого неожиданно нашли под одной из байдарок, видно потеряли соседи-рыбаки. Полукопченый хариус - это ням-ням! Костя, видя мои страдания по этой рыбке, передал нам привет в виде еще нескольких хариусов. Будет классная малосолочка.
Рыбаки вернулись в 4-30 утра. Улов небольшой, но впечатлений от ночной тайги масса. Замерзшие, как бобики, рыбаки поели теплой каши и легли спать в жарко натопленную избу.
Здесь самое время рассказать об истории избы Панфёра, как ее передают местные легенды. На карте она обозначена как изба Пинягина, но местные называют ее и окружающие места не иначе, как «Панфёр». Говорят, что ее построил в 1941 году одноименный дезертир Панфёр, сбежавший из разбомбленного эшелона и не рискнувший возвратиться к людям. Место для избы выбрано грамотно. Мелкий перекат на реке прямо против избы не только богат рыбой, но и позволяет легко перебраться на другой берег. Изба стоит над рекой на небольшом возвышении на опушке сухой тайги и не заливается в паводок. Неподалеку есть скалы с семужными ямами под ними.
Молва гласит, что Панфёр жил здесь до 1981 года, считая эти места своей вотчиной и погиб, как говорят, от жадности. Увидев, что на «его» перекате чужие люди ловят рыбу, он застрелился.
Изба, судя по всему, с тех пор не подновлялась, крыта прогнившими досками в несколько слоев, поросла мхом. Сейчас в ней новая железная печка-буржуйка, обложенная со всех сторон камнями. Изба небольшая - нары на двух человек и на полу остается место только-только разместиться еще двоим, причем один человек лежит уже под небольшим столиком, который, как всегда бывает в таких избах, прикреплен перед маленьким подслеповатым окошком. Для проветривания избы в стене над нарами вырезано отверстие, диаметром около 30 см, которое заткнуто тряпьем.

29.07.1999 День одиннадцатый. Дневка
Продолжаем жить в гостях у Панфёра. С утра Коля и Виталий пошли ловить рыбу за поворотом напротив балка, а папа с Олей стояли «на атасе» - наблюдали за рекой - не появятся ли сверху злые инспектора. Погода жаркая, гнусокомариная. Появилась мошка. О методах контроля егерей за режимом Парка нам рассказали Костя и Саша. Егерей забрасывают в верховья на вертолетах или на машинах на Б.Емель, откуда они медленно и предельно беззвучно сплавляются вниз, неожиданно выплывая из-за поворота на беду зазевавшимся браконьерам.
Беда в лице инспекторов появилась, откуда ее не ждали. Днем на двух деревянных лодках с низовий прошли 6 человек, здорово напугав Колю и Виталия - они поздно услышали звук мотора и были вынуждены скоропостижно вытаскивать кораблик из реки и спасаться бегством в тайгу. Виталий потом часа два распутывал кораблик.
На перекате напротив избы лодки пройти не смогли. Двуногие были вынуждены вылезать в воду и протаскивать лодки через мели под всевидящим оком моего «MagiCam».
Вечером снова проводили соседей на рыбалку. Виталий и Коля ловили вдоль берега неподалеку от избы и поймали двух рыб. Костя принес Ольге огромного «дугласа» больше килограмма весом и много мелочи. Саша предложил спуститься с ними в Подчерье и пожить дня два до прихода «Зари» в цивильных условиях. Вариант был принят.

30.07.1999 День двенадцатый. Дневка
Завтракали в 13-00. Коля сварил манную кашу с изюмом. Поели - надо снова поспать.
Обед в 18-10. Сварили хариусов. Поели - снова поспали.
Вечером пришли соседи и забрали Колю и Виталия на рыбалку с байдаркой. Ребята вернулись достаточно рано. Виталий поймал большого «дугласа» и соседи дали своей мелочевки, которая в очередной раз пополнила наши закрома.
Договорились, что утром мы снимемся с места и пойдем в Подчерье, догоняя по пути соседей, которые начнут сплав ночью сразу после рыбалки.

31.07.1999 День тринадцатый. Сплав Изба Панфера - Подчерье
Подъем в 6-00. Завтрак, сборы и в 8-10 выход. В избе Летней (в 10-00) разбудили Сашу и Костю, а сами поплыли дальше. Особо не торопились, получая наслаждение от вида прибрежных скал (фото 1 и 2) и мелких прозрачных перекатов. Для видеосъемок остановились на Дароватке. В 13-30 были в Орловке. На реке замерзли, хотя и приходилось много работать веслами. Погода хмурая, сильный встречный ветер. В Орловке немного отогрелись, пообедали, набрали друзьям в пластиковые бутылки «сувенирной» воды из Подчерема и в 15-15 вышли в последний переход до Подчерья.
Сразу же повстречалась моторка с двумя мужиками, которых мы приняли за егерей. Они искали на реке неизвестную нам деревянную лодку. Сразу же стали думать о возможных сложностях соседей, которые могут с ними приключиться, если эти егеря пойдут вверх по реке и встретятся с ними. (Как потом выяснилось, это были не егеря, а такие же подчеремские аборигены…)
Ниже Орловки очень много полоскухи (мест с медленным течением или же вообще без оного). Идем медленно. Сильный встречный ветер, опять же, порождает сомнения в реальности прихода соседей в Подчерье сегодня ночью.
Перед Подчерьем много островов и проток. Ровно через 4 часа после выхода из Орловки (в 19-15) финишировали на окраине бывшего аэродрома у Подчерья. По нашим понятиям встреча с соседями должна была бы состояться именно здесь.
Начал моросить дождик. Разбили лагерь и в связи с близостью места массового обитания двуногих существ распределили ночные дежурства. Первым, с 24-00 до 2-00 дежурил Колька. К нему подъезжал местный водитель на «Газоне» с предложением доставить нас в Вуктыл «всего» за 200 рублей. Колян взял тайм-аут для передачи информации распорядителю кредитов - папе.
Аэродром, или то, что от него осталось, представляет собой просто большое песчаное поле на окраине Подчерья, которое большей частью отдано под картофельные огороды, огороженные заборами из колючей проволоки. Когда-то весь аэродром был по периметру огорожен таким образом. Проволоку давно поснимали, а полусгнившие в земле столбы кое-где еще остались. Именно из пары таких столбов Коля соорудил чудесную нодью, которая всю ночь грела тела дежурных.
Как такового, сушняка в окрестных кустах уже не осталось, но близость цивилизации обеспечила нас достаточным количеством топлива для костра. По берегу и вдоль аэродрома мы собрали множество досок, досочек, брусков и прочего горючего материала. Пришлось не брезговать и недогоревшими остатками деревяшек из старых кострищ, которые во множестве встречались на берегу реки.

1.08.1999 День четырнадцатый. Подчерье
Еще в 6-00 утра небо было чистым, что вроде бы предвещало теплый день, но к 8-ми часам поднялся сильный ветер и небо заволокло тучами без малейшего просвета. Стало холодно, время от времени накрапывал дождь.
Позавтракали, разобрали байдарки. Сушить их пришлось методом «активной вентиляции», периодически сворачивая и разворачивая шкуры в зависимости от поведения дождя.
Коля ушел в поселок уточнять способы добирания до Ухты. В 15-00 наконец-то увидели Костю. Они с Сашей высадились в другой части аэродрома. Мы экстренно свернули лагерь и стали ждать приезда обещанных мотоциклов. Вместо этого пришел Саша в непривычно цивильном виде и повел нас пешком к себе домой через весь поселок.
Вечером помылись в Сашиной чудесной домашней бане, посидели за столом с самогоночкой и хариусами. Выяснилось, что автобус до Вуктыла уходит завтра, в понедельник (вот удача!) в 9-00, а водитель живет рядом, так что можно загрузить вещи прямо у подъезда дома.
Ольга осталась ночевать в квартире Саши в комнате Сашиной дочери, а мы, мужики, ушли в соседнюю пустую квартиру.

2.08.1999 День пятнадцатый и последний. Подчерье - Вуктыл - Ухта
С утра погрузили вещи в подъехавший к подъезду автобус-коробочку. Если бы не этот способ, то загрузка в месте общей посадки вызвала бы большие, если не сказать непреодолимые, трудности, поскольку пассажиров, желающих покинуть Подчерье в это утро было слишком много. Автобус набился битком.
Через час езды по разбитой дороге среди болот и остатков тайги мы высадились в достаточно большом городке нефте- и газодобытчиков Вуктыле. После Подчерья - просто центр цивилизации со сверкающими витринами и рекламными тумбами. Тут же были куплены пирожки и пиво «Московское».
Ольга снова вспомнила свои функции администратора и практически сразу заарендовала авточастника, который за 630 рублей согласился отвезти нас в Ухту. Папе удалось сбить цену до 550 рублей.
Закупив еды, перепаковав рюкзаки и испив пива, мы стали ждать нашего извозчика, который поехал цеплять к своей «семерке» прицеп.
В 12-00 наконец-то двинулись в очередной путь. Подъехав к Печоре, ждали около часа, пока паром перевезет нас на другой берег. Дорога, в целом, хорошая - щебенка, асфальт, бетонка - всего около 200 км.
В 16-00 прибыли на вокзал Ухты. Без проблем купили билеты и попарно сходили посмотрели город. С северной стороны железной дороги к вокзалу подступают холмы, поросшие лесом. На вершину одного из холмов ведет широкая просека, завершающаяся монументальным сооружением - барельефом Ленина, сделанным, судя по размерам, из мощных металлических конструкций, высотой метров 20-25.
Ожидание поезда всегда томительно. На вокзальных креслах спать неудобно и холодно. Перед приходом поезда была проведена рекогносцировка и выработан план захвата вагона.
Подали поезд. Были у вагонной двери практически первыми. Проводник властно спросил у наседающей толпы : «Семья есть? В пустое купе?» Папа тут же подал голос: «Нас четверо!». Проводник отреагировал на удивление быстро и адекватно. Он громко скомандовал первым людям, уже просочившимся в вагон: «Последнее купе не занимать! Там поедут туристы!!!». Он, похоже, благоволил к туристской братии.
Мы чудно расположились в пустом купе, поужинали «одноразовой» вермишелью и завалились спать на голые полки - денег на белье у нас, увы, уже не было…

Резюме
Великолепный маршрут для отдыха, если не извращаться и не ползти вверх по Подчерему. Если добираться до верховий через Вуктыл до Большого Емеля и стартовать оттуда, то этот маршрут пригоден для путешествия с самыми малыми детьми. Можно неторопливо сплавляться по чистейшей и красивейшей реке до Усть-Подчерья, а можно, при желании, доплыв до Камчатки, перейти на Тельпос, запасясь на эту переброску временем, компасом и картой-километровкой. Карту можно скопировать в офисе национального парка при покупке путевки в Печоре, или в Вуктыле (но не в Подчерье!).
Прелесть Тельпоса - полное отсутствие инспекторов и большое количество хариуса. С точки зрения спортивного сплава Тельпос гораздо интереснее Подчерема - 70 км практически сплошной шустрой шиверы с отдельными обливными камнями. В 1991 году на Тайменях пролетели их за 1 день. Сложность Тельпоса сильно зависит от уровня воды. При малой воде многие перекаты придется ползти на брюхе.
Щугор после впадения Тельпоса - мощная многоводная и относительно обжитая река. Ее красота в многокилометровых скальных коридорах, несложных перекатах и красивейших Ворот, где река широко разливается перед двумя высокими скалами, зажимающими ее. Таких Ворот двое. По берегам масса кедров, черники, красной смородины.
Финиш в Усть-Щугоре, откуда «Зарей» до Вуктыла или Печоры.

Комментарий к картам: от Усть-Подчерья до «входа» в карту 1 - около 40 км.

Карта1      Карта2      Карта3

 В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Обсудить в форуме

Комментарии и дополнения
 Анатолий, 22.03.2008
Прочитал с удовольствием, вопрос .Как отправить свой текст на сервер "Скиталец"
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.


Деревня Орловка


Высокие скалы


Лопухи вдоль берега


Баня


Пьем чай


Переброска


Пейзаж (восьмой день)


У избы Панфёра


Прибрежные скалы


Прибрежные скалы - 2


Прозрачные перекаты



© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100