Виды туризма

25 октября 2021
( Санкт-Петербург )
Тип материала: Рассказ Регион путешествия: Камчатский
Вид туризма: Парусный туризм
0 41 0

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньОкутаны дымкой скалистые горы,

Над океаном мерцает заря.

Уходит эскадра в полярны просторы,

В бездонны, бескрайни, студены моря.

Все вымпелы вьются, товарищи-други,

И цепи б гремели, да нет якорей !.

…И тут …J

 

Путешествия «Негордого» прежних лет:

2009 Медвежьегорск-Питкяранта

2010 Кулой-Куя-Архангельск

2011 Архангельск-о.Вайгач-Беломорск

2012 Красноярск-Лабытнанги

2013 Киренга –почти Якутск

Паруса над Таймыром-2014 (Якутск-Таймыр-Дудинка)

"Негордый"-2015: внешнее Беломорье

«Негордый»на ютубе (клипы, фильмы и песни)

Сайт «Лакка»

От Е. Маевской

Приключения "Девы"-2015: Тазовская и Обская губа 

 

Краткий путешественный глоссарий J

 

Содержание:

Участники

Цель, природные условия, характеристика района путешествия

Снаряжение и подготовка

Заезд

Путешествие

Заключение

Координаты стоянок и график прохождения

Дневник

 

Нитка маршрута

Байдарацкая губа (р-н о. Левдиев) - Амдерма – пролив Карские Ворота – о. Вайгач (мыс  Болванский Нос) – о. Долгий – м. Русский Заворот – п. Индига – м. Канин Нос – г. Мезень, всего по курсу около 1860 км.

13 июля – 19 августа 2016 г. 

Участники по кораблям

«Негордый»:

Вадим Ракитин - адмирал и капитан; Москва                Елена Маевская – штурман, фотограф; Екатеринбург

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень     Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

«Лакка»:

Артём Казаков – капитан, фотограф; Москва             Александр Сологуб – штурман, боцман; Екатеринбург

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень     Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

В начало

Цель плавания – отдых, тренировка, индивидуальная и групповая отработка прохождения открытых морских участков, научная работа (сбор образцов растительности для исследования загрязнения Арктики, а также сбор данных об аэрозольном загрязнении атмосферы акваторий Карского, Баренцева и Белого морей и прибрежных районов).

 

Район плавания, берега, погодные условия

Прибрежные районы Карского, Баренцева и Белого морей  находятся, в основном, в тундровой природно-климатической зоне (за исключением южной части Белого моря, где тундра граничит с лесотундрой или тайгой). Берега достаточно разнообразны – от скальных и глиняных обрывов до пологих и отмелых песчано-глинистых участков, с большими (иногда многокилометровыми) осушками. В среднем, колебания уровня моря между фазами прилива-отлива, около 1-2 метров; однако, эта амплитуда сильно зависит от района. Например, в Мезенском заливе, эта амплитуда доходит до 7-8 метров, и постепенно уменьшается как к северу, так и к югу от залива. Скорость приливно-отливных течений доходит до 7-9 км/час в Белом и Баренцевом морях, в Карском – до 4-5 км/час (в узостях и проливах). Приливы-отливы, как правило, полусуточные; но есть нюансы, т.е. в некоторых районах и условиях, приливное колебание состоит из двух максимумов, разделенных между собой по времени до полутора часов. Выглядит на практике это так: кажется, что начался уже отлив, и уровень воды медленно спадает; однако, спустя некоторое время (до часа), прилив возобновляется.

Кроме того, велико влияние ветрового сгона/нагона воды; сгонно-нагонные колебания могут превышать приливно-отливные по амплитуде, особенно в Карском море и восточной части Баренцева моря

Наиболее спокойное время для путешествия (по погодным условиям) – с конца июня по начало августа; сильные ветры и шторма в этот период наименее редки (по статистике; однако, год на год не приходится). Наиболее часто повторяющееся направление ветра в разных районах маршрута летом различное; в западной части Баренцева моря и в Белом море повторяемость ветров западных и восточных румбов примерно одинакова; в восточной части Баренцева моря и в Карском море -  скорее, преобладают ветры восточных, северо-восточных и юго-восточных румбов.

Температура в северной части Белого моря, а также на берегах Баренцева и Карского морей в этот период, в среднем обычно 12-15 градусов днем, и 5-10 ночью; в то же самое время нередки дни с максимальной температурой 22-25°С в северных районах, и до 30 – в южных; начиная с августа, возможны ночные заморозки. Грозы в полярных широтах (по лоции) относительно редки, и обычно повторяются один раз в 2-3 года; однако, этим летом мы встретили целых 4 грозы, сопровождающиеся ливневыми осадками. В этот раз максимальная температура составила около 27  градусов, а минимальная 7°С. То есть, в июле-августе 2016 г. в Заполярье было существенно теплее, чем обычно; повторяемость сильного (более 10 м/с) ветра оказалась раза в два выше, чем обычно. На восточных берегах Баренцева моря и на побережье Карского моря в июле этого года нередко стояла жаркая, до +27°C, погода – при крайне небольшом количестве осадков. Западнее Печорского моря (конец июля – середина августа) – осадков было больше, чем обычно; именно в этой части маршрута мы встретились с ливнями и грозами; кроме того, изменчивость ветра по силе и направлению – зашкаливала, по сравнению со средними характеристиками, во всех трех морях; нередко в течение суток ветер неоднократно менял свою силу от штиля до 10-15 и даже до 20 м/с, а направление – также неоднократно – на 45, 90, 180 градусов.

…В целом, лето 2016 года в Северном полушарии оказалось аномальным, по климатическим и погодным показателям: засуха и рекордные температуры воздуха и воды во многих полярных районах; минимальная площадь ледового покрытия в большинстве морей СЛО (за исключением Восточно-Сибирского, Чукотского и Берингова, а также морей, примыкающих к Северной Америке); рекордное количество осадков в ряде районов Европы и Центральной России, увеличение среднесезонной высоты волны в Российском секторе западной Арктики и т.д. и т.п., продолжать можно долго. Эта аномальность коснулась напрямую и нас.

 

Животный мир, растительность

Растительность по берегам упомянутых морей, в основном, типичная тундровая (трава, мхи и лишайники, многокилометровые густые заросли карликовых деревьев, чаще всего, в руслах небольших рек и ручьев). Район Печорского моря и побережье Тиманского берега Баренцева моря – почти полное отсутствие растительности, т.е. сплошные безжизненные пески, тянущиеся многие десятки и даже сотни километров. Южная часть Белого моря (Мезенский район) – лесотундра и тайга (кустарники, хвойные и лиственные деревья). Обилие водоплавающей птицы (утки, гуси, лебеди, гаги, гагары, всевозможные чайки, фрегаты, кулики, тупики и т.п.), и вдоль побережья, и в глубине; тетерева, куропатки в таежной и лесотундровой зоне; большое количество привычных всем жителям средней полосы мелких птиц. Из хищных пернатых и падальщиков нередки встречи с кречетами, сапсанами, канюками, ястребами-перепелятниками, мелкими соколами (дербник, чеглок, пустельга), вОронами, с орланом-белохвостом и даже с беркутом.

Лисы, песцы, росомахи, зайцы, лемминги, олени, кое-где  – волки; нередко, даже в тундре – бурые медведи и лоси – встреча с ними вполне возможна. На побережье Баренцева и Карского моря летом возможна встреча с белым медведем (хотя и маловероятна в последние годы из-за раннего таяния льда в этом районе). Из морских животных – чаще всего встречаются белухи; в некоторых районах они собираются в стада до 30-50 особей; вдали от берега, на глубинах больше 20-30 метров, можно увидеть и косаток/касаток (два примерно равноправных написания названия этого хищного китообразного), несколько видов дельфинов и даже китов (нарвал, финвал, сейвал, малые полосатики и др.). Вдоль всего побережья обитают также нерпы и несколько видов тюленей; наиболее вероятна встреча с ними в руслах рек и в узких проливах между островами. В восточной части Баренцева моря и в Карском море живут моржи; в частности, моржей мы видели на Вайгаче, а также на плоских песчаных островах-кошках в Печорском море, в районе мыса Русский Заворот.

Из промысловых рыб в Заполярье обитает несколько видов лососей (арктический голец, нельма, семга, кумжа, горбуша), омуль и морской сиг, треска, корюшка, навага, камбала и много других. В реках, озерах и ручьях водится хариус, озерный голец, форель. В низовьях – практически все выше перечисленные виды. На простейшую рыболовную снасть (блесна, удочка или закидушка с животной насадкой) можно поймать любую рыбу; но тут успех сильно зависит и от погоды, и от грамотного выбора места, и, конечно, от личного умения и опыта рыболова.

 В начало

 

Наше снаряжение

 

Плавсредства: катамараны типа «Тайфун».

 

«Негордый»                                                                    «Лакка»

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

«Негордый» - 2007 г. постройки;

прошел в путешествиях к июлю 2016 г. по разным внутренним и морским водным путям по курсу около 14500 км (в действительности – раза в полтора больше); «Лакка» - 2013 г. постройки; прошел по курсу к началу похода около 1000 км.

 

Длина каждого катамарана примерно 6600-6800 мм (есть индивидуальные отличия, связанные с надувными корпусами, но не принципиальные); ширина 2950 мм; вес пустого – около 130 кг; грузоподъемность – около 450 кг; площадь основных парусов (грот плюс стаксель) 12,7-12,8 м.кв. Дополнительных парусов на слабый ветер не брали; для «Негордого» был взят проверенный штормовой грот 4,2 м.кв., а «Лакка» на случай штормовых условий имел две полки рифов на гроте.

Оба катамарана несли по вспомогательному подвесному мотору «Tohatsu-3,5BL», т.е. с удлиненным дейдвудом. Оба катамарана были оборудованы ходовыми рубками моей конструкции (обе рубки-каютки условно - двухместные); «Негордый» к началу похода получил новую, а на «Лакка» поставили мою старую, испытанную в предыдущих путешествиях и морях.

Поскольку плавание представлялось слегка «каботажным», т.е. без большого удаления от берегов, то якорь был взят только один - экспериментальный «стелс», легкий, т.е. килограмма на 1,5-2. Саша изготовил его зимой, и был собой сильно доволен. Когда я в районе марта получил нежданную посылку с якорем взамен заказанной стойки нижнего шпрюйта-паука, и повертел «стелс» в руках, то отметил отличное качество изготовления сложной железяки, с одной стороны; а с другой,  понял достаточную бесполезность оного в предстоящем путешествии. Форма, вес, габариты и угол раскрытия лепестка говорили сами за себя: держать на песчаном грунте он (возможно) сможет, только если шток или якорный конец подгрузить еще парой-тройкой килограммов грузов или цепей; а в своем естественном состоянии зарываться в грунт упомянутый «стелс» не должен. Особенно в тяжелых галечных донных подложках,  и на каменистом грунте. Так и получилось (поэкспериментировали, когда было время); а поскольку (обычно в моих путешествиях на легких лодках), якорные стоянки не планируются ни разу (некогда и незачем), то и якорей (кроме плавучего) я обычно не беру. Поэтому и по поводу «стелса» я не особо огорчился. Фотографий этого якоря у меня  не осталось; несколько раз мы использовали его при кратковременной швартовке; в конце концов «стелс» решил оправдать свое название, и остался лежать невидимым на дне лагуны Канушинской косы. В целом, повторяю - якоря нам не были нужны; не те у нас суда, чтобы отстаиваться сутками в море; наши лодки проще вытащить на берег.

Два портативных навигатора; плюс водозащищенные телефоны и планшет, все с GPS-приемником.

Набор карт от 10-ти и 5ти-клометровок на весь маршрут, и 2-х-километровки на особо сложные участки. Карты были напечатаны на тонкой полиэстерной пленке, поэтому ничего не весили и обошлись при этом раза в три дешевле, чем если все эти листы ламинировать; они вполне целыми дожили до самого последнего дня. Оказалось – очень удобно хранить их в обычной папке; их можно было бесконечно складывать в несколько раз и засовывать в карман, или цеплять зажимом для бумаг к одному из тросов катамарана. Воды и деформации они не боялись совершенно.

Комплект раций LPD-диапазона Motorola не помню какая, для связи между лодками на дистанции, с дальностью действия до 10 км..

Спутниковый телефон Iridium. Рация морского диапазона.

4 солнечных батареи разной мощности, системы стабилизации напряжения и зарядки аккумуляторов, 4 пауэр-банки общей емкостью 60 Ач.

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньПалатки были взяты две, обе с юбками – двушка неизвестного мне производителя, и «Rock-3» производства «Tramp». Кроме того, в качестве коллективного хозблока был взят шатер-чум «Типи-3,5» производства «Снаряжение». Вот они все на фото (снимок со стапеля), слева направо: трешка Rock; чум Типи; двушка нонейм.

Спальники – 6 шт. (по одному на участника, и плюс по одному – на катамаран, для отдыха подвахтенных в рубке), коврики (пенные и самонадувные) – 6 шт, легких складных столика – 2, камбуза ходовых – 2, горелок – 3, газовых ламп – 2; наборы посуды – 2 комплекта, 4 термоса (два под чай, два – под еду).

 

Сразу – как все это пригодилось и как работало.

Лодки – молодцы, все выдержали. Длительные переходы при волне 1,5-2 м и ветре 4-6 баллов; жесткие швартовки на галечных берегах; многочасовые стоянки на прибое. Отдельные небольшие поломки легко устранялись в походных условиях.

Новая рубка «Негордого» оказалась хороша, и испытание выдержала; а вот старая, поставленная на «Лакка», время от времени принимала воду, непонятно откуда. Может, с углов; а может, это был конденсат, или от мокрой одежды/обуви набиралась сырость. Экипаж «Лакка» неоднократно пытался найти место течи, да так и не нашел; при визуальном осмотре все было в порядке.

Еще одна особенность «Лакка» - выпущен он был позже «Негордого», когда уже вошли в моду спортивные примочки и новые технологические опции.  Например, бермудский грот с гиком и оттяжками; порошковая краска, плохо держащаяся на легкосплавных деталях; сетчатая палуба-трамплин и пр. Бермудский грот – как бы оно и неплохо – рифиться легко, есть другие удобства и полезные настройки. У «Негордого», например, грот «стриж»– с уишбоном, и я к нему привык. Ну, это на любителя, нести бермудский грот с гиком или стриж с уишбоном. Я тут как бы по поводу сетки на палубе в походных условиях хочу пару слов сказать.

В общем, сетка на трамплине и выглядит современно, и имеет несколько достоинств. Во-первых, с нее легко уходит вода, а во-вторых, не задерживается песок. С другой стороны – на волне экипажу очень сыро, поскольку такую палубу постоянно «пробивает» снизу, можно сказать, волна по палубе иногда просто гуляет. Поэтому Артем с Сашей соорудили что-то вроде второй палубы из технического капрона, под основной, в кормовой ее части. Чтобы хоть вахтенному оказаться сухим. Немного это работало; но приходилось теперь вытряхивать песок и прочие лишние веточки-листочки уже с нижней палубы. И брызги от шверта и стойки паука-шпрюйта (а на волне – это были уже небольшие фонтаны) по-прежнему с легкостью пробивали сетку в центральной ее части. В общем, ребятам на «Лакка» в море было намного мокрее.

С палатками дело оказалось тоже не совсем комильфо. Чум «Типи» вполне соответствовал своему назначению. Несколько раз на длительных стоянках мы использовали чум в качестве коллективного убежища или бани. Все участники помещались в нем без проблем и одновременно; при этом хватало места и для раскладных столиков.

Двушка Лены была неплоха, но – старовата. Пришлось несколько раз зашивать.

Rock-3 – была взята вместо моей старой и испытанной экстремалки «Буран-3N», по причине амортизированности «Бурана». Rock оказалась продумана и выполнена неплохо, материал и фурнитура тоже оказались качественные; однако – каркас слабоват (три тонких 8,5 мм дуги), юбка – коротковата и без дополнительных петель, т.е. задраить ее наглухо не получалось; вентиляционные клапаны – слишком большие и плохо закрывающиеся; отсутствие большого переднего тамбура ограничивало возможности приготовления пищи внутри. Плюс, неожиданно для нас по шву регулярно подтекал конек (во время продолжительных дождей). В общем, неравноценная замена «Бурану». Обычная и даже хорошая кемпинговая палатка, но никак не палатка для путешествий в сложных условиях.

Горелки. До Тобседы их у нас было 3 штуки, плюс система разогрева/приготовления пищи без огня «Barocook» с 10 элементами, т.е. можно 10 раз нагреть 0,6-0,7 литра воды до 95-98 градусов, или столько же раз приготовить быструю кашку на четверых. После Тобседы осталась одна горелка, и упомянутый «Barocook». Теперь – подробнее об оставшейся горелке. Производитель «Tramp»; это была точная копия одной из небольших «Kovea». В отличие от оригинала, «Tramp» накрылась недели через 2 с половиной – проржавела, а потом и полностью прогорела чашка-рассекатель. Неделю мы жили с этой прогоревшей чашкой, поскольку как-то готовить было можно. Потом пришлось изобретать новые чашки из консервной жести или донышка газового баллона; пару-тройку раз Саша их изготавливал; хватало каждый раз дня на полтора-два. К счастью,  сложность изготовления этих чашек не была слишком велика, а сырья у нас было достаточно. Так что упомянутая горелка оказалась реальным фуфлом; тем не менее, без горячего на переходах мы не остались. Постоянно реанимируемый «Tramp» как-то работал до последнего дня. «Barocook» тоже оказался слегка полезным; несколько раз на «Негордом» мы с Леной заваривали чай или кофе, а пару раз даже гречку быстрого приготовления или суп из пакетов.

Камбузы. Артемовский камбуз на основе большой кастрюли, вставляемой в раскладной столик (горелка с котелком или чайником помещались внутри этой кастрюли), работал исправно. Отдельно стоит упомянуть легкую туристическую скороварку литра на 2,5, доставшуюся Артему по счастливому случаю в незапамятные еще времена. Штука эта требовала некоторого дополнительного обслуживания, но варила все реально скоро, вплоть до сухого гороха, чечевицы и фасоли. На «Негордом» в качестве камбуза был взят легкий алюминиевый ящик-контейнер; но толком воспользоваться им не пришлось (в Тобседе он вместе с одной из хороших горелок и частью посуды благополучно уплыл внутрь многокилометрового Колоколковского залива). После Тобседы горячая еда возилась в термосах; кроме того, на «Лакка» время от времени готовили полноценный обед сразу на два экипажа. Ну и, если экипажу «Негордого» вдруг хотелось чая-кофе, то под рукой оказывался либо термос с кипятком, либо «Barocook». Так что с едой на борту было неплохо, во все недели путешествия.

Вся зарядная и солнечно-батарейная техника – все было в порядке, хватало почти всегда почти на все (за исключением своевременной зарядки аккумуляторов раций).

С навигаторами не было проблем. Спутниковый телефон заряжался легко; он благополучно закончился в Тобседе (о причинах – позже); до этого работал нормально.

Морская рация была заряжена все время, но не пригодилась; не подходили к нам в море погранцы, а к проходящим кораблям у нас не было вопросов.

LPD-рации повышенной мощности передачи (до 2 Вт). Штука, конечно, полезная при путешествии на нескольких лодках. Но мы лопухнулись с закупкой запаса ААА-батареек, а имевшихся аккумуляторов хватало часов на 5-6 непрерывной работы обоих раций. К концу многочасового перехода одна рация, как правило, уже не работала. Поэтому пришлось разработать систему визуальной сигнализации, плюс держать дистанцию, каждый раз, в зависимости от условий перехода – разную.  Дистанция эта составляла от 100-200 метров при тумане или в жестких условиях, и до километра-полутора при хороших условиях. После Тобседы работающая рация осталась только одна, поэтому удавалось  пользоваться только сигнализацией. Сначала оговаривали дистанцию перед каждым переходом, и корректировали ее по обстоятельствам; позже – все пошло почти автоматом. Приходилось иногда на переходе подходить друг к другу, и вносить коррективы в тактику прохождения. В сложных ситуациях (при проходе на волне узостей, рифов, баров) я на «Негордом» обычно шел впереди, а «Лакка» повторял мою траекторию (примерно). На это была причина. К сожалению, у всех участников похода, кроме меня, оказалась та или иная степень близорукости, и важные подробности и ориентиры ребята на «Лакка» видели хуже.

 В начало

Подготовка

Для «Негордого» этот маршрут не выглядел чрезмерно продолжительным и трудным; но – море есть море. Расслабляться нельзя. Сначала планировалось путешествие втроем на одной лодке, и зимой даже был заготовлен клип на эту тему. Ну, идея путешествия втроем просуществовала недолго (по мне, идти втроем на «тайфуне» или сходном по грузоподъемности катамаране в серьезный морской маршрут можно – но – очень осторожно… и с бытом проблема, и – загрузка корабля получится близкая к предельной). Так что я испытал облегчение, когда мы в марте переговорили с Артемом, и он решил присоединиться со своим кораблем. Загрузка лодок теперь стала выглядеть более правильно; появились новые полезные возможности, и дополнительные нюансы. Ситуация с составом группы полностью определилась, и стало можно уже прикидывать все плюсы и минусы. Эскадра идет всегда медленнее одиночной лодки. Никто, кроме меня, не ходил раньше парусные маршруты в эскадре; но мой «адмиральский» опыт конца 80-х – начала 90-х годов относился к небольшим, километров по 200-250 походам по крупным  озерам Карелии и Архангельской области, но не к открытому морю. В период подготовки мы могли только гадать, как все сложится, и по погоде, и по взаимодействию экипажей.

Материальные обстоятельства участников разнились. Также разнились возможности всех уделить путешествию необходимое количество времени. Если у нас с Артемом непреодолимых финансовых проблем перед походом не было, то е-буржцы их имели, и пытались их посильно решить. Для частичного их решения Лена замутила небольшой краудфандинговый сбор на ресурсе «Планета» в разделе «путешествия». Сумму она там собирала незначимую, но как я ее понял, ей важен был опыт пользования подобных ресурсов. Поэтому мы с Артемом, хотя и не слишком рассчитывали на «планетные» сборы (отпускных и накоплений у нас вроде как должно было хватить на путешествие), все же из чистого интереса оказали Лене посильную помощь в наполнении «планетной» странички. Ну, вот эта ссылка (если кому интересно) "https://planeta.ru/campaigns/arctika" rel="nofollow". Для этой же странички был на скору руку изготовлен упомянутый выше предпоходный клип. По времени в период проработки маршрута остановились на 30 днях (с заброской-выброской); именно на эту длительность и был проработан маршрут со всеми его запасными вариантами.

Попутно выясняли, у кого что есть из полезного и нужного; снаряжения, одежды и обуви у конфессии оказалось в избытке.

Попутно велась подготовка лодок. «Негордый» получил новый комплект вант и штагов (в старых обнаружились порванные стальные пряди), а также шпрюйт в сборе со стойкой. Стойку изготовил Александр; опять – вполне качественно, и – из нержавейки; вид и вес ее настолько внушал уважение, что мне подумалось при первом с ней знакомстве, что-то вроде «катамаран рассыплется - стойка останется». «Лакка» заполучил мою старую ходовую рубку-каютку, поскольку не имел полностью закрытого варианта каюты.

…Артём имел большой походный опыт в разных видах путешествий (лыжи, водный и горный туризм, участвовал во всевозможных приключениях, близких к экстремальным), но не ходил раньше по морям больше, чем 400 км за один поход, тем более, в таком темпе, какой принят на «Негордом»; Лена и Саша в прошлом году на небольшой яхте прошли по Обской губе и Тазовской губе около 700-800 км, но опыта дальних катамаранных плаваний у них тоже не было. Это означает, что они не были знакомы со спецификой упаковки и укладки снаряжения, да и особенностями всего катамаранного разборно-надувного морского быта. Если с Артёмом мы были лично знакомы, то с Сашей и Леной – нет. Всем, включая меня, пришлось срочно учиться и приспосабливаться. Поэтому мы усиленно общались зимой и весной по телефонам и переписке, а в июне собрались всей группой на Московском море, с лодками и всем снаряжением. Кое-что прояснилось, и по снаряжению, и по подготовке, и по срокам. Проговорили маршрут и все его возможные нюансы. Плюс договорились о нескольких точках «бифуркации», т.е. точках принятия решения. Основной вариант был такой.

Старт:  условно мост через р. Кара  (или пос. Усть-Кара), финиш – Архангельск или Мезень, откуда можно цивилизованно уехать и вывезти снаряжение. Было запланировано несколько вариантов сокращения маршрута.

Запасной вариант №1 был (после огибания Вайгача) – подъем по Печоре до Усинска или Печоры. Точкой бифуркации №1, т.е. местом выбора «основной или запасной вариант», был намечен район острова Долгий (Вайгачский) или Печорское море.

По мере приближения старта выяснилось, что на Полярном Урале стоит жара, и воды в Каре немного. Поэтому решили стартовать чуть восточнее, с побережья моря, из Байдарацкой губы, с территории газокомпрессорной станции. Это в 90 км к востоку от п. Усть-Кара, в 20-25 км от п. Яры и километрах в 10 к западу от о. Левдиев.

 В начало

Заезд

Квартирьеры, т.е. Лена и Саша, заехали в Воркуту 8 июля 2016 года. Мы с Артемом за предыдущие выходные разобрали катамараны, сложили основное снаряжение; в воскресенье 3 июля сдали катамараны и снаряжение в перевозку в транспортную компанию «Транскарго», прямо на берегу Мошковского залива. Билеты на поезд уже были взяты на 8 июля; все шло по плану.

Груз по этому плану должен прийти в Воркуту 9 июля; 10 июля мы с Артемом около полудня должны были приехать (у нас уже взяты билеты на 8 июля), тут же погрузиться на заказанные заранее машины и стартовать в сторону моря.

В среду 6 июля поступила информация из транспортной компании, что вагон с нашим грузом уйдет из Москвы только в субботу, т.е. 9 июля, а придет в Воркуту – 11-го. У них не набралось груза на отправку вагона во вторник-среду. Тут есть небольшая специфика, как я понял. Вагон этот формируют сразу несколько перевозчиков, и метание Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезеньпо этим нескольким транспортным компаниям смысла большого не имеет – все равно, вагон-то всего один, и уходит один-два раза в неделю, по заполнению. Срочно с Артемом меняем билеты на 9 июля (приезд теперь – 11-го).

9 июля. Мы с Артемом – в поезде. Транспортная компания сообщает, что вагон ушел с нашим же поездом. Уже легче; потому что при забросках в подобные экзотические места бывает чаще всего – по-всякому. Честно говоря, менеджер, с которым я работал, с одной стороны, груз-таки отправил; с другой стороны – приходилось звонить ему самому, и прямо-таки клещами добывать необходимую нам информацию. Видимо, это была специфика этого направления перевозок.

…Доехали легко. Обсуждали с Артемом детали взаимодействия; играли в карты с милой попутчицей; пили пиво. В общем, время пролетело незаметно.

11 июля – Воркута, вокзал, жара, созвонка с ребятами. Едем в город на машине встречаться с Леной и Сашей, обедаем. Они, пока ждали нас, снимали небольшую квартиру в центре Воркуты; основной смысл их раннего заезда был в  заказе и получении пропусков на проезд к морю по трассе «Газпрома», и в договоренности с водителями на предмет перевозки людей и снаряжения. В один микроавтобус вся наша группа со всем снаряжением не умещалась, поэтому заказали две машины. Около 15-00 состоялось получение груза, как это тут водится – прямо из вагона, поскольку грузовых терминалов у транскомпаний в Воркуте не замечено. С воркутинцами (владельцами машин) у Лены давно согласовано и время получения, и дальнейший маршрут; поэтому мы быстро грузим два микроавтобуса, закупаем топливо и немного продуктов (овощи, хлеб), и едем по газпромовской трассе в сторону Карского моря. Жара, градусов 28-30. Кара почти Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезеньпересохла, поэтому нет никакого резона стартовать от моста через нее (100-120 км от моря). Ну, это было ясно еще дней за 5-6 до заброски.

Выезд на трассу состоялся около 18-00. Едем по вполне приличной грунтовой дороге Воркута-Яры, долго едем – около 5 часов. Иногда останавливаемся, любуемся красотами Полярного Урала. Низкое незаходящее солнце висит над океанской гладью, подсвечивает тундру и вершины вдалеке. Горы подернуты дымкой; нет, не от природных пожаров – скорее всего, в воздухе довольно много пылевого или морского аэрозоля; сушь и жара стоят уже две недели. Местные говорят, что в Каре дней десять назад рыба еще ловилась, пока вода была холодная и ее (воды) было больше; теперь – нет, не ловится рыба совсем. К полуночи мы уже – на весьма обширной территории газокомпрессорной станции, которая размещается совсем не в том поселке Яры, который обозначен на картах Генштаба-86, а восточнее километров на 20 и существенно ближе к морю.

12 июля, полночь. Час с лишним ездим по территории ГКС (газокомпрессорная станция) в поисках места, где нам все-таки дадут разрешение на установку лагеря;  наконец, попадаем на правильный КПП, где предъявляем свои пропуска, и получаем разрешение собрать катамараны на их территории. 1-30 – мы на пустынном берегу. Посты и КПП, как и основные сооружения ГКС – остаются довольно далеко от нас, ближайшее строение – километрах в 3-4; это хорошо – ни мы никому не помешаем, ни нас лишний раз не побеспокоят. Песчано-галечный пляж; над ним – травяная твердая тундра. Вполне подходящее место для лагеря и стапеля. Фотографируемся напоследок с воркутинскими веселыми водителями, и остаемся на морском берегу наедине с океаном и большой рыхлой кучей всевозможных упаковок.

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньЯсно. Светит незаходящее солнышко; вылетела обильная, и как всегда, голодная, мошка, и теперь насыщается нашей свежей городской кровушкой. Тепло, купаемся в море. Не сказать, чтобы вода ледяная – у берега градусов 14-15. По-быстрому ставим палатки и лезем в них спасаться от гнуса и спать. Спать долго не получится – скоро солнце встанет повыше, и в палатках будет пекло.

7-00 – подъем дежурных (мы с Артемом). Вдалеке в море работает гидрографический корабль («М. Сомов»). Утренний кофе, завтрак, начало стапеля. Стапель предстоит долгий, поскольку пиво еще не кончилось, но имеются и другие объективные причины. У «Негордого» к походу образовалось несколько новых деталей и примочек, которые пока еще ни разу не ставились – ходовая рубка, новый комплект штагов и вант, новый Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезеньшпрюйт с тросами и стойкой, который предстоит немного доделать. Плюс обилие вещей, и отсутствие у Лены и Саши опыта правильной упаковки и укладки их на наши катамараны. 25-27ºС, ядовитая газпромовская мошка, ветер 1-2 б в-ю-в, ю-в. Ходовой вполне ветер; однако, выйти мы не готовы. Стоит жара. Время от времени плюхаемся в морскую волну слегка остыть; опять же – пива взяли более чем достаточно, поэтому – вяло стапелимся. Тем не менее, к вечеру лодки в первом приближении собраны.

На следующий день подготовка к выходу продолжилась. Проверяем сборку и настраиваем лодки, запускаем насухую моторы (на несколько секунд), чтобы удостовериться, что все работает. Пытаемся в первом приближении уложить снаряжение, продукты, топливо, ЗИП по контейнерам и гермоупаковкам. Много, увы, неразберихи. Очень все рыхло получается пока разместить, но это всегда так в первые день-два.

…Однако, не очень это есть хорошо, что сразу же, в первый переход, нужно идти в открытое море. Сколько нам в нем придется провести, и в каких условиях - пока неведомо; минимальный быт на борту обязан быть налажен.

…Жара продолжается, продолжается и мошка, поскольку ветер совсем слабый. Пока что уже вторые сутки нам дают ходовой по направлению ветер, 1-2 б в-ю-в, а мы все еще на берегу. К вечеру окончательно подготавливаем лодки, уже к переходу; переносим их на линию старта; там же складываем рыхлую кучу нашего снаряжения и продуктов. Похоже, что скоро все-таки выйдем. 22-00 – отбой на несколько часов сна перед выходом. Лучше немного отдохнуть, пока на море – полный штиль. Ничего, утром должны включить ветерок.

 В начало

 

Путешествие

13 июля, 3-00. Выходим в море. По-прежнему - тепло, солнечно.  Ветер пока почти отсутствует, 0-1 б, ю-в, поэтому уходим под моторами. Через час – включают 1-2 б, поэтому идем дальше под полными парусами. По погоде идти более чем комфортно, и если что-то нам и мешает, так это бардак на борту. Попивая чай и кофе, без приключений идем весь этот день и дальше, в ночь. Скорость невелика – 5-7 км/час, но в нужном направлении. Солнце, конечно, не заходит. Берег недалеко, километрах в 2-х, иногда – в 5-ти; он не слишком пока живописный – плоская тундра, песчаная полоса пляжей, бары на подходе. В общем, довольно типичные пейзажи. Обская губа, например, или Тиманский берег – так там все то же самое. Зато относительно безопасно; на такой берег на легком катамаране можно в любой момент выброситься при ухудшении погоды.

Идем полные сутки попеременно, то под парусами, то иногда (ночью) - под мотором. Часам к 3 с востока пошла зыбь, значит, в Амдерму нам следует поторопиться. Раздувает конкретно к 4 утра, уже 3-4 балла в-ю-в. «Лакка» иногда почти полностью скрывается в волнах – видна одна мачта с парусами, а рубка и даже головы Артема и Саши – не видны. Но волна пока что гладкая.

Неполадка с рулевым устройством у «Лакка». Он отстает, устраняя неполадку, а заодно рифится. «Негордый» тоже рифится, и скручивает стаксель, чтобы не уходить вперед.

… Артем об этих минутах: «Саша спал в рубке, я был на руле. Когда волна увеличилась, носы стали рыть воду по самую рубку, пришлось его разбудить. Поломка - слетела плохо закрученная гайка с болта, соединяющего нижнюю тягу от руля с предпоследней балкой. Прихватили шнурком, потом завинтили как следует. Во время работы Сашу окатывало волной с головой, вот такое бодрое получилось пробуждение. Кстати, вместе с пришедшей зыбью заметно похолодало. С момента старта я ехал босиком, а тут пришлось сапоги впервые одеть».

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньПеред Амдермой (километрах в 30 к востоку от нее) вижу белый объект, движущийся вдоль береговой кромки к востоку – это медведь на берегу; а направление перемещения с запада на восток – типичное для медвежьей летней миграции.

Ветер усиливается тем временем до 4-5 баллов, уже дует чистый восток, основная волна разогналась до 1,5-2 м; пошли уже гребни. К этому моменту мы уже подлетаем к мысу Амдерма, обходим рифы на входе, поворачиваем за мыс и идем вглубь бухты. Встаем на галечный пляж перед поселком на полуметровом накате. Поторопились со вставанием; нужно было проходить в бухту еще глубже. Но, по словам Лены, бывавшей здесь ранее, там, ближе к поселку – разбитое железо. Позже оказалось, что это не так. Железо находится в основном наверху, у самого поселка; а на берегу можно вполне найти нормальное тихое место для причаливания.

7-30. Трудный выход на накате на галечный берег. Подошли-то быстро, но швартовка затянулась минут на 15-20. Основная причина – не слишком подходящий берег (небольшой, сантиметров 40-50 и незаметный с моря галечный бруствер), гладкий, но довольно мощный накат, груженые под завязку лодки плюс несогласованные действия экипажей (впервые вместе работаем в серьезных обстоятельствах). Искупались все; но проблема решена, лодки разгружены, и стоят на берегу. Первый переход – есть первый переход; - и – первый наш блин – не комом. Ничего страшного, дальше сработаемся. 245 км переход, из них мотор – около 45 км, остальное - парус, 28 ходовых часов.

Ставим лагерь, готовим пищу. Артём, Саша и Лена отправляются в Амдерму, а я остаюсь в лагере и занимаюсь лодками и дальнейшей систематизацией и укладкой барахла. В поселке – объявление о бродящем медведе. Ну, его-то мы и видели недавно. Мобильная связь есть (МТС), но в километре от поселка работает с перебоями. Ближе к поселку лучше, а в поселке, как позже оказалось – без проблем. Звонки домой, по мобильному и спутнику, Получение прогноза погоды, ужин, сон. Артем с Сашей долго бродят по сопкам, пытаясь скачать на мобильный не только основные метеопараметры, но и прогностические метеокарты. В результате у них получилось загрузить метео- «грибы» еще этим же вечером, и прогноз нам выдали на удивление оптимистичный (переменная высокая облачность и восточные ветры 2-3 балла); однако, полученная через 12 часов утренняя информация существенно отличалась от вечерней (к сожалению, в худшую сторону). Обещают теперь те же 2-3 балла, но уже с северо-запада.

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень16 июля. Погода испортилась, вопреки вчерашним и сегодняшним метеорологическим обещаниям. Низкая облачность, почти туман. Ветер вот только соответствует – имеем 3 балла з-с-з. Стопроцентно встречный. Время до выхода пока есть, поэтому добиваюсь-таки уменьшения объема и количества упаковок. Ну, все равно упаковок остается многовато; однако,  уже терпимо. Дальше идет довольно сложный участок (пересечение пролива Югорский Шар и движение вдоль жестких и не слишком гостеприимных восточных берегов Вайгача).

Около 5 вечера состоялся выход. Сырость; а ветер по сегодняшнему прогнозу должен быть (вечером и ночью) 4-6 м/с, с-с-з, потом, к утру – 3-5 м/с. Часа 4 лавируемся до пролива Морозова (к о. Местный). «Лакка», к сожалению, довольно сильно отстает на лавировке. За час минут на 15. Причины пока не слишком понятны; вроде и загрузка у него килограмм на 50 меньше, и ходовая рубка сантиметров на 5 пониже, и паруса посвежее. Около 21-30 – мы в проливе. Разъясняется. Солнце – на севере, за островом; в проливе и в море становится очень красиво. Ветер за островом почти отсутствует, поэтому проходим пролив на моторах. Все,  выходим в море. Ветер 2-3 м/с, чистый север (это таки лучше, чем обещанный с-з, но тоже ничего особо хорошего). Движемся на комбинированной тяге - под парусом, помогая моторами. Идем на мыс Болванский Нос напрямую, это открытым морем около 110 км. Болванский Нос - это самый север Вайгача.

…Южный берег Ю-Шара – уже довольно-таки вдалеке, километрах в 20. Судов не видно, совсем – ни поблизости, ни на горизонте. Мы на основной струе пролива. Небольшая гладкая зыбь; мне все время кажется, что рама «Негордого» излишне эластична, или, как у нас говорят, «луноходит». Возможно, немного ослаб либо нижний шпрюйт, либо тросовые талрепы вант и штагов. Ничего, море гладкое, на берегу проверю.Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

Рядом с катамаранами вдруг возникают низкие черные серповидные плавники и черные же вполне крупные морские животные.  Диаметр сигарообразных тел – около метра, а в длину они раза в полтора крупнее наших катамаранов. Сопровождают нас больше часа, всплывая иногда весьма близко, до 2-3 метров от катамаранов, подолгу идут под водой между лодками (а катамараны движутся параллельными курсами, на расстоянии 10-15 метров друг от друга).  Несколько раз проходят под «Негордым», на глубине метра полтора-два. Одномоментно иногда видим по 3-4 экземпляра, в разных местах. Когда всплывают – то делают это плавно и грациозно, без всплеска и брызг. Зато отчетливо слышен мощный «пых» от дыхания. Ничего не боятся, ничего агрессивного не изображают, а только веселятся в непосредственной близости; видимо, им просто скучно в своем океане, и сейчас они с нами знакомятся. Временами кажется, что еще немного – и эти разыгравшиеся чудики подойдут вплотную и начнут тереться о борта лодок.

К сожалению, внятно сфотографировать их через водную толщу не получилось. Да и вообще, трудно их было снимать и на поверхности – показывались они на 3-5 секунд, не больше, и чаще всего неожиданно. Мы думали поначалу, что это касатки, длина – метров 8-9, иссиня-черные, есть белые пятна, а голова очень похожа на именно касаточью, а не на китовую или дельфинью. Да и не бывает дельфинов таких размеров. Потом оказалось, что, скорее всего, это малые полосатики, или полосатики Минке (киты). Но я до сих пор не уверен в результате идентификации. Плавник как бы – от полосатиков; возможно тут присутствие и других китов (их в нашей Арктике встречается несколько видов, в т.ч. подходящих по размерам); но иссиня-черный цвет тел и голова – ну очень были похожи на касаточьи. Что можно сказать об этом приключении. С одной стороны – мне было интересно идти в одной стае с китами или ко/касатками (примерно равноправные названия, но «ко» - официально-научное). Забавно… первые минут 10. С другой стороны, не чувствуешь себя совсем в безопасности, когда они так настойчиво возвращаются в пространство между катамаранами, и подходят все ближе и ближе. Поэтому я дал команду увеличить скорость. Нет, не в надежде оторваться (скоростные характеристики у них существенно превосходят наши), а для скорейшего пересечения самого глубокого места пролива, и ухода на мелководье. Киты сначала снова с легкостью нас догнали, но позже, при подходе к Вайгачу, посмотрели на нас с укором, вздохнули огорченно, и нехотя вернулись обратно на глубину. Как мне показалось, огорченный прощальный вздох донесся до меня и с «Лакка» - Артем, похоже, явно наслаждался моментом и цирковым представлением, на протяжении всех полутора часов J. Ну, мы-то с Леной вздохнули, скорее всего, с облегчением… а как Саша – не знаю, не расслышал.

Ветер тем временем стал с-в, 2-3 балла, можно стало идти под парусами в бейдевинд. Сходимся поближе и договариваемся о дистанции между лодками в 500 м. Ближе – можно.

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньМоре спокойно; сквозь тонкие облака верхнего яруса пробивается солнышко. Потеплело. Мы уже идем вдоль восточного берега Вайгача, пока не приближаясь к нему, на расстоянии 12-15 км. До Болванского Носа остается километров 40-45. Тут я обнаруживаю потерю болта фермы левого поплавка на «Негордом», и произвожу ремонт (замену болта) на ходу. Опять сходимся кораблями поближе и устраиваем небольшое совещание. Выясняется, что на «Лакка» тоже случилась небольшая поломка – надувной поплавок на топе мачты (такие примочки иногда ставят на легкие лодки, чтобы уберечься от полного опрокидывания), оторвался - на волне перекусило крепежный штифт. Ребята выловили потерю и сдули. Поскольку для любой поломки обычно есть как бы причина, следует быть теперь внимательней. Поворачиваем к Вайгачу (до него пока километров 12-15) и подходим на расстояние 2-3 км, а дальше идем вдоль берега (последние километров 30).

Волна около метра, гладкая. Я предлагаю идти дальше, к месту запланированной ранее стоянки на северо-западе Вайгача, в губе Долгая. Или встать там где-то рядом. Народ же больше хочет погулять по метеостанции. Пошел на поводу у народа. Время пока есть, идем с опережением более чем на сутки. Но пока что – скорее везет; а в этих местах никогда нет достаточного запаса времени. В любой момент можно присесть на несколько дней, по шторму.

Около 15-00 мы входим в бухту острова. Здесь находится метеостанция. Знакомство состоялось сначала с местными агрессивными крачками, и лишь затем - с метеорологами. На станции работают сейчас метеорологи Алексей, Юля, и дизелист Алексей. Нас приглашают в гости и баню. Дальше случается отличный обед, плавно переходящий в отменную баню, и баня, плавно переходящая в обильный ужин. Гостеприимство на полярных станциях – традиция; обычно оно выше любых похвал, и такое же дружелюбие. Так и тут. Мы провели интересный, приятный вечер в тепле и дружеской обстановке. Отлично выспались под крышей. Спасибо вам, ребята!

Алексей и Юля показали нам много интересных фотографий, а также поведали, что теперь у них нередко случаются гости – организованные туристы, которых к ним привозят морем на теплоходах экскурсионных или НИС. Бывают даже иностранные группы. Уж не знаю, что они тут забыли, но – приезжают, и всем восхищаются. Хотя строения станции с виду сами по себе – невзрачны (понятно, что небоскребов офисных тут пока строить не начали), но природа – восхитительна, тут ничего не скажешь.

По всему немаленькому коридору основного жилого помещения полярки развешаны большие фотографии (скорее, плакаты даже) пейзажей (стиль – глянцевый неокапреализм) из самых различных уголков России. Тут у них побывала некая культурно-просветительская экспедиция «Картеш»; все эти плакаты – от нее. Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньЕще у ребят есть развлечение собирать вымпелы, эмблемы, значки и прочую атрибутику со всех кораблей, побывавших здесь, со всех путешественников и экспедиций. Вымпел или иной путешественный артефакт от случайно/неслучайного гостя для них примерно тоже самое, что скальп для настоящего индейца. Артем одаривает полярную станцию синим вымпелом «Рамблера», где он работает, а также оранжевой банданой с надписью «Лакка»; я скидываю на местный ноутбук несколько своих путешественных клипов и фильмов; полярники тем временем делают запись в своем полярном журнале о нашем посещении – это необходимая формальность, ко всему прочему. Еще мы узнали от ребят, что недавно к ним заходил их Росгидрометовский «М. Сомов», который, кроме обычных гидрографических работ, осуществляет основное снабжение всех полярных станций Северо-Западного управления, от Архангельска-Мурманска на западе СМП и вплоть до мыса Челюскин на востоке.

… Поздний подъем. Завтракаем, фотографируемся с ребятами.

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньЕще раз погуляли по острову, который сейчас уже не совсем остров, а скорее – полуостров, поскольку в отлив сообщается с Вайгачом. Тут обитает поистине несметное количество всевозможных птиц - лебеди, крачки, гаги, гуси, гагары, кулики. Гнезда с яйцами разнообразного калибра и расцветки; под ногами снуют мелкие пушистые комочки – птенцы то ли куликов, то ли тех самых крачек. Что интересно, когда идешь практически по гнездовьям, крачки уже не атакуют. Бросаются же они на все движущееся почему-то на вполне нейтральной полосе, на тропе от берега до полярки, где нет гнезд. Метеорологи спасаются от крачек с помощью «палки-антикрачки» - на верхний конец одевается любой предмет, например, перчатка; и идти нужно, держа «антикрачку» над головой –пернатые атакуют верхнюю точку движущегося объекта.

…Прогноз тем временем обещает нам назавтра с-в 3-4 м/с, и туман.

Около 4 дня (16 июля)  – прощаемся на берегу с Юлей и Алексеями и выходим. Стоит плотный туман, а ветер в-с-в совсем небольшой, 0-1, на усилениях -2 б. Видимость до 50-70 м. Идем вплотную друг к другу, на дистанции 20-30 м. Через 2 часа – то ли туман рассеивается, наконец, то ли мы все же выходим из тумана. Тут, за туманной кромкой – хорошо. Вовсю светит солнце, и продолжается кое-какой ветер. Мы комфортно теперь идем 5-6 км/ч под парусами. Восточный ветер немного усиливается, до 2 б. Это нам весьма кстати, поскольку попадаем во Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезеньвстречное течение 4-5 км/ч. Включаем мотор на «Негордом», заводим буксир на «Лакка», помогаем парусами на обоих катамаранах. Скорость парусно-моторной кавалькады в отдельные моменты – 3-4 км/час. Ветер теперь становится почти встречный, поскольку мы уже поворачиваем к берегу и входим в бухту р. Лэмбараяха.

Входим в бухту в начале первого ночи. Ищем стоянку. Скалы, вокруг очень живописно, особенно в лучах ночного солышка. Стоянку с третьего раза находим (около часа ночи). Ставим по-быстрому палатки, пьем чай. Спим до 10-00. С утра - тепло, а вода в бухте - 18-20ºС. Кстати, вода в узком заливе, куда впадает немаленькая река - соленая.

…К вечеру 19 июля мы отправились на прогулку к водопаду, а затем вверх по реке. Всюду, в каждом разливе или озерке, встречаются огромные (до нескольких тысяч) стаи гусей и казарок самых разных видов и окрасов. В основном, это были т.н. «линючие», т.е. меняющие оперение и нелетающие сейчас птицы. Спугнули песца, который посматривал в сторону водоплавающих с интересом. Некоторые стаи нас совершенно не боятся, и подпускают на расстояние метров 30. Некоторые же обращаются в бегство, едва нас завидев. Особенно повеселила нас одна многотысячная стая (скорее всего, это были серые гуси). Они обнаружили нас на расстоянии метров 500, и тут же ринулись строем вверх по ложбине на тундряной холм; издалека это было похоже на перемещение организованной воинской колонны. Особо пугливые или шустрые вообще начали карабкаться по почти отвесному травянистому склону (если не отвесному, то по крайней мере, очень крутому). Карабкаться получалось плохо, и поэтому гуси с плюхом падали обратно в реку, и снова лезли на тот же холм.

Ну, вот и водопад. Река выше - совсем обмелела; вода в ней – мутная от жары, а рыбы и не видно и не слышно. Идем дальше вверх в тундру. Встречаем красивые ручьи и озера, но вода и в них - мутноватая и тоже очень теплая. Рыбы не находится даже в ручьях с озерами. Плавают у берега какие-то мальки (или личинки непонятных насекомых). Ни всплеска, ни поклевки, ни тени рыбьей; нигде. Прогулялись по тундре, конечно, неплохо - километров 25. Вернулись к лагерю по другому берегу. Солнышко к этому моменту было уже совсем низко; вдобавок, небо на северо-западе начало затягивать низкими облаками. Стало быть, погода решила немного поменяться. Ширина реки здесь, напротив лагеря – метров 50-70; поэтому Артем вплавь отправляется за катамараном, и приходит на стакселе и на весле обратно. Так и переправляемся на свой берег к лагерю.

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

… Облака за ночь вроде рассеялись; по-прежнему стоит непривычное здесь откровенное тепло. Загораем, купаемся, бросаем блесну. В общем, весь день отдыхаем, пинаем балду. К вечеру все-таки разразился первый сильный дождь - на всю ночь. Вот, теперь пресной воды у нас будет много.

21 июля. Утром – продолжение дождя. К середине дня разъяснивается и теплеет. Сушим палатки. Складываемся. Прогноз погоды, полученный по спутнику, говорит о 2-3-бальном ветре с северо-востока, и неплохой ясной погоде. Вообще-то, нам некоторое время нужно идти вдоль Вайгача на юг, а потом – плавно подворачивать на северную оконечность о-ва Матвеев. Или – на южную оконечность о-ва Долгий. По ситуации, поскольку цель наша теперь – примерно пос. Варандей, а в идеале – восточный вход в Печорскую губу (или Печорское море, как иногда называют этот залив). Ну, выйдем – посмотрим; прогнозы в этом году в долгосрочной перспективе уже нам много чего не слишком сбываемого наобещали. Пока собирались, начался прилив; с приливом приплыл молодой морж и с интересом долго нас разглядывал, кувыркаясь неподалеку.

19-00 – выход. Попутный штиль (с-в), поначалу мотор плюс буксировка. Все еще собираемся выйти на южную оконечность о. Долгий (о более мористом Матвееве уже забыли). Часа через три раздувает до 3-4 баллов. Волна 1, потом 1,5, затем 2 м. Все, уже не идем на Долгий. Идем теперь вдоль Вайгача, в район Варнека, под парусами. Рифимся на ходу. Ситуация изменения первоначального плана на переход – налицо; значит, пойдем западнее к Варандею, а потом и к Печморю более каботажно, через южные оконечности архипелага Матвеев-Долгий - Б. и М. Зеленцы.

22 июля, ночь и раннее утро. Идем вдоль Вайгача. Ну да, волна вполне неплохая; но ветер попутный, и возможность уйти в убежище есть, через каждые 7-15 км. Вот уже и бухта Лямчина показалась; зайти бы сюда, постоять, увидеть старого знакомого (то ли пастуха, то ли охотника, то ли идейного ненецкого отшельника) Андрея Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньВылко (живет он здесь уже много лет со своей избушкой, собачками и сетями). Однако – сейчас зайдешь – потеряешь потом дня два-три, по разгулу стихий; а нам пора бы уже увидеть острова-кошки Печорского моря. Поэтому – идем дальше. Скальные острова, каменные рифы, проходы в них, встречное течение, сулой под 2 метра, очень красиво вокруг, особенно в солнечном свете. Скорость наша невелика под зарифленными парусами, а видимость и контрастность – вполне неплохие; успеваем задолго до препятствия заметить его и выбрать безопасную траекторию. Ну, на большом и относительно гладком волнении, все рифы хорошо читаются; смотреть только нужно внимательно.

6-00, находим очередной проход в рифах (а задуло еще плотнее; летим на зарифленных парусах уже 15-17 км/час); заходим в бухту юго-западнее Варнека (около 6 км дистанции до поселка по прямой), и встаем на гладком галечном (мелкая галька, кстати) пляже, в окружении скальных мысов. Скоро уже раздувает до 5-6 баллов. Стоим. Переход состоялся 95 км, из них под мотором 15 км, за 11 часов. Глажу себя мысленно по адмиральской голове за предусмотрительность – правильно все увидел, учел возможность усиления, на рожон не полез и народ туда не повел. Умница пока что. А там посмотрим.

…Место для стоянки вполне хорошее. Красивое, можно сказать даже. Стоим, поскольку вдувает с севера конкретно, а у о. Долгий – обычно всегда усиление и ветра и волны. Гуляем, собираем грибы. Попадаются дождевики, грузди, сыроежки. Попадается первая красноватая морошка. Бросаем в море блесны – безрезультатно. Попалась одна корюшка. Напротив Варнека на якоре стоят плавучий кран и спасатель. Иногда рядом копошится морской буксир, который и притащил сюда этот кран. Поселок – он как бы рядом, но пару раз из бухты Варнека выплывают несколько моржей и, ни о чем не беспокоясь, движутся мимо нас вдоль берега на север.

24 июля. Море потихоньку начинает успокаиваться, что находится в соответствии с полученным ранее прогнозом погоды. Ребята к вечеру уходят в Варнек на «Лакка». Возвращаются с хлебом, сигаретами, мороженой рыбой и оленьими шкурами. И, главное – с пресной водой. Я тем временем бросаю блесну и беру первые образцы растительности для исследований.

22-00 – выход в море. Нам нужно теперь на южную оконечность о. Долгий, или к о-вам Зеленцы. Около 80 км пересечения.

Ветер 2-3 б, с-с-в. Оговоренная дистанция между лодками – 500 м.

Часа через три ветер усиливается до 3-4 баллов, а волна - до 2 м. Это усиление - обычное дело при подходе к Долгому со стороны Вайгача. Рифимся, и дальше красиво идем, перекатываясь на волнах. На подходе к Долгому волна уже 2+м. Ветер заходит к на с-с-з, и последние 10 км нам уже приходится жестко ломиться в острый бейдевинд. 5-00. Встаем на юге Долгого, на галечной косе. Переход 75 км под парусом за 7 часов.

Стоим здесь до вечера. Жарим и коптим рыбу, пугаем гусей и гагар на озерцах, греемся у большого костра-нодьи. Тем временем стихает потихоньку. 20-00 – выход в сторону Печорского моря. Ветер с-с-з, 1-2 балла. Бейдевинд, значит. Лишь бы ветер не зашел еще больше к западу. Через час после выхода – совсем ветер выключили. Пораньше бы стоило выйти, часа на 3-4.

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

…Идем всю ночь, весь день, в сторону Печорского моря. Парус+мотор+буксир.  Это значит, что один катамаран с работающим движком ведет другой на буксире, плюс оба катамарана несут полные паруса, которые слегка помогают (возможно) при остром бейдевинде. Изредка  удается двигаться только под парусами. Ненадолго; на час, полтора, не больше. Как раз под парусом и проходим Варандей с прилежащими структурами нефтедобычи. Далеко на горизонте, в море – буровые вышки. Погода нас сейчас не очень балует - утренние мороси и дожди (временами – короткие ливни), как, например, напротив Варандея. Налетают небольшие шквалы, тучи на небе выглядят порой страшно, но на море ничего страшного не происходит. Ветер вот только ушел к западу, и стал, таким образом, встречным на 100%. К вечеру раздувает до 3-4 баллов, поэтому идем внешним краем Печорского моря (не снаружи, т.е. не Баренцевым), и частично под прикрытием «кошек» Гуляевских. Ветер – з, з-с-з, скорость наша под мотором 5-6 км/ч на полном газу. Идем с трудом, расходуя драгоценный бензин. Видимость из-за мороси и тумана – никакая, метров 200-300, не больше. Около кошки №3 (центральная кошка внешнего края Печорского моря) часа полтора в полутьме и тумане воюем с мелями и осушками.

27 июля. Часам к 5 утра немного стихает, до 2-3 баллов. Наконец-то, поскольку скорость нашей сцепки возрастает до почти 7 км/час. Около 6-00 входим в пролив между м. Русский Заворот и кошкой №1. При входе в пролив, шедший первым «Негордый» чуть не задавил некрупного лосося, килограмма 3-4; тот шел поверху, и нырнул в полуметре от штевней. Метание блесны ничего не дало. Ну да ладно, с берега еще блесну покидаем. Становимся в проливе, уже на Тиманском берегу. Переход 215 км, из них под мотором около 180 км, 34 ходовых часа. Бензина сожгли литров 30. Жуть просто, какой перерасход.

…Песок, бесконечный песок без признаков растительности, от горизонта и до горизонта; иногда в этом пустынном пейзаже возникают неширокие полосы проливов между островами-кошками; где-то вдалеке, на соседнем острове – крупные темные фигуры, и они время от времени движутся. Пока понять не можем, что это за животные. Находим рядом с лагерем череп моржа; вокруг нас - несчетные цветные камушки, ракушки, медузы, раки-отшельники. Часок-другой пометали блесну в глубокий прозрачный пролив, и на приливе, и на отливе; безрезультатно. Пейзаж и декорации нас окружают – ну просто сказочные. В кавычках. Косматое темное небо с редкими просветами в быстродвижущихся низких мощных тучах; трясутся на ветру палатки, и змеятся низкие струйки песка, заметая наши следы… натуральная песчаная поземка. Песок, песок – сколь хватает взгляда, от горизонта до горизонта… плоские берега… шершавое от ветра море, и – волна, крупная, пенная, идет с севера и разбивается с грохотом на дальних барах. Делать особо нечего. Сидим в основном в хозблоке, играем в разные игры, поскольку в море – 4-5 баллов встречного западного ветра. Пользуясь удобным случаем, я держу речь перед группой насчет продолжения основного варианта/ухода на запасной. Мне-то как бы все равно, я имею некоторый запас времени; но в данном случае я – как вы. Но вот по графику предварительному, мы сегодня как бы должны были сидеть в районе о-ва Сенгейский, т.е на 180 км ближе к Архангельску/Мезени. Т.е. уже имеем минимум два дня отставания, и это отставание увеличивается с каждым проведенным здесь днем. «Ну что, соплаватели, как вы? Не пора ли уходить в Печору?» «Нет!», - говорят соплаватели единодушно, – «не пора; мы готовы рискнуть и побороться, а в Печору совсем не хотим». Ну, значит, продолжаем двигаться в условно Архангельск. Вода вот только пресная потихоньку заканчивается.

Вечером одним катамараном выходим на еще один Долгий остров (печорский), как раз за водой. 25 км до него, часа 4 хода через мели и осушки. Моржи попадаются на песчаных кошках, много моржей; фотографируем. Они лежат группами по 10-15 особей, все в разных местах. Попадаются лежбища и крупных тюленей (морских зайцев). Вот, значит, кого мы видели издалека на песке. Кушают здесь разные крупные ластоногие потихоньку проплывающую рыбку, и хорошо при этом себя чувствуют. Ну да, оленям вроде здесь совсем нечего делать - песок, песок один вокруг, ни травинки; реальная кин-дза-дза, киндзадзовее некуда. Вдалеке, на внутренней стороне Русского Заворота обнаруживаем совсем немалое моржовое лежбище, их там больше сотни собралось. Ну, сейчас туда не по пути; возможно, заглянем при возвращении.

…Внутри залива ветер с-з, 3 б. На Долгом (печорском) набираем воду во все емкости (40 л), и устраиваем перекус. Обратно идем в бейдевинд одним галсом, но по высокой воде в наш пролив не получается вписаться. Начинают проявляться отливные осушки, и мы застреваем. Ночевать тут не хочется, поскольку до лагеря осталось километра два. Приходится перетащить катамаран на катках метров 400. Все, мы в лагере. Экскурсия заняла часов 8.

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

28 июля. Ветер по-прежнему с утра встречный, 4 балла. Ко второй половине дня немного стихает. Потом устанавливается с-в, 2 б. На утро обещают тот же с-в, 2-3 балла, что вполне хорошо. Дойдем поначалу до Тобседы (это около 100 км), а там – посмотрим, может и до о. Сенгейский удастся пройти. 21-00 – выход. Долго запускаем моторы, и нас выносит приливом внутрь Печорского моря. Час с лишним оттуда выбираемся. Ложимся на курс, дальше идем под парусами. На Тобседу.

29 июля. Идем в ночь. Солнце уже заходит, но по-прежнему ночью светло. Ветер с-с-в, 3 б, нам практически галфвинд. Идем 10-12 км/ч. Ветер-то не сильный, но волна разгоняется до 2 м, потом больше. Вот уже и 3 м, а ветер – не усиливается. Непонятно сие; видимо, севернее резвится нешуточный шторм. Рифимся на всякий случай. На подходе к Тобседе – волна уже попадается больше 3 м. Стихии выдают нам этим утром совершенно нереальное светопредставление. Из тех, что встречаются редко, зато запоминаются потом навсегда. Лазурное небо в нечастых тонких облаках… солнце освещает бескрайнее море и наполняет сиянием своим глубины морские и бирюзу прозрачных водных струй.  Цвет воды постоянно меняет свои оттенки, от ярко-синего до изумрудного.  Крупные и крутые волны, венчающиеся пенными гребнями (к счастью, не все подряд), пропитаны этим сиянием и светятся изнутри… каждая волна, каждая капля, каждый световой блик, каждое мгновение – прекрасны, единственны и неповторимы. Настолько красивы и фантастичны окружающие нас стихии, что поневоле забываешь об опасности ситуации, и просто любуешься.

…Если не спать на руле, то нам как будто бы ничто не должно угрожать; но выход на берег предстоит весьма непростой. На отдельных волнах крен катамаранов достигает градусов 30-35. Именно с таким креном (точнее сказать, дифферентом на нос или корму) лодки карабкаются на очередную волну или скатываются с нее. Иногда вижу в волнах только верхнюю часть мачты «Лакка», ту, что уже выше ромбовант. Пожалуй, в такую волну на катамаране я еще не ходил.

…Проход в бухту уже ясно виден. Вызываю Лену из рубки на палубу, и даю ей команду наглухо задраить рубку. Проходим еще пару километров параллельно линии, соединяющей оба мыса, знакомимся пока с обстановкой. Нет для нас пока ничего утешительного, кроме двух чуть более спокойных участков (они на топокартах обозначены, с глубиной немного большей, чем все остальное); а волна в море, по крайней мере, не уменьшается. Значит, идти дальше до о. Сенгейский, и пытаться встать в проливе Сенгейский Шар – тоже смысла не имеет; там будет все то же самое, если не хуже.

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень    Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень    Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

…Пролив в бухту, все километра 3, от мыса до мыса, перекрыт пеной и сплошными гребнями. Находим визуально относительную лазейку в этой пене, идем через бар. Лодка еле идет, и ни разу даже не пытается серфить… слаб ветер, совсем слаб для нормального хода… управляется с трудом, поскольку скорость мала, а волны – вполне себе большие и крутые, даже часто отвесные с разрушающимися гребнями. Эти самые гребни иногда разрушаются под лодкой, иногда падают на палубу. У «Лакка» дела с серфингом обстоят чуть лучше (он сейчас загружен килограммов на 50 меньше «Негордого»), но тоже не очень. В относительном затишье между первой и второй линией бара нас догоняет «Лакка». «Лакка» заходит с наветра, почти вплотную. Иначе ничего не услышать. С десяток-другой секунд мы идем параллельно на дистанции метров 5; за эти секунды затишья, перед проходом самой стремной второй линии бара, я успеваю дать дополнительные напутствия. Мне приходится взять чуть левее, и в правую промоину бара «Негордый» уже не успевает попасть. Придется идти напрямую. Пытаюсь потихоньку смещаться правее, но плохо получается – скорость мала. Нет ветра, не серфит лодка.

Почти на выходе из третьей линии бара, когда я уже начинаю выбирать место для причаливания, нас догоняет сдвоенный вал – обе волны с гребнем. Первый гребень (около метра высотой) сбивает «Негордый» с курса, второй (метра два высотой, следует метрах в 5-6 за первым) – переворачивает через левый штевень.

До берега метров 70-100. Мачта ломается сразу же, при ударе о дно. Мгновенно (секунд за 5 после падения в воду) вылезаю на трамплин перевернутой лодки, обнаруживаю Лену, держащуюся за подветренный баллон. Вижу, что «Лакка» прошел, и теперь крутится около берега, уже в безопасности. Кричу, что ничего не нужно, машу руками, чтобы не отходили от берега и не подходили к нам. «Лакка» не слышит и пробует отойти, запустив мотор. К счастью, мотор глохнет, и «Лакка» возвращается к берегу. Там – песок, и мелко, волна уже приходит основательно разрушенная. Лена долго не может выбраться на трамплин через баллон – мешает тяжелая одежда и обувь. Достаю швартовый из стропы, устраиваю ей обвязку вокруг плеч и спины, с трудом, но поднимаю ее. На трамплине – как-то спокойнее. Да и суше как-то. До берега остается уже метров 40, волна сюда доходит основательно разрушенная, и нас теперь трясет намного меньше. Плывут два непривязанных наших ящика, один скоро тонет (негерметичный, с инструментом, частью ЗИПа и посудой). Второй (алюминиевый, слегка водонепроницаемый, с горелками, небольшой частью продуктов) – несет течением вдоль береговой линии вглубь большого залива. Две гермоупаковки с вахтенной сменной одеждой, на которых сидели мы с Леной, более легкие; они сидят в воде совсем неглубоко; их ветром несет к берегу, а Артем с Сашей уже поджидают и вылавливают.

Нас прибивает вплотную к береговой линии. Лодку вовсю долбит рубкой о дно, и эта самая рубка теперь мешает вытащить груженый катамаран на песок. Снимаем оставшиеся гермоупаковки, отвязываем ходовую рубку, достаем все на берег. Потом втроем переворачиваем «Негордый» и ставим его на ровный киль. Беглый осмотр. Катамаран – полностью цел, не раскрутились ни одна гайка, ни один талреп. Шпрюйт, шверт, рулевое, тали – визуально в порядке. Потом разберемся с силовой рамой с дополнительным пристрастием. Мачта сломана (третье колено, по нижней вставке, и немного погнута. Скорее всего, ремонтопригодна. Небольшая дыра в гроте около ликтроса, в месте поломки мачты.

Рядом – небольшой поселок (летняя база охотников), в нем – два человека, которые живут здесь практически круглогодично.

Солнце, сушимся, греемся. Ветрено, но тепло, градусов 15-17. Меня трясет, но не от холода - от происшествия и избытка адреналина. А также от того, что ТУТ, в ЭТИХ краях делать оверкиль – реально, неправильно; а уж адмиральскому кораблю – тем более. При любых условиях и обстоятельствах. К чести всех участников, никто из них не упрекнул меня ни словом, за что я всем ребятам безмерно благодарен.

Потери материальные – реально, большие. Щас перечислю. Нет, не катастрофические для продолжения путешествия. Но – серьезные потери.

Спутниковый телефон. Лежал во внутреннем кармане рубки, был он вполне в/н/пр, карман был застегнут на липучку. Фантастика, да и только. Плохая фантастика. Из рубки вообще больше ничего не ушло, даже носки, валявшиеся россыпью, даже старые зажигалки и израсходованные батарейки.

Оба ящика-органайзера, один из которых камбуз (алюминиевый, и по стоимости если не золотой, то довольно-таки позолоченный). С посудой, горелками, двумя баллонами газа, и всей бортовой посудой, а также с термосом на чай. И другой, с небольшим количеством подручного ЗИПа и инструментами. Ящики не были привязаны – мы временами на них сидели, как на скамье. Перемещали по палубе. В будущем решим этот вопрос.

Основной бортовой ЗИП и инструменты «Негордого». Компрессионный мешок был привязан, но, видимо, перетерлась тесьма, пока корабль бултыхало прибоем.

Любимая губная гармошка (из наружного кармана ходовой рубки).

Отсырели два фотоаппарата, мой и Лены. Мой был как бы водо-ударо-защищенный, но открылась герметичная створка, и вода попала внутрь. К счастью, карты памяти не пострадали.

Отсырел планшет SONY EXPERIA TABLET-z, тоже как бы слегка водозащищенный; все заглушки были закрыты.

Банки и гермоящики с остальной электроникой, морской рацией и солнечными батареями не пострадали. Не пострадал и телефон HUMMER H1, несмотря на свою древность и многочисленные трещины в экране. Навигатор тоже уцелел.

Поломки – сломана мачта, погнуто (несильно) одно колено. Одна лата в гроте ушла неведомо когда, и  в гроте же небольшая дыра около ликтроса, см 10. Все ремонтопригодно, а там посмотрим.

Так, осмотрим теперь лодку потщательней. Корпуса, рама, шверт, руль, шпрюйты – без видимых повреждений. Совершенно. Тоже фантастика (хорошая).

Ходовая рубка – дыра во входном тубусе (пробило подвешенным внутри к каркасу рубки арбалетом), и немного погнуты две стойки. Это случилось, когда лодку било рубкой о дно, уже под самым берегом. Тоже ремонтируется без больших трудов. И это тоже – хорошая фантастика.

Собранные образцы растительности, аэрозольный анализатор и результаты измерений – уцелели.

Поселок – в километре (мы совсем немного не дошли). Строений в нем немало; появились даже несколько новых домиков, которых не было в 2011-м; но все они закрыты, а признаки жизни обнаруживаются на дальнем (южном) краю поселка. Дизелек бензиновый работает, но людей и тут не видно. Оставляю знак на входе перед открытой дверью – дескать, тут еще есть люди недалеко, и вами они интересуются.

Через пару часов приходят гости: Александр (он здесь все строил и всем теперь здесь командует) и Василий (он живет здесь уже давно; я его встречал в 2011 г., вместе с работавшими здесь тогда биологами). Ну, Александр тоже здесь давно, но иногда уезжает, и в 2011 г. я его не встретил, а вот Василий здесь, похоже, безвылазно.

Договариваемся о спутниковом коротком звонке – нужно дать знать домой, что связи теперь у нас не будет. Александр зовет в гости, и немедленно. Мы говорим, что придем, но завтра, а сегодня по плану у нас полный разгром, как при Цусиме или в Перл-Харборе, сушка имеющегося и собирание оставшегося. Солнце, тепло совсем, ветер – уже ю-в, 3 балла. Хорошо все сохнет. Прибой потихоньку начинает стихать.

Отдыхаем до вечера, после бессонной морской ночи. Вечером начинаем ремонтироваться вплотную.

Разымаем мачту; я начинаю ставить заплату на парус. Кое-что из моего ЗИПа осталось в одной из упаковок, но парусного скотча там, увы, уже нет.

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

30 июля. Весь день выполняем ремонтные работы. С металлом работает Саша, и у него это получается весьма аккуратно.

Мачта теперь будет короче сантиметров на 16. Собираем ее, ставим ромбованты, которые, в общем-то, встают, правда, на другие нижние точки. Работе с фалами и оттяжками эта установка не будет мешать. Ромбами мачта полностью не исправляется; поэтому мы с Артемом аккуратно восстанавливаем ее прямую форму на бревне, под действием тяжести наших тел. Заплата на грот встала как надо. Все, мачта готова; мы ставим ее на катамаран. Некоторая проблема из-за уменьшения высоты мачты – передние ванты теперь стоят на второй «шпации», т.е. чуть спереди, и немного будут мешать стакселю. Но – несильно. В общем, все в порядке. Ставлю на заднюю шкаторину короткую лату из сохранившегося в ЗИПе латного профиля, чтобы серп не ломался. В случае чего, есть еще и штормовой грот. Сушим мотор, но заводить пока не пробуем.

Палатка на «Лакка» подтекает; наш Саша, пользуясь случаем, пробует найти и заклеить места протечек. Вечером идем в гости и баню. К Александру (местному) с базы «Турседа» (так называется его база, как следует из полощущегося вымпела) утром на дружеском частном вертолете прилетела жена, и ее подруга, обе - со взрослыми дочерьми.

Вечер удался. Баня, постирушки, обильный по-северному ужин в тепле, звонок по спутнику Александра (местного), сообщаем всем нашим близким об отсутствии в ближайшую неделю связи. И снова – огромное спасибо, на этот раз Александру и его друзьям!

31 июля. Заканчиваем настройку «Негордого». Все, готово. Можно бы уже и выходить, но теперь погода не позволяет. К середине дня опять конкретно раздувает; вечером – дождь на всю ночь.

1 августа. 5-6 баллов с-в. Практически, шторм, и к берегу опять несутся пенные валы. Утренний прилив сопровождается сильным нагоном воды; переносим вещи и проводим катамараны к домам, в тихую лагуну за мыс. Нас пускают на ночь в помещение бывшей метеостанции. Тут кровати, печь, и крыша, и особый колорит. Все наукою здесь дышит, и о многом говорит. От метеорологов остались только стены и с десяток руководств Росгидромета по проведению наблюдений; в последнее десятилетие здесь работают всевозможные био-орнито-зоологи. Вот, колорит теперь – именно биологический. Череп моржа, сухие растения, перья, пух, лапки гусей, чаек, куликов, сетки для их ловли, фотографии, карты, рисунки, книжки, записки на стене о посещении – все биологическое; полно иностранцев тут побывало, оказывается, судя по надписям на обоях. Хоть я сам и не биолог, но парочка знакомых ученых фамилий с правильными инициалами все же встречается.

Мой день рожденья, праздничный ужин, сидим в тепле на настоящих стульях за настоящим большим столом; подарки, ром, отдых.

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень  

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Со следующего утра начинаем готовиться к выходу. Прогноз пока имеем (от местных жителей), но теперь он нам уже не слишком и нужен. Дальше предстоит идти вдоль берега, до самой Индиги, и совсем каботажно; а берега тут плоские и песчаные, и выброситься можно везде. Там, в Индиге (это километров 300 еще), будет нам прогноз по мобильной связи на пересечение Чёшской губы, и, возможно, там же докупим бензин и продукты. Ясно, что минимум на неделю мы уже задерживаемся. Ветер ю-ю-з, 3 балла, можно идти в бейдевинд. К вечеру стихает до 2 б. В 17-30 –выходим. Проходим бар на дальней косе (это совсем теперь не страшно), и идем в сторону о. Сенгейский; до него километров 70 до дальней (западной) оконечности. К вечеру опять случается сильный туман, видимость падает до 100-200 м. Ветер вроде небольшой; идем мы уже в бакштаг вдоль берега, не далее, чем 2-3 км от него (судя по навигаторам), и по относительному мелководью. С моря катится гладкая полутора-двухметровая зыбь, и время от времени эта зыбь начинает пениться и рушиться совсем рядом с лодкой; Лена, не отошедшая еще от нашего оверкиля, время от времени спрашивает: «А волна не увеличивается?». - «Нет», - отвечаю. – «Не увеличивается. Тебе еще понравится бары проходить в обычных условиях, вот увидишь».

3 августа. Часов 6 утра. Дальше идти совсем не хочется, поскольку видимость еще упала, до 50-70 метров. Встаем за Сенгейским Шаром километрах в 50, уже в Горностальей губе, не дойдя до м. Св. Нос километров 60, в устье небольшого ручья, вполне весело выбросившись через бар в серфинге (до 25 км/час) на полутораметровой волне. Лене понравилось; она окончательно теперь уверовала, что существуют и другие, кроме оверкиля, способы прохождения баров J. С трудом на это место вышли  из-за тумана – оно не было вбито в навигаторную прокладку, а карты в моем новом навигаторе были только обзорные (обычно пользуюсь для прокладки в таких случаях планшетом… который теперь не включался). Пригодились взятые печатные листы; пришлось тряхнуть зрелостью и сделать прокладку вручную. Прошли километров 120 за 12 часов.

…Бесконечный песчаный пляж, бруствер над ним, за бруствером – холмистая твердая тундра. Дождь. Горбуша на песке, совершенно свежая и с икрой. Подосиновики, подберезовики, морошка в тундре. Место симпатичное, и ручей присутствует, большой, с заводями. В сезон вполне можно рыбку половить. Ветер уже – 4 - 5 балла, в-с-в. Стоим до вечера по причине отсутствия видимости, и того, что нам нужно огибать теперь Св. Нос, а это - в открытом уже море. А пока что подсушиваем отсыревшую верхнюю одежду у большого костра, балуем себя вкусной едой. Уха, жареные и маринованные грибы, блинчики с морошкой. Гуляем в тундре, вместе и поодиночке. Артем наткнулся на поморника, с длинным торчащим немного в сторону пером в хвосте - очень интересная встреча была. Поморник был в своем праве, поскольку где-то рядом находилось гнездо. В отличие от крачек, он не бросался и не пытался клюнуть, но подлетал на расстояние вытянутой руки и кричал, прогоняя гостя -  и Артему удалась неплохая фотосессия.

4 августа. Ветер – ю-в 4-5 б, тумана нет. 12-00 – выходим. Ветер дует с берега, идти можно быстро; но в море – пошла пена, и пока идти на Св. Нос преждевременно..

Вдоль берега километров 30, до Горностальей; мы легко их пролетаем, а удаляться от берега не рискуем пока. 14-20. Встаем пообедать, и подождать вечернего ослабления ветра. Интересное место, кстати, оказалось. Встречаются разные интересные камушки, и огромное количество всяких морских окаменелостей, от морских ежей до крупных (сантиметров до 7-10) завитых раковин. К вечеру по плану стихает до 3, потом до 2 баллов. 19-00. Идем напрямую под парусами. Касатки, или киты (двое), всплывают раз несколько метрах в 50-70 от нас. Целиком не показываются, только плавники рассекают относительно гладкую поверхность моря. Время от времени видим и белух. При подходе к мысу ветер стихает сначала до 1 балла, потом совсем штилеет. Заводим мотор на «Лакка», а на буксире теперь идет «Негордый». Очень красив каменный мыс, этот Тиманский Св. Нос. Узкая коса, шириной 3-5 км, выдающаяся в море километров на 35, вся испещрена тундряными озерами, и оканчивается она в море светлым скальным обрывом. Над обрывом - каменный маяк и  большие дома, выглядящие целыми. Но нет света в окнах, нет дыма из труб. За мысом нас поджидают несчетные стаи нырковых птиц (уток, гагар, чаек), небольшая глубина (от метра до двух), и сильное встречное течение. Вода совсем прозрачная, и под лодкой хорошо видно дно, валуны на дне, и водоросли на валунах. Проходим за полчаса с километр-полтора против течения, находим место и высаживаемся. Реально, подойти к берегу практически негде – камни сплошные. Был бы хоть небольшой накат – не смогли бы высадиться. Скорее всего, снабжение поселка осуществлялось либо по берегу, либо высаживались в нескольких километрах от мыса, где берег пониже и помягче.

23-00. Идем к маяку и поселку. Море и маяк сейчас подсвечены закатом. Тихо, пустынно, безмятежно. Гуляем, фотографируемся и ждем окончания встречного течения и отлива. Лагерь, естественно, не ставим, и спать не ложимся.

В 2-30 следующих суток начинается прилив, и мы стартуем в Индигу. Там есть мобильная связь, магазины и, возможно, бензин. У нас теперь серьезное отставание от графика (должны были быть на антистапеле 6-7 августа, но по штормам уже не вписываемся на неделю или даже больше). Ближе к Индиге нас встречает туман и штиль; идем под мотором по навигатору. 7-00 – Индига, окутанная туманом. Ничего не видно, кроме того, что тут уже растут довольно крупные кусты. Ждем, пока поселок проснется, а туман рассеется. Переход 110 км (с двумя остановками), из них под мотором 40 км.

Снуют рыбацкие лодки; знакомимся на берегу с рыбаками Василием и Александром. Магазины откроются в 10, а бензин и сигареты даст Александр. Спасибо. Туман рассеивается, мы идем в магазин, закупаемся, разговариваем с местными жителями.  Хлеб, крупы, немного консервов, 30 л бензина, алкоголь, пельмени (соскучились по нормальной еде), пиво, картошка. Звонки домой, получение прогноза погоды. Ближайшие два дня должно быть нормально, тепло и тихо; потом обещают включить сильный запад и дожди. Наш прогноз подтверждают местные жители и метеорологи (есть тут неподалеку метеостанция, на выходе из Индиги). Посмотрим.

18-00 выход. Ю-з 2 балла. Через час – 1 балл. Встречный ветер, поэтому заводим буксир. Первый опять идет «Лакка», мы с Леной болтаемся позади. Нам нужно бы встать к ночи уже на выходе из Индигской губы, где-нибудь в районе мыса Бармин или хотя бы у м. Чаячий. Т.е. попасть к месту, откуда можно наутро стартовать на пересечении Чёшской губы к п-ову Канин. Собирается к ночи гроза. Она движется с суши, с юго-запада, перпендикулярно подветренному (левому по ходу) берегу Индигской губы, и выглядит, как все подобные тучи, неприятно. Шквала сильного, возможно, и не будет… а может, и будет…   молнии сверкают, полосы дождя в небе – видны… в море дальше идти нельзя, а нужно уходить на берег, одновременно пытаясь сбежать от грозы. Тут случается единственное за время похода серьезное разногласие между экипажами. Поскольку мне совсем не нравится эта темная туча, то я призываю Артема уходить от нее. Знаками, естественно, которые раньше работали как надо, в т.ч. при буксировке в тумане. Смысл моих знаков – движемся вдоль берега, постепенно приближаясь к нему. Таким образом, получается траектория, уводящая нас от грозовой тучи. Ну, мне-то ясно, как правильно уйти от грозы. Артем же никак не может понять, что я хочу. Я командую «возьми правее» - он устремляется в открытое море. Я командую «левее» - он меняет курс на 90 градусов, и идет при этом к берегу, с одной стороны, но с другой – прямо в грозу. Блин, абзац полный. Командую «малый газ», чтобы докричаться словами. Все равно ничего не меняется. Кричу уже во весь голос что-то вроде «не …ера там делать, эта штука не веселит, а бывает, что и убивает». То ли у Артема другое мнение о намерениях этой тучи, то ли есть какие технические проблемы, но не помогают и мои крики. Все, на …ер. Раздаю буксирный (ветер-то есть, а до берега километр с небольшим)… сместились мы от центральной части черного небесного образования… но краем еще заденет. Иду в бейд к берегу; скорость достаточна (5-6 км/час), и короткий контрагалс мне приходится сделать только один. Артем тем временем выбирает буксирный, и потихоньку под мотором едет неподалеку. Место находится со второго раза – тут скальные мысы, между которыми средней величины (с кулак) галька. Подходим в небольшую лагуну почти одновременно. 23-30. Падают первые редкие капли дождя. Встаем, ставим палатку-двушку; мы с Артемом лезем в ходовые рубки. Настроение плохое. Артем так и не понял, что я хотел от него на воде; он каждый раз следовал моим указаниям, а результат меня каждый раз не устраивал. Я так и не понял, что мешало Артему двигаться по прямой и уходить от грозы. Он говорит, что ему было трудно выдерживать курс, имея другой катамаран на буксире. Плюс, он уверен, что угрозы в этой грозе не было. А тем временем начинается дождь, к счастью несильный; здесь, под обрывом - незначительные порывы ветра при этом… что происходит в море, в 2-3 километрах от нас – мне неведомо. Считаю, что все правильно сделал, что подстраховался и вышел на берег, пусть даже и с резкими движениями и криками. Переход 40 км, из них под мотором 30 км, 5 ходовых часов.

…Довольно быстро темнеет, но полной темноты пока что не наступает. Ничего, пройдет еще несколько дней – и не видать нам больше светлых ночей. Значит, и круглосуточных переходов нам скоро будет не видать. Все, спать, спать скорее.

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень    Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень    Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень    Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

6 августа. Утреннее солнце. 1-2 балла, з-ю-з. Встречный ветер. Тундра после дождя свежа и весела; морошка наверху растет, голубика и немного черники. Голубика и черника – низкие-низкие стелящиеся кустики, буквально сантиметр-два высотой. Артем набрал целую миску ягод. А я продолжаю реально злиться… традиционная утренняя овсянка от Артема (да еще и с ягодой), конечно, хороша, но мы так и продолжаем не понимать друг дружку. Артем опять говорит, что идти по прямой у него не получалось, хотя он совершенно честно пытался следовать моим командам. Я по-прежнему не понимаю, какие могли быть трудности с управлением буксировкой, поскольку никогда с таким не сталкивался. Ну, какая-то совершенно непонятная случилась непонятка. Проще на нее забить, а попытаться разобраться позже, при удобном случае. Объясняю на всякий раз еще раз (с надеждой на светлое будущее), что на воде от надвигающейся угрозы (любой, будь то шквальная или грозовая туча или там смерч… тьфу-тьфу-тьфу!) нужно уходить перпендикулярно линии ее Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень(угрозы) движения к ближайшему укрытию. И по возможности – скорее… в общем, в дурацких, но необходимых разговорах проходит все утро. Результат этих разговоров (как это всегда случается у неглупых людей, объединенных общей задачей) – консенсус вкупе с толерантностью, и дальнейшие согласованные совместные действия.

Выходим в 12-00. Мотор, буксир, помогаем парусами. Сейчас нам пересекать Чешскую губу к м. Микулкин, это километров 55-57 от нас; течение первые 3 часа встречное. Скорость 5 км/ч, мотор на «Лакка» не набирает полные обороты. Перехожу на «Лакку»… опыт по приведению движков в чувство после/при потреблении оными сомнительного бензина у меня есть. Потихоньку движок прочищается, и выдает полный газ.  Начинаем ехать 7-8, затем –9-10 км/час. К вечеру (уже на траверсе Микулкина мыса, что на Канином) спускается с берега сильный туман; мы проходим вдоль Канинского берега еще километров 40 и встаем на косе, в устье реки Рыбная. В 5-7 км от берега по низкой воде попадаются каменные осушки и рифы, Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезеньно проходы есть всегда. 23-30. Переход 100 км, мотор – 80 км, 12 ходовых часов.

7 августа. Погода дрянь – сырость, туман, видимость 100 м. Хорошо хоть, что не холоднее 10 градусов. Поздний подъем. Находим следы костровища и недавней туристической стоянки (камни навалены по некоему периметру… видимо, палатку здесь ставили). Запускаем закидушку на камбалу – в результате что-то попадается (5 шт. камбал и 4 наваги). А блесны, как всегда в этом походе – не сработали, хотя и русло знатное, и глубины подходящие. 20-00 – выход. С-в, 2-3 балла. Выходим в лавировку. Волны поначалу нет. Появляется солнце. Идем уже в бакштаг 11-13 км/час. С моря приходит крутая волна до метра. Потом - поболе. Ветру не соответствует, и очень похоже, что собрался повториться ветро-волновой сценарий Тобседы. Не, одних тобседских граблей – достаточно. Дальше Восточной Камбалиницы не пойдем этой ночью; а там – мелко на многие километры от материка, да и кошки Камбальницкие прикрывают.

8 августа. 1-00. Заходим по приливу в Вост. Камбальницу, и встаем у заброшенного поселка. Глинистые берега, кое-где топко. Все дома пребывают в совершенно нежилом состоянии; оленеводы потихоньку разбирают их на дрова. Но дров тут  пока достаточно J. Ловим камбалу на закидушку (попалось еще с десяток). Блесна опять оказывается не у дел, хотя чайки усиленно суетятся в русле реки, особенно во время прилива. После рассвета – усиление ветра, с-с-в 5-6 баллов. Это означает, что вовремя встали. Короткий переход, 40 парусных км за 5 ходовых часов. Ну, что сейчас в море творится, нам неведомо (не доходит сюда никакая волна, осушки кругом многокилометровые); но явно – ничего хорошего. Стоим, отдыхаем, спим, ждем. Ветер, солнце весь день, как у Тобседы. К вечеру – тучи с дождиками, а ветер не стихает. На отливе удалось набрать немного крупных мидий, это значит, у нас будет день морских деликатесов.

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньЖарим камбалу и мидий, варим уху. Гуляем вяло по окрестностям. Морошка, грибы, пресная вода (километрах в полутора от нас, в тундряных ложбинах, но она невысокого качества). Идти совсем далеко в тундру тут не очень интересно – нет ни скал, ни каньонов с ручьями. Тем не менее,  приличный источник воды обнаружился чуть повыше, примерно в 2 км от поселка.

В море сейчас не нужно идти по таким условиям – километров в 20 к западу начнется неприветливый, и ничем уже не защищенный от волны с севера и запада участок побережья.

9 августа. Ночью включили сильный дождь. Утром – прояснение. Ветер уходит к югу, и теперь - ю-в, 4-5 баллов, т.е. с берега.  Выход в 11-00. Пролетаем мели между кошками и коргами (местное название островов), с трудом управляя приподнятыми рулями, постоянно скребущими по песку. Примерную свою траекторию мы представляем; но идти морем сейчас – огромный крюк, километров 20-30; да и неправильно сильно удаляться от материкового берега при таком отжимном ветре; так что приходится идти мелями, где мелко, но нет волны. Многокилометровая езда по такому мелководью возможна только на совсем мелкосидящей и легкой лодке – глубина колеблется от 5 до 50 см, несмотря на удаление от материка 3-5 км. Плюс – скорость-то немаленькая, а фарватер – извилистый (несколько мысов, островов; движемся по весьма затейливой линии, чтобы не оказаться совсем на мели. Эта мель легко может оказаться в нескольких километрах от берега, хотя издалека будет выглядеть как открытая вода. Стараемся не попасть на участки глубиной меньше 0,3 м, ориентируясь по картам и по ситуации – если совсем нет волны, а есть только ветровая рябь – значит, нам туда не надо.

 На «Негордом» при очередном повороте фордевинд ударом паруса ломает застрявший в шкотах удлинитель румпеля. Рулить становится еще труднее. Проходим до устья р. Б. Надтей, ветер заходит с ю-в на ю-з, не теряя в силе, становясь почти встречным. 15-00. Встаем. Место вполне неплохое, и есть даже узкий малозаметный проход во внутреннюю лагуну Надтея (мы как раз его пропустили). Что важно – вода здесь в глубине лагуны, около внутреннего балкА (их тут два – один – на косе, со стороны моря; другой – в глубине лагуны). Или уже – в ложбинах между травянистых холмов; не очень близко от берега. Прошли по курсу под парусами в этот раз всего 45 км, за 4 ходовых часа. Ну, было много маневрирования при выходе из Камбальницы и при поисках проходов между Камбальницкими кошками.

10 августа. Ветер – ю-з, з-ю-з, встречный и немного с берега, 6-7 баллов, все море в пене. Стоим. Ставим чум, и вечером устраиваем Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезеньпомывку в нем. С моря приходит полуметровый накат; устраиваем длинные швартовые (косынкой, т.е. залевую ферму, спереди и сзади). Катамараны теперь плавают спокойно в море, метрах в 30 от берега, держа штевни перпендикулярно приходящему накату. К вечеру перетирается один из двух швартовых «Негордого»; не страшно – дубляж-то есть. Ясно, и закат очень красочен и красив. С глиняных стен время от времени сходят неслабые оползни; но мы стоим с самого края обрыва, и нас задеть не должно. Ранний отбой, с прицелом на ранний выход – поскольку, как будто бы ветер собрался немного стихнуть.

11 августа. Подъем 7-00. Направление ветра – почти вчерашнее; а сила его немного уменьшилась. Выход 10-00 (рекордные сборы). Ветер – з, з-с-з 3-4 балла. Можно идти в острый бейдевинд, помогая мотором. Идем пока в лавировку. Длинный галс – вдоль берега, короткий – в море. Позже все-таки включаем мотор на «Лакка», и идем дальше на буксире, пытаясь помогать обоими зарифленными гротами. Скорость невелика, 6 км/ч. Около р. Падлей – небольшой поворот берега к северу; дальше можно идти уже в острый бейдевинд одним галсом. Затем – отход ветра, теперь уже - полный бейдевинд. Тем более, можно продолжать парусное движение. Очень красивые берега, особенно район р. Крынка. Крынка, для справки – последнее перед Каниным Носом место для нормального подхода к берегу (при движении с востока). Идем дальше, до Канина Носа остается километров 30, а ветер постепенно стихает, вплоть до штиля. За 20 км до Канина Носа, обозначающего условную линию раздела двух морей (Белого и Баренцева), опять задаем буксир на «Негордый» и запускаем мотор. Но через минут 15 буксировки нам вновь включают ветер. Сначала – ю-в, затем – в, затем – в-с-в, затем – опять ю-в, затем – ю, и, наконец, ю-ю-з; сначала – 1-2, затем 3-4, затем – 5-6+ баллов. Канин Нос есть Канин Нос; из четырех предыдущих прохождений его у меня только один раз обошлось без приключений (непосредственных, или слегка, т.е. на пару часов, отложенных) – в прошлом году. В море давно уже гуляет Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезеньдвухметровая зыбь, приходящая с севера (ну, она гуляла с самого утра); теперь к ней добавляется зыбь Баренцева моря, идущая с запада; ну, совсем по волне становится забавно. К давно намеченному галечному пляжу на Канином Носу мы подлетаем уже в острый бейдевинд на зарифленных парусах и со скоростью 15-20 км/ч; сейчас начало 2-й четверти прилива (мелковато, на каменных рифах – пенные «петухи»); выискиваем лазейки между рифами и выбрасываемся на песчано-галечный пляж, из которого местами торчат скальные языки. Еще одно новое впечатление – прохождение бара в острый БЕЙДЕВИНД (!!!) на 2-метровой слегка попутной и перекрещивающейся (с-в смешивается с с-з) накатной волне. «Лакка», тот даже не смог взять по ветру нужной остроты, и вышел на пляж ниже «Негордого» по ветру метров на 300. Нет, теперь обоим катамаранам стоять там, где они вышли – мощный накат, и полно скальных языков. На выброске я в одиночку не успеваю подхватить и вытащить груженый катамаран (Лена помогает, конечно, но сноровки и силы у нее не хватает), поэтому его пару раз прикладывает лагом о мелкую гальку; результат – разваленная нижняя консоль рулевого устройства. Ерунда, чинится легко; а коробка, шпрюйт и перо выдержали. Сколь можем, затаскиваем лодку на берег, дождавшись очередной волны. Дальше Лена одерживает катамаран, а я его разгружаю, и время от времени опять поддергиваю повыше. Разгрузив «Негордый», выкатываем его с Леной на катках к глиняному брустверу (это метров 100 - 120 от нынешней линии прибоя); помогаем сделать то же самое и «Лакка». 22-30. Вовремя встали, поскольку на подходе уже сильная гроза, с молниями, как положено, и перекрывает она весь горизонт на востоке. Опять чудеса – гроза, идущая с востока, а не с запада. Ставим лагерь, разводим костер уже под усиливающимся дождем; ужин, сон. До мыса – около 5 км; столько же до маяка и метеостанции. Позже метеорологи сообщили, что шквал был до 22 м/с. Прошли 95 км, из них моторных около 25 км, за 12 часов. Что сегодня не удалось, так это войти в Белое море, и встать уже там. Не хочет Баренцево нас отпускать.

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень12 августа. Стоим. Туман, ветер, сыро. Как это водится в последние дни, в море опять делать нечего. Чиню, значит, рулевое; потом гуляем все вместе по окрестностям. Устраиваем большой костер, готовим собранные грибы. Один голец зацепился в ближайшем ручье (не клевало, слишком ветер был сильный), вот его-то мы и кладем на бутерброды. К вечеру отправляемся на маяк. Идти приходится сквозь сгустившийся в очередной раз туман. Времени наша прогулка занимает много, поскольку дороги не очень знаем. А видимость – 300-500 м, и чем ближе к ночи, тем скорее она ухудшается. Часа за полтора все-таки доходим до поселка (по прямой это километра 4 с половиной, или 5). Встречаемся уже на территории с маячниками Андреем и Василием. Они сильно удивились, увидев нас, возникших из густого тумана, подобно глюкам персонажа известного мультфильма. Приглашают, конечно, в тепло. Мы, конечно, соглашаемся. Труднее люди тут на маяке живут, по сравнению с метеорологами Болванского Носа, и это заметно; но северное гостеприимство и здесь никто не отменял. Сигареты (они уже пару дней как совсем у нас закончились), чай, копченая рыба, бутерброды с маслом в тепле. Назавтра договариваемся о бане. Узнаем неутешительный прогноз на завтра – будет штормить с запада. Обратная дорога получается не в пример легче и быстрее.

13 августа. Ветер – с-з, 5-6 баллов (в порывах до 20 м/с). Зато – солнечно и довольно тепло для этих мест и середины августа, градусов 12-15. Стоим. Приезжают на квадроцикле Андрей с Василием, а главный маячный пес, черно-белый Джек уже с нами со вчерашнего вечера, пробавляется подаренными нам маячными галетами, причем без нашего спроса. Договариваемся, что придем около 7 вечера, фотографируемся на память. А потом отправляемся на экскурсию в тундру, к развалинам воинской части и на сопки. К нам движется стадо оленей, 15-20 самцов, все – с ветвистыми коронами рогов; один – полностью белый. Держатся плотной группой. Это что-то вроде «боевого охранения быстрого реагирования» основного стада, которое может насчитывать сотни и даже тысячи голов. Этот дозорный «отряд» обычно обходит (точнее, обегает) стадо по периметру, и отслеживает, все ли в окрестностях в порядке, и нет ли каких опасностей. При случае, коллективно могут обратить в бегство парочку волков или одиночного молодого медведя. То есть занимаются примерно тем же самым, что и собаки пастухов-оленеводов. А волки (и даже бурые медведи) тут иногда случаются.

Артем идет к оленям поближе, пофотографировать. Рогачи сначала не уступают, и даже делают несколько десятков шагов в сторону Артема (известный их маневр). Т.е. имитируют как бы свою крутизну и решительность. Но потом не выдерживают, и убегают вверх по склону, а мы гуляем дальше. Лакомимся остатками морошки и голубикой. На склонах -  каменные курганы, и их много; но до основного их скопления, где их десятки и даже сотни, еще довольно далеко. Среди этих курганов есть природные образования (эрозия за тысячелетия разрушила крупный валун-голец, например), но часть из них – курганы надгробные. Здесь, по словам ненцев, когда-то хоронили умерших.

К 19-30 приходим на маяк; сразу – в баню. Баня темноватая, вода желтоватая, но зато очень тепло; а это-то нам как раз и надо в первую очередь. Мы хорошо помылись, и даже слегка постирали вещи. Затем был ужин в тепле, чай, варенье, оладушки, хлеб – опять то, что нужно. Маячники, вообще-то, относятся к гидрографическому управлению Северного флота, так что связь и интернет у них есть, но весьма специфический. Посылаю емейлы своим, прошу в письме позвонить по телефону близким Артема, Лены, Саши. На прощание нам буквально насильно дают несколько банок консервов, немного сахара, а еще две банки сливочного масла! Ну, отказываться бесполезно; ну, северное гостеприимство – от него никуда J. Отдарились, как могли, и обменялись адресами. К полночи идем обратно к палаткам.

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень    Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень    Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень    Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень    Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень    Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень    Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

14 августа. Собираемся, поскольку вроде ю-в 2-3 балла. Накат, к сожалению, остался. По идее, следует выжать максимально бОльшее количество километров, пока пускают в Белое море, и как можно быстрее. Но нам нужно зайти на маяк, попрощаться с Андреем, Василием, метеорологом Денисом.

Подходим к берегу и встаем в единственно возможном месте – галечный пляж в обрамлении двух скальных мысов; один из этих мысов – и есть Канин Нос; но местные и сами не знают, какой именно J. Бухта эта открыта для наката с северо-запада, а от остальных направлений ветра и волны защищена. Прощаемся. Ребятам – не до нас; к ним пришло судно с грузом и рабочими, и теперь разгружается с помощью моторного понтона. Понтон этот периодически подходит в соседнюю узкую бухту; возможно, она более закрыта, по сравнению с нашей; но – полоска гальки там совсем небольшая, а проход между скалами – совсем узкий; второму судну практически не остается места Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезеньдля прохода и стоянки.

Итак, около 15-00 – окончательное прощание и выход. Пока мы ходили в поселок и прощались, на приливе оба катамарана накатом успело несколько раз приложить бортом о гальку. Это потом нам аукнется.

…За Каниным Носом – уже встречный ветер, 3-4 балла. Рифим паруса, сцепляемся, запускаем мотор. Как всегда после Тобседы, первым идет «Лакка» с Артемом и Сашей, а мы с Леной на «Негордом» едем на прицепе. Резкая встречная волна, скорость всего – 4-5 км/ч. Неожиданно ни с того ни с сего ломается консоль рулевого, в том же месте, что и ранее – там, где только что чинил. Кроме того, замечаю, что румпель согнут, а в месте его крепления к рулевой коробке – трещина. Еще одна нехорошая фантастика. Долго румпель не проживет. Со словами что-то вроде «звездец, блин… но нет, не точно еще звездец… еще поборемся» завожу страховочную растяжку, лежа на кормовых балках. Встречная резкая волна, подбрасывает меня вверх (руками я не страхуюсь, руки заняты растяжкой), и прикладывает ребрами о раму. Хрясь-хрюп. Все в порядке, одно ребро сломано. Заканчиваю растяжку. Рулить можно, причем вполне нормально. Но тут уже согнутый румпель ломается. Ну, теперь уж точно звездец. Подымаю руль, вяжу к балке весло, рулю. Идти-то можно, но скорость все равно мала, 4-5 км/час. Выглядываю подходящее место (есть они тут, знаю по прошлому году), жду, пока выйдем чуть выше по ветру, и командую жестом – «в берег». Расчаливаемся, и под парусами выходим в небольшую бухту на галечный пляж; отлив, обед, ремонт. Блин, ни в одном путешествии столько не ремонтировался. Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньВечером мы предприняли еще одну  попытку пройти дальше, но мотор на «Лакка» долго не запускается (минут тридцать), а волна в море – крутая и метр с лишним; в это время стремительно темнеет. Вернулись в результате в это же место на ночевку. Костер, лагерь, сон. Стоим к югу от мыса в 8-10 км. Пройдено около 15 км, под мотором 10 км, за 3 часа.

15 августа. Подъем 8-00. Ветер – ю-ю-з, 2-3 балла, волна осталась, но – она более гладкая, чем вчера, и идти можно. Выход состоялся в 11-30. Идем сначала в лавировку, потом, после поворота берега к югу, уже одним галсом напрямую к Шойне. 22-00 – Шойна. Переход под парусами 90 км за 11 часов.

16 августа. Ждем открытия магазина, гуляем по поселку. Поселок живет трудно. Появилось в нем ночное освещение улиц, и видно, что стараются люди. Но сплошной песок вокруг; т.н. опустынивание началось лет 40-50 назад, а раньше, Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезеньговорят местные, здесь была травянистая тундра. Теперь же – сплошные многокилометровые песчаные дюны и барханы по берегам, в том числе и на территории поселка. Редко встретишь чахлый куст тундряной осоки или иной травы. Входы в дома здесь расчищают от песка лопатами; вид некоторых домов такой, как будто их снегом занесло после метели, чуть не до окон; только это не снег, а песок. Из относительных достопримечательностей можно побродить по кладбищу деревянных кораблей (чуть выше по течению реки), а также погулять около маяка. Магазин небольшой, и есть в нем для нас хлеб-пиво-сигареты-яблоки-бананы-немного алкоголя. Знакомимся с местными жителями. Их много, они приходят к нам с детьми, фотографируются. Мимо проезжают мотоциклы и квадроциклы – на отливе местные ездят на них довольно далеко, в другие поселки побережья.

Весь день налетают непродолжительные дожди, минут на 15, на пол-часа. 17-30 – начало отлива, и через час мы выходим. С-з 3 балла, т.е. выход – в бейдевинд, а далее – ходовой бакштаг. Проходим осушку, и шустро идем вдоль берега к п. Кия. Туман, видимость 300 м. Бары, волны, но идти можно, 12-13 км/ч. Около Кии темнеет, видимость пока – метров 500; очередной выдающийся в море бар,  очередная туча (грозовая) идет с северо-запада; начинается пока что несильный, но дождь. Вместе с подходом тучи происходит заход ветра к западу (с моря), и усиление его до 5 баллов. Видимость падает до 150-200 м, и все это случается довольно быстро, за несколько минут от относительно приемлемых условий до довольно-таки неприемлемых.  22-30. Продолжает стремительно темнеть. Временами «Лакка» вижу с трудом, хотя дистанция до него метров 30-50. Все, ждать нельзя; нужно становиться там, где это возможно. Я чуть притормаживаю, дожидаясь Артема, и делаю знак – «идем в берег». Выбрасываемся, пройдя в серфинге бар на косе, за устьем реки Кия; Артем не понял причины моего неожиданного ухода на сушу, и теперь смотрит на меня вопросительно: мол, «с какого… вдруг так резко и сразу?» Объясняю. Дескать, и в море ничего хорошего, и уже почти не видим друг друга, еще минут 10-15 – и потеряли бы друг друга… а дальше начинается глиняная стенка, километров на 30-40. Все в порядке; однако, палатки придется ставить метрах в 300-400 от линии воды, за песчаным бруствером. К полночи включают уже вполне сильный дождь. Совсем сыро, и, в общем, довольно мерзко. 30 парусных км за 4 часа. Блин, еле ползаю под нагрузкой – ребро одолевает. Бандаж эластичный ставлю себе на ночь; сон.

17 августа. Ранний подъем. Мы сейчас уже находимся во внутреннем море; шторма как бы нет, а берега дальше пойдут знакомые и более гостеприимные; пора бы ускоренными темпами двигаться к дому. Пока еще не знаем, где будем сниматься – в Мезени или Архангельске. Выйдем к Канушину берегу или к Чиже для начала, а там решим.

Бандаж и ночной отдых ребру помог; жить стало слегка терпимо. Дождь моросит, туман, очень сыро с утра и довольно холодно. Выходить приходится на метровом накате в полную фазу прилива. Обычно я стараюсь выходить в неполную воду, скорее даже в низкую – если есть с моря зыбь или накат, то нередко волна разбивается на дальних подступах (на дальнем баре или рифах), и к берегу приходит довольно-таки ослабленной. Плюс, не образуется на линии прибоя бруствер из гальки или песка (если, конечно, уходишь с пляжа).

Грамотно выходим, обе лодки – с первого раза. Ветер с-в, 3 б. Идти можно, но сыро и холодно, градусов 10. Несколько холодных ливней накрывают нас на переходе. Несколько раз встречаем морские пороги. Волна в них – до метра. Ну, течение сильное в море. К 20-30 – выходим к Конушинской (Канушинской?) косе, и проходим за мыс. Избушка на внутренней стороне лагуны, над ручьем, но подойти сейчас к ней не получается – вода низкая. Ждем прилива, подводим лодки к зимовью. С дровами тут проблема; собираем сами на берегу. Печка, полати, стол, оленьи шкуры, ужин, сон в тепле. Сушимся. 65 км, из них моторных около 30 км, за 9 часов.

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень18 августа, четверг. Солнышко, тепло (разительный контраст со вчерашним днем), и практически штиль. Держим совет на предмет, где сниматься. До Архангельска – километров 350, до Мезени – около 150-170.  Как будто есть резон идти в Мезень, чтобы к понедельнику попасть на работу. Грузимся, наконец, дождавшись прилива. Не обнаруживаем якорь «стелс» - видимо, при разгрузке в невысокую воду он выпал и теперь затаился на дне где-то неподалеку, оправдывая название.

Выходим на максимуме прилива, около 12-30. Идем на Мезень. Встречное течение, ветер ю-з 1-2 балла, еле ползем. Течение сносит нас в открытое море, к Моржовцу, но мотор включать рановато – бензина осталось немного (литров 10-12), он может пригодиться в реке. Скорость – 3-4 км/час. Потом включили долгожданные 3 балла того же юго-запада, а течение перешло в попутное. Ну, жизнь начала налаживаться. Летим уже 15-17 км/час (по навигатору - естественно, течение помогает), комфортно, безопасно. Солнышко потихоньку уходит за горизонт, а мы идем в ночь. Мы сейчас – посреди Мезенской губы, до ближайшего берега километров 20. Появляется луна, и звезды на совершенно безоблачном небе. Полнолуние сейчас, и света вполне достаточно (фотографии и видео не вполне передают краски и освещенность); мы несколько часов бежим по лунной дорожке, соблюдая дистанцию метров 200-300. Ветер – ю, ю-ю-в, 3 балла. Входим в реку около 5-30,  тут ветер сильно крепчает, а река постепенно мелеет, поскольку начался отлив. Через 10 км – совсем мелко, а ветер по-быстрому выключили совсем. Становится жарко. Долго блуждаем в мелях, двигаясь на моторе (с буксировкой). Наконец, останавливаемся ждать прилива. Топкие берега, и погулять толком не удается. Около 14-00 – начало прилива. Пересохшее песчаное русло реки (ширина его – километра полтора) Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезеньстремительно начинает заполняться и оживать, а сама река поворачивает вспять. Появляются моторные лодки и довольно крупные грузовые и даже пассажирские кораблики. За оставшийся час проходим оставшиеся 12 км (скорость течения на приливе в реке – 6-8 км/час, а колебания уровня воды – до 9 метров). Все, вот она, пристань Мезени (название «пристань» - весьма условное, поскольку это только место для причаливания в полную воду небольшого плоскодонного разъездного катера-трамвайчика); а сам районный центр расположен выше по восточному берегу, в 2 км. У нас тут же проверяют пропуска и документы пограничники. Все в порядке с нами и нашими документами. Артем и Саша на машине наших проверяющих едут в город; а мы с Леной устраиваем лагерь и разгружаем катамараны. Вечером у нас получается слегка праздничный ужин с пивом; в промежутках между принятием пенного напитка мы забрасываем рамы в пресную воду промыться. Напоследок - торт, чай. Все, напряженные сутки одходят к концу. 160 км, из них моторных – около 25 км, 20 ходовых часов (часов 5-6 из них провели в блужданиях по осушкам реки и в ожидании прилива). Разбредаемся по палаткам и предаемся долгожданному отдыху. Часов 40 уже без сна.

20 августа. Антистапель. Жара, градусов 27-29. Мошка вылетела, хотя уже и не в таких количествах, как пять недель назад. Артем быстрее разваливает и пакует свою лодку, а я имею некоторые трудности. Мачта у «Негордого» разбирается с большим трудом. Крутим-вертим-греем-мочим-долбим-гнем ее по-всякому и временами – втроем. Все; таки разъяли проблемное колено из втулки. Еще одна фантастика - один шпангоут (центральный правого борта) оказался сломан – отлетела сварка. Когда – непонятно, возможно, что еще в Амдерме. Сейчас он тоже долгое время выглядел целый и как настоящий, вплоть до вынимания из него стрингеров; тут он не выдержал и распался на две части прямо в руках. Шпрюйт и ванты были сильно набиты, поэтому заметить раньше было невозможно, если только случайно. В принципе, если бы раньше заметили, то заменили бы – в уцелевшем ЗИПе «Негордого» есть резервные шпангоуты всех трех видов. К 21-00 – все упаковано; приходит большой микроавтобус с верхним багажником; мы грузимся и едем. Ехать долго, часов 7 с остановками, по проселочной дороге. Машину сильно трясет и подбрасывает на ухабах. Водитель, поворачиваясь к нам, спрашивает: «Вас тут не укачало?»

В ответ раздается наш дружный хохот.

…Архангельск, воскресенье, 21 августа. 6-00, морось, дождь, склад транспортной компании «Деловые линии», который открывается в 8-00. Артем остается с грузом, я, Саша и Лена едем на вокзал брать билеты. Все сильно торопятся домой. До отъезда мы успели помыться в душе в комнате отдыха на вокзале, попить пива и погулять по набережной Архангельска. Лена и Саша уезжают около 2 дня на поезде; мы с Артемом – около 5 дня на самолете. Появляется солнце, становится снова реально жарко. Песчаные полосы пляжа у набережной заполнены загорающими горожанами – как на курорте. Замечательный город! Обязательно побываю тут еще и еще.

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень    Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень   Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень

 Вернуться в начало ;)

 

Заключение

Немного цифры.  Три моря – Карское, Баренцево, Белое. По курсу пройдено около 1000 морских миль (≈ 1860 км). В эту протяженность не вошло маневрирование, лавировка, радиальные выходы и прочие отклонения от основной траектории движения. Лавировку и необязательные отклонения от курса точно учитывать скучно и незачем; думается, приблизительно это добавляет около 15-20 процентов к общей протяженности. Плюс около 100-150 км радиальных выходов и маневрирования при проходе узостей и бухт. Всего на маршруте находились (без учета стапеля и антистапеля) 36 дней; из них ходовых 21 (в это число вошли все полудневки и остановки); полных дневок - 15 (из них плановых – 6, вынужденных, т.е. по погоде или ремонту – 9).  Парусных километров по курсу – 1270. Под мотором пройдено около 585 км. Бензина потрачено 135 литров. Основной перерасход топлива случился при пересечении Печорского моря, по причине встречного ветра 2-3 балла (литров 15 лишних), а также при подъеме по Мезени (литров 10). Было еще несколько эпизодов перерасхода по 3-5 литров, менее продолжительных, при преодолении сильного встречного течения.

Ну и, о погодных условиях. Рекордное это лето было для Западной Арктики, и по температуре, и по минимальности ледового покрова; было непривычно тепло; за прежние 4 сезона в Заполярье мы только один раз встретили грозу. В этот раз – аж четыре. Аналогично – с дождями. Привычная морось с температурой воздуха 10 градусов легко менялась ливнем и повышением температуры на несколько градусов. Неоднократно попадали и в почти что ледяные ливни, которые случались при прохождении местных фронтов (т.е. небольших). Похожая ситуация была и с ветром, с его направлением и силой. За сутки ветер, бывало, менялся по нескольку раз, от штиля до 10-15 (и более) м/с; направление его за считанные часы могло измениться на 45, 90, 150 и более градусов, и тоже неоднократно. Температура воды в июле в неглубоких заливах Карского моря достигала 18-20ºC; в ней вполне можно было плавать, не замерзая.

Частота и длительность неходовых условий (или сильный встречный ветер, или что-то близкое к шторму) – тоже были существенно больше, чем в прошлые годы. Лед же в Баренцевом и Карском морях растаял чуть не до 80-85 градуса северной широты; поэтому площадь свободной ото льда поверхности моря существенно увеличилась.  Это привело к увеличению волны (как при подходе к Тобседе) – северный ветер в нескольких десятках (а может, сотнях) километров от берега разогнал сильное волнение. В общем, ледовые поля этим летом не защищали от берега волнения, а сам СЛО больше напоминал Северную Атлантику или Тихий океан, и по погоде, и по волне. 

 

О цели похода и ее достижении. Целью похода являлось эскадренное плавание по трем полярным морям, примерно 1000 морских миль, по возможности более парусное, продолжительностью около 4 недель. Возможно, я ошибаюсь, но. Насколько склероз мне не изменяет, по ЭТИМ акваториям ни одна эскадра ни разу не ходила на расстояние больше 600-700 км. Мне было интересно, как я справлюсь с новой ролью; ребятам было интересно другое. А именно – возможность увидеть эти места своими глазами, и получить очередной путешественный опыт. Ну, мне тоже сие было интересно. Думаю, что ребята со мной согласятся, что почти все получилось как надо, а путешествие было и интересным, и полезным. Многочисленные походные ништяки сопровождали нас от первого до последнего дня. Ну а естественные трудности – считаю, что мы с ними вполне справились. Ну, соплаватели хотя и имели парусный опыт поменьше моего; однако, этот недостаток вполне компенсировался терпением и старательностью каждого. Это – главное. Конечно, не всегда обходилось без недопонимания и некоторых разногласий (в отдельные моменты), но в целом в группе было комфортно от самого начала до отъезда. Каждый сделал все, что мог и что должен был делать, а все поставленные цели были достигнуты. Спасибо вам, мои собратья!

  

Тобседа и оверкиль

Проходить в бухту было необходимо, волна увеличивалась. Бухта и оба фарватера в нее были известны. Других проходов не было; да и эти два – были весьма условны. На правом фарватере, т.е. ближнем к берегу, гарантированная глубина – около 2 м, на левом (используется для прохода в бухту по высокой воде довольно крупными судами) - около 3 метров.

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в Мезень 

…Вот, найденная на стене бывшей метеостанции, спутниковая карта с  температурой поверхности. Сделана, по-видимому, летом. На ней хорошо видны очертания суши со стороны поселка, т.е. берега, на котором мы стояли; мель же тянется от мыса до мыса, перегораживая вход. Перекрыто пеной было все, и ширина пенной полосы, тянувшейся от мыса до мыса, была метров 500. Две промоины в баре - темные синие полосы. В этих промоинах тоже все было нехорошо, однако – чуть полегче, и гребни разрушались реже. Внутри бухты – небольшая охотничья база, и бывшая деревня. Крыша, вода, люди. Т.е. удобная стоянка.

…Тем не менее, оверкиль. Причины. Несоответствие ветра волне и наоборот. 3 с лишним метра волна (по нашим оценкам), и ветер у береговой линии – не больше 5 м/с. Ветер в открытом море на переходе был существенно сильнее, поэтому оба катамарана несли зарифленный на одну полку грот. При подходе к берегу – ветра стало существенно меньше, и чем ближе к берегу – тем ветер с моря все слабел; с таким я раньше не сталкивался. Возможно, нужно было ставить полный грот. Мотор (маломощный) на таких крутых волнах вряд ли сумел бы облегчить ситуацию. Получилось - нехватка скорости и управляемости, особенно у чуть более загруженного и тяжелого «Негордого». Вторым фактором была недостаточная дистанция между катамаранами при проходе бара. «Лакка» по привычке шел метрах в 30 в кильватере и старался повторять мою траекторию. Раньше (при проходе рифов и узостей на прибое) это нормально работало. Сейчас – внесло дополнительные сложности. Одной особо крупной волной «Лакка» в серфинге поднесло вплотную к «Негордому». Чтобы избежать столкновения, ему пришлось взять правее; «Негордому» - чуть левее. С десяток секунд оба катамарана шли рядом, метрах в 5-7, параллельными курсами. Я в эти секунды давал краткие указания  перед проходом второй, самой стремной линии бара; это привело к небольшой задержке и кратковременной потере концентрации. В результате, у «Лакка» осталась возможность уйти правее и вписаться в промоину бара; «Негордый» в нее уже не успел скользнуть. Пришлось идти напрямую. Ну и – наконец, сдвоенный вал на третьей линии, с расстоянием между гребнями метров 5-6, настигший нас уже почти на выходе из бара.

Потери части имущества можно было избежать, приняв дополнительные меры предосторожности, и проконтролировав дополнительно крепление и упаковку. Частично это не было сделано. Но, увы, силы и возможности отдельно взятого человека (любого, даже опытного) не беспредельны; тут необходима слаженная работа и выучка всего экипажа, всех участников группы и кэпов всех лодок, и так каждый раз на каждом переходе. Тогда и накладок меньше случается, и жить на борту становится легче. Обычно у нас так и было (как в клипе о морском быте, где в нескольких эпизодах видна эта самая слаженность).

Рассуждать об оверкиле пока хватит; хорошо все, что хорошо кончается. Тем более, что к декабрю ( а заканчиваю я свой рассказ дней за 10 но Нового Года) восстановлено практически все утраченное тогда имущество – и горелки, и спутниковый телефон, и многое еще чего, на катамаране заменены все сомнительные детали (и вообще, «Негордый» уже сейчас, к НГ, получил много чего нового и полезного… в чем-то это будет уже совсем другая лодка…),.. а главное – у меня появилась новая губная гармошка, точная копия утерянной J  «Что нас не убивает, делает нас сильнее» (известная цитата). В переводе с языка классика на народный, нас имеют – мы лишь крепнем J.

…Напоследок – клип о нашем прохождении от мыса Русский заворот до Тобседы. В нем – видеорассказ о всем этом приключении, от стоянки на песках Русского Заворота вплоть до второй линии бара и дней ремонта. Ну, в общем, Эпизод Тобседа.

 

 Об эскадренности в дальних плаваниях.

Из положительного.

Вот оно, положительное – в клипе Быт-2016, морской ;)

Мне он нравится; плюс замечу – настроение группы, что нашло свое отражение в этом клипе – таки да, так все и было в большинстве ситуаций.

 

А теперь немного рассуждений, как говорится, уже по трезвому прошествии некоторого времени.

…Конечно, есть некоторые ощутимые бонусы в виде общения и возможностей снимать фотографии и видео катамаранов на ходу. Экономия топлива при ходе одной лодки на буксире. Возможность взаимопомощи. С виду – как бы даже безопаснее.

Из отрицательного.

…Однако, эта как бы повышенная безопасность частично – лишь видимость. Да, в целом, наверное, безопаснее; но – не во всех ситуациях. На берегу после оверкиля помощь «Лакка» была действенна и существенна, но в море он никак не мог помочь. Плюс. Как раньше я был уверен в том, что одна лодка идет быстрее эскадры при прочих равных, так и сейчас так считать продолжаю. Одна лодка на парусных переходах, как правило, отстает. Большое коллективное хозяйство. Большее количество особенностей и личных специфик, в соответствии с большим количеством группы. Сборы лагеря и укладка вещей перед выходом в море ни разу не случились короче 3 часов. Это вместо часа-полутора, которые были у меня в предыдущих путешествиях на «Негордом».  Возможно, причиной столь долгих сборов был недостаточный опыт и некоторая неслаженность в действиях всей группы. Видимо, трудно собрать за один сезон идеальную группу на такие маршруты.

В целом, оцениваю снижение скорости от «эскадренности» в нашем случае процентов в 15-20, по сравнению с хождением одной лодкой. Плюс выяснилась еще одна особенность, уже лично для меня. Я давно не ходил по серьезным акваториям в группе, лет 25. Но те древние походы, километров на 200-300 за три-четыре недели, нынешним, конечно, не чета. Конечно, опыт «лохматых» походных лет немного помог; но реалии и сложность походов сейчас сильно изменились. В общем, забот у руководителя эскадренной группы по сравнению с одиночным плаванием, конечно же, больше, что и отразилось в недостатке концентрации в некоторых эпизодах, а также в неиспользовании на маршруте музыкальных талантов Артема, и в ненаписании некоторого количества стишков и баллад. Ничего, еще и музыкальные таланты окажутся востребованы, и баллады напишутся.

…Еще раз о составе группы. Несмотря на то, что я тут ворчу по разным поводам, скажу – все без исключения ребята – молодцы, каждый по-своему; спасибо всем за участие и совместное приключение! Продолжение, как всегда, последует J… до новых встреч на маршруте!

Вадим Ракитин (ВРан на парусном форуме «под гиком», Вадим ВРан на ютубе и подобных местах), катамаран «Негордый» М-625, емейл negordy@list.ru

 

Вместо эпилога (Баллада «Эскадра»)

Окутаны дымкой скалистые горы,

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньНад океаном мерцает заря.

Уходит эскадра в полярны просторы,

В бездонны, бескрайни студены моря.

Все вымпелы вьются, товарищи-други,

И цепи б гремели, да нет якорей…

…Тут я просыпаюсь под шорохи вьюги,

Ночной зимней вьюги,

В спасательном круге (из женских рук круге),

В объятьях подруги (нет, верной супруги J)

Под блеск не светил, а ночных фонарей.

 

Задраены окна… тюль не шелохнется,

Нетронутый теплым тугим ветерком.

И мышкой-норушкой в мозгу мысль скребется,

Настырно таежным зудит комаром.

Что годы летят все быстрее, быстрее,

А я все пою (невпопад, не о том!),

Что старые песни почти что не греют,

А новые песни поются с трудом.

…И вправду, к чему упираться до пота,

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньИ в прозе искать поэтичный изъян,

Чтоб каждое утро бежать на работу,

И там, упираясь до боли, до пота,

Клепать, аки робот, научны расчеты,

Доклады, заявки, статьи и отчеты,

Чтоб оттопырить зарплатой карманы,

Чтоб было на что строить катамараны,

Чтобы на них умотать в дальни страны,

Чтоб в прозе найти столь искомый изъян.

И мокнуть, и мерзнуть… порой до икоты,

И, упираясь до боли, до пота,

Надраивать фалы, оттяжки и шкоты,

И так отдыхать, блин, от этой работы,

что некогда всех увлекла обезьян J.

 

…Сомкнутся вновь веки в дремоте, и вскоре

Я вновь окажусь в том пустынном краю, где -

Уходит эскадра в открытое море,

Чтоб в нем обрести честь и славу свою.

Засвищут вновь ветры и шквалы лихие,

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньИ красками вновь расцветут небеса.

Открытую душу заполнят стихии,

В прикрытых глазах задрожат паруса!

…Закончены приготовленья и сборы.

Храни нас, удача, в волнах и штормах!

Что ж, снова прощайте, скалистые горы,

Горчи вновь, горчи, поцелуй на губах!..

… Отлив начинается; ветер невстречный;

На курс флагман лег, устремляясь вперед.

Купаются чайки в прибое беспечно,

Уходит эскадра; сюжет, в общем, вечный.

«Кореец» привычно в кильватер встает!..

 

…А море – игриво, лазурно и пенно,

Прекрасно, опасно – одновременно,

И залита солнцем страна наша На.

Нелепо, смешно, безрассудно, волшебно…

Не в лад, как всегда, невпопад – совершенно…

Сентиментально… банально… нетленно!..

…Ах - парус, ах -  ветер!.. волна, ах, волна!

 

Так пой нам, голос в извечном хоре –

О странствиях долгих в чужом краю.

О всех кораблях, ушедших в море,

О всех, покинувших гавань свою…

О нас, покинувших гавань свою!..

(Июль, октябрь 2016 г.)

 

 

Штормовые моря «Негордого» и «Лакка»: из Байдарацкой губы в МезеньФотохроника похода (съемки А. Казакова, В. Ракитина, Е. Маевской):

 От Воркуты до Вайгача

 Карские Ворота и Вайгач. От м. Болванский Нос до о. Долгий 

 Печорское море, Тобседа 

Тиман, Канин Нос

От Канина до Мезени

 

Видео-2016:

Эпизод Тобседа

Быт-2016, морской ;)

Фильм «Штормовые моря… 39’47’’, полная версия)

 

Путешествия «Негордого» прежних лет:

2009 Медвежьегорск-Питкяранта

2010 Кулой-Кия-Архангельск

2011 Архангельск-о.Вайгач-Беломорск

2012 Красноярск-Лабытнанги

2013 Киренга –почти Якутск

Паруса над Таймыром-2014 (Якутск-Таймыр-Дудинка)

"Негордый"-2015: внешнее Беломорье

«Негордый»на ютубе (клипы, фильмы и песни)

 

Сайт «Лакка»

От Е. Маевской

Приключения "Девы"-2015: Тазовская и Обская губа 

 

Краткий путешественный глоссарий J

Походная нетленка (ППСПС)

Вернуться в начало ;)

 

 

 

Приложения:

 

Краткий отчет и дневник похода

 

Смета (коллективная)

 

 

 График движения и координаты стоянок

 

Дата, ходовой день

Координаты выхода/прихода,

ºс.ш., в.д., место

Время вых/прих

Продолж., часы/

километры

Условия

Способ передвижения

12-13.07

1,2

68.84968, 66.92613

(примерно)

-

Стапель и сборы

Ясно, днем 25-27ºС, мошка, ветер 1-2 б. в-ю-в, ю-в

-

14-15.07

3,4

68.84968, 66.92613 (примерно)

69.76781, 61.69865

 п. Амдерма

3:00 /

7:30

28,5/

245

Ясно; 20-25ºС днем, 15 ºС ночью; 1-5 б. в, в-с-в

Парус – 200 км,

Мотор – 45 км

16-17.07

5,6

69.76781, 61.69865

п. Амдерма

70.45032, 59.08783

м. Болванский Нос

17:15 /

15:00

22/

130

Туман, морось; 10-15ºС; 2-3 б. с-з,  с-с-з, с.

Парус – 70 км

Мотор – 60 км

18-19.07

7,8

70.45032, 59.08783

м. Болванский Нос

70.15336, 58.61006

 Лэмбараяха

16:15 /

1:00

8/

60

Туман, потом солнце, 12-17ºС; 0-2 б. в-с-в

Парус – 20 км,

Мотор – 40 км

19-21.07

8-10

70.15336, 58.61006

Лэмбараяха

-

Дневки, отдых, пешие прогулки

Солнечно, 15-25 ºС; ночной дождь

-

21-22.07

10,11

70.15336, 58.61006

Лэмбараяха

69.66242, 59.99606

Пляж у Варнека

19:00 /

6:00

11/

95

Ясно, 15-17ºС, с-в 0-5 б.

Парус – 80 км

Мотор – 15 км

22-24.07

11-13

69.66242, 59.99606

Пляж у Варнека

-

Дневки вынужд., прогулки

Ясно, 15-17ºС, с-в 5-6 б.

-

24-25.07

13, 14

69.66242, 59.99606

Пляж у Варнека

69.11425, 59.33310

о. Долгий

22:00 /

5:00

7/

75

Обл. с прояснениями,

12-15 ºС, с-в 3-5 б.

Парус – 75 км

25-27.07.

14-16

69.11425, 59.33310

о. Долгий

68.96954, 54.58760

м. Русский Заворот

20:00 /

6:00

34/

215

Обл., ливни, морось, туман, 10-15 ºС, с-с-з 1-4 б.

Парус – 35 км

Мотор – 180 км

27-28.07

16, 17

68.96954, 54.58760

м. Русский Заворот

 

Дневка вын. Рад. выход 60 км

Обл.,

10-12 ºС, з-с-з 3-5 б.

.

28-29.07.

17,18

68.96954, 54.58760

м. Русский Заворот

68.59292, 52.28782

Тобседа

21:00 /

7:30

10/

110

Ясно, пер. обл. 10-15ºС, с-в, с-с-в 1-3 б.

Парус – 105 км

Мотор – 5 км

29.07-2.08.

18-22

68.59292, 52.28782

Тобседа

 

Дневка вынужд., ремонт.

Ясно, обл. с проясн., врем. дождь10-20ºС, с-в, с-с-в, с-з, ю-з 1-6 б.

 

2.08–3.08.

22,23

68.59292, 52.28782

Тобседа

67.98020, 49.69110

Ручей в Горностальей

17:30 /

5:45

12/

120

Обл., дождь, туман 10-12ºС, ю-з, ю-ю-з 1-3 б.

Парус – 120 км

4–5.08.

23,24

67.98020, 49.69110

Ручей в Горност. губе

67.90254, 48.60407

67.65512, 49.02619

П. Индига

12:00 /

7:00

11/ две вын. остановки по3-4 ч.

110

Обл. с проясн., туман 10-12ºС, – ю-в 1-5 б,  штиль

Парус – 70 км

Мотор – 40 км

5.08

24

67.65512, 49.02619

П. Индига

Х.з. зап. берег Индигской губы

18:00 /

23:30

5,5/

40

Ясно, 12-17ºС, – ю-з 0-2 б, 

Парус – 10 км

Мотор – 30 км

6.08.

25

Х.з. зап. берег Индигской губы

68.09715, 46.52687

Мыс Рыбный

12:00 /

23:30

11,5/

100

Ясно, туман 10-20ºС, ю-з, з-ю-з 0-2 б.

Парус – 20 км

Мотор – 80 км

7 - 8.08

26, 27

68.09715, 46.52687

Мыс Рыбный

68.31454, 46.01217

В. Камбальница

20:00 /

1:00

5/

40

Обл. с проясн. 10-12ºС, с-в, 3 б.

Парус – 40 км

9.08

28

68.31454, 46.01217

В. Камбальница

68.51985, 45.51077

Р. Надтей

11:00 /

15:00

4/

45

Ясно, переем. облачн., 10-15ºС, ю-в, 4-5 б.

Парус – 45 км

 

10.08

29

68.51985, 45.51077

Р. Надтей

 

Дневка вынужд.

Ясно, пер. облачн., 10-15ºС, з-ю-з, 5-7 б.

 

11.08

30

68.51985, 45.51077

Р. Надтей

68.66884, 43.39930

Канин (пляж)

10:00 /

22:00

12/

95

Ясно, переем. облачн., 10-15ºС, разные направл. 1-6 б.

Парус – 70 км

Мотор – 25 км

12 - 13.08

31,32

68.66884, 43.39930

Канин (пляж)

 

Дневка вын., пешие прогулки

Ясно, пер. облачн., туман 10-15ºС, разные направл. 4-6 б.

 

14.08

33

68.66884, 43.39930

Канин (пляж)

68.60966, 43.34851

Канин запад (ремонт)

15:00 /

18:00

3/

15

Обл., 10-12ºС, ю-ю-в 3-4 б.

Парус – 5 км

Мотор – 10 км

15.08

34

68.60966, 43.34851

Канин запад

67.88024, 44.15081

П. Шойна

11:30 / 22:00

12/

90

Обл. с проясн, 10-12ºС, ю-в 2-3 б.

Парус – 90 км

 

16.08

35

67.88024, 44.15081

П. Шойна

67.66043, 44.07532

П. Кия (приблизительно)

18:30 /

22:30

4/

30

Обл., дождь 10-12ºС, с-з, з 2-5 б.

Парус – 30 км

 

17.08

36

67.66043, 44.07532

П. Кия (приблизительно)

67.15559, 43.90320 

Кануш. коса. Избушка

11:00 /

20:00

9/

60

Обл., дождь 10-12ºС, с-з, 1-3 б.

Парус – 35 км

Мотор – 30 км

18-19.08

37,38

67.15559, 43.90320 

Кануш. коса. Избушка

65.83490, 44.21181

Пристань Мезень.

12:30 /

15:00

20/ Остановка 5-6 ч.

160

Ясно, 15-25ºС, ю-з, ю, ю-ю-в, 1-5 б.

Парус – 135 км

Мотор – 25 км

20.08

39

65.83490, 44.21181

Пристань Мезень.

 

Разборка лодок; отъезд

Ясно, 20-25ºС, ю-з, ю, ю-ю-в, 1-2 б.

 

 

 

 Источник: "https://negordy.my1.ru/2016/NLKBB.htm" rel="nofollow"

0 0
Комментарии
Список комментариев пуст
Добавить публикацию