Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Водный туризм Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

384 километра по реке Ангаре: от Усть-Илимска до Кодинска

Страницы полевого дневника

Автор: Александр Абаев (Иркутск)

Работы Александра Абаева:

"Здравствуйте! Меня зовут Александр Абаев. Мне 20 лет. Я живу в г. Иркутск, родом из г. Усть-Илимск. В августе 2007 года мы с отцом сплавились по реке Ангаре - от г. Усть-Илимск до г. Кодинск (Территория Иркутской области и Красноярского края). В этом маршруте нет особых спортивных достижений, зато есть огромное количество интересных открытий для себя. Мы использовали для сплава лодку "Турист 3". Об этом подробно рассказано в самом отчете-книге. Цель маршрута была - сохранить живое видение природы долины реки, которую в ближайшем будущем собираются затопить, создав новое - Богучанское водохранилище. Утверждение новой отметки затопления долины реки до высоты 208 метров, вместо прежней - 185, вызвало у меня много вопросов и негативных эмоций, чтобы самому во всем разобраться и все увидеть, я и позвал отца с собой в сплав. Пройдя маршрут, решил написать и издать книгу, что сейчас активно подготавливаю.

На обработку собранного материала ушел почти год - и вот результат: подготовил описание, в немного сокращенном изложении представляю его вам. Хочется, чтобы больше людей прочитали о моем маршруте, а это значит - больше людей будет знать о проблеме затопления долины Ангары, исторической основы освоения Восточной Сибири. Там много тайн, которые в скором времени окажутся на дне, и пусть мои материалы будут небольшой крупицей в сохранении истории нашего края".

В жизни человека необходима романтика. Именно она придает человеку божественные силы для путешествия по ту сторону обыденности. Это могучая пружина в человеческой душе, толкающая его на великие свершения.

Фритьоф Нансен.

Вместо предисловия

Не спокойна душа того, кто хочет идти. Мечтаешь, думаешь, стремишься воплотить мечты в реальность и почувствовать счастье от пройденного пути, от преодоления трудностей. Стоит сказать о том, как появилась эта мечта.

Тогда еще жили в городе Усть-Илимске (город на северо-западе Иркутской области), и как-то весной с друзьями отправился пройтись по левому берегу реки Ангары до Петрушиных полян (они недалеко от города). На полянах остановились на ночлег. Здесь есть ручей, а это чистая вода для чая. Из самой Ангары я пить уже не решусь. Достаточно открыть школьный атлас по географии Росси, карту экологического состояния природной среды, и можно увидеть, что Ангара от плотины Усть-илимской ГЭС закрашена красным цветом, как значительно загрязненная река. Это итог хозяйственного освоения региона.

Ниже сбросов технологических вод лесопромышленного комплекса, по поверхности воды Ангары плывут, словно облака по чистому небу, клубы желтоватой пены, и на прибрежной мели, порой, можно увидеть лежащих на дне мертвых окуней. Так такая картина предстала перед моими глазами, когда мы ходили смотреть устьевые участки рек Большой и Малой Яросам, что впадают в Ангару ниже сбросов ЛПК. Возле берега, на дне, сквозь хрусталь воды белели крупные и мелкие окуни. Они лежали беспорядочно - какие на боку, какие вверх брюхом, и их ярко красные плавники уже потеряли блеск, были белы от слизи, как и все тело рыб. Течение прибило их на мель и уже не трепало, оставило на съеденье всем тем, чей зоркий глаз различит в воде белые пятна.

Конечно, причина гибели рыб может быть и в другом, и Усть-Илимский ЛПК это лишь последняя капля того, что приняла река выше по течению. Но нет уже той, хрустально чистой воды, что прорезает Приморский хребет и торопиться на север. Хоть она и прозрачна, и с отливом бирюзы, и также блестят в солнечный день камни на ее дне, но есть в ней много растворенных и невидимых глазу веществ, которые сбросили в нее различные промышленные предприятия, и пить ее, также просто, как там наверху, у Байкала, не особенно возникает желание. Поэтому мы и остановились у бокового ручья.

Как выяснилось, на полянах у берега ночевал человек. Это был фотограф. Объектами его съемки были птицы, а весна - самое благодатное время для этого - они возвращаются из мест зимовки и начинают готовиться к лету. Фотограф сплавился один до впадения в Ангару реки Ката и теперь возвращался домой. У него была маленькая одноместная лодка. И по пути он занимался съемкой.

Познакомились, и мы расположились с ним рядом. Долго просидели за разговорами. Наш знакомый был без палатки, ночевал у костра. Было интересно послушать его рассказы об Ангаре, о нашей тайге и о многих ее обитателях. О том, какая была Ангара до строительства гидростанции, о стремительных и сильных тайменях на шиверах и порогах. И тут, как-то сама собой возникла идея: сплавиться по ней, от Усть-Илимска до Кодинска, посмотреть на природу ангарской долины.

Когда-то вверх по Ангаре прошли казаки. Им приглянулось место у впадения правого притока - реки Илим. В долине Илима они нашли плодороднейшие земли, и здесь же нашли наиболее удобное место для переноса своих кочь на соседнюю реку - Лену, получившее название "Ленский волок". Так, в тысяча шестьсот тридцатом году, в среднем течении реки Илим, появился Илимский острог, ставший центром Илимского воеводства.

Через тридцать один год был заложен Иркутский (Яндашский) острог, постепенно начала возрастать его экономическая роль, и в будущем через него прошла нить Московского тракта, а позже и Транссибирской железной дороги. Илимск остался в его тени, экономический центр Восточной Сибири сместился южнее.

Время шло. Началось освоение энергоресурсов Ангары. Зимой 1962 - 1963 годов к Толстому мысу, который вдается в Ангару в тридцати километрах ниже впадения реки Илим (теперь это левобережная часть Усть-Илимской гидростанции), был высажен первый десант. На диабазовой скале появилась надпись: "Здесь будет построена Усть-Илимская ГЭС". А уже в 1977 году закончилось заполнение нового Усть-Илимского водохранилища и ввод пятнадцатого агрегата ГЭС. В конце марта 1979 г. был включен в сеть последний - шестнадцатый агрегат станции.

Илимск и Илимская пашня остались на дне. Острова Лосята теперь можно увидеть лишь на старых фотографиях и в документальных фильмах. Многометровая толща воды скрыла их от любопытного глаза. Много деревень ушло под воду, много красивых мест, на которые богата наша сибирская природа.

Пока еще неизвестна дальнейшая судьба Ангары. И захотелось увидеть своими глазами то, что видели первопроходцы Сибири и чего в ближайшем будущем не станет… Ведь строится четвертая ступень гидростанций на Ангаре - Богучанская ГЭС.

Уже глубокой ночью ушел в палатку и сразу уснул. Глаза открылись как по команде. Казалось, и не спал вовсе. Вылез из нагретого спальника, посмотрел на часы - пять тридцать. Расстегнул полог палатки и замер от неожиданности - воздух был наполнен песнями птиц, не было места другим звукам, со всех сторон доносились различные голоса, которые мешались в песню, песню утру.

Уже светало, лучи солнца осветили восточный край неба, но все сливалось в белизне тумана. Хотел разбудить своих спутников, чтобы они услышали приветствие птиц утру, но те так крепко спали, что мне это не удалось. "Пусть спят", - решил я и пошел тихонько по дороге. За все время скитаний по тайге такого хора пернатых певцов мне еще не приходилось слышать. Голоса множества птиц - радующихся весне, родным местам, этому тихому утру - звучали как единая песня, в ней можно было уловить все чувства, эмоции, терзания, радостные мгновенья певцов. Как особенно хорошо было, грудь сдавили необъяснимые чувства, те, ради которых и отправляюсь в лес. Боялся даже дышать, чтоб не нарушить звуками дыхания эту симфонию. Ангара, видимо тоже заслушавшись голосами птиц, уняла в тумане свой бег, как будто специально укуталась в него и совсем бесшумно несла свои воды.

Ходил по лесной дороге, вышел на берег и только здесь уловил тихий шум реки. От нее поднимался шелком туман, кружился белыми нитями, словно пытаясь сплести для реки надежное и легкое покрывало.

С восходом солнца птицы начали замолкать. Вернулся к костру, фотографа не было - он тоже, где-то ходил. Сел на бревно, оно было сыроватым, но даже не обратил на это внимания, думал, и мысли бежали вниз вместе с рекой, туда, где пока еще можно встретить такое утро.

Вот так ко мне пришла эта идея, мечта - проплыть по Ангаре, по ее нижнему, можно сказать первозданному, участку. Тем более в скором времени будет достроена Богучанская гидростанция и вся красота долины Ангары уйдет под воды нового водохранилища. Пока утверждена новая отметка уреза будущего водоема - двести восемь метров, вместо спроектированной - сто восемьдесят пять, а это значит - стоячая вода в Ангаре будет начинаться от самого города Усть-Илимска. Этот вопрос волнует многих на сегодняшний день. А пока - река, вырвавшись из объятий третьей ступени гидрокаскада, торопится к Енисею, бурлит на порогах и шиверах, сохраняя свой истинный вид. Вместе с ней решил отправиться и я.

Выбор плавсредства пал на надувную лодку "Турист 3", самое оптимальное, что было в наших магазинах. Доработали ее, приклеив по бокам грузовые петли, через которые вокруг бортов пропустили веревку-леер. За петли будем привязывать груз, закрытый герметичным чехлом, а веревка по бортам - очень удобна в эксплуатации, да и схватиться есть за что, если выбросит из лодки, или перевернет случайно. Грузовой отсек решили сделать сзади - так будет удобней сидеть.

***

5 августа 2007г. Город Усть-Илимск

Вот и начало пути. Три года прошло с того момента, когда той весной пели птицы и когда появилась эта мечта. Сложно было раньше найти время: то не выходило с отпуском у отца, то я поступал в университет - так пролетело два лета. И вот, наконец, все сложилось и отцу дали летний отпуск. Позади все трудности сборов: покупка и подготовка лодки, продуктов, подбор снаряжения.

Путешествие началось с автобуса Иркутск - Усть-Илимск. Сижу на своем месте, рядом отец. В голове нет никаких мыслей, просто отдыхаю. Единственное ощущение радости от того, что мечта воплощается в реальность. Только приехал с Приморья и снова в путь. Мысленно уже начал отсчет четырнадцати предстоящим часам и девятистам шести километрам. Люблю эту дорогу, по ней проехал уже бессчетное число раз. Здесь можно посмотреть многое. Как сменяется уклад жизни людей севера и юга нашей области, как населенных пунктов стает все меньше и меньше к северу, как меняется природа - от сосновых и березово-сосновых лесов до лесов с темнохвойными.

Поехали - замелькала мимо обочина. С каждым метром все ближе и ближе то, что я так давно хотел.

Трасса автодороги проходит на всем протяжении вдоль Ангары, где-то отдаляясь, где-то приближаясь к реке. В некоторых местах можно увидеть, перенесенные из зоны затопления Братского и Усть-Илимского водохранилищ, деревни. Выход населения "на хребты" внес коррективы в ведение хозяйства, изменил устоявшийся уклад жизни людей. Так неужели эта же участь ждет и участок нижнего течения Ангары?

Время в пути бежит вместе с самой дорогой. Вот и город - родной Усть-Илимск! Одиннадцать часов вечера. Едем по левому берегу. Я сижу у окна. Уже сумерки. Светятся улицы, дома, лесопромышленный комплекс, трубы которого возвышаются на правом берегу реки. Подъезжаем к мосту, дыхание перехватывает, вот она - красавица Ангара, стремительно бежит на север. В ней отражаются огни машинного отделения ГЭС. Сжатая скальными берегами, вода кипит на камнях, какая-то серая, загадочно-таинственная, с металлическим ночным блеском. Смотрю в сторону течения - нам туда, вниз, за Невонскую сопку, Петрушины поляны, ниже - до следующей гидростанции.

Переехали мост и вот мы в правобережной части города. Все улицы знакомы, по ним я ходил, здесь вырос.

Почти в конце города наша остановка, выходим. Нас уже встречают. Надеваем свои тяжелые рюкзаки, и пошагали к девятиэтажному дому. Ночевать будем у моей сестры.

6 августа. Город Усть-Илимск

День начался с подготовки. Ходили по магазинам, докупали продукты и кое-что из снаряжения. По пути смотрел на город. Я в нем вырос, теперь здесь не живу, но вот приехал, теперь как гость. Увидел изменения в нем. Особое чувство было в душе, как будто нашел давно потерянное…

Хоть и основали первопроходцы Сибири Илимский острог в далеком 1630 году, но город Усть-Илимск ведет свое летоисчисление с гораздо поздней даты с 27 декабря 1973 года, со дня преобразования Указом Верховного Совета РСФСР, рабочего поселка Усть-Илимск в город областного подчинения. И располагается современный город на тридцать километров ниже впадения реки Илим - проектировщики искали удобное место для строительства гидростанции, сужение на реке, вот и пришлось им по душе место у Толстого мыса, вдающегося в реку. Здесь и возник Усть-Илимск.

При его строительстве использовали принцип ландшафтного зонирования - город поделен на отдельные зоны. Лечебная зона - это больничный городок, раскинувшийся в сосновом бору. В учебной зоне располагаются учреждения образования. Промышленная зона вынесена за пределы города и здесь располагаются ЛПК, предприятия его обслуживающие и ТЭЦ, обеспечивающая город горячей водой. Основные магистральные дороги тоже проходят вне города. Поезда прибывают в поселок Железнодорожный, располагающийся недалеко от города.

Город достаточно компактен - все под рукой, и после обеда мы уже были дома и фасовали продукты. Потом собрали весла. Их делали сами, по принципу катамаранных. Выточили лопатки из фанеры, а рукоятки сделали из ели - это самая удачная, на мой взгляд, древесина для этого - она достаточно прочная и легкая. Проолифили и покрыли лаком. Сверху прикрутили поперечины, они получились довольно удобными. Везли лопатки отдельно от ручек.

В прихожей куча пакетов, сумок, свертков, еще каких-то вещей - все надо. Сборы идут полным ходом. Начали сушить сухари. Выпросил наволочку у Анютки, так зовут мою сестру, для их хранения. Шесть булок были порезаны на куски и засушены до румяной корочки. Крупы и сыпучие продукты расфасовали по пластиковым бутылкам и пакетам. Все готово.

Вечером занимался подготовкой снастей на хариуса. Вязал поводки на мухи и готовил верховой и грузовой настрои. Теперь много чувств в душе, скорей бы плыть! Взяли приемник - будем слушать радио.

День пролетел незаметно. Перед сном выхожу на балкон. Небо облачно, не видно звезд. Вдохнул ночной воздух, постоял, обдумывая предстоящее путешествие. В душе немного тревожно - люблю это легкое ощущение перед началом чего-то важного. Все рассчитано, все проверенно. Испытание ждет.

7 августа. В 1 километре ниже деревни Тушама

Не описать те чувства, с которыми проснулся. Для всех, кроме нас, начался обычный день. Попили чаю и в путь. Вызвали такси и, попрощавшись с сестрой, начали свое путешествие. Ехали на левый берег, через весь город. Такси вел интересный водитель - родом с Кавказа. Очень веселый и любопытный. Успел спросить у нас куда едем, почему столько сумок и рюкзаки, спросил про весла, а когда узнал, что мы хотим сплавляться по Ангаре до Кодинска, то очень удивился. Еще рассказал, что у них дома арбузы по десять рублей за штуку и пожелал удачи.

Мы приехали в поселок Невон, на полосу старого аэропорта, которая почти у воды. Разгрузились и спустились к реке. Плещется вода, запах водорослей и туман - это будет сопровождать нас весь путь. Скоро поплывем!

Разлаживаем вещи и начинаем надувать лодку. Туча мошки прерывает это занятие. Но нам удалось с ней справится, и вот лодка приобрела форму и спущена на воду. Начинается самое интересное - загрузка наших вещей в нее. Их явно больше, чем места в лодке, да еще и мы. После нескольких минут раздумий и еще нескольких минут переноски вещей - все уложено. А сливочное масло привязано к корме на веревочке, так не растает, вода то в Ангаре очень холодная. Вот и момент отплытия. Поднимаюсь на террасу и делаю памятный снимок груженой лодки и отца на фоне ее. Спускаюсь, ставлю фотоаппарат на таймер - вот и моя фотография перед отплытием. Все - вперед! [фото 01]

Толкаюсь и мы плывем. Звоню всем родным и друзьям, говорю об отплытии, у мамы с бабушкой нотки тревоги в голосе, все желают удачи. Что ж, постараемся не подвести. Вперед.

Первые километры легли под весла. Вот и начало моей мечты, того, что я так долго ждал. Сидим друг за другом. Работаем веслами, чувствуется течение. Идем ходко. Лодка без киля, и поэтому вертится на течении, приходится то и дело подгребать или тормозить. Интересно смотреть по сторонам - всюду в рельефе угадываются сибирские траппы - базальтовые внедрения пород. Встречаются острова, на одном из них увидели озеро в центре. Река шириной от километра до двух, в лесистых берегах, в которых среди чащи к берегам выходят осыпи и отдельные стражи-скалы.

В одиннадцать-пятьдесят встали на обед. Доплыли до Петрушиных полян. Летом их не узнать - все заросли густой и высокой травой. Мы отыскали ключ, где тогда весной ночевали. Взяли воды. И на берегу сварили свой первый экспедиционный "обед из пакета". Пока еще все не слаженно, не утрясено и не обжито походной жизнью, через некоторое время все будет под рукой.

Плывем дальше. Столько впечатлений возникает, когда, наклонившись через борт лодки, смотришь на воду - прозрачно, и видно как колышутся течением водоросли, как проплывет какая-нибудь рыба, как вода несет разные частички сора и как они скачут по дну.

Дальше плыли без особых происшествий. Только облака, гулявшие поодиночке, вдруг собрались в одно большое, оно закрыло небо, и посыпался дождь. [фото 02] Мелкий и теплый. Пришлось причалить - достать пленку и плащи. Укутались и поплыли дальше. Капли стучали по пленке, стекали по лодке. Так продолжалось с редкими перерывами. Проплыли боковую речку Синягу. До нее я почти доходил пешком по берегу. Дальше крупная река Тушама. Зашли в ее устьевую часть - мы здесь тоже бывали, приезжали на рыбалку весной. От города до деревни Кеуль есть дорога и с нее отворот сюда на устье.

Вода в Тушаме более теплая и в месте соприкосновения с Ангарой образовались небольшие клубки тумана, висящие у самой водной поверхности. В реке слабое течение, тучи мальков ходят вдоль берега. Посмотрели место для ночлега - не нашли ничего интересного и поплыли ниже. Прошли мимо деревни Тушамы. В ней есть жилые дома, на берегу много моторных лодок.

За деревней встали на ночлег. Палатку поставили на первой террасе Ангары, среди редкого березового леса. Первое место ночевки, первая ночь впереди, вдали от дома и от суеты города. Поужинали и решили пройтись. За лесом было поле, засеянное овсом. Вдоль него были наброды коней. Овес уже пожелтел, но еще доспевал. Вернулись в лагерь.

Прибрежная часть реки заросла водорослями. Походил вдоль берега, посмотрел на воду и водоросли в ней. Опять увидел мальков. Редко закричит чайка, и на середине всплеснется большая рыба. День подошел к концу.

Первый хороший рабочий день, прошли притирку к ритму. Одно стало понятно - сиденья в лодке слишком жестки. Но и это решили - обмотали их плащ-палатками.

Залезли в свой тряпочный "дом". Включили радио, пока готовились ко сну, прослушали новости за день. Сажусь писать дневник. Налобный фонарик освещает первую чистую страницу. Рука выводит на ней записи о том, как начали путь. Глаза закрываются - охота спать. Убираю тетрадь, закутываюсь в спальник, закрываю глаза и вспоминаю прошедший день. Сегодня ночуем в одном километре ниже деревни Тушама. Пока еще рядом есть люди, скоро будут более глухие места. Все впереди.

8 августа. Устье реки Заимка

Утром был сильный туман. Когда он начал рассеиваться, то начало капать с деревьев и кустов. Трава стала мокрой - спасали болотники (эта обувь будет самой основной все путешествие). Было слышно, как капли падали на палатку и разбивались на много маленьких, стекающих по стенкам. Все отсырело. Ждали, пока вставшее солнце не прогреет воздух, и туман не рассеется.

К девяти часам в сплошной стене тумана начали появляться просветы, через них пробивалось взошедшее солнце. Появился легкий ветерок. Перенесли палатку на открытую часть берега - здесь ее обдует ветер, и она быстрее высохнет. Собрали лагерь, позавтракали и в путь. Было сыро, а теперь стало жарко. Плыли ходко. К двенадцати подошли к деревне Кеуль. Причалили к берегу. Нужно было сходить в магазин - взять хлеба. От берега, где находился причал, через лес шла дорога. По ней я и отправился. Когда дорога вывела из леса, передо мной предстала довольно значительная деревня. Крепкие дома, в них чувствовалась основательность ангарских жителей. Рядом были большие поля, огороды.

Магазин нашел сразу, купил все, что нужно было, и пошел обратно. На берегу застал отца за разведением какой-то старой печки, он хотел пообедать сейчас, но, вместе подумав, решили спуститься ниже - здесь не было воды, кроме ангарской. Собрались и поплыли дальше. Прошли устье реки Кеуль и старый поселок Кеуль, находящийся на берегу, за ним была небольшая шивера. Шумело на центре, около берега же было спокойное течение. Около трех часов встали на обед, в устье ручья, первого, после впадения реки Кеуль. На правом его берегу есть зимовье. В ручье сохранились остатки какой-то постройки: бревна, лоток, по которому, видимо, текла вода. Пообедали. Нашли подушку от старого кресла. Взяли ее с собой, положили на первое сиденье, теперь стало удобнее сидеть - не так жестко.

Плавится хариус. Пробовал рыбачить, но на это надо специально выделять время, а мы плывем. Решили попробовать в месте ночевки. Ниже прошли устье реки Железной. Там было много машин - рыбачат. Мы ушли между островов. Там было мелководье, песчаные намывы. Острова заросли ивами и высокой травой. Вспугнули стаю уток. Они пронеслись, почти касаясь воды, и свистели крыльями. Уже птенцы встали на крыло, набирают силы перед перелетом. Течение несет нас все ниже - прошли мимо острова Каменного, на Ангаре их три с таким названием (два - ниже впадения реки Железная и один - у впадения реки Парта).

На ночь остановились в устье реки Заимки. Там маленький заливчик. Место не совсем удобное, но зато есть вода и построен стол с навесом. От берега уходит тропа. Она привела нас к зимовью. Там жил рыбак. Познакомились, он предложил переночевать в зимовье, но оно маленькое и мы отказались, да и далеко носить вещи. Возле стола выбрали площадку поровней и поставили палатку. Пошел мелкий дождь, но мы успели убрать все вещи в тамбур. Готовили ужин под прикрытием большой ели, рядом с которой был сделан стол и место для костра. Сегодня на ужин картофельное пюре с рыбными консервами и салатом из морской капусты. Пришел рыбак, поинтересовался нашими планами, посмотрел наше снаряжение. Его удивила цилиндрическая палатка и топор с пластиковой ручкой. Закипел чай, сели пить. Разговаривали. Гость рассказал, что мы сплавляемся в этом году двенадцатыми, перед нами прошел человек, который хотел связать сплавом Ангару и Подкаменную Тунгуску. Посидели еще немного, и рыбак поехал на моторной лодке проверить сети.

Сыро и столько мошки и комаров! Просто невозможно дышать. К вечеру правда стихает, но я весь искусан, да и отец тоже. Еще один день догорает. Сходили на берег - перевернули на ночь лодку, чтобы не набиралась вода от дождя. Перевязали веревку на бортах. Теперь будет удобно привязывать груз. По воде стелятся клубы тумана, слышен крик чаек. Шумит на камнях вода. Руки уже не болят - привыкли. Только болит спина - от неудобного сидения. Будем чередоваться: кому сидеть первым, на втором сиденье получается спинка, когда загружаем лодку, и нагрузка на спину меньше.

Я сел писать дневник, сегодня за столом. Горит костер. Отец сушит вещи. В перерывах между строками пью чай. Он горячий и в нем есть что-то особенное, частичка костра. Ставлю точку, закрываю дневник. Идем спать. Завтра новый отрезок пути.

Ночью отец выходил на улицу и увидел на реке свет. Он спустился к воде и разглядел, как моторная лодка тихо пробиралась по реке, на ней спереди горела фара. Было видно двоих сидящих в ней людей. С лодки был опущен провод на небольшой мачте. Сидящий спереди держал в руках большой сачок на длинной ручке. К отцу сразу пришла мысль: "Электроудочкой удят!". Так он и проводил ее взглядом, пока та не скрылась в протоках меж островами.

Губят хариуса, выбивают все - и молодь и больших рыб, да и вообще все живое в реке. И кто покупает потом битую током рыбу? Мясо ее теряет все вкусовые качества, стает как вареное. И, кажется, что эта рыба поймана где-то в теплом пруду, а не в стремительной и холодной реке.

Посмотреть бы в глаза тому, кто в былое время разрешил электролов. В любом книжном магазине можно было купить пособие по этому способу ловли. Зачем? Ведь от разряда тока погибает все живое. Разве это по-человечески? Потом правда спохватились, ввели запрет, начали борьбу с этим способом лова, но было поздно - люди уже распробовали легкую добычу. А здесь, где "тайга - закон", разве уследить за всем? Благо есть еще те, кто посвятил жизнь охране природы, и с честью выполняет это дело. Им спасибо.

9 августа. Остров Петухов

Теперь уже привыкли начинать день с приготовления завтрака и сбора лагеря. Сегодня встали в шесть. На сборы ушло два часа. И вот мы плывем в сторону деревни Едарма. В устье реки Талая сделали остановку - стало холодно, надели на себя все, что было теплое. Сейчас бы не отказался от пуховки.

Плывем левым берегом Ангары. Перед Едармой интересный выход базальтов. [фото 03] Делаем остановку. Идем смотреть. На скальных глыбах растет каменный зверобой (или щитовник пахучий), прячется в щелях, торчит коричневым пучком старых листьев и живыми зелеными перьями. Насобирали его немного, с ним чай полностью приобретает аромат тайги.

На противоположном берегу виден интересный скальник, ниже впадения реки Ката. Посередине его разделяет большая щель. Захотелось его осмотреть, и мы решаем переплыть Ангару. Здесь, по реке Едарме и далее через Ангару, ниже устья реки Ката, проходит граница Иркутской области и Красноярского края. Спускаемся к воде и поплыли.

Река расширяется на этом участке до двух - трех километров, дробится на протоки, отделенные большими островами. Сказывается предстоящее Кежемское сужение. Течение сносит, работаем веслами. Доплыли до острова на середине реки. Передохнули и дальше. За островом начинается опять сильное течение. Нажимаем на весла всем телом, но нас сносит. Видно устье Каты, базу на ее левом берегу.

По протоке идет моторная лодка. Это рыбнадзор. Заметили и повернули в нашу сторону. Останавливаются около и спрашивают, что мы делаем. Их смутила веревка за лодкой. Они думали, что мы плавим сеть, а у нас там масло привязано, чтобы не растаяло. Узнав это, они с улыбкой на лице зовут нас на базу. Тут отец узнает, в сидящем в лодке человеке, своего давнего знакомого, с которым они ездили на охоту. Тот, тоже узнал отца, теперь сам бог велел плыть к ним в гости.

Пока разговаривали, нас порядком снесло. Придется поработать. Инспектора завели мотор и мигом отплыли, я думал - возьмут нас на прицеп, что ж сами доплывем. Работаем, слетаем со слива, вот и тиховодье. Течение Каты почти не ощущается. Мелко. Пристаем к берегу. Нас встречают. Расспросы - что и как, предлагаю переночевать на базе. Смотрим на время - только два часа, решаем пообедать у них и плыть. Нас провожает на кухню. Есть свет, газовая плитка - все блага цивилизации! Готовим обед. Отец разговаривает с хозяевами, начали вспоминать дни совместной охоты. Вот и суп готов.

Пьем чай, и тут зашел разговор о прошедшей ночи, о лодке, проплывшей с фарой по реке. Знакомый отца, он старший охотничий и рыболовный инспектор района, посерьезнел и ответил, что утром они поймали этих ловцов, действительно промышлявших электроудой. Сейчас с этим способом лова они активно борются.

От грустного перешли к веселому - нас угощают вяленой рыбой. Это хорошее дополнение к меню! Уговаривают переночевать, но мы решаем пройти сегодня еще часть пути. И вот я толкаю лодку и снова в путь.

Выходим из устьевого участка на течение. Идем правым берегом. В воде много топляков - деревьев, принесенных в Ангару Катой в половодье. Проходим мимо них. Приближаемся к скале, которую видели с противоположного берега. Причаливаем у подножья. Возникает желание зайти наверх, посмотреть реку с высоты. Скала вблизи совсем другая - состоит из массива, разделенного в верхней части на отдельные столбики, глубоко изрезана ложбинами, сама состоит из песчаных хрупких пород. Интересное место. Делаю снимки. Идет активное разрушение - сказывается деятельности текучих вод.

Поднимаемся по склону. Он осыпной - мелкие частички. Тяжело идти по нему в болотниках - зарываемся и скатываемся вниз. Уходим чуть правее, здесь растут осинки - есть за что держаться. На склоне много следов копытных. Разрыли какую-то белую прослойку в почве, мы думали, что это солесодержащий пласт. Дерн сползает с верхней части склона. Вверху он разбит на пяти и шестиугольные полигончики, они то отрываются и съезжают вниз. Высота скалы сорок метров, если верить GPS. [фото 04] С вершины скалы видна деревня Едарма, устье Каты, место ее впадения представляет губу, довольно большую по длине, борт долины немного отступает от Ангары и берег довольно широкий.

На Ангаре острова. Угадывается большой остров Петухов. На ближнем к нему острове видны остатки деревни Савино, точнее место, где она была. По небу гуляют грозовые заряды, над островом Каменным идет дождь. Впереди относительно ясно. Все как на ладони.

Спускаемся вниз. Плывем дальше. Течение Ангары утихло, и мы тоже отдыхаем. В разрывы облаков показалось солнце, стало жарко, нет мошки. Разделись, сняли болотники. Смотрим на воду. Свесил за борт ноги. Хорошо! Не шевелимся. В воде столько рыбы! Огромные косяки разновозрастного хариуса прячутся в траве, одинокие горбачи-окуни, нередко стрельнет торпедой щука. Какое обилие ее здесь! И это все хотят затопить. Обидно. Неужели этого, так вольготно кормящегося на просторах реки хариуса, ждет та же участь, что и при строительстве двух предыдущих станций? Он не приспособлен к жизни в стоячей воде, и выход будет только один - разойтись по проточным участкам боковых рек, либо подняться выше, под саму ГЭС, там тоже сохраниться небольшой проточный участок. А как ему быть с нерестилищами?

Сейчас количество хариуса пропорционально проточному участку, а при заполнении водохранилища, будет вызвана постепенная гибель части особей.

Впереди начинаются заросли водорослей, образующих плотную подушку на поверхности воды. В них только и слышны всплески рыб. Уходим левее на стремнину. Правый берег весь в интересных обнажениях. Среди осадочных пород видны секущие жилы изверженных. Это следствия траппового вулканизма, проявившегося в далеком геологическом прошлом.

Пересекаем границу - теперь мы в Красноярском крае, надо не забыть про различия в поясном времени на час назад, но жить мы будем без перевода. Ангара начинает менять свое направление с северного на северо-западное.

На берегу угадываем боковой ручей, решаем пристать - с воды увидели геодезический знак. Их устанавливали геодезисты-первопроходцы для съемки местности и построения карты. Его конструкция представляет собой деревянною пирамиду из трех уровней, с площадками на каждом. На верхней площадке размещен столик для наблюдений с помощью приборов и сверху пункт замыкает визирный цилиндр.

По долине ручья уходит тропа, проходим по ней и начинаем подниматься в гребень, на вершине которого стоит знак. [фото 05]Склон сильно крутой. Выходим наверх. Вот и визирка (просека, прорубаемая между пунктами) от пункта, доходим до него, из леса то и не сразу различишь, где пункт. Вокруг выросли молодые деревья и закрыли его живой стеной. Он высокий - метров двадцать. Нижние лестницы сгнили и обрушились - не забраться, да и сам он шаткий. Наверху птичье гнездо. Большая тень неслышно пронеслась по деревьям - вот и хозяин. Сапсан. Осмотрели пункт и начали спускаться. Обнаруживаем следы медведя, здесь он кормился и выходил на берег.

Плывем дальше. Мелководье. В воде видно много рыбы, даже не боится лодки. Доходим до места впадения следующего ручья, здесь решаем пересечь Ангару и заночевать на острове Петухов.

Пристаем к берегу. У воды заболочено, дальше остров поднимается на высоту до двух-трех метров, относительно ровная поверхность. Растут деревья. Прибрежные заросли ив переходят в сосновый бор, с примесью отдельных лиственниц на высокой поверхности острова. Выходим на сам остров и обнаруживаем за прибрежной полосой леса вырубленное поле. Решаем поставить лагерь здесь - на краю леса. Мягкая подстилка из опавшей хвои будет хорошей периной в эту ночь. Переносим вещи, располагаемся. Выбираем из хвои старые шишки, в том месте, где будет стоять палатка.

Начал ставить палатку - она влажная внутри. Решаем разложить ее на поляне - пусть сохнет.

Пока пошли посмотреть остров. Он когда-то весь был под лесом. Кроме сосен и лиственниц, встречаются ели и березы. Но в центре, небольшими площадями, деревья были вырублены. Может, выращивали пшеницу, а может, вырубили под покосы. Скорее первое. В центре острова есть понижение, занятое озерцом, сейчас оно почти высохло. Вернулись в лагерь. Разводим костер, вещаем котлы с водой, и в это время нас навещает местный житель - белка. Пробралась по веткам сосен над нашим лагерем и смотрит на нас. Я пытаюсь ее сфотографировать, но та с громким цоканьем проносится по веткам. Хвост крутится винтом. Не дается в объектив. Убежала.

Уже закипела вода в котлах и варится ужин. Догорает закат, провожаю его с кружкой чая в руках. Чай особенный - ему отдали свой аромат веточки смородины и перья каменного зверобоя, душистый настой, приправленный запахом дыма. Кружка обжигает руки, смотрю на воду, горит костер. Сегодня тепло. В душе те чувства, ради которых и начинал все это путешествие. Просто хорошо, как никогда, как не бывает хорошо среди щемящего душу города.

После чая наступают обычные уже приготовления ко сну. Как мало нужно путешественнику, чтоб ощутить счастье - порой это подстилка из пихтовых веток да горящий рядом костер. Наша же ночевка проходит в более комфортных условиях - мы отделены от внешнего мира двойной палаткой.

10 августа. Устье реки Нижняя речка

Утреннюю тишину нарушил звук работы газовой горелки. Готовим омлет из яичного порошка. Интересно, еще этого не пробовали в полевых условиях. В сковородке что-то шипит, шкварчит… Ждем. Собираем пока лагерь.

Пришло время - снимаем крышку и чудо - омлет готов! Пробуем, здесь - в полевых условиях, это кажется кулинарным шедевром. Еще в меню сегодня горячий шоколад. Только такой завтрак может скрасить мне настроение - меня в веко укусила мошка, глаз заплыл и не открывается, еще раздулась губа - такой у меня боевой вид. Это наказание за прогулки без накомарника. И как она успевает укусить? Только коснется кожи и уже красное пятно.

Заканчиваем завтракать. Сборы и плывем. Солнечные блики скачут по воде, слепят. Решил поэкспериментировать - надел очки сварщика. Убью двух зайцев: солнце не будет слепить, да и мухи может за своего примут, в этих очках, и не будут досаждать. Если с солнцем удалось справиться, то мухи сразу раскрыли подвох и начали опять усердно пытаться добыть нас из-под костюмов. Тем временем идем вдоль правого берега острова Петухов. Наша цель - деревня Фролова. До нее от места ночевки восемь километров. Она находится на соседнем острове, отделенным от острова Петухов протокой. [фото 06]

С воды замечаем, что от деревни остались только одни омшаники на берегу - маленькие домики, где хранили рыболовные принадлежности, да три дома на острове. Сюда на лето приезжает жить одна семья, заготавливают рыбу и возят ее в город на продажу.

Мы прошлись по деревне, посмотрели на остатки домов с пятнами окон, покосившимися заборами, поговорили с живущими здесь рыбаками. На вертолете я прилетал сюда с отцом давно. Тогда еще здесь было много людей - теперь все разъехались, в воздухе витает чувство тоски и покинутости, сказывается оторванность от внешнего мира, да и остров попадает в зону затопления будущего водохранилища.

Плывем дальше, курсом на остров Сергушкино, потом меняем направление, проходим справа от острова с деревней Соколово - здесь заканчиваются карты, загруженные в GPS, зато есть пятикилометровка остального участка сплава. Па карте решаем встать на ночлег в устье Верхней или Нижней речки. Пересекаем протоку Ангары. Подходим к Верхней речке. В устье затоплены отдельные деревья, принесенные в весенние половодья и ледоход. Стая чаек поднимает неистовый шум при нашем приближении. Сидят на корягах и кричат. У них птенцы, поэтому так реагируют. Входим в устье Верхней речки. Прозрачная и холодная вода стремительно бежит по галечному дну. Становиться мелко - лодка еле проходит, выше шивера.

Увидели удобное место на правом берегу. Встаем и начинаем варить обед. Пошли искать дрова. Только тальник, но он сух, как порох, поэтому вода закипает моментально. Обедаем. Я сижу спиной к реке. Напротив нас в реке недавно упавшая ель. Вода разбивается об ее, еще зеленые, ветви, приглушенно шумит.

Жарко. Суп вкусный, но горячий. Только хотел подняться, чтобы остудить его в реке, как вдруг раздался сильный всплеск - сыграл огромный хариус. Отец видел - он смотрел на воду. Тарелку ставлю остывать, а сам беру удочку, начинаю бросать, но безрезультатно. Суп уже остыл, а я прикован к этой ямке с елью. Уверен, что хариусы стоят среди ветвей, или под елью, но не берут. Перепробовал кучу мух, но пусто. Бросаю удочки и сажусь обедать. Моментально ем, и мы идем исследовать реку.

Участок, между Верхней и Нижней речкой, плоский и заросший ивами и высокой травой. Повсюду следы бурной жизни медведя - лежки, вывернутые пни, разрытые муравейники, следы. Он здесь хозяин и его здесь никто не тревожит. Уходим к реке. За шиверой, которую мы не прошли, на правом берегу интересный скальный выступ.

Переходим реку вброд. Осматриваем склон. Чуть выше по течению, в кустах, натыкаемся на интересные остатки какого-то сооружения. Сказать точно, что это - сложно. Все уже изрядно сгнившее и вдобавок засыпано сошедшим со склона небольшим оползнем. Угадывается большой деревянный барабан, от него рядом лежит большое железное кольцо, какие-то железные штыри - все кованное, торчат гвозди - беру один на память. Две балки уходят в склон и куча досок под завалом. Предполагаем, что это или мельница, или шурф золотарей-одиночек. Я думаю - скорее второе. Интересно - даже уходить не хочется. Порыться бы, раскопать тайну, но идем выше. Хочется посмотреть рыбные места, может еще, что интересное увидим. Но выше река мелеет, лес стает глуше. Ничего не привлекает. Решили вернуться в устье и сплыть до Нижней речки и там заночевать.

Маневрируя среди камней и коряг, выходим в Ангару. И продолжаем спуск. Вот и устье Нижней речки. Заходим в него. Река позволяет подняться выше, чем предыдущая. Течение более спокойное, вода мутнее, на дне много водорослей. Останавливаемся на каменистом берегу, где-то в ста семидесяти - ста пятидесяти метрах от устья. В кустах ив находим песчаную площадку - на ней поставим палатку. Разводим костер. Я иду мыть лодку. И тут обнаруживаю, что лодка начала спускать! Травит по всем швам, когда на них капаешь водой - идут пузырьки. Еще днем мы ее подкачивали, давление в баллонах спало, но думали, что утром плохо накачали. Вот так сюрприз! Что ж поплывем дальше так - будем периодически подкачивать. Все швы то не проклеить, да и это бесполезно. Видимо, когда шли по самой жаре, давление в отсеках превысило допустимое - швы разошлись. Дальше будем более внимательными.

Варится ужин, сидим у костра. Сегодня устали, хоть прошли и всего двадцать пять километров, но все ж работаем веслами, не просто сидим. Завтра нужно доплыть до деревни Паново.

11 августа. Устье ручья, первого после впадения реки Игамба

Уже изрядно отплыли от места ночевки, когда вспомнили о том, что в реке забыли масло! Отвязывали его на ночь от лодки и оставляли в реке - вот и забыли привязать. Пристали к берегу, пошли было пешком, но, оказалось, проплыли слишком много, и терять время на возвращение не хотелось. Решили - до деревни Кежмы будем завтракать без масла.

Плывем вдоль острова с деревней Усольцева. Протока мелководная и заросшая травой. Обильно плавится рыба. Сворачиваем от нижней оконечности острова, на берег Ангары. Здесь интересные скальные обнажения. Текучие воды сильно разрушают их - всюду ложбины. Ангара течет уже на запад, и поэтому скальник южной экспозиции. Склон остепнен, что подтверждают растущие здесь степные виды, но многие я еще не встречал. Жаль, что нет определителя. Поднимаемся на вершину скальника. Перед нами предстает долина Ангары. Здесь чувствуется ее размах и ширина. Много островов затерялось среди блестящих проток, щетинятся растущими на них соснами, лиственницами, среди которых колышутся на ветру одинокие березки. Гладь воды тронута ветром, рябит. Ветер… Как здесь, наверху, приятно чувствовать его дыхание. Его порывы путаются в волосах, скидывают их на лицо, и солнце ласкает нас своими лучами. [фото 07]

По берегам Ангары разбегается море тайги, уходящие за горизонт. Отдельные возвышенности вырываются среди этого расписного ковра, на них можно различить одинокие скалы в верхней части. Кое-где облака плывут по небу, отдельные, как куски ваты. Кричит кедровка - оповещает лес о нашем присутствии. Лес начинается сразу на вершине скалы. Отдельные сосны пробрались по ложбинам, спрятались за выступами и теперь маленькими согнутыми карликами борются за жизнь. Сколько в них силы? Сколько упорства? Их угнетенный вид поражает, но они борются за свою, такую жизнь.

Мы же хотим посмотреть в лесу можжевельник для бани. Поиски увенчались успехом - пучок колючего, с синими ягодками, кустарника у нас в руках.

Слетаем со смехом по мелкой осыпи вниз. Угадываем среди прибрежной травы нашу лодку. Интересная история с ней - на фотографиях она синяя, а натуральный цвет - салатный, вот так чудеса!

На воде волна. Вот и приятный ветер наверху - внизу он только мешает. Боремся со встречной волной, даже силы у Ангары не хватает, чтобы помочь нам - перестаем грести, и нас сносит обратно. Встречный ветер будет до Кежмы - пока Ангара не повернет в крест основному направлению ветра - на юго-запад. А сейчас плывем, хоть медленно - по GPS около четырех километров в час, но все же вперед. Доходим до первой большой боковой речки и встаем на обед. Здесь интересное место - с левого берега (в устье) реку подперла скала, поток пробегает по ее монолитной поверхности, как по желобу. Ого - тут и медведь побывал! Разорвал брошенный рыбаками мешок, наследил. Делаю снимки. Какие-то синие цветочки на высоких стеблях колышутся на ветру. Вот красота!

Сварен суп и вскипел чай, обедаем. Обсуждаем предыдущий путь. Сегодня должны проплыть до деревни Паново.

Сворачиваем лагерь и дальше в путь мимо острова с нежилой деревней Селенгино. Перед Паново Ангара мелководна и заросла травой. Везде вбиты в дно колья - к ним местные привязывают сети. Сама деревня на высокой террасе, видно дома в ангарском стиле - c высоко расположенными от пола окнами и срублены из лиственницы. Резные окна. На краю террасы стоит школа - ее видно издалека. Причалили к берегу и пошли смотреть деревню. Хотели отыскать магазин, но все они были закрыты. Зато нашли почту и пункт приема ягод, грибов, шкур и прочих таежных богатств. Что ж, делать тут больше нечего и мы поплыли вниз. [фото 08] Прошли от деревни километра два-три и на берегу увидели ручей и чьи-то покосы. Сено уже сметано в стога, они ровным рядком сложены вдоль берега. Зашли в ручей, насколько это было возможным, и затаборились.

Ночь не была спокойной - разыгралась гроза.

12 августа. Река Верхняя Кежма, левый берег у деревни Мозговая

Небо встретило облаками. Дует ветер - плыть будет тяжело. Позавтракали и влезли в плащи. На самой Ангаре встречная волна - грести тяжело, лодку крутит из стороны в сторону. С редкими перерывами на отдых, дошли до деревни Согра, там, на берегу, стояли балки, был сделан причал.

Причалили к берегу за деревней на первом мысу. В прибрежной части было прибито много топляков. Аккуратно провели лодку и высадились на берег. Пока GPS определял координаты и высоту места, мы размялись на берегу. Я изрядно вымок по швам в штанах. Видимо отошла лента, которой проклеивают швы. Пока переодевался, выглянуло солнце. Настроение поднялось, и мы с новыми силами начали бороться со встречной волной. Ангара здесь бежит одним руслом, шириной около трех километров. В русле нет островов, за исключением одного перед Кежемским сужением - Большого, да группы очень маленьких островов по левому берегу. Мели заросли плотной стеной из водолюбивых растений - здесь и рогоз и какой-то вид кувшинок (мелкие листочки-чашечки видны всюду на поверхности воды), вдоль уреза воды растут осоковые.

На обед встали после первого мыса за деревней Согра. Здесь зимовье, от него уходит еле заметная тропка. За дровами мы ходили по ней. На стенах зимовья много надписей тех, кто тут побывал. Под крышей и я оставляю надпись - "Иркутск 2007". Вокруг поляна, окруженная зарослями тальника и осины. Разводим костер и начинаем уже привычные действия по варке обеда.

Прибрежная часть Ангары сильно заросла различными водорослями, да и мелко здесь. По сделанному настилу, на который с немалым трудом мы высадились, чтобы не проткнуть лодку о торчащие гвозди, я прохожу дальше от берега и набираю воды всего с несколькими листками водорослей. Пламя костра коснулось мокрого котелка, капли, оставшиеся на его стенках, начали шипеть и падать в огонь. Ждем, пока закипит. Дно покрывается пузырьками, они лениво отрываются и поднимаются к верху. Пока разговаривали, вода забурлила, опускаем содержимое супа. Еще минут через пятнадцать обед готов. Садимся за стол, пристроенный к стене.

Вот и еще один обед закончен, мы с посудой, топором, котлами и мешочками в руках, балансируем на настиле, пытаясь подойти к лодке. Но вот все благополучно кончилось, и мы уже плывем. По берегам опять появились трапповые обнажения, различной формы. Под водой у этих обнажений можно увидеть огромные блоки породы. Поверхность воды над ними рябит, закручивается, видно сразу - на дне что-то большое. Кругом плещется рыба.

Издали замечаем интересную скалу перед деревней Мозговой. Берем курс на нее. Останавливаемся у подножья и поднимаемся на вершину. Скальник из отдельных базальтовых блоков. Верхние блоки округлой формы - все это выглядит как молчаливый сторож. Делаем несколько снимков. С обратной стороны подходит дорога, и на полянах возле много мусора - видимо местное население давно облюбовало это место для отдыха.

Мозговую или Верхнюю Кежму, как написано на нашей карте, увидели издалека. Она располагается в месте впадения одноименной реки - Верхней Кежмы. Былое время ушло, а вмести с ним и Ванаварская экспедиция нефтеразведки, следы которой угадываются на левом берегу. Пристаем к берегу. Рядом моторные лодки. У кежмарей, как еще называют здешних жителей, основное средство передвижения - лодка, а дорога - Ангара. Еще заметил одну особенность здешних жителей то, что все они голубоглазые. Может это от того, что они большую часть жизни проводят на воде и сильное солнечном отражении о поверхность воды заставляет прищуривать глаза, а зрачки от столь большой интенсивности света меняют цвет? Это так и осталось загадкой.

На берегу выгружается рыбак, который обогнал нас при подходе к деревне. Подошли к нему поговорить. Возле лодки лежал мешок с крупными щуками. Как и все местные жители, рыбак оказался общительным человеком и многое нам рассказал. Сейчас в деревне базируется Богучанская экспедиция геофизиков, жители давно не держат коров и живут за счет охоты и рыбалки. Население в деревне около двадцати человек.

Решили подняться по реке вверх и встать на ночь на правом берегу, но сначала пошли смотреть деревню. Несколько домов стоят на террасе Ангары. А за ними, на самом возвышенном участке церковь. Крайняя улица вывела к ней. Церкви уже много лет. [фото 09] Стены из кругляка уже почернели, взялись налетом мха. Она покосилась, с пустыми глазницами окон. Купол наполовину развалился, внутри нет ничего, на полу битые стекла и щепки. Я взял на память кусочек дерева. Кто-то рубил побеленные стены, вот он и откололся. Пока смотрели церковь начало темнеть, надо и о ночлеге думать. Еще и пасмурно. С места, где располагается церковь, видно всю округу. Далеко просматривается Ангара, а на небе в непонятном нагромождении плывут кучевые облака.

Идем на берег. Как решили до этого - ночевать будем выше по Верхней Кежме. Поднялись вверх метров на триста, и решили встать между молодых сосен. Берег, правда, крутой, но место хорошее. Выгрузили лодку, подняли ее на террасу. Утоптали траву, и пока ставил палатку, отец готовил ужин. Вот все закончено, и наступили минуты отдыха и восстановления сил. Отец за ужином вспоминает былые дни работы в этой деревне. Рассказывает много интересных историй. Здесь жили сосланные немцы, и в романе "Дети Арбата" Анатолий Рыбаков упомянул эти места.

Закончили ужин и сходили к реке. Сыро кругом, скорей бы забраться в палатку, в спальник. Еще немного приводили все в порядок и отправились спать. Только легли и в траве, рядом с палаткой, завозились мыши. Как бы продукты не попортили, хотя у нас все хорошо запаковано, и можно спать, не обращая на них внимания.

Ночью проснулись от стука дождя по тенту. Пришлось выйти и растянуть оттяжки палатки.

13 августа. Устье реки Кутарей, левый берег

Утром так же по тенту стучало, правда, очень сильно. Ждали и собирались в палатке до половины двенадцатого. Потом начали готовить омлет на горелке. Пока поели и загрузили лодку, дождь поутих.

Ангара опять встретила сильной волной и встречным ветром. Дождь разошелся. Плыли в плащах, но все равно было сыро. Дошли до каких-то строений на берегу, что это не узнали - на карте не было ничего. Здесь сделали перерыв. Поднялись к домикам. Один на краю был с признаками жизни. На столе стояли цветы. Все прибрано, но хозяев не было.

В два часа были в деревне Кежма. Вот и увидел эту знаменитую деревню. От нее уходит тропа Кулика на место падения Тунгусского метеорита, ее вспоминают, когда говорят о находке Чертова кладбища (с деревни гнали коров в г.Братск, и пастухи наткнулись на безжизненную поляну в тайге, возле Дешембинского озера, на которой они увидели труп коровы. Почувствовав ухудшение самочувствия, пастухи ушли, не разгадав тайны. По их описанию поляна была как будто выжженной, на ней было разбросано множество костей животных, и деревья, обращенные ветками к поляне, были словно обуглены. Найти эту поляну, после этого, пытались многие, составили много версий о ее происхождении, но пока это не подтверждено фактами).

Сходили за продуктами и дальше в путь. Еще долго мы видели дома. [фото 10] Рядом с поселком остров Островик. По его просторам пасся табун лошадей. Крепкие, приземистые ангарские лошади выглядели так гармонично на фоне реки и неба. Мы пересекли реку. Дует сильный ветер. Ночевать планируем на реке Кутарей.

Ангара поворачивает на юг, и за поворотом показались два острова напротив устья бокового притока - реки Кутарей. Перед ними на берегу Ангары угадываются сооружения для спуска плотов. Здесь находилась колония Народима (или Кутарей). Пристаем к берегу. Он высокий и обрывистый, высаживаемся на деревянный помост для спуска плотов, лодку привязали за какую-то балку и по тропинке поднимаемся на террасу. Вот и остатки бывшей колонии. Два дома поддерживаются в жилом состоянии, в них видимо останавливаются проезжающие рыбаки. За ними, дальше от края террасы, видно полуразрушенный старый барак. Осматриваем все. Как-то грустно и неуютно здесь. Еще ветер скрипит деревьями. Все отдает какой-то тоской.

За одним из домов находим местное кладбище. Серая, покосившаяся изгородь, огораживает две могилы. Рядом еще холмики. Кресты посерели и подгнили, один упал и кто-то подложил столбик к изгороди и опер на него крест. На сером дереве видна надпись, скорей всего на немецком языке. Понятна только дата смерти - 1953 год. [фото 11] Постояли недолго возле таежного кладбища… Много мыслей было в голове: кто они, те кто нашел приют в этой земле? Как попали сюда и что тут делали? Эту тайну теперь хранят серые кресты, и те, кто их поставил…

Пошли смотреть дома. У них был вид обычных таежных зимовий - ничем не примечательных. Только на столе в одном из них нашли ориентировку на заключенного, бежавшего из поселения Аксеново в июле этого года.

Ночевать здесь не захотелось - слишком тоскливая атмосфера и на душе было как-то не спокойно. Поплыли дальше, до устья Кутарея. Там, на его левом берегу, заметили натоптанную тропинку. Пристали и пошли по ней. За кустами показалось добротное зимовье. Здесь и решили заночевать, тем более надо было просушить палатку, повешали ее при входе, под навесом. Сготовили ужин и расположились на нарах.

Натопили печь. Уже темно, горит свеча. Сижу за столом и пишу дневник. За окном шумит ветер и ухает ночной разбойник филин. Все еще тоскливо от посещения колонии. Сходили на берег: помыли и перевернули лодку. Постояли на берегу, проводив закат.

Вернулись в зимовье и залезли на нары, чувствуется усталость и обилие впечатлений. В печи потрескивают угли, отдыхаем под их шум. В таежных избушках, затерянных по всем просторам страны, так особенно приятно спиться. И нет ничего желанней после трудного дня, чем зимовье, особенно когда на улице льет дождь и все сыро и неприветливо.

14 августа. Устье реки Глинка, левый берег

Ночью было тепло, не зря топили печь - хорошо выспались. Опять ветер и пасмурно. Через два часа после выхода пошел дождь. Дошли да мыса перед впадением первого ручья после реки Кутарей. Интересная базальтовая интрузия. Идем ее смотреть. Забираемся наверх и с вершины смотрим на убегающую, теперь уже на юго-запад, Ангару. [фото 12]

По реке тянут огромный плот. Впереди теплоход "Ангара", и по бокам к плоту пришвартованы несколько малых катеров. Сзади плота, для стабилизации в шиверах, прицеплена баржа с цепями, звон которых раздается издалека. Спускаемся к реке, надо плыть дальше. По пути встречаемся со змеей (это была гадюка), она не дала себя сфотографировать, сразу уползла в камни.

Только вышли на берег, как опять пошел мелкий дождь. Закутались и поплыли. Впереди показался остров Каменный. За ним устье реки Парта. Там мы планировали найти зимовье и остановиться на ночь.

Прошли мимо острова Каменного, и вот устье Парты. Заплыли туда и начали искать зимовье. Искали, но так ничего и не обнаружили - ни человеческих следов, ни зимовья. Зато сготовили обед на правобережной террасе в устье. Решили спуститься до реки Глинки и там заночевать. Обошли массив с вершиной триста пятьдесят шесть метров до шиверы Сенькина, которую так и не заметили. Дальше Ангара разделилась на две протоки, между которыми располагается самый длинный остров на Ангаре - Тургенев. Его длина около двадцати шести километров. И он почти весь под сосняком. Уходим по левой протоке, которая в свою очередь тоже делиться на две островом Пахотный. Перед его верхней оконечностью и впадает река Глинка.

Попытались подняться по Глинке, но из-за густых зарослей ив не смогли высадиться на берег. Зато остались неописуемые впечатления, когда мы на резиновой лодке пробивались сквозь торчащие пики ивовых кустов. Они подстерегали повсюду - под водой, с обоих берегов, но все обошлось, и мы, сплыв немного ниже по Ангаре, выгрузились на берег. Здесь до возвышения борта долины километра три. Место очень понравилось - сразу на террасе было небольшое поле, к которому подходила дорога. Встаем на его, ближнем к реке Глинке, краю. Перенесли вещи на террасу и пошли на разведку по реке. Выше, в лесу, какое-то сооружение. Скорей всего это была мельница. Плотина до сих пор сохранилась, но частично - река размыла ее. Рядом сделано обходное русло, в котором и сейчас бежит вода. Осмотрели здесь все - кругом навалены полусгнившие бревна, выше плотины на реке ямка. В кустах нашли ивовый шестик, с привязанной к нему леской. На конце было грузило и перед ним две мухи. По большой воде ловят хариуса, который заходит в боковые ручьи. Еще выше вышли на дорогу и мост через речку. Думали, рядом есть зимовье, но его не оказалось.

Вернулись в лагерь, выглянуло солнце и немного погрело нас своим теплом - после нескольких часов под дождем это было кстати. Пристроился на валежине и делаю записи, уже варится ужин и стоит палатка. Гнус здесь не сильно донимает. Сегодня, наконец, помылись! Вода в Ангаре очень холодная, но уже хотелось смыть с себя весь груз прошедших дней. Намылившись на берегу, мы забегали в воду и быстрыми движениями смывали пену. Прохлада воды сводила ноги и пальцы на руках, но чистота потребовала этих жертв. И теперь так приятно сидеть возле костра, когда по всему телу разливается теплота, после холодных процедур.

Поужинав, провожали закат, сидя возле костра. Где-то вдали зашумел мотор. Гул нарастал. Кто-то плыл к нам. Насторожились. С края террасы хорошо было видно плывшую к нам со стороны деревни Недокуры, лодку с одним человеком. Дождались, пока она пристанет к берегу, и спустились к воде. Познакомились с гостем, оказалось, он приехал посмотреть - цел ли мост, который мы нашли в лесу. Его товарищи должны проехать сегодня здесь на машине.

Пошевелили и подкинули дров в костер. Гость ушел смотреть мост, но быстро вернулся, удовлетворенный его состоянием, и мы возобновили разговор, ожидая машину. Разговаривали и не заметили, как стало холодать. Небо вызвездило и потянуло близившейся в этих местах осенью.

Из разговора стало ясно, что наш новый знакомый из Красноярска, но родом из деревни Недокуры. Каждое лето с друзьями он приезжает сюда на рыбалку и за ягодами. На часах было далеко за полночь, когда гость, так и не дождавшись своих, поплыл на стан. Мы пообещали предупредить их, когда приедут. И только легли, как на краю леса загудела машина. Пришлось снова выходить из палатки. Было сильно холодно. Но вот все приключения сегодняшнего вечера закончились и лежа в спальниках засыпаем.

15 августа. Устье реки Курейская, левый берег

Встали рано. Сегодня не выспались и от того слишком долго собирались.

Сразу от берега мели заросли плотной травой, местные называют это травником. Обошли ее и плывем вдоль. Пробую блеснить щуку, но неудобно - лодка вертится из стороны в сторону.

Восемь километров от места стоянки до деревни Недокура прошли за два часа. Основную часть деревни, в связи с попаданием в зону затопления, перенесли выше по борту долины. На берегу осталось домов десять-двенадцать, еще плотовая станция за деревней, куда пригоняют плоты с поселения Аксеново, дальше лес везут в Усть-Илимск.

За деревней, на мысу, сделали остановку. Видно гору Седло - две ее вершинки с понижением между ними, точно как седло на лошади. [фото 13] Напротив деревни заканчивается остров Пахотный, опять увидели остров Тургенев, он весь под сосняком. Дальше свернули по левой протоке мимо острова Бурмакин. По берегу Ангары старый горельник, поросший кустарниками. В одном месте на береге заметили впадение интересного ручья. Подплыли и увидели, что в его русле много красноватых осаждений и водорослей. Возможно, вода содержит какие-то минералы.

Следующую остановку сделали возле реки Шимикич. Вода в реке очень мутная, содержит много взвешенных частиц, русло заполнено топляками. Вокруг заболоченный участок со следами старого пожара, переходящий в широкую террасу, простирающуюся до впадения реки Курейской. Вдалеке на ней видны огороженные стога сена. Доносится шум шиверы. [фото 14] Решаем сплыть до ее начала. Шивера располагается в месте впадения одноименной реки Курейская. В устье стоят знаки обозначения фарватера прохождения шиверы. До них-то мы и решили сплыть.

Работаем веслами и вот знаки совсем рядом. Остается причалить и осмотреть их. Еще с воды заметили на реке зимовье - в нем хотелось бы заночевать. Пристаем. Знаки построены из дерева. Их два: друг за другом. Когда нужно найти фарватер, то необходимо сориентировать их так, чтобы они были в плоскости одной линии. Они когда-то подсвечивались - о чем свидетельствует наличие большого числа отработавших аккумуляторов рядом.

Заплываем в реку Курейская и находим место, где тропа от зимовья выходит к берегу. Идем по ней на разведку. Зимовье небольшое, на двоих. Наполовину вкопано в землю. Есть печь. Все условия для ночевки - остановимся здесь. Идем разгружаться. [фото 15]

Через некоторое время груз лежит возле зимовья, и уже вариться обед. Поставили на солнце сушить палатку - сегодня она не примет нас под свой зеленый свод. Возле зимовья есть стол, на нем мы расположились обедать. Над столом зеркало и за последние дни я первый раз увидел свое лицо. Да - оброс и изъеден мошкой.

Сразу от реки Курейская начинается подъем на возвышенность. Решаем сходить наверх. По пути замечаем капкан на жердочке, и что-то вроде охотничьего путика (обходной маршрут с расставленными капканами). Его прорубали зимой, о чем говорят довольно высокие пни деревьев (снег создает высоту, и деревья спиливают гораздо выше). Следом за первым нашли еще капкан, в котором была зажата нога сойки или кедровки. Хищнику повезло - поживился из-за человеческой неосторожности - капканы на лето надо спускать.

Поднимаемся по звериной тропке выше в склон. На ней оставили следы медведь и копытные. На склоне отмечаю незнакомые виды растений - интересно. В который раз убеждаюсь богатству этого царства. Поднимаемся по тропе на вершину, точнее на гребень. Гребень обрывается к Ангаре обрывистым склоном. [фото 16] К обрыву подступил коренной лес и некоторые деревья, борясь с угнетающими условиями, растут на склоне. Идем по краю, смотрим на Ангару. В ней отразилось вся картина неба - наплывающие с запада серые нагромождения облаков, сквозь которые прорывается заходящие солнце. Некоторые камни в русле волнуют картину природного зеркала. Любуюсь красивым закатом.

У края леса выситься деревянный шпиль. Его использовали для антенны радиостанции. Он собран из трех частей. На нижнем звене вырезаны буквы, но время не оставило возможности прочесть их. Обследуем склон дальше. Среди травы выложены ряды камней, только по их положению можно догадаться, что это имена, но опять прочесть их не смогли. Кто-то оставил в этих местах память о себе, хорошо не краской или чем-нибудь еще.

Зато дальше находим дерево со следами рогов копытных. Зверь упорно терся о ствол, оставив дерево без коры на высоте около полутора метров. На смоле приклеились шерстинки владельца - заключаем, что это сохатый.

Солнце совсем уходит за горизонт, но я успеваю сделать несколько отличных фотографий.

Ангара все неугомонно бежит вперед, как же - ждет ее красавиц Енисей, грустит старик Байкал по сбежавшей беглянке-дочери. Здесь ширина ее русла около двух километров, течет одним потоком, зажата среди траппов, пробиваться сквозь отроги Ковинского кряжа. Где-то впереди нас ждет еще неизвестный Аплинский порог. А Курейская шивера не представляет сложности, пройдем левым берегом. Идем в зимовье.

Как хорошо слушать потрескивание углей в печке и ощущать крышу над головой. Тепло. Сквозь окошко в окно ползет темень наступающей ночи, уже вызвездило небосвод. Мне не спиться, включаю приемник и начинаю путешествовать по просторам волн. Здесь сложно настроиться на волну радиостанции без помех. Только Международное радио Китая уверенно принимается и вещает среди таежных простор Ангары. Прицепив внешнюю антенну, удается настроить Маяк. После прослушанных новостей, становиться спокойней - в мире без нас все нормально. Значит можно спокойно спать.

16 августа. Устье реки Кова, правый берег, триста метров выше по течению

Полудневка - магическое слово. Проспали до двенадцати часов, тем временем бушевала гроза. Стекла в нашем пристанище дрожали так, будто и правда сам Перун пронесся рядом на своей повозке. Но нас охранял надежный таежный оплот, и сон был крепок. Когда стало тихо, решили, что надо начинать день.

Костер варит нам завтрак, в это время занимаемся бытовыми делами - уже что-то порвалось, требует ремонта. Отец клеит сапоги. Протекли - а это в нашем положении не очень приятно. Я подшиваю шерстяные носки.

Закончили обед к двум часам дня. Только отплыли, как перед нами огромный таймень атаковал зазевавшуюся рыбку, та выпрыгивала из воды, а он безжалостно гнался за ней, бурунил воду. Пока я думал кинуть блесну, но засмотрелся на него, и нас достаточно быстро спустило ниже. Так и прошли под впечатлением шиверу. Только начали подплывать к берегу, как на поверхности показались еще всплески, тут уж я решил не пропустить момента и только хотел закинуть железную рыбку, но разглядел налима… Да, именно налима. Он видимо пережидал летнее время в своем укрытии, как на него обрушились цепи, привязанные за плотами для стабилизации или что-то еще. Внезапное пробуждение ошарашило его, и он наворачивал круги на поверхности, еще не успев осознать своего положения. Мы подплыли и уже предвкушали на ужин уху из максы (налимья печень). Но у отца сработала реакция быстрее моей, и он со всего маху влепил по налиму веслом. Тому не хватало именно этого толчка, чтобы вернуться на родимое дно и, махнув хвостом, он скрылся в глубине. Итог - сломанное весло и вермишель на ужин.

Сделали остановку, перекрутили болты крепления в весле, и оно стало вновь работоспособным. Дальнейший путь был в ожидании Аплинского порога. Мерно перебираем веслами в воде. Показалась Ковинская сопка, за ней-то и впадает река Кова, и группа мелких островов. Течение довольно быстрое. Впереди изгиб реки, за которым начинается порог. Загудело. Под правым берегом бурунило достаточно сильно, но наш курс левым берегом - здесь отличный проход. [фото 17] Перепад высоты в пороге около полутора метров. В русле лежат отдельные глыбы значительных размеров. Нам они нестрашны - лодка совсем мало огружена. Единственный запомнившийся момент - наш полет с одного из камней и все - порог пройден.

По обоим берегам видны обнажения пород. Здесь река прорезала себе путь сквозь излияние базальтовых лав. Возле порога есть Аплинские писаницы.

Дальше по курсу шивера Гороховая. Не доплыв до нее метров сто, причаливаем к левому берегу. Здесь впадает в Ангару ручей. Он стекает с базальтовых глыб хрустальной нитью. Выше его долина глубоко врезалась в борт ангарской, и представляет собой ущелье, такой уголок горного рельефа с живыми осыпями по склонам. Камни рекой стекают на дно, безжизненны, такие бывают только в горах. По дну долинки растут деревья, среди них несколько вековых кедров, сопротивляющихся натиску камней.

Поднимаемся вверх, что обозреть окрестности. Хождение в болотных сапогах по курумникам (каменным россыпям), не сказать, чтоб доставляло удовольствие. Но все ж через пятнадцать минут подъема мы наверху и осматриваем предстоящий и проделанный путь. Впереди ждет Гороховая шивера, достаточно протяженная. Опять решаем проходить левым берегом - так нам удобней. Окружающая природа в серых тонах - по небу идет плотная облачность. Вода блестит как металл. Налюбовавшись, начинаем спуск.

Сквозь Гороховую шиверу река пронесла нашу лодку под шум бурлящей на камнях воды. Длина ее около километра. Пока смотрели берег, впереди, перед впадением реки Кова, появилась еще одна шивера. За ней на берегу увидели дом. Пристаем посмотреть его, может найдем в нем приют на эту ночь. Но наши надежды не оправдались - дом без окон и достаточно порушен. Лучше выспимся в палатке и проведем день в устье.

Кругом мелководья заросшие рогозом. Пробираемся сквозь них, скребя веслами по дну. На правом берегу Ковы остатки одноименной деревни - два одиноких дома (в одном мы уже были), да деревянные идолы, как дань лесным духам. Завтра пойдем их смотреть.

Продвигаемся выше, я иду по воде впереди, а отец тянет лодку - мелководье. [фото 18] Со стороны напоминает одинокого бурлака. Находим хорошее место на терраске правого берега. Молодые сосенки подступили к реке, неуверенно, будто напуганы. Подстилка из их хвои будет хорошей постелью. Некоторые сосенки со следами пожара и среди общей зелени, тронутой лучами уходящего за горизонт солнца, выделятся серыми ветвями, как будто тянут руки к лучам, стараясь вернуть себе жизнь. Но даже теплота солнца не способна оживить их - так и стоят в мольбе, пока не уронит их наземь ветер, дав тем самым покой.

Мы этой ночью будем соседями. Растягиваем палатку и на берегу готовим ужин. А завтра день с сюрпризом - походная баня у реки!

17 августа. Устье реки Кова, правый берег, триста метров выше по течению

Сегодня целый день проведем в устье - хотим порыбачить и сделать баню. Утро началось с копания червей и сборов на рыбалку. Был сильный туман, и окружающие сопки утонули в нем почти до подошвы. Червей нашли только в тех местах, где была деревня, перерыв достаточное количество земли. Они были крупными, мелких практически не попадалось - не люблю на таких рыбачить.

В банке набралось достаточно наживки - если на каждого клюнет по рыбе, то ее будет точно мешок. Взбодренные поимкой червяков, решили на Кове кого-нибудь соблазнить не червями, так мухами. Прошли мимо молчаливых стражей из дерева. [фото 19] Два идола стоят поодаль друг от друга. Один высокий и узкий, другой широкий и низкий. Посерели от воды, мох нашел на них удобное пристанище и украсил их, сделал более таинственными. Оба с широко раскрытыми ртами и суровыми взглядами. Повеяло чем-то древним. Представилось, как когда-то давно, идолам, как воплощенным богам, приносили жертвы, шептали свои тайны, им молились.

Недалеко от идолов есть две старых могилы - остались жители деревни в этой земле, нашли свой последний приют. Нет табличек на крестах, безмолвно напоминают всем, что эта земля была домом, о ней тосковали, плакали, за нее боролись. Она была и есть чьей-то Родиной, той дорогой землей, что навечно в душе, в самом потаенном ее уголке.

За первой шиверкой-перекатом на Кове попробовали рыбачить. Размотали поплавочные удочки и отправили червей в поток. Несколько проводок соблазнили ельца. Затем попробовал покидать мух, но это не принесло результатов. Посмотрели берега реки, прогулялись еще выше. Везде красноцветные породы. Посидев на камнях у воды, решаем уйти на Ангару и там, под шиверой помочить снасти.

Рыбалка на шивере тоже не принесла выдающихся результатов, и мы отправились в лагерь - совершать свой магический обряд по приготовлению бани. По пути разглядели кусты малины. Остатки чьего-то огорода. Не прошли мимо и были вознаграждены спелыми ягодами. Вдоволь наевшись, уже переспевших ягод, пошли в лагерь.

На обед из сегодняшнего улова варим уху. Запах просто великолепный!

И так - баня! Сложили из прибрежных валунов каменку, недалеко от реки. Наносили воду в рядом стоящую лодку - будет ванна. Пока готовимся, вода прогреется на солнце. Натаскали и напилили много дров. Зажгли на камнях костер и занялись связкой каркаса. Из жердей сделали раму в виде куба. Накроем ее тентом, плащ-палатками и полиэтиленом - всем, что с собой было, а пока - ждем, когда прогорит костер. Готовим веники из березовых веток и набранного можжевельника. [фото 20]

Сгребаем в сторону угли и ставим раму сверху каменки. Раздеваемся и под тент. Пробуем сдать - и чудо! Клубы пара поднимаются под крышу, прогревают и выпаривают всю усталость. Веники ходят по телу, кожа краснеет. Распарившись, и, с криками, выбегаем в реку. Хорошо! Со стороны баня-палатка напоминает паровоз - из-под крыши вырываются струйки пара. Повторяем еще по подходу и начинаем мыться. Да, баня здесь - это чудо. Потом стирка. Как приятно ощущать чистоту, смыть тяжесть последних дней и дать себе полный отдых.

После водных процедур долго сидим у костра и пьем чай. За нашим лагерем, когда ходили за дровами, нашли много только что выросших грибов - сегодняшний туман постарался. Подстилка из хвои во многих местах пробита яркими шапками рыжиком, маслянистыми кружками маслят. Как отказать себе в удовольствии приготовить их на ужин? И мы отправляемся на сбор. За двадцать минут насобирали полный котелок. Поджарим с картошкой.

За ужином нас застало интересное событие - на Кове показались два катамарана. Тоже сплавляются. Когда поравнялись с нашим лагерем, то начались обычные расспросы - откуда путь держим. Рассказали про себя и спросили про них. Это сплавщики из Кодинска - нашей конечной точки маршрута, спустились по Кове от первого выше по течению моста, туда есть проезд из города. Обучают новичков.

Катамараны пристали в самом устье, на правый берег. Хотят заночевать около домов, а мы же отправились отдыхать в палатку - завтра ранний подъем и снова рабочий день. Шумит шивера на Кове - так хорошо, убаюкивает. Живем другую жизнь по ту сторону обыденности.

18 августа. Перед шиверой Кашина, правый берег Ангары

Пасмурно, начинает светать, сквозь завесу серых туч пробивается заря. Все в серых тонах и как бы размыто. Завтракаем. Начали собираться и пошел дождь - хорошо сняли только внутреннюю палатку. Забрались под тент, расстелили коврики и легли пережидать непогоду - после бани не хочется мокнуть. Горелка греет чай, а мы в полудреме.

После трех часов, прояснения на небе не наметилось - дождь только усилился. Решаем выходить. Надели дождевики и начали грузиться.

Прошли мимо наших соседей - они еще не собрались, дымит костер, стоят палатки, завтрак в разгаре. Вот где преимущество газовой горелки.

Опять сильный ветер и волна. Решаем пересечь Ангару у острова Березовый, на той стороне тише ветер, берег не дает ему разыграться. Немало усилий ушло на это, но надежды оправдались - на воде легкая рябь. Так и прошли правым берегом шиверу Медвежью. Вода бурунила неплохо. По левому берегу осталась деревня Косой Бык. Впереди ждала одноименная шивера. Ее преодолели правым берегом. Небо перестало извергать из себя дождевую пыль. Настроение поднялось.

Впереди показалась деревня Болтурино, получившая свое название от когда-то проживавшего здесь местного князька тунгусов - Болтурина.

На воде плещется хариус - расходятся круги с характерным звуком. Вот бы порыбачить здесь - но плывем, опять надеемся на место ночевки.

В устье реки Ерма располагается какая-то база - видно несколько зимовий. Решили дойти до устья Нижней Ермы и от туда попробовать сходить на вершину Седло.

Устье встретило ивовыми зарослями. Речка очень прозрачная и холодная с песчаным дном. Узкая - всего метра четыре и неглубокая, высоко подняться не смогли. Берега закочкарены и в зарослях низкорослой ивки - не встать на ночлег. Вышли на берег посмотреть карту и решить с подъемом на Седло. По карте в одну сторону около семнадцати километров, еще неизвестно, есть ли тропа. После нескольких минут раздумий решаем отказаться от восхождения. Самый удобный вариант мы пропустили - подняться по реке Малая Чона, устье которой напротив нижней оконечности острова Тургенев, по правому берегу Ангары. Там точно есть тропа и зимовье.

Плывем дальше и перед шиверой Кашина встаем на ночлег. Рядом лежит старая баржа интересной конструкции. Уже покрылась налетом ржавчины, и кто-то срезал с нее некоторые детали. Походили по ней. Каждый шаг отзывался в ее нутре какой-то пустой тоской. Болотники скользят по мокрому металлу. Закончила свой век, отработала и теперь лежит на берегу, лишь слушая, как шумит шивера. Мы располагаемся недалеко от нее. Туча мошки поднимается и всей мощью обрушивается на нас. Пока я, борясь с ней, ставлю палатку, отец уходит за водой. Дышать можно только в накомарнике - иначе нос забивает мошкара, не перестаю удивляться - сколько ее здесь!

Из-за позднего выхода шли без обеда и сейчас проголодались. Отец нашел чуть ниже ручей и принес воды. Варим ужин и кисель.

К темноте гнус стихает. Можно немного посидеть у костра с кружкой киселя, он остывает долго - береста, которой обмотана моя кружка, держит тепло. Хорошо. Лишь из темноты шумит шивера, напоминая о завтрашнем дне. Холодает, уходим спать.

19 августа. Устье реки Нижняя Кежма, правый берег

Утро встретило туманом и прохладой. Опять одели все теплое на себя. Собрались и решили пройти шиверу левым берегом. [фото 21] Пересекли Ангару и повернули течению лодку. Когда подошли вплотную к шивере, поняли, что этим берегом проходить гораздо хуже - впереди вода бешено кипит на огромных камнях. Пути назад не было, и мы вошли в объятия бурунов. Лодку начало кидать, я сидел первым и направлял. Воду захлестывало через борт. Подо мной была подушка от кресла, которую никак не прикрепили к лавке лодки и на самом мощном вале я слетел вместе с ней назад. Придавив отца, я лишил лодку управления и перед следующим свалом с камня, нас начало разворачивать поперек течения - грозя перевернуть. Каким чудом, увидев все это, я изловчился и дотянулся веслом до воды и выправил ход лодки, это дало возможность вернуться на прежнее место и уже вдвоем управлять. Оставшиеся буруны проскочили без происшествий.

Под шиверой рыбачили - стояла моторная лодка. Проплывая мимо рыбаков, мы поймали на себе их удивленные взгляды. Поняли, что со стороны наши прыжки по валам выглядели неплохо. В лодке вода, пристаем на мыс ее вычерпать и переложить вещи.

Все привели в порядок - курс на следующий мыс, от которого к небольшому острову тянется шивера Глухая. Замечаем ключ в долинке - по времени пора обедать. Пока собирали дрова и варили суп, туман, стоявший слепой стеной с утра, начало разносить и показалось солнце.

Перед Глухой шиверой сделали еще остановку. Посмотрели проход - здесь все просто. Пока смотрели, сзади появился большой плот. Странно - от него раздавался шум мотора. Сколько не пытались разглядеть что там, кроме двух шевелящихся фигурок ничего не различили. Некогда его ждать - дальше в путь. До мыса еще чудо-плот был виден, а дальше течение утихло, и он отстал.

Прошли мимо бывшей деревни Рожково, кроме одинокого домика на берегу больше ничего не было. Опять мысли о затоплении…

Много деревень опустело, ушли люди из них, оставив о себе частичку памяти и сохранив в душе память об этих местах. Скоро поднимется новое водохранилище, и буруны волн будут ходить над этими местами, поглотит черная утроба в себя следы чьей-то жизни, так, как поглотила земли Илима, Падунский порог, Илимск, Заярск, Шаманово и многие другие приангарские деревни.

Дома и хозяйственные постройки сжигали перед заполнением водохранилищ - с ними горела прошедшая здесь жизнь людей, душа которых прикипела к Ангаре, выросла на вольных просторах красавицы реки. Остались на дне погосты, и некуда теперь положить цветы тем, кто там лежит. Эх, человек, как долго ты еще будешь жить одним днем? Бездумно, хоть и обосновывая свои действия, будешь творить? Неужели не хватило тех примеров, что уже есть? Мысли, сколько их промелькнуло за время сплава? И сейчас не оставляют в покое - глаза все видят, а душа чувствует.

Мимо протягиваются, разрезая поток Ангары два острова - Сосновый и Тунгусский. Наш путь в устье Нижней Кежмы. Остался один "переход" до завершения нашей мечты, тридцать километров и покажется четвертая ступень Ангарского каскада гидростанций, а ведь еще бы все продолжалось… За эти дни пролетела другая, иная жизнь - жизнь в мечте. Перед глазами открылось многое, многое почувствовали, в душу заронена частичка Ангарского "быта". Но пока рано о чувствах - еще впереди водная гладь.

Заходим в устье Нижней Кежмы, вода темная, с красноватым оттенком, и мелко. Опять впрягаемся в лодку, чтоб подняться повыше и встать на терраске. Сыро на берегу. Находим место под раскидистыми ивами, недалеко от воды. Река впадает под углом и между ней и Ангарой получился мысок. У устья на нем раскинулись заросли ив, где мы и нашли себе приют, дальше сосняк.

После ужина, уже по привычке идем гулять, на карте разглядели рядом дорогу. И точно, пройдя от лагеря метров триста, натыкаемся на нее. Ого, а на ней следы самого хозяина - медведя. Совсем недавно приходил поживиться тем, что оставили рыбаки, а сам оставил черничные лепешки с рубинами брусники. Повсюду грибы, но собирать уже не стали - сегодня был богатый ужин.

Выше, через реку, перекинут старый мост, а рядом брод. Кто-то плеснулся в воде - пошли круги.

Природа погружается в предсумеречный час - все приобретает серо-красные тона. На западе играет заходящее солнце, спускаемся к Ангаре - здесь лучше вид. [фото 22] Река, как отполированный стальной брусок, тянется к скрывающемуся солнцу, за это оно подарило ей красный отблеск спокойной глади. Нет ветра - тихо, даже гнус сегодня не донимает - редкий вечер. В воде отражается вся игра заката, как будто солнце заслонил правый берег, и в реке открылась зеркальная бездна неба - завораживающая картина.

Вечером светилось Проспихино. Когда проплывали мимо Осиновой речки, видели гору Седло. Не поднялись на нее - есть повод вернуться!

20 августа. Поселок Временный (12 километров от г. Кодинска)

В семь утра прозвонил будильник - можно было его уже не ставить, привыкли просыпаться рано. Около девяти закончили сборы и вышли в сплошную стену тумана, сегодня он такой же сильный, как и в первое утро. Пробирались среди островов и зарослей травы. Сыро и холодно. На берегах кое-где слышим разговоры - рыбаки.

Пристали подкачать лодку - сильно начала спускать. Потом шли, держась левого берега. Поднялся небольшой ветер, начал рвать стену тумана и в разрывах увидели Проспихино - мы уже недалеко от него. Через пятнадцать минут пристаем среди моторных лодок. Кончился сахар - хотели сходить купить. Деревня средних размеров. Как оказалась до магазина не так близко - решили плыть дальше.

Стала ощущаться подпертость Ангары недостроенной плотиной Богучанской ГЭС - течение совсем неощутимо, из воды далеко от берега торчат верхние ветви затопленных ив. С них слетела кора, и они, словно иглы ежа, торчат из глубины.

Туман растащило порядком. По берегам увидели старые следы подготовки ложа водохранилища - срублены все деревья от реки вверх по склону, по отметку рельефа в сто восемьдесят пять метров. Правда за годы нестабильного строительства плотины и остановки, прорубы уже взялись молодым чапыжником из берез и осин, местами с примесью других пород.

В устье первого от Проспихино ручья встаем на обед.

После обеда весь туман сдуло с реки. Постепенно обходим поворот. По правую сторону в Ангару впадает река Кода, давшая название городу. В устье когда-то была одноименная деревня. Дальше показалась плотина - еще всего лишь насыпь, перекинутая через реку. Берег усиливается - на нем ведутся работы. И на сомой насыпи угадывается движение. За каждым метром поворота все больше открывается обзор на плотину. Вот и сама бетонная часть. Работают два крана - пока еще все плохо видно, далеко. [фото 23]

Завершение, как не хочется об этом говорить, но дело почти сделано, мечта близка к осуществлению. Ищем место, где удобней переночевать. В маленьком заливчике нас поджидает сюрприз - чудо-плот, который пытался нас догнать вчера перед Глухой шиверой. Подплываем ближе - и точно, на нем стоит мотор, навалена куча вещей и сидят три человека: двое мужиков и один парень. Разговорились, как это принято. Они идут с Панова - вывозят вещи, переселяются в связи с реализацией проекта по достройке ГЭС. Только что-то рановато. От них узнали, что от поселка Временный, так называется то место, куда мы приплыли, до Кодинска ходит автобус. Глянули на время - последний уже ушел! Поплыли искать место, где переночуем.

Дальше дачи и поселок, до автобусной остановки еще далековато. Заметили небольшой заливчик, где отстаивались катера, причалили и решили переночевать здесь. На берегу был рыбак - ловил щук на спиннинг. Увидев нас, поспешил узнать, откуда будем. Поговорив с ним, уточнили расписание автобусов. Пока я собирал вещи в рюкзак, отец сходил к нему на дачу и взял воды. Сидим на берегу у свернутых рюкзаков и готовим ужин на горелке. Не хочется здесь ночевать - слишком много люду бродит по берегу. Что сделаешь - поселок.

Пока мы ужинали, рыбак под шумок уехал с дачи. У него была машина и чтоб не брать нас с собою, хоть мы и не просили, дождался удобного момента и тихонько отбыл. Решили переночевать на одной из брошенных дач. Забрались в огород, под кусты черемухи, и поставили там палатку. Огород был заросший, трава вытянулась на столько, что спрятала нашу палатку от любопытных глаз. Вдоль изгороди росли кусты малины, и мы не отказали себе в удовольствии полакомиться ей.

Еще раз, сделав на горелке чаю и попив его, отправились спать. И только закрыли за собой замок полога, как крысы устроили такую возню в траве, что казалась, там бегали вовсе не маленькие зверьки, а точно слоны! Пришлось смириться с их весельем и начать засыпать под их писк. Отец только беспокоился - как бы ни прогрызли палатку и чего-нибудь еще. И тут только вспомнил про разницу во времени! Эх, успели бы сегодня на автобус! Наши часы-то идут на час вперед. Хотя, зачем торопиться в город? И под топот крыс засыпаю.

21 августа. Город Кодинск

Утром, перекусив оставшимися продуктами, двинулись снова к воде. Лодку нести неудобно, решили сплыть пониже - так ближе к автобусной остановке. Еще продлим водную часть маршрута на километр.

Плывем, плотина стала ближе. Среди строений, угадали на повороте дороги остановку. Все - сушите весла! Выгрузились на берег, делаем снимки на фоне ГЭС. [фото 24] Поднимаем весла, прислоняем их лопатками одно к другому. На лице у обоих улыбка. Кричим: "Реке Ангара - Ура! Ура! Ура!". Счастлив от проделанного пути и отец тоже.

Сидим на собранных рюкзаках. Лодка, опертая на весло, сушиться. Смотрим фотографии. Придется оставить весла, болотники отца - отслужили свое и на этом спасибо.

На остановке нас встретили удивленные взгляды людей. Потом удивление появилось в наших глазах - проезд до города бесплатный, а ведь двенадцать километров. Подошел автобус, мы не глядя сели в него, оказалось он идет аж на другую сторону Ангары, и мы на первой остановке вылезли из него, дожидаться нужный нам маршрут, подсказанный водителем.

Через пятнадцать минут двери старого ЛАЗа закрылись за нами. Мы расположились на задней площадке, и довольные, смотрели через грязное стекло в сторону Ангары.

По завершению маршрута

Город Кодинск, как младший брат, похож на Усть-Илимск. Такие же улицы, дома. [фото 25]

Мы остановились у знакомых отца - у вертолетчиков существует негласное правило помогать друг другу, и нас приняли семьи Петровых и Алексейцевых, за что им огромное спасибо. Дальше они знакомили нас с городом - свозили на саму ГЭС, где мы посмотрели на строительство, я сделал очень ценные фотографии [фото 27, фото 29]; помогли нам достать билеты на автобус до Братска, а главное свозили в баню!

Нам рассказали немного о будущей гидростанции. К две тысячи двенадцатому году планируется достройка плотины, и после начало заполнения до отметки двести восемь метров. На станции будут размещены девять агрегатов [фото 28], которые доставят в собранном виде из города Санкт-Петербурга Северным морским путем. Проектная мощность оценена в три тысячи мегаватт.

Оказалось, в той лодке, под Шиверой Кашина, был один из папиных знакомых, и он видел наши кульбиты по валам. Это выяснилось за общим застольем. Что ж, мир и вправду тесен!

С отцом мы гуляли по городу. [фото 26] Зашли в недавно построенный храм. Там поставили свечу за удачное завершение маршрута. И двадцать третьего августа выехали в Братск. На этом наше путешествие не закончилось - нас перехватил на машине брат и увез обратно в Усть-Илимск, посмотреть на родившегося племянника.

Экспедиция завершилась двадцать шестого августа по приезду в город Иркутск.


г. Иркутск, 2008 г.

Фотографии

 

Водный поход по реке Ангара

1. Перед отплытием, п. Невон

Водный поход по реке Ангара

2. Первый дождь

Водный поход по реке Ангара

3. Скалы-останцы - безмолвные сторожи

Водный поход по реке Ангара

4. Вершина скалы, ниже впадения р.Ката

Водный поход по реке Ангара

5. Геодезический знак

Водный поход по реке Ангара

6. Скалистые берега Ангары

Водный поход по реке Ангара

7. Ангара поворачивает на запад

Водный поход по реке Ангара

8. Деревня Паново

Водный поход по реке Ангара

9. Старая церковь в Мозговой (или Верхней Кежме)

Водный поход по реке Ангара

10. Деревня Кежма

Водный поход по реке Ангара

11. Таежное кладбище

Водный поход по реке Ангара

12. Наверху

Водный поход по реке Ангара

13. Манящая вершина Седло (767м)

Водный поход по реке Ангара

14. Впереди от возвышенного берега реку преграждает Курейская шивера

Водный поход по реке Ангара

15. У зимовья возле шиверы Курейской

Водный поход по реке Ангара

16. Вид с возвышенности. Внизу шумит шивера

Водный поход по реке Ангара

17. Аплинский порог

Водный поход по реке Ангара

18. Заходим в устье реки Кова

Водный поход по реке Ангара

19. Ковинский идол

Водный поход по реке Ангара

20. Готовим полевую баню

Водный поход по реке Ангара

21. Туманное утро перед шиверой Кашина

Водный поход по реке Ангара

22. Закат возле впадения р. Нижней Кежмы

Водный поход по реке Ангара

23. Строящаяся Богучанская ГЭС

Водный поход по реке Ангара

24. Завершение маршрута

Водный поход по реке Ангара

25. Город Кодинск

Водный поход по реке Ангара

26. Стела при въезде в город

Водный поход по реке Ангара

27. Богучанская ГЭС

Водный поход по реке Ангара

28. Здесь будут установлены гидроагрегаты ГЭС

Водный поход по реке Ангара

29. На этом стенде отмечены все ступени гидростанций на Ангаре

Водный поход по реке Ангара

30. Карта маршрута

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея