Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Прощание с Тырмой

2002 г.

Автор: Дмитрий Верин-Галицкий (Хабаровск)

Клуб "Арго": http://klub-argo.fromru.com

Участники похода:

Огай Саша 16 лет Петричко Юра 16 лет
Мухаев Женя 14 лет Шевелёва Юля 16 лет
Билык Сергей 14 лет Исаченко Иван 16 лет
Петренко Юра 14 лет Сергеев Семён 15 лет
Лебедев Денис 14 лет Дробицкая Саша 16 лет
Игумнов Павел 14 лет Семенюк Алексей 16 лет
Ефанов Сергей 14 лет Афанасьев Антон 15 лет
Монченков Вова 14 лет Можаровская Настя 16 лет

Большие дети или просто взрослые:
Чугуевский Степан Степанович
Верин-Галицкий Дмитрий Вячеславович

Введение
Возвращаясь из похода, а особенно если этот поход удался и был достаточно длителен, долгое время живёшь теми днями, теми эмоциями, теми отношениями, которые были во время похода. А сразу по возвращении просто не знаешь, к чему себя приложить, на что направить, и состояние такое, что ты потерял что-то очень ценное, дорогое, то, что уже никогда не вернётся. Всё, что тебя окружает в городе, кажется излишне суетным. И ты снова и снова прокручиваешь в голове всё, что было тогда: и хорошее, и не очень.
Не раз пройдя через такое состояние прежде, я попробовал сделать так, чтобы наши дети - участники похода, оставили свои ощущения, эмоции на бумаге. Пусть по-детски, пусть коряво, зато по-своему и непосредственно. Главное чтобы они писали о событиях похода, и не только о событиях, но и друг о друге, во время самого похода, а не после него, ведь послепоходные воспоминания уже иные, и надо ловить момент, чтобы их "собрать" и оставить. Похоже, что у нас это получилось. И кажется, что некоторые из них даже почувствовали к этому вкус. А если так случилось, то мы ещё на один шаг стали старше. Я, работая уже дома над описанием нашего похода, в детских откровениях ничего не менял, кроме исправления явных грамматических ошибок.
Одной из особенностей похода явилось то, что этим маршрутом нам пройти уже будет не суждено. На следующий год начнут поднимать водохранилище на строящейся сегодня Бурейской ГЭС, и река Тырма, и часть Буреи выше ГЭС, как сплавные реки исчезнут с туристических карт. Под воду уйдут не только пороги Тырмы, но и огромное количество дальневосточной тайги. Чистейшие реки, из которых сегодня пока ещё можно пить воду станут гнилым озером.
Для детей любой поход - это школа взросления. Ведь здесь как нигде открываются и хорошие, и не очень хорошие качества каждого. Наружу подчас выходит то, что в обычной городской жизни прячется глубоко внутри. Не ведая того, каждый показывает самого себя настоящего, а не придуманного или адаптированного в соответствии с ситуацией дома, в классе, в школе или во дворе. Здесь жизнь настоящая, здесь живут равные среди равных. И основной задачей взрослых является вывод на поверхность всего самого положительного и корректное, по возможности, исправление негативного, поднятие каждого ребёнка в своих глазах и в глазах окружающих его детей и взрослых.
Для достаточно большой группы ребят, участников похода, это лето - последнее лето их детства, они перешли в 11-ый класс, а на следующий год окончание школы, экзамены, поступление в ВУЗ. И я счастлив оттого, что в этом их лете уже осталось яркое пятно нашего путешествия.
Сразу хочу обратиться ко всем участникам похода. Если вдруг вам покажется, что я, по вашему мнению, не совсем точно описал все происшедшие события, ошибся в некоторых частностях, то трагедии делать не надо. Ведь это я пишу, это моё восприятие происходящего, да и просто я, как любой из вас, способен иногда ошибаться.
Для всех, кто не был в походе, но сейчас приступит к знакомству с ним, может показаться, что очень много уделено внимания подробностям. Да, наверное, но по-другому не получается, ведь это произведение написано, прежде всего, для тех, кто там был.
Итак, начинаем…

3 июля 2002 г. Отъезд.
В четыре часа собрались в клубе. Провожать нас пришли родители тех, у кого есть машины, чтобы помочь добраться до вокзала. Грузим все рюкзаки, вёсла и бочки с продуктами, а сами налегке, только с рамами катамаранов, уходим на автобус № 1. Послезавтра у Паши Игумнова День рождения, а подарка у нас нет. Забегаю в "Спортинтур" в надежде чего нибудь купить. Купил. Катушку для спиннинга и блесну. Думаю, что будет рад.
Ещё немного, и мы на вокзале. Боже, сколько у нас вещей! Диктор объявляет прибытие поезда, и мы отправляемся на перрон.
Родители, они всегда родители, кто переживает молча, кто вслух, задают вопросы мне и Степану Степановичу. Основной вопрос: будет ли у нас связь? К сожалению, спутниковый телефон для нас - это не просто роскошь, а скорее что-то из области фантастики. Спонсоры! Когда у детского клуба "АРГО" будет спутниковый телефон?
Провожаемый последними взмахами рук родных и близких, наш поезд трогается. Занятия в поезде? Да самые обычные: сначала суровый инструктаж по технике безопасности, затем девочки собрали у всех поездные продукты, затем мы поели, затем "свободное время", т.е. анекдоты, сканворды, малые настольные игры (игральные карты). Я же достал гитару, настроил, и мы со Степаном Степановичем "затянули" что-то, не помню уже что, но для души. И потихоньку большая часть нашей ребятни оказалась в нашем купе. Потом снова решили поесть, а потом была станция Известковая, где с машинистом мы договорились, чтобы на Аланапе он придержал поезд, дабы наша выгрузка прошла спокойно.
Да, самое интересное! Степан Степанович вдруг решил бросать курить. Отдал мне пачку сигарет, установил на часах таймер на час и их тоже мне нацепил на руку. Теперь мне предстояло по звонку этого таймера выдавать ему по сигарете. Весёлое, однако, он придумал мне развлечение!

4 июля 2002 г. Аланап. Сборы.
В половине третьего просыпаемся, поднимаемся, собираемся. Еще немного, и будем на Аланапе. Здесь следует заметить, что редко когда, путешествуя в плацкартных вагонах, не приходиться сталкиваться с нетрезвыми нашими согражданами. И вот опять. Мужчина и женщина. Они в таком состоянии! Не то, что стоять на ногах, сидеть не могут. И почему-то им очень приглянулись наши места, особенно женщине. Она уселась на игральные карты ребят… Так эти карты там и остались. Хоть и говорят, что бумага всё стерпит, но всего состояния этой женщины мы описывать не будем. Вот, ребята, смотрите и смотрите. Не дай бог кому довести себя до такого!
Двадцать минут четвёртого. Выгрузились. Не узнаю станцию. Старый деревянный станционный дом заброшен, рядом стоит новый - кирпичный и безликий. Думаем недолго и, оставив бочки с продуктами, трогаемся к берегу. Сначала идём по насыпи, затем спускаемся в траву. И сразу все по пояс становимся мокрыми. На траве огромные капли не то росы, не то от дождя. Мошка-мокрец облепляет. Дойдя до берега и определясь с местом (чутьё привело именно туда, где стояли все наши лагеря на Аланапе в разные годы, хотя береговая поляна изменилась, траву здесь уже не косят, костровые места давным давно позарастали). Заливаем друг друга различными аэрозолями от кровососущих и клещей. Да, да именно клещей. Как-то мне довелось увидеть в трамвае одну рекламу: рефтамид "Таёжный". Очень уж хвалилась эта реклама тем, что попшикав адскую смесь на одежду, можно идти в лес с клещами. Купили несколько флаконов. На практике оказалось, что она мало отличается по запаху от яблочного освежителя воздуха. Вообще-то, наверное, если клеща поймать и обильно его этим составом полить, то может он и убежит, или умрёт, или, в крайнем случае, утонет.
Быстро ставим палатки, приносим со станции бочки с продуктами. Не у всех, конечно, получается быстро поставиться. Оказывается, что в палатке у Саши Огай, Вани Исаченко и Юры Петричко сломана спица. Пытаемся, именно пытаемся, чинить. Включенный налобный фонарь провоцирует мокрец на подвиги: лицо горит, чешется, с руками та же история. В конце концов, с помощью скотча, ножа, смекалки мы всё же спицу собрали и палатку ребята смогли поставить.
Почти пять утра. Обхожу все палатки, проверяю, не потерялся ли кто. Вроде все на местах. В восточной части неба начинается рассвет. Ложусь и я.

Петричко Юра
Просыпаюсь в начале одиннадцатого. Идёт дождь. Ещё бы поспать, но надо вставать, за день надо переделать огромное количество дел. Очень не охота вылезать под дождь, но куда деваться. Захотели стихии? Вот и получите!
Сразу распределяемся по работам. В первую очередь надо поставить тент, заготовить дров и приготовить завтрак. Я с Володей Монченковым и Семёном Сергеевым ухожу к старым баракам с надеждой, что там должны быть доски для дров. Степан Степанович с Антоном Афанасьевым, Алексеем Семенюк, Юрой Петричко - за кольями на тент и жердями на катамаран. Немного работы и к 13-ти часам завтрак(!) готов. Посовещавшись со Степаном Степановичем, мы решили, что все кухонные дежурства на Аланапе ложатся на плечи девочек, поскольку для мальчиков работы достаточно.

Как хорошо, когда в лагере все хорошо!
После завтрака начинаем работы по постройке катамаранов. Степан Степанович с помощниками занимается рамами, я - поддувами. Причем, в этот день я занимался только одной парой поддувов, тех, что были склеены скотчем. В прошлом году я очень удачно сделал полиэтиленовые поддувы на скотче. А в этот раз при подготовке к походу моя голова болела совершенно другим. Поддувы же клеились без меня, я лишь показывал технологию. Хоть и говорят, что отрицательный результат - это тоже результат, но уж не в нашем случае. Пропускающие воздух поддувы - это не результат, а скорее его полное отсутствие. Скотч вначале взяли китайский, внешне ничего, а как склеили несколько поддувов, да накачали в них воздух, то оказалось, что этот скотч отклеивается ещё без контакта с водой. Буквально в последние дни купили наш российский скотч, результат лучше, но и он далёк от идеала. В общем, выезжая, взяли для создания поддувов на месте всё что можно. Теперь, уже на месте, из этого "всего что можно" предстояло смастерить четыре комплекта поддувов. Ведь гондолы катамаранов надо же как-то наполнять воздухом.
Ближе к вечеру и Степан Степанович подключился к созданию надувных ёмкостей, и уже перед ужином несколько поддувов всё же было надуто и проверено. Странно, дырок вроде бы нет, а воздух куда-то уходит. Наваждение какое-то!
Днём Степан Степанович собрал две катамаранные рамы и перед старшими ребятами (Огай А., Исаченко И., Петричко Ю., Афанасьев А., Семенюк А.) поставил задачу: основная часть третьей рамы должна быть собрана к ночи. Вот до темноты они и веселились.
Часам к десяти вечера облака на небе в основном растащило, ночью были звёзды, а под утро холод и туман. Лёша Семенюк с наступлением холода, который он терпеть под своим одеялом уже не смог, выполз к костру и до утра сидел около него.

5 июля 2002 г. Аланап. Сборы.

Чугуевский Степан Степанович
Семь утра. Выхожу из палатки, Алексей мне сообщает о том, что он всю ночь не спал, потому что замёрз и что, оказывается, я ему обещал теплые ночи (какой я плохой). Тёплых ночей я не обещал, но говорил, что ведь июль на дворе, должно быть тепло. Но вот почему-то не получилось. И ещё я ему сказал, что если ночью холодно, значит, днём будет жарко и не будет дождя. А ради этого, наверное, стоило(!) принести себя в жертву. Алексей! Клуб "Арго" тебя не забудет! Если, конечно, днём будет солнце…
Перед завтраком поздравляем Пашу с Днём рождения. Подарку он, кажется, рад. А вечером Паша должен нас порадовать тортом и сольным исполнением своих любимых песен.
Программа на день: сборка судов, тренировки на воде, пересмотр и упаковка продуктов, подготовка к сплаву.
К вечеру все суда были собраны и кроме нашего катамарана испытаны на воде. С поддувами разобрались. Гондолы катамаранов надуты все. Но качество их оставляет желать лучшего. В принципе на час хватает, значит плыть можно. Не в "шестёрку" же идём.
Кроме тренировок на гладкой воде с быстрым течением, Степан Степанович сподобился себя уговорить занести катамараны выше аланапской шиверы и сплавиться оттуда. А дальше было бы предложено. Все кто желал сплавляться сверху, а желали все, кроме меня ленивого, легко подняли катамараны и понесли их аж на 350 метров вверх по реке. Восторга от этого небольшого сплава было полные мокрые штаны! И глаза, глаза огромные, а в них валы, валы, валы…

Верин-Галицкий Дмитрий Вячеславович
Наш катамаран мы собирали дольше всех. Я же не такой шустрый как Степан Степанович. Зато наша рама выглядела красивее всех, и весь мой экипаж принимал участие в постройке нашего судна: и Настя, и Юля, а без Жени я вообще не знаю, что бы делал. Молодцы!
Ночные мучения Алексея не прошли бесследно: погода радовала весь день. Солнце было такое, что периодически надо было залезать в воду, чтобы не перегреться. Яурин же не давал расслабляться. Температура его воды едва была выше 15 С, поэтому купались в спасжилетах.
А вечером мы Паше пели про то, что "четырнадцать лет ещё не песня твоя". И насчёт торта Паша молодец, позаботился. Какой же День рождения без праздничного торта!

6 июля 2002 г. Яурин. Тырма. Источник. Ночёвка на броду.
Половина седьмого - подъём дежурных. Главные на кухне сегодня - Алексей Семенюк и Ефанов Сергей.
Общий подъём немногим позже - в семь. Пока готовится завтрак, собираем рюкзаки, снимаем палатки. Сборы в первый день сплава всегда самые длительные. Вещи на катамаранах ещё не знают своих мест. Да и туман висит над рекой, куда плыть?! От берега отталкиваемся в одиннадцать, предварительно сняв на фото и видео весь наш флот.
В Яурине вода высокая, но что же нас ждёт в Тырме?
Половина первого. Выходим в Тырму. Лет десять назад местные жители мне рассказывали, что Тырма в переводе с одного из местных диалектов означает ведьма. Вода и здесь большая. Каких сюрпризов нам ждать от неё?
Течение хорошее, гребём неплохо. Все первые в Тырме препятствия скрыты под водой, а ведь в среднюю воду на них очень неплохо качает.

И это весь наш флот
Подойдя к перекату порогу Бурло, расстраиваемся в очередной раз, что вода слишком высокая. Правый берег, на котором расположена каменная коса, весь затоплен, а там, где в среднюю и малую воду стоят хорошие валы, сейчас видны жалкие валики. Снимаю на видео три экипажа и сам ухожу последним.
Около половины второго подходим к сероводородному источнику, около которого стоит дом для посетителей. Кто и когда его поставил, не знаю, но, проходя по Тырме пятый раз, ни разу не заставал его пустым. Вот и опять в нём есть постояльцы - местные охотники, их двое. Сам источник затоплен. Поскольку вода большая, то рассчитывать на прибрежный плавник для разведения костра не приходится, его просто нет. Что ж, уходим за дровами в лес. По расписанию у нас сегодня борщ. Возни много, но зато как вкусно: борщ с майонезом.
После обеда недолгие сборы. Прощаемся с не увиденным источником и в половине четвёртого отваливаем от берега.
На послеобеденном участке никаких препятствий. Вода ровная как зеркало, но течение тащит хорошо. Жарко, поэтому иногда купаемся, не подходя к берегу. Прыгнул с катамарана и сразу наверх. Вода сидеть в ней подолгу не позволяет.
Примерно в тридцати пяти километрах от устья Яурина напротив ключа Кандал находится второй остров, выше которого расположен автомобильный (не для легковушек) брод. Первый же остров расположен в полутора километрах выше по реке, на нём мы останавливались, но места для лагеря не нашли. Брод с обоих берегов обозначен подходящими к нему дорогами. На правом берегу мы и встали. За день пройдено 51 км (13 - Яурин, 38 - Тырма).
Правда, при зачаливании катамаран Саши Огай, Вани Исаченко, Паши Игумнова и Юры Петричко чуть не ушел дальше. Они уже подошли, им осталось только зачалиться, но одно неловкое движение и нос катамарана оказывается на струе. Катамаран бросает в сторону, противоположную берегу, и пока они совершали свои манёвры и снова подходили к берегу, их отнесло метров на 100 ниже и прибило к скалам. Я вдоль прибрежных кустов побежал смотреть, куда их отнесло (с места зачаливания всех судов ничего не было видно далее пяти метров, мешали кусты и поворот реки). Не добравшись до катамарана 15-ти метров, я очень пожалел, что спасжилет уже снял, потому что оказался на скале в двух метрах над водой и дальше по берегу идти уже не мог: скалы не пускали. Ребята уже все сидели по грудь в воде и держали катамаран, который течение упорно хотело у них вырвать. В голове мелькнули два варианта. Первый: прыгать в воду, доплывать до катамарана и помогать его тащить против течения. Второй: попытаться выброской выдернуть катамаран. Быстро взвесив всё, решил, что наиболее эффективным является второй. Что есть силы ору Володе Монченкову, чтобы несли выброску. Через две минуты появляется Денис Лебедев с одной выброской, а за ним и Володя с другой. Оказалось, что одну выброску сумели уже изрядно запутать на берегу, поэтому они не сразу прибежали. Со скалы, на которой стою, бросаю выброску "спасаемому" экипажу, второй конец её держит Денис, пропустив для страховки через дерево. Потихоньку вытягиваем катамаран, при этом даю команду, чтобы из воды ребята вылезли и сели на катамаран за вёсла. Последним поднимается Ваня. Все трясутся от холода. В общей сложности пробыли в воде они более пятнадцати минут. Смеёмся: всё ли на месте, ничего ли не обморозили? На этом спасработы не закончились. Теперь предстояло через заросли тальника, который отделял меня, Володю и Дениса от воды, протянуть катамаран к месту общего зачаливания. Экипаж же что есть силы грёб и отталкивался от берега и кустов.
Вот вам, туристы и тренировка по спасработам. Всё прошло, как по нотам: сначала ошибка при подходе к берегу, затем повторный подход к нему и фиксация на скалах, затем выдёргивание с помощью брошенной выброски и проводка катамарана против течения. Надеюсь, что экипаж, а так же Денис и Володя, участвовавшие в спасработах, запомнили все свои ошибки и механизмы последующих действий.
Лагерь ставим не у реки, а в двухстах метрах от неё по дороге. Здесь хорошая поляна, на которой просторнее, чем около реки, а значит и мошки-мокреца меньше.
После ужина пытаемся сидеть около костра и петь, но мокрец одолевает, и в 1.00 ложимся спать.

7 июля 2002 г. Тырма. Сплав. Обед на Садылге. Порог Елена.
Сегодня мы должны пройти около сорока километров и финишировать ниже порога с красивым именем Елена. Но всё по порядку.

Такова наша судьба: утром все упаковывать, вечером все доставать. Можаровская Настя, Шевелева Лена
Утренний подъём как обычно - в 7.00. Пока готовится завтрак, наши юные туристы собирают палатки, рюкзаки, готовят катамараны к сплаву. Мошки меньше чем вечером, но есть. Степан Степанович спит. В связи с тем, что он очень быстро собирается (наверное, у него внутри какой-то моторчик), я его бужу только когда завтрак уже раскладывается по тарелкам. При этом он успевает собрать в палатке наши вещи (чтобы уменьшить количество упаковок на катамаранах, мы с ним нашу палатку, наши спальники, коврики и вещи укладываем в один рюкзак, мой свёрнутый рюкзак отправляется туда же), собрать саму палатку, всё упаковать, собрать костровое и кухонное хозяйство, проверить не оставили ли чего, и первым сесть на катамаран курить, изображая недовольство, что все вокруг копаются. На завтрак вместо привычного чая у нас компот. Вообще, он должен был быть в обед, но вот мне почему-то так захотелось, и вот вам, пожалуйста, Дмитрий Вячеславович, компот. Хорошо быть самому себе режиссером. Странно, но курага из компота осталась! Что сегодня с нашими детьми, наверное, ещё не проснулись. Не долго думая, я её выкладываю к себе в ковшик и уношу на катамаран. Через часок подкрепимся. К слову, у меня совершенно замечательный ковшик-кастрюлька из нержавейки с крышкой и складной ручкой - подарок моих родителей.
Вода со вчерашнего вечера упала примерно на сорок сантиметров. Это хорошо. Сегодня это нам на руку.
Отойдя в начале одиннадцатого, идем не быстро. Над рекой туман ещё сошел не полностью. Красота! Останавливаю все катамараны и ухожу вперёд, достаю видеокамеру. Такое надо снимать.
На сегодняшний день у нас главным препятствием является порог Елена, но он будет вечером, ниже него мы должны встать на ночевку. А пока река Тырма нас поражает своим спокойствием и тишиной. Из всех звуков можно выделить три: плеск вёсел, пение птиц, шум обливающей камни воды. Камень может быть в километре от нас, но шумит как порог. Обычному городскому человеку такая тишина может показаться жутковатой, но для меня это блаженство, её то мне часто и не хватает в обычной жизни. В такой тишине очень хочется петь. И петь те песни, которым не нужно музыкальное сопровождение, которые поются сами, которые и есть сама музыка.
Примерно через час, оторвавшись со своим экипажем от всех вперед на приличное расстояние, мы оставили вёсла в покое, и я достал компот. Приятно, черт возьми! Для ребят это был, конечно, сюрприз.
Вода всё-таки высокая, найти место для отдыха непросто, кос нет, а лезть в траву желания тоже нет. Но около двенадцати часов, найдя более приличный берег, останавливаемся размять ноги и подкачать катамараны. Здесь трава от воды удалена примерно на два метра. Так что есть, где размять кости без опаски прихватить клеща на одежду.
Последним чалится катамаран Володи Монченкова, Антона Афанасьева, Семенюк Алексея, Семёна Сергеева. Они перед подходом к берегу совершали какие-то странные манёвры, но при этом чуть не скинули на струю наш катамаран. Пока я снимал видеокамерой рассказ Володи, о том, как им было трудно подходить к берегу, Степан Степанович решил развлечься и бросил в воду карту. Только что причалившему катамарану кричат: "Карта уплывает!" Сориентировались, бросились на свои места и поплыли догонять карту. Причем втроём. Семён уже успел отойти далеко и просто не сообразил, что делать и куда бежать. Карту догнали, спасработы № 2 прошли успешно! Всё-таки за два года Вова чему-то научился, да и просто вырос. Приятно, что в трудной ситуации он не теряется и готов прийти на помощь.
Подойдя к устью притока Садылга, решаем, что здесь мы и будем обедать, и попытаемся что-нибудь поймать. Все, у кого были удочки и спиннинги сразу побежали за рыбой. Но рыба то умная, она это поняла и убежала от рыбаков. Правда, Степан Степанович спиннингом Паши подцепил ленка, но уже около берега он сошел с блесны. Обидно. Пыл Степана Степановича сразу остыл, и он отправился готовить обед. Точнее помогать дежурным его готовить.

Подкачаемся, и можно плыть дальше! Семенюк Алексей, Монченков Володя
Я же, вооружившись своим длинным удочкой-спиннингом, кидал блесну до тех пор, пока не оторвал её, положив на дно. Затем прицепил другую блесну, но и эту мне "посчастливилось" закинуть на противоположный берег Садылги. Пришлось вызывать спасателей. Катамаран спасателей успешно справился с вытаскиванием блесны. После этого решил остановиться, рассудив, что так я могу похоронить здесь все оставшиеся блёсны. Свернул спиннинг и пошел к костру.
Пока обед готовился, я, выпив немного кофе, прилег и задремал. Хорошо, солнце по глазам не бьет, спасают кроны деревьев. Только заснул, разбудили: клещ. Юре Петренко - прямо в шею. Нашли нитку, выкрутил. Понятно, что подцепил он его где-то здесь, и времени прошло немного, но, выкручивая, пришлось потрудиться, клещ долго не сдавался, я даже вспотел.
После обеда, кроме купания с катамаранов, ничего особо интересного не было до самой Елены. Елена - это порог шиверного типа без явного уступа, но с хорошими валами. Если постараться, то можно найти и бочки. В малую воду над поверхностью торчат камни. Однако нашу воду малой не назовёшь.
К порогу подходим уже к семи часам. Пока пройдём, будет восемь. Почему так долго? Да ведь снимать кино надо! Катамараны пойдут по одному, по моей команде.
Идём к порогу вдоль правого берега, наметили место, где будем зачаливаться, прямо в том месте - рыжее пятно, и тут видим, это пятно поскакало от нас. Косуля. Настя с Юлей аж визжали от восторга.
Порог прошли, как и планировали. Прохождение нашего катамарана в историю не попало. От места, где внизу катамараны чалились, до места съёмки больше километра по камням. Поэтому довольствуюсь тем, что снимаю экипаж перед штурмом порога.
По правде сказать, я в такую воду от Елены ожидал большего. При более низкой воде она интереснее.
После порога наш фильм пополняется эмоциями ребят.
Опять впившийся клещ. На этот раз Ваня Исаченко: у него клещ впился в живот. Этот оказался более податливым, вышел легко.

Паша Игумнов
После тяжелого вчерашнего дня я выбился из сил. Проснулся бодрый, поел, умылся и принялся собирать палатку, но это оказалось не просто, так как её окружили шмели, чтобы собрать росу. После длительной процедуры от укусов пострадало два человека: Монченков Володя и Лебедев Денис.
Наконец поплыли, плыли долго и однообразно. Ленивые змеи пластом лежали на камнях. Мы готовились к тяжёлому порогу "Елена".
И вот он долгожданный порог "Елена". Мы плывем, попадая во все бурлящие бочки. Проплыли успешно и встали на ночёвку. А та уха, с пойманным ленком, пошла нам на пользу…



Ровная поляна, много дров, и все это - ниже порога Елена
Паша, сказав про ленка, решил приукрасить свой небольшой рассказ. На самом деле в обед на Садылге ленок, подцепленный Степаном Степановичем, сошел с блесны у самого берега. Но как Паше хотелось, чтобы он был вытащен! И про змей, чтобы не пугать вас, товарищи взрослые, видели один раз большую, наверное, длиннее метра с яркой коричневой окраской, но она сразу исчезла в камнях. Но разговоров об этом было много.

Настя Можаровская
Сегодня второй день нашей гребли. Мы с Юлькой сегодня первый раз купались с катамарана, прыгали с "головкой", а Саша испугалась. Позже проходили порог "Елена", он не столь опасный и страшный, сколько брызгающий, и водой накрывало с головой. Но самым интересным было то, когда, подплывая к "Елене" (мы плыли первыми), мы увидели косулю, но, испугавшись, она убежала.


8 июля 2002 г. Тырма. Сплав. Пороги Неожиданный и Солдатские. Выход в Бурею.
Ваня разбудил меня в 6.00. Я ему посоветовал ещё поспать. Хороший совет, особенно когда у дежурного вода в котле кипит. Но всё равно рано. Спим ещё час. Через час воду кипятить пришлось заново.
Сегодня первый планируемый кульминационный день похода - преодоление порога Неожиданный и каскада Солдатских порогов. Километраж небольшой, но прохождение порогов займёт много времени, ведь надо снять в пороге каждый экипаж.
Завтрак, сборы. Во время сборов наш фильм пополняется микрорассказами ребят о том, как спалось ночью. А ночью, уже после того как я зашел в палатку, а обычно я ложусь один из последних, и, кажется, заснул, нашим красавицам захотелось петь. Пели они и то, что выучили за эти дни, и то, что знали из своей прежней жизни. Главное, днём не поют, наверное, стесняются, а вот когда никто не видит, и сами не видят друг друга, и вообще они лежат, то можно. Одно плохо: палатки стоят близко, и всё слышно. Можно было бы их поселить подальше, но тогда я их уже не услышу, если что случится.
Вчера нашли импровизированное байдарочное весло, сделанное из тонкой лиственницы и двух досточек. Я его всё пытался вручить Паше, но Паша мой подарок так и не захотел принять. Пришлось это весло положить к себе на катамаран. Авось да пригодится или талисманом станет.
10.30 Выходим на маршрут.

Порог Неожиданный
К часу дня, не спеша, пройдя тринадцать километров, мы подошли к порогу Неожиданный. Просмотр порога нас со Степаном Степановичем порадовал. Есть интересные бочки и хорошие дорожки валов. Определяюсь с местом съёмки, а Степан уходит назад к катамарану. Рядом со мной с фотоаппаратами Настя и Юля. Снимаем "мыльницами", более приличной техники у нас нет. А жаль. "Мыльницей" нормально снять катамаран в пороге практически невозможно, получается очень мелко.
Место для съёмки неудачное. Солнце светит прямо в объёктив. Но другого места нет. Куда бы ты ни встал на правом берегу в это время, солнце будет светить в объектив пока катамаран не пройдет мимо, а гребцы не окажутся спиной к объективу. Так же будет и на остальных порогах.
Сняв три экипажа и дождавшись снизу Степана Степановича, передаю ему камеру, а девочки отдают фотоаппараты подошедшим Сергею Ефанову и Саше Дробицкой. Возвращаемся к своему катамарану, Женя его уже подкачал, и, взглянув с берега ещё раз на порог, стартуем. Веду катамаран так, чтобы в средней части порога он прошел по самым интересным местам, а в нижней части так, чтобы вплотную подойти к центральной бочке, но в неё не попасть. Здесь валы хорошие, ощущения хорошие, а явной опасности нет. Держи нос катамарана вниз по течению, не давай себя развернуть и греби, вот и всё.
Все наблюдавшие за нами отметили, что мы лучше всех прошли порог. Вот вам, Настя и Юля, и "бабский" катамаран!
Буквально в полутора километрах после Неожиданного по правому берегу начинаются скалы останцы. Если внимательно присмотреться, если есть фантазия, то можно увидеть на них человеческие лица. По всей видимости, именно из-за них, находящиеся ниже пороги названы Солдатскими. Почему Солдатскими? Наверное, кроме лиц на скалах были ещё и пилотки, а может ещё что-то, что дало повод так назвать эти скалы и пороги. Вообще, то, что человек видит в скалах, очень зависит от положения солнца, облачности и положения самого человека относительно скал. С одной точки форма скал одна, а с другой - другая.
Солдатские пороги имеют три ступени. Перед первой пристаём к берегу. С Юлей и Женей ухожу на съёмку, встаём напротив самого интересного места. После прохода двух катамаранов к нам на смену подходит Степан Степанович, и мы уходим наверх. Порог классный, то, что мы видели с берега и то, что мы ощутили при прохождении, очень сильно различается. Девки мои аж пищали от восторга. Но нас так в кино и не сняли. Только стартовал катамаран Володи, Алексея, Антона и Семёна плёнка в камере закончилась. Что ж, видно судьба такая быть снятыми только на берегу.
Вторую ступень идем без просмотра и без съёмки. Время поджимает, уже половина третьего. На обед будем вставать в Бурее.

Позади Солдатские пороги. Тырма закончилась
Подойдя к третьей ступени Солдатских порогов, это последний порог в Тырме и её окончание, мы обрадовались, что уровень воды в Бурее не очень высокий, и порог открыт. Когда мы были здесь последний раз в 1994 году, этого порога тогда мы со Степаном Степановичем так и не увидели. Вода в Бурее была очень высокая, и вместо порога было озеро.
Я с видеокамерой, Настя и Юля с фотоаппаратами уходим практически к концу порога. Путь не из легких, особенно в начале, уклон к воде примерно 30 и заросли стелющегося кустарника. Пришлось пробираться сквозь кусты буквально на коленках, такие они густые. Наступаешь и не знаешь куда наступаешь, провалишься в яму или наступишь на твёрдую землю. Самое неприятное, что обратно идти здесь же. После кустов выходим на камни. Это уже лучше. И опять вопрос: "А змеи здесь есть?" Не знаю!!! Девчонки, смотрите под ноги!
Точка съёмки - огромная плита, спускающаяся в воду в начале последней трети порога. В высокую воду с этой плиты хороший слив и бочка за ним. Ждём катамараны. Пока ждём, Юля находит между камней старую зацепившуюся блесну.
В этом пороге самая интересная часть - это первая треть. Именно в ней в 1993 году меня положило в каяке. Но сейчас вода выше, чем тогда, и валы выше тоже, и я не в каяке, а на катамаране. К слову, из пяти походов по этой реке, я первый раз иду на катамаране. Два раза ходил в байдарке, два раза в каяке.
Проходит Степан Степанович со своим экипажем и подходит к нам на замену.

Скала-останец Собор
Вернувшись к катамарану, недолго готовимся и вперёд. Немножко брызг, немножко гребли и всё! Тырма закончилась! Жалко. Вот люблю я эту реку, хотя и порогов на ней не так много, но что-то тянет сюда.
На обед встаём в Бурее, чуть ниже устья Тырмы, почти в четыре часа. Пока обед готовится, устраиваем массовое купание. Вода тёплая, солнце горячее, а воздух вообще невыносим. Только в воде и спасение.
После обеда идём не долго и, пройдя скалу останец Собор, на левом берегу встаём на ночёвку. Место классное. Есть ключ и на этом берегу, и на противоположном. Может быть, будет рыбалка. Ну а завтра днёвка, ведь надо же когда-то нам выспаться!
Вечером долго сидим около костра. Песен перепели много, но ещё сколько не спели! А Степан Степанович, сурок, опять спать ушел в половине двенадцатого, а завтра до двенадцати будет спать.

Настя Можаровская
Сегодня восьмое июля и мы проходили самые экстремальные пороги за всё время нашего похода. Эти водные пороги называются Солдатскими, имеют три ступени, но больше всего мне понравилась вторая, хотя нас и не засняли на камеру, так как кончилась плёнка.
На ночевку мы остановились в уматном месте, где нет комаров, и решили остаться здесь ещё на целый день и порыбачить.
Сегодня я обнаружила одну закономерность - практически каждый день, мы видим какое нибудь животное. Так вот пацаны поймали маленькую ящерицу, и мы видели сокола. Решив не спать всю ночь, мы решили поиграть в карты. Ну, всё. Пока.


Семён Сергеев
Я очень волновался перед этим походом, не знал, что со мной будет, не знал, как я себя поведу. Но вот уже пятый день похода и он превзошел все мои ожидания и страхи. Столько нового мне не доводилось испытывать даже во сне. Проходя через бурное течение, попадая с головой в "бочку", по-новому начинаешь смотреть на вещи. Плюс ко всему великолепные пейзажи и отличное настроение "местами". Я постараюсь сохранить в памяти каждую минуту, проведённую здесь, чтобы рассказать о своих впечатлениях родным и близким.


Семенюк Алексей
Для меня день начался в час ночи, когда "убаюкивающий" голос нашей слабой половины начал раздаваться над порогом Елена. Он напрочь отбил мне сон. Погуляв до четырёх утра и послушав шум порога, я лёг спать в своей влажной и жаркой палатке. Сон длился как всегда не долго и, проснувшись, началось быстрое приготовление к отплытию. И, наконец, оно (Отплытие. Д.В.) началось. Все плыли не торопясь, наслаждались видами на природу и потихоньку приближались к своему первому серьёзному, после Елены, порогу Неожиданный.
Река бурлила и рычала, отпугивая нежданных гостей, но мы, не боясь трудностей, поплыли вперёд. Один за другим проходили наши катамараны по бочкам и гребням. Порог был пройден без особых трудностей и вызвал при этом массу положительных эмоций. Но это были лишь цветочки по сравнению с тем, что нас ждало впереди, а впереди нас ждало три самых мощных порога, именуемых Солдатскими. Первый был пройден без особых трудностей, но на втором у нас начались проблемы. Первой проблемой была утеря пробки из катамарана, в результате чего нам пришлось делать самодельную и быстро накачивать катамаран. Второпях мы запрыгнули на наш "корабыль" и поплыли. На первом гребне открылась вторая проблема: оказывается, я не засунул ногу в стремя, и меня чуть не выкинуло за борт, если бы я не зацепился ногой за раму. На следующем пороге мы влетели в бочку и мой сосед по катамарану (Семён), почти вылетел. В этот день удача была на нашей стороне. Ну а потом мы вышли в реку Бурею, где начались общественные купания и обед. А на ужин мы приплыли на потрясающее место, где решили остаться и завтра.

Ваня Исаченко
1.Пишу вам, Мама, с голодного бурьяна. Сижу я у костра и думаю о доме. А точнее - о еде.
Мама, вышлите мне сала!
P.S. Только оно должно быть подкопченным с одной стороны.
P.P.S. А с другой стороны - просоленным.
2. Мама, мне здесь очень хорошо, особенно, когда выдают сухарики. А я и не знал, что они такие вкусные!
Шутка (не хотел писать стандартно).


9 июля 2002 г. Днёвка. Рыбалка. Первые кружки. Очень много солнца.
Поднимаюсь, когда уже чувствую, что лежать не могу - бока болят. А Степан спит, у него бока, наверное, деревянные. Он товарищ закалённый, спит где угодно, когда угодно и на чём угодно. В принципе я тоже, но просто, наверное, уже проснулся окончательно. А валяться в постели не люблю.
Сегодня днёвка. День отдыха. Торопится некуда. Дежурные выходят из палаток вместе со мной. Время десятый час, но наш детский народ пока спит, пусть спят. Завтрак будет готов не раньше, чем через час. В молчанку мы играть не будем, да и не сможем, через десять минут от наших голосов всё равно все проснутся.

"Саид" Мухаев
После завтрака начинаем собираться на рыбалку. На другой стороне Буреи, прямо напротив нас, впадает ключик. Хотим переправиться и покидать удочки, может, повезёт. Накачиваем катамаран, и Степан Степанович, я, Паша, Володя и Семён траверсом переправляемся на противоположный берег. Над удочками стоим примерно час, ни одного подхода. По всей видимости, сегодня здесь рыбы нет. Хариус - рыба стайная, и если уж за час ни одного подхода, то можно уходить с этого места. Возвращаемся на лагерь.
Девчонки загорают (сколько можно!), мальчишки заняты, кто чем.

Вода - это стихия! Именно из воды вышел человек. Огай Саша
Чтобы не скучать, решил заняться изготовлением кружек из бересты. На самом деле сделать кружку полностью из бересты достаточно сложно, да я и не знаю как. Мы же их делаем так: берем аккуратно открытую банку из-под сгущенного молока и оформляем снаружи берестой. В этом оформлении тоже много хитростей, но результат хороший, получается полноценная кружка, да ещё и красивая, да такая, что не обжигает ни руки, ни губы.
Сходил за берестой и занялся делом. Мальчишки тоже загорелись. Но не у всех хватило терпения проследить за тем, что я делал. Результат: за день я сделал две кружки, а ребята надрали гору бересты в надежде сделать то же, но пока ничего не получилось. Вообще берёза одно из самых благодарных деревьев - снимаешь бересту с дерева кольцом, а дерево не погибает, это место просто зарубцовывается. Древесина у берёзы, высушенной в поленнице, очень твёрдая, самая лучшая для изготовления различных рукояток и черенков на инструмент, от неё самое жаркое пламя в печи, из неё получают дёготь, и много ещё чего может дать берёза. Но на корню берёза не сохнет, а превращается в труху. Поэтому даже не пытайтесь искать в лесу сухие берёзовые стволы, найдёте трухлявые берёзовые стволы. Это одно из свойств бересты - "сжигать" погибшее дерево изнутри.
Кружек я решил сделать четыре: троим членам своего экипажа - Насте, Юле, Жене и Саше (чтобы ей было не обидно). Но пока сделал только две, что ж, время до конца похода ещё есть. Дарить буду в последний день перед отъездом.
Солнце палит нещадно. То и дело захожу в воду, чтобы остыть. Наш детский сад из воды не вылезал бы, но следим со Степаном Степановичем, чтобы всего было в меру.
Алексей Семенюк решил начать учиться играть на гитаре. Показываю ему некоторые элементы и даю упражнение для тренировки. И он в паре с Ваней Исаченко в течение нескольких часов "мучили" инструмент.
Чтобы облегчить себе работу на завтра, Степан Степанович сцепляет два катамарана один за другим двумя брёвнами. Получается своеобразная "галера" с десятью гребцами. Её скорость раза в полтора выше, чем обычного четырёхместного катамарана, с учетом, если все гребут. Ну, завтра попрут! Я же в такие игры не играю. Во-первых, я иду в водный поход, чтобы как следует поработать веслом и размять колени (на катамаране сижу в коленной канойной посадке). За семь - десять дней такой работы на катамаране коленные суставы тренируются так, что год до следующего лета можно жить спокойно. Суставчики работают, как часы. Во-вторых, если вдруг возникнет необходимость срочно подойти к берегу, причины могут быть самые разные, то может оказаться, что это очень сложно сделать. Скорость скоростью, но в манёвре "галера" проигрывает очень сильно.
Ближе к вечеру, когда жара немножко спала, я созрел на ремонт поддувов на нашем катамаране. Надо поменять штуцера и проверить их на наличие дыр, через которые травит воздух. Снимаем гондолы с рамы и все четверо занимаемся ремонтом.
После того, как всё, что нужно было сделать с поддувами, сделано, ухожу вниз по реке до поворота. Хочется и посмотреть, что там дальше и побыть наедине со своими мыслями. Гуляю больше часа. Нашёл устье ключика, который заканчивался хорошей ямой. Вот здесь то рыба должна быть, безусловно. Но я без удочки, а захватить её с собой не догадался, да и далеко идти за ней.
По моему возвращению дежурные начинают готовить ужин. Хорошо, жара спала, да и мошки особой пока нет.
Гитара за день так высохла на солнце, что из неё полностью вышла её естественная влага, и она отказалась настраиваться. Сколько я потом не бился, не то что идеала, но и чего-то близкого к нему я не получил, поэтому пели, стараясь не прислушиваться к инструменту, а это, мне, во всяком случае, сложно.
Сегодня Степан Степанович решил рано спать не ложиться. Что-то на него нашло. Посидели душевно. В три часа я пошел спать, а он всё ещё разговаривал с Алексеем и Саньком Огай. Палатка наша рядом и я ещё час не мог толком уснуть, то и дело ловил то одно, то другое слово. И я прекрасно понимаю его "недовольство", когда он уходил спать, а мы допоздна сидели около костра. На самом деле он всерьёз никогда не сердился, ведь сам через это прошёл и знает, насколько это нужно и важно. Ночью у костра подчас происходят самые необыкновенные вещи. Одной из "необыкновенностей" этого похода стало открытие вокальных данных Насти Можаровской. Два года Настя занимается у нас, и никогда я не слышал, чтобы она пела, даже рот не открывала. И вот тебе на! Даже слова некоторых особо полюбившихся песен стала записывать. Вообще меня очень радует, когда наши дети начинают петь, значит, их души настраиваются на нашу волну. Это приятно.

Ваня Исаченко
Здравствуй дедушка! Мама меня забыла, решил написать тебе. Я с ней вообще больше разговаривать не хочу. Есть я больше не хочу, так как забыл, что это такое. А некоторые ещё помнят, но описать не могут.

Юра Петричко
Экспромт
А Вечаславич всё так же бренчит,
Гитара его, как скрипка звучит,
А песни его дают эмоциональный взрыв. (С ума сойти! Д.В.)
Степаныч всё речи умные толкает (Ну как без этого. Д.В.)
И курить всё бросает. (И это правда. Д.В.)


10 июля 2002 г. Бурея. Сплав. Опять много солнца. Чеугда
Сегодня обычный гребной день. Поэтому подъём ранний. В семь часов поднимаются все, и пока готовится завтрак, собираемся и готовимся к отплытию. Исключение только Степан Степанович, его разбужу, только когда будет раскладываться по тарелкам завтрак.

Исаченко Ваня, Игумнов Паша, Петричко Юра, Огай Саша
Классное всё-таки место. Жалко уходить. Но от этого никуда не деться. Перед отплытием наводим порядок на берегу после себя, и в путь.
После вчерашнего ремонта катамаран вроде бы держит воздух, но всё равно через каждый час его надо подкачивать.
Течение в Бурее хорошее, да и мы всё время гребём. При постоянной гребле 7-9 километров в час мы делаем. Настроение хорошее. Над рекой тишина, хочется петь. Пою, чтобы душа развернулась и не свернулась.
Сегодня мы должны пройти километров сорок, а завтра к вечеру, пройдя еще километров тридцать подойти к месту, где прежде был таёжный посёлок Чеугда.
Так получилось, что примерно в половине первого "галера" вырвалась вперед, что и не мудрено, а наш катамаран и катамаран Вовы, Антона, Семёна, Алексея отстали. Но особо я не переживал, зная, что примерно в половине второго Степан Степанович остановится на обед. Так и вышло. В начале третьего мы увидели остров, а с левой стороны его маленькое оранжевое пятно. Всё понятно, выставлен опознавательный знак в виде Паши с жилетом, чтобы мы не пошли в правую протоку.
Степан Степанович, анализируя прежние походы по Бурее, прикидывает, что если мы так будем плыть, то часам к девяти вечера вполне сможем быть Чеугде. Но сегодня нам вроде бы туда не надо, время не торопит.
Солнце опять и опять загоняет в воду. Обедать садимся прямо около воды, а ноги опускаем в воду.

Экипаж Вована. Монченков Вова, Семенюк Алексей, Сергеев Семен, Афанасьев Антон
Около пяти вышли на очень длинный и ровный плёс. Длина его, если не соврать, километров десять. Вижу, что у Степана Степановича половина экипажа не гребёт, а значит, спит, ну и я предлагаю Насте и Юле подремать, они девочки хоть и старательные, но от этого предложения не отказались. Ну а нам с Женей что делать, только грести. Два Солнца светят в глаза: одно сверху, другое его отражение от воды. Глаза периодически закрываются и "засыпаются". На мне кроме своего платка ещё Пашины солнцезащитные очки и Юлина кепка с большим козырьком, Настина же кепка на Жене. От монотонной гребли, от солнца и, наверное, от усталости несколько раз чуть не падал в воду. Вот засыпаю и всё! Ночные посиделки хорошо, но спать надо больше, чем три часа в сутки.
Часа полтора наши красавицы проспали, но ближе к семи часам я их поднял, надо было подходить к берегу для подкачки, да и ноги уже затекли. Плывём вдоль берега, и я ничего не понимаю: твёрдого берега нет, какой-то ил везде. Такое ощущение, что как будто землю из леса тащило в сторону воды. В грязь лезть не охота, хорошо впереди косу увидели, догребли до неё. Коса длинная, там какие-то люди рыбу ловят. Зачалились мы подальше от них, подкачались. Вот хорошо, что есть у нас в экипаже Женя Мухаев! Тихий, спокойный, работящий. А как накачивает катамаран! Я нарадоваться на него весь поход не мог. Молодец! Когда в начале похода распределял ребят по экипажам, что-то внутри подсказало, что его надо брать себе. И ни разу не пожалел об этом.
Только отошли от косы, как откуда-то потянуло сильнейшим запахом коровьей мочи. Что за наваждение! Знаю, что Чеугду несколько лет назад выселили, людей там нет, да и большого количества коров там никогда не было. Откуда запах?
Плывём дальше. Берега вообще выглядят странно: как будто какой-то мощнейший поток нёс почву с берега к воде. Ведь здесь прежде все берега были галечниковые. И запах, запах такой, что вокруг коровий туалет.
Когда я по береговому рельефу понял, что за поворотом вот-вот должна появится Чеугда, сначала этому не поверил - неужели мы за день жахнули семьдесят километров? Но почему бы и нет? Но что с берегом?
Подходим к Чеугде, и узнаю место, где когда-то стояли лодки, и не узнаю его. Нет берега, есть его подобие. Где будем выходить, непонятно. Собираем катамараны все вместе, все остаются на катамаранах, а я спрыгиваю в это подобие берега и ухожу искать место, где можно не только причалить, но и поставить лагерь. Проваливаюсь сантиметров на пятнадцать. Шаги делать сложно. На каждой ноге по пять килограммов этого вонючего месива. Сначала иду вдоль воды, затем нахожу старый съёзд к воде и поднимаюсь на него. Здесь уже твёрдо, можно идти нормально. От Чеугды ничего не осталось: все дома, все хозяйственные постройки как будто исчезли. Либо всё разобрали и вывезли, либо всё похоронили бульдозерами. Вдалеке стоит один дом, а около него несколько тягачей трелёвщиков. Понятно, работает бригада по заготовке и вывозке леса. Обхожу весь бывший поселок и возвращаюсь к его началу, по течению реки, нахожу единственное место, где можно хоть как-то встать, и практически нет ила на берегу. Что есть силы свищу нашим, машу им руками. Вроде бы меня поняли, погребли ко мне.
Из разговора с лесорубами выясняю, что оказывается, неделю назад было пробное поднятие уровня воды с плотины. Судя по берегу, воду поднимали метров на пять. Вот бы мы неделей раньше здесь плыли. Да мы бы без рук остались от гребли в стоячей воде!
Но нам опять везёт! Интересно сколько это везение будет продолжаться. И погода, и вода, и скорость. А может в группе есть счастливчик? Или особенный талисман?
Чуть позже я разобрался, что было источником запаха - да вся поверхность стянутой водой земли. Когда я шел вдоль берега и с трудом переставлял ноги, то видел много пропиленных в иле ручейков, вокруг которых были очень сильные рыжие пятна, да и вся поверхность ила имела рыжий оттенок. Похоже, что в земле здесь много железа, вот оно и даёт этот жуткий запах после того, как почва была перемешана с водой и стронута с места.

Саша Огай (Санёк)
Сегодня решил выразить все свои эмоции. Сплав по реке Тырма был впервые. Больше всего понравились пороги. Когда адреналин повышается в крови - это классно. Доза удовольствия тянет тебя дальше, ты стремишься к новым порогам, к новым ощущениям. Эта река очень чистая, пейзажи на ней очень красивые.
Самым красивым и сложным был последний порог. Когда мы его проходили, то чуть не перевернулись, поначалу было сложно, но это кайф.
После Тырмы была река Бурея, не очень классная, но красивая. Не классная потому, что на ней не было порогов, течения. Короче, говорить о ней нечего…
(К сожалению, Сашу что-то отвлекло, и больше к своим записям он не вернулся, а жаль. Д.В.)

Дорогие взрослые! По поводу того, что катамаран, на котором плыл Санёк, чуть не перевернулся - это впечатления человека, впервые попавшего на пороги. Пороги эти интересны, но при грамотном прохождении - абсолютно безопасны. Я, через окуляр видеокамеры следил за всеми экипажами, и не видел ничего при их прохождении, что могло бы превратиться в экстремальную ситуацию. Главное, что ребята поняли - это не дать катамаран поставить лагом (боком к течению), нос катамарана всегда держать на вал и всегда грести вперёд, как бы не болтало тебя вместе с катамараном. Скорость, скорость, и скорость. Всё, для этих порогов другой науки нет.
Конечно, после Тырмы кажется, что в Бурее течения нет совсем. На самом деле это не так. Течение в ней хорошее, просто она гладкая как зеркало. Не было бы течения, мы бы не проплыли в этот день семьдесят километров.

Настя Можаровская

Сегодня нашу ночевку нельзя было назвать одной из наилучших. Остановились мы у заброшенной деревни с полностью размытым берегом и неприятным запахом коровьей мочи.
Все неприятности начались с того, что примерно после одиннадцати часов неожиданно пошел дождь, и все (Степан Степанович, я, Настя, Юля, Семён, Алексей, остальные были уже в палатках. Д.В.) засуетились с намерением укрыть все вещи. Немного посидев у костра, мы пошли спать. Когда я уснула, меня разбудила Сашка, сказав о том, что кто-то лазит в мешках с вещами, стоящих на улице. Мы решили потихоньку вылезти и поймать воров (в лице нескольких местных пацанов), но, услышав, как мы открываем палатку, они спрятались. Мы засунули свои мешки под тент и легли спать, но спустя несколько минут мы услышали, как рядом стоящие мешки тащат по камням. Тогда мы начали кричать нашим пацанам, чтобы они убрали свои мешки, после чего воры не возвращались.
P.S. У меня сгорело всё лицо, теперь оно облазит, меня всю закусали, и я хочу домой, и покушать торт "Муравейник" и ватрушки с творогом. А ещё я соскучилась по родителям, брату и собаке, но сегодня уже 11 июля и осталось чуть-чуть.


Около часу ночи меня разбудил испуганный крик Саши Дробицкой: "Дмитрий Вячеславович!" Быстро выползаю из палатки, подхожу к палатке девочек. Оказывается, что когда мы все легли, кто-то неизвестный начал шарить по нашим вещам. Рядом Семён, на крик он тоже вышел из палатки, снова начинается дождь, мы с ним вдвоём перетаскиваем вещи от катамаранов и с берега вплотную к палаткам, чтобы хотя бы было слышно, если кто пожалует. После этого, я обошел все палатки, и проверил, все ли на месте. На месте все и спят как убитые. Надо отдать должное Семёну, он единственный из мальчишек, кто проснулся и вышел на крик девочек убирать вещи.
(Настя пишет, что сегодня 11 июля, но я вставил её рассказ в десятое число, думаю, понятно, почему. Писала она утром одиннадцатого июля.)
Вот поэтому, дорогие товарищи взрослые, мы стараемся держаться подальше от населенных мест. Ведь давно известно, что появление туристов в таких глухих местах вызывает неоднозначную реакцию подростков и некоторых, к сожалению, взрослых. Ладно, днём, а ночью надо быть предельно внимательным, если не хочешь чего-нибудь лишиться. Неспроста когда-то сказали, что самый страшный зверь - это человек. Такова проза жизни.

11 июля 2002 г. Везение. КАМАЗ. Обнос Бурейской ГЭС. Экскурсия.
Сегодня второй кульминационный день похода - обнос (или объезд) Бурейской ГЭС.
В шесть тридцать звонит будильник, встаю. Поднимаю всех, кроме Степана Степановича, разумеется. Собираемся. Ругаю дежурных, у которых костер не горит, а вокруг него какие-то странные посиделки. Всех разгоняю. Но буквально через пятнадцать минут всё повторяется опять: костер горит едва-едва, не приготовивший катамараны народ и не кипящая вода в котле. Приходится процедуру с разгоном повторить.
Проверяем вещи. Вроде бы всё на месте. Ночные визитёры не взяли ничего и ничего не испортили.
В начале одиннадцатого трогаемся. Я со своим экипажем ухожу первым, а катамарану Володи, Алексея, Семёна и Антона наказываю, что идти они должны не далее ста метров от "галеры" Степана Степановича. Вроде поняли, ну не знаю, посмотрим.
Минут сорок гребём, затем подходим к берегу подкачаться. Опять проблема с местом, кругом сплошной ил. Приходится класть "лягушку" на весло, чтобы хоть какая-то опора была. Пока накачивались, нас почти догнала "галера", но, кажется, и они решили подкачаться. К берегу не подходят (куда им!), всё делают прямо на воде.
Мы же снова убегаем вперёд. Гребём хорошо. Мне иногда даже начинает казаться, что я загоняю свой экипаж, тем более что в нём две девочки, но гребут, не стонут. Иногда останавливаемся, отдаём катамаран течению, а сами отдыхаем. Но долго сидеть тоскливо, снова берём вёсла. На заключительной прямой, когда вдалеке уже было видно место, куда мы должны причалить, на этом самом месте маленькой точкой мы увидели какой-то автомобиль, похоже грузовой. Опять приспустила левая гондола, на которой сижу я, Юля и видеокамера. Подкачаться бы, но мы, чтобы не терять времени налегли на вёсла и в одиннадцать сорок финишировали прямо около того самого автомобиля. Им оказался самосвал КАМАЗ. Быстро снимаем с катамарана вещи, поднимаем его на берег, отвязываем поплавки, сдуваем их. "Весло", которое я несколько дней назад хотел вручить Паше, закидываю в кусты. (Как потом оказалось, я зря это сделал.) У водителя КАМАЗА пытаюсь выяснить, каким образом нам можно объехать ГЭС. Он не раздумывая:
- Сколько?
- Пятьсот, - отвечаю я.
- Загружайся.
- Нас восемнадцать и четыре катамарана, которые мы разберём и сдуем.
- Поехали.
В двенадцать подошла "галера". К их приходу мы уже всё разобрали. Сообщаю Степану Степановичу, что сейчас поедем. Они не менее оперативно, чем мы, разобрали своё судно. Брёвна же, которые соединяли катамараны, оставили на берегу.
И только в двенадцать двадцать, когда "галеру" полностью разобрали и сдули, к берегу подошёл последний катамаран. Двадцать минут времени отрыва от Степана Степановича, это явно больше чем сто метров, которые были для них допустимы. Объявляю опоздавшему экипажу, что вечером будут "развлекаться", очищая все наши котлы от нагара с внешней стороны. Работа совершенно бестолковая, но как приятно чистый снаружи котёл поставить на костёр!
С водителем договорились, что до Талакана (посёлок гидростроителей) он нас повезёт всех, а перед ним высадит всех из кузова, а дальше к месту в кабине поедет только три человека. Но и это хорошо. От посёлка до котлована стройки идти не далеко, не более трёх километров.
Даю Степану Степановичу деньги для расчёта с водителем, он садится в кабину, а я в кузов. Садимся так, чтобы никто не высовывался за борт. Отдать должное водителю, по грунтовке он едет очень аккуратно, ведь не что-то, а людей везёт.
Когда он нас высадил, можно было дождаться рейсового автобуса, но решено было идти пешком. Немного асфальта, немного бетонных плит, немного пыли и мы на стройке. На подходе снова встретили наш КАМАЗ, и он нам объяснил, куда он отвёз наше добро и Степана Степановича с Саньком Огай и Ваней Исаченко.
Но нам вначале нужно было подойти ближе к ГЭС и посмотреть на плотину, что мы и сделали. Стройка, конечно, грандиозная, но как представишь, что будет в зоне затопления, так тоска берёт, особенно после того, что мы видели в районе Чеугды. Ведь то, что мы увидели, это только цветочки. Подумать только, ГЭС строить начали в 1972 году, а вырубить хотя бы треть леса, не говоря уже о его полном вывозе из зоны затопления, так и не смогли. На следующий год начинают поднимать уровень водохранилища и запускать первый генератор. Что будет с чистейшей Буреей, даже и подумать страшно. Чистейшей уж точно она не будет. А вместо хариуса и ленка с тайменем в нёй заведутся караси.
После экскурсии к стройке, находим Степана Степановича, Сашу и Ваню. Готовим обед, собираем катамараны. Ну, мы просто молодцы, за поход многому научились. Пока обед готовился, катамараны практически полностью были восстановлены, накачаны и груз на них уложен и привязан. Исключение только катамаран, который буквально пару часов назад уже провинился. Они опять копаются, точнее, делят, кому накачивать гондолы, кому привязывать груз. Это у них обычная процедура. Между собой этот экипаж мы называем катамараном Вована. Вован - это Вова Монченков, самый юный из всех, но самый опытный. В прошлом году он со мной уже ходил на реку Туюн. Главные два источника шума на этом катамаране - это сам Вова и Леша Семенюк. Они сидят оба на правом борту, но согласованно грести не могут. Когда один гребёт вправо, то другому надо влево. Когда один направляет катамаран на слив или вал, то другой стремится уйти в сторону. Всё это сопровождается различными словами, которые я, к моей радости и их радости (за ненормативную лексику мы наказываем), не всегда слышу. Главное, что мне в них нравится, они оба с юмором относятся ко всему, что сами же и делают. Левый борт, Антон Афанасьев и Семён Сергеев, более спокойный, но уж если командиры разобраться друг с другом не могут, то экипаж просто стойко и молча переносит все их несуразности.
Около половины пятого отваливаем от берега, проплываем не боле семи-восьми километров, находим косу на левом берегу и останавливаемся на ночёвку. На правом берегу можно было встать и раньше, но на правом берегу могут быть люди, а нам встречи с ними не желательны. Второй причиной выбора этой косы послужил ключик, в устье которого можно порыбачить. Рыбного дня у нас пока ещё не было, но надежда то остаётся.
Только-только зачалили, как влупил хороший ливень, а ведь полчаса назад мы изнывали от духоты и купались с катамарана.

Может быть, кажется, но мошки нет! Семенюк Алексей, Дробицкая Саша
Быстро ставим тент и разгружаем катамараны. Дождь заканчивается. Палатки ставим не на гальке косы, а несколько ближе к лесу на небольшой полочке. Девчонки, правда, сначала хотели поставиться на косе, но я их отговорил. Места на полке мало, но они близко к нам ставить свою палатку не захотели, наверное, опять собрались ночью петь песни или играть в карты, поставили в трёх метрах (глупые, тихой ночью метр, три или пять - разницы нет никакой, всё слышно), а между нами воткнулась палатка Сергея Ефанова, Семёна и Вовы.
Каким-то чудом Степан Степанович определил место, где спускал катамаран Санька, Паши, Юры и Вани. Выдернули часть поддува, и Санёк с Юрой липким скотчем заклеили дырку.
На ключе пытались ловить рыбу, но все наши попытки результата практически не дали. Степан Степанович поймал несколько совсем мелких хариусов, я же не поймал ничего. Ближе к вечеру Настя в сопровождении инструктора рыбака Паши и при поддержке своих подруг Саши и Юли тоже пыталась рыбачить, но терпению Насте надо ещё учиться и учиться. Пятнадцать минут покидав удочку, она тоже вернулась ни с чем.
После ужина провинившийся утром экипаж отрабатывает свой грех на котлах. Самый кривой котёл достаётся Семёну и чистит он его старательно, но очень долго. Что ж, через это должен пройти каждый настоящий турист водник.
Вода медленно-медленно поднимается, но скорость такого подъёма не предвещает ничего опасного. По нашим прикидкам, к утру она даже не должна дойти до костра, не говоря уже про палатки. Всё равно катамараны вытаскиваем выше, ставим их вплотную к кустам и друг к другу.
Вечером немного поём и в час ложимся спать. Уровень воды с девяти вечера заметно не поднялся. Алексей и Санёк остаются спать около костра и караулить воду.

Паша Игумнов
Сегодня торжественный долгожданный для нас день, мы наконец то увидели Бурейскую ГЭС. Сначала нам повезло с машиной, которая и довезла нас до гидроэлектростанции…
На ночевку приплыли успешно, правда через несколько минут пошел дождь, но это не испортило нам настроения и успешной рыбалки (Фантазёр! Д.В.).
Вечером душевно распевали песни.
Ну, вот, пожалуй, и всё.


12 июля 2002 г. Наводнение. Мелкие потери. "Тропический" ливень.
(Этот день стал третьим кульминационным днём. События этого дня, в отличие от порогов Тырмы и обноса ГЭС, заранее не планировались, поэтому будут помниться особенно долго.)
Как обычно в половине седьмого звонит будильник, я его выключаю, переворачиваюсь на другой бок и засыпаю снова. Когда я ночью залез в палатку, то со Степаном Степановичем мы решили, что торопиться нам некуда, запланированный график движения мы перегнали, поэтому спим до девяти.
Ровно в восемь часов меня будит крик Саши Дробицкой: "Дмитрий Вячеславович! Вода поднялась!" Опять Саша! Предыдущую ночь тоже Саша меня подняла, когда по рюкзакам кто-то "шарился".
Выскакиваю из палатки и о, ужас! Всё наше костровое место залито, и там, где ещё в час ночи мы сидели около костра, воды почти по пояс. Мальчишки сразу бросились вытаскивать затонувшие вещи. Самое забавное, что спавшие около костра Алексей и Санёк, примерно в половине пятого увидев воду около своих ног, не долго думая, просто перешли спать на ближайший большой плоский камень. Похоже на то, что инстинкт самосохранения включился, а вот сознание, к сожалению, нет.
Быстро выясняем, чего не хватает, я снимаю для нашего фильма спасработы. Опять спасработы! Вот правильно говорят, что много хорошо - это не хорошо. Уж слишком сильно нам везло последние дни. Вот и получили от природы, чтобы не расслабляться!
Оказывается, что нет рюкзаков Семёна и Сергея Ефанова, большой бочки с продуктами и маленького котла. Все взоры вниз по реке - там плывёт что-то бело синее. Сергей, Володя, Ваня и я бегом по береговой полосе догонять этот предмет, при этом не забыли захватить спасжилеты. Пробежав метров триста, догнали. Бело-синий предмет оказался рюкзаком Сергея. Правда, за ним ему пришлось метров двадцать пять от берега плыть. Ничего, поймал. Безалаберность компенсировалась умением быстро бегать и плавать. И то неплохо.
По возвращении на лагерь, выясняется, что нет ещё и ремнабора, и котелка. И бочка моя, и ремнабор мой, и котелок мне служит уже шесть лет… Что ж, будем наживать добро заново.
У Семёна трагедия - уплывший рюкзак был не его, а взят напрокат у знакомых. А в нём, кроме вещей, был спальник, потому что в эту ночь было тепло, и Семён не стал его доставать.
Из всего происшедшего трагедии не делаем. Ситуация далека от экстремальной, продукты еще есть, во всяком случае при грамотном их раскладе на двое с половиной суток хватит, а за это время до Новобурейска дойти можно. Обедать, правда, придётся сухарями, пряниками и чаем без сахара (практически весь сахар был в уплывшей бочке, ещё там было четыре бутылки растительного масла, и большая часть круп), а вот ужины и завтраки будут обычными. Степан Степанович ребятам сказал сразу, что голод у человека начинается в голове, это прежде всего. А то, что на обед не будет горячего супа, это не самое страшное.
Попутно смеёмся, что Дмитрий Вячеславович зря отговорил девчонок поставить палатку на гальке косы. Вода бы к палатке подошла, они немножко подмокли бы, сразу бы проснулись, и всех бы подняли. Это был бы лучший будильник, чем Санёк и Алексей.
Примерно в девять часов спасработы мы закончили. Дежурные готовят завтрак, все остальные заняты сборами и подготовкой судов к дальнейшему сплаву.
В половине одиннадцатого отваливаем и идём вдоль левого берега в надежде подобрать бочку, рюкзак и несколько уплывших вёсел. Я со своим экипажем иду последним. В пятистах метрах от бивака подобрали в суводи весло и, увидев в воде на правом берегу около дачного посёлка Пайкан белое пятно, рванули к нему. Пришлось поработать на весле: течение сильное и Бурея широкая. Но мы молодцы! К берегу подошли метрах в семидесяти ниже этого белого предмета. Бегу смотреть - просто большой полиэтиленовый пакет.
Подкачиваемся и снова уходим к левому берегу. Поддув левой гондолы (это где я, Юля и видеокамера) травит очень сильно, нормально грести можно минут тридцать, не более. Затем надо подкачиваться. Подбираем ещё одно весло. Похоже, что счастливчик "живёт" на нашем катамаране. Но кто он? Не я - это точно, значит остаются трое: Настя, Юля и Женя. Не Настя тоже, уж слишком ей не везёт с режущим и рубящим инструментом, половина бинтов из аптечки ушла на её большой палец, да и кровососущие наши друзья "любят" её больше других. Остаются Юля и Женя. Кто же из них? Вот загадка.
В двенадцать сорок догоняем Степана Степановича. Они нас ждут уже почти сорок минут. Хорошо мы гуляем. Оно и понятно. Гонки за белым пакетом, несколько остановок на подкачку. Придётся менять тактику. Не хочется, но, наверное, дальше будем подкачиваться на воде, не подходя к берегу. А так не хочется. Вы, однако, хитрец, Дмитрий Вячеславович, на берегу катамаран, как правило, подкачивает Женя, а на воде придётся вам поработать.
Теперь наш катамаран уходит первым. Начинаются разбои. Много проток, поэтому надо быть внимательным. Увидев хорошую косу, решаю, что здесь неплохо было бы пообедать. Вода высокая и совершенно непонятно, какие берега нас ждут впереди. Чалимся.
При поиске дров, нахожу практически новую строительную каску. Она немного выцвела, но ни одной царапины. Забираем находку с собой.

Петренко Юра, Ефанов Сергей, Дробицкая Саша, Лебедев Денис, Билык Сергей, Чугуевский С.С.
Пока готовится чай, пытаюсь починить штуцер на левой гондоле. Около него травить перестаёт, но в целом лучше не становится. Солнце палит нещадно, но вокруг него много кучевых облаков.
С обеда уходим в половине третьего. Усиливается ветер и солнце исчезает за тучами. Гребём полчаса и на ходу подкачиваемся. Только подкачались, пошел дождь, да не просто дождь, а ливень. Хорошо, что шел он не долго, а после подул тёплый ветер, который нас быстро высушил. Солнце в этот день больше не появилось.
Наш катамаран так же и идёт первым. Последним идёт катамаран Степана Степановича. Я его специально попросил нас не обгонять. Хоть мы и хорошо гребём, но уж если их "шестёрка" наляжет на шесть вёсел, то нашей "четвёрке" за ними будет не угнаться.
В половине шестого зачаливаемся на косе подкачаться и размять ноги. Следом чалятся два "детских" катамарана, а катамаран Степана Степановича проходит без гребли дальше. Небо не предвещает ничего хорошего. С северо-востока на нас наступает в половину неба "чёрная" туча. Надо быстрее "сваливать". Ухожу последним. Гребём со всей силы. Во-первых, надо догонять Степана Степановича. Во-вторых, надо убегать от надвигающегося дождя, а он уже идёт за нашими спинами, и мы это видим.
Дождь оказался всё же быстрее нас, и, в конце концов, нас накрыл. Что это был за дождь! Просто тропический ливень какой-то! Как наш экипаж работал на весле! Это надо было видеть! Какие же вы, Юля, Настя и Женя, молодцы!
В конце концов, мы догнали катамаран Степана Степановича и зачалились на косе левого берега. Быстро достали тент и просто залезли под него. Все изрядно замёрзли. Под тентом надышали, согрелись.
После недолгого совещания решаем, что здесь и остаёмся. Берег вроде бы коренной, не остров, место для палаток более чем на метр выше уровня воды.
Да, во время "тропического" ливня ещё одна потеря. Санёк Огай самым странным образом теряет мешок с некоторыми своими вещами. Конечно же, расстроен. Как случилось, не понимает. Объясняется всё легко, мешок просто не был привязан к катамарану, а когда во время ливня все были заняты греблей с закрытыми глазами, их заливало водой, то исчезновения мешка никто и не заметил. Ребята! Я сколько раз вам говорил, что всё надо привязывать!
Ужинаем в начале одиннадцатого. Из не догнившей картошки сварен классный суп. Это Настя постаралась, молодец! Конечно, у неё было много помощников, но главным дежурным была она.
После ужина немножко разговариваем, немножко поём и без двадцати час ложимся спать.
Вода медленно, но продолжает идти наверх.

Степан Степанович Чугуевский
Наиболее эмоциональный день. День потерь и приобретений, сюрпризов и небольших огорчений. Но обо всём по порядку.
Погода накануне не предвещала сюрпризов. Обычный для походов по Бурее дождь при обносе, не давал поводов для беспокойства. Вода хоть и прибывала, не грозила катастрофой нашей небольшой компании. Руководство группы в лице Степана Степановича и Дмитрия Вячеславовича то ли по привычке, то ли на основании предчувствия и интуиции приняли некоторые (не все, и это нужно признать) меры предосторожности - передвинули от воды суда, кухню и некоторые вещи. Предупреждение о возможном подъёме воды у неопытных участников не вызвало соответствующей реакции. Многие вещи остались у костра и на берегу. Многие рассчитывали на то, что спящие у костра проснутся и предупредят, а то и эвакуируют всех и вся. Но так не произошло. Алексея разбудила вода, и он передвинулся выше с Саньком, но они и не думали, что с пяти до семи утра вода поднимется так сильно. Около восьми раздалось истошное: "Народ! Спасай вещи!"


Люди, работающие в экстремальных условиях, поймут моё отступление от хронологии событий. Надеюсь, что поймут. В условиях города, снабженные и защищённые всеми благами цивилизации - мы боги и хозяева природы. В первобытном противостоянии один на один, человек понимает свою полную зависимость от сил ему неподвластных и непонятных. В нём просыпается первобытный суеверный страх и понимание, что всё имеет сложность внутреннюю при простоте внешней и каждое наше действие вызывает ответное. При долгом общении с природой мы вновь становимся суеверными язычниками и философами одновременно. Если есть везение - за него надо платить, а не горевать, и радоваться, что ценой стала вещь, а не здоровье. Ценой нашего везения за весь походный период стала бочка с частью продуктов, котелок, ремнабор и рюкзак Семёна.
Взяв свою дань, природа напоследок продемонстрировала свою мощь проливным дождём и успокоилась.

Ваня Исаченко
Дядя Подя забрал еду и некоторые вещи и всё хорошо спрятал. Одно не пойму, зачем он унёс четыре тарелки. Наверное, у него есть братья.
(Подя - это одно из имён языческого бога тайги.)

Паша Игумнов

Приключения начались с самого утра - народ проснулся от резкого крика Лёши: "Люди, тонем!" И все мгновенно выскочили из палаток. Такой скорости я не видал даже в армии при подъёме. Картину я увидел поражающую: затопило всё, кроме палаток. К счастью я вытащил из-под метрового слоя воды все свои вещи. Одно плохо, они были мокрыми. Без убытков не обошлось: уплыла бочка с продуктами, а так же пропал рюкзак Семёна.
Когда мы отплыли, всё вроде бы ничего, но к вечеру полил настолько сильный дождь, что вода казалась парным молоком.
Спать легли как убитые.
(Про вещи свои Паша не придумал, так оно и было на самом деле. Д.В.)

Санёк Огай
Я с Лёхой спали на улице. Утро мы проснулись от того, что нас начало топить. Мы перебрались на камень и забыли, что вода может подняться ещё выше, а под тентом были все наши вещи. Позже Лёха встал и увидел, что вещи затопило...

Алексей Семенюк
Ночь была тихая и тёмная, не предвещавшая никаких неприятностей. Вдруг моя нога вздрогнула, и я проснулся. Автоматически я посмотрел вперёд себя, сначала на лежащих Санька и Серёгу, а потом и на воду, подобравшуюся вплотную к ним. Я разбудил их и мы, ничего не подозревая, пошли на камень, который находился рядом с костром. Вдруг я повернулся и посмотрел на свой рюкзак, стоявший рядом с костром. Я подошёл к нему и взял, но так же взял и все дрова (автоматически). Не заметив этого, я пошёл спать.
Следующее моё пробуждение было в 7.30 на камне. Я посмотрел на рюкзаки, но они всё ещё были сухие, и я подумал, что все сейчас встанут, и всё будет нормально, но этого не случилось. Когда я проснулся и посмотрел на тент, я долго не мог сообразить, почему тент наполовину залит водой, и мой рюкзак плавает. Я постарался разбудить Санька, но он сказал, что ему хочется спать, и он не встанет. Тогда я побежал к палаткам и с фразой: "Вставайте все, спасайте вещи!" - бросился в воду.
Результатом наших спасательных работ была потеря одного рюкзака и бочки с продуктами. Мы позавтракали тем, что осталось.
Вторым нашим испытанием был шторм, пусть и "слабый". Мы остановились на ночевку в сорока двух километрах от точки назначения (т.е. от Новобурейска).

Сергей Билык

Сегодня был очень неудачный день. День начался с того, как Алексей разбудил всех.
Я вылез из палатки и увидел, что наш лагерь стоял в воде. Его затопило. Я сразу побежал в воду искать вещи. Я нашёл из своих вещей только кружку, ложку и одеяло, а из чужих - тарелку и ножик.
Я был расстроен, что у меня уплыл котелок, ножик и вилка. Потом мы позавтракали. Конечно, все были огорчены случившимся. Мы накачали катамараны и продолжили сплавляться по реке. На обед мы остановились на острове. После обеда мы продолжили наше путешествие. Степан Степанович сказал, что у нас уплыла бочка со всеми продуктами. Мы ещё больше расстроились, что продуктов осталось на два дня. К концу дня пошёл сильный дождь. Мы, конечно, причалили к берегу. Все были мокрые. Когда дождь закончился, мы поставили лагерь. Я повесил свои вещи сушить. Мы развели костёр и поужинали. Все легли с плохими мыслями о том, как жить оставшиеся три дня. Я был очень расстроен сегодняшним днём. Это был самый плохой день.


Дорогой Серёжа! То, что с нами случилось, это далеко не самое страшное, что может случиться в жизни, поверь мне. И горевать из-за продуктов не стоит, тем более что их запас на два дня у нас всё же остался. Конечно, жалко, когда пропадают вещи, но со временем у тебя появятся новые, ещё лучше. Главное, что все живы и здоровы, и мы все вместе. Даже если бы пропали все продукты, тоже ничего страшного. Мы ведь ночевали всего в семи километрах от Бурейской ГЭС. А семь километров, как ты понимаешь, можно пройти пешком, тем более что документы и деньги у меня всегда ночью под головой в мешке с вещами.

Дорогие взрослые, это не для ваших глаз! Мы купаемся с катамарана
Мне бы очень хотелось, чтобы этот эпизод твоей жизни, и в жизни каждого участника нашего похода, надолго остался бы в памяти, и каждый вынес из него что-то полезное. А в памяти он останется, такое не забывается.
Во время любого похода, мы живём в природе, и надо быть очень внимательным и наблюдательным, просчитывать все предполагаемые варианты возможных событий, учитывать любую мелочь. Ведь уплывший котелок - это просто мальчишеская безалаберность. Поел, помыл и оставил около костра. Водичка поднялась и унесла котелок. Только я потерял контроль над ремнабором, уж очень многие его брали в этот вечер, но почему-то последний, кто им пользовался, не вернул на место, и нет ремнабора.
Так что смотри на жизнь веселее и старайся из любой ситуации происшедшей с тобой и твоими друзьями делать выводы.

13 июля 2002 г. Днёвка. Встреча с туристами. Погода не радует, зато не жарко.
Просыпаюсь в половине одиннадцатого. Кажется, пора вставать. Поднимаюсь, бужу Антона, он сегодня дежурный. Торопиться некуда. Вчера прикинули, что прошли не менее 45 километров, скорость воды хорошая. Пересмотрев, в который раз, расход продуктов, увидели, что вполне можно устроить днёвку и выспаться, при этом можно поесть два раза: в час дня, и вечером. Поэтому сегодня днёвка. Торопиться в Новобурейск нам ни к чему. Билеты на поезд куплены, а менять их очень накладно и неудобно. Даже если их удастся сдать и купить новые, то мы будем раскиданы по всему составу. Для взрослой группы такой вариант возможен, а для детской нет.
Не спеша, разводим костёр и ставим котёл с водой на таганок. Погода не ясная, но ливня нет, поэтому жить можно. Да и не жарко.
Примерно в половине двенадцатого, когда я пошёл к воде умываться, к берегу причалили две байдарки "Таймень" и "Ласточка" с тремя туристами. Выясняю, сколько километров осталось до Новобурейска. Оказывается - сорок два. Какие мы молодцы! Практически не ошиблись.
Гости, узнав о наших продуктовых бедах "подкидывают" килограмм гречки и булку белого хлеба. Спасибо!
После завтрака (или обеда, он был почти в час дня) устраиваем поход за дровами, после чего - свободное время. Кто спит, кто учит японский язык, а я делаю кружки из бересты и консервных банок для членов моего экипажа. Сегодня кровь из носу надо сделать оставшиеся две кружки, потом не будет времени.
В половине пятого начинает моросить дождь, небо обложено тучами со всех сторон. Тоска. Кружки доделаны. Ложусь и я спать.
С ужином не торопимся. От голода пока ещё никто сознание не потерял. К половине девятого всё готово. Из всего, что можно было использовать, сообразили супчик. Очень неплохо получилось.
Примерно в десять часов подъём воды остановился. Однако ребята (Саша Огай, Паша Игумнов, Серёжа Билык, Вова Монченков и Юра Петренко) решили спать на улице около костра и караулить воду.

Лебедев Денис
Сидя у костра, решил высказать свою мысль, как мы проходили пороги, испытывали наводнение, при котором мы несли потери или проливной дождь, при котором не было ни одного сухого человека. Начну, пожалуй, рассказывать всё по порядку.
В первый день у нас прошли спасработы, в которых я тоже участвовал. Впечатления были не очень хорошие, больше переживал за мальчишек, которые стояли в холодной воде и спасали свой катамаран.
Теперь расскажу о хорошем, например, как мы удачно прошли порог с подходящим названием и хорошим впечатлением.
Ещё нам всегда фартило. Например, был хороший подъём воды в Тырме, из-за которого мы увидели хорошие пороги (При малой воде в Тырме, мы бы их тоже увидели, но не во всей красе. Д.В.), а в Бурее после ГЭС прошли много километров. Мы прошли много километров, и у нас остались разгрузочные дни. Единственный недостаток, в котором нам не повезло, у нас уплыла бочка, в которой была почти вся еда и Семёна рюкзак. И не только это. У многих уплыла посуда и разнообразные вещи. Вот мы причалили в немногих километрах выше Новобурейска. Скоро мы встанем на последнюю ночёвку в лесу. Не знаю, чем закончить рассказ. Пожалуй, ограничу себя словом "Пока"!

Юра Петренко

Можаровская Настя, Мухаев Женя, Верин-Галицкий Д.В., Шевелева Юля
Сидя на берегу, я решил черкануть строчку о походе. В этом походе было немало приключений, такие как дождь, наводнение, пороги, сильный встречный ветер и т.д. Но в группе есть свой талисман счастливчик, то дождь в пути был в самом начале, то нам повезло с машиной, когда обносили ГЭС, были и ещё счастливые моменты, только я их не все помню. Место пребывания у нас была станция Аланап на реке Яурин. Потом у нас была ночёвка на островке, где было очень много клещей (Вообще-то, Юра, это был не остров, а материк. Д.В.) За это расстояние от Аланапа до Островка у нас было два порога - "Бурло" и "Косой". На следующий день где-то в обед была "Чертова мельница", ну а под конец, где у нас и была ночёвка, был долгожданный порог "Елена". Это название у порога только такое доброе, а по настоящему он злой и страшный. И, наконец, последний день по Тырме, первый порог был после двух часов как отплыли, это был порог "Неожиданный". Про него почти никто и не говорил, но оказался он пострашнее "Елены". Ну и через пять километров начался полный отпад, начались пороги "Солдаты". Сначала перед порогами были горы с лицами людей. Первый "Солдат" был коротким и не очень захватывающим, так что мы его проплыли быстро, там была лишь одна бочка, но она ничего не дала. На втором "Солдате" пришлось попыхтеть, нас качало из стороны в сторону, были очень хорошие волны и бочки. Даже сердце после этого порога начало побольше стукаться. И наконец третий "Солдат", это был полный атас! Скажу заранее, жертв не было, но некоторых чуть не повыкидывало с катамарана, их спасли стремена. После этого порога весь экипаж был полностью мокрый. Сразу же после третьего "Солдата" Тырма втекала в Бурею. На верхней Бурее не было ничего интересного, только что не было течения, и был встречный ветер и две ночёвки, одна на песочном берегу, а вторая на Чеугде (На песочном берегу, была днёвка, поэтому ночёвок было три. Д.В.), где мы узнали от рабочих, что была высокая вода неделю назад. Нам повезло с обносом ГЭС, нас как будто бы по заказу на берегу ждал КАМАЗ. Мы объехали на нём ГЭС, посмотрели на неё, она строится уже с семьдесят второго года. Почему так долго? Потому что не было денег. Мы так же пообедали и поехали искать ночёвку. Мы нашли её быстро, это был коренной берег на камушках, и как раз когда мы причалили, начался дождик. Мы быстро разложили палатки, к вечеру вода начала прибывать, но никто не обратил внимания. Утром кто-то крикнул: "Люди, подъём! Тонем!" Все подскочили и начали искать свои вещи. Слава богу, я как знал, взял и убрал вечером свои вещи за палатку. Но всё равно побежал искать вещи пацанов. В конце концов, были потери: уплыл рюкзак и, самое главное, бочка с едой. Мы искали её весь день, но так и не нашли. Под конце дня начался очень сильный дождь и нам пришлось вставать на ночёвку. Во время дождя ещё уплыли вещи одного парня. (Санька Огай. Д.В.) Мы расставили палатки, поели и легли спать. На следующий день, то есть сегодня, у нас было два приёма пищи, потому что не хватало еды. Сейчас я сижу в тумане и заканчиваю свою писанину. Завтра, если подойдёт вода, мы поедем на другое место, а если нет, то останемся тут.
P.S. Когда мы были на Тырме, у нас был обед на Садылге, там меня укусил клещ прямо в шею, но благодаря Дмитрию Вячеславовичу, я остался жив. (Оставлю без комментариев. Д.В.)

Сергеев Семён
За три дня до конца похода я получил столько впечатлений, которых хватило бы ещё на один поход.
Несмотря на все неприятности, всё, что я пережил останется со мной в моей памяти. Это и посещение Бурейской ГЭС, и утопший рюкзак, и гребля под сильнейшим "тропическим" ливнем. Но помимо того, больше всего остаются в памяти простые разговоры у костра, песни под гитару, обед, приготовленный на костре. Ходя в такие походы, простой человек узнаёт много нового, интересного и познавательного. Я, например, узнал много нового об устройстве ГЭС. Я даже не знал, как выглядит подобная станция, что может быть связано с её постройкой и т.п. Это всё мелочи, но они приятны сами по себе, и без них нельзя составить общую картину походных приключений.
Ну, всё, пора заканчивать, если ещё что-то будет хорошее со мной, я изолью это на бумагу. Хорошо, что мне удалось поехать в этот поход. Дай бог, чтобы это было не в последний раз.

Настя Можаровская
Сегодня 13 июля. Не могу с точностью до мелочей вспомнить вчерашний день, но могу сказать о том, что он был ужасен. Во-первых, в связи с быстрым прибытием воды у нас унесло много вещей, но самое главное - унесло полную бочку с едой и, причем, крупами. Поэтому наш поход превратился в … (Прости меня, Настя, но слово, которое ты написала я убрал, заменив его на многоточие. Думаю, что со временем ты поймёшь, почему я так сделал. Д.В.) Но это ещё не самое худшее. Наш катамаран очень сильно травит, и притом на нём две девчонки. Мы предложили Дмитрию Вячеславовичу его сдуть и распределить людей по другим катамаранам, но он со всяческими отговорками был против.
Вчера на обед мы съели только два пряника и сухарь. После обеда начался сильный ливень, во время которого мы гребли ("чуть руки не остались на вёслах") и этот дождь продолжается весь сегодняшний день и, похоже, не скоро кончится.
Из-за недостатка еды сегодня мы ели лишь два раза, на завтрак - кашу, а на ужин суп рисовый или луковый без картошки.
Я очень соскучилась по родителям. А ещё мы поймали двух махаонов.
P.S. Забыла рассказать один прикол. Вчера вечером я поймала большого кузнечика и кинула его Семёну за шиворот. Все это видели и угорали. Но когда кузнечик залез к нему в штаны Семён, весь дерганый и чешущийся, полез туда. Сашка спросила его:
- Семён, что ёрзаешь?
- Да так, капюшон поправляю.



Бурейская ГЭС
Дорогая Настя! Мне бы очень хотелось, чтобы ты, взрослея, стала добрее к людям, окружающим тебя. Прежде чем так пошутить, подумай и ответь себе на вопросы: "А как бы я отнеслась к такой шутке по отношению ко мне? Как бы я поступила с тем, кто так пошутил?" И надо отдать должное спокойствию и деликатности Семёна, что он в присутствии девочек не стал вслух говорить о своей проблеме.
По поводу уплывших продуктов могу сказать тебе тоже, о чем выше сказал Билык Сергею. Не хочу повторяться.
Настя, ты негодуешь, что я не захотел сдувать и разбирать наш катамаран. Мне очень жаль, что ты, пока не поняла, почему я этого не сделал. Пока катамаран хоть как-то держит воздух, пусть его хватает на полчаса, он может плыть и должен плыть, тем более что кроме двух девочек на нашем катамаране был ещё и Дмитрий Вячеславович, который отвечает за ваши жизни и здоровье. И если уж он, то есть я, поступил, так как поступил, значит, так было нужно. Демократичные решения путём обсуждения и голосования это хорошо, я их принимаю, но право последнего голоса должно оставаться за руководителем. Это закон. Особенно если туристическая группа детская.
А теперь подумай, из какого материала сделаны наши поддувы, в каком состоянии штуцера, тем более что такой конструкции штуцера мы использовали впервые, и мне как никому известны все их минусы. Ведь на своём катамаране несколько дней назад мы штуцера поменяли на другие, а на остальных катамаранах остались прежние экспериментальные. Учти, что немаловажным фактором являлась и большая ширина Буреи после ГЭС. Подумав, ответь на вопрос: "Можно ли при этих условиях увеличивать массу двух "четвёрок" в полтора раза, а соответственно увеличивать на баллоны давление, тем более что на одной из будущих "шестёрок" не будет взрослого опытного человека, способного в экстремальной ситуации принимать решения?"
Настя, в начале похода я учел твоё пожелание, чтобы вам быть на одном катамаране вместе с Юлей. Я вас посадил на один катамаран. Что ж теперь жаловаться. Тогда же ты не думала про то, что могут возникнуть сложности с греблей или с катамараном. Да, нашему экипажу с поддувами повезло меньше других. Трагедии из этого делать не надо. И в этой ситуации надо просто сжимать зубы, терпеть и делать так, чтобы было хорошо тебе, экипажу, но не за счёт других. Вспомни так же, что во время береговых подкачек, вы с Юлей не особо утруждали себя этой работой. В основном это делал на берегу Женя, а на воде - я. Хотя и вы вполне могли бы. И нет необходимости при этом спрашивать, надо ли это делать. Конечно надо! Надо просто брать молча и делать.
Думаю, что есть, о чём подумать.

14 июля 2002 г. Опять плывём. Очень большая вода. Кружки. Суп из крапивы.
Сегодня снова обычный ходовой день. Поэтому подъём ранний - в семь часов. Но в семь встаю я и дежурные. Остальным нужно время. Окликаю всех спящих в палатках и тех, кто у костра под тентом "караулил воду".
На завтрак мы ещё вчера решили побаловать себя и приготовить пшенную молочную кашу с курагой. Тем более что из кураги компот мы уже не приготовим - сахар то уплыл. А в каше сахар из сгущёнки. Поэтому сразу после умывания принимаюсь за работу: замоченную с вечера курагу режу на небольшие кусочки. Наш детский народ потихоньку поднимается, Степан Степанович же пока спит. Сложнее всего разбудить главного "сторожа воды" - Санька Огай. Он долго ворочается, кряхтит, закрывает голову спальником, но, в конце концов, поднимается и он.
К моменту, когда я покончил с курагой, Алексей уже развёл костёр и поставил воду. Пока вода не закипит, мне у костра делать нечего, да и после того, как вода будет посолена, а крупа заброшена в принципе тоже. Главное вовремя бросить в котёл курагу. Но всё это можно делать и, не находясь, всё время у костра. За костром и водой в котле уже следит дежурный.
За сутки катамараны изрядно спустили, нахожу "лягушку" и качаю катамаран. Когда гондолы стали твёрдыми как мячики, с Женей уносим катамаран на берег. Всё, можно увязывать вещи. Дальше уже за упругостью гондол следит Женя.
Когда каша готова и осталось только её разложить, Настя мне подсказывает, чтобы это сделал я. Я не против, хотя и не горю желанием. Неадекватное поведение некоторых товарищей при раздаче (не буду называть их имена, пусть каждый узнает себя сам), когда они осматривают тарелки и особенно следят за своей, и советуют дежурному повнимательнее отнестись именно к его тарелке, уже изрядно надоело, и не только мне. Поэтому разгоняю всех от посуды и быстро раскидываю кашу по тарелкам. Оборачиваюсь к нашей палатке. Степан Степанович уже высунул ноги на улицу и сидит, курит. Можно есть.
Погода по-прежнему не радует. Солнца нет. Но и дождя тоже нет. Если будет весь день так, то хорошо. Мне во всяком случае. Но мы все люди разные, поэтому мою точку зрения разделяют не все.
В начале одиннадцатого отваливаем от берега. Сегодня по плану надо пройти большую часть оставшегося пути и подойти к Новобурейску так, чтобы на завтра осталось не более десяти километров.
Бурея в этой части уже очень широкая, а в связи с резким подъёмом воды ещё и очень полноводная. Хорошо хоть встречного ветра нет, но течение радует, тащит хорошо. Берега залиты, ни каменистых, ни песчаных кос нет. На обед место находим почти случайно, катамаран уже изрядно спустил и его надо накачивать. Идя вдоль левого берега, на правом я увидел просвет в зелени береговых кустов. Направляем катамаран туда. Пришлось, конечно, поработать на весле, но причалили куда надо. Оглянулся, надо именно здесь останавливаться на обед: дрова есть, расположиться есть где. Подошли катамараны, со Степаном Степановичем решаем, что остаёмся. Чуть больше воды и этого места не было.
За дровами ходить далеко не надо, рядом мощный залом. Степан Степанович быстро достаёт таганок, котлы, ребята разводят костёр. Я в который раз замечаю, как и сколько Семён приносит дров, всем бы у него поучиться ходить за дровами.
Обед у нас опять из большого сухаря, двух пряников и чая без сахара. В который раз сожалею, что нет в кармане пробирки с сахарином или чем-то подобным. Кто же знал, что так получится, сахара то брали много, и не экономили на нём.
После обеда преимущественно идём вдоль левого берега. Замечено, что если течение хорошее, то у берега идти приятнее, скорость ощущается лучше, да и запахи леса сильнее. А тут ещё и нашими дальневосточными грушами запахло. Понятно, что это были не они, но запах был очень похож. А ещё в одном месте мы видели много цапель.
На ночёвку остановились, опять же, совершенно случайно: остановились подкачаться, и обнаружили, что до Новобурейска не более десяти километров. Как обнаружили? Вышли на берег и увидели на горизонте линию электропередачи. А она пересекает Бурею чуть выше Новобурейска. Площадка небольшая, но катамараны и палатки разместили. Очень даже неплохо получилось. Угроза возможного дождя заставила натянуть тент.
Да, когда я со своим экипажем подошел к берегу, то Женя и девчонки практически одновременно увидели удочку. Хорошая телескопическая удочка. Кто-то оставил и должен прийти? Всем наказываю, чтобы её не трогали. Но, в конце концов, вечером и утром следующего дня все, кто хотел, пытались даже что-то ловить на неё.
Пока собирали дрова, обнаружили траву, по внешнему виду напоминающую крапиву. Тут же Степан Степанович загорелся идеей приготовления супа из крапивы. Суп, это, конечно, хорошо, особенно при нашем недостатке продуктов, но крапива ли это? Но вроде она. Назначаем энтузиастов (Ваня Исаченко, Алексей Семенюк, Санёк Огай, Юра Петричко), они даже сами не предполагали, что очень хотят собирать с помощью рукавиц из полиэтиленовых пакетов жгучую траву. Показываем, что и как нужно собирать, и ударная группа, без особого восторга, но предвкушая классный ужин, уходит на промысел.
Когда уже ужин готовился, многие мальчишки вдруг загорелись делать кружки. Сбегали за берестой и принялись за работу. Мы со Степаном Степановичем в главных консультантах. Все, кто хотел и мог, кружки сделали. Семён же решил накопать червей для рыбалки, благо лопатка есть, и использовать найденную удочку, свою-то он сначала сломал, а потом где-то оставил. Перерыл метра три квадратных земли, но червей немного нашёл.
Что же с супом? Бульон получился вкусный, тем более, что в нём кроме отвара из крапивы была ещё тушёнка и бульонные кубики. А вот сама крапива, наверное, была слишком переросшая, уж больно у неё были жесткие стебли. Но Степан Степанович, подавая пример, съел всё. Я же оказался не такой сильный, и палки есть не стал. Да и листья были жестковаты. Хотя мы добросовестно больше часа кипятили их. В общем, все, кто хотел наесться, наелись. Результат оказался не самым ожидаемым, но и не самым худшим. Животы ни этим вечером, ни на следующий день не болели ни у кого. Во всяком случае, ко мне за помощью никто не обращался.
Погода хмурая, настроение не песенное и в половине двенадцатого ложимся спать.

Билык Сергей
Сегодня день был весёлый (Ну, наконец то! Д.В.).Всё началось с того, как мы (Санёк, Вова, Паша, Юра) проснулись на улице. Постепенно остальные повылезали из палаток. Дежурные развели костёр и приготовили завтрак. Завтрак был отменным.
После завтрака мы собрали палатки, накачали катамараны и с новыми силами продолжили свой путь.
Течение на реке было сильное, поэтому мы доплыли до обеда очень быстро. После обеда мы отправились до точки назначения.
Все поставили палатки, натянули тент и пошли за дровами. Дежурные приготовили ужин из крапивы. Ужин был очень вкусный. Я первый раз в своей жизни ел суп из крапивы. После ужина все посидели, поговорили и пошли спать.
Вот такой был сегодняшний день.


15 июля 2002 г. Встреча с Новобурейском. Праздничный ужин. Бессонная ночь.
Спим, пока я не проснусь, а просыпаюсь я, когда Антон Афанасьев зашевелился в своей палатке, а она стоит рядом с нашей. Время девять часов. Торопиться некуда. Но вставать и готовить завтрак уже пора. Поднимаюсь сам, поднимаются дежурные, и следом из палаток выползают все остальные. Конечно же, кроме Степана Степановича. У него бока, пожалуй, железные.
На завтрак сегодня подаренная два дня назад талаканскими туристами гречка с молоком. Всё. Круп больше нет. Ужинать будем тем, что купим в Новобурейске. В обед будем готовить суп из лапши быстрого приготовления, которую мы изначально планировали на обратную дорогу в поезд. Она совершенно странным образом не оказалась в уплывшей бочке.

Дров на ночную вахту в Новобурейске надо много! Сергеев Семен, Билык Сергей
После завтрака организуем дружный поход за дровами. Дров нужно много. Во первых, надо готовить обед, во вторых, в Новобурейск мы должны приплыть со своими дровами. Где мы высадимся, пока совершенно не ясно, а разбирать окрестные заборы - не в наших традициях. Кроме сегодняшнего ужина и завтрашних завтрака и обеда, нам со Степаном Степановичем предстоит провести у костра всю ночь. Посещение нас местными жителями абсолютно нежелательно, поэтому лучше ночь перетерпеть у костра, но избежать неприятностей.
Пока ребята собирают и пилят дрова, я занят тем, что затачиваю ножи самых разных хозяев. Взялся точить свой, и тут же рядом другой положили, затем третий, четвёртый… Так полтора часа и сидел в окружении ножей, отгоняя от себя зрителей, которые в это время должны были собирать, пилить и колоть дрова.
После обеда, когда уже готовились к отплытию, оказалось, что катамаран Паши, Вани, Юры и Саши стоит на осколке бутылки. (Мы остановились на одном из станов местных косарей.) Как мы его вчера не заметили? Ну а заметили, когда нагрузили катамаран, и осколок врезался в оболочку. Результат: дыра в оболочке и в поддуве. Воздух из поддува сразу запросился наружу. Посмотрели, подумали и решили, что дыра не настолько велика, чтобы вытаскивать поддув и лечить его. Тем более, что плыть осталось не более двух часов. Будет сильно травить, пойдут на постоянной подкачке.
Место у воды ограничено, поэтому катамараны отходят по одному. Первым спускается на воду "шестерка" Степана Степановича, на сетку-палубу которого укладываются оба мешка с наколотыми дровами. И удочка. Да, да, та самая удочка. Сутки прошли, за ней никто не вернулся. Значит не сильно нужна своим прежним хозяевам.
На остальные катамараны я на раму укладываю по два-три нетолстых бревна, которые можно будет распилить на месте. Мы, кстати, так иногда делаем. Плывёшь по реке, а рядом с берегом стоят хорошие сушины. Зачалились, пилу достали, свалили несколько, распилили на четырёх-пяти метровые брёвна, бросили на раму катамарана и вставать на ночёвку можно в любом красивом месте, не опасаясь, что там не будет дров.
Наш маленький катамаран уходит как всегда последним, но очень быстро обгоняем катамаран Вована. У них опять проблемы с греблей. Алексей и Вова выясняют по прежнему, кто командует и гребёт правильно, а кто нет, при этом остальному экипажу из Семёна и Антона приходиться просто молча терпеть всё происходящее.
Нам же есть стимул грести быстро. Левый борт со мной, Юлей и видеокамерой заметно спускается, поэтому нам надо быстрей догнать "шестёрку", чтобы, сцепившись с ними подкачаться. Девчонки и Женя гребут хорошо. Слов нет. Медали им в виде берестяных кружек уже приготовлены и ждут для награждения своего часа!
Сцепившись с "шестёркой", сразу начинаю надувать "лягушкой" гондолу. Начинается дождь. Пятнадцать минут тычу в "лягушку" ногой, но, похоже, что весь вдуваемый воздух тут же выходит обратно. Меняемся с Женей местами: он встаёт на подкачку, я сажусь на его место. Дождь усиливается. Ещё двадцать минут и можно плыть. Вдалеке уже виден автомобильный мост через Бурею. Это новый мост. Когда мы были здесь последний раз, его не было. Но вообще-то прошло уже восемь лет. Дождь закончился как раз, когда проходили под мостом.
Воздух так и не хочет держаться в гондоле. Приходится снова налечь на вёсла. Катамаран у нас самый короткий (для непосвященных скажу, что более короткий катамаран, при той же загрузке на прямой гребле в скорости проигрывает), две девочки, но мы первые! И отрыв от следующего за нами катамарана значительный, метров триста, хотя вот только только, сцепившись, плыли все вместе. Меня просто переполняет радость за мой экипаж! Мы просто молодцы!
Место для лагеря находим хорошее, не возле центра посёлка, но и не на его окраине. Как раз там, где кажется любопытных глаз немного, но при этом есть хороший спуск к воде для автомобилей. Но их самих нет. Что ещё ночь покажет?!
Быстро разгружаемся, разбираем суда. Все вещи в одну кучу, по берегу ничего не разбрасываем. Как разобрали рамы и разложили оболочки для просушки, собираюсь в магазин. Чувствую, что наш детский сад уже не может терпеть, так рвётся в магазин. Самые самые - это Настя, Саша и Серёжа Ефанов. Но подождать придётся ещё чуть-чуть. Терпение, ещё раз терпение. Сначала схожу я, всё разведаю, куплю недостающие продукты к ужину, завтраку и обеду, а потом посмотрим. С собой беру самого спокойного человека, чей интерес к магазину минимален - Антона Афанасьева.
Выйдя к жилым домам, сразу находим хозяйку, у которой можно купить ведро картошки, договариваемся, что придем через двадцать минут. Сначала идём в магазин, где кроме обычных продуктов берём упаковку вафель для торта, пачку масла и банку сгущёного молока - будем делать вафельно сливочный торт.
Вместе с картошкой добрая женщина нам продала щедрый пучок укропа и лука.
Как только пришли на берег и объявили, что путь в магазин открыт, так… В общем на берегу нас осталось несколько человек, остальные рванули тратить деньги. Что ж, пусть потешатся. Уж столько разговоров было в последние дни про магазин и то, что в нём продаётся. Понятно, что хочется чего-то вкусненького, необычного, ведь почти за две недели каши и супы изрядно надоели.
Ну а пока угасал магазинный ажиотаж, мы спокойно на берегу сделали торт, точнее я показал, что нужно делать, а делали, в основном, Семён и Паша. Ещё точнее, я только начал его делать, как они у меня просто забрали работу и дальше делали сами. Что ж, это хорошо. Поверх торта в конце его приготовления я сделал надпись "Яурин - Тырма - Бурея 2002". Это должно стать кульминацией праздничного ужина.
Когда девочки пришли из магазина, то принялись за сам ужин. Никаких круп! Сегодня едим картошку с тушенкой и зеленью.
Погода переменная, то начинает моросить дождь, но идёт буквально две-три минуты, то появляется солнце. Облака на небе кучевые, значит, чего-то неприятного и длительного быть не должно.
Ужин получился. Картошка вышла исключительная, спасибо девчонкам, но до конца я её не осилил. Уж сильно много её оказалось. Пришлось накрыть свой ковшик крышкой и убрать в сторонку. Ночь-то впереди длинная.
Около одиннадцати часов мы со Степаном Степановичем решаем оставить наших детей без присмотра и пойти прогуляться по Новобурейску. И они от нас устали, а как мы от них устали!… Пусть хоть час побудут одни.
А как мы пришли, так и их отпустили погулять до магазина. На улицах тихо, вроде бы спокойно, маньяки не ходят. Провинция…
Ночью ничего особо интересного не произошло. Немного пели, немного разговаривали, немного пили чай, но больше всего боролись со сном. Особенно после трёх. Из ребят самыми стойкими оказались Юра Петренко, Серёжа Билык, Ваня Исаченко, Леша Семенюк. Или я ещё кого забыл?
Около половины седьмого Степан Степанович лёг под тент, который укрывал вещи, а я около семи с чугунной головой и ватными ногами ушёл в палатку, в которой спали Денис, Паша, Женя и Антон. На этом длинное пятнадцатое июля для меня закончилось.

Огай Саша
Приплыли мы в посёлок Новобурейск и сразу начали разбирать рамы. Все были голодные, и сразу первый вопрос: когда мы будем кушать, что будем кушать и, самое главное, где магазин?
Из всего, что хотели купить, больше всего понравилась колбаса, которую хотел купить Лёха Семенюк. Но не купил. Вот гад! Все в основном купили пряники, арахис, конфеты и воду минеральную с красителем. Самым радостным, классным, сладким был торт вафельный со сливочным кремом. Объедение, пальчики оближешь! Молодец Дмитрий Вячеславович!!!
К концу дня все нажрались до предела. День закончился отлично!!!

Афанасьев Антон
Как мы подплывали к месту конечной дислокации.
Ну, вот последний день "гребли" (если это можно так назвать). Отплываем. Впереди нас экипажи Степан Степановича и Ванька, сзади Дмитрий Вячеславович, который через минуту нас с легкостью обгоняет, и мы, как всегда плетёмся сзади. Вот, наконец, обещанные ЛЭП, мост, а за ним виден Новобурейск. Вдруг мы все замечаем, что одна из гондол катамарана начала сдуваться. Вообще-то она всегда сдувалась, но в этот раз более заметно. Ну, Семён и говорит: "Может, подкачаемся?" Вовремя его осенило. Осталось плыть сто метров, качаться зачем, грести надо. Тут Вован и говорит: "Ведь там магазин!" И мы изо всех сил начали грести. Но приплыли мы не последними. Мы даже обогнали "инвалидов", катамаран, на котором плыли Ванёк, Юра, Саша Огай и Паша. Этот катамаран получил сквозное ранение (пробоину), и поэтому был на постоянной подкачке.
Вот мы и приплыли, выгрузились, разобрались.
Место конечной дислокации - Новобурейск. Наш последний день голода, был самый голодный. Пряники, которые остались после потопа, всем надоели. Дошло до того, Дмитрий Вячеславович начал ими кидаться. Все наелись до отвала. Туалетная бумага стала дефицитом. Местные жители оказались очень доброжелательными и предоставили в наше пользование штук десять магазинов. Выручку они получили годовую (они - магазины). Ночью никто не спал. Набитые желудки мешали это сделать. Некоторые индивидуумы так сильно не хотели, что засыпали на ходу и заваливались где попало. (Пишу карандашом, ручку уже съели.) А в основном всё просто отлично. Путешествие удалось на славу.


Антон пишет про пряники, которыми я кидался. Обман! Сплошной обман! После завтрака следующего дня я нашёл в своём посудном мешочке надкушенный накануне, т.е. сегодня, пряник, который Алексей принёс из магазина (мало ему было наших походных пряников!). От одного его вида мне стало не по себе. Вот я его отправил на съёдение рыбам. А так чтобы пряники, так такого не было.

16 июля 2002 г. Сборы. Станция Бурея. Поезд.
На часах начало одиннадцатого. Встаю. Состояние во всём теле наипаршивейшее. Да сейчас расхожусь, всё нормально будет.
После завтрака потихоньку начинаем собирать вещи, упаковывать всё свое добро по рюкзакам, а его у нас ох как много. Да ещё Степан Степанович решил забрать с собой в Хабаровск всё, что мы строгали для сплава. Ну не всё, конечно, а только то, что можно взять в поезд. Это черенки от вёсел, да мы и не снимаем лопасти с них, а упаковываем целиком. Это все поперечины с катамаранов, их длина чуть больше двух метров. И все продольные жерди превращаем в поперечные, то есть отпиливаем лишнее. Получилось не так много. У нас добавилось всего три упаковки с жердями и не разобранными вёслами.
Берусь за укладку своего рюкзака. Но прежде всё добро, которое я должен к себе уложить раскладываю на гальке. Ужас! Каким образом всё это можно уложить в один рюкзак?! Но попытаемся.
О! Вот и четыре берестяные кружки. Они по прежнему лежат в гидроупаковке с аптекой и ремнабором. Вытаскиваю аптеку, вытаскиваю ремнабор, а упаковку с кружками беру в руки. Зову Настю, Сашу, Юлю и Женю и отвожу их в сторонку. Что ж, члены моего экипажа заслужили свои "медали". На катамаране с веслом в руках они работали добросовестно. Сколько хватало их далеко не могучих сил. Слов нет. Ну а Саша… Она, конечно, девочка вредная, но уж очень хотела она такую кружку. Да и как я могу ей не подарить, если её подружкам дарю? Не могу же я сделать так, чтобы ребёнок плакал!
Перед обедом со Степаном Степановичем уходим на поиски автобуса. Вариантов три. Первый, самый простой, но не самый удобный: со всеми своими рюкзаками и упаковками выйти на остановку и сесть в рейсовый автобус. От нашей стоянки до остановки метров пятьсот. Возможно, но не хочется. Да и как окажется автобус не пустым, и тут нас восемнадцать и груза больше чем людей.
Второй вариант. Договориться с водителем рейсового автобуса, чтобы он заехал на берег за нами. Но рискнёт ли сам водитель?
Третий вариант. Договорится с водителем не маршрутного автобуса или крытого грузовика.
Когда вчера подплывали, то триста метров вверх по реке от места, где мы зачалили, увидели автомобильный съезд к воде, и там стояло три "пазика". Вот туда мы и направились. И что вы думаете, чутьё и опыт нас привели к этому съезду, а в конце него нашли два автобуса и даже смогли договориться с водителем. И цена нас вполне устроила.
После обеда ещё полтора часа нам пришлось сидеть на вещах в ожидании автобуса. Солнце жарит, позади бессонная ночь. Но, смотрю, две тетрадки для записи наших походных впечатлений на руках у ребят. И что-то пишут! Классно, значит, есть, о чем рассказать.
Но вот и четыре часа. Водитель очень пунктуален, на сколько договорились, во столько и приехал. Грузимся.
В автобусе снимаю предпоследние кадры нашего фильма. Лица у всех, особенно у Степана Степановича, сияющие. Едем домой…

Можаровская Настя
Сейчас 13.40 по хабаровскому времени. Сегодня наш поезд отправляется домой. Мы прощаемся с природой, нашим походом, Яурином, Тырмой и Буреёй.
Весь вчерашний вечер, ночь и сегодняшний день мы занимались набитием живота, что казалось всё полезет наружу. Вчера, в связи с тем, что Огай спал в нашей палатке, мы с Юлькой были сжаты посредине двумя злостно спящими танками (Сашей и Сашей). По истечению нашего терпения, мы решили перейти спать на улицу. Могу сказать, что так сладко я ещё не спала.
А ещё мы с Юлькой ходили в три часа ночи в магазин за мороженым. Если честно - было жутковато.
Только что мы вернулись из магазина и купили "настоящего" молочка и булочек.

Семенюк Алексей
Жаль, что я пошёл в поход в первый раз, но я считаю, что он будет одним из самых замечательных походов, в которых я буду.

Игумнов Паша
Поход оказался очень интересным и с приключениями. Я считаю, что он будет одним из самых запоминающихся событий в этом году!!!

Лебедев Денис
Хочу написать последние слова перед отъездом на вокзал с речки Бурея. Как я ещё раз был удовлетворён поведением преподавателей, за хорошее внимание. (С ума сойти!!! Д.В.) Ещё раз сказать, что после речек Тырма и Бурея я был удовлетворён их красотами и порогами. И, что я сделаю всё возможное, чтобы запомнить всё это, потому что мы никогда не возвратимся на эти красоты…
…Ещё раз захотел сесть и написать, скажем так дописать об упущенном. То есть иными словами Бурейской ГЭС. Как долгие годы немалым трудом строилась эта станция. Меня больше всего поразила она своими размерами. Понравилась эта станция не только мне, но и окружающим, что даже мы всей своей командой сфотографировались на фоне этого потрясающего места. Вот в принципе и всё, больше не могу дополнить свой рассказ.

Петренко Юра
И вот, сидя и загорая на песке, я решаю подвести итоги похода. Вообще поход получился отличным, даже, я скажу, сверхотличным. В этом водном походе по рекам Яурину, Тырме и Бурее было много экстремальных ситуаций, таких как сильные дожди, наводнение, пороги, спасработы и т.д.
Из всех этих трёх речек самая классная, конечно же, Тырма. Жалко, что такой речки больше не будет, не будет красивых лесов, не будет Солдатских порогов, не будет ничего, останется только гнилое море. А так я походом удовлетворён и доволен. Спасибо.

Билык Сергей
И вот закончился наш замечательный поход. Для меня этот поход был самым интересным и весёлым. Я хотел бы, чтобы все остальные походы были такими же, как этот. Я благодарен Степану Степановичу и Дмитрию Вячеславовичу, за то, что они пригласили меня в этот поход. Я думаю, что этот поход будет самым незабываемым. Спасибо.

Огай Саша
Сегодня последний день нашего длительного, экстремально сложного и смешного водного похода. Из всех походов, в которые я ходил (пешеходный и водный), мне больше всего понравился водный. Несмотря на то, что я случайно утопил почти все свои вещи. Из них больше всего обидно за штаны против энцефалита. Классно то, что в водном походе не нужно таскать тяжелый рюкзак.
На следующий год мне надо поступать в институт, сдавать много экзаменов. Но если на следующий год мы поедем в водный поход, я постараюсь заранее сдать все экзамены.
Моё пожелание, чтобы эти походы никогда не кончались, чтобы они были такими же или более экстремально сложными, весёлыми, чтоб наш клуб никогда не распался, чтобы в нём было больше и больше людей.
Наш поход закончился!
Ура! Ура! Ура! Ура! Ура!

Сергеев Семён
Последний день похода, это особый день. День, когда подводятся все итоги путешествия, день, когда оценивается весь вклад в походную жизнь каждого члена группы, день, когда прощаешься со своими тревогами и ожиданиями.
В последний день похода лучше понимаешь, чего ты пытался достичь в этом походе, что нового открылось в тебе, что ты и сам не знал, не ощущал. В последний день готовишься к переменам, ждёшь встречи с близкими тебе людьми, старыми знакомыми.
Последний день возвращает нас к началу путешествия и закрывает ещё одну страничку в нашей жизни. Пишу эти слова и хочу, чтобы этот последний день похода, не был последним в моей жизни, чтобы я ещё и ещё ходил в походы, сплавлялся по рекам в поиске новых приключений. Завтра я буду уже дома, но я буду ждать новой возможности пуститься в путь.
Семён-Кузьмич


Почему Семён подписался "Семён-Кузьмич"? Дело в том, что в багаже Семёна был старый рыбацкий брезентовый плащ. Точь-в-точь, как у знаменитого персонажа из "Особенностей национальной охоты". И задумывается Семён так же, как тот Кузьмич. Вот ребята его и окрестили Кузмичём. А когда у Семёна уплыли почти все вещи, то плащ чудом уцелел. Он просто тогда в нём спал в палатке прямо на коврике, не доставая из рюкзака спальника. Так и стал у нас Семён Кузьмичем. Похоже это надолго. Но Семён, как я вижу, не в обиде.

Мухаев Женя
Мне очень понравился поход. А особенно мне понравились дни по Тырме, когда мы проходили пороги, шиверы. Ещё мне понравилось, когда мы прыгали с катамарана посредине реки в воду. Как проводили вечера возле костра, пели песни.
Надувал катамаран, помогал собирать его, ходил в лес за дровами для рамы. Загорал и загорал до тех пор, пока не облез. А вообще, я за весь поход научился гребле на катамаране и управлению им, и, под конец похода, Дмитрий Вячеславович подарил мне и трём девчонкам кружки из бересты, которой я был очень рад.
И, наконец, поход закончился, и мы сейчас сидим на вокзале и ждём поезд. Вообще поход мне очень понравился, и я хочу дальше продолжать ходить в походы со Степаном Степановичем и Дмитрием Вячеславовичем. Я думаю, что если я буду дальше ходить в клуб, то в дальнейшей жизни меня научат чему-нибудь хорошему, а не плохому. Поеду по городам, изменюсь в лучшую сторону, научусь выживать в лесу, если доживу. И в первый раз встану на лыжи, как в первый раз сел на катамаран.


…Время без пятнадцати восемь. Стучат колёса поезда на стыках рельс. Сняты последние кадры фильма о нашем путешествии. Всё. Поход закончен.
Только что девчонки чуть не подрались за место у окуляра камеры. Очень уж им хотелось посмотреть на прохождение Солдатских порогов. Восторг, как будто только что прошли их. Здорово. Значит, поход что-то дал им. И дал, как мне кажется больше, чем только восторг от прохождения порогов. Открылись как положительные, так и отрицательные стороны в характерах и мальчишек, и девчонок. И если мне и Степану Степановичу удавалось акцентировать внимание всех на что-то хорошее в том или ином ребёнке, то, к сожалению, отрицательные стороны открывать их обладателям удавалось не всегда. А жаль. Ведь ещё год, два, три и взрослая самостоятельная жизнь. Хочется надеяться, что всё напускное, ненужное, поверхностное со временем отойдёт, а останется только лучшее. И все наши походы в их жизни будут не только светлым пятном из детства, но и чему-то научат. Научат быть ближе к природе, научат жить в ней, научат простому человеческому общению друг с другом, научат ценить и любить то, что называется большой Родиной.


Пожелания участникам похода

Лебедев Денис
Денис! Очень подкупает твоё трудолюбие, безотказность, открытость. Мне бы очень хотелось, чтобы эти твои лучшие черты с годами не ушли от тебя. Ещё я хочу тебе пожелать, чтобы в девятом классе ты всё же постарался учиться лучше. Не всё получается, но надо пробовать, надо добиваться. Ты это можешь! Упорства в труде тебе не занимать!

Билык Сергей
Серёжа! Мне кажется, что тебе уже пора становиться более активным в жизни, более самостоятельным. Здесь не идёт речи о том, что нужно самостоятельно начинать курить или пить. Нет, конечно. Запомни, люди всегда ценятся окружающими по своим делам, поступкам. Про поступки сейчас я тебе ничего не скажу, а вот чтобы были дела, их просто надо делать. Надо уметь находить работу, делать её, даже если тебе об этом не говорят. Конечно, каждый человек ценен сам по себе, но у нас коллектив. Такова уж специфика туризма. И если ты, научишься без подсказки и указания выполнять нужную в данный момент работу, то цены тебе не будет.
Да, Серёжа! Выше нос и смотри на жизнь веселее!

Мухаев Женя
Женя! Я хочу, чтобы мы с тобой ещё не раз сели на один катамаран. Как я не ошибся, что взял тебя к себе в экипаж! Очень хочу, чтобы всё, что я увидел в тебе, стало ещё лучше, а плохого за эти две недели я не увидел ничего. Что очень подкупает в тебе - это молчаливое упорство. Это хорошо!

Петренко Юра
Юра! Ты меня периодически радуешь, периодически огорчаешь. Мне бы хотелось, чтобы радовал ты меня больше, и не огорчал вовсе. И не забудь привиться от клещевого энцефалита. Мне кажется, что, сходив с нами в этот поход, ты так и останешься в клубе "Арго", в тебе есть что-то настоящее, мужицкое. Наверное, поэтому ты и играешь в хоккей.

Игумнов Павел
Паша! Ты, в принципе догадываешься, что я пожелаю тебе. Кого-кого, а тебя я знаю дольше и лучше многих. Но всё же я это произнесу.
Паша! Не будь занудой! Не завязывай споров и не ищи крайних. Всегда старайся первым выходить из спорных ситуаций. Будь мудрее. В конечном итоге в споре спорящие стороны всё равно остаются при своём мнении, а настроение друг другу и окружающим портят изрядно.
Паша! Если я, Степан Степанович или кто-то из старших товарищей просит тебя что-либо сделать, то не надо "полдня" ходить и искать, кто же тебе будет помогать. Просто берись и делай, а помощники, если надо, найдутся сами. Этим ты себя сразу поднимешь в глазах окружающих. Появится хорошее доброе уважение к человеку Паше Игумнову.

Ефанов Сергей
Серёжа! Ты хороший парень, но как бы тебе побыстрей избавиться от твоих дворовых привычек, слов. Я думаю, что если ты у нас в клубе будешь заниматься и дальше, то это всё уйдет в прошлое. Ещё хочу тебе пожелать побольше упорства, усидчивости, желания учиться чему-то полезному, нужному.

Монченков Володя
Вова! Я надеюсь, что ты всё же когда-нибудь повзрослеешь, перестанешь говорить и делать глупости. Станешь умным-умным и серьёзным-серьёзным. Вова, не будь лентяем, не старайся уходить от работы, какой бы трудной или неинтересной она тебе не казалась. Будь более внимательным к тому, что вокруг тебя происходит, особенно если ты чему-то хочешь научиться. Ну а катамаран свой, мне кажется, ты всё равно сошьёшь!

Сергеев Семён
Семён! Мне очень приятно, что у нас есть такой необычный человек. Самое главное и самое ценное твоё качество - это твоё трудолюбие. Мне очень нравится, что когда ты берёшься за работу, то не пасуешь, если что-то не получается, ищешь пути и выходы из сложных ситуаций и не останавливаешься, пока ты всё не доделаешь или пока тебя не остановят. Вот это по-нашему!
Иногда, то, что ты говоришь, кажется смешным окружающим. Думаю, что со временем это пройдёт, особенно если ты научишься контролировать воспроизведение своих мыслей. Не всегда нужно произносить, то, о чем ты думаешь. Но очень хочу читать твои походные сочинения.

Петричко Юра
Юра! Ну, ты уже большой мальчик! Надо быть активней! Побольше занимайся физкультурой и спортом, ведь только в здоровом теле здоровый дух (как бы не банально это звучало), больше общайся с людьми посредством живого общения и не трать время на общение в чате. Это глупость, которую, как мне кажется, придумали не совсем здоровые на голову люди. Нет, для тех, кто не имеет возможности покидать свои квартиры, это неплохо. Но ты же здоровый парень, без физических и умственных отклонений, брось ты это дело!
И то, что ты лепил пельмени в июне, зарабатывая этим, просто здорово. Как бы мы не подшучивали. Не обращай внимания.

Семенюк Алексей
Алексей! Из всех, кто впервые пошёл с нами в поход, ты, пожалуй, самый старший. У тебя огромное количество достоинств. Самое главное твоё достоинство, это не унывающая натура. Это классно! Ты никогда не дашь скучать тем, кто с тобой рядом, тебе всегда есть, о чём поговорить. Правда иногда мне почему-то хочется полной тишины. Если ты в чём-то ошибаешься, то не делаешь из этого трагедии, когда осознаёшь свою неправоту. Это здорово! Думаю, что мы ещё не раз сходим с тобой в поход!

Огай Александр
Санёк! Если вдруг когда-нибудь, ты возьмёшься описывать походные впечатления, то очень бы хотелось, чтобы ты писал чуть больше трёх строк до того момента, когда тебя отвлекут. Но в конце похода ты всё-таки показал свой талант.
Саша, надо учиться быстро просыпаться и быстро вставать, ведь случаи в жизни бывают разные, а то, как в этот раз, проспишь на камне большую воду, но тогда уже все твои вещи уплывут, и ничего не останется. И на катамаране надо привязывать всё, даже если речка гладкая как зеркало.
Очень порадовало твое трудолюбие и ответственность, серьёзное отношение к делу. Очень хотелось бы, чтобы эти твои качества были во всём, тогда ты много добьёшься и станешь большим человеком.

Афанасьев Антон
Антон! Это здорово, что в нашей группе был такой Антон. Немного философ, немного романтик, при этом трудяга с хорошей памятью и руками, и не болтун по натуре.
Антон, очень хотелось бы, чтобы ты продолжил общение с нашим клубом, несмотря на свою загруженность. Если ты сумеешь совмещать учёбу с той жизнью, которая есть у нас, то ты от этого только выиграешь. Такие люди нам нужны. А то, что в школе осталось учиться всего год, так это не страшно, ведь жизнь-то не заканчивается. При умелом раскладе и расчёте можно и хорошо учиться, и ходить в походы.

Исаченко Иван
Ваня! Не знаю почему, но в моей голове запечатлелся образ: большой Ваня большими руками большим топором строгает толстое бревно. Наверное, это неспроста. На мой взгляд, в этом образе есть часть тебя настоящего. Таким, каким я увидел тебя в это лето, пожалуй ты и есть на самом деле. Всё верно, надо хорошо учиться в математическом классе и с другой стороны уметь зарабатывать хлеб физическим трудом. Молодец! Уважаю!
И не забудь привиться от клещевого энцефалита!

Дробицкая Саша
Саша! Мне очень приятно, что с моим уходом из 4-ой школы в Математический Лицей, ты осталась с нами. Значит, то, что есть у нас, что-то тебе даёт, значит это тебе очень нужно. Но скажу тебе на ушко, чтобы никто не слышал: "Саша, не будь лентяйкой!!!!!!" Обратила внимание, сколько я поставил восклицательных знаков?! Или добавить ещё? Делай выводы.
Саша! В туризме не бывает случайных людей. Как правило, если люди долго общаются в таком режиме, то они становятся друг для друга как члены одной семьи, способные всегда помочь друг другу и словом, и делом. И если бы ты знала, как мне бывает порой обидно, что дети, которым я посвятил уже почти два года, пока так и не стали мне помощниками, хотя и доросли до одиннадцатого класса! Значит, наверное, я что-то делал не правильно?!
Саша, постарайся меня не огорчать, и если вдруг окажется, что ты начала что-то делать сама, без моих подсказок и просьб, а, оглянувшись вокруг, всегда можно найти что-то, не сделанное или не доделанное, то, поверь, незамеченным это не останется. Значит, ты сделала ещё шаг в своём взрослении. И уж если я прошу что-то сделать, то не надо находить причину, чтобы уйти в сторону. Поверь, это мне неприятно.
Надеюсь, что после того, что я тебе наговорил, ты не забудешь к нам дорогу, хотя я сказал дал е ко не всё, а так, что лежало на поверхности. Вообще-то ты сама знаешь, что я могу тебе сказать.
Саша! Постарайся найти в себе силы исправить себя, у тебя осталось не так много времени. После окончания школы это будет сделать очень сложно.

Шевелёва Юля
Юля! Ты первый раз с нами ходила в поход. Поэтому я не буду говорить тебе столько, сколько сказал Саше и Насте. Мне приятно, что у нас появилась такая девочка. Очень хочу, чтобы ты в своих суждениях и поступках была более самостоятельной и не зависела бы в них от своих подруг. Хотя это сложно, но девочка ты уже большенькая и лет тебе уже шестнадцать. Надо учиться иметь своё мнение. Думаю, что у тебя получится!
Юля! Одиннадцатый класс, это очень сложный этап жизни. Но мне бы хотелось, чтобы учеба в школе и поступление в институт не заслонили всего остального. Мы тебя ждём.

Можаровская Настя
Настя! В нашем Web-сайте я написал, что у тебя огромная сила воли и крепкий характер. И это правда.
У нас всегда было принято, что детский лидер группы, всегда работает больше других и спрос с него больше, чем с других. И относится он обязан к этому как к должному. У тебя же есть явная претензия на лидерство, и ты от неё никуда уже не денешься, это стало уже частью твоего характера. Хорошей частью, поверь мне. Но, к сожалению, у тебя пока мало инициативы и терпения. Вот это уже хуже.
Иногда ты не видишь вокруг себя других людей, а иногда, не замечая этого, делаешь им больно как словами, так и поступками.
Поэтому я тебе желаю быть более инициативной, более деятельной, более терпеливой, без этого с твоим характером никак нельзя. Ну и конечно самым главным моим пожеланием станут слова, которые я здесь уже приводил: будь добрее, мягче и отзывчивее к людям окружающим тебя, не будь "ёжиком"! И всё тогда в твоей жизни будет хорошо.

Чугуевский Степан Степанович
Вам, Степан Степанович, я желаю много хороших, умных, сообразительных учеников. А остальному Вы их научите сами.
И ещё, Стёпа, я не оставляю мысли съездить нам будущим летом за пределы нашего региона, например, на Кодарский хребет и совершить там путешествие. Этого же я желаю и себе. Карты у меня есть.

Послесловие

Без слов

В течение всего похода тетрадки и ручки для походных записей хранились у меня в упаковке с видеокамерой. Когда меня просили их достать, я их доставал и давал ребятам, иногда и сам напоминал, что, например, сегодня есть, о чем рассказать. Иногда брали сами. Но за весь поход я, насколько мне помнится, ни разу не читал, что же там написано. А если и пробегали глаза по строчкам (ведь я иногда тоже писал в этих тетрадках), то в содержание я не вдумывался.
Записи же ребят в последний день большей частью были сделаны на вокзале в ожидании поезда, когда мы со Степаном Степановичем, чтобы не заснуть, болтались по улицам и магазинам станции Бурея. Честно сказать, я тронут теми словами, которые наши дети не говорят вслух, а вот на бумаге в наше отсутствие написали. И, наверное, не существует лучшей награды учителю, чем эта оценка нашего труда!
Хочу поблагодарить всех ребят, кто откликнулся на мою просьбу и оставил свои впечатления на бумаге. Большое, вам, спасибо! Думаю, что никто из вас, прочитав это совместное наше с вами описание похода, не обиделся на мои комментарии и пожелания. А если кто-то из участников этого похода, через некоторое время, скажет, что это уже не про него, и пишет он уже по-другому, и вообще… значит, хочу надеяться, он ещё немного повзрослел.
Надеюсь, что мы ещё не раз создадим вместе с вами что-то подобное. Ну а для этого надо просто жить, быть всем вместе и ходить в походы. Еще попрошу, когда вы описываете что-то интересное, пишите, пожалуйста, своим языком, не подстраивайтесь, под человека, который будет читать ваши откровения, вам за это оценки не ставят. Это ваша жизнь, это вы сами. И делаете это вы, прежде всего для себя.
Ещё раз вам всем спасибо!

Ваш Дмитрий Вячеславович
Июль - август 2002 года


Комментарии и дополнения
 Дмитриев Евгений выпуск гимн.№, 07.05.2007
Какое класное было время, сижу на парах и вспоминаю!
 Slap, 05.04.2012
Тырму Бурейское море подтопило? (
Мы сплавлялись в 2000 по тому же маршруту на байдарках.
В этом году с друзьями хотим сплавиться (правда на катамаранах) - ищем маршрут
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100