Добавить публикацию
Сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
! Не заполнены обязательные поля
Отчет о водном походе по р. Белая

Отчет о водном походе по р. Белая

Тип материала: Отчет
Год путешествия: 1998
Категория сложности: III
Регион путешествия: Уральский район (средний и южный Урал)
Автор: Алексей Борода (Москва)
Автор - Алексей Борода (Москва)

Содержание
1-ый день. Отъезд. 22 июля
2-й день. В поезде. 23 июля
3-й день. Приезд. 24 июля
4-й день. Непримечательный. 25 июля
5-й день. Пробоина. 26 июля
6-й день. Бурзян. 27 июля
7-й день. Первая дневка. 28 июля
8-й день. День уплывающих вещей. 29 июля
9-й день. Капова пещера. 30 июля
10-й день. Покупочный. 31 июля
11-й день. Вторая дневка.1 августа
12-й день. Пещерный. 2 августа
13-й день. Голубое озеро. 3 августа
14-й день. Рыбный. 4 августа
15-й день. Двойная дневка. 5 августа
16-й день. Дорога в Уфу. 6 августа
17-й день. Обратный поезд. 7 августа

Отъезд: 22 июля в 15.14
Поезд №94 "Магнитка"
Москва - Магнитогорск
Пункт назначения: г. Белорецк
(прибытие в 0.26 (2.26 по местному времени) 24 июля)

Приезд: 8 августа в 10.30
Поезд №39 "Башкортостан"
Уфа - Москва
(отбытие в 740 (9.40 по-местному времени) 7 августа)

Экипажи:
1. Кузьмишки
Михаил Котов, Ирина Кузнецова
2. Семейный
Артем Чаплин, Инна Чаплина
3. Звезды
Денис Кузнецов, Михаил Виноградов
4. Пиники
Алексей Борода, Анна Пименова

1-ый день. Отъезд. 22 июля

Утро началось весело. Два чудика, Леха и Миха, таскали большие тюки в районе Казанского вокзала. Их объем не смогли удовлетворить даже полки в камере хранения. Байды рассредоточились в двух углах.
На вокзал все прибыли вовремя, исключая Дениску, который почему-то к месту общей встречи подходить отказался, подъехал с другой стороны и встречался со всеми, когда взвешивали вещи.
Далее началась внутривокзальная миграция вещей: из камеры хранения - на взвешивание, с взвешивания - в поезд. Взвешивание прошло хаотично. Вес четырех самых больших рюкзаков мы так и не узнали. В итоге вес всех наших вещей не превысил допустимой нормы на человека, что, как потом оказалось, не имеет ровно никакого значения. (Значение имела только синенькая бумажка, которую нам выдали при взвешивании, ею надо было периодически помахивать перед носом проводниц, чтобы их не смущало огромное количество различных наших вещей.) Погрузив вещи в поезд и захватив достаточное количество пива, мы тронулись в путь.
Тон купейных разговоров все более повышался пропорционально таянию янтарного напитка. После чего вперед вырвался Мишган. Все, как обычно, кончилось распитием бутылки водки, и мы узнали, что в некоторых городах России на хвост и голову копченого леща можно выменять пару блинчиков с творогом и что два рубля - очень большие деньги. (Станция эта называлась "Потьма", видимо, не только наш поезд останавливается там в сумерки. Там же мы в первый раз столкнулись с пивом "Толстяк": продавщица пристала к Дениске со словами: "Купи пива, толстяк!". Впоследствии это пиво не раз встречалось нам на пути.) Кроме того, Мишган оказался парнем с богатыми вокальными данными, а также знал слова многих песен, чем здорово помог Артему не ударить в грязь лицом при их исполнении. Проводники при этом вяло возмущались, но когда Мишган начал искать второго и третьего для комплекта великой русской троицы, пригрозили ему органами правопорядка. (Вообще говоря, милиция к тому моменту уже пару раз заходила в купе к ребятам и даже давала "последнее китайское предупреждение", но Мишган не захотел ему внять, и когда понял, что в своем купе его уже никто не поддержит, пошел стучаться во второе купе нашей группы со словами: "Миша, Леша, пустите, это я. Я хороший, у меня есть водка". Тут-то и появилась рассерженная проводница.) После этого Мишган угомонился и безмятежно уснул под стук вагонных колес.

2-й день. В поезде. 23 июля

Этот день мы целиком провели в поезде. Трудно отметить что-либо примечательное, произошедшее в этот день. Мишган был на редкость спокоен, истратив весь свой запал в предыдущий день. Остальные вели себя довольно мирно, перемежая употребление янтарного напитка со здоровым и крепким сном. Иногда на пивной почве возникали локальные споры на всевозможные темы, которые так же неожиданно затухали, как и начинались. Так мы потихоньку достигли Самары.
По одному вокзалу трудно составить впечатление о городе, но кое-что бросалось в глаза сразу. Соседство полуразрушенного основного здания и помпезного строящегося нового создавало впечатление переходного периода. В новом здании жизнь еще не поселилась. Огромное сооружение из стекла и железа удручало своей пустотой. Единственное развлечение - это поездка на лифте с двумя дверями и мигающими зелеными цифрами. Полное ощущение космического корабля.
На вокзале выбор дорожной снеди был крайне невелик. И вообще, съестные дары в пути на Восток заметно уступают изобилию южного направления. Удовлетворившись мороженым, мы заскочили в поезд и отправились нагонять упущенные километры пути. В Белорецк прибыли почти с часовым опозданием.

3-й день. Приезд. 24 июля

Ночь провели на вокзале. Кто спал, кто вел разговоры с местными таксистами. В ход пошел "первый снаряд" и сухари Мишгана.
Светать начало очень рано (по московскому времени), так как сказалась двухчасовая разница. Майкл и Дениска отправились в город на поиски автотранспорта. Поездка их оказалась довольно долгой, и мы уже начали волноваться. Через некоторое время в дверях билетной кассы появилась заспанная кассирша и сказала, что ребята звонили и передали: с автобусом договорились. А перед этим состоялся футбольный матч пластмассовой бутылкой между Аргентиной (Леха и Инна) и Ямайкой (Мишган и Тема). До 5:0 не дотянули, но опыт взял верх со счетом 2:0. Матч пьяных команд изобиловал грубостью, и Инна получила серьезную травму руки. Измазанные кровью, но довольные футболисты привели Инну на перевязку к Кузе. Вскоре приехали ребята и сообщили, что автобус будет в районе десяти часов и будет стоить 720 рублей. Цена для такой поездки была запредельной, и мы решили искать другие варианты. Готовность отвезти нас выразил почтовый микроавтобус, но только через час. Время шло, а почтовик не появлялся. Тогда Леха и Дениска решили реанимировать первый вариант и отправились на АТП за автобусом. Там нас уже явно не ждали, но сказали, что автобус будет через двадцать минут, но через десять минут раздался Мишкин звонок, сообщивший, что найден более подходящий вариант. Извинившись, мы отправились ловить машину, но у проезжавших башкир, наверное, был дачный день, и лишние двадцать рублей им были не нужны. Подобрало нас маршрутное такси, которое и было тем самым подходящим вариантом.
Погрузка прошла споро, и через час старая колымага под забойную попсу доставила нас к реке в трех километрах от Каги.

На воду стали довольно быстро, но долго плыть не было никакого желания. Плыли всего часа два, после чего остановились на облюбованной туристами стоянке. Место было очень красивым. От стоянки река уходила по каменистому перекату налево. Над поворотом нависала высокая скала желто-белого цвета, в которой виднелись три небольшие пещеры (которые впоследствии именовались не иначе как дырками).

После бессонной ночи желание было одно: поесть и завалиться на боковую. Но сытный обедо-ужин вдохнул в часть коллектива второе дыхание. Даже вечно спящая Кузя не отправилась спать. Пьянка закончилась закономерно: мужчин потянуло на подвиги. Взяв Лехину байдарку и полтора литра водки, три водочника-лодочника Мишган, Тема и Дениска отправились покорять уральские горы. Следуя правилу "чем короче, тем быстрее", они ринулись в речную путину и пропороли байду. Все это сопровождалось безумным хохотом и криками. Достигнув другого берега, они рассредоточились по пещерам.
За чудо-лоцманами отправился Майкл. Его поход оказался хоть и длиннее, но гораздо эффективнее. Чувствуя ответственность за сидящую в байде Кузьму, Майкл достиг противоположного берега без приключений. (Вообще говоря, все было наоборот, и сначала на другой берег отправились Кузьмишки, а за ними трое ребят.)
В полной темноте и с шумным гомоном алкоголики-спелеологи вернулись обратно и еще долго орали песни, сотрясая своим голосом окрестности Уральских гор. (Кузя, не дождавшись вырвавшихся на свободу и горные склоны мужчин, перешла бурную реку вброд. А Мишган, которому поручили провести байдарку вдоль берега со словами: "А мы и сами до того берега доберемся", в момент легкого отчаяния воззвал к своим товарищам: "Вы же не бросите старого Пью?!".)

4-й день. Непримечательный. 25 июля

Подъем был довольно поздним. Дежурили Леха и Анечка. Утро было довольно суетным. Супер лоцманы, продрав глаза и начистив зубы, отправились клеить Лехину байду. Сделано все было качественно. Откушав рисовой каши, мы отправились в путь. Погода стояла прекрасная, и поэтому вскоре наш спаянный коллектив можно было различить в любой толпе по характерному байдарочному загару. Постоянно хотелось купаться. Как только место для купания и перекуса было выбрано, над нами нависла локальная туча, из которой пошел противный дождь. Несмотря на это, перекус состоялся, после чего мы отправились дальше. (Перекус сопровождался состязанием на дальность броска камушков через реку. Перед участниками стояла задача перебросить камушек на противоположный берег так, чтобы не было слышно характерного булька. По-моему, чистого результата так никто и не добился, после чего планка была снижена до прибрежной травы, и победителем стал Мишка.)
На следующей остановке состоялось событие, которое стало предтечей всего дня. Леха отправился купаться, отдав часы Ане, но… часы исчезли в неизвестном направлении. Возврат на место остановки и локальные поиски не увенчались успехом. Надежды на возвращение часов были утрачены, и было ясно, что какой-нибудь толстый жерех натянет их на свою рыбью харю.

Время неумолимо катилось к стоянке. В этот самый момент и обнаружилась потеря часов. Анютка обнаружила Лехины часы в районе дислокации сидячего места на переднем сидении байдарки. Потеря в этот раз не состоялась.
Стоянка была выбрана в окрестностях дивного луга. Кажущееся отсутствие дров компенсировалось толстенной березой, которую мужчины решили пилить, но быстро забросили это занятие, отступив перед толщиной дерева. Объектом их внимания стала рыбалка. Причем решили не мелочиться и ставить сеть, но манящая своим течением протока оказалась скудной на запасы рыбы. Энтузиазм быстро пошел на убыль, а остальная рыбная ловля проходила среди прибрежной гальки.

День закончился лирическим настроением, которое навеяли песни Анютки. Народ конкретно пробило на философию, и по движению яркой звезды стало ясно, что Земля действительно вертится, а Буратино съел Чиполино. Так что Толстой и Джани Родари в этот вечер отдыхали.

5-й день. Пробоина. 26 июля

День начался с дежурства Кузи и Майкла, а также примкнувшего к ним Лехи, который потерял сон. Через какое-то время была обнаружена потеря половника, без которого раздача каши теряла всякий смысл. Последние следы раздаточного инструмента вели к Анютке. Путем логических умозаключений стало ясно, что половник находится в реке, и если его не унесло течением, то находка должна была состояться. Что и продемонстрировала Анютка, направившись чистить зубы. Сработал признак предыдущего дня, и пропажа вернулась на свое прежнее место.
После отплытия хитом и целью нашего плавания стал районный центр Старосубхангулово, упоминание о котором превалировало во всех наших разговорах. Но вместо этого мы попали в деревню Байназарово, где нас настигла грозовая туча, что не помешало нам приобрести мешок картошки у местного населения.

В Байназарово на нас просто обрушилась цивилизация. Помимо магазинов (продуктового и промтоварного), там оказалась еще и почта по соседству со зданием администрации.

В магазинах был перерыв, и мы решили его использовать для перекуса. Дождь к этому времени кончился, и солнце жарило вовсю. Ожидание открытия магазинов не прошло для нас даром. В бой пошла канистра с водкой. Хорошо, что до перерыва оставалось не так много времени, а то наше дальнейшее путешествие в этот день могло не состояться.
Выбор в магазинах оказался небогатым, но одна вещь, которая там продавалась, затмила собой изобилие супермаркета. Там оказалась карта Башкортостана, хотя и довольно крупного масштаба, но вполне приемлемая для нашего путешествия.
Попытка Анютки посетить почту окончилась неудачей. Почта в этот день отдыхала.
Продуктовый магазин тоже не отличался изобилием, но удивил нас наличием пива. Купив ящик "Толстяка" и "отполировав" перекус, мы тронулись дальше.
Берега реки стали изобиловать следами жизнедеятельности человека. Села тянулись долго вдоль реки. Постоянно приходилось преодолевать мелководные участки. Дно байды постоянно цеплялось за камни, а в некоторых местах приходилось делать проводку. Видимо на одной из таких мелей Анютка и Леха пропороли байдарку. Вода стала заметно прибывать. Ко всему этому пошел мерзкий дождь, и обилие воды вокруг перестало доставлять удовольствие. Постепенно корма байды стала пропадать в потоке бегущего течения реки.
Ко всему прочему участились остановки. Необходимо было ликвидировать последствия "Толстяка". Наконец мы решили остановиться основательно и переждать дождь. Анютка и Леха немного откачали воду из байды, и мы целенаправленно стали искать стоянку.
Место отыскали довольно быстро, не доехав до очередной деревни совсем немного. Оно оказалось не очень удачным. Находилось между двумя стогами сена. К тому же в уральских лесах неожиданно возникла проблема дров. Трудно было найти сухую сосну. Видимо, земля здесь настолько щедра, что не дает деревьям умирать. Кое-как развели костер и поужинали.
Далее состоялся первый рыболовный сеанс (ловли рыбы на удочки), который был не очень удачным. Наловили только мелочи на живца.

6-й день. Бурзян. 27 июля

Проснулись с твердой уверенностью достичь Бурзяна, правда, отъезд немного затянулся из-за того, что Леха клеил байдарку, которая была порвана в трех местах. Самая большая дырка достигала размера четырех пальцев.
Проплыли очередное село. После этого возникла магическое число: 28 км до Бурзяна. Ужаснувшись такому числу, мы решили не напрягать свой организм, а поплавать в свое удовольствие и узнать, наконец, как выглядят уральские грибы и ягоды.
Иное мнение было у экипажа "Самостоятельный". Путем пролетарской агитации он склонил к чудовищному поступку экипаж "Семейный" (Инну и Тему) и решил мощным рывком достичь Старосубхангулова.
Отпустив вперед целеустремленных, мы сделали первую остановку. Лесной массив разделяла выкошенная полоска травы, по краям которой еще остались участки, не тронутые косой. Все они были усыпаны земляникой и клубникой. Соскучившись по лесным дарам, мы стали жадно поглощать ягоды. Потом появились и первые грибы. В основном это были маслята и сыроежки. Маслят было особенно много, но все они были в основном червивыми. Пока Анютка доедала последние лесные ягоды, Мишка нашел подберезовик. Уходить не хотелось, но дорога звала за собой. Мы двинулись дальше. Следующей остановки долго ждать не пришлось. На правом берегу реки появилась небольшая возвышенность, на которой была изумительная полянка. Проплыть такое место мы просто не имели права. Решившись еще на одну вылазку, мы не прогадали. Поляна была усеяна земляникой и клубникой так, что ступить было некуда. Было очень обидно, что не взяли с собой какую-нибудь тару. Все найденное приходилось съедать. После этого настала очередь грибов. Стали попадаться хорошие маслята, крепкие сыроежки, а в березнячке около проселочной дороги было много подберезовиков. Использовав в качестве тары Лехину футболку, которая после этого из чисто серой превратилась в одежду с замысловатым рисунком, мы направились к байдаркам. По дороге нам встретились очередные местные жители, от которых поступила новая информация: до Бурзяна 5-7 км.
После этого мы окончательно расслабились. Уточнив информацию о расстоянии, мы остановились у живописной скалы, где искупались и сделали несколько снимков. За следующим поворотом появилась деревня.
Авангард уже разомлел на солнышке от пива, но о предварительной работе не забыл и узнал все необходимое.
Вся команда отправилась в деревню за провиантом, и только Леха остался на берегу допивать остатки "Толстяка" и изучать карту Башкирии.
Первая партия, в лице прекрасной половины (на самом деле, Ани и Инны, так как Кузя отправилась за пивом), возвратилась довольная тем, что смогла сообщить о своем пребывании на Урале в Москву. Анютка приобрела Лехе тапочки взамен тех кроссовок, которые не выдержали водной атаки уже в первый день похода.
Посмотрев на голодные мужские лица, девушки отправились в ближайшее кафе за беляшами. Через некоторое время вернулась мужская половина группы, опустошив предварительно все магазины на предмет водки и хлеба. (Обычный разговор с продавцами деревенских магазинов:
- У вас водка есть?
- Есть.
- А нам много надо.
- Много есть. Вот возьмите три бутылки.
- Да нам больше надо.
- Нет, больше нет. Вот три есть.)
После этого началось томительное ожидание посланцев за беляшами. Когда последнее пиво было выпито, Леха и Майкл отправились на поиски загулявших подруг. Первые поиски результатов не дали. Следопыты уже хотели ретироваться, но однополый междусобойчик выдала Кузя своей красной банданой. Наши девушки мирно сидели в кафе, пили пиво с чипсами и ждали очередную партию беляшей. Задобрив поисковиков беляшами, девушки продолжили свое занятие, а мужчины, сменив гнев на милость, отправились на поиски земляных червей. Улов оказался небогатым.

Наконец команда была в сборе и могла двигаться дальше. Время поджимало, и, отплыв один поворот по реке, мы решили остановиться. Место было хорошим. В добавление к песчаному пляжу с него оказался удивительно прекрасный вид на скалы правого берега. Наконец-то нам предстояла дневка.

7-й день. Первая дневка. 28 июля

Это был первый день, когда вопрос о времени подъема никого не волновал. Каждый встал, когда ему хотелось. Поэтому завтрак по времени совпал с обедом. После завтрака весь коллектив дружно занялся рыбалкой. Сразу было видно, что место прикормленное. Мальки сметали остатки завтрака как пираньи, а поклевке не могли помешать даже с грохотом плюхающиеся в воду туристические тела. Ловилась в основном мелочь (уклейка). Половину рыбы отпускали, а другую половину использовали для наживки к донке. Однако, в один момент кто-то вспомнил о хрустящих рыбьих хвостиках, и рыбу решили складывать в кан. К тому времени в нем уже плавал жерех, которого Майкл выловил утром на спиннинг (это была самая крупная рыба этого улова).
Уклейки было очень много. Стаи голодных рыбешек шныряли по дну и выпрыгивали на поверхность. В качестве наживки использовали все: тесто, хлеб, тушенку и убиваемых на собственных телах слепней. (Более того, когда слепням, по каким-то причинам, надоедало кусать рыбаков, то кто-нибудь шел купаться, чтобы привлечь летучих тварей таким аппетитным в своей мокроте телом.)
Увидев, что рыбалка не такое уж и сложное дело, к нему быстро пристрастились и девушки. Мужчины с этого момента явно перестали котироваться у рыбьего населения реки Белой, и им пришлось отправиться на чистку уже пойманной рыбы. Девчонки с бурей восторга таскали уклейку одну за одной и не давали мужчинам передышки.
Примерно в это же время была устроена гонка на матрасах. Тема и Мишган решили искупаться, и не просто поплавать, а поплавать на матрасах. Неторопливое плавание им быстро наскучило, и они решили посоревноваться в скорости передвижения на этом необычном плавсредстве. Сначала вперед вырвался Тема, приложив максимум усилий и избрав верную траекторию движения, но, видимо, плохо рассчитал силы, и когда он достиг середины реки, зрители заметили, что силы-то у него уже на исходе. Зато Мишган, хотя и взял поначалу неправильный курс, пересекая реку по диагонали, вовремя сориентировался и через некоторое время вырвался вперед, став победителем соревнований. Гонка сопровождалась радостным гиканьем всего остального коллектива, подбадривающего участников.
После успешной рыбалки народ проголодался. Перекусив супчиком (Дениска и Мишган сварили очень вкусный борщ, который на протяжении всего похода был одним из их фирменных блюд) и запив его очередной порцией сорокоградусной жидкости, группа почти в полном составе (за исключением Инны) отправилась покорять вершину на противоположном берегу.
Подъем давался тяжеловато. В итоге вершина была достигнута, но вместо прилегающих горных окрестностей верхолазы увидели огромное поле. Выпив пивка и немного передохнув, группа отправилась по дороге вдоль поля направо. Направление было выбрано верно. Через несколько минут мы оказались на краю скалы, откуда открывался очень красивый вид на ближайшие окрестности.
На вершине скалы Дениску поразил вирус камнебросания вниз. Он с завидным постоянством бросал вниз первые попадающиеся под руку камни и прислушивался к производимому эффекту. Видимо, он надеялся услышать вопль пробегавшего башкира, но все местные аборигены тусовались в этот вечер на другом берегу, развлекая Инну рассказами о злобствующих мышах. (Как было определено позже, существует также вирус камнебросания вверх, распространенный реже ввиду опасности для жизни бросающего, а также вирус камнебросания вбок, явно имеющийся у Мишгана, который не пропускает ни одного плоского камушка, чтобы бросить его скакать по водной поверхности.)
Истратив очередной десяток кадров, переговорив с Инной на расстоянии и допив пиво, верхолазы отправились в обратный путь. Девчонки как всегда отставали, поедая все красное на своем пути, а ребята устроили перестрелку червивыми маслятами. После попадания Теме в ухо очередным снарядом мужчины вспомнили о деле. В очередной раз на стоянке возникла проблема дров. Леха, Майкл и Тема около часа днем бродили вокруг лагеря в надежде найти хоть одно сухое дерево. Но тщетно. Поэтому дрова решили добыть на другом берегу. Погрузив две небольшие сосны на три байдарки, мы успешно вернулись в лагерь.
После горных приключений состоялся королевский ужин, на котором мечта о хрустящих рыбьих хвостиках стала реальностью, а Дениска, получив энергетическую разрядку на горе, приготовил очень вкусный плов. Гулянка продолжалась до трех часов ночи (по местному времени) и закончилась печально: Тема не удержался и спел песню об изменениях в природе…

8-й день. День уплывающих вещей. 29 июля

Утро выдалось хмурым. Вдалеке постоянно громыхало, и дежурившие Анютка и Леха сразу вспомнили ночные темины песнопения. Завтрак удалось приготовить до дождя, а потом все стало резко намокать, лить и капать. На завтрак проснулись только Кузьмишки. Остальные мирно храпели под шум дождя. Видно, ночь была тяжелой.
С утра Мишка обнаружил пропажу донки. Версий выдвигалось достаточно много: унесли злые башкиры, умыкнула огромная рыба, которая в предыдущий день уже обломала на донке крючки и т.д. Но разгадка сей тайны так и не состоялась.
После окончания дождя полуночники постепенно стали выползать из палаток. Проигнорировав холодную геркулесовую кашу и наскоро перекусив бутербродами, они вернулись к нормальному состоянию, и эскадра отправилась в путь.
Согласно карте, впереди должна была быть деревня, про которую говорил абориген в Бурзяне (он, кстати, сфотографировался с нами и попросил прислать ему фото). По его словам, там должна быть ферма, где можно было накопать червей.
Когда достигли пункта назначения, у народа неимоверно раскаталась губа, и помимо червей ему захотелось молока, хлеба и мяса. Делегация в составе Лехи, Темы и Майкла отправилась за добычей. Слюни уже текли ручьем. Но по мере продвижения вглубь населенного пункта оптимизм угасал катастрофически. Местные жители или бубнили что-то несвязное себе под нос, или посылали в другие дворы, из которых нас отправляли в следующие или недоверчиво наблюдали, спрятавшись за хозяйственными постройками. Картина напоминала фильмы о Великой Отечественной войне, когда фрицы ходили по дворам и отнимали съестные припасы. Магазин и тот оказался закрыт. Визитеры ни с чем вернулись к байдаркам.
День постепенно клонился к вечеру, и мы стали искать стоянку. В итоге нашли живописное место, правда, людное, грязноватое и как всегда без нормальных дров. Зато напротив был родник, а на самой стоянке столик и лавочки.
Костер разгорался со скрипом, и ужин теплился только за счет березовой коры, на которой, как патроны на пулеметной ленте, свисали трухлявые дрова.
Место это еще было характерно тем, что на речной стоянке постоянно что-то уплывало. Сначала Майкл вплавь догнал свою байдарку, а потом Леха выловил из реки уплывающую канистру с водкой.
За ужином вспомнили, как удобно все-таки есть за столом, так как все предыдущие едки происходили в турецкой позе и явно для нас не подходили.

9-й день. Капова пещера. 30 июля

В этот раз утро началось слишком рано. Еще ночью со стороны палатки Инны и Темы раздавались возгласы, явно не похожие на восторг. Ситуация прояснилась к утру, когда и стали видны результаты первой мышиной атаки. Часть провианта была нагло изъедена подлыми маленькими существами. Особенно существенны оказались потери в хлебе.
К тому же все были озабочены рассказами местных жителей о болезни, которая переносится этими маленькими грызунами. О симптомах данной болезни нам в красках рассказала Инна.
Ко всем этим напастям добавилась еще одна. За ночь река изменила цвет, и от маленьких глиняных вулканчиков, поднимавшихся со дна, стала желтого цвета. И если бы не наличие вокруг берез, вполне можно было решить, что ты находишься на берегу Хуанхэ. По всей видимости, в верховьях прошли дожди и рассчитывать на просветление воды можно будет только через три дня.
По реке идем не очень быстро, так как день выдался довольно жарким. Первую остановку делаем у красивого водопадика, текущего прямо из скалы. Вода ледяная, а из скального отверстия, источника воды, веет холодом.
Следующей остановки ждать долго не приходится. На левом берегу большая расщелина. Наши спелеологи мимо таких вещей не проплывают. Вся группа в полном составе отправляется в расщелину. Подниматься очень мешает глина, чавкающая под ногами, но мы неутомимо стремимся вверх и вглубь. Двигаться можно только в одном направлении, так как варианты подъема и спуска совпадают. Правда все эти неудобства - ничто по сравнению с тем видом, который у нас над головой. Замысловатые трещины разрезают свод, образуя причудливые лабиринты. В общем, здорово!
Следующим водным этапом мы достигаем одной из важнейших достопримечательностей Южного Урала - Каповой пещеры, где находятся древнейшие в Европе рисунки древнего человека.
На стоянке очень много всяческих плавсредств. Встаем с левого края. Достав необходимые вещи, разделяемся на две группы. Пиники и Кузьмишки остаются, а остальные идут в пещеру.
Ожидание первой группы не столь утомительно, хотя ребят нет довольно долго. Леха и Майкл посещают местный музей природы. В нем довольно много интересного и в плане местной природы, и в плане истории пещеры и края. В музее даже есть лоция, и Майкл в порыве счастья бросается ее переписывать на обороте карты. Но занятие это не длятся долго. Девушки из музея явно не обладают садистскими наклонностями и предлагают купить лоцию за 10 рублей. В музее приобретаем липовый мед знаменитой бурзянской пчелы. Вкус потрясающий! Посещение музея девушками заканчивается еще небольшой тратой денег. Очень красивы фотографии здешних мест зимой. Анютка долго выбирает и все-таки останавливается на зимней фотографии.
Остальное время до прихода первой партии мы занимаем разговорами с бородатым мужиком. Темы колеблются от рыбьей наживки до горнолыжного курорта в Абзаково.
На горизонте появляется Инна, а за ней и три неразлучных спелеолога. Вооружившись фонариком и сапогами, мы отправляемся в пещеру.
Касса представляет собой помещение сарайного типа, где экскурсовод, похожий на студента-практиканта, выписывает нам пропуск в заповедник за 217 рублей.
Вход в пещеру очень красив и огромен. Внизу шумит подземная река с ледяной водой. Это первый ярус пещеры. Заходим под огромный скальный свод, где экскурсовод почему-то звенит ключами. Впереди решетка с железной дверью. Чувствуешь себя узником, которого сейчас посадят в мрачное логово. Под ногами жутко хлюпает вода перемешанная с глиной. Снова звон ключей и еще одна дверь. Справа памятник погибшему аквалангисту, исследовавшему подземную реку.
Заходим за поворот и оказываемся в полной темноте. Свет от входа уже не доходит сюда. Еще несколько шагов, и мы на границе температурного режима. Дальше постоянно: и зимой, и летом - 3-7 градусов тепла. Свет фонарей скользит под ногами. Выбор между красотой и безопасностью делается в пользу последней. Иногда фонарик устремляется вверх, и тогда перед тобой мелькают причудливые формы потолка и стен, выточенные водой. Как пупырышки, торчат на потолке зарождающиеся сталактиты. Все эти световые урывки фонаря не дают целостной картины окружающей красоты. Экскурсовод мельком показывает наскальную живопись и что-то несвязное бурчит себе под нос. Рисунки отдаленно напоминают животных и рождают далекие воспоминания из школьных учебников.
Несколько секунд стоим в полной темноте. Дальше обратный путь. В какой-то момент хочется дневного света.
Экскурсовод на обратном пути показывает лестницу, ведущую на третий ярус. Но поход туда только за отдельную плату. Мы дружно отказываемся, так как не знаем, за что уже заплатили по 50 рублей с человека. По всем описаниям, именно в верхней части расположено большинство наскальных рисунков.
На выходе из пещеры одолевают воспоминания мрака и первозданной природной красоты. Мы еще долго фотографируемся на выходе, будто соскучившись по свету.
Собираемся довольно долго, отпустив вперед два первых экипажа. На правой стороне опять водопадик. Вода быстрой струйкой скользит по ступенькам и при впадении в реку делает прозрачные разводы на желтой и мутной речной глади. Воду набираем, не выходя из байдарок.
Судя по окрестностям, дневке сегодня не бывать, и мы встаем в длинной березовой аллее, усыпанной коровьими лепешками. Выбор места для палатки оказывается делом непростым.
Вечером нас посещает соседка, нуждающаяся почему-то в упаковке таблеток. Нам не жалко, а ей не мешало бы вспомнить, что она пришла не в аптеку.

10-й день. Покупочный. 31 июля

Выплыли по плану и через два часа достигли деревни Кутаново. Майкл и Анютка отправились на разведку. Пока они ходили, мы успели втихоря налюбоваться сомом, привязанным к надувной резиновой лодке остановившегося поблизости соседа, и выслушать мнение о жизни местного аборигена. Говорил он не связно, но зато логично. Больше всего досталось Ельцину, который, как оказалось, не только пьет, но и девок "смотрит", а с похмелья в Югославию лезет, и местным властям за строительство плотины.
Вскоре вернулись наши разведчики. Магазин оказался как всегда закрыт (на этот раз по причине сенокоса). Зато кое-чем можно было поживиться во дворах. Более представительная делегация отправилась за провиантом. Мяса добыть не удалось, но, кроме картошки, появился хлеб и молоко. Молоко приказало долго жить уже на берегу, оказавшись слишком вкусным. Хлеб был ощипан частично, а картошка сохранила первозданный вид.
Внести разнообразие в свой скудный тушеночный рацион мы могли только в следующей деревне Максютово, так как дальше до Сыртланово, конечного пункта нашего путешествия, населенных пунктов не предвиделось.
Главной целью в Максютово был мед. Пасеку мы заметили еще с берега. (А точнее, о том, что за поворотом будет деревня с пасекой, нам сказала Инна, так как у нее резко усилилась аллергия.) Разведка в лице Майкла и Дениски доложила о наличии пчелиного продукта. В разговорах даже фигурировал баран, но 15 кг мяса даже соскучившиеся по нему туристы явно бы не потянули.
Делегация (исключая Мишгана и Инну) отправилась в деревню, но вскоре к оставшимся на берегу присоединился Леха, которого в центре деревни замела полиция нравов за пляжный вид.
Ожидание было очень томительным. Оставшиеся изнывали от сильной жары и надоедливых слепней. Спасала только река, в которой мы периодически отмокали.

Наконец делегация вернулась. Помимо меда девчонкам удалось добыть яиц. При этом Кузя, Анютка и Тема внимательно выслушали рассказ местной бабушки на русско-башкирском языке о своей жизни (можно прямо сказать, что русских слов в этом рассказе было не больше десятка). Награда за умение слушать была королевской. К тому же к нашим привязался местный пьянчужка, который обещал снабдить группу куриным мясом. Но трудно было представить, как он будет бегать с топором за курицей, а потом производить необходимые действия по ее разделке. После небольшого спора от идеи отказались.
После этого начались мучительные поиски стоянки, так как предстояла дневка. Она была просто необходима. Судя по лоции, мы шли очень быстро. Кто-то высказал мнение, что башкирские километры заметно уступают обычным. Первая более-менее приличная стоянка была забракована по непонятным мистическим причинам.
Следующая стоянка была не лучше предыдущей, но плыть дальше явно не хотелось. Место было одобрено консилиумом. Закипела обычная работа. Несмотря на всю обыденность положения, вечер запомнился кулинарным разнообразием. Жареная картошка в мужском исполнении понравилась всем.

11-й день. Вторая дневка. 1 августа

Подъем состоялся очень поздно. И если бы не ужасная жара, то подъема вообще бы не состоялось. Опять живо встала проблема дров, и Лехе пришлось лезть на большую сосну, чтобы отрубить толстый сук и на нем готовить завтрак-обед.
В этот день процедура приготовления пищи носила особый характер. Пришла очередь оладушек. Тесто получилось замечательным, и Леха отщипнул себе кусок для будущей рыбалки. Первые блины как обычно вышли комом. Они были причудливых очертаний, напоминая бесформенные фигуры. Но с каждым разом они принимали более округлый вид. Оладушек получилось очень много, они не смогли уместиться в большой кан. Народ уже окончательно проснулся и с голодным видом потихоньку начинал роптать.
Мужчинам еды показалось мало, и они решили использовать свою часть яиц для приготовления яичницы. Картина была замысловатой, когда четыре мужика (Леха в процессе не участвовал) сгрудились вокруг противня. Создавалось впечатление, что они колдуют, а не едят.
Оладушки очень хорошо поедались с медом и сгущенкой.
После еды народ разбрелся по своим делам. Мишган и Майкл все-таки наладили сеть и поставили ее на противоположном берегу. Темой обуревала идея бритья, и, несмотря на все уговоры, он осуществил свою мечту. Так как погодное равновесие было нарушено, его примеру последовал Леха, а затем то же проделали Майкл и Дениска. И только Мишган сдерживал гнев природы своим небритым лицом. Девчонки устроили локальные постирушки.
После такой кипучей деятельности лагерь отвалился на боковую. Не спал только Леха, сочетая написание летописи с рыбалкой.
Вечером был повторен вариант предыдущего ужина, только жареная картошка подавалась залитая яйцом. Обжорство достигло своего апогея.
Ночью сказали свое слово бритые бороды. Дождик вдоволь побарабанил по тентам палаток.

12-й день. Пещерный. 2 августа

Утро было обычным. Все ждали утреннего хита - вытяжки сети. Количество дырок в ней уменьшилось, зато некоторые из них стали больше. Или рыба порвала, или сеть была непрочной. Эта тайна разгадана уже не будет. Рыбы, как обычно, не было. Чаша терпения была переполнена: сеть приговорили к смертной казни, отрезав от нее веревку и бросив ее на берегу.
Плыли при хмуром небе. Через пару часов увидели скопление лодок. На правом берегу виднелась пещера Акбулатовская. У наших спелеологов загорелись глаза, и они ринулись на приступ. Но без фонаря делать там было нечего. Пришлось вернуться к байдам за осветительными приборами.
Прошагав значительное расстояние, пещерно-верхолазные братья и Анютка были остановлены уменьшением размеров проходного пещерного отверстия. Дальнейшее путешествие было возможно только на четырех опорах, но к этому они были явно не готовы.
Моросил противный мелкий дождь, и выходить из-под пещерного свода явно не хотелось. Но чувство голода пересилило неудобства, связанные с плохой погодой. Чтобы скрасить не лучшие погодные ощущения, прибегли к помощи завода "Кристалл" и уговорили бутылку "Гжелки" (оказалось, что пить из горла с дозатором достаточно удобно).
Дальнейшее путешествие проходит под дождем. Но постепенно дождь начинает затухать, как будто испугавшись чего-то. Так оно и есть. Впереди скала, на которой отчетливо просматривается знаменитый триптих эпохи соцреализма: два бородатых мужика и лысый. Очертания первых двух очень смутны, зато третий сохранился довольно хорошо. Дурь, конечно, но смотрится впечатляюще. Говорят, что создали этот шедевр муж и жена, художники, около 17 лет назад.
За поворотом нас ждет новое диво - скала Муйнак-Таш. Огромная каменная глыба соседствует с взметнувшимся ввысь шпилем замысловатой формы. С каждым гребком весла ракурс скалы меняется, становясь все более впечатляющим. Легенда гласит об охотнике и его погибшей собаке, но все увиденное мало чем напоминает персонажей сказания, разве что количественный состав совпадает.
Не успели мы полюбоваться одним чудом природы, готовые свернуть себе шею, чтобы последний раз насладиться им, как нас ждет следующее испытание. На правом берегу очередная пещера, Театральная. Смысл названия начинаешь понимать только наверху, поднявшись по груде хаотично разбросанных валунов серого цвета. Такое впечатление, что в какой-то момент скала выплюнула эту ненужную массу и для отличия придала изгоям другой цвет. Пещерное отверстие очень большое, с прямым потолком и действительно напоминает сцену. С нее открывается потрясающий вид на окрестные горы, сплошь покрытые лесом. Если пройтись вдоль скалы влево, то попадаешь на смотровую площадку. Хорошо виден Муйнак-Таш.
Но спелеологов влечет темнота и холод природной дыры. После просторного входа пролом раздваивается. Правый - больший - уходит в глубину, а левый - более узкий - поднимается вверх. Первым делом мы заримся на большой кусок. В пещерной тишине слышится писк летучих мышей и звон капели. На потолке уже знакомые по Каповой пещере маленькие сталактиты.
Второй пролом короткий. Подняться выше без специального снаряжения нельзя. Но наши бойцы не сдаются. Жалкие потуги заканчиваются обильным слюновыделением по поводу неувиденного.
Первым к байдам спускается Леха и чудом отлавливает готовое к путешествию Темино весло. Леха прячет весло под свою байдарку. Пришедший последним Тема не сразу, но повелся. Следуют указания отчаливающим "звездам" по поимке беглеца. Еще немного, и издевательство прекращается.
Отплыв немного, мы видим, что скала с Театральной имеет форму утюга. После чего перечисляются все известные фирмы, производящие утюги. Конкурс выигрывает "Тефаль", которая всегда думает о нас. (А название у скалы получается Тефаль-Таш.)
На самом деле скала называется "Крейсер", что, конечно, более соответствует ее облику, чем, хотя и очень нужный, но все-таки заурядный бытовой прибор.
Стояночное время неумолимо тает, а подходящего места не видно. Приходится довольствоваться тем, что есть. Западаем на место с маленьким столиком, но пространство для постановки палаток крайне ограничено.
Группа разделяется по купейно-ярусному принципу: Пиники и Кузьмишки - на верхнем ярусе в царстве ортопедического пространства, остальные - на ровном, жестком месте внизу.

Рыбалка хилая, а ужин проходит в темноте.
Ночью громыхает и сверкает по полной программе. Кажется, что молнии прорезают палатку насквозь. К утру природная стихия решает угомониться.

13-й день. Голубое озеро. 3 августа

Ночная гроза оставила после себя последствия в виде хмурого утра и хилого дождя. Решив, что хуже уже не будет, Кузя и Анютка решили надавить на природу своими намыленными шевелюрами. Расчет оказался верным. Испугавшись едкого импортного шампуня, тучи ретировались и вышло солнышко.
После завтрака решили, что крайний срок отправления 1400. Но отряд спелеологов-верхолазов, как Штирлица на Родину, неумолимо тянуло в горы. Покорение вершины или заползание в какую-нибудь щель стало для них каждодневным ритуалом, похожим на чистку зубов.
Оставшийся на берегу народ решил не нарушать правило двух часов и стал потихонечку собирать вещи. Пиники и Кузьмишки решили отправляться, когда неразлучная троица спустится с гор. Вещи уже были уложены, а верхолазов все не было. Мало того, за все их отсутствие со склона доносились какие-то невыразительные крики. Откуда они доносятся, догадаться можно было только по направлению звука. Лицезреть на вершине в этот раз никого не удалось. В районе двух часов троица уверенным шагом пришла в лагерь по берегу реки.
Первое купе отплыло вовремя и примерно через полчаса достигло речки Сакаски, напоминающей мутный ручей, который трудно заметить, даже подойдя к нему вплотную. Отсюда до Голубого озера было около километра по лесной тропе. На экскурсию решили идти партиями. Первыми отправились Мишка и Кузя.
Второе купе собралось довольно быстро и через двадцать минут было на месте. После их прибытия вторая партия, Анютка и Леха, встали на озерную тропу.
Пятнадцать минут ходу, и мы на месте. Кузьмишки делают последние снимки. Все происходит довольно неожиданно. В какой-то момент тропа упирается в отвесную стену, у подножия которой видишь ослепляющее голубое пространство. Размер озера не велик, но глубина его более 20 метров. (Точную глубину никто не знает: длинные веревки в этих местах дефицит.) Из озера вытекает довольно широкий ручей с кристально чистой и довольно холодной водой. Смотришь в воду и не можешь оторваться. Все как на ладони: рельеф дна, камушки и шныряющие по проулкам подземного городка рыбки. Все напоминает безумно красивый аквариум, сделанный самой природой.
Уходить отсюда не хочется. Прежде чем отправиться обратно, необходимо совершить туристический ритуал: окунуться в озеро, привязать ленточку и загадать желание. Окунаешься как будто в купель. Холод достает тебя только в тот момент, когда обжигающая вода стекает в обувь, которую хочется снять и метнуть подальше.
С ленточками тяжелей. Их взять негде. Тогда в бой идет обувной шнурок, разорванный пополам. Но это хоть отдаленно напоминает ленточку, а вот что общего у нее и банки кетчупа, не ясно. Видимо, просто надо оставить след в этом чудном уголке природы.
Парное посещение достопримечательности закончилось. И после перекуса хочется быстрее отплыть от берега, чтобы туристическая густонаселенность и грязная вода прибрежной заводи не затмили яркие воспоминания о Голубом озере.
Теперь все мысли - о месте дневки, так как плыть осталось совсем ничего. А то придется пару дней изучать достопримечательности столицы Башкортостана.
Как назло, "звезд", наглотавшихся озерной воды, пробило на греблю, и они умотали далеко вперед. Найти место оказывается делом непростым. Все занято или не подходит. Ко всему прочему, на острие поиска самые требовательные. Проплываем вроде подходящее место. На берегу мелькают двое. Но на вопрос: "Звезды, это вы?",- отвечают: "Нет, это не мы", игнорируя такое почетное звание. К тому же там есть экземпляр женского пола, а это уже явно не звездный признак.
С трудом, но нам удалось отловить две "звезды", пролетающие на форсаже мимо местных рыбаков. Они смотрели очередную стоянку. Вопрос о супер-стоянке уже не стоит. Найти бы подходящую. Народ начинает нервничать. Очередной поворот, и все успокаиваются. Место вполне подходящее. Впереди виднеется Азан-Таш. Отсюда до Сыртланово примерно 15 км.

14-й день. Рыбный. 4 августа

Утро выдалось хмурым и унылым во всех отношениях. Погода - это само собой, а вот то, что целая эскадра осталась без снарядов, было совсем прискорбно. К тому же у двух матросов кончились и патроны. Но поход продолжался, и все с подобающим мужеством отнеслись к отсутствию боекомплекта.
Ночью напомнили о себе наши старые друзья-грызуны. Они нагло чавкали конфетами под тентом у Пиников и не удосужились даже фантики выбросить в урну. Никакого воспитания.
Чтобы отсутствие водки и сигарет не было таким тягостным, наша боевая троица отправилась в то место, о котором можно уже не упоминать.
Леха решил внять наставлениям Темы и не ловить рыбу под байдаркой, и ушел в далекую тишину левого берега. Правда, рыбы от этого не прибавилось, но она стала увесистей и толще по сравнению с первой рыбалкой.
Ближе к обеду со стороны гор стали раздаваться крики людей, явно хотевших напомнить о себе. Они поочередно покоряли вершины правого берега, и если бы не чувство голода, неизвестно, сколько бы еще соколов напугали наши верхолазы.
Если неразлучную троицу тянуло ввысь, то Кузя и Мишка решили совершить путешествие в сторону. Поиски родника в конечном итоге завершились успешно, но до него было далековато. К тому же от Хуанхэ не осталось и следа, и Белая река стала полностью оправдывать свое название. Вода стала чистой и прозрачной.
После обеда трезвости Лехин рыбный порыв решил поддержать Майкл. Заряженность на улов не прошла даром. И в районе шести часов клев начал донимать рыбаков. Причем основной улов приходился на быструю воду, в которой очень трудно было определить поклевку. Но мелочь, даже довольно увесистая, никого не устраивала. Маниакальное стремление к поимке большой рыбы преследовала нашу компанию весь поход. В итоге Лехе удалось удовлетворить изысканные вкусы любителей гигантомании. Неимоверными усилиями маленького крючка и согнувшейся в дугу удочки на берег был извлечен голавлик (решение по поводу рыбьей породы было принято коллективно), по нашим меркам довольно крупного размера. Тут же на берегу появился фотоаппарат, и улов, предварительно пройдя процедуру смыва песка, был запечатлен для истории.
В общем, совместными усилиями Кузьмишек и Пиников два десятка голавликов и их неизвестных собратьев (между собой прозванных хариусами) оказались в кане. Девчонки в этот раз внесли не такой большой вклад, как на первой рыбалке. Но виной тому был, видимо, облегченный вариант снаряжения, найденного на берегу.
Чистка рыбы прошла весело. К традиционному дуэту чистильщиков в лице Лехи и Майкла присоединился Дениска и, как всегда, оправдал свое звездное предназначение. Среди уснувшего рыбьего царства он отыскал живого голавля и долго пытался заставить его спать, спев ему колыбельную постукиванием рукояткой ножа по голове.
Ужин был отвальным. Хруст жареных хвостиков эхо разносило по всему Уралу. Жаль только все было суховато и запить было нечем. Решили дневать на рыбном месте второй день.

15-й день. Двойная дневка. 5 августа

Для Пиников подъем в этот день совпал с отбоем. Наглые и любопытные мыши просто не давали покоя. Мало того, что днем они покушались на самое святое для туриста - палатку, пытаясь добраться до сухарей, так ночью они просто стали шнырять под тентом, хотя все продукты были убраны и подвешивались на деревьях в мешках.
Все методы борьбы с шуршащими подлецами были неэффективны. Их не испугала ни "Тайга", которая приводит в ужас летающих тварей, ни бумажные поджоги под тентом. Впору было самим обитателям палатки из нее уматывать. Без противогаза в ней стало трудно находиться.
Утром Пиники решили сменить место дислокации и передвинуть жилище поближе к общей массе народа. К тому же хоть солнце и светило вовсю, но было довольно холодно. А вместе все же гораздо теплее.
Мишган походу в горы предпочел чистку зубов. При этом даже такое рутинное занятие он делал вдохновенно. Одновременно со скольжением щетки он пел песню "Белая река".
В общем, звезда - она и есть звезда.
После завтрака наша стоянка напоминала лежбище морских котиков, которые грелись на солнышке. Мужчинам, в отсутствие водки и сигарет, оставалось только одно достойное занятие - преферанс. Леха отказался от участия в игре ради походной летописи.
Тихую идиллию речного отдыха нарушили Кузьмишки. Им явно не давали покоя лавры трех верхолазов, и они решили повторить их вчерашний поход. Переплюнуть умудренных богатым опытом верхолазания им, конечно, не удалось, и без явной радости на лицах через пару часов они вернулись к обеду.

Леха все это время безуспешно пытался повторить вчерашний успех. Но рыба, видимо, выполнила план вчера и клевала вяло. Даже попытки "звезд" разбудить ленивых голавликов не добавили рыбкам искорок в выпученные глаза. Вид теста и жирных кузнечиков их сегодня не прельщал. В итоге все списали на погоду, и ужин обошелся без рыбных блюд.
После ужина отсутствие необходимой порции никотина привело наших курильщиков к состоянию, когда колбасит действительно не по-детски. Накрутив чайных самокруток, они принялись прохаживаться между палатками, оставляя за собой зловонный шлейф.
Но, решив, что такое курево мало смахивает на сигареты "Парламент", они удалились расписывать очередную "пулю".
В этот же день состоялось заседание министерства финансов. Тема оказался должен всем. Чтобы скрасить свое неустойчивое финансовое положение, он решил заняться оставшимися продуктами. Все они были свалены в кучу и долго так валялись, пока Тема не придумал для них форму рассредоточения.
Продукты было решено разыграть в лотерею. Леха, отвернувшись, попеременно называл экипажи, и лоты отправлялись к хозяевам. "Звезды" опять оправдали свою репутацию, заграбастав два суперприза в виде банки кофе и бутылки растительного масла.
Последние дебаты возникли по поводу завтрашнего подъема. "Звезды" хронически не высыпались и предлагали более поздний подъем. В итоге победила демократия - решили вставать, кто когда захочет.

16-й день. Дорога в Уфу. 6 августа

Пиники и Кузьмишки встали в 600. В эту ночь мыши были не очень наглыми и особо не беспокоили. Да и после того, как в предыдущую ночь они перешли на пластмассовую посуду, сначала продырявив банку с медом, а потом напившись "Тайги", мы решили, что бороться с ними бесполезно.
В итоге, к восьми часам, ведомая чувством коллективизма группа уже была на воде. Приблизительно через полтора часа мы достигли плотины. Первыми шли "Звезды", заряженные энергией утреннего горна, которую Тема передал им на рассвете, продудев несколько раз им в палатку.

Следы строительства убогого монстра под названием "Плотина на реке Белой" стали видны задолго до подъезда к плотине. По обоим берегам на несколько десятков метров вверх был вырублен лес. Переход был очень контрастным. Из царства дивной природы мы попали в мерзкое королевство цивилизации.
Река была перегорожена дамбой и заточена в трубы. Обнос делали справа, не разгружая байдарок. Попотеть пришлось хорошо. Все время под ногами мешались какие-то самосвалы и гусеничные монстры, шныряющие туда-сюда. На все это строительство было горько смотреть. Было только одно желание - набить байду тротилом и пустить ее в трубу, чтобы хоть на немного освободить реку от человеческого маразма. До сих пор не хочется верить, что этот дивный край будет затоплен водой и люди не смогут любоваться тем, что удалось посмотреть нам. Печально все это!
Сыртланова достигли около одиннадцати, раз пять обогнав резиновых лодочников. Собирались в поле с колючками, проклиная все на свете.
Тема, наобщавшись за поход со "звездами", решил видно пойти по их стопам и первым собрал вещи. После чего отправился с Мишганом на поиски магазина.
На наше счастье к берегу подкатил автобус, который искал свою группу. Ею оказались те самые лодочники, которых мы обгоняли несколько раз. В итоге мы "упали им на хвоста" всего за четыреста рублей.
Пока они спускали свои резиновые посудины, мы успели "приговорить" две бутылки водки и съесть несколько банок кильки, полируя эту ядерную смесь лимонадом.
То, что происходило в автобусе, можно охарактеризовать кратко и емко, как это сделала Кузя: пили водку и орали песни. Через полчаса пути началось братание с лодочниками, и дипломатические бутылки с сорокоградусной жидкостью стали перемещаться навстречу друг другу. В песенном конкурсе Москва явно вязла верх над интернациональным коллективом. (По громкости точно, но вот по количеству незабытых слов - вряд ли.)
Еще долго степные башкиры будут помнить песни про Стеньку Разина и друга пограничников Алешку.
Водила автобуса напрочь отказался ехать на вокзал, и поэтому мы пересели на городской автобус на окраине Уфы. Через полчаса мы были на вокзале.
Опустошив местные буфеты и оторвавшись за два дня здорового образа жизни, компания мирно уснула на рюкзаках и байдарках на зависть остальным обитателям зала ожидания.

17-й день. Обратный поезд. 7 августа

Весь обратный путь протекал достаточно мирно. Первое купе (Пиников и Кузьмишек) находилось, как триггер, в двух состояниях: сон и еда, с небольшими перерывами на чтение и посещение остановок. Во втором купе кое-как еще теплилась жизнь в виде расписываемой пули.
Как всегда унылое существование под стук колес скрасили "звезды", а точнее Дениска. Промахнувшись купе, он оставил немой укор на лицах незнакомых пассажиров своим глубокомысленным вопросом: "Ну что, жрете?". После чего компанию поразил приступ гомерического хохота.
Больным вопросом завтрашнего дня оставался прогноз о встречающих. Кроме Пиников, договорившихся заранее, все остальные находились в полном неведении о папах, которые могли приехать, а могли и не приехать.
В конечном итоге, пап оказалось гораздо больше, чем планировалось. И только Тема с Инной остались сиротами. Но и их вещи, и даже их самих, распихали по машинам.
Так, без единого трупа был закончен очередной поход славной эскадры.
Они расстались на вокзале, чтобы снова встретиться вновь уже на новой реке…

Отчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. БелаяОтчет о водном походе по р. Белая