Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Реки Балыктыг-Хем и Каа-Хем

Водное путешествие V к.с. по Центральному Саяну

1985 г.


Автор - Геннадий Сергеев (Уфа)

Итак, в ночь с 31 июля на 1 августа мы загрузились в поезд Иркутск -Симферополь (читай наоборот). До этого же путь каждого из членов нашего коллектива проследить почти невозможно, хотя и предположить при небольшом воображении можно. Была среда и в клубе, помимо нашей группы, можно было встретить немалое количество людей, интересующихся нашим состоянием.
Мое состояние было не столь плохим, т.к. перед приходом в подвал нашего туристского помещения я успел заглянуть к Николаю (брату) и загрузиться там двумя литрами пива. Одна мысль не давала покоя - где Вова, хотя я отлично понимал - он в клубе. Его рыба была изюмительной и проскальзывала также изумительно, как и остатки пива (былой роскоши). И вот так вот, - перед путешествием нам не было суждено попить пива с Вовой,- судьба развела наши пивные дорожки до после похода. А Вова чуть-чуть не дошел до нашего дома (наверное) - видимо, сказалось отсутствие особого нюха у него на пиво. Одна рыба все-таки осталась у меня, и я захватил ее с собой в поезд (как впоследствии оказалось, она очень пригодилась в Красноярске). В клуб я прибыл в 22-00, народ же здесь уже был в 20-00. Рюкзак меня дожидался на том же месте, где я и оставил его вчера. Мне выделили 10 минут, в течение которых я должен был доукомплектовать свой рюкзак. Я выполнил все необходимые манипуляции, связанные с загрузкой общественного снаряжения и питания. Прошло еще некоторое время, и мы присели на дорожку. Были провожатые. На улице накрапывал дождь. Трамваев не было. Дошли до бульвара, а там и трамвай подоспел. Поезд задерживался на час.
Год был знаменательным (1985), но мы были достаточно молоды и еще не знали, чем обернется год перестройки и сухого закона. Это мы почувствовали уже через неделю, т.к. эксперимент по поводу сухого закона, видимо, начался с Тувы и Кызыла в частности, куда мы в скором будущем и прибудем. Но это скоро, а пока -

1-2 августа
прошли в вагоне. Поезд настукивал на стыках рельсов свои звонкие переливы, а мы дружно посапывали, отсыпаясь за всю рабочую неделю и наверстывая предстоящие ночевки в аэропортах. Проснувшись - обедали, ужинали, играли в карты, выходили отдыхать на остановках и снова играли, спали, ели. Такова жизнь в вагоне. По вечерам брали гитару, напевали известные песни и не очень. Особенно ярко проявил свой талант Щикатуров, - блеснул, так сказать, своей многогранностью натуры. Не подвели своей задорностью игры в преферанс наши неутомимые: Алексеев, Каримов (Рим), Колесников. Командир всех обул. Остальные играли в 300, дотянув игру до 1985 очков и 2000 соответственно. Основными вдохновителями этой игры были Яксин, Машнин и я. Рано утром,

3 августа,

мы прибыли в Красноярск. Основным моментом сего дня было - любыми средствами достать билеты на самолет до Кызыла (стоимость билета составляла 17 р. 40 к.). Самолет ЯК-40, время полета - один час (пять рейсов за день). Желающих улететь еще больше. Но билеты все же достать удается. Два на раздельные рейсы и семь на дополнительный. Дополнительный через какое-то время отменяют. Небольшая нервотрепка, но все же мы умудряемся улететь в Кызыл. К слову сказать, в Красноярске два аэропорта, и мы улетали с того аэропорта, что с малой авиацией (местного значения) (ЯК-40, АН-12, Л-410…). До него можно было добраться без особого труда с ж.д. вокзала на троллейбусе N 2. В аэропорте скопилось много народу, - царил хаос и тот, кто успевал регистрировать билеты, тот и улетал. При этом почти в каждом из самолетов оставались 2-3-5 свободных мест. Многие же желающие улететь так и оставались на месте. (Тут следует непереводимая игра слов на местном диалекте и в моем дневнике, которые я, впрочем, приводить не буду). Не смотря ни на что, мы все же вечером были в Кызыле. Как оказалось, основные приключения начнутся именно здесь.
А пока о Красноярске. Город довольно неплох собой. Время субботнее, народу много. День выдался удачным, солнечным (в первой половине), ближе к обеду появились грозовые тучи. Рейсы отменяли, переносили и снова отменяли. В городе подкрепились пельменями (такими же дерьмовыми, как и в уфимских столовых, но с голодухи показавшиеся божественным даром), простояли чуть ли ни час за пивом и выпили его, закусив рыбой, той что я заначкал перед походом. Пиво брали в мешок, что несколько удивило местных пивников. И вообще здесь, в Красноярске, с пивом и спиртными напитками сложнее, чем у нас. (И это просто мы приближались к той точке Союза, где начинался уже эксперимент по поводу сухого закона).
Перелет на самолете ЯК-40 оказался приятным и несравненно более удобным, нежели на АН-24. На территории Кызыльского аэропорта находились уже группы из Москвы и Красноярска. Дров было немного, местность открытая, деревьев не видно. Прошлись по округе, разведали, принесли несколько деревянных щитов и остаток забора. Этого было достаточно для недельного проживания на территории аэропорта. Соседи с удивлением смотрели на нас (они приехали раньше нас, но дров у них было меньше). Глядя на местность близлежащую, можно с уверенностью было сказать, что в былые времена она вмещала гораздо большее количество туристов. Здесь были все возможные приспособления костровищ из местного металлолома. Сказывалось, видимо, длительное отсутствие туристов из-за закрытых районов Тувы, как следствие - запущение и упадок приаэродромного хозяйства туристов. Надо сказать, что ни в какое сравнение аэропорты Кызыла и Красноярска не входят. В противоположность Кызылу - в Красноярске негде было расположиться с палатками. Аэропорт Красноярска практически находится в черте города. Аэропорт же Кызыла находится в стороне от города (но не так далеко, как в Уфе) и напоминает задрипанный вокзал. Рядом, правда строится новый,- своеобразное здание аэропорта, по-видимому, со временем здесь будет не так уж дурно, и местный аэропорт будет чем-то походить на столичный (в смысле местной автономии). Был вечер, суббота. Завтра воскресенье - в лесхозе не рабочий день. Полетов в Кунгуртук нет.Получается выходной день. Знакомство с городом. Первая ночь в палатках. Отоспимся.

4 августа, воскресенье
Выглянуло солнышко, и все вроде бы как надо. Миша остался дежурным, - остальные пошли гулять по Кызылу. Первая новость была достаточно интересная - продажа водки в городе - по талонам (1 талон на месяц). И это нас несколько озадачило, если не сказать больше. Все же мы надеялись некоторое количество прикупить в последнем пункте перед вылетом на место назначения. Встретили пиво. Предприимчивый народ армяне - и здесь не дали маху - торговали бутылочным пивом, привезенным через перевал из Абакана. А вообще чувствовалось строгое влияние "сухого закона". Городок был небольшим, вытянутым на плоскости. Дома не выше пяти этажей. Несколько зданий выделялись своей необычной архитектурой: здания верховного совета, министерства, ЦК, театра. Ознакомились с достопримечательностями города, посмотрели монумент "Центра Азии", зашли в единственно работающий магазин "Сувениры", приобрели значки, и пока я выбирал, народ умчался. Далее я изучал город вместе с Яксиным. Побывали в парке, искупались, поглядели на смотр студенческих стройотрядов КуАИ, КАИ, БГПИ (Украина) … Отыскали столовую, пообедали. Зашли на почтамт, позвонил в г. Мелеуз. Было жарко. Возвратились в аэропорт вечером. В городе взяли коньяк в ресторане. В общем, вечером было неплохо.

5 августа
Утро и день начался суетливо - с известия о том, что Каа-Хем закрыт. Это нас несколько удручило, но не выбило из колеи. Пришлось нашим представителям побегать между министерством лесного хозяйства и зам. Председателя Совмина Тув. АССР. Кончилось похождение тем, что нам разрешили вылететь в Кунгуртук при условии отработки 5 и 6 августа на сенокосе. Мы согласились. В обед мы загрузили рюкзаки в грузовик, УАЗик увез троих, а остальные 5 человек остались загорать в аэропорту - дожидаться следующей машины. Алексеев поехал выкупать билеты. После 18-00 подкатил "джип" и мы помчались на сенокос, даже обрадованные несколько, т.к. безделие надоело. Поездка продолжалась около 1 часа: мы преодолели 1,5 перевала, небольшой серпантин и вскоре прибыли в долину Енисея, где и находился сенокос. В этот вечер мы, конечно же, ничего не делали. Скудный ужин увенчал сегодняшний день и не предвещал ничего хорошего наперед. Мужики жаловались, что уже третий день не ходили по азимуту. Завхоз ходил бодренький и все отшучивался. Вечерело. Комары нещадно донимали вновь прибывшие на природу тела туристов.

6 августа
Прошло уже немало времени, как мы отправились в поход. Хотелось поскорей вырваться на маршрут и это единственное что двигало нами, ведя с раннего утра нас на сенокос. Он начался в 10 часов. Трудились нещадно, основной задачей было собрать стожки, а потом сметать их в большой стог. Вчерашнее загорание обошлось Скурихину боком. Он получил тепловой удар, и на сегодня его освободили. Трудились ударно (по-"стахановски"). До 15-00 сделали большой стог (10-15 копежек). После этого пошли купаться на Енисей, стирать носки и рубахи. Все это нагишом. Благодать. Баб нет. Пообедали. Скурихин к этому времени малость оклемался, сварил гречку. Это было отрадно видеть и тем более есть. После 18-00 подкатил джип ("буханка"), и мы помчались на старое место - в аэропорт. Билеты были на руках. Восемь билетов на завтра и один билет на 8 августа, оформлен на Колесникова. На территории аэропорта кроме нас находилась лишь одна группа - из Свердловска с Кызыл-Хема, больше никого. Мы заняли свое место, разбили лагерь. При выгрузке из УАЗика, я забыл свое кепи, и это было большой потерей для меня, так как солнце сильно припекало, и длинный козырек мне несомненно пригодился бы в походе.

7 августа
Сегодня - ровно неделя с тех пор, как мы выбрались из дома и очень жаль, что мы все еще не добрались до начала маршрута. С раннего утра я встал первым из группы. Было где-то 8-9 часов местного времени. Рядом стояла группа из Свердловска. А вчера вечером они допоздна разбирали случаи из весенних походов. В этой группе был председатель МКК области, и, видимо, многие случаи ему были известны. К нашей группе примкнул ленинградец-пешник. Он был один и дожидался группы из Одессы. Хорошо играл на гитаре, и мы с удовольствием слушали его.
Сегодня мы должны вылететь в Кунгуртук. Встал пораньше, умылся, начал делать кепку из проволоки и ткани. Мужуки обозвали ее абажуром. Наконец-то поели и пошли на регистрацию. Шестерых сразу же оформили, двоих не брали из-за груза. Наконец прилетел самолет, и остальным двоим также разрешили лететь. Самолет был чешским Л-410, вполне комфортабельным, приятным как снаружи, так и внутри. Но перед вылетом два мента навели "чмон" в наших рюкзаках, хотя этот барьер мы прошли без потерь (в смысле спирта). Полет продолжался около часа. Стоимость билета 12 руб. Это был уже второй перелет за поход, и в обоих случаях было приятно лететь (в отличие от АН-2 или АН-24). Местность сверху просматривалась хорошо, и я сделал несколько снимков. В Кунгуртуке произвели закупки недостающих продуктов, которые только возможно было купить там. Выбор был достаточно скудным, но хлеб был. Сухой закон (абсолютно сухой). Кругом заинтересованные взгляды. Рядом машина, трактор. Народ играет в карты. Спрашиваем могут ли подвезти к реке - говорят некогда. Во всем чувствуется - народ хочет водки - истосковался. Мы не предлагаем. Они намекают, но не явно. Через два часа сделали все необходимые закупки. Народ вдобавок к продуктам приобрел по 3-4 книги, которых здесь было видимо-невидимо - это нас поразило. Это было еще то время - книги ценились… и у нас, в Уфе, их было просто не найти. А здесь, видимо, вместо водки в деревню завезли литературу, так вот она там и скопилась, за что мы сказали спасибо родной партии и затарились по полной программе, благо пешки уже не предвиделось. Вскоре на дополнительном рейсе прилетел Миша. Еще через некоторое время прилетела группа из Саяногорска. К слову говоря, они очень даже просто пробрались сюда и безо всяких там сенокосов (имели письмо из Райкома). Погода была прекрасной, и до Кунгуртука было совершено 4 рейса. Группе из Саяногорска везло - они за 0,5 л. спирта договорились с машиной. Мы же воспользовались представившейся возможностью добраться совместно, уже через полчаса были на берегу Балыктыг-Хема. Саяногорцы шли на каркасном камерном, и график их не подстегивал. Добрались они от места жительства до начала водной части маршрута всего за 8 часов. Сплошное везение - самолет до Кызыла, пересадка на дополнительный рейс в Кунгуртук, а тут сразу на машину и до реки. Мы же потратили неделю, чтобы добраться до "Балыка". Но мы были рады - рады потому, что мы здесь и вскоре начнем маршрут. До вечера (ночи) оставалось 2-3 часа, и мы занялись заготовкой стропил для каркасов катамаранов. Ближе к ночи организовали полупраздничный ужин по поводу недельного юбилея с момента выхода из клуба. Был сок виноградный, халва, болгарские консервы, салаты… спирт. А незадолго до этого Алексееву (нашему командиру) предложили зайти в опорный пункт правопорядка Кунгуртука. Начальник был строгий и поучительный, - Алексеев же благоразумный и учтивый. В итоге длительного собеседования в маршрутной книжке нашей стояла еще одна печать, а у ихнего начальника в журнале запись: группа студентов из Москвы - УПО им Кирова (что в переводе с "местного диалекта" означало - Уфимское производственное объединение им Кирова). Но Леха спорить не стал - не хотел осложнений - люминий так люминий.

8 августа
Наутро к стоянке подкатил на коне еще один начальник-егерь, проверил документы. Намекнул на то на се - но мы прикинулись и его намеков не поняли. Он уехал. Мы продолжали строительство катамарана - пилили, строгали, связывали, надували. Процесс длился долго, и где-то к 15-16 часам встали на воду. Погода солнечная, температура в тени 30 град., температура воды где-то 15-16 град. Уровень воды низкий, вода чистая, завалы, протоки, течение слабое. Гребли втроем - Алексеев увлекся спиннингом. Через несколько времени поймал тайменя и трех линков. Один из Линков был 0,5 м и весил 2-3 кг. Вечером была отличная уха.

9 августа
В 7-00 общий подъем. Дежурные (Машнин, Каримов) занимались своим делом, - остальные загрузкой катамаранов. Рыба на стоянке не ловилась. Ночью было прохладно. Днем же вышло солнце, и мы снова загорали. Участок реки до самого впадения Сарыг-Эрга практически состоит из длинных и коротких зигзагов - плесов (а проще "болота"), где течение еле угадывается. Местами между двумя протоками зигзагов составляет 40-50 метров. А впереди одна утомительная гребля. Ближе к 17 часам достигли первого притока Сарыг-Эрга - стрелки, где и начинается Каа-Хем. Уклон значительно увеличился, появились перекаты. По берегам в основном лиственница, встречается кедр (шишек не видно), ель, смородина. Места в общем красивые.

10 августа
Наконец-то нас достал дождь. Еще вчера, вечером. Зарядил сквозь сито - мелко и надолго. Дежурили Миша и Володя Кондров. Рыба не ловилась. Мужики загрустили. Кругом грязючка. Ужинали в нашей палатке - шестиместке. Полиэтилен, который использовали как подстил в нашей палатке, пришлось отдать соседям, т.к. один из кусков был утерян еще в Кунгуртуке. Наутро дождь не переставал литься, и некоторые вещи все-таки подмокли. Приготовили завтрак и двинулись в путь. Дождь не переставал. Ветер слегка задувал. Не хватало только снега в морду для полного счастья. Единственное что утешало - это то, что ветер все-таки разгонит сплошную пелену из туч, и мы снова погреемся на солнце. Дошли до порога "Лестница". Прошли. Это была легкая проверка схоженности и притирка экипажей. Порог не представлял трудностей, но именно здесь мы проверили маневренность нашего судна. Он был неплох. После обеда (а дежурили на сей раз я с Толиком) начало проглядывать солнце, оно взбодрило народ, как, впрочем, и обед приготовленный нами. Река резво неслась вперед, Хотя порогов и не было. Был один сплошной поток. Мы практически не гребли, - лишь слегка отгребали, направляя катамаран по курсу. Алексеев, как и положено капитану, сачковал (не то что бы очень), но баловался блесной. В один из моментов зацепил "шального" хариуса. На соседнем катамаране заметили, и за дело взялся Шура Щикатуров. Вскоре он вытянул тайменя. Чуть погодя на катамаране лежало их уже штук 5 или 6. А незадолго до этого раздосадованный по безрыбью завхоз предложил рыбакам прогуляться по лесу за грибами. Набрали полмешка полиэтиленового. Вечером было хорошо. Настроение поднялось. Мужики ловили рыбу, хотя и не так успешно как бывало, но все же. Комаров после дождя стало поменьше. Ночевку сделали на стрелке реки Сайгай.

11 августа
Утром дежурил я и Толя. Погода не особо радовала, хотя солнце слегка и проглядывало. Вчера же вечером она дала нам прикурить. Пришлось готовить в трудных условиях. Лил холодный противный дождь. Рыбаки к этому времени наловили более 20 рыбин (в основном, хариусы). К тому же набрали грибов. Нам пришлось все это жарить. Сварили ко всему этому вермишель с тушенкой. В темноте и под дождем, пока жарили рыбу, перевернули котел с вермишелью. Осталось только половина. Мы скомбинировали оставшуюся вермишель с жареными грибами. А чтобы "дезинфицировать" грибы (они бывают не очень съедобные) раскрутили Алексеева на спирт. После этого взяли гитару в руки - третий день не держали. Дождь накрапывал себе, а в большой палатке было тепло и уютно.
Наутро приготовили уху из остатков рыбного запаса, сварили гречку и чай. Все были сыты. Солнце вышло из-за туч и стало пригревать. Река мчала вперед. Мы готовились к Мензейским порогам. Скорость течения 8-10 км/час. Возле первой ступени встретили группу из Москвы (на каркасном плоту с поперечными гондолами). По всему виду то был семейный вариант - тут были и взрослые и дети. Разведали первый каскад. Он оказался не сложным - порог-шивера с множеством камней в русле. Несколько лет назад наши ребята, прошедшие этот участок в большую воду, отмечали отсутствие камней и хорошие валы и бочки. Второй каскад менее протяженный, но также не отличался сложностью. На третьем каскаде, где мы хотели сделать дневку, уже стояла группа из Киева. Пришлось проходить этот каскад и искать место для стоянки ниже по течению. Кстати, эти ребята также уже были здесь в августе позапрошлого года. В связи с этим завязался разговор. Киевляне знали, что Каа-Хем закрыт и рассматривали его как запасной вариант. Но в Кызыле все-таки сумели договориться, и вот они здесь.
Третий каскад представляет собой довольно короткий участок реки (100-150) метров с довольно большим перепадом воды 4-5 метров, сужением русла. После входа - основной слив влево и на выходе вправо. На выходе стоят два больших камня, в которые упирается вода. Чуть справа находятся несколько незатопленных и полузатопленных камней. Скорость потока 15-18 км\час. В большую воду на незатопленных камнях, видимо, образуются сильные валы и бочки. Высота вала на момент прохождения 1,5-2 м. Прошли третий каскад нормально. Правда, у меня весло несколько прокрутилось (лопасть) относительно стержня. Нужно будет укрепить. После порога слева ручей, справа остров. Зачалились на обед. В это время провели разведку нижних каскадов, вплоть до 14-15. Два-три из них заслуживают интерес. По-видимому, при большой воде они выглядят посильнее. А так, это очень длинная шивера с большим уклоном, со множеством камней. Погода же в это время не дремала - то выглядывало солнце, то лил дождь. Своим непостоянством она просто притомила нас. По берегам, вблизи порогов благоухала природа: росла голубика, смородина. Особенно много голубики в районе третьего каскада, возле впадения ручья. Возвратившись с разведки порогов, пообедали. Ниже по течению стоянки не было (и трудно было ее организовать), а проходить все каскады нами не было запланировано. Мы нашли небольшой пятачок для стоянки чуть ниже третьего каскада, напротив острова. Решили здесь сделать дневку.

12 августа
Понедельник. Дневка. Подъем не регламентирован, и поэтому дежурные встали позже остальных, в одиннадцатом часу. Народ занимался своими делами. Рыбаки обстригали волосяной покров и мастерили "мушки". Наиболее ценным в смысле сырья для изготовления рыбацкой утвари был Толик. Его бороду то и дело обстригали - он не сопротивлялся - для дела. Я подремонтировал весло. Целый день ходил по округе, изучал местность, снимал слайды. Погода баловала. Солнце постоянно светило и лишь один раз, после обеда упало две капли в виде дождя. Я и Скурихин набрали голубики и грибов. Вечером они пошли в дело. Каждый из рыбаков поймали по 5-6 рыбин, предстояла хорошая жареха. Настроение было приподнятое. Щикатуров разведывал окрестность далее всех и дошел в тот день аж до 19 порога. Порог впечатляет (на ум приходит невольно аналогия с 19 порогом на р. Ципа, но только в цифровом эквиваленте). Завтра будем проходить. А пока был праздник живота - двойной ужин. Сначала вермишель с тушенкой + запеканка из грибов и компот из голубики и смородины. потом каждому по 3 рыбины зажаренных. Легли спать в первом часу (ждали жареху).

13 августа
Подъем рано утром, в 7-00. Собрались. На воду встали в десятом часу. Начали прохождение каскадов 4-18. Прошли нормально. Сделали съемки на 12-13 каскадах. Пороги несложные. Большое нагромождение камней. Перед 19-м порогом зачалились. Осмотрели. Порог мощный. Начинается с поворота налево, сужение русла до 10-12 метров, несколько бочек перед основным сливом. Основной слив между двумя большими камнями на левом и правом берегах. За правым камнем (в большую воду он, видимо, находится в центре русла) образуется полуворонка. Слив мощный, высота перепада 3 метра. От левого камня образуются косые валы. Сразу за сливом (метров 10-15) большая бочка 1,5-2 метра. При прохождении этого порога в бочке смыло Кондрова - правда, он удержался за рюкзак. Я помог ему забраться на катамаран. Судно Каримова прошло успешно. 20-21 пороги средней мощности - множество камней, бочек. По сложности уступают 19, но крепче 4-18 каскадов. 22 порог интересен тем, что он более продолжителен, чем предыдущие, при равной мощи с 19-м. Начинается 22 порог с поворота направо. Несколько бочек, справа завал, две большие бочки при повороте направо и далее прямой участок. На выходе два камня справа и слева образуют как бы ворота. Половина струи разделяется левым камнем, четверть которой уходит влево от левого камня, где проход исключен. От левого и правого камня образуются косые валы (1,5 м.). После ворот, в метрах 10, по центру (ближе к правому берегу) стоит камень-зубец. Есть опасность наскочить на него. Прошли нормально. Наш катамаран проходил первым. Плюхнулись в две бочки (в одну краешком), после первой нас несколько развернуло. Выправили. При входе (на повороте лежит большой камень) проходили возле камня - слева от него (справа не пройдешь в малую воду). Пороги 23 - 28 проходили без разведки - они несложные, по типу каскадов 4-18. Закончились Мензейские пороги. На стрелке реки Мензей - Каа-Хем стояла группа киевлян (опять испортили всю малину). На этом месте у нас была запланирована стоянка с дневкой в придачу. Прошли еще полчаса, встали на обед. Я взял удочку Кондрова и пошел забросить "балду ", нехитрое устройство с несколькими крючками, прикрепленное к спиннингу вместо блесны. Два хороших хариуса сорвались. Один из них уже руками брал, но он выскочил и плюхнулся в воду. Обед был неплохим. Готовили Колесников и Кондров. Суп был из пакетов - свекольный и напоминал неплохой борщ. Всем понравился. Супы из пакетов со звездочками с мясом всех уже утомили, и поэтому приготовленный обед был приятным разнообразием для нас. Через некоторое время (1,5 часа хода) встали возле скалы. Чуть поодаль был приличный остров, на котором росли лиственницы. Рыбаки тут же разбежались по местам рыбной ловли, и нам с Толиком пришлось заниматься лагерем. Чуть выше (метров 300) встали москвичи (каркасники). Они облюбовали это место чуть раньше нас (минут на 10) и были очень недовольны нашим присутствием. Нас это не удручило (татар из Башкирии - так иногда называли туристов из Уфы), и мы, спустившись чуть ниже, зачалились. Алексеев объявил о предстоящей дневке на этом месте, и все разбрелись по своим делам. Я взял спиннинг Машнина, который к этому времени выловил 4-х хариусов, и ему надоело стоять на берегу в ожидании пятого. Он прошелся по откосу, подошел к Колесникову. У того сегодня не все получалось. Чуть дальше рыбалил Каримов. Он тоже выловил несколько хариусов и решил возвращаться в лагерь. Я прошел еще немного и забросил "балду". Два раза сорвалось, на третий я вытащил приличного хариуса. Больше не ловилось. Но меня после этого случая тоже начали обзывать рыбаком. Я никогда не причислял себя к этой гвардии, относился к ним с уважением, и тем более приятно было слышать об этом в свой адрес. Вечером сварили уху, часть рыбы засолили.

14 августа
Наутро дневку отменили. Это случилось в связи с неважным клевом. Дежурными был я и Толик, и поэтому нас это устраивало. Дежурить на дневке - не самый лучший вариант, хотя как поглядеть на это… После выхода на воду, рыбаки принялись за дело. Счет пойманным рыбам открыл Миша. На черную блесну (обмотанную черной изолентой) он вытянул двух линьков по 1,5 кг. Ребята же с другого катамарана рыбалили на "балду" и вытаскивали один за другим хариусов. Через час - другой на правом берегу увидели избу. Рядом на воде стояла моторка, причаленная к берегу, а на берегу резво носились лайки. Хозяин - крепкий мужик, с большой рыжей бородой, немногословный, доложил нам, что баня сгорела (здесь когда-то стояла банька, и в которой в свое время и в прошлом походе наши ребята мылись). Видимо, так и суждено было той бане быть сгоревшей. Еще прошлый раз после помывки наши ребята поутру заметили, что баня горит. Затушили, но она оказалась непригодной для помывки. Пришлось остаться еще на два дня (организовать двухдневку) и в темпе вальса построить новую баню (благо опыт постройки деревянных срубов у нас был - не одну избу построили на Урале) - нельзя же оставлять после себя полусгоревший сруб. Тем более, что материал, из чего строить, был совсем рядом и в большом количестве - рядом был огромный завал из приличных бревен. Но вот уже через несколько лет на этом месте баньки вновь не оказалось. Не судьба. Но погода благоухала, светило солнце. Мы потихоньку скидывали с себя одежки и загорали. Вскоре мы подыскали место для стоянки - на правом берегу. Отвесная скала, чуть дальше уступ, несколько деревьев. Здесь вполне уютно. Уместились две палатки и чуть в стороне, метрах в десяти организовали костер. Рыбаки продолжали рыбачить, мы же с Толей и Скурихиным организовали лагерь - установили палатки, сделали костровище, нарубили дров. Я сделал большой костер и подготавливал угли для большой жарехи на двух противнях. Толик же в это время чистил рыбу. Около тридцати приличных рыбин ушло на жареху, укладывая по три на каждый противень. Тех, которые не помещались на противень, приходилось разрезать на две части. Ужин был готов до заката, но рыбаков трудно было собрать, т.к. начинался вечерний клев. Всего за день мы наловили около 10 кг рыбы - в основном, хариусы. Часть рыбы шла на засаливание - их мы готовили к сушке. Еще перед приготовлением ужина я поднялся на гору, встретил там большое скопление крыжовника. Угостился до насыщения, набрал полную кружку для добавления в чай. Вечером компот получился знатный. В нем были и крыжовник, и облепиха, и мята, и шиповник.

15 августа
Дневка. Все спали. Толик, как обычно, выкатился из палатки сбоку (дна у нашей палатки нет) и начал хозяйничать у костра. Дежурство его завершалось, как и мое. Шурша и вошкаясь в посуде, разбудил меня. Хотелось спать, но сознание того, что я тоже дежурный, вынудило меня выползти из спальника и помочь товарищу. Мы быстренько приготовили завтрак и были готовы будить народ. В это время по реке, вниз по течению промчалась лодка (моторка). Это мужик, что в заимке, с рыжей бородой и парнишка. Оба в шляпах. Очень интересный вид. Мы поприветствовали друг друга, и я пошел звать мужиков на завтрак. От шума моторов Рим и Леха уже протирали глаза и спрашивали спросони - не на Белой ли они (реке, которая очень равнинная и очень широкая, в районе г. Уфы, и где очень много моторок). Мы с Толиком отрицательно покачали головой, давая знать что это - Каа-Хем, и пригласили их на завтрак. Кондров ничего не слышал, как и Коля - они частенько досыпали по более других, и особенно на дневках. Однако сознание того, что народ подносит ложки ко рту, не давало спокойно продолжать их сон. Одно- другое мгновение и они уже с ложками и чашками выстраивались возле дежурного, дабы получить положенную пайку. Была гречка. Все с удовольствием, хотя и спросони, уплетали кашу. На душе было приятно оттого, что сегодня не предстоит грябать (впрочем, мы еще ни разу этим делом себя не утомляли). День начинался сумрачным (с утра, правда, солнце выходило) и тучи густой пеленой накрывали горы, не оставляя никакой надежды на то, что сегодня мы позагораем. Рыбаки были несколько вяловаты, и потому спиннинги были частенько свободны (всего их было 6). Я решил побаловаться - отвести душу, вдруг да поймаю. Мне повезло, как и другим. Рыбы было много. До обеда я выловил 4-х хариусов, а всего за этот день - 6 штук. Меня приветствовали и почти признали рыбаком. После обеда Коля забрал у меня спиннинг, и мы со Скурихиным пошли на гору - покушать крыжовник и клубнику (по словам Кондрова и Коли, клубники там было море). Мы быстренько забрались на гору. Но крыжовник здесь уже почти весь ободрали, и мы полакомились остатками былой роскоши (как говорят - остатки всегда сладки). Не теряя особо времени, пошли по тропе (оленей и козлов) мимо солончаков (где звери вылизывают соль) и дальше, где по словам Кондрова находился "питомник" клубники. Вскоре мы отыскали его и поняли, что ни Коля, ни Володя нас не обманули. Мы трескали клубнику за обе щеки. Большая и красная клубника незаметно и со вкусом проникала по глоткам внутрь наших туристских тел. В одной из зарослей травы и клубники наткнулись на змею (по видимому, гадюку). Мы отошли в сторону и продолжали свое дело. Так мы поднялись почти до самого верха горы, где открывался изумительный вид на долину реки Каа-Хем. Сделали несколько снимков, позировали, потом набрали клубники для компота и начали спускаться по противоположному склону горы в лагерь. Солнце слегка проглядывало, придавленное темными сумрачными тучами, нависшими над горами, и несколько вдохновляло, давая надежду, что завтра день будет получше. Настроение было бодрым, и мы без особого труда спустились в лагерь. По пути, в осиновой роще, рядом с тропой звериной, нашли пару оленьих рогов. За день все отдохнули, лица у всех были бодрыми. Вечером предстояла жареха. Дежурили Скурихин и Щикатуров.

16 августа
Наутро погода не баловала. Было прохладно. Никто не спешил. По плану идти было недолго. Поели, попили и отправились в путь. Леха, недолго думая, начал рыбалить и сходу поймал хариуса. Было заметно, что настроение у него не самое лучшее, хотя и после вчерашнего допинга спирта с перцем, его насморк начинал проходить. У Миши же он только начинался, в связи с этим одеты они были почем зря - в штормовках и ботинках. Рыба, однако, после первой выловленной долго не клевала, и Алексеев стал, словно закусанный мошкарой. Ему мешали весла (отпугивали рыбу). Гребли же в это время (отгребали и выравнивали катамаран) я и Кондров. Течение было не плохим, но вместе с тем ничего особенного не было, и мы вполне управлялись вдвоем. Были разбои, острова, перекаты. В конце концов, после очередного матюка мы с Кондровым побросали весла и улеглись на катамаран. Лешка с Мишей бросали сзади то балду, то блесну, но по всему было видно, что толк в этом процессе отсутствовал напрочь. У Миши сорвался хороший линок, и он совсем загрустил. Так прошло некоторое время, пока возле левой скалы (по центру был завал) не стало клевать. Подряд сорвалось штук пять хариусов и линков. Развернулись и подчалили к завалу, попробовали забросить блесну. Течение пронесло чуть дальше и того места, где клевало, уже не было. Из-под завала я вытащил одного хариуса грамм на 400, но больше не клевало, и мы отправились дальше. А там рыбакам везло поболее. Один за другим Миша и Леха вытащили штук шесть хариусов. Одного хариуса я упустил (поймал Леха), когда снимал, одного линка сам Леха (поймал Миша). И наконец повезло Мише. Он поймал линка граммов на 900 на стрелке реки, возле заброшенной деревеньки (лев. берег). Здесь мы должны были остановиться, сделать баньку (она стоит на берегу), дневку. Но место было уже занято киевлянами (синий катамаран), и мы погрябали дальше. Соседний экипаж Каримова вскоре совсем загрустил и перестали грести - полегли на катамаране. Места для ночевки и тем более дневки не было видно, и поэтому в одном из прелестных закоулков прибрежного Каа-Хема мы зачалили на обед и одновременно осмотрели местность. Было много черемухи, немного смородины, малины и костеники, совсем немного земляники. Но не было клева. И это сыграло решающую роль в выборе стоянки. Рядом с берегом проходила уверенная тропа и здесь, по всей видимости, гоняли скот (рядом находилась заброшенная деревня). А на тропе заметили явно медвежий след. Погода слегка разыгралась, подул ветер, и ближе к обеду появилось солнце. Народ разнагишался и загорал в предчувствии вкусно приготовленного обеда. Машнин и Каримов приготовили быстро. А пока они готовили, мы с Мишей засолили пойманную утром рыбу. В разделанном виде она весила где-то около 8 кг. После обеда поиски места для стоянки продолжались. В это время Алексееву и Мише надоело работать со спиннингом, и я взялся за дело. Поймал хариуса граммов на 200, и страсть к рыбной ловле вновь разгорелась. Тем временем, спустя какое-то время, мы вписались в шиверу, половину из которой я прошел со спиннингом в руках. Потом появились бочки, и мне пришлось быстренько сменить инструмент для рыбной ловли на весло. Азимут был на север. Следующий поворот направо - и прямо скала. Дальше следовал левый поворот. До него мы не стали доходить. Было ясно, что вот-вот будут "щеки". Мы зачалили на левом берегу (перед поворотом направо). Здесь высокая поляна, сразу и не заметишь. Была когда-то стоянка. В этом месте мы и остановились на ночлег. Место вполне удачное. А вечером дежурный (на этот раз сам завхоз) умудрился сделать запеканку яичную из рыбы. Всем понравилось. Чай заварили из чаги (нарост на березе) - ее собрал Алексеев при разведке дальних порогов. Как оказалось, до порогов еще несколько километров.

17 августа, суббота
Дневка. Подъем не лимитирован. Но многие уже встают без напоминаний. Скоро завтрак. Дежурные позаботились. Не могут подняться ото сна только Скурихин да Кондров. Одиннадцатый час, они дрыхнут. И единственное оправдание у них - походная поговорка: "В отпуске я или нет?" - срабатывает безукоризненно и применима на все случаи походной жизни. На завтрак подали гречку с тушенкой и топленым маслом. К чаю же - повидло. Все были вполне довольны. Сразу же после завтрака я, Кондров, Алексеев и Толик отправились на гору, в березовую рощу - за чагой. Было приятно прогуляться по лесу, по горам, осмотреть реку сверху. Через час-полтора мы собрали по половинке п\э мешка этого ценного вещества и отправились в лагерь. А рыбаки в это время на месте настраивали свои инструменты - крючки да мушки, многие из которых уже затупились. К слову говоря, вчера вечером у меня на машнинской удочке сорвалось с десяток рыбешек. Наутро он заменил крючки и некоторые мушки и с успехом уже рыбалил. Сегодня банно-прачечный день. Развели костер, накололи дров - делаем баньку. В то время как костер горел, народ постирал самые необходимые вещи и вывесил их у костра для просушки. Погода была неплохая, и многие раздевшись загорали. Готовилась баня. Рядом с рекой установили большую палатку без дна. По бокам обсыпали песком и привалили камнями, внутри сделали небольшой каминчек. Натаскали веток (листвянок) - этим занимались Коля, я, и Толик. Кондров грел воду и сливал в прорезиненный мешок - резервуар для горячей воды. Алексеев совместно с Римом и Мишей устанавливал палатку, обтягивал ее полиэтиленом. Вскоре баня была готова. Камни на костре раскалились докрасна, горячей воды вполне хватало. Первыми в баню пошли Коля, Щикатуров и Миша. Тем временем погода изменилась, подул холодный ветер и нагнал тучи. Дождя не было. Мы лопатой (а она оказалась на стоянке) закинули в палатку 5-9 камней, и парилка заработала. Из палатки доносились мерные покрикивание, покряхтивание, шлепки и прочие звуки, соответствующие настоящей таежной бане. Из немногих щелей струйками выходил пар. Палатка раздулась несколько и начала ходить ходуном. Через некоторое время палатка раскрылась, оттуда высыпали распаренные тела и с гиканьем попадали в холодные струи Каа-Хема. После этого они заскочили обратно в палатку, немного погрелись и вышли, чтобы помыться уже на свежем воздухе горячей водой и душистым мылом. Процесс повторился со следующей тройкой: Сергеев, Скурихин, Яксин. В данном варианте отличился Яксин - он нагнал пару так, что дышать стало трудно, "отдубасил" веником Скурихина таким образом, что тот стонал и охал, приговаривая: "Ой, мамочка, сидеть будет не на чем". Я вник в его страдания и не поддался на соблазны "веникового хулюгана". Сам приложился веником ко всем частям своего тела и уже через некоторое время плюхнулся в воды Каа-Хема. Шел дождь, и мы вместе с холодной ванной реки принимали прохладу струй дождевого душа. Третьей тройке повезло больше - дождь закончился, и их уже никто и ничто не подпирало. Они мылись (простите за выражение) расхлебенясь и вволю (впрочем, о нас другого тоже на скажешь). А баня была натоплена на славу и камней было раскаленных вволю. Толик при этом умудрился залезть в баню еще раз и напарился до одурения. Перед баней был неплохой обед, доели командоровскую халву. А вечером Алексеев выделил спирт.
В то время как третья тройка мылась в баньке, я взял спиннинг и умудрился поймать четырех хариусов.
Весь вечер и половина ночи играла гитара, пели песни, шел ненавязчивый разговор, горел костер. Последние пошли спать в палатку в половине пятого.

18 августа, воскресенье
Подниматься было не охота. Есть - тоже. Сделал усилие, все же доел завтрак. Впереди были "Щеки" (пороги, 10 каскадов). Дошли до первых щек. Сделали разведку первых трех каскадов. Пороги не очень сложные - есть бочки, прижимы, навалы, скорость течения высокая - 15-17 км\час. Валы и ямы 2-2,5 м. Проходили каскады сразу в два катамарана на дистанции 150-200 метров. Съемку прохождения каскадов проводили поочередно - один катамаран снимал другой и наоборот. Разведка порогов - отвратительная. Бегаем, как горные козлы по тропкам и осыпям. На стоянку встали на четвертом каскаде. В пороге посредине стоит веха - камень большой величины. Прохождение порога несложное. Но при подъеме воды на метр-полтора сложность прохождения увеличивается на ранг. А остановились на 4 каскаде потому, что ставить палатку больше негде,- либо проходить все каскады сразу. Я вновь был дежурным. После приготовления обеда, вместе с Римом, Кондровым, Шурой и Скурихиным отправились в горы - посмотреть на "Щеки" сверху. Картина открывалась грандиозная: река прорывается сквозь каменное плато с отдельными вершинами. Высота ущелья 100-200 метров, местами с отвесными скалами. Порода гор не столь крепкая, чем-то похожая на застывшую лаву или шлак. Горы растресканы, обрушены и почти на протяжении всего ущелья сплошные осыпи - старые и новые. Старые заросли мхом, проросли лесом - таковых немного у реки. В основном, голые осыпи. Растительность - самая разнообразная. Здесь и костяника, и голубика (высоко на плато), и кустарники смородины, крыжовника, кислицы, шиповника и многих других. Пейзажи очень красивые. Однако скакать по горам и осыпям очень опасно. Выбравшись наверх, можно увидеть ровное плато, заросшее лиственницей, березой, кедром … Отдельные вершины. А глубоко внизу, врезавшись в плато, осыпанный со всех сторон камнями, тоненькой ленточкой прокрадывается Каа-Хем. Мы прошли вдоль ручья водопадного типа (правый приток Каа-Хема), забрались на плато, прошли по тропе, далее по болоту, где начало берет свое этот ручей. Обогнули несколько сопок и спустились по другому распадку вниз. На болоте стояла изба, где, по словам Каримова, был журнал, в котором отмечались туристы. Сейчас там ничего не было. Внутри избы царил беспорядок и запущение.

19 августа, понедельник
Утром я встал первым. Не потому что так захотелось - просто был дежурным. Сварил гречку, положил в нее тушенку, топленое масло. Заварил чай. Черствый хлеб нарезал, смочил в воде и поджарил на противне в топленом масле. К чаю выдали еще и повидло. Все были довольны. Никто особенно не торопился. По плану нужно было пройти "щеки" и встать на стрелке с Кызыл-Хемом. Предстояло пройти пороги посложнее вчерашних. Разведали пятую ступень. Прошли. Сделали съемку прохождения поэкипажно друг друга. Провели разведку 6-9 каскадов. Проходили каскады с интервалом в 5 минут. После 9 каскада чалимся и производим съемки. Щикатуров остался на 9 каскаде в качестве репортера (фотографа). Каскады мощные, с прижимами, хорошими валами - косыми и прямыми, хлесткими, большими бочками. Особо можно выделить 9 каскад, хотя по мощи вала многие не уступают ему. 10 каскад проходили без разведки. Вал здесь стоял поболее, чем в девятом, и хорошенько окатил нас с ног и до головы. Почти сразу за 10 каскадом после красивого коридора, стрелка с рекой Кызыл-Хемом. Стоянка опять занята Киевлянами. Проходим дальше. Чалимся. Готовим обед. Командор выделяет по 30 грамм на нос за успех в прохождении "Щек". После слияния с Кызыл-Хкмом, Каа-Хем стал полноводнее и шире. До самого вечера (17-18 часов) ничего серьезного не было (в смысле прохождения). Места красивые. В километрах двух- трех от слияния с Кызыл-Хемом виден водопад - это правый приток, падающий с высоты 100-150 метров. Еще до вечера мужики наловили рыбу для вечерней жарехи. Встали у правого притока, в полукилометре от москвичей, сплавлявшихся по Кызыл-Хему.

20 августа
Подъем в 7-00, выход в 9-00. Погода с утра прохладная, но солнце светит. Москвичи вышли чуть раньше нас, ровно по часам - в 8-00. Скорость течения приличная. Прошли несколько порогов, какие - не сразу и сориентировались. Дальше, как бревна, сплавились до Байбальского порога. Порог понравился своей мощью, валами и скоростью потока. Днем солнце пригрело, и все загорали. Со стороны солнца припекает, а с другой стороны прохладно. Перед Байбальским порогом зашли в деревню. Магазин закрыт до 18-00. Продавщица на сенокосе. Ждать не стали. Пошли дальше. Стоянку сделали ниже Байбальского порога. Развесили рыбу (для просушки). Через некоторое время был готов ужин и совмещенный с ним обед. Рыбы, развешанные в который уже раз на веревке, малость подвялились, и Леха решил распределить ее по рюкзакам. Каждому досталось по 17 хариусов, остальные (линки и хариусы) оставили на точку (завершающий "банкет" по поводу прохождения маршрута - по прибытию в родные места). Вечером же, после сытного ужина, как обычно, начиналась ненавязчивая беседа Щикатурова с Колей, и вместо того чтобы сыграть на гитаре, он в очередной раз начинал спор по какому-либо дурацкому вопросу. Вот и теперь Коля был неудержим в своих открытиях, а Щикатуров со своими репликами по любому поводу. Вечер, однако, кончался, и мало-помалу народ расходился по палаткам. Строгий голос командора предупреждал заранее всех о предстоящем раннем подъеме - и вот он настал …

21 августа, среда
Утро начиналось неожиданно и вдохновенно, как впрочем и предупреждал командор, с крика Алексеева о подъеме и в несколько раз усиленным голосом Каримова - с утра он был в ударе, по-видимому предчувствуя завершение похода. Действие развивалось стремительно. Были приготовлены борщ и манка, заварен чай. Все было нормально и ничто не предвещало приключений. Однако бог Харги (как сказал бы наверняка Краснобородкин, если бы он был с нами в этом походе) решил отыграться на нас и не отпускать так быстро, как бы нам хотелось (шли вне графика, с опережением на несколько дней). Итак, во время отчаливания неизвестно по каким причинам разошелся капрон правой гондолы. Причалили, зашили, надули. Капрон пополз дальше. Поставили заплатку, прошло более часа, тем временем по реке шли одна за другой группы, не знай откуда взявшиеся на реке и не виданные нами ранее (все они шли с Кызыл-Хема). Наконец мы зашили, надули и были готовы к дальнейшему движению вперед. Прошли километра два, и тут Миша вспомнил, что он забыл на месте последнего пребывания фотоаппарат ЛОМО-135. Он так любил его… Мы ждали Мишу около двух часов. За это время мимо нас проскочили еще несколько групп все с того же Кызыл-Хема… А ведь был последний день похода, и все стремились на "Зарю" в поселок Эржей. Все, казалось, сегодня уже мы не поспеваем. Но это как-то не смутило, и многие, раздевшись загорали на солнце, не забывая при этом работать веслом. Вскоре прошли последние пороги - Бык, Москва, Эржей. А Миша Колесников, отряхнувшись от воды и пены после прохождения этих порогов, сказал несколько прелестных слов в адрес командора, по поводу простоты и слабины последних порогов, которые так некстати обозвал Алексей, и в связи с чем экипажи были не очень-то и собраны и слажены. А пороги в действительности всех пленили своей мощью и силой, и недооценивать их нельзя. Ну, вот и поселок Эржей показался, прямо по курсу - паром. На пароме - мужик. Спросили его: когда и где будет "Заря"? Тот ответил, что она ушла. Впрочем, добавил он - может и стоит еще за поворотом. Мы ринулись туда, где действительно и стояла она, готовая в любой момент отправиться в путь. Рядом на берегу лежал катамаран, и его готовили к загрузке в "Зарю". Нам дали не более 15 минут на сборы, и мы ринулись в "бой". Вскоре мы были на теплоходе и продолжали путешествие по Каа-Хему. Три с половиной часа - и мы в Кызыле. "Заря" на этом участке реки описывала неплохие кренделя и проходила перекаты и прижимы к скалистым берегам и островам. Река не сильно изменилась и была такой же красивой. Ближе к Кызылу горы стали лысеть, и в самом городе они как бы отошли в стороны. Мы дошли до стрелки с Бий-Хемом и зачалились в речном порту уже на Енисее. Итак, весь Каа-Хем от стрелки и до стрелки мы прошли по воде: первую часть из которой прошли на катамаране, вторую же - на "Заре". Не теряя времени, Алексеев помчался в агентство аэрофлота за билетами (как это выяснится позже - зря, т.к. билетов до 4 сентября на Красноярск нет, а билетов на автобус на Абакан нет до 2 сентября). Остальной народ, загрузившись, пошел на центральную площадь, где находились Верховный совет, министерство, ЦК Тув. АССР. Здесь же с площади на 1 автобусе мы группками (народу было много) отправились в аэропорт (билет стоил 4 коп.), где место для постоя туристов было много. В этот вечер приаэродромное поле запестрело множеством разноцветных палаток. Народ возвращался из походов. Погода начала меняться. Подул резкий порывистый ветер, нагнал туч и вскоре ни одной звездочки на небе не было уже видно. Начал моросить мелкий, словно крупа дождь. Ветер крепчал, дождь не переставал. Так было всю ночь. Но перед этим нам все же повезло - мы успели до начала дождя просушить части катамаранов и свои вещички.

22 августа
Утро наступило неожиданно. Половину ночи не мог заснуть, т.к. полиэтилен, накинутый сверху палатки, нещадно колотил по крыше, создавая неприятные уху ощущения. Потом задремал - и вот тебе утро. Пришлось вставать. Делалось все нехотя, без особой организации. Раскинули по жребию - кто когда летит (выбираться решили в любые направления, любыми группами). Пока собирали рюкзаки и вещи, упустили время. Оказались в аэропорту среди соплеменников-туристов последними в очереди. Все турье было впереди и за нами куча гражданских. Вот такая неприглядная картина предстала перед нами - следствие нашей нерасторопности. Москвичи же в это время уже загружались и улетали в Красноярск. Они были первыми, и как кто-то выразился из турья - паслись возле аэрофлота уже в 3 часа ночи. Народ ходил хмурый. К этому времени остальное турье, стоявшие впереди постепенно один за другим, по билетику, улетали в разные концы нашей необъятной Родины. Но на Красноярск желающих больше всего. Полеты на местные линии были закрыты по метеоусловиям, и все боялись, что вскоре могут закрыть и Красноярск. Но его никак не закрывали, а билетов явно не хватало для всех желающих. Группа из туристов собралась и направилась к администрации аэропорта. Начальник же порта, воодушевленный нашими речами и тем, что нас более 30 человек, решил запустить два дополнительных рейса. Дали первый рейс и на нем улетели все стоявшие впереди туристы. С большим трудом нам удалось все таки приобрести билеты - сначала два на Барнаул, а затем и все остальные на второй дополнительный рейс на Красноярск. 1,5 - 2 часа и мы в Красноярске. А оттуда до Уфы трое суток (почти трое) на поезде. Вот и все.

Записано - март 2004 г., по дневникам.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.

Фотографии:






















































































© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100